9 рота псковских десантников

29 февраля 2000 года в Чечне произошло, пожалуй, самое трагичное и героическое сражение с участием российских войск, вошедшее в историю как подвиг десантников 6-й роты. 90 солдат задержали группировку боевиков численностью до 3000 человек на безвестной высоте 776.0 в Шатойском районе. Десантники бились до последнего. Выжили лишь шестеро. Участников той схватки порой ставят в один ряд с защитниками Брестской крепости. Однако они также стали заложниками просчетов или даже злого умысла командования, за которые никто из генералов так и не ответил. «Лента.ру» попыталась разобраться в тех событиях и рассказать об одном из погибших 19-летних героев, поговорив с его матерью.

«Привет семье!!!

Пишу вам из далекой Чечни. Прошла неделя, как я покинул Псков. Ночью здесь холодно, как и у нас, зато днем +15 градусов, +20. Лицо у меня уже черное от загара. Горы здесь состоят из одной глины, пройдешь несколько метров и тянешь на своих сапогах несколько килограммов. Но это все ерунда, главное, чтобы скорей прошли полгода и я вернулся домой. Вот сижу сейчас у палатки, млею под лучами солнца и пишу вам письмо. Вокруг меня грязь, глина, рядом лежит моя снайперская винтовка, и я не боюсь. За себя и остальных. Боевые мне идут, и я уже заработал около 5 тысяч рублей. У чеченцев на базаре цены бешеные, так что хорошо, что денег здесь не дают на руки, а то мы бы их все потратили. Особенно, если учесть здешнюю кормежку: 1 кусок хлеба и маленько картошки. С хлебом здесь плохо, едим в основном с галетами, они невкусные и несытные, но, в принципе, ерунда. Полгода как-нибудь уж протяну… Скучаю по вас, как и прежде. Места здесь очень красивые, я ими не налюбуюсь. А какое здесь небо ночью, какие звезды… Здесь видны такие созвездия, каких у нас нет. А звезды, которые есть, здесь расположены несколько иначе… Вы, главное, не ссорьтесь, будьте дружны и помогайте друг другу во всем. И, будьте добры, любите друг друга, как я люблю вас. А Вика, слушайся во всем и не забывай учиться, пиши мне вместе с родителями. Ну вот и все.

Ваш сын и брат Саня»

Последнее письмо десантник Саша Коротеев выслать семье не успел. Написал и спрятал под обложку записной книжки, которую после его гибели вместе с иконкой и военным билетом принесли матери. Она обнаружила листок с написанными рукой сына строчками совершенно случайно, уже после похорон, с которых отца Саши увезли в больницу: у мужчины отнялись ноги.

Мальчик из глубинки

Коротеев рос в обычной русской семье, жившей в глубинке. Был средним из троих детей. Отец и мать работали на заводе в городе Остров Псковской области.

Глава семьи отслужил срочную в ВДВ и много внимания уделял физическому развитию сыновей. Они вместе делали особую зарядку, отжимались на кулаках.

Глядя на отцовскую любовь к десантуре, Саша с самого раннего детства хотел стать военным. Мальчик любил, чтобы ему читали истории про богатырей, Куликовскую битву, походы Суворова и Бородино.

В какой-то из этих книг ребенок почерпнул для себя фразу, что мужчины не плачут, а только огорчаются. Любил повторять ее придя с прогулки с разбитыми коленками.

Когда мальчику было 12, в семье Коротеевых случилось большое горе. Старшего брата Олега, которому было 16 лет, убили в драке, когда тот заступился за своих друзей. Кто-то ударил парня шилом в спину.

С тех пор Саша стал усиленно заниматься единоборствами: самбо, рукопашным боем, карате. У местного спортивного клуба «Юность» не было своего помещения. Ребята скитались по разным спортзалам, но это не мешало парню приходить на тренировки каждый день.

Занятия с ребятами проводили отставные военные инструкторы, так что это уже было полноценной подготовкой к армейской службе.

Однажды Саша со школьным классом ездил в Великие Луки с экскурсией, и по пути они побывали на месте гибели Александра Матросова. Когда ребята вернулись домой, то писали сочинение, и все, кроме Саши, описывали свои эмоции от путешествия, а он размышлял о подвиге Матросова.

«Если вдруг такое случится, то я, конечно, точно не знаю, но, думаю, что смогу поступить так же», — написал школьник Коротеев.

Саша был очень близок с младшей сестрой. Забирал ее из детского сада, водил купаться, заботился о ней. Даже если в школе проходило какое-то важное внеклассное мероприятие, Саша мог встать и объявить: «Извините, но мне пора за сестрой», — никто ему не перечил.

Теперь сестра бережно хранит память о нем. Ее муж тоже служил в Чечне и хорошо понимает, что пережила семья Коротеевых.

Путь к бездне

Выбитые в конце февраля из Шатоя боевики разделились на две группы. Одна, во главе с Русланом Гелаевым (около 800 человек), направилась в село Комсомольское, а другая, во главе с Хаттабом и Шамилем Басаевым (до 3000 человек), двинула в северо-восточном направлении — в Аргунское ущелье, через Улус-Керт.

Они не могли обойти высоту 776.0, так как русла двух окружающих ее рек во многих местах были заминированы.

26 февраля (а не до начала операции по освобождению Шатоя) командующий группировкой федеральных войск Сергей Макаров поставил задачу подразделениям ВДВ к 29 февраля занять три высоты к юго-востоку от Улус-Керта и не допустить здесь возможного прорыва боевиков.

Высоту 705.6 (Исты-Корд) должна была занять 6-я рота 104-го полка 76-й Псковской воздушно-десантной дивизии под командованием Сергея Молодова. Однако приказ об этом рота получила только 28 февраля, и эта задержка имела катастрофическое значение.

Десантники должны были за день пройти 14,5 километра пешком через местность, которая даст фору амазонским джунглям. Никакую наземную технику — танки, БМД — провести там было невозможно. Высадить солдат с вертолетов тоже.

Десантники несли на себе все необходимое для обустройства базового зимнего лагеря, включая печки-буржуйки. Организовать заброску этих вещей с воздуха или вспомогательными силами командование не удосужилось. Из-за этого рота не смогла взять с собой необходимое для эффективной обороны тяжелое вооружение.

«Рота не была оснащена средствами огневого усиления: пдр, действующая в пешем порядке в горах на оборонительной позиции, должна быть усилена минометным взводом (3 82-миллиметровых миномета), смешанным взводом пулеметов НСВ-12,7 (3 штуки) и АГС-17 или АГС-30 (3 штуки), отделением огнеметчиков (10 человек 20 РПО-А), минимум тремя РЛС «Фара» и по возможности (а она была!) — также взводом ЗУ-23-2 (3-4 штуки), но ничего этого сделано не было», – написал позднее один из хорошо знакомых с операцией десантников.

Ситуацию осложняло то, что Сергей Молодов только за несколько дней до этой операции возглавил роту. Вместе с ним выступил комбат Марк Евтюхин, который не имел достаточного опыта боев в Чечне. Ранее он служил в Закавказье и бывшей Югославии.

Сама 6-я рота, по воспоминаниям офицеров псковской дивизии, была укомплектована и направлена на Кавказ в спешке, в ущерб боевой подготовке.

Предполагалось, что разбитые в Шатое чеченцы будут прорываться маленькими, относительно безобидными и деморализованными группами, остановить и отловить которые не составит труда. Однако Хаттаб и Шамиль, наоборот, собрали все силы в один кулак. Не узнать об этом решении или не заметить движения столь значительной группы разведка федералов не должна была никак

Однако шедшие к Улус-Керту десантники 6-й роты о планах и численности противника ничего не знали. Они лишь старались выйти к назначенной точке в срок, и три взвода растянулись на целые шесть километров.

К 16:00 28 февраля находившиеся в авангарде 1-й взвод и разведвзвод вышли на высоту 776.0, от которой до Исты-Корда оставалось еще 4,5 километра. В 11:20 29 февраля к ним присоединился 2-й взвод. Затем с высоты в сторону Исты-Корд выдвинулись разведчики, и в 12:30 они встретились с передовым дозором боевиков.

Десантники забросали дозор гранатами, но следом подошли основные силы противника, и с ними десантники уже ничего сделать не могли. Оставалось лишь вернуться и занять оборону на высоте 776.0.

Санька Рэмбо

Александр Коротеев служил не в 6-й роте, а в 4-й. Он был в той горстке солдат, которым с третьей попытки удалось прорваться к окруженным на высоте солдатам. Он был одним из самых умелых солдат в полку.

В Чечне Саша оказался волей случая: после окончания 11 классов школы он имел все шансы поступить в Рязанское училище ВДВ, но документы, которые Коротеевы направляли через военкомат, потерялись в пути.

В десантуру Коротеев попал как солдат-срочник. Здесь почти двухметрового парня с мощным телосложением определили пулеметчиком в разведку, но Саша очень хотел быть снайпером и добился своего. Чтобы убедить командира, он трое суток провел в полном снаряжении, не снимая. Упертому парню дали прозвище Санька Рэмбо

«Его все знали вплоть до комдива, хотя сын не лез в передовики и отказался быть командиром отделения, будучи неформальным лидером», — вспоминает мама героя.

На Кавказ Саша отправился 4 февраля. Дату вылета он знал заранее и написал о ней родителям, но это письмо мама с папой получили с опозданием: как назло, именно 4 февраля. Проводить не удалось.

Последний раз они видели сына живым, когда ему дали отпуск после Нового года. Саша помогал семье по хозяйству, делал массаж отцу, у которого были проблемы с ногами.

Татьяна Коротеева помнит, как возмужал парень за год службы: шире и крепче стали не только его плечи, но и взгляд на жизнь.

У Саши была девушка Оля, с которой он встречался еще со школы. Она досадовала на то, что Коротеев так и не поступил в десантное училище, но все же ждала его из армии.

Парень улетал в командировку на полгода. Служить ему оставалось еще девять месяцев, но, вероятнее всего, Сашу бы демобилизовали уже по возвращении из Чечни. А дальше он собирался предпринять новую попытку поступить в Рязанское училище.

В день похорон Оля подошла к его матери и извинилась за ту свою обиду. Годы спустя беременной сестре Саши приснится брат и попросит назвать дочку Ольгой.

Бой у высоты 776.0

Рота Молодова не ожидала нападения. Укрепленных оборонительных позиций на высоте оборудовано не было, так как задерживаться здесь никто не собирался.

На беду, в распоряжении у комроты были только два взвода из трех. Боевики сумели быстро вычислить активного офицера, и Молодов вскоре выбыл из строя, получив ранение в шею от вражеского снайпера. В тот же день он умер от потери крови.

Руководство обороной принял на себя комбат Марк Евтюхин, и десантники сумели отбросить атакующих. Боевики стали их окружать, и чудовищные потери роты, понесенные в первый день (31 человек), были, главным образом, связаны с гибелью почти всех солдат отставшего 3-го взвода: их расстреляли на подъеме по склону.

Атаки противника шли одна за другой. Десантники старались экономить быстро таявшие боеприпасы

Все это время Евтюхин находился на связи с командованием группировки и запрашивал помощь. Кто-то из слышавших радиопереговоры офицеров говорил, что из-за брошенной в эфир грубой фразы комбата якобы обвинили в паникерстве и приказали вовсе прекратить радиопереговоры с ротой.

Только к 0:40 1 марта четыре десятка солдат из 1-й роты батальона под командованием Сергея Барана и взвода разведроты предприняли попытку прорваться к высоте, но им это не удалось, и к 4:00 их вынудили отступить.

Впрочем, сам Баран в своих воспоминаниях утверждает, что остановился только по настоятельной просьбе самого Евтюхина.

По словам Барана, от находившихся на высоте он узнал, что у боевиков «очень хорошо работают снайперы, которые не дают вести наблюдение и отвечать прицельным огнем».

6-я рота не получила поддержки с воздуха. По официальным данным, из-за сильного тумана. Однако родственники погибших потом установили, что погода в ту ночь была ясная и авиация летала.

«Марк Евтюхин так и не попросил помощи в людской силе. А артиллерия, огонь которой он до самой своей гибели корректировал, работала на полной мощности», — продолжает Сергей Баран.

Замечание Барана противоречит тому, что ночью Евтюхин обратился по дружбе за помощью к своему заместителю, майору Александру Доставалову. Тот находился с 4-й ротой на высоте 787.0. С чем может быть связан такой призыв по открытому каналу связи, как не с отчаянием получить помощь другим путем?

Доставалов был опытным боевым офицером. Он командовал той самой 6-й ротой с 1994 по 1999 год и решился отправиться на помощь к Евтюхину в нарушение приказа.

Так об этом моменте рассказывает Татьяна Коротеева. В результате набралось 15 добровольцев, включая ее сына, Александра. Все они погибли в бою.

Впечатляет, что им вообще удалось пробиться к окруженным. Эти 15 десантников продлили оборону высоты еще на несколько часов.

Есть данные, что именно командующий группировкой ВДВ в Чечне генерал-майор Александр Ленцов приказал Евтюхину держаться до утра любым способом. Так это или нет, но солдаты приказ выполнили.

Закончилось все тем, что комбат вызвал огонь полковой артиллерии на себя. Обстрел начался в 6:08, а в 6:10 связь с ротой прекратилась. По другим данным, артобстрел был попыткой Ленцова провести огневое окаймление позиций роты, чтобы спасти ребят, а не угробить.

«Менее чем за 20 минут рота была практически полностью уничтожена своим артогнем. Как же так? Увы, очень просто. Рота изначально села на другую высоту (вероятно, примерно в 350 метрах от высоты 776.0, которую должна была оседлать). Когда вели артподдержку роты, рассчитывая данные для стрельбы, недоумевал, почему Евтюхин все время корректирует южнее. Никто — ни в штабе, ни сам Евтюхин — не знал, что рота ведет бой южнее высоты», — вспоминал позднее десантник, пожелавший сохранить анонимность.

По его словам, вышедшие на высоту несколько дней спустя солдаты не увидели там погибших. «Лишь потом, еще раз сверив карты, поняли что к чему», — добавил он.

По словам военного обозревателя Владимира Сварцевича, которому удалось ознакомиться с записью радиопереговоров роты со штабом группировки, последней фразой Евтюхина было не «вызываю огонь на себя», как любят показывать в кино:

После рокового артобстрела позициями роты завладели боевики. В живых остались только шестеро десантников, которым удалось добраться до своих.

Российские части снова вышли на эту высоту только 3 марта. Чеченцы уже успели эвакуировать оттуда своих раненых, вынести почти всех убитых и покинуть заблокированный федералами район. По этой причине данные о потерях боевиков очень разнятся.

От 400 до 700 боевиков погибли в бою с 6-й ротой ВДВ за высоту 776.0

Кстати, потом выяснилось, что десантники 6-й роты фактически спасли двух пленных офицеров ГРУ Алексея Галкина и Владимира Пахомова, которых конвоировали боевики. Они сумели сбежать во время боя.

«Слава богу, что они погибли»

В детском саду, где Татьяна Коротеева работала музыкальным руководителем, был утренник, посвященный 8 Марта (за день или два до праздника). Дети нервничали и старались сделать все, как на репетициях. И даже лучше. А после выступления пришло чувство облегчения. Мальчики и девочки отправились есть сладости с чаем, а их родители коротали время в ожидании окончания этого застолья.

Тут кто-то рассказал, что только приехал из Пскова и весь город гудит из-за трагической новости: в Чечне погибло много десантников. Подробностей никто никаких пока не знал.

О том, что Саши не стало, Татьяна узнала 8 марта от соседей: им передали телефонограмму для Коротеевых.

«В сообщении был указан телефон. Я сразу по нему позвонила и сказала, разумеется, что быть такого не может, — вспоминает она. — Но мне ответили, что сын опознан. Спросили о том, куда везти тело. Меня этот вопрос удивил: а куда же еще, как не домой?»

Потребовалось много труда и времени, чтобы узнать, что именно произошло с Сашей и его подразделением. Их не сразу признали героями. Даже нашлись те, кто осудил ребят за нарушение приказа.

Когда Коротеева первый раз приехала в полк после гибели сына за какой-то справкой, то встретила офицера, сказавшего следующее: «Слава богу, что они погибли. Иначе бы под трибунал пошли за то, что действовали без приказа».

После таких слов Татьяна едва не потеряла сознание, но ее заметил один из сослуживцев Александра. Он подбежал, обнял ее и сказал, что Саша был хорошим человеком, мужчиной и настоящим другом. Говоря об этом, солдат заплакал. Зарыдала и Татьяна. Так они и стояли в обнимку какое-то время. Больше Коротеева этого парня не встречала, но она до сих пор ему очень благодарна.

«Дети с нами, они нас сплотили»

Выпущенный в спешке, за два дня до общих похорон в Пскове, указ от 12 марта 2000 года разом разделил солдат на «героев» и «негероев».

23 военнослужащих 15 офицеров, пять сержантов, два ефрейтора и один рядовой – стали Героями России

Всех остальных наградили орденами Мужества, и сколько раз Татьяна Коротеева потом слышала от буквоедов-бюрократов, с которыми сталкивала ее жизнь: «Что вы хотите? Ведь ваш сын не герой».

Значительная разница была и в размерах выплачиваемого семьям пособия. Летом 2006 года издание «Псковская губерния» опубликовало открытое письмо президенту Владимиру Путину от матерей десантников:

Перед той первой встречей с президентом в 2000 году родственников погибших десантников три дня обрабатывали, строго объясняя, что у лидера государства спрашивать нельзя.

«Но как бы не так! Мы говорили с Путиным именно о том, что нас волновало. Было ощущение уверенности, ощущение того, что дети с нами, они нас сплотили, — отмечает Татьяна. — В особенности наш взвод Ермаковский. Мы до сих пор, два десятилетия спустя, на связи друг с другом».

Однако эта дружба не спасла многих из этих мужчин и женщин. Потерявшие вместе с детьми и смысл жить дальше, они умирали один за другим. Особенно много — в первые несколько лет.

Так, после похорон сына слег и через два года скончался отец Саши Коротеева. Мать же посвятила себя заботе о дочери, а когда та повзрослела, Татьяна устроилась работать в детский приют. «Дети отогревали нас, а мы их», — приговаривает она.

«Променяли 17 миллионов на 84 жизни»

2 марта, когда высота еще находилась в руках неприятеля, военная прокуратура Ханкалы возбудила уголовное дело в отношении боевиков. О привлечении к ответственности кого-либо из командующих пока речи не шло.

Однако уже 2 августа 2000 года Владимир Путин, находясь в Пскове, открыто признал вину командиров и «грубые просчеты, которые приходится оплачивать жизнями русских солдат».

В результате разбирательств официально в халатности был обвинен только командир 104-го полка Мелентьев. По мнению родственников погибших солдат, он стал «стрелочником».

Сергея Мелентьева сняли с должности и отправили служить начальником штаба бригады в Ульяновск, а потом в Тульскую область. В июне 2002 года он скончался при странных обстоятельствах от сердечного приступа, случившегося во время пробежки. В течение нескольких дней он лежал неопознанным трупом в местном морге. В воинской части Мелентьева даже не хватились.

Известно, что перед тем, как уехать из Пскова, бывший комполка посетил всех родственников погибших солдат и попросил у них прощения.

Есть версия, что боевики выкупили проход через высоту 776.0 у кого-то из высокопоставленных начальников, поэтому действия, которые можно воспринимать как просчеты при планировании, на самом деле были совершены осознанно. Мелентьев в ответ на вопрос об этом как-то прямо сказал своему школьному другу Олегу Красильникову: «Променяли 17 миллионов на 84 жизни»

Как утверждает Сергей Баран, комполка был против того последнего марш-броска 6-й роты и открыто говорил об этом командованию.

«Когда Мелентьеву ставили задачу для переброски 6-й роты на левый берег реки Абазулгол, он долго пытался объяснить, что полку задача не по силам, что все опорные пункты, блоки остаются на правом берегу, все подразделения задействованы, и в случае возникновения критической ситуации у него не окажется резерва для своевременного оказания помощи, — вспоминает Баран. — Мелентьев сказал: «Нельзя двумя ногами стоять на разных берегах реки», но к его мнению не прислушались».

По словам псковского журналиста, политика и правозащитника Льва Шлосберга, собравшего и опубликовавшего за многие годы достаточно ценных материалов о трагедии 6-й роты, до сих пор остается нерешенным вопрос: куда делся отряд боевиков после боя за высоту 776.0? Куда и как они смогли затеряться?

«Вообще никаких боев не было»

Это сейчас военные любят говорить о подвиге 6-й роты с высоких трибун, сравнивать десантников чуть ли не со спартанцами царя Леонида. А в тот злополучный март они всячески стремились скрыть информацию о произошедшем на высоте 776.0.

Первые сообщения о тяжелом бое в районе населенного пункта Улус-Керт без особых подробностей и от анонимных источников появились в интернете 2 марта, то есть на следующий день после гибели 6-й роты.

Однако российское военное командование эту информацию никак не подтверждало. Были даже какие-то хитрые попытки все опровергнуть, не прибегая к прямой лжи.

Об этом 4 марта сообщил журналистам руководитель пресс-центра Объединенной группировки войск на Северном Кавказе Геннадий Алехин. И ведь по факту он не соврал: 3 марта боев не было.

«Батальон выполнял задачу блокирования. Разведка обнаружила караван. Комбат выдвинулся к месту боя, управлял подразделением. Солдаты с честью выполнили свой долг. Я горжусь своими людьми», — заявил 5 марта командир 104-го полка Сергей Мелентьев. Он тоже не соврал, но о гибели роты не сказал ни слова!

Тела бойцов должны были без лишнего шума развести по тридцати регионам страны. Однако в Псковской области этого шума избежать было невозможно. Жители региона разом потеряли 30 земляков.

По словам родственников погибших, ключевое значение имела статья журналиста Олега Константинова, опубликованная 6 марта в газете «Новости Пскова». Ее заголовок расставил все на свои места в сознании псковитян, а затем и всех россиян: «Геройски погибла рота псковских десантников».

Первое официальное заявление было сделано 7 марта губернатором Псковской области Евгением Михайловым. В частности, он сообщил, что говорил по телефону с командующим ВДВ Георгием Шпаком и тот рассказал ему о 80 погибших в бою с боевиками десантниках.

Военные же продолжали попытки замолчать тему. Журналисту Олегу Константинову запретили вход в псковскую дивизию. Офицеров и солдат проинструктировали не говорить ни с кем о бое на высоте 776.0.

Не могли ничего прояснить и получившие похоронки родственники десантников: сами ничего не знали.

«Решил покончить с собой»

«Они просто стеной шли на нас — глаза выпученные, орут: «Аллах акбар!» Одну волну перестреляем, полчаса передышки — и снова атака… Много их было», — вспоминал один из шестерых выживших в том бою десантников сержант Андрей Поршнев.

Несколько раз доходило до рукопашной: солдаты отбивались саперными лопатками и штык-ножами.

А вот что говорил получивший за тот бой звезду Героя России Александр Супонинский:

Романов также приказал уходить и Поршневу.

Еще двое выживших: рядовые Алексей Комаров и Роман Христолюбов были из того расстрелянного на подъеме 3-го взвода. Они пытались вынести с поля боя раненого командира взвода разведки Алексея Воробьева, но их вот-вот должны был настичь боевики. Офицер приказал им прорываться к своим и постарался прикрыть их отход.

Рядовые Евгений Владыкин и Вадим Тимошенко были ранены. Первого боевики сочли мертвым, а второму удалось укрыться под упавшими деревьями.

«К 6:00, подойдя к поляне, что лысела у русла реки, на крутом противоположном берегу Абазулгола мы заметили троих солдат, подходивших к обрыву, — вспоминает встречу с выжившими Сергей Баран. — Едва завидев нас, они начали размахивать руками и кричать: «Стойте! Стойте! Не ходите сюда! Здесь боевики! Засада!»»

В течение многих лет всех шестерых десантников то обвиняли в трусости и бегстве с поля боя, то, наоборот, оправдывали и называли героями. Одно ясно: никаким образом они не могли бы уже переломить ситуацию и изменить исход сражения.

«Остались огрызки»

В феврале 2000 года федеральные войска блокировали в Аргунском ущелье основные силы боевиков: несколько батальонов общей численностью более трех тысяч человек. После этого они приступили к освобождению находящихся в нем населенных пунктов.

В последний день месяца, 29 февраля, командующий группировкой на Северном Кавказе Геннадий Трошев приехал вместе с журналистами в последний отбитый у боевиков населенный пункт республики — Шатой. Не обошлось без громких слов:

Министр обороны доложил о завершении третьего этапа контртеррористической операции.

Однако именно этот «победный» день стал роковым для солдат из 6-й и присоединившейся к ней группы из 4-й роты 104-го полка ВДВ.

* * *

Племянница Саши Коротеева — та самая Оля — теперь учится в 9 классе и думает стать журналисткой. Она уже сопровождает бабушку на мероприятиях и встречах, посвященных подвигу дяди, которого она так никогда живым и не видела. Ее десятилетний младший брат выбирает между карьерой военного и юриста.

Мальчик активно занимается спортом и увлекается военной тематикой. Еще в три года он любил строить самолеты из конструктора, сажать на крылья человечков и устраивать «десантные операции».

Каждая из них завершалась парадом, который принимал адмирал на белом коне. Именно адмирал, а не генерал, потому что мальчику это звание нравится больше.

Однако, когда недавно ему рассказали о возможности поступить в Суворовское училище, парень проявил рассудительность: «Как же я от мамы уеду? Я еще маленький».

Подвиг 6-ой роты псковских десантников

Бой у высоты 776 — эпизод Второй чеченской войны, в ходе которого 29 февраля — 1 марта 2000 года 6-я рота 2-го батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Псковской) под командованием подполковника М. Н. Евтюхина вступила в бой со значительно превосходящим по численности отрядом чеченских боевиков, руководимых Хаттабом, под Аргуном в Чечне, на рубеже Улус-Керт — Сельментаузен, на высоте 776

После падения Грозного в начале февраля 2000 года крупная группировка чеченских боевиков отступила в Шатойский район Чечни, где 9 февраля была блокирована федеральными войсками. По позициям боевиков наносились авиаудары с использованием полуторатонных объёмно-детонирующих бомб. Затем 22—29 февраля последовала наземная битва за Шатой. Боевикам удалось прорваться из окружения: группа Руслана Гелаева прорвалась на северо-западном направлении в село Комсомольское (Урус-Мартановский район), а группа Хаттаба — на северо-восточном направлении через Улус-Керт (Шатойский район), где и произошёл бой.

Огневую поддержку десантникам оказывал артдивизион 104-го парашютно-десантного полка.

Среди руководителей боевиков назывались Идрис, Абу аль-Валид, Шамиль Басаев и Хаттаб: подразделения последних двух полевых командиров в СМИ названы батальонами «Белые ангелы» (по 600 бойцов). По утверждениям российской стороны, в бою участвовало до 2,5 тыс. боевиков; по утверждениям боевиков, их отряд насчитывал 700 бойцов.

28 февраля командир 104-го полка полковник С. Ю. Мелентьев приказал командиру 6-й роты майору С. Г. Молодову занять господствующую высоту Исты-Корд. Рота выдвинулась 28 февраля и заняла высоту 776, а на находящуюся в 4,5 километрах гору Исты-Корд были отправлены 12 разведчиков.

29 февраля в 12:30 разведывательный дозор вступил в бой с группой численностью около 20 боевиков и вынужден был отойти к высоте 776, где в бой вступила рота Молодова. Он был ранен и умер позднее в тот же день, а командование ротой принял на себя гвардии подполковник Марк Евтюхин.

В 16 часов, всего через четыре часа после взятия Шатоя федеральными силами, начался бой. Бой вели всего два взвода, так как третий взвод, растянувшийся при подъёме на 3 километра, был обстрелян и уничтожен боевиками на склоне.

К концу дня 6-я рота потеряла погибшими 31 человека (33 % к общему числу личного состава).

1 марта в 3 часа утра к окружённым смогла прорваться группа солдат во главе с майором А. В. Доставаловым (15 человек), который, нарушив приказ, покинул оборонительные рубежи 4-й роты на соседней высоте и пришёл на помощь.

На выручку боевым товарищам стремились бойцы 1-й роты 1-го батальона. Однако во время переправы через реку Абазулгол они попали в засаду и были вынуждены закрепиться на берегу. Только утром 3 марта 1-я рота сумела прорваться к позициям 6-й роты.

Указом президента РФ 22 десантникам было присвоено звание Героя России (из них 21 — посмертно), 68 солдат и офицеров 6-й роты награждены орденами Мужества (63 из них — посмертно).

В апреле 2001 года Президент России Владимир Путин посетил место боя во время своего визита в Чечню.

23 января 2008 года по инициативе Президента Чеченской Республики Рамзана Кадырова Жигулёвская улица Грозного была переименована в улицу 84-х Псковских Десантников.

В Челябинске на школе, где учился Сергей Молодов, а также на доме, где он жил установлены мемориальные доски. 11 ноября 2004 года именем Героя названа одна из улиц города.

7 ноября 2015 года в парке воинской славы Санкт-Петербурга открыт памятник погибшим десантникам.

18:23, 08 февраля 2020, ПАИ

В России в школьную программу войдёт документальный фильм о подвиге псковских десантников 6-ой роты. Об этом сообщила руководитель комитета по культуре Псковской области Жанна Малышева на заседании оргкомитета по подготовке к проведению памятных мероприятий, посвященных 20-летию подвига десантников 6-й роты 8 февраля, передаёт корреспондент Псковского агентства информации.

По её словам, документальный фильм под рабочим названием «Памяти 6-й роты. Рота, ушедшая в бессмертие» снимает телеканал «Звезда». Планируется, что фильм покажут 1 марта. Жанна Малышева также отметила, что фильм не только войдёт в школьную учебную программу, но и будет использоваться в учреждениях культуры, а также распространен в социальных сетях.

Десантники 6-й роты погибли в бою на высоте 776 в Аргунском ущелье во время контртеррористической операции 1 марта 2000 года. В схватке со значительно превосходящим по численности отрядом боевиков были убиты 84 десантника, выжили всего шесть. За проявленный героизм 22 военнослужащим было присвоено звание Героя России, 68 солдат и офицеров награждены орденами Мужества.

29 февраля 2000 года 6-я рота получила приказ занять высоту Исты-Корд. Командир 2-го батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии гвардии подполковник Марк Евтюхин имел полное право остаться на командном пункте. Однако в 6-й роте его батальона был новый командир, который не успел еще познакомиться с личным составом. Комбат решил подстраховать его и отправиться на задание.

Командира взвода разведки Олега Ермакова и вовсе не должно было быть в тот момент в Чечне. Накануне командировки он получил выгодное предложение о переводе, сулившее достаток, хорошее жилье, спокойную жизнь. Однако бросить своих людей перед отправкой в «горячую точку» он не смог. И попросился вместе со взводом в Чечню. Так два офицера сделали свой выбор. И этот выбор без преувеличения оказал влияние на судьбу всей нашей страны.

В начале сентября 1999 года в Москве террористы взорвали два жилых дома. На улице Гурьянова погибли 109 человек, на Каширском шоссе — 118. 16 сентября начиненный взрывчаткой грузовик протаранил жилой дом в Волгодонске. В результате — 19 погибших. Это хроника войны, которую мировой терроризм объявил России. Случилось это после того, как с территории Чечни, которую экстремисты использовали, как базу, была совершена попытка вторжения многочисленных банд наемников в Дагестан. Федеральным силам вместе с дагестанским ополчением удалось блокировать агрессию. И тогда террористы начали подрывать дома, причем, как правило, ночью. 30 сентября 1999 года началась контртеррористическая операция на Северном Кавказе.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

В 76-й дивизии Марк Евтюхин прошел путь от командира взвода до командира воздушно-десантного батальона. 31 января 2000 года его батальон прибыл в Чечню, а уже 9 февраля принял первый бой. Колонна десантников, выдвигавшаяся в район Дышне-Ведено, попала в засаду. Бандиты подбили головную машину и открыли по колонне шквальный огонь. Группа боевиков бросилась к подбитому бронетранспортеру, намереваясь добить раненого водителя. Евтюхин увидел молодого лейтенанта, который с двумя бойцами выскочил наперерез бандитам. Очередью уложил двоих, затем вынес раненого водителя из опасной зоны.

Оправившись от первого замешательства, следуя спокойным приказам гвардии подполковника Евтюхина, десантники отбили атаку и стали преследовать противника. В результате было уничтожено 30 боевиков и две автомашины. После боя Марк вспомнил фамилию лейтенанта, что вынес раненого водителя: командир разведвзвода гвардии лейтенант Олег Ермаков. Он со своим взводом лишь накануне был переведен в его батальон из другого полка.

Ермаков в 1998 году с красным дипломом закончил Рязанское десантное училище и сам выбрал местом службы 76-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию. Это старейшее из ныне существующих соединений воздушно-десантных войск было сформировано в 1939 году. В годы Великой Отечественной войны дивизия принимала участие в обороне Одессы, Севастополя, Керчи и Сталинграда. Участвовала в Курской битве. В 1943-м в ходе боев за освобождение Украины дивизии было присвоено почетное наименование «Черниговская». За освобождение Бреста и выход к государственной границе СССР дивизия была награждена Орденом Красного знамени.

«На изломе уже Советского Союза — это конец восьмидесятых годов — начало девяностых — дивизия принимала участие практически во всех сложных действиях, которые происходили на окраинах тогда СССР. Это и азербайджано-армянский конфликт, это Нагорный Карабах, это осетино-ингушский конфликт, это землетрясение в Армении, это восстановление конституционного порядка на территории Чеченской Республики. И везде все поставленные задачи личным составом дивизии были выполнены достойно», — рассказывает командующий ВДВ РФ Андрей Сердюков.

В этой дивизии Олег Ермаков стал командиром разведвзвода 234-го полка. Накануне отправки в Чечню в январе 2000-го лейтенанту предложили перевестись в Новосибирск — служить в ФСБ, занять служебную квартиру и получать достойную зарплату. Перевод уже был готов, но неожиданно Олег пришел к командиру полка.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

«»Товарищ командир, дайте мне съездить в командировку. Может быть, вы меня не поймете, но я не могу по-другому». И до сих пор помню слова, которые ему ответил: «Олег, смотри сам, ты сам делаешь свой выбор, от войны не бегут, но войны и не ищут, то есть ты как бы сам ищешь, ты выбираешь сам свой путь». Вот, он говорит: «Ну не могу по-другому»», — вспоминает брат Героя России Олега Ермакова Александр.

29 февраля 2000 года был взят Шатой — последний крупный опорный пункт боевиков. Тогда многим казалось, что экстремистам нанесен смертельный удар и их организованное сопротивление окончательно сломлено. Однако позже выяснилось, что большая часть боевиков вырвалась из котла и ушла в Аргунское ущелье. Группировка общей численностью до 3000 бандитов, хотя и потрепанная, но по-прежнему не утратившая боеспособности и, главное, управления, металась в попытках найти выход. Глава группировки Хаттаб дал приказ прорываться в Дагестан.

Раз за разом Хаттаб бросал свои банды на позиции российских войск, но каждый раз получал отпор. Но все же ему удалось нащупать слабое место в обороне Аргунского ущелья. Это был проход между руслами рек Шароаргун и Абазулгол. Над этим проходом господствовала гора Исты-Корд.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

Командир 6-й роты 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка гвардии майор Сергей Молодов 28 февраля получил приказ утром следующего дня занять эту высоту. На должность он был назначен буквально накануне и еще не успел познакомиться с личным составом, поэтому комбат Марк Евтюхин принял решение идти с ротой.

На следующий день рота вышла рано утром, на горе Исты-Корд она планировала встать надолго. Помимо личного оружия и боеприпасов бойцы несли палатки, печки-буржуйки и еще многое из того, что нужно для длительного проживания, но абсолютно бесполезно в бою. Зато тяжелого вооружения практически не было. Как ни пытались офицеры подгонять солдат, рота, измученная тяжелым марш-броском накануне, все-таки растянулась на несколько километров. Тогда еще никто не подозревал, что навстречу роте к той же высоте выдвинулись главные силы боевиков Хаттаба.

Промежуточным пунктом на пути к Исты-Корду была высота 776. Когда первые бойцы поднялись на высоту, хвост колонны еще только подходил к подножью.

«Поднялись на высоту, как бы сколько-то отдохнули. Ну опять же говорю, не было ничего такого, что там будет бой какой-то начинаться. Немножко отдохнули. Нам дали приказ, взвод разведки впереди, второй взвод за ним. На прикрытии. Я был во втором взводе. С нами во главе пошел командир роты майор Молодов», — рассказывает Евгений Владыкин, гвардии рядовой 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии в 2000 году.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

В этот момент разведвзвод полка под командованием гвардии старшего лейтенанта Воробьева в двух километрах южнее Улус-Керта наткнулся на группу боевиков. Разведчики и 2-й взвод потеснили бандитов, но попали под плотный автоматный и снайперский огонь с горы Исты-Корд.

Узнав, что гвардии майор Сергей Молодов погиб, Марк Евтюхин приказал всем отходить и закрепиться на высоте 776. Разведчики, вернувшиеся к опорному пункту, оценивали силы противника в 150-200 человек. Однако, как позже выяснилось, их было в 10 раз больше. К высоте с разных сторон стягивались банды со всего ущелья, полные решимости сбросить горстку десантников и прорваться в Дагестан. Под их огонь попал отставший на склоне третий взвод. Все было кончено в считанные минуты — боевики расстреляли их в спину.

Оставшиеся два взвода отчаянно оборонялись. К концу дня 6-я рота потеряла погибшими 31 человека, еще больше было раненых.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

Евтюхин — тоже раненый — продолжал руководить боем. Он запрашивал помощь, но она так и не пришла.

К высоте 776 на помощь десантникам была выдвинута рота из расположения полка, но при переправе через реку она попала в засаду и вынуждена была остановиться. 6-й роте пытались также помочь огнем артиллерии. Полковой дивизион самоходных артустановок «Нона» выпустил по высоте 1200 снарядов.

6-й роте пришлось драться в одиночестве, в полном окружении. Получив несколько ранений, Марк Евтюхин продолжал командовать боем, корректировать огонь артиллерии, ободрять своих бойцов и офицеров. Он мог гордиться своими подчиненными — никто из них не дрогнул, не запаниковал.

«В какой-то момент, конечно, стало ясно, что они уже отсюда не выйдут, потому что волны боевиков просто не прекращались, а патроны не бесконечные. Рукопашного боя там было много. Там было много геройства, самоподрывов, чтобы уже уложить как можно больше», — объясняет Дмитрий Ананьев, автор диорамы «Бой на высоте 776» студии военных художников имени М.Б. Грекова.

План Хаттаба о быстром броске в Дагестан рушился на глазах. Была утрачена внезапность, банды топтались у высоты весь день и ночь. К тому же боевики несли тяжелые потери, и сил на захват населенных пунктов уже не оставалось. Отряды известных полевых командиров Идриса и Абу Валида, первыми вступившими в бой с десантниками, практически перестали существовать. Теперь у террористов была единственная цель — спастись, вырваться из Аргунского ущелья. Но 6-я рота стояла насмерть, не поддаваясь на посулы и угрозы.

«Там кричали сначала: «Давай мы вам денег дадим больших, только пропустите, у нас там все нормально». Десантники не купились на это. Потом кричали: «Будем вас резать на мелкие кусочки на мясо и отправлять матерям в посылках», то есть уже пугать начинали. Понятно, никто не струсил, все бились до последнего», — говорит брат Героя России Олега Ермакова Александр.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

Взвод Олега Ермакова находился на соседней высоте 778 вместе с 4-й ротой. Олег прислушивался к звукам боя и ждал приказа выдвинуться на помощь, но его не поступало. Когда Олег услышал в эфире, как Марк Евтюхин сообщает, что кончаются боеприпасы и в живых осталась лишь пара десятков бойцов, то решил больше не ждать. Отобрав 15 десантников-добровольцев, он вышел на помощь 6-й роте вопреки приказам оставаться на месте.

«На подходе Олег делал один маневр — не удалось, отошел, снега много в низинах, опять вернулся, с другой стороны попытался пройти — опять не получается. С третьей попытки, когда уже нашел место, где можно войти, вот это кольцо окружения пробить, они встречаются с Доставаловым на подходе, вплоть до того, что чуть друг друга не постреляли, поскольку в ночи пока определили, свой ли», — рассказывает Александр Ермаков.

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

Гвардии майор Александр Достовалов был заместителем командира батальона Марка Евтюхина. Как и Ермаков, он, несмотря на запреты, с двумя бойцами пошел на помощь гибнущей роте из расположения полка.

Дальше Олег Ермаков и Александр Достовалов пробивались вместе. Однако на подъеме, когда до позиций 6-й роты оставалось несколько сотен метров, группа попала под огонь боевиков. Олег был ранен в живот. Понимая, что задерживает товарищей, Ермаков отобрал у бойца пулемет, крикнув Достовалову, чтобы тот шел дальше, а сам остался прикрывать прорыв. Пулеметчиком он был отличным, его короткие очереди заставили боевиков укрываться, их огонь ослаб, и группа Достовалова сумела проскочить опасный участок.

Когда Достовалов встретился с Евтюхиным, он сказал, что Ермаков, «пока жив, будет держать проход для тех, кто придет на помощь». Но помощь так и не пришла. Рота держалась еще три часа. Утром 1 марта в 6 часов 11 минут — спустя почти 19 часов после начала боя — подполковник Евтюхин вызвал огонь на себя. Последними его словами были: «Прощайте, мужики».

© ТРК ВС РФ «ЗВЕЗДА»

В то же время Олег Ермаков уже расстрелял все патроны и лежал возле пулемета. К нему подошли шесть боевиков, чтобы добить. Подняли на колени, один из террористов приставил к горлу кинжал. И тут истекающий кровью, раненный в живот Олег вырвал кинжал из рук боевика и бросился на врагов. Все шестеро были убиты в считанные секунды. Он недаром считался мастером рукопашного боя. Этот рывок отнял остаток сил. Он умер от потери крови.

Указом президента России 22 десантникам 6-й роты было присвоено звание Героя России, из них 21 — посмертно. 68 бойцов и офицеров роты награждены орденами Мужества, 63 из них — посмертно.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *