5 хлебов

Насыщение множества народа

Умножение хлебов, А. Иванов, XIX век.

Насыщение множества народа — два отдельных чуда, сотворенных Иисусом Христом. Это чудеса о превращении малого количества еды в большое, чтобы прокормить (насытить) множество голодных людей.

Первое чудо — «Насыщение 5000 людей» является единственным чудом (кроме воскресения), которое присутствует во всех четырех канонических Евангелиях (Мф. 14:13-21, Мк. 6:31-44, Лк. 9:10-17 и Ин. 6:5-15). Это чудо также известно под названием: «Чудо пяти хлебов и двух рыб».

Второе чудо — «Насыщение 4000 людей» записано в Евангелиях от Марка (Мк. 8:1-9) и Матфея (Мф. 15:32-39), однако отсутствует в Евангелиях от Луки и Иоанна. Это чудо также известно как: «Чудо семи хлебов и рыбок».

Часто эти два чуда, по ошибке, воспринимают как одно и поэтому появляются несоответствия в количестве людей и пищи.

Библейское повествование

Насыщение 5000 людей

Церковь Умножения Хлебов и Рыб в Табхе (англ.)русск. (Израиль). Храм построен на месте, на котором, согласно древней христианской традиции, Иисус накормил более 5000 человек.

Второе название: «Чудо пяти хлебов и двух рыб». В Евангелии от Иоанна сообщается, что пять ячменных хлебов и две рыбки были предоставлены мальчиком Иисусу, чтобы накормить множество людей. Через стих в Евангелии от Иоанна уже не используется уменьшительная форма слова «рыба» (Ин. 6:11). В остальных Евангелиях о мальчике не говорится.

Согласно Евангелиям, Иисус, услышав, что Иоанн Креститель убит, ушел на лодке (πλοῖα) в пустынное (Мф. 14:13) место возле Вифсаиды (Лк. 9:10). За Ним пешком пошла огромная толпа из нескольких городов. Когда Иисус вышел из лодки и увидел большую толпу, Он сжалился над ними и исцелил больных. Вечером ученики приступили к Нему и сказали, чтобы Иисус отпустил народ в селения купить себе еды, потому что уже становится поздно. Иисус ответил: «вы дайте им есть» (Мф. 14:16; Мк. 6:37). Ученики сказали, что у них имеется только пять хлебов (ἄρτους) и две рыбки. После того Иисус сказал принести еду и людям сесть на траву. Особо отмечается, что люди сели рядами по 100 (Мк. 6:40) и по 50 человек (Лк. 9:14). Взяв хлеб и рыбу, воззрев на небо, Иисус вознес благодарность. Затем он преломил хлеба и дал пищу ученикам, а те дали их людям. И ели все, и насытились, а ученики после собрали двенадцать корзин (κοφίνους) кусков (Лк. 9:17).

Количество тех, кто ел, было около пяти тысяч (πεντακισχίλιοι) человек, без учета женщин и детей (Мф. 14:21).

Насыщение 4000 людей

Второе чудо записано в Евангелиях от Марка и Матфея, и известно как: «Чудо семи хлебов и рыбок». Согласно Евангелиям, собралась толпа людей и шла за Иисусом. Иисус, подозвав к Себе учеников сказал, что Ему жаль народ, ведь они с Ним уже три дня и не ели ничего и Он не хочет отправить их домой голодными, чтобы они не ослабли на пути. Его Ученики спросили, где они могли бы получить достаточно хлеба в этом отдаленном месте для этого народа. Когда выяснилось, что есть семь хлебов и несколько мелких рыбок, Иисус сказал толпе сесть на землю. Тогда, взяв семь хлебов и рыбы, Иисус помолился, преломил хлеб и дал ученикам, а они, в свою очередь, людям. И ели все, и насытились, а после ученики собрали семь корзин кусков. Количество тех, кто ел, было четыре тысячи человек, кроме женщин и детей. После того, как Иисус отпустил толпу домой, Он сел в лодку и отправился в пределы Магдалинские.

Интерпретация

Иоанн Златоуст в этом увидел покорность бедных своей судьбе. Они без ропота, но с верой отдали свои хлеба и рыбу. А Христос, силой молитвы, умножил их пищу. Тем, что он усадил народ на землю, говорит о том, что Христос учит простоте.

Ефрем Сирин эти чудеса сравнивает с молитвами Моисея в пустыне, когда по его молитвам, Господь накормил народ манной небесной.

Примечания

  1. Robert Maguire, The miracles of Christ, expositions 1863, опубликовано в Weeks and Co. Лондон с. 185
  2. John Clowes (англ.)русск., The Miracles of Jesus Christ, 1817, опубликовано J. Gleave, Манчестер, Великобритания, с. 161
  3. John Clowes. The Miracles of Jesus Christ. — Manchester: J. Gleave, 1817. — С. 109
  4. Иоанн Златоуст. ГЛ. XIV, стих 13-23. // Комментарии Иоанна Златоуста на святого Матфея.
  5. Ефрем Сирин. Комментарии Ефрема Сирина к Евангелию. — IV-V века.

Чудеса Христа: пять хлебов и две рыбы

Всякий, кто видел работу настоящего фокусника, наверное, в восхищении хлопал в ладоши и думал: «Да это же настоящие чудеса! Как можно из пустой шляпы достать живого кролика или, например, превратить обычную тросточку в огромный букет бумажных цветов?»

Но вот вопрос: а чем отличается самый лучший фокус от самого простого чуда?

Ведь и тут и там происходят вещи невероятные, нарушается привычный ход событий, и люди в изумлении не могут понять, как такое возможно. Однако различие между чудом и фокусом есть. Дело в том, что у каждого фокуса обязательно есть свой секрет. И когда его узнаешь, фокус сразу становится понятным и неинтересным. Оказывается, шляпа стояла на ящике, под которым сидел кролик. А букет бумажных цветов был спрятан внутри тросточки в сложенном виде. И остается лишь удивляться, как ты сразу не догадался об этом.

Совсем иначе обстоит дело с чудом. У него нет никакого секрета, никаких резинок в рукаве или коробок с зеркальными стенками. Все происходит на самом деле, без всякого обмана и ловкости рук. Фокус сложен и загадочен, но перестает удивлять, как только узнаешь его секрет. А чудо — простое и открытое всем взорам, но от этого оно не перестает быть удивительной тайной и навсегда остается в памяти людей.

Так произошло и с чудесами, которые творил Иисус Христос во время Своей земной жизни. В них не было ничего секретного и хитрого, но человечество помнит о них до сих пор, хотя с того времени прошло уже целых две тысячи лет. Об одном из таких чудес, произошедших на берегу Галилейского озера, — наш рассказ.

Удивительный Человек

Пустынное побережье Галилейского озера в окрестностях города Вифсаиды. Волны неспешно накатывают на прибрежный песок и, шипя, отползают обратно. Вокруг, сколько хватает взора, — холмы, поросшие зеленой травой, и обломки древних, разрушенных временем скал. А у самого горизонта в туманной дымке виднеется гряда Иудейских гор.

Над волнами кружат чайки, высматривая добычу. Вот одна стремительно бросается вниз, и через секунду уже взлетает с бьющейся в клюве серебрис­той рыбой. Будет теперь обед чайкиным детенышам. А неподалеку от воды стоят привязанные к кустам тамариска ослики и не спеша объедают молодые ветки. Все живое нуждается в пище, и всем подает эту пищу Господь в нужное время.
Но что это за огромная толпа виднеется возле зеленого холма с невысокой скалой на вершине? Быть может, эти люди тоже собрались для того, чтобы купить себе еды на рынке? Или пришли посмотреть на представление заезжего фокусника из Сирии, который умеет глотать сабли и пускать огонь изо рта?

Нет, они пришли сюда из разных городов и деревень, чтобы увидеть нового целителя и проповедника — Иисуса из маленького городка Назарет. Правда ли, нет, но про Него рассказывают, будто Он одним только словом может исцелить безнадежного больного, дать зрение слепому и даже воскресить мертвого. Кто-то говорит, будто видел даже, как Иисус совершал все это, и потому пошел за Ним в надежде исцелить свои недуги тоже.

А еще Он называет Себя Сыном Божьим и говорит удивительные слова о вечной и счастливой жизни после смерти, о Небесном Царстве, которого может достигнуть каждый, кто поверит Его словам.

Вот с такими мыслями собралась сюда эта многотысячная толпа уставших от дальнего перехода людей. Им всем невдомёк было, что Иисус со Своими учениками пришли сюда, чтобы спастись от злобы и коварства царя Ирода. Незадолго до этого царь приказал отрубить голову Иоанну Крестителю, очень дорогому для Иисуса человеку. Услышав о чудесах Иисуса, Ирод хотел найти и Его тоже. Поэтому Иисус увел учеников в это пустынное место, подальше от царских слуг. Ученики нуждались в отдыхе, и Иисус хотел, чтобы они набрались здесь сил. А сам Он поднялся на вершину холма, чтобы помолиться в одиночестве. Но, увидев сверху толпы людей, идущих к Нему за исцелением, сжалился над ними.

И потянулась к вершине горы вереница несчастных. Кто-то шел, переваливаясь на костылях. Кто-то хромал, опираясь на посох. Совсем ослабевших вели под руки друзья или родственники. Слепые шли, ощупывая перед собой дорогу палочкой из тростника или держась рукой за плечо своего поводыря. Каждый подходил к Иисусу, говорил с Ним и тут же отходил уже здоровым, на радостях бросая прочь ставшие ненужными костыли или трость. В это невозможно было поверить, но именно это происходило у всех на глазах. Поэтому люди терпеливо ждали своей очереди, укрывая накидками головы от палящего солнца и делясь друг с другом запасами воды. Каждый надеялся: а вдруг этот удивительный Человек сможет исцелить и мой недуг тоже?

Но вот уже день близится к закату. Длиннее стали тени, в жарком воздухе повеяло вечерней прохладой.
Ученики подошли к Иисусу, окруженному жадно слушающими Его людьми, и сказали:
— Уже темнеет, а народ весь день стоял здесь без пищи. Люди проголодались, многие пришли сюда с детьми. Отпусти их, чтобы они пошли в ближайшие селения и купили себе еды.

Это было разумное предложение. Но, вместо того чтобы с ним согласиться, Иисус внимательно посмотрел на учеников и сказал:
— Вы сами дайте им еду.
Ученики растерянно переглянулись. Народу вокруг холма собралось более пяти тысяч человек. Чтобы накормить всех, еду сюда нужно было бы подвозить на множестве повозок, запряженных волами. Быть может, Иисус шутит? Но нет, Он серьезен и смотрит на них испытующе, как будто хочет проверить, смогут ли они решить предложенную им задачу.

— Даже если мы пойдем и купим хлеба на все деньги, которые у нас есть, его все равно не хватит на такую огромную толпу. Как мы можем их накормить?
Иисус посмотрел на собравшихся внизу людей, повернулся к ученикам, и спросил:
— Сколько у вас есть с собой хлеба сейчас?
Ученики ответили:
— Есть пять хлебов и две рыбы.
Тогда Иисус велел им рассадить всех людей отделениями на зеленой траве. Ученики спустились к толпе и вскоре усадили всех рядами по сто и по пятьдесят человек. Тогда Иисус взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил еду, разломал хлебы на несколько кусков и дал ученикам Своим, чтобы они раздали их людям. Две рыбы Он также разделил и передал для всех.

Ученики медленно шли вдоль рядов и каждому давали по ломтю хлеба и куску рыбы. Но сколько бы они ни раздавали, хлеба и рыбы не становилось меньше. Вот уже они обошли всех. Вот уже все поели и насытились. А остатков от этой трапезы набралось двенадцать полных коробов. Изумленные ученики смотрели на восторженных людей, воздающих хвалу Иисусу, на битком набитые короба и никак не могли поверить в случившееся. Хотя только что своими руками ломали они и этот хлеб, и эту рыбу. Своими руками давали куски каждому из сидящих на траве. Своими руками собирали оставшееся в короба…
Но как это все могло получиться, понять так и не смогли.

Откуда же взялась еда?

Так что же произошло тогда на берегу Галилейского озера неподалеку от Вифсаиды? Быть может, это был какой-то хитроумный фокус и ученики заранее припрятали несколько возов хлеба, чтобы после вот так — эффектно — раздать его ради еще большей славы своего Учителя?

В том-то и дело, что нет. В этом пустынном месте и мешок с отрубями негде было бы спрятать, все на виду, куда ни кинь взгляд.
Да и не те люди были эти ученики, чтобы проворачивать такие хитрые дела. Простодушные рыбаки, они и о себе-то толком позаботиться не смогли в этой ситуации: пять хлебов и две рыбки на двенадцать человек и Учителя — запас, прямо скажем, невеликий.

Но тогда откуда же взялась вся эта еда, которой хватило, чтобы накормить пять тысяч уставших и голодных людей? А все очень просто, и никакого подвоха здесь нет. Это было самое настоящее чудо. Помните, чем чудо отличается от фокуса? Правильно — отсутствием секрета и простотой.

Ведь Иисус не только на словах, но и на самом деле — Сын Божий, сошедший с Небес. А если Сын Божий, значит, и Сам тоже Бог. А если Бог, значит, может в любой момент создать все что угодно, как когда-то сотворил весь этот огромный мир с горами, реками, лесами и звездным небом над головой.

Вот Он увидел, что люди устали и голодны, а ближайшее селение не ближе чем в паре часов ходьбы. И Ему стало их жалко, как любому из нас бывает жалко тех, кому сейчас плохо и тяжело. Но мы можем поделиться с голодным только тем, что у нас есть. А Бог обладает такой властью и силой, что может даже из ничего сотворить нуждающимся еду. Не говоря уже о том, чтобы из пяти хлебов сделать пять повозок хлебных кусков. И вот этот всесильный Бог пожалел людей и накормил их хлебом и рыбой, которые умножил чудесным образом. Просто — благословил пять хлебов с рыбками, и их хватило на пять тысяч человек. Без всяких фокусов. Да и если разобраться, кому же еще творить чудеса, если не Богу?

***
…На фоне подернутых дымкой отрогов далеких Иудейских гор садится за горизонт огромное красное солнце. Чайки-охотницы уже не кружат над волнами, и наевшиеся ослики мирно дремлют возле кустов тамариска. Завтра будет новый день. Завтра все живое снова поднимется на поиски пищи для себя и для своих детей. И каждой живой душе милостивый Господь даст все потребное для жизни. А наша история про чудесное насыщение пятью хлебами на этом заканчивается.

Глава 19. Смерть Иоанна Крестителя. Возвращение Апостолов. Насыщение народа пятью хлебами и двумя рыбами. Хождение Иисуса по воде и спасение утопавшего Апостола Петра. Беседа о хлебе жизни. Оставление Иисуса многими учениками

На этот вопрос Иисус кротко ответил: «Моисей не дал вам небесного хлеба, о котором Я теперь говорю; та манна, которую через Моисея даровал отцам вашим Бог, питала только тела их; Я же говорю о том хлебе небесном, который питает душу и подготовляет к жизни вечной; этот-то хлеб и дает вам теперь Отец Мой, послав Меня к вам, ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру».

Постоянно нуждаясь в хлебе для поддержания жизнедеятельности своего тела, человек не может обойтись и без питания своей души, без пищи духовной, если не желает быть существом скотоподобным, если стремится к самосовершенствованию. Лучшие души древнего мира томились в тщетных поисках истины, правды, жаждали познать Неведомого Бога; да, они томились, так как неудовлетворение запросов духа не менее мучительно, чем голодание тела, и ответ на эти запросы составляет ту духовную пищу, без которой человек не может жить сознательно. Этот ответ принесен Христом от Бога или, как принято говорить, с неба. Это Слово и есть тот хлеб с небес, о котором говорит теперь Христос, и Слово это – Он Сам.

Нетерпеливые слушатели, не поняв, о каком хлебе говорит Иисус, и полагая, что обещанный Им хлеб, дающий жизнь миру, избавит их навсегда от забот о приобретении пищи, прерывают Его речь такой просьбой: Господи! подавай нам всегда такой хлеб (Ин. 6, 34).

Сказав уже, что манна питала одних только евреев, а хлеб Божий, Который Он принес с небес, даст жизнь всему миру, Иисус, продолжая прерванную речь, говорит: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда.

Слова эти выражают ту же мысль, какую Иисус высказал самарянке, сказав: Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную (см. выше, с. 213–214).

«Вы просите всегда давать вам тот хлеб, о котором Я говорю. Но это зависит от вас же самих: идите ко Мне и верьте, что Я говорю вам истину, ту истину, которую поведал Мне Бог; тогда вы не будете мучиться исканием истины и пути к блаженству вечной жизни. Вы познаете и истину, и путь, и не будете уже страдать неудовлетворенностью запросов духа, голодом души. Но для этого надо верить, что Я послан Отцом Моим, а вы видите Меня, и видели совершенные Мной дела, и все-таки требуете от Меня нового знамения Моего посланничества от Бога; а почему? Потому, что вы не веруете в Меня. Вы спросили у Меня, что вам делать, чтобы творить дела Божии? И Я ответил вам, что для того, чтобы творить дела Божии, то есть исполнять во всем волю Его, надо прежде всего знать эту волю. А так как волю Божию открываю вам Я, то надо веровать в Меня; надо верить, что Отец Небесный действительно послал Меня в мир, чтобы спасти всех, и что Я творю волю Пославшего Меня. Отец хочет, чтобы все люди спаслись. Он зовет через Меня всех; и кто приходит ко Мне, тот тем самым творит волю Отца Моего, тот, по воле Отца, отдается Мне, или как бы дается Мне Отцом. И всякого приходящего ко Мне и исполняющего волю Отца, Я не только не изгоню вон из Царства Моего, но, напротив, с радостью приму, потому что воля Отца Моего, чтобы Я не погубил, а спас всех, кто во имя Его приходит ко Мне, и чтобы Я воскресил их в последний день к блаженству вечной жизни; и Я воскрешу их. Итак, слово Мое, открывающее вам волю Божию и дающее вам возможность творить дела Божии, есть истинно тот хлеб, который утоляет ваш духовный голод. Да, Я – хлеб жизни (Ин. 6, 35); приходящий ко Мне и верующий в Меня не будет более мучиться этим голодом, не будет жаждать истины и искать пути к вечной жизни, ибо он найдет во Мне и истину, и путь».

Когда Господь говорил это, в синагоге послышался ропот: то переговаривались между собой книжники и фарисеи, повторяя сказанное Иисусом: Я… хлеб, сшедший с небес. Не понимая или не желая понять значения этих слов, они почти с насмешкой говорили: не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: Я сошел с небес? (Ин. 6, 42). Говорили они так для того, чтобы охладить в присутствовавших зарождающуюся веру в Иисуса, как посланного Самим Богом. Все учение Иисуса и дела, которые Он творил, подсказывали многим слушателям Его, что Он действительно пришел от Бога; и в это самое время раздается протест фарисеев: «Что Он говорит? Разве можно верить Ему, что Он пришел от Бога, с небес? Не с небес Он пришел, а из Назарета; это все мы знаем; мы знаем, что Он сын плотника Иосифа, и Сам плотник; мы знаем и Его Мать. Как же Он говорит, что сошел с небес? Кто может поверить этому?»

Что роптали так не все находившиеся в это время в синагоге, а только книжники и фарисеи45, видно уже из того, что, отвечая на этот ропот, Иисус ссылается на пророчества, чего никогда не делал, когда поучал несведущий в Писании народ.

Этот открытый ропот, эти дерзкие слова врагов Христовых вынудили Господа прервать Свою речь к народу и обратиться в ту сторону, где они сидели. Посмотрев на них, Господь сказал: «Не ропщите между собою (Ин. 6, 43); не возбуждайте напрасного ропота среди слушающих Меня. Возьмите книгу пророков, и прочтите, что значит написанное в ней: и будут все научены Богом (Ин. 6, 45)? Вдумайтесь в смысл этих слов и поймите, наконец, что никто не видел Бога, кроме Того, Кого Он послал в мир; только один Он видел Бога; только Он может знать Его волю и, зная ее, научить вас; следовательно, только через Него вы можете быть научены Богом. А так как и слова, и дела Мои доказывают вам, что Я Тот, Кого Он послал в мир, то всякий слушающий Меня и верующий, что Я послан Богом, научается через Меня Самим Богом. Поэтому только верующий в Меня, верующий, что Я послан от Бога, – может спастись и удостоиться блаженства Вечной Жизни. Поэтому-то Я и говорю вам, что Я… хлеб жизни! не такой хлеб, какой ели ваши предки в пустыне: тот хлеб, хотя и питал тела их, но от смерти не мог избавить их, и они умерли. Я же – хлеб, питающий душу и дающий ей жизнь вечную, то есть избавляющий ее от духовной смерти, от вечных мучений. Я хлеб живый, сшедший с небес; и кто будет питаться этим хлебом, тот будет жить вечно. Вас соблазняют эти слова Мои; вы не хотите верить, что Я, открывший вам волю Отца Моего, питаю алчущих и жаждущих правды Божией и потому называю Себя хлебом, сшедшим с небес. Что же скажете вы, когда Я открою вам величайшую тайну, которую вы сейчас и уразуметь не можете, которую поймут только верующие в Меня, да и то не теперь, а после? Что подумаете вы, если Я скажу вам, что Я отдам тело Свое для спасения мира и что это тело Мое будет истинным хлебом, дающим жизнь вечную?..»

Беседуя с фарисеем Никодимом (см. с. 199), Господь сказал: «Если Я говорю тебе о земном, о том, что так понятно всякому не зараженному фарисейским лжеученьем, и ты не понимаешь Меня, – то поймешь ли ты, если Я скажу тебе, что Мессия, Сын Человеческий, должен быть вознесен на крест, дабы всякий, верующий в Него, удостоился блаженства вечной жизни?» Никодим, ожидавший Мессию как воинственного Царя, который будет царствовать вечно, не мог, конечно, поверить, что этот Царь будет вознесен на крест. Так же и в настоящей беседе с книжниками и фарисеями о хлебе жизни Господь сказал: «Если вы не понимаете, что слово Божие питает душу человеческую, то как же вам понять, что для спасения людей Сын Человеческий должен будет отдать тело Свое, и оно, а равно и кровь Его, станут истинной пищей и истинным питием, приводящим в жизнь вечную?»

Вновь послышался ропот в синагоге; враги Христовы стали громко говорить между собой и спорить: как Он может дать нам есть Плоть Свою?

Если иудеи спорили между собой, как говорит Евангелист, то, значит, были между ними и такие, которые не находили ничего странного в словах Иисуса, которые готовы были уверовать в Него как пришедшего от Бога, как истинный хлеб жизни. Но таких, конечно, было очень мало среди лиц, составлявших партию, враждебную Иисусу. Однако этот ропот и эти споры, как увидим ниже, подействовали на многих из находившихся в синагоге, а этого только и добивались коварные фарисеи.

Позднее, в прощальной беседе Своей с Апостолами на Тайной Вечери, Иисус, благословив хлеб, преломил его и, раздавая Апостолам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. Подавая же им чашу с вином, сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов (Мф. 26, 26–28). Сие творите в Мое воспоминание (Лк. 22, 19). Слова эти сказаны были в тот вечер, когда Иисус и Апостолы, по обычаю евреев, ели ветхозаветную пасху, служившую воспоминанием об избавлении евреев от плена и ига египетского. Пасха та состояла из испеченного агнца, которого евреи ели с пресным хлебом и горькими травами; и ели ее в первый раз в ночь перед выходом своим из Египта. То была ветхозаветная пасха. Теперь же Иисус, указывая на предстоящую Ему крестную смерть, а на Себя как на новозаветного Агнца, принимающего на Себя грехи всего мира (Ин. 1, 29), говорит, что тело Его и кровь Его, принимаемые под видом хлеба и вина, составят пасху Нового Завета. Кровь ветхозаветного агнца, которой евреи перед исходом из Египта мазали косяки и перекладины дверей своих домов, чтобы сохранить своих первенцев от истребления (Исх. 12), заменяется теперь кровью Христа, кровью Нового Завета, проливаемой Им за многих во оставление грехов их. Таким образом, на Тайной Вечери окончательно было установлено Таинство принятия Тела и Крови Христовой, Таинство Евхаристии; в беседе же о хлебе жизни в Капернаумской синагоге Иисус не указывает на хлеб и вино, под видом которых верующие в Него должны принимать Тело и Кровь Его, но говорит, что хлеб, который Он даст, это плоть Его, которую Он отдаст за жизнь мира.

Да, для того, чтобы сознательно творить волю Божию и через это не только спастись от осуждения, но и удостоиться блаженства Вечной Жизни, надо знать эту волю. Объявил эту волю людям Христос; но, чтобы принять ее за действительную волю Божию, надо поверить Христу, надо поверить, что все, что Он говорит – говорит Сам Бог, что Он и Отец – одно. Препятствовало верить этому то, что Иисус был Человеком; никто, даже Апостолы, не могли тогда понять тайны воплощения Бога, тайны Богочеловечества Иисуса. Поэтому Иисусу Христу надлежало принести в жертву Свою жизнь, как Человека, Свое человеческое тело, чтобы последующим Воскресением его убедить людей в Своем Божестве, а следовательно и в истинности всего сказанного Им. И тогда это воскрешенное тело Его и пролитая кровь Его будут действительно той небесной пищей, которая будет питать веру во Христа как Бога, и приведет верующих к блаженству вечной жизни. Вот почему Иисус сказал, что хлеб, сшедший с небес, есть тело Его, которое Он отдает за жизнь мира, то есть за предоставление людям возможности уверовать в Него и через это достигнуть Вечной Жизни.

Книжники и фарисеи продолжали спорить, но Господь, желая прекратить этот спор, сказал им, дважды подтверждая справедливость Своих слов (истинно, истинно): если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем… и Я воскрешу его в последний день (Ин. 6, 53–56).

Слова – пребывает во Мне, и Я в нем – не оставляют никакого сомнения в том, что Тело и Кровь Христа, отдаваемые Им за спасение людей, составляют необходимое средство к общению всех верующих со Христом, к единению их во Христе. Недостаточно только верить в Иисуса как Богочеловека, надо слиться с Ним воедино и пребывать в Нем, дабы и Он пребывал в нас. В Нем, как Бого-Человеке, выразилось полное слияние Его человеческой воли с волей Божией; к подобному слиянию своей воли с волей Бога должны стремиться и мы, всей силой своей воли, всеми помыслами и желаниями мы должны пребывать во Христе, желать того, чего Он хотел, поступать во всем так, как Он учил; тогда и Он, руководя нашей волей и нашими действиями, будет пребывать в нас, и тогда только, то есть при таких условиях Он воскресит нас в последний день к Вечной Блаженной Жизни (воскрешены будут все, но не все к Блаженной Жизни). А для такого единения Иисус установил Таинство принятия Тела и Крови Его. Как… Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною (Ин. 6, 57), и жить будет не так, как отцы ваши, которые ели манну и умерли; нет, он вечно будет жить.

Беседа эта происходила в Капернауме, в синагоге, в присутствии Апостолов и других учеников Иисуса. Теперь уже не фарисеи и книжники, а многие из учеников Его потихоньку, как бы шепотом, говорили друг другу: Какие странные слова! кто может это слушать? (Ин. 6, 60). Этот ропот был не замечен другими, находившимися в синагоге, но не мог ускользнуть от всеведущего Иисуса, и Он сказал им: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде? (Ин. 6, 61–62).

«Речь патетически-отрывочная, требующая дополнения, которое должно быть таково: если вас это соблазняет, то не в больший ли соблазн придете, когда увидите Сына Человеческого, восходящего туда, где был прежде? Господь здесь говорит о восхождении Своем к Отцу в обширном смысле, как восхождении в славу Свою через страдания (Лк. 24, 26); в видимых страданиях – начало славы Его; пострадав, Он умер и воскрес, и вознесся. На этот-то исходный, так сказать, пункт Его славы – страдания Свои и позорную смерть, – Он и указывает здесь как на предмет соблазна для иудеев еще большего, чем соблазн о теперешней речи Его. Если вы теперь соблазнились словом Моим о хлебе жизни, Плоти Моей, что же будет, не больший ли соблазн для вас будет, когда увидите страдания и позорную смерть Мою, не уразумев, по плотскому направлению ваших воззрений, что эти страдании и смерть – путь к славе Моей и восхождение туда, где Я был прежде?» (Епископ Михаил. Толковое Евангелие).

Говоря возроптавшим ученикам, что их еще более соблазнит конец Его земного поприща, когда они увидят Его распятого на Кресте, хотя эта крестная смерть будет только началом восхождения Его туда, где Он был прежде, Господь сказал: «Вы думаете все о земном, о плотском, и не можете отрешиться от него даже и тогда, когда Я вам говорю о небесном, о спасении душ ваших. Поймите же, что жизнь истинную, Жизнь Вечную дает не пища телесная, не манна, которую ели отцы ваши, но та пища духовная, тот хлеб небесный, какой Я даю вам. Ведь истинная Вечная Жизнь есть жизнь духа, а не тела; дух оживляет тело, дух животворит, но не плоть; плоть не пользует нимало, не ведет к блаженству вечной жизни. Вы думаете только о земном, о плотском, слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь; они ведут к совершенству духа, к совершенству душ ваших, и обеспечивают вам блаженство Вечной Жизни. Но для понимания их нужна вера в Меня, а я вижу, что среди вас находятся и неверующие; они-то и не понимают Меня; не понимая же Меня, они не идут за Мной; отказываясь от исполнения воли Божией, они и не могут прийти ко Мне. Воля Отца Моего, чтобы все уверовали в Меня и все пришли ко Мне; приходящий ко Мне приходит по воле Отца Моего, и этот приход его как бы дается ему Отцом; а кто отвергает волю Божию, тому и не дано от Отца Моего прийти ко Мне. Для того-то и говорил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего».

>Насыщение пятью хлебами: Чудо с оттенком грусти

Евангелие от Матфея. Глава 14. Стихи 14-22:

14. И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их.
15. Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи.
16. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть.
17. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы.
18. Он сказал: принесите их Мне сюда.
19. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу.
20. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных;
21. а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.
22. И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

Протоиерей Павел Великанов

Протоиерей Павел Великанов:

Чудо, о котором повествует евангелист Матфей, насыщение пяти тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами, казалось бы, предельно простое. На самом деле это чудо имеет очень сильный оттенок огромной грусти.

Представьте себе огромный стадион, целиком набитый, наполненный людьми – они хотят того самого Мессию, который решит все их житейские проблемы, избавит от ненавистного римского владычества и в прямом смысле слова озолотит весь народ.

И Спаситель, казалось бы, вдруг идет на поводу у этих чаяний еврейского народа. Главное – все довольны, кроме Одного – Самого Христа Спасителя.

О том, какой болью стало для Него это чудо, мы услышим несколько позже, когда Он начнет говорить о Своих Теле и Крови, о небесном хлебе, когда отойдут от Него практически все, включая даже достаточно близких учеников.

И Он напомнит: вы ищете Меня не потому, что на самом деле верите в Меня как Мессию, а потому что ели хлеб и насытились. И вы хотите, чтобы это происходило снова и снова.

Бог как любящий отец всегда хочет, чтобы мы были радостны, чтобы мы были утешены, чтобы наши пожелания (если они не являются откровенно греховными) были реализованы. Но это вовсе не значит, что наши пожелания Ему приносят такую же радость, как и нам самим.

Будем помнить пример с чудесным насыщением хлебами, чтобы всякий раз, когда Бог отвечает на наши мольбы, мы становились к Нему ближе, мы имели еще одно основание для того, чтобы почувствовать Его милость к нам, а вовсе не самодовольно требовать от Него постоянного повторения чуда.

«Воскресные Евангельские чтения» — цикл еженедельных просветительских программ с комментариями к воскресным евангельским чтениям. Цель проекта — познакомить со Священным Писанием самую широкую аудиторию. Автор и ведущий — протоиерей Павел Великанов. Программы выходят на региональных телеканалах Владимирской области. Идея воплощена в жизнь по инициативе Муромского Свято-Благовещенского монастыря благодаря гранту конкурса «Православная инициатива».

Вопрос:

Каким образом Иисус Христос накормил 5000 народу 5 хлебами и 2 рыбами и ещё при этом осталось двенадцать коробов? Насколько я понимаю, Иисус сотворил всю эту еду из ничего как Бог? Или он привлёк изобилие Божие и сотворил эту еду из уже имеющегося света Божьего, так как Он благословил хлебы и посмотрел на Небо? Или это было как-то по-другому? Объясните мне этот момент, пожалуйста! С уважением, Меир Аhава

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Среди множества чудес, которые совершил Господь во время Своей земной жизни, чудесное насыщение пяти тысяч человек пятью ячменными хлебами и двумя рыбами имеет особое духовное значение. О нем повествуют все четыре евангелиста. Событие это находится в преемственной связи с некоторыми ветхозаветными чудесами (Исх.16:3; 3Цар.17:8-16; 4Цар.4:42-44). Люди Израиля, жившие ожиданием Избавителя, верили, что Мессия даст новую манну. Сугубая значимость этого чуда была в том, что оно символически указывало на будущее таинство святой Евхаристии, которое Господь установил на Тайной вечере. Св. евангелист Иоанн Богослов сообщает важную хронологическую подробность: Приближалась же Пасха, праздник Иудейский (Ин.6:4).

Когда люди по тогдашнему восточному обычаю возлегли для вкушения пищи, Спаситель воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы (Мф.14:19). Формула благословения, основывалась на Лев.19:24 и Втор.8:10. Ее произносили с древности: «Благословен Ты, Господи Бог наш, Царь вселенной, Который выводишь хлеб из земли». Однако еврейские и греческие слова (бэрах и эвлогиа), обозначающие «благословение», могут также употребляться в значении «благодарить», а также «восхвалять», «прославлять». При насыщении четырех тысяч семью хлебами и рыбами Иисус Христос, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим (Мф.15:36). Хлеб в Палестине пекли в виде тонких и хрупких лепешек. Его легко было разламывать, что и сделал Спаситель.

«Каким образом Иисус Христос накормил 5000 народу»? Сотворил из ничего. Этим указал народу на Свое Божественное достоинство. «Но почему не творит хлебов вновь? Чтобы <…> самыми делами научить, что все видимое произведено и сотворено Им, и чтобы доказать, что Он есть дающий плоды и изрекший вначале: да произрастит земля былие травное; также: да изведут воды гады душ живых (Быт. I, 11, 20). И настоящее чудо не маловажнее творения былия или гадов. В самом деле, пресмыкающиеся, хотя и сотворены вновь, однако сотворены из воды. А из пяти хлебов и двух рыб сделать так много – не маловажнее, чем произвесть из земли плод и из воды пресмыкающихся животных; это значило, что Иисус имеет власть над землею и над морем. Доселе творил Он чудеса над одними больными; а теперь оказывает всеобщее благодеяние, чтобы народ не оставался простым зрителем того, что происходило с другими, но сам получил дар. И что иудеям, во время странствования по пустыне, казалось чудным (так как они говорили: еда и хлеб может дати, или уготовати трапезу в пустыне (Пс. LXXVII, 20), то самое Господь показал на деле. Для того и ведет их в пустыню, чтобы чудо не подлежало решительно никакому сомнению, и никто не подумал, что для напитания принесено что-нибудь из ближнего селения. Для того евангелист упоминает и о времени, а не только о месте. Отсюда научаемся и другому, именно: познаем умеренность учеников в удовлетворении необходимых потребностей, и то, как мало заботились они о пище. Их было двенадцать человек; а они имели при себе только пять хлебов и две рыбы. Столь мало радели они о плотском, а занимались только духовным! Да и этих немногих хлебов не стали удерживать, а и их отдали, как скоро попросили у них. Отсюда должны мы научиться, что хотя имеем у себя и малость, и то обязаны отдавать нуждающимся. Когда им велено принести пять хлебов, они не говорят: что же будем есть сами? Чем утолим свой голод? – но тотчас повинуются. Кроме сказанного, по моему мнению, Христос и для того не творит вновь хлебов, чтобы привести учеников к вере: они были еще весьма слабы. Потому взирает и на небо. Они видели неоднократно примеры других чудес, а такого чуда еще не видали. Итак, взяв, преломил и раздавал чрез учеников, делая им чрез это честь. Впрочем, Он сделал это не столько для чести их, сколько для того, чтобы, когда совершится чудо, они не остались в неверии и не забыли о бывшем, когда собственные их руки будут свидетельствовать о том <…> Но и тем чудо еще не ограничилось. Господь сделал, что оказался избыток, и избыток не в цельных хлебах, а в кусках, чтобы показать, что это точно остатки от тех хлебов, и чтобы не находившиеся при совершении чуда могли узнать, что оно было. Для того Христос попустил народу почувствовать и голод, чтобы не принял кто чуда за мечту; для того сделал остатков двенадцать кошниц, чтобы и Иуде было что нести. Господь и без хлебов мог утолить голод, но тогда ученики не познали бы Его могущества, потому что это было и при Илие. А за это чудо иудеи так удивились Ему, что хотели сделать даже царем, хотя при других чудесах никогда не покушались на то» (Святитель Иоанн Златоуст. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа XLIX).

Иисус насыщает пять тысяч человек пятью хлебами

Однажды Иисус пошел с учениками на другую сторону моря Галилейского, в окрестности Тивериады. «За Ним последовало множество народа, потому что видели чудеса, которые Он творил над больными. Иисус взошел на гору и там сидел с учениками Своими. Приближалась же Пасха, праздник Иудейский. Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: «»Где нам купить хлебов, чтобы их накормить?»» Говорил же это, испытывая его, ибо Сам знал, что хотел сделать. Филипп отвечал Ему: «»Им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу»». Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему: «»Здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества?»» Иисус сказал: «»Велите им возлечь»». Было же на том месте много травы. Итак возлегло людей числом около пяти тысяч. Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда все насытились, то сказал ученикам Своим: «»Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало»». И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели. Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: «»Это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мир»»».

Читайте более подробно: Евангелие от Иоанна 6:3-14.

Найдено место, где Иисус накормил голодных

Автор Игорь Буккер 24.09.2019 17:10

По всей видимости, археологи, ведущие раскопки возле Галилейского моря, обнаружили место, где Иисус чудесным образом накормил пятью хлебами и двумя рыбами толпу из пяти тысяч человек. Это чудо упомянуто во всех четырех канонических Евангелиях.

Во время раскопок византийской «Сгоревшей церкви» (названной так потому, что она была одной из семи церквей, разрушенных в результате осады и захвата Иерусалима в 614 году н. э. армией Сасанидской империи) сотрудники из университета Хайфы обнаружили на полу храма выложенную 1 400 лет тому назад мозаику, изображающую чудо кормления. На первой изображен совершающий чудо Иисус, на другой — двенадцать корзин с хлебом и фруктами.

Согласно Евангелию от Марка, после смерти Иоанна Крестителя Иисус с учениками удалился в «пустынное место» в Галилее, чтобы немного отдохнуть. Поскольку туда они отправились на лодке, это место должно было находиться относительно близко от берега Галилейского моря. Когда они сошли на берег, их окружила толпа. Ученики просили Иисуса: «отпусти их, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения и купили себе хлеба, ибо им нечего есть» (Марк 6:31).

В ответ Иисус велел своим ученикам дать им есть. Узнав, что у них пять хлебов и две рыбы, Иисус посмотрел на небо, «благословил и преломил хлебы», раздал ученикам, чтобы они разделили на всех. «И ели все, и насытились. И набрали кусков хлеба и остатков от рыб двенадцать полных коробов. Было же евших хлебы около пяти тысяч мужей» (Марк 6: 42-44). Эта история изложена у других евангелистов: Матфея, Марка и Иоанна. У Марка и Матфея от кормления четырех тысяч человек осталось даже еще больше еды.

Традиционно считалось, что кормление пяти тысяч происходило на северо-западном берегу Галилейского моря — в Табхе (Ейн-Шева). Здесь, на месте руин византийской церкви, разрушенной в 7-м веке, имеется католическая Церковь Умножения хлебов и рыб. Наиболее раннее свидетельство об отправлении христианских обрядов в Табхе датируется серединой 4-го века, но мозаика, относящаяся к кормлению пяти тысяч человек, датируется примерно 480-м годом н. э.

Место новейшего открытия находится на юго-восточном берегу Галилейского моря, где располагался древний город восточной Галилеи — Сусита, или по-гречески Гиппос. Основанный при Селевкидах как эллинистический полис Антиохия-Гиппос, город расцвел под римским владычеством, подвергся христианизации в византийский период.

По осторожному предположению Майкла Эйзенберга (Michael Eisenberg) из университета Хайфы, возможно, Гиппос был тем местом, где предположительно произошло чудо. В беседе с корреспондентом Jerusalem Post ученый сказал: «В настоящее время мы склонны рассматривать Церковь Умножения в Табхе как место совершения чуда, но при внимательном чтении Нового Завета становится очевидным, что оно произошло в пределах городской черты к северу от Гиппоса».

Как в Табхе, так и в Гиппосе имеются мозаики с изображением чуда умножения хлебов и рыб. Эти мозаики, как и оба храма, где они располагаются, относятся к пятому веку.

Одна из первых христианок, писательница Эгерия (Egeria), которая путешествовала по Святой земле примерно в 381 году, в своем дневника записала, что место, «где Господь накормил людей пятью хлебами и двумя рыбами», было недалеко от Капернаума. Даже если Церковь Умножения и была тем самым местом, которое посетила Эгерия, паломница пришла сюда спустя 350 лет после того, как Иисус совершил это чудо.

Оба эти храма были возведены в тот период, когда христиане совершали паломничество по святым местам в поисках облегчения физических страданий. Как правило, чтобы излечиться от недугов или попросить помощи в случае неурожаев, голода, непосильных поборов и войн. Возможно, оба эти места представляли собой различные религиозные центры, которые были охвачены желанием привлечь к себе как можно больше паломников.

Обе церкви могли быть одинаково привлекательными для местных рыбаков, которые молились о хороших уловах. Любопытный факт, художник, создававший мозаику в Табхе, не был местным рыбаком: на мозаиках изображена рыба с двумя спинными плавниками, а у рыб Галилейского моря только один спинной плавник. Хлеб и рыба — символы первых христиан, имели большое практическое значение для всех живущих у Галилейского моря, будь то рыбаки или крестьяне.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *