7 грехов

Содержание

«Лествица» преподобного Иоанна Лествичника В старину на Руси излюбленным чтением всегда были «Добротолюбие», «Лествица» преподобного Иоанна Лествичника и другие душеполезные книги. Современные православные христиане, к сожалению, редко берут в руки эти великие книги. А жаль! Ведь в них содержатся ответы на вопросы, которые и сегодня очень часто задают на исповеди: «Батюшка, как не раздражаться?», «Отче, как бороться с унынием и леностью?», «Как жить в мире с близкими?», «Почему мы постоянно возвращаемся к одним и тем же грехам?». Эти и другие вопрошания приходится слышать каждому священнику. На эти вопросы отвечает богословская наука, которая называется аскетика. Говорит она о том, что такое страсти и грехи, как с ними бороться, как обрести мир душевный, как стяжать любовь к Богу и ближним.

Слово «аскетика» сразу вызывает ассоциации с древними подвижниками, египетскими пустынниками, монастырями. И вообще аскетические опыты, борьбу со страстями многие считают делом сугубо монашеским: мы, мол, люди немощные, в миру живем, мы уж так как-нибудь… Это, конечно, глубокое заблуждение. К ежедневной борьбе, войне со страстями и греховными привычками призван каждый православный христианин без исключения. Об этом говорит нам апостол Павел: «Те, которые Христовы (то есть все христиане. – Авт.) распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5: 24). Как солдаты принимают присягу и дают торжественное обещание – клятву – защищать Отечество и сокрушать его врагов, так и христианин как воин Христов в таинстве крещения присягает на верность Христу и «отрекается от диавола и всех дел его», то есть от греха. А значит, предстоит бой с этими лютыми врагами нашего спасения – падшими ангелами, страстями и грехами. Бой не на жизнь, а на смерть, бой трудный и ежедневный, если не ежечасный. Поэтому «покой нам только снится».

Возьму на себя дерзновение сказать, что аскетику можно назвать в некотором роде христианской психологией. Ведь слово «психология» в переводе с греческого языка значит «наука о душе». Это наука, изучающая механизмы человеческого поведения и мышления. Практическая психология помогает человеку справиться со своими дурными наклонностями, победить депрессию, научиться ладить с самим собой и людьми. Как видим, предметы внимания аскетики и психологии одни и те же.

Святитель Феофан Затворник говорил, что нужно составить учебник по христианской психологии, и сам применял в своих наставлениях вопрошающим психологические аналогии. Беда в том, что психология не является единой научной дисциплиной, такой как физика, математика, химия или биология. Существует множество школ, направлений, которые называют себя психологией. К психологии относятся и психоанализ Фрейда и Юнга, и новомодные течения вроде нейролингвистического программирования (НЛП). Некоторые направления в психологии совершенно неприемлемы для православных христиан. Поэтому приходится собирать какие-то знания по крупицам, отделяя зерна от плевел.

Попытаюсь, используя некоторые знания из практической, прикладной психологии, переосмыслить их согласно с учением святых отцов о борьбе со страстями.

Перед тем как начать говорить об основных страстях и методах борьбы с ними, давайте зададим себе вопрос: «А для чего мы боремся с нашими грехами и страстями?». Недавно услышал, как один известный православный богослов, профессор Московской духовной академии (не буду называть его имени, так как очень уважаю его; он был моим преподавателем, но в данном случае я в корне не согласен с ним) сказал: «Богослужение, молитва, пост – все это, так сказать, строительные леса, подпорки для возведения здания спасения, но не цель спасения, не смысл христианской жизни. А цель – избавление от страстей». Не могу с этим согласиться, так как избавление от страстей тоже не самоцель, а об истинной же цели говорит преподобный Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен – и вокруг тебя спасутся тысячи». То есть цель жизни христианина – стяжание любви к Богу и ближним. Сам Господь говорит только о двух заповедях, на которых зиждется весь закон и пророки. Это «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим» и «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22: 37, 39). Христос не сказал, что это просто две из десяти, двадцати других заповедей, но сказал, что «на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22: 40). Это самые главные заповеди, исполнение которых является смыслом и целью христианской жизни. А избавление от страстей – это тоже лишь средство, как и молитва, богослужение и пост. Если бы избавление от страстей было целью христианина, то мы недалеко бы ушли от буддистов, которые тоже ищут бесстрастия – нирваны.

Человеку невозможно исполнить две главные заповеди, пока над ним господствуют страсти. Человек, подверженный страстям, грехам любит себя и свою страсть. Разве может тщеславный, гордый любить Бога и ближних? А находящийся в унынии, гневе, служащий сребролюбию? Вопросы риторические.

Служение страстям и греху не позволяет христианину исполнить самую главную, ключевую заповедь Нового Завета – заповедь о любви.

Страсти и страдания

С церковнославянского языка слово «страсть» переводится как «страдание». Отсюда, например, слово «страстотерпец», то есть терпящий страдания, мучения. И действительно, ничто так не мучает людей: ни болезни, ни что-либо другое, – как собственные страсти, укоренившиеся грехи.

Сначала страсти служат удовлетворению греховных потребностей людей, а потом люди сами начинают служить им: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8: 34).

Конечно, в каждой страсти есть элемент греховного удовольствия для человека, но, тем не менее, страсти мучают, терзают и порабощают грешника.

Самые яркие примеры страстной зависимости – алкоголизм и наркомания. Потребность в алкоголе или наркотиках не только порабощает душу человека, но алкоголь и наркотики становятся необходимой составляющей его обмена веществ, частью биохимических процессов в его организме. Зависимость от алкоголя или наркотиков – это зависимость духовно-телесная. И лечить ее нужно двояко, то есть врачуя и душу, и тело. Но в основе лежит грех, страсть. У алкоголика, наркомана разваливается семья, его выгоняют с работы, он теряет друзей, но все это он приносит в жертву страсти. Человек, зависимый от алкоголя или наркотиков, готов на любое преступление, чтобы удовлетворить свою страсть. Недаром 90% преступлений совершаются под воздействием алкогольно-наркотических веществ. Вот как силен демон пьянства!

Другие страсти могут не меньше порабощать душу. Но при алкоголизме и наркомании порабощение души еще усиливается телесной зависимостью.

Люди, далекие от Церкви, от духовной жизни часто видят в христианстве одни запреты. Мол, напридумывали каких-то табу, ограничений, чтобы людям жизнь усложнить. Но в Православии нет ничего случайного, лишнего, все очень гармонично и закономерно. В мире духовном, как и в мире физическом, есть свои законы, которые, как и законы природы, нельзя нарушить, иначе это приведет к ущербу и даже к катастрофе. Часть этих законов выражена в заповедях, которые оберегают нас от беды. Заповеди, нравственные предписания можно сравнить с табличками, предупреждающими об опасности: «Осторожно, высокое напряжение!», «Не влезай, убьет!», «Стой! Зона радиационного заражения» и подобным, или с надписями на емкостях с ядовитыми жидкостями: «Ядовито», «Токсично» и прочее. Нам, конечно, дана свобода выбора, но если мы не будем обращать внимание на тревожные надписи, обижаться потом нужно будет только на себя. Грех – нарушение очень тонких и строгих законов духовной природы, и он наносит вред, в первую очередь, самому согрешившему. А в случае со страстями вред от греха усиливается многократно, ибо грех становится постоянным, приобретает характер хронической болезни.

Слово «страсть» имеет два значения.

Во-первых, как говорит преподобный Иоанн Лествичник, «страстью называют уже самый порок, от долгого времени вгнездившийся в душе и через навык сделавшийся как бы природным ее свойством, так что душа уже произвольно и сама собой к нему стремится» (Лествица. 15: 75). То есть страсть – это уже нечто большее, чем грех, это греховная зависимость, рабство определенному виду порока.

Во-вторых, слово «страсть» – это название, объединяющее целую группу грехов. Например, в книге «Восемь главных страстей с их подразделениями и отраслями», составленной святителем Игнатием (Брянчаниновым), перечислены восемь страстей, и после каждой идет целый список грехов, объединенных этой страстью. Например, гнев: вспыльчивость, принятие гневных помыслов, мечтание гнева и отмщения, возмущение сердца яростью, помрачение его ума, непрестанный крик, спор, бранные слова, ударение, толкание, убийство, памятозлобие, ненависть, вражда, мщение, оклеветание, осуждение, возмущение и обида на ближнего.

Большинство святых отцов говорят о восьми страстях:

1. чревообъядение,
2. любодеяние,
3. сребролюбие,
4. гнев,
5. печаль,
6. уныние,
7. тщеславие,
8. гордость.

Некоторые, говоря о страстях, объединяют печаль и уныние. Вообще-то это несколько разные страсти, но разговор об этом пойдет ниже.

Иногда восемь страстей называют смертными грехами. Такое название страсти имеют потому, что могут (если полностью завладеют человеком) нарушить духовную жизнь, лишить спасения и привести к вечной смерти. Согласно святым отцам, за каждой страстью стоит определенный бес, зависимость от которого и делает человека пленником определенного порока. Это учение коренится в Евангелии: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находя, говорит: возвращусь в дом свой, откуда вышел, и придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собой семь других духов, злейших себя, и войдя, живут там, – и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк. 11: 24–26).

Про семь страстей обычно пишут западные богословы, например Фома Аквинат. На Западе вообще числу «семь» предают особое значение.

Страсти являются извращением естественных человеческих свойств и потребностей. В человеческой природе есть потребность к пище и питью, стремление к продолжению рода. Гнев может быть праведным (например, к врагам веры и Отечества), а может привести к убийству. Бережливость может переродиться в сребролюбие. Мы скорбим о потере близких людей, но это не должно перерастать в отчаяние. Целеустремленность, упорство не должны приводить к гордости.

Один западный богослов приводит очень удачный пример. Он сравнивает страсть с псом. Очень хорошо, когда пес сидит на цепи и охраняет наш дом, но беда, когда он залез лапами на стол и пожирает наш обед.

Святой Иоанн Кассиан Римлянин говорит, что страсти подразделяются на душевные, то есть исходящие из душевных склонностей, например: гнев, уныние, гордость и т.д. Они питают душу. И телесные: они в теле зарождаются и тело питают. Но так как человек душевно-телесен, то страсти разрушают как душу, так и тело.

Этот же святой пишет, что первые шесть страстей как бы происходят одна из другой, и «излишество предыдущей дает начало последующей». Например, от излишнего чревоугодия происходит блудная страсть. От блуда – сребролюбие, от сребролюбия – гнев, от гнева – печаль, от печали – уныние. И лечится каждая из них изгнанием предыдущей. Например, чтобы победить блудную страсть, нужно связать чревоугодие. Чтобы победить печаль, нужно подавить гнев и т.д.

Особо стоят тщеславие и гордость. Но и они взаимосвязаны. Тщеславие дает начало гордости, и бороться с гордостью нужно, победив тщеславие. Святые отцы говорят, что некоторые страсти совершаются телом, но зарождаются они все в душе, выходят из сердца человека, как говорит нам Евангелие: «Из сердца человека исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека» (Мф. 15: 18–20). Самое страшное, что страсти не исчезают со смертью тела. А тело как инструмент, которым человек чаще всего совершает грех, умирает, исчезает. И невозможность удовлетворить свои страсти – вот что будет мучить и жечь человека после смерти.

И святые отцы говорят, что там страсти будут мучить человека гораздо сильнее, чем на земле, – без сна и отдыха палить как огнем. И не только телесные страсти будут мучить людей, не находя удовлетворения, как блуд или пьянство, но и душевные: гордость, тщеславие, гнев; ведь там тоже не будет возможности их удовлетворить. И главное, что бороться со страстями человек тоже не сможет; это возможно только на земле, ведь земная жизнь дается для покаяния и исправления.

Воистину чему и кому человек служил в земной жизни, с тем он будет и в вечности. Если служит своим страстям и диаволу, с ними и останется. Например, для наркомана ад – это будет бесконечная, никогда не прекращающаяся «ломка», для алкоголика – вечное похмелье и т.д. Но если человек служил Богу, был с Ним и на земле, он может надеяться, что и там будет с Ним.

Земная жизнь дается нам как подготовка к вечности, и мы здесь, на земле, определяемся с тем, что для нас главнее, что составляет смысл и радость нашей жизни – удовлетворение страстей или жизнь с Богом. Рай – это место особого присутствия Божия, вечное богоощущение, и насильно Бог туда никого не помещает.

Протоиерей Всеволод Чаплин приводит один пример – аналогию, позволяющую понять это: «На второй день Пасхи 1990 года владыка Костромской Александр служил первую со времен гонений службу в Ипатьевском монастыре. До последнего момента было неясно, состоится ли богослужение – таково было сопротивление музейных работников… Когда владыка вошел в храм, музейщики во главе с директрисой стояли в притворе с гневными лицами, некоторые со слезами на глазах: «Попы оскверняют храм искусства…” Во время крестного хода я держал чашу со святой водой. И вдруг владыка говорит мне: «Пошли в музей зайдем, в их кабинеты!”. Зашли. Владыка громко говорит: «Христос воскресе!” – и кропит музейщиков святой водой. В ответ – перекошенные от злобы лица. Наверное, так же богоборцы, перейдя черту вечности, сами откажутся войти в рай – им там будет невыносимо плохо».

(Продолжение следует.)

Ниже приводится перечень грехов, составленный монахами Спасо–Прилуцкого монастыря. Ежели кто не хочет вечно гореть в аду — читать обязательно! Итак, чтобы не попасть в ад, надо: не совершать, не иметь, не испытывать следующих греховных действий, мыслей, побуждений:
1. Аборт.
2. Беспричинные страхования.
3. Бесцельное коллекционирование.
4. Блуд противоестественный (рукоблудие, или онанизм, совокупление однополое, скотоложство).
5. Блудные помыслы, мечтания. Соуслаждение этим помыслам.
6. Бранные, жестокие, колкие слова.
7. В присутствии посторонних постоянная игра как на сцене, с целью обратить на себя внимание.
8. Внимание к другим качествам своего тела (осанка, стройность, атлетичность).
9. Внимание к красоте своего лица, внешности, использование косметики.
10. Возмущение сердца яростью.
11. Воровство.
12. Вражда.
13. Враньё для хвастовства.
14. Вспыльчивость.
15. Высокое о себе мнение, Самоценность.
16. Высокомерие.
17. Вытеснение Бога из ума и сердца различными пристрастиями и житейскими, суетными попечениями.
18. Гнев
19. Гордость
20. Грабёж.
21. Дерзость.
22. Длительное неучастие в таинствах Исповеди и Святаго Причащения.
23. Жажда похвал.
24. Жестокое отношение к животным.
25. Зависть (огорчение, желание зла ближнему по поводу его благополучия).
26. Зложелательство.
27. Злорадство (радость, ликование по поводу неудач, бедствия ближнего).
28. Игра в карты
29. Излишнее успокоение сном.
30. Измена супружеской верности.
31. Изнеженная жизнь (отсутствие труда телесного, привычка к многоспанию, привязанность к компфорту и т.п.)
32. Изнурение себя дополнительной работой с целью заработать побольше денег.
33. Искание лёгких путей.
34. Искание славы человеческой (уважения, похвалы, почестей, известности).
35. Исповедание ложных религий (неправославных).
36. Клевета.
37. Коварство.
38. Кощунство (осмеивание каких-либо религиозных истин).
39. Курение, пьянство, наркомания.
40. Леность ко всякому доброму делу, особенно к молитве.
41. Лицемерие (разыгрывание из себя благочестивого человека, делать добрые дела напоказ).
42. Ложь.
43. Лукавство, хитрость, бессовестность.
44. Любодеяние
45. Любостяжание
46. Малодушие.
47. Малодушная боязливость.
48. Мшелоимство (приобретение предметов роскоши).
49. Мысли о самоубийстве.
50. Наглость, хамство.
51. Нанесение побоев. Убийство.
52. Неблагоговейное отношение к святыням.
53. Неблагодарность Богу за всё случающееся.
54. Небрежность.
55. Неверие в Бога как в Промыслителя, Попечителя о нашей жизни
56. Неверие в Бога, как в Вездеприсутствующего, Всевидящего.
57. Невнимание, рассеянность в молитве.
58. Невоздержанность супругов в период поста, накануне воскресных, праздничных дней.
59. Невоспитание детей в Православной вере.
60. Нежелание иметь истинного познания о Православной вере.
61. Незаконные связи до брака.
62. Немилосердие к нищим, нуждающимся.
63. Ненависть.
64. Неповиновение начальникам, гос. властям и др.
65. Непосещение храма в воскресенье и праздничные дни.
66. Непочитание родителей, отказ помогать им.
67. Непочтительное отношение к гос. властям, начальникам, блюстителям общественного порядка, военнослужащим, старшим по возрасту.
68. Непрестанное объядение.
69. Несамоукорение (не считать себя виновным, когда постигают неудачи, несчастья, скорби).
70. Несоблюдение постов.
71. Нетерпеливость в любом деле.
72. Нетерпение обличений, вразумлений, упрёков.
73. Неумеренное разговение в Рождество, Пасху (пьянки, гулянья, хождение по гостям).
74. Обман с целью наживы.
75. Обращение за помощью к служителям сатаны (колдуны, ворожеи, экстрасенсы, гипнотизеры, биоэнергетики, кодировщики и т.п.).
76. Огорчение души, утрата хорошего настроения по различным поводам (мало поел, или невкусно, потерял вещь, деньги; нет возможности отдохнуть; не уважают, ругают и т.п.)
77. Оскорбить, разгневать ближнего, причинить ему досаду, недовольство.
78. Отрицание суща (атеизм)
79. Отчаяние (отсутствие надежды на Бога в постигших несчтастиях).
80. Памятозлобие (питать злобу за нанесенную обиду).

81. Печаль.
82. Плотоугодие
83. Подглядывание, подслушивание, чтение чужих писем.
84. Поломка вещей в гневе.
85. Посещение мавзолея, возложение цветов памятникам вождям революции.
86. Поспешность в молитве.
87. Потеря смысла жизни.
88. Праздное препровождение времени (турпоездки, рестораны, дискотеки, концерты, азартные игры, спортивные состязания и т.п.).
89. Праздномыслие (пустые фантазии, воспоминания, мысленные диалоги).
90. Празднословие, шутки, кощуны, сплетни.
91. Предпочтение себя всем.
92. Предчувствие чего-то ужасного.
93. Презрение ближнего.
94. Прекословие.
95. Привычка вмешиваться в разговор.
96. Привычка угождать себе вкусною пищею.
97. Пристрастие к деньгам, имуществу.
98. Пристрастие к некоторым вещам (любимая чашка, ваза, и т.п.)
99. Проклинать ближнего, желать ему смерти, несчастий.
100. Проклинать себя, желать себе смерти, несчастий.
101. Проклинать человека в гневе, желать ему смерти, несчастий.
102. Разглашение чужих слабостей, скверных поступков.
103. Разговоры в храме.
104. Расположение к мирским наукам, стремление преуспеть в них для приобретения земных почестей.
105. Ропот (сетовать на свою худую судьбу, обвинять ближних в своих неудачах; считать все неприятности незаслуженными).

106. Самолюбование.
107. Самооправдание: после совершенного греха оправдывать себя, забывая о покаянии; когда кто-либо обличает пытаться оправдываться, изыскивать причины, слагать вину с себя.
108. Святотатство (пренебрежительное отношение, глумление над храмом, крестом, иконой и другими священными предметами).
109. Склонность к лидерству, желание повелевать.
110. Склонность к спорам.
111. Склонность обращать на себя внимание (шутить, острить, оригинальничать; броско одеваться).
112. Склонность унижать бдижнего.
113. Скупость, жадность.
114. Смехотворство.
115. Соблазнение ближнего на грех (расплачиваться водкой, обнажать свое тело на пляже, носить короткую, нескромную одежду и т.п.)
116. Сожительство в браке, не освященном Таинством Венчания.
117. Сомнение в существовании ада, вечных мук.
118. Сомнение или неверие каким-либо другим истинам Православной веры.
119. Сомнения в существовании загробной жизни
120. Спор, переходящий в скандал, возмущающий сердце гневом.
121. Страстное желание обогатиться.
122. Стремление выглядеть не хуже других, приобретение для этого модной одежды, вещей, богатой мебели, посуды, автомобиля и т.п.
123. Стремление учить других, указывать, давать советы.
124. Стыд исповедывать свои грехи, сокрытие их на Исповеди.
125. Суеверие (вера приметам, снам; вера в сглаз, порчу; боязнь перед колдунами).
126. Считать себя необыкновенным человеком, наделенным какими-то способностями, умом, знаниям, силой, красотой и т.п.
127. Считать себя перед Богом праведным, достойным Царствия Небесного ради собственных добродетелей.
128. Танцы.
129. Толкание в гневе. Побои. Убийство.
130. Трудность просить прощения.
131. Тщеславие
132. Удрученное состояние души, бессилие, апатия.
133. Уклонение от службы в Вооруженных силах.
134. Уныние
135. Упоминание без нужды нечистой силы; чертыхание.
136. Упоминание имени Божия, святых угодников Божиих в суетном разговоре.
137. Упрямство (нежелание уступить, когда это возможно).
138. Участие в демонстрациях. Празднование Нового Года (приходится на Рождественский пост).
139. Участие в пионерских, комсомольских, партийных и других организациях, отрицающих бытие Божие.
140. Фамильярность (вольное обращение с окружающими).
141. Халатное выполнение своих обязанностей на работе и дома.
142. Хвастовство
143. Худо говорить о ближнем.
144. Частые, ненужные прогулки, посещения друзей.
145. Человекоугодие, лесть, комлименты; воздавать похвалы, почести людям ради своих целей или из страха перед начальником.
146. Чтение книг на греховную тему, просмотр телепередач, фотографий.

Большой энциклопедический словарь

ГРЕХ — в религиозной этике моральное зло, состоящее в нарушении действием, словом или мыслью воли Бога. Понятие «греха» выделяется из более древнего и внеморального понятия «скверны» (как бы физической заразы или нечистоты, происходящей от нарушения сакральных запретов — табу); теология выделяет «первородный» грех первых людей, последствия которого наследуются их потомками.

Словарь русского языка С. И. Ожегова

грех — Colloq грешно, нехорошо Над старостью смеятьсяг. Г. обижаться (нельзя, не стоит обижаться, быть недовольным).
грех — грех предосудительный поступок Вспомнить о грехах прошлого. Грехи молодости (шутл.). Не клади плохо, не вводи вора в грех (посл.).
грех — грех У верующих: нарушение религиозных предписаний, правил Покаяться в грехах. Отпущение грехов. Братьг. на душу (поступать плохо; прост.).

«Толковый словарь живого великорусского языка» В. Даль

ГРЕХ — малый; мужской род поступок, противный закону Божию; вина перед Господом. Наследный грех. Кто грешит, тот раб греха. Грехи любезны, доводят до бездны.
ГРЕХ — Вина или проступок; ошибка, погрешность; более грешок, грешки. За ним есть этот грешок, водится грех. Плохо не клади, в грех не вводи. На грех мастера нет.
ГРЕХ — Беда, напасть, несчастье, бедствие, подразумевая: за грехи наши. От греха не уйдешь. Чья беда, того и грех, убыток. Это мой грех, я виноват. Мой грех до меня дошел, я покаран за вину свою. Грех да беда на кого не живет? Не бойся кнута, а бойся греха. Грех попутал. Есть тот грех. С грехом пополам, таксяк, койкак. Грех пополам, убыток. Экой грех стался, деньги пропали! Грех денежный, беда, от которой можно отделаться деньгами.
ГРЕХ — В тесном значение распутство. Молод бывал и со грехом живал. Он (она) еще и греха не знает. Муж согрешит, так в людях грех; а жена согрешит, домой принесет. Мужнин грех за порогом остается, а жена все домой несет.
ГРЕХ — Это грех делать, наречие , грешно, греховно. Благословясь не грех, сказал убийца. Смех сказать, грех утаить, смешно, грешно. Не по грехам нашим Господь милостив! Все на свете по грехам нашим деется. Чья душа во грехе, та и в ответе. Кто во грехе (в деле), тот и в ответе. Много ума много греха, а на дурне не взыщут. Грехов много, да и денег вволю. Нет греха хуже бедности. Бедность не грех, а до греха доводит. Богатство пред Богом великий грех, а бедность перед людьми. Денег много великий грех; денег мало (намале) грешней того. Быть так, приму грех на душу, а уж сделаю то и то. Живи так, чтоб ни от Бога греха, ни от людей стыда. С людьми мирись, а с грехами бранись. Свои грехи за собой, чужие перед собой. Наш грех больше всех. И первый человек греха не миновал (и последний не избудет). За наши грехи и Терехи дьяки. Живы, своими грехами, вашими молитвами! ответ на привет. Живи, поколе Господь грехам терпит! Богу на грех, добрым людям на смех. Стыдно сказать, а грех утаить. Без греха согрешишь. В чем смех, в том и грех, и наоборот. Грех не беда, да слава нехороша. Беда не беда, лишь бы не было греха. Молчи, глухая, меньше греха! Большой грех прощается скорее малого, потому что человек покается, раскольничье, у раскольников Согрешили попы (или дьяки) за наши грехи, Бог нас карает ими. Ни греха, ни спасенья. Грех (грешно) куском макать в солоницу, намек на Иуду. Грех дуть в ложку, а обжечься не дувши грешней того, раскольничье, у раскольников Греховный, подверженный, причастный греху. Греховность женский род состояние греховного, греху подпавшего. Грешить, впадать в грех, нарушать закон Божий.
ГРЕХ — Проступаться, ошибаться. Грешить на кого, клеветать, взводить напраслину. Умей грешить, умей и каяться. Подавидски грешим (согрешаем), не по давидски каемся. Есть кому грешить, было бы кому миловать. По грехам и житье ся, старый, старая форма имени ошибиться, дать промах, пропустить.
ГРЕХ — Ино грешится неволей, безличное, безлично, безличностно погрешается, грешим. Грешение средний род действие грешащего, грешба нижегородское Грешный, в различном смысле, к греху, вине относящийся. Грешный человек, пью. Грешно, грешно, а (да) миновать нельзя! Кто Богу не грешен, царю не виноват. Я его, грешным делом, побил за это. Я его грешными руками, да за святые волоса. Что стыдно да грешно, то в моду (в обык) вошло. Сказать смешно, утаить грешно. Грешный Иона берет из поклона: правый придет, без поклона берет. Грешный честен, грешный плут в мире все грехом живут! Грешному путь в начале широк, да после тесен (или: а там крут и тесен). Ни праведный без порока, ни грешный без покаяния. Приходили праведники к грешникам талану просить. Плоть грешна, да душа хороша. Быть на свадьбе, да не быть пьяну, грешно. Грешно оставлять яства в чашке недоеденными, раскольничье, у раскольников перекрещенцы. Мандрагоровы яблоки ( раскольничье, у раскольников картофель) есть грешно. Правда свята, а мы люди грешные. Грешная бумажка, фальшивая, поддельная. Грешно или грех наречие противно закону Божию; неправо, неправдиво, несправедливо. Грешность женский род греховность, причастность греху; виновность, преступность; непозволительность, противность закону Божию. Грешновато тебе делать это, грешным грешнехонько. Грешитель малый; мужской род грешительница женский род (более с предлогами: пре, со) грешник, грешница женский род кто грешит, кто преступает закон Божий.
ГРЕХ — Преступник, особ. ссыльный, которых народ зовет грешниками пермяцкий язык (финно-угорского семейства); слово, заимствованное из этого языка или несчастными. Грешников, грешницын, ему, ей принадлежащий Грешничий, грешникам свойственный. Греховище, поприще греха, место, где грех совершается. Греховничать, жить в грехе, беспутно, предаваясь греху. Греховник, греховница, грешник, ведущий беспутную жизнь. Греховодить или греховодничать, соблазнять, совращать, вводить других в грех. Греховодничанье средний род действие это, соблазнительные поступки, греховодство средний род Греховоднический или греховодный, к греховодству относящийся, соблазнительный. Греховодник ница, греховод водка, кто греховодит. Грехолюб, грехолюбец малый; мужской род грехолюбица или грехолюбка женский род сильно приверженный к греху, постоянно предающийся греху, грешной жизни; грехолюбивый человек. Грехомыга существительное обоих родов, общего рода, мужского и женского или общее действие, длительное и окончательное человек грешного жития. Грехопадение средний род впадение в грех, совращение с пути истины, прегрешение. Грехопадением называют первый грех, падение Адама. Грехопадкий, склонный к грехопадению. Грехотворничать, грехотворить, творить или делать грешное, грешить.
ГРЕХ — Творить или создавать грех, проступок, преступление, где его в сущности нет, например неуместными распоряжениями, неисполнимыми постановлениями и прочее Грехотворничанье, грехотворство, действие это; согрешение;
ГРЕХ — введение в грех других, неуместными законами, запретами, порядками. Грехотворный, о человеке: согрешаюший;
ГРЕХ — о распорядке, законе: вводящий в грех. Грехотвор, грехотворец или грехотворник малый; мужской род грехотворка, грехотворица, грехотворница женский род кто грехотворит, в обоих значениях. Грехоспасительный, грехоочистительный, спасающий, очищающий от греха.

Толковый словарь русского языка Под ред. Д. Н. Ушакова

ГРЕХ — греха, малый; мужской род
. . . 1. У верующих — нарушение религиозно-нравственных предписаний (религ.). Самоубийство — грех.
. . . 2. в переносном значении Предосудительный поступок, преступление. Грех не беда, молва нехороша. Грибоедов. В наши горячие дни замедление темпов — тяжелый грех пред делом социализма. «Известия», 1931г., № 97.
. . . 3. в значение сказуемого с инф. То же, что грешно ( разговорная форма ). Над старостью смеяться грех. Грибоедов.
. . . Не грех, с инф., кому ( разговорная форма ) — позволительно, следовало бы. Старику не грех и отдохнуть. принять на себя грех ( разговорная форма ) — принять на себя ответственность, вину. С грехом пополам ( разговорная форма ) — плоховато, едва-едва. Работать с грехом пополам. Он объясняется по-русски с грехом пополам.

Орфографический словарь под ред. проф. Лопатина

грех — грех — грех, -а́
на грех — на гре́х — на гре́х
не грех — не гре́х — не гре́х, в значение сказ.

Новый толково-словообразовательный словарь русского языка, Т. Ефремовой

грех — малый; мужской род
— — — 1) Нарушение действием, словом или мыслью воли Бога, религиозно-нравственных предписаний, правил.
— — — 2) Предосудительный поступок, ошибка; недостаток.
— — — 3) в переносном значении устаревший, устаревшая форма Беда, несчастье.

Библия. Энциклопедический словарь

ГРЕХ — (преступление закона). Грех есть беззаконие (1 Ин 3:4). Он перешел к человеку от диавола. прельстившего Адама и Еву и склонившего их преступить заповедь Божию. От греха Адамова произошли проклятие и смерть.

Энциклопедический словарь «Святая Русь»

ГРЕХ — ( славянский : грети; первоначальное значение: «то, что жжет, мучает, вызывает сомнение»), моральная вина человека перед Богом и другим человеком. Грешить можно словом, делом, помышлением или бездействием (неоказанием помощи), бессловесием, бессмысленностью (глупостью, немолитвенностью). По понятиям русского народа, грех — болезнь души. Как тело чувствует боль, пока человек жив, так и душа чувствует боль от греха, пока душа жива. О грехе человеку свидетельствует совесть. Человек сам не может избавиться от греха. Только Христос освобождает от него ценой Своей Крови. В православном учении существуют также понятия смертных грехов, которые в случае нераскаянности ведут к вечной погибели. Смертные грехи происходят от корня всякого зла — гордыни. Григорий Великий называет семь смертных грехов: тщеславие, зависть, гнев, уныние (неверие в спасение), чревоугодие, расточительность, скупость. Эти грехи порождают другие: зависть — ненависть, тщеславие — непослушание и чванство и тысяча д. Другие святые отцы называют восемь смертных грехов: гордыня, убийство, уныние, воровство, блуд, пьянство, кощунство и ложь. Народное сознание обостренно ощущает греховную природу человека: «Мир во зле (лжи) лежит», «Мир в суетах, человек во грехах», «Один Бог безгрешен (Един Бог без греха)», «Нет такого человека, чтобы без греха прожил», «Грех сладок — человек падок», «Рожденные во плоти причастны греху», «Невольно грех живет на всех», «Нет такого человека, чтобы без греха прожил», «И первый человек греха не миновал и последний не избудет», «Все одного отца дети», «Все адамовы детки», «Адам плотию наделил, Ева грехом», «Адам согрешил, а мы воздыхаем», «Ева Адама прельстила, весь род погубила», «Ева прельстила древом, простонала чревом», «Адам грех сотворил — рай затворил». Православный русский человек твердо считает: «Все на свете по грехам нашим деется», «Что ни творится над нами — все по грехам нашим», «Грешна душа, во что Бог поставит». И отсюда делает вывод: «Супротив греха и покаяние», «В чем грех, в том и спасение», «Грешники, да Божьи», «С грехом ссорься, с грешником мирись», «Ненавидь дурное в человеке, а человека люби», «Согрешить — дело человеческое, но упорствовать во грехе — дело дьявольское» (Тихон Задонский). О. Платонов

ГРЕХ И КАРА БОЖИЯ В НАРОДНОМ СОЗНАНИИ — не расходились с церковным православным учением. Эти понятия были присущи уже детским представлениям — в связи с исповедью с семилетнего возраста. Далее они развиваются и совершенствуются на основе наставлений родителей, собственного духовного опыта, поучений и проповедей священников, посещений монастырей, коллективного опыта всей своей православной среды, чтения Священного Писания и других книг, рассказов паломников и прочее Тема греха постоянно присутствовала и в мимолетных упоминаниях в разговорах, и в серьезных обсуждениях событий, обстоятельств, поступков, а главное — в сознании каждого верующего. При конкретизации понятии греха и кары Божией в повседневной жизни, в применении их к определенным случаям, эти представления могли несколько отклоняться от канонических: иногда в сторону усиления осуждения, расширительной трактовки того, что осуждается, как грех; иногда же, напротив, в сторону послабления в осуждении и даже полного отрицания греховности некоторых поступков. Например, по наблюдениям в Моршанском уезд. (Тамбовской губерния ) в сер. XIX в. отмечалось, что крестьяне считают непростительным грехом поссориться с кумом или кумою. Это было связано с особенным уважением духовного родства. Желая исключить возможность совершения такого греха, предпочитали крестных брать из другого дома и не вступать в отношения кумовства с теми, кто непосредственно входил в свою семью, тысяча е. с теми, кто жил в одном доме. Сложный набор понятий о степени греховности того или иного проступка был связан с постом. Так, нарушить Великий пост считалось великим грехом; тяжкими считались и нарушения Успенского поста и некоторых однодневных постов — крещенского сочельника, дня Ивана Постного (усекновение главы Евангелие от Иоанна или послание Иоанна а Крестителя 29 августа) и Воздвижения (14 сентября). Нарушения же других постов и постных дней оценивались как менее тяжкие грехи. Но и в пределах одного и того же поста нарушения отличались по степени греховности: поесть в Великий пост рыбы — не такой тяжкий грех, как съесть молока или мяса. Многие крестьяне считали грехом даже говорить про скоромную пищу во время Великого поста. В то же время в к. XIX в. отмечали заметные различия в оценке греховности нарушения постов даже в соседних волостях. Разумеется, степень строгости норм воздержания была всегда делом индивидуальным, так что различия могли быть в пределах одной семьи. И все-таки складывались и общие представления о допустимости отклонений, характерные для конкретной местности. В Дулёвской волости Жиздринского уезд. (Калужская губерния ) на несоблюдение постов смотрели снисходительно, как виделось корреспондентке Тенишевского бюро Варваре Зориной — дочери священника. Молодые, которые ходили на заработки, ели по постам скоромное, ибо «голодным много не наработаешь». Последнее объяснение, столь распространенное в наши дни для оправдания отхода от постов, живо свидетельствующее об ослаблении веры и, соответственно, об отсутствии благодатной поддержки в несении аскетического подвига, — это объяснение было, как видим, в ходу у части русских уже в к. XIX в. Но эта же наблюдательница сообщала, что в дюйм Ивашковичи Будчинской волости (тот же Жиздринский уезд. ) на соблюдение постов смотрят иначе. Там больной не станет есть скоромное, если даже врач ему предпишет. Повсеместно сношение с женщиною во время поста считалось грехом. Если у супругов рождался ребенок в первой половине декабря, его называли насмешливо «постником», подчеркивая, что зачатие произошло в Великий пост. Отца такого ребенка священник «усовещал за невоздержанность». Тем не менее «постники» бывали не такою уж редкостью. Набор оттенков и местных особенностей предстает перед нами из источников в оценке греховности работы в воскресные и праздничные дни. Наиболее распространенным отклонением было следующее: не выполняя в эти дни работ в своем хозяйстве, ходить работать к другим — на толоку (помочи) или по найму. «Этот грех Бог нам простит, потому что, если мы не пойдем — хлеб пропадет; хлеб не должен пропасть- это дар Божий». Но в зимнее время и на подёнщину не ходили в праздники и воскресенья, тысяча к. дело не шло уже о гибели урожая, — оправдывающее обстоятельство отпадало. Местами в воскресенье обычай разрешал после обеда шить (церковное воскресенье заканчивалось примерно к середине дня), но прясть нельзя было. Печь хлебы в праздник считалось грехом (т. к. это будничное, обязательное дело), а печь пироги — допускалось (соответствующее празднику дело). Вообще послабления в оценке греховности нарушения тех запретов, которые имели духовные причины, связаны были более всего с особенностями основных хозяйственных задач крестьянства, с уважительным отношением к своему труду, как делу Божию. Так, под рожь озимую не пахали в пятницу: это грех, и земля не уродит. Под яровой же хлеб пахали и в пятницу, тысяча к. посев яровых — дело срочное, нельзя запоздать. Нетерпимое отношение к греху в народе обнаруживается, когда речь идет о прямом нарушении заповедей. Здесь облегчение самому грешнику перед Богом и в оправдание в глазах других людей дает лишь глубокое покаяние. «Основную причину бездетности при отсутствии видимых нарушений здоровья видели в наказании Божьем за свои грехи и даже за грехи родителей» — к такому выводу пришла Т. А. Листова, рассмотрев народную религиозную концепцию зарождения и начала жизни на многообразном материале полевых и письменных источников. Очень четко понятие греха прослеживается в массовом сознании русских в связи с отношением к насильственному прерыванию беременности. «Нет греха больше, чем вытравить плод, это душегубцы, проклятые Богом». Знахари, специализировавшиеся на «вытравлении» плода, осуждались, по мнению Т. А. Листовой, «даже больше, чем решившиеся на плодоизгнание женщины, тем более что к подобным мерам, по общим отзывам, прибегали лишь отчаявшиеся, забеременевшие до брака девушки». Осуждение добрачных связей, как греховных, нашло отражение в многочисленных источниках XVIII-XIX вв. «Потеря девственности считается большим грехом, — однозначно отвечали на тенишевскую программу из Ростовского уезд. «Беременность девушки составляет уже для родителей крайнюю степень позора и бесчестия», — утверждал наблюдатель из Пошехонского уезд. Подобные ответы даны были по Смоленской, Калужской, Орловской и другим губерниям. Греховной считалась и супружеская неверность. Но при этом крестьяне более жестко осуждали неверность жены, чем мужа. Обращение к массовым источникам — ответам на программы различных обществ (в этих ответах наблюдатели стремились выделить характерные явления) — обнаруживает отнюдь не поверхностное отношение к понятию греха. Оно естественно и органично связано с представлениями о загробной жизни, Страшном Суде и о каре Божьей вообще. «До сих пор еще существует в народе убеждение, что ненаказанного преступника всегда покарает Бог, что Бог является мстителем оставшихся безнаказанными преступлений», — сообщалось по материалам Ярославской губерния в 1890-х. В этой же рукописи (автор ее — А. В. Балов) находим и ответ на вопрос программы о том, как в народе различали понятия преступления и греха. Корреспондент пишет, что «преступление и грех в народных понятиях стоят довольно близко». Большая часть преступлений считается в то же время и грехом, но не все. Например, «сбор грибов и ягод в чужих лесах, охота и рыбная ловля в чужих владениях, порубки леса в чужих дачах», хотя и являются преступлением, но грехом не считаются (в этом сказывалась длительная традиция отношения к лесу, как к ничьей, Божьей земле). С другой стороны, «деяния по существу не преступные» иногда преследуются как преступления, например, работа в праздники. Балов замечает при этом, что принятие таких зароков (в других местностях — залогов, тысяча е. принятие на сходе волостной, сельской или деревенской общины решения об обязательности для всех членов общины запрета на работу в воскресенья, в праздники вообще или в конкретный праздник, или в пятницу) становится все более редким. Но из других источников мы знаем, что подобные зароки принимались во многих местах в течение XIX в., и нарушение их наказывалось нередко штрафом в пользу общины, следовательно, оценивалось как преступление, касающееся общества, а не как личный грех, за который человек сам в ответе перед Богом. В основе этого подхода лежало представление, что за нарушение одним человеком принятого общиною решения духовного порядка может пострадать от кары Божией вся община. Положив залог, тысяча е. приняв решение такого рода, всей сходкой молились перед часовней, после чего залог вступал в силу, хотя и не был письменно зафиксирован. «В особенности общество строго следит, чтобы в заказной день кто не поработал бы, не нанялся бы где в подёнщину (…). Крестьяне создали себе такой закон, что если запретит общество работать, то никто позволить не может. В воскресенье работай, тебе никто запретить не может, это для своей души, заказный же день ты всему обществу нагадишь, если поработаешь! Отчего засухи бывают, градом хлеб побивает и прочее Это «угодники наказывают, что их не почитают». Подобные ограничительные постановления могли касаться также сбора или употребления в пищу некоторых видов овощей или фруктов до церковного их освящения. Юристы, изучавшие специально обычное право во 2-й пол. XIX в., отмечали отличие в подходах к определению преступлений в государственном законодательстве и в народных обычаях. «С точки зрения юриста-криминалиста, — писал С. Л. Чудновский, обстоятельно изучавший обычное право у русских на Алтае, — многое нравственное может быть преступным, и не всё, что преступно, должно быть безнравственным; с точки зрения обычно-правовых понятий народа, и в том числе алтайского населения, все преступное обязательно безнравственно: все, что нравственно, не может быть преступно!» Расхождение с подходом государственного законодательства было заметно тогда, когда речь шла об особо тяжких, по народным воззрениям, грехах, не все проявления которых учитывались законодательством. Так, богохульство и кощунство оценивались в народе как преступления, подлежащие наказанию. В то время как грех вообще считался делом личным — «кто в грехе, тот и в ответе», а ответ имелся при этом в виду перед Богом, а не перед обществом. Так относились, например, к неисполнению таинств покаяния и причастия или к напрасной божбе. Но общественное мнение осуждало человека, грех которого был у всех на виду. Массовым было представление о том, что совершению грехов препятствует страх Божий. М. М. Громыко

Словарь «воровского жаргона» (разговорный)

СВАЛЬНЫЙ ГРЕХ — — массовое совеpшение половых актов в pелигиозных актах Это интересно

Россия

По всем вопросам и рекламе звоните: +7 (923) 2Ч5Ч757

Вопреки распространенному мнению, выражение «семь смертных грехов» отнюдь не указывает на некие семь поступков, которые бы являлись самыми тяжелыми грехами. В действительности список таких поступков может быть намного длиннее. А число «семь» указывает здесь лишь на условное объединение этих грехов в семь основных групп.

Уверен, что каждый более — менее внимательный человек за свою жизнь не раз обращал внимание на то, что цифра семь повсеместна. Число 7 — одно из самых символичных чисел на земле. С ним связаны не только 7 главных смертных грехов человека, но и почти все, что нас окружает.

Священное число 7

Цифра «7» считается священной, и божественной, и магической, и счастливой. Семерку почитали за много столетий до нашей эры, в средние века, почитают и сегодня.

В Вавилоне в честь главных богов был выстроен семиступенчатый храм. Жрецы этого города утверждали, что люди после смерти, пройдя через семь ворот попадают в подземное царство, окруженное семью стенами.

Вавилонский храм

В древней Греции число семь называли числом Аполлона, одного из важнейших богов олимпийской религии. Из мифологии известно, что человеко-быку Минотавру, обитавшему в лабиринте на острове Крит, жители Афин ежегодно в качестве дани посылали на съедение семерых юношей и семерых девушек; у дочери Тантала Ниобы было семь сыновей и семь дочерей; Нимфа острова Огигия Калипсо семь лет держала в плену Одиссея; всему миру знакомы «семь чудес света» и т. д.

Древний Рим также боготворил число семь. Сам город построен на семи холмах; река Стикс окружающая подземное царство, семь раз обтекает ад, разделенный у Вергилия на семь областей.

Ислам, христианство и иудаизм признают семиэтапный акт создания Вселенной. Однако, в исламе число «7» имеет особенный смысл. Согласно исламу имеется семь небес; попадающие на седьмое небо испытывают высшее блаженство. Поэтому число «7» это священное число ислама.

В христианских священных книгах цифра семь упоминается 700 (!) раз: «Всякому, кто убьет Каина, отомстится всемеро», «…и прошло семь лет изобилия… и наступили семь лет голода», «и насчитай себе семь субботних лет, семь раз по семи лет, чтоб было у тебя в семи субботних годах сорок девять лет», и т. д. Великий пост у христиан насчитывает семь недель. Известно семь чинов ангельских, семь смертных грехов. Во многих странах существует обычай ставить на рождественский стол семь блюд, название которых начинается на одну букву.

В браминском и буддийском верованиях и богослужениях число семь также священно. От индусов пошел обычай дарить на счастье семь слоников — фигурок из кости, дерева или другого материала.

Семерку очень часто применяли знахари, гадалки и колдуны: «Возьми семь пакетиков, с семью разными травами, настой на семи водах и пей семь дней во семи ложек…».

С числом семь связано множество загадок, примет, пословиц, поговорок: «Семи пядей во лбу», «У семи нянек дитя без глазу», «Семь раз отмерь, один отрежь», «Один с сошкой, семеро с ложкой», «Для любимого дружка семь верст не околица», «За семь верст киселя хлебать», «Семь бед — один ответ», «За семью морями» и т. д.

Почему 7

Так в чем же сакральный смысл именно этого числа? Откуда взялись 7 таинств, 7 смертных грехов, 7 дней в неделе, 7 Вселенских Соборов и т.д. Нельзя не упомянуть о том, что и окружает нас в повседневности: 7 нот, 7 цветов радуги, 7 чудес света и т.д. Отчего же именно число 7 — самое священное число на планете?

фото: dvseminary.ru

Если говорить об истоках, самым лучшим примером будет Библия. Цифру «7» мы встречаем в Библии, в которой утверждается, что Бог сотворил все сущее на Земле за семь дней. И далее — семь таинств, семь даров святого духа, семь вселенских соборов, семь звезд в венце, семь мудрецов на свете, семь свечей в светильнике алтарном и семь — в запрестольном, семь смертных грехов, семь кругов ада.

Почему сотворение мира Богом произошло за семь дней? — Вопрос сложный. Уверен только, что всему есть начало и конец. Есть понедельник, как начало недели, состоящей из семи дней, и воскресенье — конец недели. А дальше все повторяется. Так и живем — от понедельника до понедельника.

Кстати, обычай измерять время семидневной неделей пришёл к нам из Древнего Вавилона и связан с изменениями фаз Луны. Люди видели Луну на небе около 28 суток: семь дней – увеличение до первой четверти, примерно столько же – до полнолуния.

Возможно, неделя, состоящая из семи дней – это оптимальное сочетание труда и отдыха, напряжения и праздности. Как бы то ни было, жить нам всё равно приходится по тому или иному, но распорядку. Опять же — системность. Мы все в ней, к какой бы религии себя не относили, во что бы мы не верили — мы все живем по принципам и правилам одной общей абсолютной системы.

Сколько раз мне приходилось восхищаться таинством мироздания — самой мыслью. Как же все интересно, запутано, окутано тайнами. Символизм во всем, что нас окружает. Несмотря на некую свободу действий и мыслей, каждый из нас подчинен системе. Мы все — звенья одной цепи под названием «жизнь» и число семь — уж поверьте, — оно самое загадочное, красивое и необъяснимое. Нет, конечно можно обратится к Священному писанию и на многие вопросы найдутся ответы. НО и Священное писание — «плод воображения», научный трактат, каноны — все это также кем — то придумано, кто-то это все писал, причем писали и переписывали на протяжении тысячелетий.

Любопытно, что Библия состоит из 77 книг: 50 книг Ветхого Завета и 27 книг Нового Завета. Снова цифра 7. Несмотря на то, что ее записывали на протяжении нескольких тысячелетий десятки святых людей на разных языках, она имеет полную композиционную завершенность и внутреннее логическое единство.
Что такое смертный грех

Грех смертный – грех, ведущий к погибели души, искажающий замысл Божий о человеке. Смертный грех, т.е. не имеющий прощения.

Богочеловек Иисус Христос указывал «смертным» (непростительным) грехом «хулу на Духа Святого». «Говорю вам: «Всякий грех и хула будут прощены людям; но хула на Духа не будет прощена людям» (Мф.12:31-32). Под этим грехом понимается совершенно сознательное и ожесточенное противление человека истине – как следствие возникновения живого чувства вражды и ненависти к Богу.

Надо понимать, что в Православии смертный грех рассматривается как условное понятие и законодательной силы не имеет. Список грехов человеческих огромен, перечислять их я не стану. Остановимся на самых главных, которые вошли в условный список «7 смертных грехов».

Впервые такую классификацию предложил святитель Григорий Великий в 590 году. Хотя наряду с ней в Церкви всегда существовала и другая классификация, насчитывающая не семь, а восемь основных греховных страстей. Страстью называется навык души, который сформировался в ней от многократного повторения одних и тех же грехов и стал как бы природным ее качеством — так, что человек не может избавиться от страсти даже когда поймет, что она приносит ему уже не удовольствие, а мучение.

Собственно, слово «страсть» в церковнославянском языке как раз и означает — страдание.

На самом деле, не так уж важно, на сколько категорий подразделяются эти грехи — на семь или на восемь. Гораздо важнее помнить о той страшной опасности, которую таит в себе любой такой грех, и всячески стараться избегать этих смертоносных ловушек. А еще — знать, что даже для согрешивших таким грехом остается возможность спасения.

Святые отцы говорят: нет греха непростительного, есть грех нераскаянный. Любой нераскаянный грех – в некотором смысле смертный.

7 СМЕРТНЫХ ГРЕХОВ

«Началом гордыни бывает обычно презрение. Тот, кто презирает и считает за ничто других — одних считает бедными, других людьми низкого происхождения, третьих невеждами, вследствие такого презрения доходит до того, что почитает себя одного мудрым, благоразумным, богатым, благородным и сильным».

Свт. Василий Великий

Гордость — самодовольное упоение собственными достоинствами, подлинными или мнимыми. Овладев человеком, она отсекает его сначала от людей малознакомых, потом — от родных и друзей. И наконец — от самого Бога. Никто не нужен гордому, даже восторг окружающих его не интересует, и лишь в себе самом он видит источник собственного счастья. Но как любой грех, гордость не приносит подлинной радости. Внутреннее противостояние всему и вся иссушает душу гордого человека, самодовольство, словно короста, покрывает ее грубым панцирем, под которым она мертвеет и становится неспособной к любви, дружбе и даже к простому искреннему общению.

2 . Зависть

«Зависть есть печаль из-за благополучия ближнего, которая… ищет не добра для себя, а зла для ближнего. Завистливый хотел бы видеть славного бесчестным, богатого — убогим, счастливого — несчастным. Вот цель зависти — видеть, как завидуемый из счастья впадает в бедствие».

Святитель Илья Минятий

Такое расположение человеческого сердца становится стартовой площадкой для самых страшных преступлений. А также бесчисленного множества больших и мелких пакостей, которые люди творят только ради того, чтобы другому человеку стало плохо или хотя бы перестало быть хорошо.

Но даже если и не вырвется этот зверь наружу в виде преступления или конкретного поступка, то разве легче от этого будет самому завистнику? Ведь, в конце концов, таким страшным мироощущением он просто преждевременно загонит в себя в могилу, но даже смерть не прекратит его страданий. Потому что после смерти зависть будет терзать его душу с еще большей силой, но уже без малейшей надежды на ее утоление.

фото: img15.nnm.me

«Чревоугодие разделяется на три вида: один вид побуждает принимать пищу раньше определенного часа; другой любит только пресыщаться, какой бы то ни было пищей; третий хочет лакомой пищи. Против этого христианин должен иметь троякую осторожность: ожидать определенного времени для принятия пищи; не пресыщаться; довольствоваться всякой самой скромной пищей».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Чревоугодие — рабство собственному желудку. Оно может проявлять себя не только в безумном обжорстве за праздничным столом, но и в кулинарной разборчивости, в тонком различении оттенков вкуса, в предпочтении изысканных блюд простой пище. С точки зрения культуры между грубым обжорой и утонченным гурманом — пропасть. Но оба они — рабы своего пищевого поведения. И для того, и для другого еда перестала быть средством поддержания жизни тела, превратившись в вожделенную цель жизни души.

Блуд

«…сознание все более и более наполняется картинами сладострастия, грязными, жгучими и соблазнительными. Сила и ядовитый чад этих образов, чарующих и позорных, таковы, что вытесняют из души все возвышенные мысли и желания, которые увлекали (молодого человека) раньше. Нередко бывает, что человек не в состоянии думать более ни о чем другом: им всецело владеет демон страсти. На каждую женщину он не может смотреть иначе, как на самку. Мысли одна другой грязнее ползут в его отуманенном мозгу, а в сердце одно желание — удовлетворить свою похоть. Это уже состояние животного или, вернее, хуже животного, потому что животные не доходят до того разврата, до которого доходит человек».

Священномученик Василий Кинешемский

Грех блуда включает в себя все проявления половой активности человека вопреки естественному способу их осуществления в браке. Беспорядочная половая жизнь, супружеские измены, всевозможные извращения — все это различные виды проявления блудной страсти в человеке. Но хотя это и телесная страсть, истоки ее лежат в сфере ума и воображения. Поэтому к блуду Церковь относит и непристойные мечтания, просмотр порнографических и эротических материалов, рассказ и слушание похабных анекдотов и шуток — все то, что способно возбудить в человеке фантазии на сексуальную тему, из которых потом вырастают и телесные грехи блуда.

«Посмотри на гнев, какие знаки своего мучительства он оставляет. Смотри, что человек делает в гневе: как негодует и шумит, клянет и ругает сам себя, терзает и бьет, ударяет по голове и лицу своему, и весь трясется, как в лихорадке, словом, он похож на бесноватого. Если внешний вид его так неприятен, что же делается в его бедной душе? …Видишь какой страшный яд скрыт в душе, и как горько он мучит человека! Его жестокие и тлетворные проявления говорят о нем».

Святитель Тихон Задонский

Человек в гневе страшен. А между тем гнев — естественное свойство человеческой души, вложенное в нее Богом для отвержения всего греховного и неподобающего. Этот полезный гнев был извращен в человеке грехом и превратился в гнев на ближних людей порой по самым ничтожным поводам. Обиды другим людям, ругань, оскорбления, крики, драки, убийства — все это дела неправедного гнева.

 Алчность (корыстолюбие)

«Корысть есть ненасытимое желание иметь, или искание и стяжание вещей под видом пользы, затем только, чтобы сказать об них: мои. Предметов этой страсти множество: дом со всеми его частями, поля, слуги, а главное — деньги, потому что ими можно всё доставать».

Святитель Феофан Затворник

Иногда считают, что этим духовным недугом могут страдать исключительно богатые люди, уже обладающие богатством и стремящиеся его преумножить. Однако и человек среднего достатка, и малоимущий, и совершенно нищий — все подвержены этой страсти, поскольку заключается она не в обладании вещами, материальными благами и богатством, а — в болезненном, непреодолимом желании ими обладать.

Уныние (лень)

художник: «Вася Ложкин»

«Уныние — это продолжительное и одновременное движение яростной и вожделеющей части души. Первая неистовствует по поводу того, что находится в ее распоряжении, вторая, напротив, тоскует по тому, чего ей недостает».

Евагрий Понтийский

Унынием принято считать общее расслабление душевных и телесных сил, соединенное с крайним пессимизмом. Но важно понимать, что уныние наступает у человека вследствие глубокой рассогласованности способностей его души, ревностности (эмоционально окрашенного стремления к действию) и воли.

В обычном состоянии воля определяет для человека цель его устремлений, а ревностность является «мотором», который позволяет двигаться к ней, преодолевая трудности. При унынии же человек направляет ревностность на свое нынешнее, далекое от поставленной цели состояние, а воля, оставшись без «двигателя», превращается в постоянный источник тоски о несбывшихся планах. Эти две силы унывающего человека вместо движения к цели как бы «тянут» его душу в разные стороны, доводя ее до полного изнеможения.

Такая рассогласованность — результат отпадения человека от Бога, трагическое следствие попытки устремить все силы своей души к земным вещам и радостям, в то время как даны они нам были для устремления к радостям небесным.

Различение грехов на смертные и не смертные весьма условно, ибо всякий грех, будь он малым или великим, разлучает человека с Богом, источником жизни. Любое «греходеяние» лишает самой возможности общения с Богом, умерщвляет душу.

Почему же все грехи напоминают огромный мешок проблем, неподъемный груз? Всегда вспоминается пример из жизни: «одна песчинка нам не в тягость, а если их накопится целый мешок, то этот груз придавит нас».

А.М. Леонов, преподаватель Догматического богословия

Ви́ды греха́ — богословское понятие, подразумевающее классификацию типов грехов по их форме, тяжести и направленности (см.: Грех).

Различие грехов по базовым определениям: первородный, родовой, личный

Слово «грех», как эквивалент греческого слова «ἁμαρτία», означает, в буквальной интерпретации, «непопадание в цель», «промах». В этом отношении объём понятия «грех» включает два принципиально различных значения.

В первом случае термином «грех» обнимается понятие помысла, мысли, желания или поступка, совершаемого человеком (или злым духом) вопреки Божественному волеизъявлению. В этом отношении русское «грех» выступает аналогом греческого: «ἀνομία» — «беззаконие», «несправедливость».

Во втором варианте грехом именуется не конкретное (противозаконное) действие, а последствия беззакония, негативно отображающиеся на природе и личности человека. Под эту категорию «греха» подпадают первородный и родовой грех.

Первородным грехом называется порча человеческой сущности, передаваемая потомкам Адама и Евы наследственным путём, и выражающаяся в том, что все люди (исключение составляет лишь один Человек — Господь Иисус Христос, зачатый и рождённый особым, сверхъестественным образом) рождаются с повреждением по душе и по телу, удобопреклонными ко злу.

Первородный грех не делает человека лично виновным перед Богом. Он лишь способствует формированию в нём греховного расположения воли. В свою очередь греховные действия, совершаемые под влиянием первородного греха, навлекают на человека Божественный гнев, делают его лично ответственным перед Творцом.

Родовой грех, как и первородный, передается наследственным путем, от родителей к детям, от предков к потомкам. Как и первородный грех, по форме он представляет собой порчу, своего рода нравственную болезнь.

Разница в том, что первородный грех сказывается на человеческом естестве и касается каждого человека (за исключением Христа). Родовой же грех отражается не на сущности (природе, естестве человека, которое, напомним, у всех людей одно), а на индивидуальных особенностях представителей той или иной потомственной линии. Можно сказать, что фактор родового греха как бы накладывается на фактор первородного, усугубляя его (подчеркнем, что формы и степени проявления этого греха могут быть различными; положим, не обязательно сын или внук пьяницы будет иметь острую склонность к спиртному; библейская история предоставляет нам немало примеров того, сколь рельефно могут различаться между собой дети одних и тех же родителей).

Различие грехов по непосредственной направленности: против Бога, против ближнего, против себя самого

Необходимо отметить, что хотя такая схема деления личных грехов в аскетической литературе встречается достаточно часто, — само по себе оно крайне условно. Дело в том, что любой личный грех есть нарушение Божьей воли, Божьего закона, а значит, и направлен против Бога. Опять же, любой личный грех, против кого бы он ни был направлен непосредственно, своими негативными последствиями всегда бывает направлен на самого исполнителя.

В узком значении слова грехами против Бога обозначаются прежде всего те, которые связаны с борьбой с подлинной верой, порочат Божественное имя и достоинство, исполнены святотатства, искажают вероучение.

К таким преступлениям относятся: атеизм, идолопоклонство, участие в магических ритуалах, оккультных обрядах, колдовских практиках, употребление имени Господа всуе, ложные высказывания о Боге и Его Промысле, маловерие.

Перечень грехов против ближнего составляют те, что связаны со злоумышлениями против ближнего, причинением ему морального или материального вреда, нанесением ущерба нравственному, душевному или физического здоровью. К такого вида грехам принадлежат: кражи, разбои, грабежи, насилие, растление, развращение, надругательства, вовлечение в греховные сообщества (в том числе религиозные секты), клевета, побои, убийства.

Грехи против себя суть те, что имеют ближайшим и непосредственным следствием вред, причиняемый самому себе, инициатору и исполнителю греха, как то: гордость, зависть, чревоугодие, членовредительство, уныние, отчаяние, самоубийство.

Различие грехов по степеням тяжести вины и ответственности перед Богом: смертные и иные

По большому счёту смертными грехами могут именоваться все те те грехи, которые не омыты покаянием. Ведь любые грехи отталкивают человека от Бога, а вне Бога он не в состоянии достичь вечного спасения, удостоиться вечного блаженного покоя на Небесах.

Но существует и практика более тесного употребления понятия «смертный грех». В рамках такого употребления смертными грехами традиционно называются лишь наиболее тяжкие преступления, те, что особенно сильно влекут человека к духовной смерти, адовым безднам и вечной погибели. К таковым относится, например, человекоубийство, самоубийство, заигрывание с потусторонними силами.

Помимо явно злодейских деяний перечень смертных грехов дополняют и такие, которые в очах многих людей даже и не выглядят опасными. Тяжесть этих грехов проявляется не в однократном совершении, а в том, что при неоднократном их повторении они способствуют формированию и развитию греховных страстей: блуда, чревоугодия, пьянства, сребролюбия, гнева, уныния, гордости, тщеславия и других.

Страсть же сильна и опасна тем, что пленяет и сковывает человеческое произволение. Предмет греховной страсти нередко играет для человека роль своеобразного идола. Растрачивая силы и время на удовлетворение страстных стремлений, грешник становится невнимательным к исполнению религиозного, духовно-нравственного долга.

Наиболее опасным родом греха считается хула на Святого Духа. Как следует из предостережения Господа Иисуса Христа, в случае покаяния и обращения к Богу человеку простятся любые грехи, в том числе смертные, за исключением одного: хулы на Духа (Мф.12:31).

Но даже и этот вид злодеяния не лишает беззаконника возможности унаследовать Царство Славы. В противном понимании получалось бы, что любому, пусть даже и бывшему атеисту, одна дорога — в ад; но это не так.

Другое дело, что возводя брань против Святого Духа, нечестивец сам возводит стену, препятствующую осуществлению личного спасения. Ведь очищение и освобождение от греха возможно не иначе как при содействии благодати Святого Духа. Поскольку же Бог никого не спасает насильно, а грешник, хуля Духа Святого, тем самым отказывается от Его благодати, постольку он и не может очиститься, сделаться праведным и святым.

Различие грехов в зависимости от степени произволения грешника при их совершении: вольные и невольные

Вольным именуется такой грех, который совершается сознательно, добровольно. По разумению святых Божьих подвижников, кто грешит произвольно, охотно и с наслаждением, тот вверяет свою свободу силам зла, отдаёт себя в послушание наслаждению, пребывает в дружестве с падшими духами и имеет мир с сатаной.

Наказание за подобные преступления и за само отношение к ним со стороны исполнителя бывает куда более страшным, чем наказание за грехи, совершаемые непроизвольно, радеющими о добродетели людьми.

Невольный грех — тот, который осуществляется либо без предварительного умысла, либо по принуждению. Впрочем, некоторые возражают против такой формы классификации, утверждая, что коль скоро человек осознает грех как грех и при этом его совершает, то грех сей является не невольным, а вольным, так как не имея желания совершить тот или иной грех, человек его и не совершит. Между тем, даже апостол, будучи святым, свидетельствал о себе, что иногда, всё же, действует против своей воли: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим.7:19). В ряде случаев к такого рода грехам могут быть причислены и те, что совершаются под давлением обстоятельств (пример: человек, работая на краю крыши высотного здания, нечаянно задел шатавшийся кирпич, в результате чего тот упал вниз на случайного прохожего, прохожий погиб). Кроме того, иногда к непроизвольным грехам причисляют греховные помыслы (навязываемые тёмными духами), которые хотя и обращаются в сознании грешника, однако воспринимаются им с сопротивлением и борьбой, не ложатся на сердце и не имеют дальнейшей реализации в соответствующих им греховных поступках.

Грехи, совершаемые в ведении или неведении

Грехи, совершаемые по неведению, суть те, совершая которые, человек не знает или даже не догадываться, что он нарушает Божий закон.

Собственно, по большей части о греховности своих помышлений, желаний известно даже и тем, кто совершенно далёк от религии. Естественный нравственный закон вписан в самое естество человека и обнаруживается в голосе совести. Если человек живет неправедной жизнью, голос совести в нём притупляется, хотя и не исчезает совсем. В некоторых случаях человеку с прожженной совестью бывает трудно отличить греховное деяние от не греховного.

Между тем существуют и такие виды грехов, выявить беззаконность которых на основании свидетельства совести или крайне трудно, или невозможно. К таким грехам относится, положим, проповедование искаженного учения о Боге. С одной стороны, проповедниками ложного вероучения могут быть злостные еретики, и с таких людей — спрос особый. Но с другой стороны, ложно исповедовать веру может и запутавшийся (в том числе под влиянием наставников-еретиков) христианин. Этот грех, как и другие, врачуется покаянием.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *