Акриды

Акриды и дикий мед

Пояс добродетели

Одежда, достойная великого бремени покаяния

Окутанный волосами нечистого животного

В самом деле, когда Предтеча Христов имел одежду, сотканную из грубого верблюжьего волоса, что это означает, как не то, что Христос, Которому предстояло прийти, был облечен в человеческое тело, ставшее дебелым из-за грубости грешников, и что окутанный волосами самого нечистого животного, то есть языческого народа, Он понес его беззакония? Максим Турский, Проповеди.

Он мог из коз, но в этом не было нужды. Он взял шерсть самого изворотливого животного, не имеющего ничего прямого, ничего приятного, ничего красивого, которого природа приспособила для тяжелой работы, обрекла на тяжелую ношу и предала в тяжкое рабство. Учитель покаяния должен был одеваться в такую одежду, чтобы все, кто отвратились от истинного учения и стали полностью обезображены грехами, возложили на себя великое бремя покаяния, обрекли себя на жестокие мучения ради оправдания и принесли тяжелые воздыхания раскаяния, чтобы прямыми и тончайшими, как игла, войти через узкое отверстие покаяния в просторы отпущения , чтобы исполнились слова Господа о том, что верблюд может пройти сквозь игольные уши (Мф.19:24). Петр Хризолог, Собрание проповедей.

Почему из верблюжьего волоса?

же это не случайно, но сокровенно и образно. Ведь верблюд не причисляется ни к совершенно нечистым тварям, ни к чистым, но имеет какое-то среднее положение и по свойствам причастен и к тем, и к другим. Ведь жевать жвачку, то есть возвращать однажды проглоченную пищу и опять зубами перетирать и пережевывать , свойством чистых животных, которое и присутствует у верблюда. Иметь же нераздвоенное копыто свойственно нечистым, а копыто верблюда не разделено. Итак, по этой причине Иоанн был одет шерсти этого животного, показывая, что евангельское призвание и Царство Божие, которое, как он говорил, приближается, примет и тех, кто из Израиля, из чистого народа, и тех, кто из нечистых язычников, и что он проповедовал покаяние и тем, и другим равночестно. Феодор Мопсуестийский, Фрагменты.

Что иное означает кожаный пояс, как не то, что наша немощная плоть, которая до пришествия Христова властвовала к порокам, после Его пришествия была связана для добродетели? Прежде, из-за невоздержности, она раздавалась и тучнела, а теперь, благодаря воздержанию, умаляется до одной кожи. Максим Турский, Проповеди.

4. Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед.

(Мк. 1:6). Возможно предполагать, что, указывая на образ жизни Иоанна, евангелист и здесь хотел указать на древнее пророчество о нем — в образе жизни пророка Илии.

Имел одежду из верблюжьего волоса. Такая одежда, отличающаяся грубостью, по словам путешественников, и теперь носится на востоке, преимущественно дервишами.

А пищею его были акриды и дикий мед.

Акридами называлась саранча, которая и теперь употребляется в пищу в Недже и Хеджасе. В лавках с саранчой она продается мерами. Приготовляя ее в пищу, бросают ее живою в кипяток, который хорошо просаливают; через несколько времени саранча вынимается и просушивается на солнце. Англичанин доктор Томсон, проживший в Палестине много лет и написавший очень хорошую о ней книгу, говорит: «саранчу не ест в Сирии никто, кроме бедуинов на крайних границах, и о ней постоянно говорят, как о низшем сорте пищи, смотрят на нее большею частью с отвращением, так как эта пища выносится только низшими классами народа. Иоанн Креститель, однако, и принадлежал именно к этому классу, все равно — по необходимости или по выбору. Он также жил в пустыне, где такая пища и теперь употребляется; и потому в Евангелии излагается простая истина. Обыкновенной пищей Крестителя была саранча, вероятно, поджаренная в масле и смешанная с медом, как это и теперь бывает».

Под диким медом одни разумеют сок из пальм, смоковниц и других деревьев или же так называемую персидскую манну. Основание для такого мнения находят в том, что мед по-гречески называется просто ????, без прибавления ?????? (дикий). В подтверждение того же мнения ссылаются на Плиния Е. Истор. 15:7 и Диодора Сицилийского (19, 94, конец), который говорит, что у набатейцев «растет много меда (????), называемого диким (??????), которым они пользуются в виде питья, смешанного с водою». Но другие принимают, что «дикий мед» есть обыкновенный пчелиный мед, который пчелы заносят в дуплах деревьев и отверстиях скал. По словам Тристрама (книга которого о Палестине переведена на русск. язык), диких пчел в Палестине гораздо больше ульевых, и мед, продающийся в южных местностях, получается от диких роев. Действительно, говорит Тристрам, мало мест, которые были бы так пригодны для пчел, как Палестина. А в пустыне Иудейской пчелы многочисленнее, чем в какой-либо другой части Палестины, и мед до настоящего времени служит домашней пищей бедуинов, которые выжимают его из сотов и сохраняют в мехах. Нельзя не согласиться, что такое понимание слов «дикий мед» естественнее предыдущего. Саранча дозволена была в пищу еврейским законом (Лев. 11:22), а об употреблении дикого пчелиного меда говорится в Библии (Втор. 32:13; Суд. 14:8; 1 Цар. 14:25-27; Пс. 80:17).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *