ВНИМАНИЕ!
У храма Всех Русских Святых появился новый сайт rostovhramvrs.cerkov.ru

Петр Алексеевич Косарев: «Война научила нас сопереживать и радоваться»

E-mail Печать PDF
20130507_1_

Петру Алексеевичу Косареву довелось участвовать в горячих боях: оборона под Матеевым Курганом, Миус-фронт, Корсунь-Шевченковская схватка, Молдавия, Румыния, Венгрия, Австрия… Наш герой многократно оказывался на краю гибели, но Господь сохранил его: «Если бы меня сегодня вернули в 43-й, пошел бы я снова добровольцем на фронт? Да. Можно уберегаться от опасности и погибнуть, а можно пройти всю войну «без царапины». Я и оба моих друга вернулись с фронта живыми, а все наши знакомые-одногодки, которые пошли на войну в 44-м, позже нас на один год, погибли».

- Мне и двум моим товарищам – Владимиру и Семену - было по 17 лет, когда наши войска освободили г. Ростов-на-Дону. Мы помогли организовать размещение солдат из 5-го Донского казачьего корпуса (корпуса добровольцев) по квартирам, раздобыли на мельнице муки, чтобы напечь для воинов хлеба и пышек, и начали уговаривать капитана Ветрова, с которым успели подружиться, чтобы он взял нас к себе в воинскую часть. Капитан направил нас к командиру дивизиона – к майору, а тот ответил на нашу просьбу: «Возьму только в том случае, если ваши родители лично ко мне придут и подтвердят, что согласны отпустить вас на фронт». Родителей мы уговорили. Конечно, они сначала не соглашались, но мы сказали, что все равно убежим воевать - родителям ничего не оставалось делать, как отпустить нас Родину защищать.

2

Итак, мы стали солдатами 5-го Донского казачьего корпуса 12-й дивизии 184-го артиллерийско-минометного полка, состоящего из пяти батарей. В каждой батарее - по 4 пушки или больших миномета (мины для этих минометов весили по 16 кг!). Наш корпус кинули на оборону под Матвеевым Курганом (рядом с Таганрогом). Мы оказались в низине, а немцы – на бугре - мы могли выходить из окопов только ночью. Оборона длилась почти месяц, многие из нас погибли, конский состав – полностью.

20 марта 1943 года нас направили в ст. Красноармейскую. Поскольку все лошади погибли, тащить пушки пришлось на себе. Тяжесть неимоверная. На весенних дорогах - грязи по колено. Чудом дотащили пушки до реки Дон, а там нам дали в подмогу верблюдов.

В ст. Красноармейской из нас сформировали новый артиллерийско-минометный полк - дали целый табун монгольских лошадей и стали усиленно обучать нас военному делу. Как-то начальник штаба вызвал меня к себе, спросил, где я учился. Я ответил, что закончил ремесленное училище. Меня и еще человек десять из полка начали обучать оружейно-артиллерийскому делу – так мы стали полковыми артмастерами.

3

В один из сентябрьских дней наш полк подняли по тревоге: идем на Курскую Дугу. На полпути наш маршрут изменили – на Курской Дуге успели справиться без нас, нам же дали задание идти на Таганрог. Форсировав Миус, мы пошли в обход Таганрога. Немцы, увидев, что мы можем их окружить, покинули город. Мы двинулись освобождать Украину, там мы участвовали в знаменитом бою в районе Корсунь-Шевченковского, горячая схватка была. Затем война закинула нас в Бессарабию (сегодняшнюю Молдавию). Комиссар предупредил: вы вступаете на вражескую территорию (формально уже год она была нашей), здесь могут отравить, выстрелить в спину, это не Украина…

А далее – Румыния, Венгрия. На реке Тисса наш полк едва не погиб. Мы оказались в окружении. Нас бомбили весь день - 70-80 немецких самолетов. Не каждый бросает бомбы. Некоторые бросают, а некоторые – сирену включают – идут на снижение, а потом снова ввысь. Спрятаться от бомбежек некуда, мы – в поле. Очень многие погибли. Оставшихся в живых спасло… болото. Немцы не стали укреплять болотистую дорогу - мы на уцелевших чудом лошадях умудрились уйти из окружения по болоту.

4

С боями дошли до венгерского озера Балатон, здесь мы выдержали несколько тяжелейших сражений. А затем окружили Будапешт, где базировалось 30 тысяч немецких солдат. Немцы яростно пытались прорваться, им на подмогу пришли резервные войска. Это было самое горячее время, самые сильные бои. Смотришь на рощу после боя - будто кто-то ножницами деревья подрезал. Здесь мы впервые увидели наши знаменитые «катюши» и «ванюши»! Воронки после них колоссальные. В общем, Венгрию отстояли - отправились в Австрию. Мы были недалеко от Вены, когда комиссар сообщил нам радостную весть – Германия капитулировала! Конец войне! Как мы ликовали! Все горело, стреляло, сверкало, мы всю ночь пели песни, плясали!

Мы тут же засобирались домой, в Россию. Нам говорили: в России – голод, хлеб выдают по карточкам, стоит ли спешить?! Но мы торопились. Лучше в голоде, но со своими!

Война закончилась, но нас не демобилизовали. Напряженность витала в воздухе – опасались, что начнется война с Америкой и Англией. 5 лет – с 1945 по 1950 – мы несли военную службу в г. Новочеркасске. Мобилизовался я в марте 1950 года. Получается, что прослужил 7 лет.

5

Если бы меня сегодня вернули в 43-й, пошел бы я снова добровольцем на фронт? Да. Можно уберегаться от опасности и погибнуть, а можно пройти всю войну «без царапины». Я и оба моих друга вернулись с фронта живыми (один мой друг был тяжело ранен в легкое, второй друг и я вернулись без ранений - были легкие контузии), хотя все мы неоднократно оказывались на краю гибели. Все наши знакомые-одногодки, которые пошли на войну в 44-м, позже нас на один год, погибли…

Сколько горя принесла война, сколько печали, удивительно, но люди не впали в уныние. Люди, пережившие войну, умели по-настоящему радоваться. Такого веселья – чистого, искреннего, добродушного – сейчас, пожалуй, не увидишь. Все друг другу родными были, помогали, чем могли, последнее могли отдать – война научила сопереживать.

 

Беседовала Светлана Глазкрицкая.

 

 

Поиск

Кто в on-line

Сейчас 88 гостей онлайн