1235 год событие на Руси

Русско-византийская война (988)

Русско-византийская война 988 года (взятие Корсуни) — осада и захват киевским князем Владимиром греческого города Корсунь в Крыму в 988 или 989 году.

В сознании древнерусских книжников захват Корсуни неразрывно связан с последовавшим затем Крещением Руси. Собственно рассказ о боевых действиях являлся лишь обрамлением для описания важнейшего этапа в жизни народа — принятия веры в Иисуса Христа. Конфликт за Корсунь в 988 году привёл к женитьбе Владимира на византийской принцессе Анне и последующему распространению на Руси православия. По другой версии, захват Корсуни в 989 году произошёл уже после крещения Владимира в 987 году как средство давления на Византию с целью заставить её выполнить взятые обязательства.

Падение Корсуни отражено лишь в древнерусских источниках, за исключением единственного упоминания об этом событии современником, византийским историком Львом Диаконом.

Поход Владимира на Корсунь. Миниатюра из Радзивилловской летописи

Предыстория конфликта

После войны киевского князя Святослава с Византией в 970—971 годах отношения между греческой империей и Русью оставались недружественными. Когда Святослав погиб в 972 году в схватке с печенегами на днепровских порогах, на Руси разгорелась междоусобная война между его сыновьями за киевский престол. Победил князь Владимир в 978 году и с тех пор совершал военные походы на соседей.

Укрепление Киевской Руси заставило киевского князя задуматься о принятии религии, которая могла бы стать государственной на Руси. Выбор пал на православие. По «Повести временных лет» Владимир к 988 году решил принять крещение в греческом городе Корсунь в Крыму, причём последующий захват города и крещение описываются в рамках агиографической традиции с сопутствующими чудесами.

В Византии с 976 года правил молодой император Василий II, который с самого начала правления столкнулся с разгромом своего войска болгарами и мятежом военачальников. Сначала восстал командующий восточными армиями империи Варда Склир. Для борьбы с ним направили в 978 году бывшего мятежника Варду Фоку, популярного в войсках. Однако тот, одержав победу над Вардой Склиром, в 987 году провозгласил себя императором. В начале 988 года мятежные войска подошли к византийской столице Константинополю, от которого их отделял только пролив Босфор. Одновременно, по словам сирийского историка XI века Яхъя Антиохийского, болгары опустошали владения Византии на западе.

Русско-византийский союз

Василий II отчаянно нуждался в военной помощи, когда узнал о желании киевского князя Владимира принять крещение. Яхъя Антиохийский, обычно точно отражающий хронологию событий, так рассказал о русско-византийском союзе:

«Был им озабочен царь Василий по причине силы его войск и победы его над ним. И истощились его богатства и побудила его нужда послать к царю русов — а они его враги, — чтобы просить их помочь ему в настоящем его положении. И согласился он на это. И заключили они между собою договор о свойстве и женился царь русов на сестре царя Василия , после того, как он поставил ему условие, чтобы он крестился и весь народ его стран, а они народ великий. И не причисляли себя русы тогда ни к какому закону и не признавали никакой веры. И послал к нему царь Василий впоследствии митрополитов и епископов, и они окрестили царя и всех, кого обнимали его земли, и отправил к нему сестру свою, и она построила многие церкви в стране русов . И когда было решено между ними дело о браке, прибыли войска русов и соединились с войсками греков, которые были у царя Василия, и отправились все вместе на борьбу с Вардою Фокою морем и сушей, в Хрисополь. И победили они Фоку…»

О размере русской военной помощи Византии сообщил армянский историк Стефан Таронский, современник князя Владимира. Он назвал цифру в 6 тысяч воинов. По Яхъю соединённые силы русов и греков разгромили войска Варды Фоки под Хрисополем (на азиатском берегу Босфора) в конце 988 года, а 13 апреля 989 года союзники в сражении под Абидосом покончили с Вардой Фокой. Яхъя Антиохийский упоминает о боевых действиях русов в составе византийского войска и после, в северной Сирии в 999 году.

Таким образом, русско-византийский союз был заключён не позднее осени 988 года, после чего русский корпус воевал в составе византийской армии по крайней мере до начала XI века. Согласно восточным источникам союзу предшествовали решение князя Владимира креститься и согласие императора Василия II выдать свою сестру замуж за Владимира.

Владимир крестился в 987 году, так как его самое раннее «Житие», составленное монахом Иаковом, сообщает, что «по святом крещении поживе блаженный князь Владимир лет 28», а также «крестижеся князь Владимир в десятое лето по убиении брата своего Ярополка». Более поздний источник «Повесть временных лет» соединяет крещение Владимира с крещением всей Руси и походом на Корсунь.

Поход на Корсунь

Поход Владимира на Корсунь. Н. Рерих, 1900 г.

Хронология похода

Причины и дата похода князя Владимира на греческий город Корсунь в Крыму остаются неясными. Повесть временных лет датирует поход весной—летом 988 года, что в целом не противоречит восточным свидетельствам о заключении русско-византийского союза.

Однако византийский историк Лев Диакон, единственный из греков упомянув о захвате Херсонеса (Корсуни) «тавроскифами», приурочил это событие к комете, наблюдаемой в июле-августе 989 года. «Житие» монаха Иакова сообщает: «На другое лето по крещении к порогам ходил, на третье лето Корсунь город взял». То есть взятие города произошло в 989 году.

В таком случае вызывает вопрос участие крупного русского соединения в составе византийского войска в то время, когда Владимир осаждает греческий город. Историки выдвигают различные версии, объясняющие поход Владимира на Корсунь. По наиболее распространённой версии Византия, получив шеститысячный русский отряд, не торопилась выполнить унизительный с её точки зрения договор: отдать замуж за «варвара», крещённого без участия византийской церкви, родную сестру императора. Захват Корсуни и угроза пойти на Царьград стали средством, принудившим Василия II к исполнению обязательств породниться с «тавроскифами». Выдвигалась другая версия, что город отложился от империи, присоединившись к мятежу Варда Фоки, и Владимир действовал против него как союзник Василия.

По разным средневековым источникам осада Корсуни заняла от 6 до 9 месяцев, что допускает возможность начала осады осенью 988 года (уже после отправки воинского отряда на помощь Василию II), а падение Корсуни — летом 989 года .

Крепость Корсунь

Руины Херсонеса

Древний Херсонес Таврический (древнерус. Корсунь, совр. территория Севастополя) располагался на скалистом участке побережья Крыма, примыкая на востоке к бухте Карантинная и вытягиваясь вдоль берега моря в сторону бухты Песочная на западе. Основали его в конце V в. до н. э. греческие колонисты, выходцы из Гераклеи Понтийской.

Оборонительная система в Средние века представляла собой мощную крепостную стену по всему периметру, включая и со стороны моря. Общая протяжённость стен — 2,9—3,5 км, толщина до 4 м. Открыто 32 башни, 7 боевых калиток и 6 ворот. Высота стен достигала 8—10 м, башен 10—12 м Нижняя наружная часть стен сложена из крупных, тщательно отёсанных и пригнанных известняковых блоков. Выше использовались для кладки более мелкие блоки на известковом растворе.

Крепость Херсонес в Крыму

На наиболее угрожаемом южном участке (дальнем от моря) перед основной стеной была сооружена более низкая вспомогательная стена (протейхизма), сильно затрудняющая подступ к стенам.

За Песочной бухтой к западу находится Стрелецкая бухта, где по предположению историков высадился Владимир с войском.

Повесть временных лет

Наиболее ранний древнерусский летописный свод из дошедших до нашего времени, «Повесть временных лет», так описывает осаду и захват Корсуни:

«В 6496 (988) году пошёл Владимир с войском на Корсунь, город греческий, и затворились корсуняне в городе. И стал Владимир на той стороне города у пристани, в расстоянии полета стрелы от города, и сражались крепко из города.
Владимир же осадил город. Люди в городе стали изнемогать, и сказал Владимир горожанам: „Если не сдадитесь, то простою и три года“. Они же не послушались его, Владимир же, изготовив войско своё, приказал присыпать насыпь к городским стенам. И когда насыпали, они, корсунцы, подкопав стену городскую, выкрадывали подсыпанную землю, и носили её себе в город, и ссыпали посреди города. Воины же присыпали ещё больше, и Владимир стоял.

И вот некий муж корсунянин, именем Анастас, пустил стрелу, написав на ней: „Перекопай и перейми воду, идет она по трубам из колодцев, которые за тобою с востока“. Владимир же, услышав об этом, посмотрел на небо и сказал: „Если сбудется это, — сам крещусь!“. И тотчас же повелел копать наперерез трубам и перенял воду. Люди изнемогли от жажды и сдались.»

После захвата города Владимир потребовал у византийского императора его сестру, обещав взамен креститься; дождался там Анны с церковной свитой, после чего крестился, заключил брак и вернул Корсунь Византии. По возвращении в Киев Владимир приступил к крещению народа с помощью греческих священников. Летописец замечает, что князь вывез из Корсуни не только мощи святых и иконы, но и прочие трофеи, включая всякую утварь и медные статуи.

Историк В. В. Мавродин предполагал, что Корсунская легенда о крещении Владимира была внесена в начальную летопись одним из корсунских священников, так как летописец хорошо знал топографию Херсонеса и вставлял греческие слова в русский текст. Легендарный характер захвату Корсуни придают агиографические штампы, то есть традиционное соединение реальных событий с описанием чудес, происходящих во время этих событий (внезапная слепота Владимира и прозрение после крещения).

Житие Владимира особого состава

Несколько иная версия похода на Корсунь излагается в «Житие Владимира особого состава».

Согласно ему вначале Владимир просил за себя дочь «князя Корсунского града», но тот с презрением отказал язычнику. Тогда оскорблённый Владимир собрал войско из «варяг, словен, кривичей, болгар с черными людьми» и двинулся покарать обидчика. Во время осады некий варяг из Корсуни по имени Ждберн (или Ижберн) послал стрелу в лагерь к своим соплеменникам варягам и крикнул: «Донесите стрелу сию князю Владимиру!» К стреле была привязана записка с сообщением: «Если будешь с силою стоять под городом год, или два, или три, не возмешь Корсуня. Корабельники же приходят путём земляным с питием и с кормом во град.» Владимир велел перекопать земляной путь и через 3 месяца взял город.

Далее последовала расправа с жителями города:

«А князя корсунского и с княгинею поймал, а дщерь их к себе взял в шатер, а князя и княгиню привязал у шатерной сохи и с дщерию их пред ними беззаконство сотворил. И по трех днях повелел князя и княгиню убить, а дщерь их за боярина Ижберна дал со многим имением, а в Корсуни наместником его поставил…»

Возможно в этом эпизоде автор Жития хотел подчеркнуть варварство русского князя, который просветлел духом только после крещения, однако в данном случае Владимир скопировал образ своих предыдущих действий по отношению к полоцкому князю Рогволоду и его дочери Рогнеде. Захватив Корсунь, Владимир отправил в Царьград посольство во главе с военачальником Олегом и варягом Ждберном. Эти персонажи не известны по другим источникам.

Таким образом, «Житие особого состава», несмотря на противоречия с другими источниками, передаёт историю падения Корсуни более реалистично и с большими подробностями, чем «ПВЛ». Однако историков настораживает не ясная версия с «земляным путём», по которому в город экипажами кораблей доставлялись вода и продовольствие. Версия «ПВЛ» с перекопанным водопроводом очевидна, хотя не вполне понятна зависимость крупной, хорошо укреплённой крепости от внешнего водопровода, расположение которого не могло долго храниться в тайне от врага.

Историки не исключают, что обе истории захвата Корсуни имеют под собой реальную основу, и наряду с исторически достоверным Анастасом, вошедшим в доверие к Владимиру после падения города, одновременно действовал варяг Ждберн, которому сподручнее было выпустить стрелу в сторону осаждавших и переговариваться с ними на одном языке.

После похода

По крайней мере до 1000 года русский контингент, посланный Владимиром на помощь Византии, сражался в разных краях обширной империи. Известно о русах в составе греческого войска и позже, однако это уже были чисто наёмные отряды подобные варяжским.

После захвата Корсуни следующая русско-византийская война произошла спустя 55 лет в 1043 году при сыне Владимира киевском князе Ярославе. Около 1024 года, в смутное время борьбы за власть на Руси, отмечен набег русской вольницы на византийские острова в Эгейском море, но все 800 русских воинов были перебиты на Лемносе.

Город Корсунь после русского набега продолжал жить и поддерживать связи с Киевской Русью, однако постепенно угасал с ослаблением Византийской империи. В XII веке торговлю на Чёрном море захватили итальянские республики Венеция и Генуя, а в 1399 году город в очередной раз был разрушен татарами, после чего так и не оправился. После присоединения Крыма к России рядом с развалинами античного Херсонеса в 1783 году был основан Севастополь, который вскоре поглотил городище.

Багрянородная Анна, став женой князя «тавроскифов» при таких обстоятельствах, оставила добрую память на Руси распространением христианского учения. Она умерла раньше мужа, в 1011 году.

Анастас Корсунянин, предавший город в руки Владимира, достиг высокого положения при дворе князя. Став одним из основателей Десятинной церкви в Киеве, он после смерти Владимира перебежал в 1018 году к польскому королю Болеславу.

> См. также

  • Русь (народ)
  • Русско-византийские войны
  • Каспийские походы русов

Примечания

  1. Часть «Память и похвала князю русскому Владимиру»: Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 14 мая 2008. Архивировано 26 мая 2011 года.
  2. Владимир умер 15 июля 1015 г.
  3. «Житие» монаха Иакова относит воцарение Владимира на киевском престоле и убийство Ярополка к 978 году
  4. В. В. Розен (1883), В. В. Мавродин, А. В. Назаренко
  5. А. В. Поппе (1978)
  6. Обычное житие Владимира Святославича, древнейший список — Мусин-Пушкинский 1414 г.
  7. Херсонес на Google maps
  8. Юго-восточная линия обороны Херсонеса : с сайта музея Херсонесского городища
  9. 1 2 Мавродин В. В. Образование русского национального государства. Изд. 2-е, Госполитиздат. 1941
  10. Б. Д. Греков. Повесть временных лет о походе Владимира на Корсунь. Изв. Таврического об-ва истории, археологии и этнографии, 1929, т. III,
  11. Диба Юрій. Корсунські «капища» Володимира Святославовича
  12. Летопись, на основе которой создавалась Повесть временных лет
  13. «Житие Владимира особого состава» из Плигинского сборника является источником XVII века, корсуньская история из него частично содержится в Проложном житие XV века. Выдержки из него опубликованы в книге: Карпов А. Ю. «Владимир Святой» из серии ЖЗЛ. — М.: Молодая гвардия, 2005.
  14. О русском отряде, посланном Владимиром, сообщил армянский историк Стефан Таронский. В 1000 году отряд воевал в Грузии.
  15. Рождённая в особой зале императорского дворца в Константинополе, в Порфире. Рождение там подразумевает, что родители ребёнка были императорских кровей, а сам ребёнок имел бесспорное право на престол.
  • Набег на Амастриду (830-е)
  • Поход на Царьград (860)
  • Вещий Олег (907)
  • Игорь (941—944)
  • Святослав (970—971)
  • Владимир Креститель (988)
  • Набег на Лемнос (1024)
  • Ярослав Мудрый (1043)

Симфония властей в Византии: опыт взаимодействия государства и Церкви

Симфония властей, сложившаяся в Византии, представляет собой наиболее гармоничную схему взаимоотношений церковной и государственной власти. О том, как осуществлялся союз обеих сторон в этих областях, и насколько тесным было взаимодействие двух властей, пишет в своей статье Л.Ю. Костогрызова.
Из многообразия вариантов сосуществования государства и церковной организации, как правило, выделяются три модели их взаимодействия: цезарепапизм (подчинение Церкви государственной власти), папоцезаризм (превалирование духовной власти над светской) и симфония (sumjwnia; consensus), которая предполагает союз церковной и государственной власти. В основе этого союза лежит идея гармонии и согласия властей, сосуществующих, но не сливающихся друг с другом, взаимодействующих, но не стремящихся к подчинению друг друга. Термин «симфония» впервые употребил Юстиниан I в предисловии к своей VI новелле: «Величайшие дары Бога людям от человеколюбия свыше данные — священство (ιερωσύνη) и царство (βασιλεία), одно, служа божественному, другое о человеческом заботясь и управляя, — из одного и того же начала вышли, и привели в порядок человеческую жизнь. Поэтому ничто так не было бы весьма желанным царству, как величавость иереев, если бы только за него самого всегда они молили Бога. Ибо если первое было бы беспорочно всесторонне и с искренностью к Богу сопричастно, второе верно и подобающим образом вверенное ему государство приводило бы в порядок, было бы согласие некое благое, так что всё благо роду человеческому было бы подарено». Концепция симфонии властей стала определяющей в церковно-государственных отношениях Византийской империи. Она получила своё раскрытие в посланиях василевсов и патриархов, трудах богословов, законодательных актах. В обыденном сознании византийцев божественное и человеческое, душа и тело чётко разграничивались. Государство также рассматривалось как единый организм, в котором есть и тело, и душа. «Так как государство наподобие человека состоит из частей и членов, то наиважнейшими и необходимейшими членами являются царь и патриарх; поэтому мир и благоденствие подданных зависят от единомыслия и согласия царской и патриаршей власти», — говорилось в «Исагоге», своде законов IX века. Именно равноправие, равная значимость, «неслитное» и «нераздельное» существование церковной и светской власти отличает концепцию симфонии властей от доктрин папоцезаризма и цезарепапизма. Суть симфонии составляет обоюдное сотрудничество, взаимная поддержка и взаимная ответственность, без вторжения одной стороны в сферу исключительной компетенции другой. По словам русского государствоведа Л.А. Тихомирова, «Византия может похвастаться тем, что нигде вопрос о союзе церкви и государства не был решён более удачно». Именно поэтому симфония властей стала идеалом для других православных стран, в том числе и для России.

Симфония государства и Церкви предполагала взаимодействие во всех сферах власти — исполнительной, судебной, законодательной. В Византии иначе и быть не могло: все государственные чиновники и сам император были членами Церкви, и наоборот, все верующие, включая патриарха, являлись гражданами государства. Так, в сфере исполнительной власти развитие церковных учреждений и церковного управления совершалось параллельно и в соответствии с развитием политических учреждений и государственного управления. Административный строй государства оказал влияние на церковное управление: основной единицей как государственного, так и церковного управления был город; разделение империи на провинции отозвалось учреждением митрополий; с введением в государственном управлении диоцезов в церковном управлении появились патриархаты. Византийский император имел постоянные сношения с органами церковного управления. При константинопольском патриархе была должность референдария, который передавал императору то, что ему поручал патриарх. Другие патриархи имели в столице постоянных доверенных лиц — апокрисиариев, для представления императору различных просьб о нуждах их Церквей. Государственная власть принимала участие в церковных вопросах, затрагивая сферу церковного хозяйства и нередко присваивая себе право назначения на церковные должности и устранения от этих должностей; в свою очередь духовные лица принимали участие в гражданских делах, не только косвенное, путём нравственного влияния на народную массу, но и прямое, в качестве руководителей внешней и внутренней политики, а также непосредственных участников в важнейших политических предприятиях и общественных движениях. Церковь была органом благотворительности. На её средства содержались больницы, приюты для беспомощных стариков и детей-сирот, и это находилось в ведении епископа. Главой Восточной Церкви был Константинопольский патриарх. Влияние его усиливалось постепенно, но в целом он был таким же средоточным пунктом в церковной сфере, каким был император в сфере государственной. Выбор патриарха представлял довольно сложный процесс и состоял из нескольких этапов. В процедуре избрания принимал участие и император, но лишь как «епископ внешних дел», отвечающий за внешнее благополучие Церкви. Он указывал на одного из трех кандидатов, предложенных специально собранным для выборов первосвященника собором епископов, которые перед этим обсуждали лиц, обладающих качествами, соответствующими τυπος’у патриарха. Даже если ни один из кандидатов императора не устраивал, и он предлагал кого-то ещё, то предложенный им человек также проходил процедуру обсуждения собором епископов. Конечно, были случаи, когда василевсы пытались поставить процесс избрания полностью под свой контроль, что дало основание говорить о цезарепапизме в Византии, но это скорее исключение, чем правило, и такие факты признавались ненормальными и осуждались современниками. Следует отметить, что участия в назначении других церковных иерархов император не принимал. С другой стороны, патриарх проводил обряд венчания на царство, который, появившись при Льве I (457 — 474) в качестве дополнения к основному акту коронации, совершаемой представителями войска, впоследствии стал не только важнейшим, но и единственным коронационным актом, а сам чин коронования и связанные с ним церемониальные действия приобрели культовый характер. Кроме того, лица разных степеней церковной иерархии, как белое, так и монашествующее духовенство, пользовались влиянием в государстве, занимали места первых министров, разные мирские должности в центральном и местном управлении.

Как при императоре высшим правительственным учреждением был синклит, так при патриархе существовал синод, состоявший как из действительных членов — епископов, так и из членов присутствующих — патриарших сановников и представителей правительства; последние присутствовали только при решении вопросов, относящихся к государственной сфере. Синод был высшей административной и судебной инстанцией, наблюдал за чистотой веры и поддержанием церковных порядков, за назначением и перемещением епископов, рассматривал жалобы на духовных лиц. Его постановления утверждались патриархом и объявлялись от его имени, а более важные шли на утверждение императора. Последнее, как правило, происходило тогда, когда церковная власть хотела дать синодальным постановлениям более широкое распространение и обеспечить их исполнение не только в церковной сфере, но и в гражданской, либо когда они касались не только церковных, но и общественных отношений и потому не могли обойтись без санкции со стороны государственной власти, наконец, если постановление касалось патриарха. Как при императоре существовали приказы (секреты) для заведования различными отраслями государственного управления, так и при патриархе были секреты, заведовавшие различными отраслями церковного управления. Иными словами, сама структура церковного управления, аналогичная структуре государственного управления, свидетельствует о союзе государства и Церкви в административной сфере. Об этом говорит и тот факт, что государственные чиновники были обязаны помогать епископам в поддержании церковной дисциплины принятием соответствующих мер как к соблюдению церковных правил, так и к наказанию их нарушителей. Епископы же осуществляли своего рода прокурорский надзор за государственными чиновниками. Они могли принять жалобу на префекта провинции и просить префекта рассмотреть дело вновь. В случае отказа епископ от своего имени мог дать просителю грамоту к императору со своим свидетельством о не оказанном правосудии. Кроме того, при увольнении с должности префект провинции должен был 50 дней оставаться на месте и при посредстве епископа принимать жалобы от населения и рассматривать их. Епископ настаивал на законном удовлетворении этих жалоб.

В судебной власти взаимодействие государства и Церкви было ещё более тесным. Византийские источники называют суды духовные и светские, светские делились на гражданские и военные, а гражданские — на столичные и областные. Высшим являлся императорский суд. Также существовали специальные суды, в которые различные категории лиц (духовенство, сенаторы, члены гильдий, воины) могли подать иск, независимо от места жительства или места преступления. Суды специальной юрисдикции часто конфликтовали с обычными судами и стремились расширить свое влияние, т.к. указанные категории населения предпочитали, чтобы дело слушалось в суде, им симпатизирующем. Так духовенство имело право быть судимым только церковными судами, а не гражданской властью, светские архонты не имели юрисдикции над епископами. Уголовное ли, гражданское ли дело, если обе стороны — церковники, они должны были предстать перед епископом. Если какая-либо сторона пожелает судиться в мирском суде и покинет церковный, даже если она выиграет дело, то потеряет церковный сан и будет смещена. Согласно канонам: «Епископ, обвиняемый в чем-либо… сам должен быть призван епископами, и если предстанет и признается или будет обличен ими: да определится ему епитимия» (74 правило Св. Апостолов). Впрочем, в гражданских спорах между духовным лицом и мирянином действовало правило, что дело должно разбираться в суде той стороны, к которой принадлежит ответчик. Лишь тогда, когда мирянин-ответчик давал согласие на разбор дела у епископа, последний постановлял решение. Епископ мог быть и третейским судьей, даже если обе стороны были мирянами. Согласно закону 333 г. решения епископов должны были признаваться окончательными по делам лиц всех сословий и всякого возраста, всякое гражданское дело могло быть перенесено в епископский суд на любой стадии процесса и даже при нежелании противной стороны, приговоры епископских судов должны были утверждаться светскими судьями, а доказательства, признанные епископом, любой судья должен принимать, не сомневаясь, все дела, решённые епископским судом, становились судебным прецедентом, обязательным к употреблению и в светских судах.

В связи с этим расширением компетенции церковных судов к области дел, не подлежащих светскому суду, стали относить все религиозно-нравственные отношения, тесно связанные в первую очередь с брачно-семейным правом. Так, в 1086 г. император Алексей Комнин постановил, чтобы все дела брачные и касающиеся душевного спасения были судимы духовными судьями. Дела решались в дикастирии епископа, в митрополичьем и патриаршем синоде при личном участии епископа, митрополита и патриарха или через уполномоченных. На епископа апелляция шла к митрополиту, на митрополита к патриарху, но на решение патриарха так же, как и на решение императора, апелляции не допускалось.

Максимальное взаимодействие церковной и светской власти в судебной сфере проявилось в создании в Византии сначала в VI в., а впоследствии в XIV в. института «вселенских судей ромеев» (οι καθολικοι κριται των Ρωμαιων). Двенадцать судей назначались императором из духовных лиц и принимали присягу относительно добросовестного исполнения своих обязанностей. Их власть имела всеобщее («вселенское») значение и распространялась на все категории населения, включая императора, лиц, находящихся на службе при императорском дворе, правителей областей и прочих архонтов. Судьи рассматривали только гражданские дела, причём к ним можно было обращаться, минуя все инстанции ординарного суда, хотя фактически вселенский суд стал высшей апелляционной инстанцией. При вынесении приговоров вселенский суд руководствовался как церковным, так и светским законодательством. С конца XIV в. вселенские судьи появились во всех городах империи и просуществовали вплоть до падения Византии. Некоторые исследователи подчёркивают, что институт «вселенских судей» учреждался при совместном участии Церкви и императорской власти, что обусловлено традиционными взаимоотношениями Церкви и государства в Византии, опиравшимися на принцип симфонии.

Наконец, в законодательной сфере симфония властей проявилась в согласовании закона и канона — церковного правила. Проблема согласования возникла, на наш взгляд, во-первых, в связи с христианизацией большей части населения империи, во-вторых, с упорядочением самих канонов и их оформлением в сборники или своды. Христиане в случае коллизии между законом и каноном пребывали в смятении — что предпочесть, чему следовать, чтобы, с одной стороны, оставаться законопослушными гражданами империи, с другой — не нарушить Божественное предписание. Конечно, в большинстве случаев верующие ставили каноны на первое место. Императоры, заметив возникающее противоречие, сначала пытались противодействовать силе канонов. Так, Констанций II заявил на Миланском соборе в 355 г.: «То, что мне угодно, — это и есть канон». Но спустя столетие, в 451 г., под давлением участников IV Вселенского собора императоры Валентиниан и Маркиан издали конституцию, согласно которой все законы, изданные в нарушение церковных канонов, признаются недействительными (С.1.2.12). Император Юстиниан в октябре 530 г. заявил, что «божественные каноны имеют силу не меньшую, чем законы» (С.1.3.44.1). Это положение он развернул в своей знаменитой 131 Новелле от 545 г., гласящей: «Предписываем, чтобы священные церковные каноны, изданные или подтвержденные четырьмя святыми соборами, а именно — Никейским, Константинопольским, Эфесским и Халкидонским…, имели ранг законов; ибо догматы четырёх вышеназванных соборов мы признаём наподобие святых писаний, а их каноны храним, как законы» (Nov. Just. 131.1). «Василики» в нач. Х в. расширили действие этой новеллы вплоть до II Никейского собора 787 г.. Юстиниан же в предисловии к 137 Новелле указал чёткие различия между законом и каноном: целью гражданских законов является общественная безопасность, церковные каноны установлены ради спасения души. Власть над законами вверена от Бога императору, наблюдение за соблюдением канонов и само их установление вверено епископам. Некоторые исследователи считают, что, уравнивая каноны и законы, императоры включали нормы канонического права в общую законодательную систему государства, в которой император выступал в качестве универсального законодателя. Действительно, после утверждения императорской властью вероопределения Церкви исполнялись верующими не только как правило веры, установленное Церковью, но и как государственный закон, исполнение которого охранялось государственной властью.

Обозначенное уравнение подтверждает тесный союз двух властей и в сфере законодательной власти. Таким образом, взаимодействие церковной и светской власти в Византии во всех областях подтверждает господство идей симфонии не только в теории, но и на практике, и её нарушения (как правило, со стороны светской власти) приводили к недовольству и возмущениям жителей империи.

Опубликовано: Изд-во Уральского юридического института МВД России, Екатеринбург. Актуальные проблемы истории, политики и права: сборник научных трудов преподавателей и адъюнктов. Выпуск 8. Екатеринбург, 2008. С. 29 — 35. (0,4 п.л.)

Николин А. Церковь и государство (история правовых отношений). — М., 1997. — С. 15.

Цит. по: Грибовский В.М. Народ и власть в Византийском государстве. Опыт историко-догматического исследования. — СПб., 1897. — С. 342.

Цыпин В. Симфония церкви и государства // Православная государственность: 12 писем об империи. — СПб., 2003. — С. 15.

Тихомиров Л. А. Монархическая государственность. — СПб., 1992. — С. 151.

Скабаланович Н.А. Византийское государство и церковь в XI веке. Книга 2. — СПб., 2004. — С. 74.

Бердников И.С. Краткий курс церковного права. Вып. 2. — Казань, 1913. — С. 775 — 776.

Скабаланович Н.А. Указ. соч. — С. 74 — 75.

Бердников И.С. Указ. соч. — С. 777.

Скабаланович Н.А. Указ. соч. — С. 75.

Соколов И.И. О византинизме в церковно-историческом отношении. Избрание патриархов в Византии с середины IX до начала XV века. Вселенские судьи в Византии. — СПб., 2003. — С. 55 — 221.

Там же. — С. 122 — 123.

Острогорский Г.А. Эволюция византийского обряда коронования// Византия, южные славяне, Древняя Русь, Западная Европа. Сб. статей в честь В.Н.Лазарева. — М., 1973. — С. 37.

Бердников И.С. Основные начала церковного права православной церкви. — Казань, 1902. — С. 124.

Бердников И.С. Краткий курс церковного права… — С. 778.

См.: Скабаланович Н.А. Указ. соч. — С. 59.

Jones A.H.M. The Later Roman Empire 284 — 602. V.1. — Baltimore, 1986. — P. 484 — 494.

Цит. по: Рудоквас А. Очерки религиозной политики Римской империи времени императора Константина Великого. — СПб., 2001. — http://www.centant.pu.ru/aristeas/monogr/rudokvas/rud010.htm.

Скабаланович Н.А. Указ. соч. — С. 68 — 69.

Медведев И.П. Византийское право на заключительном этапе своего развития//Культура Византии XIII — первая половина XV в. — М., 1991. — С. 301.

Соколов И.И. Указ соч. — С. 234 — 254.

Медведев И.П. Византийское право… — С. 302.

Цит. по: Медведев И.П. Правовая культура Византийской империи. — СПб., 2001. — С. 82.

Там же. С. 80.

Τrοianos S. Ν. Nomos und Kanon in Byzanz// Kanon. Kirche und Staat im christlichen Osten. — Wien, 1991. — S. 79.

Медведев И.П. Правовая культура Византийской империи…С. 81.

Бердников И.С. Основные начала церковного права … — С. 106 — 107.

См.: Медведев И.П. Правовая культура Византийской империи… — С. 81; Τrοianos S. Ν. Ibid. — S. 74.

Бердников И.С. Основные начала церковного права … — С. 104.

1224 год

Годы

1220 · 1221 · 1222 · 1223 — 1224 — 1225 · 1226 · 1227 · 1228

Десятилетия

1200-е · 1210-е — 1220-е — 1230-е · 1240-е

Века

XII век — XIII век — XIV век

2-е тысячелетие
XI век — XII век — XIII век — XIV век — XV век
1190-е 1190 1191 1192 1193 1194 1195 1196 1197 1198 1199
1200-е 1200 1201 1202 1203 1204 1205 1206 1207 1208 1209
1210-е 1210 1211 1212 1213 1214 1215 1216 1217 1218 1219
1220-е 1220 1221 1222 1223 1224 1225 1226 1227 1228 1229
1230-е 1230 1231 1232 1233 1234 1235 1236 1237 1238 1239
1240-е 1240 1241 1242 1243 1244 1245 1246 1247 1248 1249
1250-е 1250 1251 1252 1253 1254 1255 1256 1257 1258 1259
1260-е 1260 1261 1262 1263 1264 1265 1266 1267 1268 1269
1270-е 1270 1271 1272 1273 1274 1275 1276 1277 1278 1279
1280-е 1280 1281 1282 1283 1284 1285 1286 1287 1288 1289
1290-е 1290 1291 1292 1293 1294 1295 1296 1297 1298 1299
1300-е 1300 1301 1302 1303 1304 1305 1306 1307 1308 1309
Хронологическая таблица

1224 (тысяча двести двадцать четвёртый) год по юлианскому календарю — високосный год, начинающийся в понедельник. Это 1224 год нашей эры, 224 год 2 тысячелетия, 24 год XIII века, 4 год 3-го десятилетия XIII века, 5 год 1220-х годов.

События

Осада Ла-Рошели войсками Людовика VIII (1224 год)

  • Крестоносцы Ордена Меченосцев захватили Тарту (Юрьев), который защищали русские и эсты.
  • Февраль — В Каррионе, король Кастилии, Фердинанд III, объявляет о своём намерении возобновить Реконкисту. В этом же году халиф Юсуф II аль-Мустансир умирает и его сменяет Абдул-Вахид I, но в Аль-Андалусе два конкурирующих претендента также заявляют о своих правах на трон: Абу Мухаммад Абдуллах аль-Адиль в Севилье и Абу Мухаммад абу Абдалла аль-Байяси в Кордове, в итоге халифом стал первый. Политическая нестабильность мусульманской стороны позволяет кастильскому королю победоносно начать свою кампанию в октябре.
  • В декабре правитель Эпирского государства Феодор Комнин Дука захватил Фессалоники. Король Фессалоникского государства Деметриус Монферратский бежал в Италию, а само королевство прекратило своё существование. Образование греческой Фессалоникской империи под властью Феодора Комнина Дуки
  • Французы отобрали Ла-Рошель у английского короля Генриха III.
  • Амори VI де Монфор после неудач в борьбе с альбигойцами уступил Тулузу французской короне, получив взамен поддержку короля Людовика VIII.
  • Войско Джелал-ад-дина возвращается из Индии и держится в Иране и Азербайджане.
  • Монголы Джебе и Субэдэя двинулись на восток, против волжских булгар. Не достигнув успеха, они через степи Казахстана вернулись в Монголию.
  • 1224—1225 — Королева Вьетнама Тиеу Кхань.
  • 5 июня 1224 года был основан Неаполитанский университет (Италия).
  • В 1224 году был образован Улус Джучи.
  • Чичимеки захватывают Тулу.
  • А́ндраш II выпустил Diploma Andreanum («Закон Андраша»), который унифицировал и обеспечил особые привилегии трансильванских саксов.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *