10 законов хаммурапи

Царь Хаммурапи и его законы

Там, где Тигр и Евфрат ближе всего подходят друг к другу, тянется целое поле холмов. Они доходят до самого берега реки. Под холмами скрыта развалины самого большого города южной Месопотамии. В глубокой древности этот город назывался «Врата бога», «Баб-или» называли его жители на своём языке. Греки переделали «Баб-или» в «Вавилон» и от названия города прозвали и всю страну Вавилонией.

В течение долгого времени Вавилон был маленьким, незаметным поселением. Мы читаем в древних документах о царях из городов Ура и Урука, мы знаем историю Лагаша и Уммы, знаем о знаменитом царе Саргоне из города Аккада и о многих других царях и городах. А Вавилон упомянут только один раз, в надписи, где Саргон Аккадский рассказывает о том, как он подавил восстание во многих подвластных ему городах; самым незначительным из них был Вавилон.

С тех пор прошло около шести столетий. За это время Вавилон превратился в самый большой и богатый город во всей Месопотамии.

Через Вавилон постоянно проезжали суда, гружённые зерном. Они отправлялись вверх по Евфрату. Отсюда хлеб везли в богатые города Финикии, где можно было продать и купить самые разнообразные товары, Купцы возвращались с грузами меди и строевого леса, пригоняли партии рабов. Приходили в Вавилон и купцы с севера. Они останавливались в Вавилоне, перегружали здесь товары на лодки и отправлялись с ними во все области Шумера и Аккада.

С течением времени вся торговля сосредоточилась в Вавилоне, и он стал самым крупным торговым центром Месопотамии. Правители Вавилона стали завоёвывать соседние города сначала в Аккаде, а потом и в Шумере. Постепенно они захватили власть над всеми городами.

Самым знаменитым из всех вавилонских царей был Хаммурапи… Он царствовал 42 года, с 1792 до 1750 г. до н. э.

Он покорил страну Мари, лежащую по Евфрату к северу от Вавилонии, цари Ашшура признавали его власть, финикийские купцы посылали ему богатые подарки, на юге в Шумере в городе Исине были поселения вавилонских воинов.

Только город Ларса не подчинялся Вавилону. Там правил эламитянин Римсин. Его владения были тоже обширны; много шумерских городов находилось под его властью. Когда в Вавилоне правил ещё отец Хаммурапи, эламские воины вторглись в пределы Вавилона, разгромили его и заставили царя заплатить богатую дань.

И вот теперь Хаммурапи решил покончить с эламитянами, изгнать их из пределов Месопотамии и подчинить своей власти шумерские города, принадлежащие Эламу. Целых тридцать лет шла борьба между Хаммурапи и Римсином, и, наконец, в 1762 г. до н. э. Ларса пала, Римсин был окончательно изгнан из пределов Шумера. Тогда Хаммурапи стал царём всего Шумера и Аккада и принял старый титул древних аккадских царей — «царь четырёх стран света».

Многие города превратил Хаммурапи в крепости, приказав обнести их высокой стеной для защиты от нападения врагов. Но больше всего заботился он о постройке каналов, так как без них невозможно было орошать поля в период засухи. А земледелие по-прежнему оставалось самым важным занятием жителей, и зерно было главным богатством Вавилона. Его продавали в соседние страны, отправляли караваны с зерном в финикийские города и в обмен на него привозили строительный, лес, медь, камень. Вот почему все вавилонские цари так старательно охраняли оросительную систему во всей стране и строили новые каналы. Самый большой канал Хаммурапи, по традиции вавилонских царей, назвал своим именем: «Хаммурапи — благословение народов». Из этого канала вода распределялась по многочисленным маленьким каналам и давала орошение сотням гектаров земли. В те времена такой большой и красивый канал казался чудом, и ещё много лет спустя после смерти Хаммурапи на него не могли надивиться чужеземцы.

Способ письма на глиняной табличке.

Клинописная табличка.

В Уруке, Лагаше, Уре, Ларсе и многих других городах Хаммурапи приказал выстроить новые каналы, очистить старые от ила и песка и строго следил за тем, чтобы его чиновники и наместники поддерживали в порядке всю оросительную систему Вавилонии.

«Так говорил Хаммурапи. Ты должен созвать людей, которые владеют, землями вдоль канала Думманум, чтобы они вычистили Думманум. В течение настоящего месяца они должны исполнить работу по очищению канала». Это письмо Хаммурапи продиктовал писцу, который был специально приставлен к нему и писал под его диктовку распоряжения наместникам царя. Писец острой деревянной палочкой начертил на влажной глиняной табличке клинописные знаки. Когда «письмо» высохло, писец обернул его в тонкий слой глины — своеобразный «конверт», который должен был предохранить глиняное письмо. Письмо было адресовано Синидиннаму, правителю Ларсы, так как канал Думманум был в его области.

Когда, гонец прибыл в Ларсу с царским письмом, Синидиннам осторожно разбил «конверт» и вынул письмо. Напоминание царя было равносильно приказу, и Синидиннам очень строго следил за порядком в своей области.

Между царём и наместником шла оживлённая переписка; большое количество писем Хаммурапи к Синядиннаму дошло до нас, и мы узнали из них много интересного. Вот перед нами письмо с царским приказом, который не сразу можно понять. Оно, на первый взгляд, кажется несколько странным и загадочным.

«Так говорит Хаммурапи. Так как год имеет недостачу, то пусть месяц, который теперь начинается, называется вторым Элулом. И вместо податей, поступающих в Вавилон на 25-й день месяца Тишри, пусть поступает подать на 25-й день второго Элула».

Всё непонятно в этом письме. Что это за недостача в году? Как можно вставить дополнительный месяц между шестым месяцем вавилонского календаря — Элулом и седьмым месяцем Тишри? Откуда взялся «второй» Элул?

Чтобы разобраться в этом письме, надо хорошо знать вавилонский календарь. Оказывается, что в Вавилонии началом месяца считался день новолуния, и так как месяц продолжался от новолуния до новолуния, то в нём было только 28–29 дней. Однако в году было 365 дней. Ежегодно между солнечным годом и двенадцатью лунными месяцами получалась небольшая разница, не хватало нескольких дней в году, «год имел недостачу», как говорил Хаммурапи. В течение нескольких лет «недостача» уже равнялась целому месяцу, и тогда устанавливался високосный год, и в календарь вставляли добавочный месяц, который помещали либо в конце года, либо в середине, т. е. после месяца Элула, как указано в нашем письме. Дополнительный месяц не имел собственного названия и назывался по предыдущему месяцу. Вот почему в письме Хаммурапи появилось название «второй Элул». Хаммурапи очень беспокоился о том, как бы Синидиннам не позабыл, что во второй Элул-месяц (хоть он и дополнительный) тоже должна быть своевременно внесена подать в царскую казну. В високосном году царь Хаммурапи получал со своих подданных подати не двенадцать раз за год, а — тринадцать. Этот год был выгодным для казны.

Главные доходы государство получало от податей. По всей стране наместники собирали подати, разными продуктами и серебром. Земледельцы давали зерно и масло, вино и полотна, пастухи отдавали дорогую овечью шерсть, которая шла на изготовление тканей для царя и знати, ремесленники поставляли свои изделия. Эти ценности грузили ни суда и отправляли по рекам и каналам в столицу. Там царские писцы учитывали все полученные товары, записывали их на особые таблички и складывали в амбары, где стояла день и ночь надёжная охрана. Земледельцы и ремесленники платили подати натурой — продуктами. Купцы посылали в Вавилон подати товарами или серебром в виде слитков или колец. Денежных знаков (монет) в те времена ещё не было, и серебро считали по весу. Талант, мина, сикль — это были вавилонские меры веса, в этих мерах проходили все денежные расчёты, в сиклях и, минах оценивали стоимость товаров.

Даже часть доходов от храма поступала в царскую казну. Но в этом случае подать доставлялась царю не наместником, а самими храмовыми служителями, и наместник должен был только следить за своевременной отправкой людей и подати. «Так говорит Хаммурапи, — снова писал царь в Ларсу. — Когда ты рассмотришь эту табличку, ты велишь прибыть к тебе всем надсмотрщикам за скотом, приписанным к храмам богов, и пастуху, вместе со всеми их доходами. И ты отправь их в Вавилон, чтобы они отдали их доходы. Смотри, чтобы они ехали ночью и днём и достигли. Вавилона в течение двух дней».

Ежедневно отправлялись из Вавилона гонцы с письмами Хаммурапи. Во всех музеях хранится огромное количество всевозможных глиняных табличек. Большое собрание вавилонских клинописных табличек есть у нас, в СССР, в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в Москве и в Государственном Эрмитаже в Ленинграде. Мы можем там увидеть различные деловые документы, хозяйственные отчёты, письма.

От царя Хаммурапи до нас дошло много различных документов и много писем, главным образом к Синидиннаму. Может быть, эти письма случайно сохранились лучше других, а может быть, царь именно Синидиннаму посылал наибольшее количество указов и распоряжений, так как Ларса, — а вместе с ней и вся южная часть Шумера, была присоединена к Вавилону совсем недавно.

Во всех областях Вавилона Хаммурапи уничтожил власть патеси — прежних царей и правителей. Вместо них он назначил в каждом городе чиновника — царского наместника, который должен был управлять всей областью, следить за сельским хозяйством и ремесленным производством, регулировать торговлю и собирать в царскую казну подати.

Особенно важно было для Хаммурапи иметь сильное войско на юге, в Шумере, который только при нём был присоединён к Вавилону. Чтобы укрепить там свою власть, Хаммурапи расселил во всех областях Шумера своих воинов. Для воинов отводились большие участки земли, где были поле, дом и сад. «Реду» — были тяжело вооружённые воины, у них было длинное копьё, щит и шлем. Они получали не только землю с угодьями, но и скот: волов, овец. А «баиру» — легко вооружённые стрелки — пользовались только домом и угодьями. Земля и скот — это была плата воину за его службу. Никто не имел права — лишить война его имущества. Никто не мог заставить воина работать на себя — ни богатый купец, ни даже военачальник. Войн был слугой царя и служил только ему. Когда бедный воин попадал в плен, за него платили выкуп из царской казны.

Войско было опорой царской власти, и Хаммурапи прекрасно понимал, что, если у него не будет сильных и дисциплинированных воинов, его могуществу скоро придёт конец. Поэтому он охранял своих воинов от произвола начальников, давал им землю и богатые подарки… Но за это войны должны были верой и правдой служить своему царю и беспрекословно выступать в поход по первому требованию. Горе было тому воину, который осмеливался ослушаться царского приказа и нанимал вместо себя какого-нибудь бедного человека. Такого воина предавали смерти, а его поле, сад и дом отдавали тому, кто шёл вместо него на войну. Это был закон, записанный в Судебнике царя Хаммурапи.

Столб с законами царя Хаммурапи.

Вот эта 26-я статья Судебника: «Если реду или баиру, получив приказ выступить в поход, не пойдёт, или, наняв наёмника, выставит его своим заместителем, то этого реду или баиру должно предать смерти, а его заместитель получает его дом».

Судебник Хаммурапи сохранился почти полностью. Bet статьи свода законов были записаны на большом базальтовом камне двух метров высоты Вверху изображён царь Хаммурапи перед богом солнца Шамашем. А дальше идёт надпись, покрывающая весь столб с обеих сторон.

Царь Хаммурапи говорит в своей надписи, что боги призвали его управлять Вавилоном «для водворения в стране справедливости и истребления беззаконных и злых, чтобы сильный не притесняв слабого, так чтобы я подобно Шамашу восходил над черноголовыми и освещал страну для блага народа».

За этим введением следуют статьи законов. Всего их было написано 282, но часть статей внизу была стёрта и не дошла до нас.

Вся жизнь вавилонского общества отражена в этих законах. Мы узнаём, что в это время в Вавилоне жили богатые рабовладельцы и купцы, торговые агенты и врачи, строители судов и дворцов. Но больше всего в стране было бедных людей — ремесленников, которые работали с утра до ночи, бедных земледельцев, обременённых долгами арендаторов и замученных тяжёлым подневольным трудом — бесправных рабов.

Среди статей Судебника Хаммурапи больше всего таких, где говорится о богатых — купцах и рабовладельцах. Закон защищал их собственность: за кражу имущества полагалась смерть; если новый корабль давал течь, то корабельный мастер должен был на свой счёт выстроить новый корабль.

Суровое наказание ожидало тех, кто небрежно относился к укреплению дамб и каналов. Земледелец, по чьей вине происходил прорыв плотины и заливались чужие поля, должен был возместить убытки всем соседям. Если у него не было средств на это, то продавали всё его имущество и даже его самого, а полученные деньги раздавали пострадавшим. Закон следил за своевременной уплатой аренды и за возвратом долга. Если человек не мог вернуть взятого взаймы, то он на три года становился рабом заимодавца. Раньше, при других царях, до Хаммурапи, человек, обращённый в рабство за долги, становился вечным рабом. Законы Хаммурапи немного облегчили положение раба-должника — он стал временным рабом. Однако эти изменения остались только в законах, а в действительности всё оставалось по-прежнему, и жизнь бедняка нисколько не улучшилась. Три года раб работал на своего заимодавца и ничего не получал для себя, кроме жалких лохмотьев, едва прикрывавших тело, и скудной пищи, хватавшей только, чтобы не умереть от, голода. Через три года ему возвращали желанную свободу. Но что он мог делать, не имея ни земли, чтобы снова заниматься земледелием, ни денег, чтобы завести торговлю? Такому бедняку оставалось два пути: либо наняться в батраки к богатому рабовладельцу, либо снова обратиться за ссудой к богатому рабовладельцу или торговцу и через короткое время стать снова рабом-должником.

Только в одном отношении положение раба-должника отличалось от положения других рабов, купленных или обращённых в рабство пленников: за смерть раба-должника хозяин отвечал перед законом.

Рабов-военнопленных даже и людьми не считали. Вот, например, в 199-й статье сказано, что если кто-нибудь повредит рабу глаз, то он заплатит половину его стоимости хозяину раба. А в статье 247-й почти теми же словами говорится о быке: «Если кто-нибудь, взяв в наём вола, повредит ему глаз, то он должен уплатить хозяину вола половину его стоимости». Нет никакой разницы между рабом и скотом. Рабов клеймили; их могли продавать, как скот. Хозяин мог искалечить раба и замучить его на работе, и за это он не отвечал перед законом. Зато раба за малейшую провинность подвергали болезненной и мучительной казни — ему отрезали ухо. Законы охраняли раба как собственность хозяина: за кражу раба или за укрывательство беглого виновных наказывали смертью. А «если кто-нибудь, поймав в поле беглого раба или рабыню, доставит его хозяину, то хозяин должен уплатить ему два сикля серебра». Награда была большой, раб сам стоил в среднем двадцать сиклей.

Суровые наказания полагались виновным, нарушившим законы. Смерть за кражу собственности, смерть за неповиновение царю, смерть за убийство, даже если оно было совершено случайно. А если кто-нибудь сломает другому человеку кость, или выбьет зуб, или повредит глаз, то у виновного тоже выбьют глаз или сломают кость. Иногда судьи не могли вынести решения, так как не было достаточных улик; тогда подсудимого подвергали испытанию водой: его бросали в воду и, если он выплывал, его оправдывали.

Когда-то в городах Шумера и Аккада судили старейшины. У них не было записанных законов, и они решали бее дела, сообразуясь со старыми обычаями.

При Хаммурапи граждан судили чиновники-судьи, которые были поставлены царём в каждом городе. Все дела решались в судах по законам, записанным на глиняных табличках в строго определённом порядке. Секретарь суда записывал весь ход судебного разбирательства. Если дело было очень сложным и судья не мог вынести решения, преступника под конвоем отправляли в столицу, где его судили в главном суде. Недовольные решением суда могли обжаловать его перед царём.

Но в действительности решения суда всегда выносились в пользу богатых людей. Законы защищали жизнь и собственность богатых и знатных граждан. Раб и бедняк не находили в законах защиты, и «сильный» по-прежнему продолжал притеснять «слабого».

После смерти Хаммурапи вавилонские цари правили ещё полтораста лет. Около 1600 г. до н. э. царь хеттов Мурсиль напал на Вавилон. Он ворвался в столицу, разгромил её, захватил несметные сокровища и увёл с собой множество пленных. Так пала могущественная держава царя Хаммурапи, который много лет держал в страхе соседние страны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Стела со сводом законов царя Хаммурапи

Реально существовавший и в то же время легендарный, царь Хаммурапи правил в XVIII веке до нашей эры. Он был самым знаменитым и прославленным царем Вавилонии, а точнее сказать, Древневавилонского царства, но наука долгое время не выделяла его из ряда других выдающихся лиц вавилоно-ассирийской истории. Лишь для библиологов он представлял интерес, так как имя его считалось тождественным библейскому «Амрафелу». Следовательно, сам Хаммурапи был одним из четырех восточных царей, взявших при счастливом набеге на Палестину в плен Лота – племянника Авраама.

Исторических сведений о Хаммурапи долгое время было очень мало, о его личности и времени его царствования сообщали только гимны, примерно десять небольших надписей на вещественных памятниках и около 50 писем царя к его вассалу (или наместнику). Да и эти исторические свидетельства показывают нам царя уже возмужавшего, со вполне сложившимся характером. Как писал русский профессор И.М. Волков, это был правитель, который вполне усвоил политические задачи своего времени и решительно приступил к их осуществлению. Свергнув чужеземное иго и объединив разрозненные силы Вавилонии, он решился и на расширение территории своего царства за счет соседних государств. В результате военных походов Хаммурапи объединил в своих державных руках большую часть тогдашнего цивилизованного мира (распространил свое влияние почти на всю территорию Месопотамии и Элама, на Ассирию и даже Сирию). Продуманная система политических союзов помогла ему разгромить противников, причем нередко чужими руками. В конце концов Хаммурапи расправился и со своим главным союзником – царем северного государства Мари. Кроме успешной внешней политики, Хаммурапи преуспел и на поприще внутреннего управления Вавилонией. Именно этой своей деятельностью он более всего и прославился.

Прославивший царя Хаммурапи свод законов был открыт французской научной экспедицией, которая в 1897 году начала раскопки в том месте, где некогда стояли Сузы – столица древнего Элама. Участники экспедиции, возглавляемой Ж. де Морганом, уже имели на своем счету целый ряд ценных находок, как вдруг в декабре 1901 года они наткнулись сначала на большой обломок из диорита, а через несколько дней откопали еще два обломка. Когда все три обломка приложили друг к другу, из них составилась стела высотой в 2,25 метра, а ширина ее равнялась от 1,65 метра вверху до 1,9 метра внизу.

Когда стелу привезли в Париж и выставили в Лувре, ее изучением занялся ученый-ассиролог Шейль. Для первого исследователя это было делом нелегким, Шейлю (а впоследствии и другим ученым) пришлось иметь дело с трудностями юридического и филологического характера, но результатом их исследований стали дешифровка, перевод и издание свода законов вавилонского царя.

На лицевой стороне стелы помещается художественно высеченное рельефное изображение бога Шамаша, сидящего на высоком троне, и стоящего перед ним царя Хаммурапи. Сидящий на троне бог одет в обычную вавилонскую одежду, отделанную оборками, на его голове – высокая четырехъярусная корона. Величаво протянутой вперед правой рукой бог Шамаш передает вавилонскому царю свиток со сводом законов. Хаммурапи стоит перед богом в обычной молитвенной позе, на нем – подвязанная поясом длинная туника и шапка с ободком.

Следующая за барельефом часть стелы и вся ее обратная сторона покрыты тщательно вырезанным, убористым и изящным клинообразным текстом на вавилоно-семитическом языке. Текст состоит из ряда коротких колонок, идущих справа налево, причем клинообразные знаки читаются сверху вниз. Около 10 колонок надписи Хаммурапи посвятил перечислению своих титулов, прославлению покровительствовавших ему богов и прославлению своего величия, своей заботы о подданных, рассказу о распространении своего могущества.

«Я, Хаммурапи, – пастырь, избранный Энлилем, изливший богатство и изобилие, снабдивший всем Ниппур, связь небес и земли, славный покровитель Э-Кур, могучий царь, восстановивший Эриду, очистивший Э-Ансу, покоритель четырех стран Вселенной, возвеличивший имя Вавилона, возрадовавший сердце Мардука, своего владыки, все свои дни ходивший на поклонение в Э-Сагиль, царственный отпрыск… обогативший Ур, смиренный богомолец, снабжавший изобилием Кишширгал…

Мудрый царь, послушный слуга Шамаша, сильный, укрепивший основание Сиппара, одевший зеленью могилы Айи, возвеличивший Баббар подобно небесному жилищу, воитель, помиловавший Ларсу, владыка, царь царей, вечный царственный отпрыск, могущественный царь… давший жизнь Эреху, в изобилии снабжавший водой его жителей…

Когда Мардук призвал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я даровал право и законы на языке страны, создав этим благосостояние народа…

Чтобы сильный не обижал слабого, чтобы сироте и вдове оказывалась справедливость, я начертал в Вавилоне… для водворения права в стране, для решения тяжб в стране, для оказания справедливости притесненному, мои драгоценные слова на моем памятнике и поставил перед изображением меня, царя-законодателя… Угнетенный, вовлеченный в тяжбу, пусть придет к изображению меня, царя-законодателя, и заставит прочесть ему мою надпись на памятнике. Он услышит мои драгоценные слова, и мой памятник объяснит ему дело. Он найдет свое право, даст своему сердцу вздохнуть свободно и скажет: «Поистине Хаммурапи – владыка, который для своего народа как бы отец во плоти… доставил навсегда благоденствие народу, правил страною справедливо».

Далее клинописный текст рассказывает о том, что вавилонский царь призывает благословение на почитателей и исполнителей нового законодательства и проклятия на его нарушителей.

«Если же этот человек не будет соблюдать мои слова, написанные мною на моем памятнике, не обратит внимание на мое проклятие, не побоится проклятия богов, отменит данное мною законодательство, исказит мои слова, изменит мои начертания… то будет ли это царь или вельможа, или наместник, или простолюдин, или другое лицо, каким бы именем оно ни называлось, – пусть великий Ану, отец богов, призвавший меня царствовать, лишит его царского величия, сломает его жезл, проклянет его судьбу. Энлиль, владыка, определяющий судьбы… да поднимет против него в его доме неподавляемые смуты, ведущие к его гибели, да назначит ему в качестве судьбы жалкое правление, немногие дни жизни, годы дороговизны, беспросветную тьму, внезапную смерть…».

Остальная часть надписи (кроме 7 выскобленных колонок) занята 247 статьями законодательства. Данная стела была своего рода торжественным заявлением Хаммурапи перед подданными о вступлении в силу начертанных на ней законов. После «издания» и обнародования в храме Эсагиле оригинал был воспроизведен во множестве копий, которые были разосланы во все части огромной империи вавилонского царя. Дошедший до нас экземпляр и является одной из таких копий, которая была выставлена в Сиппаре. Во время одного из набегов на Вавилон эламцев эта стела со сводом законов была выкопана и в качестве военного трофея увезена в Сузы. Скорее всего эламский военачальник-победитель и приказал выскоблить семь колонок текста, чтобы потом выбить на этом месте (по обычаю того времени) свое имя в память о собственных победах. Тексты выскобленных колонок частично были восполнены надписями на глиняных табличках, которые были найдены во дворце царя Ашшурбанипала.

По своему составу вавилонский свод законов распадается на три части – введение, сами статьи законов и заключение. Введение, о котором мы говорили выше, очень важно для ученых обилием сообщаемых исторических намеков и географических указателей-названий.

Само законодательство начинается пятью положениями о нарушении порядка судопроизводства: две статьи об обвинителе-клеветнике, две – о лжесвидетелях и одна – о нарушении правосудия самим судьей.

«Если судья вынесет приговор, постановит решение, изготовит документ, а потом изменит свой приговор, то, по изобличении его в изменении приговора, этот судья должен уплатить в двенадцатикратном размере иск, предъявленный в этом судебном деле; а также должен быть публично свергнут со своего судейского стула и никогда вновь не садиться с судьями для суда».

В следующих статьях идет речь о преступлениях против частной собственности – о краже, купле-продаже краденого, похищении людей, бегстве и уводе рабов, ночной краже со взломом, грабеже и т.д. Вот, например, некоторые статьи законов царя Хаммурапи.

«Если кто-нибудь украдет храмовое или дворцовое имущество, то его должно предать смерти; смерти должен быть предан и тот, кто примет из его рук украденное.

Если кто-нибудь украдет малолетнего сына другого, то его должно предать смерти.

Если кто-нибудь, укрыв в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или вольноотпущеннику, не выдаст его на требование нагира, то этого домохозяина должно предать смерти.

Если кто-нибудь, поймав в поле беглого раба или рабыню, доставит его хозяину, то хозяин должен уплатить ему два сикля серебра.

Если кто-нибудь сделает пролом в доме, то его убивают и зарывают перед этим проломом.

Если кто-нибудь совершит грабеж и будет пойман, то его должно предать смерти.

Если в чьем-нибудь доме вспыхнет огонь, и кто-нибудь, пришедши тушить его, обратит свой взор на что-нибудь из имущества домохозяина и присвоит себе что-нибудь из имущества домохозяина, то этого человека бросают в этот же огонь.

Если кто-нибудь, взявши поле для обработки, не вырастит на нем хлеба, то, по изобличении его в этом, он должен отдать хозяину поля хлеб, сообразно с приростом у соседа.

Если кто-нибудь, открыв свой водоем для орошения, по небрежности допустит, что водою будет затоплено соседнее поле, то он обязан отмерить хлеб, сообразно с приростом у своего соседа.

Если кто-нибудь срубит в чьем-нибудь саду дерево без дозволения хозяина сада, то он должен уплатить полмины серебра.

Если в доме корчемницы соберутся преступники, и она не задержит этих преступников и не выдаст дворцу, то эту корчемницу должно предать смерти.

Если кто-нибудь, протянув палец против божьей сестры или чьей-нибудь жены, окажется неправым, то этого человека должно повергнуть перед судьями и остричь ему волосы.

Если чья-нибудь жена будет захвачена лежащею с другим мужчиной, то должно, связавши, бросить их в воду. Если муж пощадит жизнь своей жены, то и царь пощадит жизнь своего раба.

Если чья-нибудь жена умертвит своего мужа из-за другого мужчины, то ее должно посадить на кол.

Если сын ударит своего отца, то ему должно отрезать руки.

Если кто-нибудь ударит по щеке лицо высшего положения, то должно публично ударить его шестьдесят раз плетью из воловьей кожи.

Если врач, снимая бронзовым ножом бельмо с глаза пациента, повредит глаз, то должен уплатить деньгами половину его стоимости».

Свод законов царя Хаммурапи представляет собой приведение в известном порядке случаев из судебной практики, взятых из древневавилонского уголовного и гражданского права. Может быть, не во всех сферах жизни (как бы мы сказали сегодня) вавилонскому царю удалось навести порядок, но он был первым правителем древности, кто соразмерил с властью царя силу закона и признал за подданными право самим заботиться о своей жизни. Хаммурапи постановил, чтобы наказание виновному определял не сам пострадавший и не его родственник, а государственный орган именем правителя. Впервые представив в судопроизводстве гражданское право, Хаммурапи воздвиг себе памятник такой же вечный, как та плита из диорита, на которой он повелел изобразить себя рядом с богом Солнца и справедливости Шамашем.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Хаммурапи (1792-1750 гг. до Р. Х.), самый известный царь Вавилона, издал свои знаменитые Законы (см. подробную статью о них на нашем сайте), вероятно, ок. 1755 г. до Р. Х. Они переписывались потом полторы тысячи лет как великий памятник мудрости – как позднее римское право или кодекс Юстиниана. Однако, новизны в них, скорее всего, было мало – объединив Месопотамию, Хаммурапи просто внедрил по всему её пространству законодательные установления, большинство которых использовалось уже и раньше. Главной новой чертой в кодексе Хаммурапи стало усиление роли государства в экономике, регулировка им цен, арендных отношений, долговых процентов, водопользования. После краха древних шумерских «социалистических» империй значение государства в хозяйственной жизни заметно ослабло, но теперь оно вновь возросло, хотя далеко не до прежних размеров.

Законы Хаммурапи. Краткая характеристика. Видеоверсия этой статьи

Защищая бедных от богачей, Законы Хаммурапи установили предельный срок долгового рабства – 3 года. Они запрещали отбирать для покрытия долга не только землю, но и урожай. Каждые 10-15 лет Хаммурапи его преемники «указами справедливости» освобождали долговых рабов и кассировали часть долгов вообще.

Тем не менее, эти Законы отнюдь не устраняли сословной неравноправности. Низший слой месопотамского общества делился в эту эпоху на три основных сословия: авилумы (крестьяне свободных, самоуправляющихся общин), мушкенумы («склоняющиеся под покровительство» – крепостные или полукрепостные арендаторы царской земли) и вардумы (частные рабы, которые, правда, часто имели собственное имущество и семью). Кодекс Хаммурапи не отменял этого деления, и ущерб, нанесённый личности авилума, в нём карался сильнее, чем в случае, если бы пострадал мушкенум. Однако в браках людей разных сословий дети должны были наследовать права более привилегированного родителя. Рабам разрешалось выступать на суде в свою пользу. Обращённый в рабство на чужбине вавилонянин по прибытии на родину немедленно освобождался без выкупа.

Полный вид стелы с кодексом Хаммурапи

Принцип талиона (наказания «равным за равное») Законы Хаммурапи проводили в самом буквальном смысле. Выбивший глаз или зуб лишался собственного глаза или зуба. За необоснованное обвинение клеветник наказывался карой, которая угрожала бы ответчику, если бы обвинение оказалось истинным. Смертная казнь применялась широко – в том числе и за многие виды воровства. При шумерах широко применялись наказания штрафами, но в кодексе Хаммурапи их почти не было. Впрочем, самые распространённые уголовные преступления (большинство видов воровства, убийство) в Законах почти не упоминаются: они решались по обычному праву, которое Хаммурапи не собирался менять. Зато он уделял большое внимание семейному праву.

Изданный им сборник законов Хаммурапи считал главным достижением своей жизни, возглашая: «Мои законы отменны и не имеют равных» Он запретил преемникам уничтожать или менять их (хотя некоторые учёные полагают: в этом запрещении он имел в виду лишь то, чтобы с его собственным именем никто не связывал никакого другого кодекса). До нас дошло около 40 копий Законов Хаммурапи – столько не имеет ни один иной клинописный текст. Их продолжали делать даже тогда, когда в Месопотамии действовало уже другое законодательство.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *