Аксаков с а

«31 мая 1907 года указом царя, по предложению Совета министров, земля шириной в десять километров, расположенная к югу от старой почтовой дороги, протянувшаяся по левому берегу Иртыша от Жанабаглана (Звериноголовский) к Омску через Кызылжар, которая относилась к Кызылжарскому и Омскому уездам Акмолинской губернии и Керкускому, Семипалатинскому, Усть-Каменогорскому уездам Семипалатинской губернии, была отдана сибирским казакам. Трудовой казахский народ с давних пор использовал эту землю, арендуя ее у казаков. Теперь эта земля полностью возвращается трудовому казахскому народу», — говорится в законе, изданном Центральным исполнительным комитетом Казахской АССР 19 апреля 1921 года.
В интервью радио Азаттык историк, писатель Бейбит Койшыбай говорит, что и спустя 90 лет казахская земля является разменой монетой в спорах между Казахстаном и соседними странами.
– Господин Койшыбай, когда и по какой причине, земли, возвращенные казахскому народу 19 апреля 1921 года, отошли царскому правительству? Когда вообще начался возврат этих земель?
– Вся казахская земля стала собственностью русского государства, когда казахи после распада Казахского ханства присоединились к Российской империи. Согласно первой реформе 1888 года, землю объявили собственностью государства. После, по земельным правилам 1891 года, вся казахская земля была объявлена государственной собственностью Российской империи. Да и после реализовывались мероприятия по изъятию всех плодородных казахских земель.
После создания советского правительства и с приходом к власти большевиков на их втором съезде был принят Декрет о земле. По Декрету о земле «отменяется частная собственность на землю, земля отбирается у помещиков и царского рода, отдается народу и крестьянам».
ПОЛИТИКА РАЗДЕЛА ТУРКЕСТАНА
– Господин Койшыбай, решил ли сразу все земельные проблемы этот Декрет о земле?
– По Декрету о земле интересы казахов во внимание не принимались и не соблюдались. Потому что казахи на тот момент еще не создали своего государства.
Вначале, в 1918 году, была создана Туркестанская автономия. СамымиЛенин принял Рыскулова, «объяснил», что его мнение ошибочно.сильными из многих деятелей в Туркестане были казахи. Группа, возглавляемая Тураром Рыскуловым, способствовала тому, что было принято решение о создании Тюркской республики и Коммунистической партии тюркских народов. Целью этого решения стало «управление края местным народом». Никто, начиная с Ленина, не поддержал это.
Ленин принял Рыскулова, «объяснил», что его мнение ошибочно, а своим соратникам дал указание: «Подумайте над тем, как разделить Узбекию, Казахию, Туркмению в Туркестане». Потому что центральная власть боялась объединения тюркских народов. После Центральный комитет (не удивительно, что местный народ был удовлетворен) в 1920 году принимает постановление отдать «угнетенному местному народу» помещичьи земли.
В 1920 году была создана Киргизская (Казахская) Автономная Советская Социалистическая Республика. В 1921 году было принято два больших постановления о земле. По февральскому постановлению был принято решение, в соответствии с которым «вся земля, вода – собственность казахов, природное богатство казахского государства».

Через два месяца, 19 апреля, было принято постановление, о котором мы уже говорили. Но это только документы, которые на самом деле не были исполнены. Потому что известно, что на начальном этапе создания Казахская республика представляла собой объединение только двух областей – Тургайской и Уральской. Акмолинская и Семипалатинская регионы находились в подчинении Сибирского революционного комитета. Велось большое количество переговоров, чтобы вернуть земли обратно, и ушло много времени, чтобы их объединить.
Таким образом, дошли до межевания на юге Центральной Азии. После этой кампании южные казахские земли вместе с Каракалпакской областью были возвращены Казахской республике. Комиссия Кожанова настолько рьяно занялась отбором земель у русских кулаков на юге региона и их раздачей казахам, что специально созданная после жалоб русских в Москву комиссия навесила на нее ярлык «националистов».
Такие события происходили и на севере Казахстана. С тех пор начали вешать ярлык «националиста». Поэтому к земельным проблемам начали подходить с осторожностью.
СТАРАЯ ТЯЖБА И НОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО
– Господин Койшыбай, до конца ли советское правительство довело дело о возврате земель Казахстану?
– Нельзя сказать, что земли, отторгнутые в период царского правительства, были возвращены обратно. Земля, наоборот, постепенно отходила. По итогам размежевания в Центральной Азии казахи вернули немало земель, объединились Север и Юг Казахстана. Но затем некоторые казахские земли отошли.
Казахская граница проходила в семи километрах от Ташкента. Казахские деятели давно говорили о том, что Ташкент исторически принадлежит казахам, вели большую борьбу. Но и их назвали «националистами» и отдали Ташкент в состав Узбекистана. Тогда столицей Узбекистана был Самарканд. В Ташкент столица переехала через несколько лет.
Мало того что казахи лишились Ташкента, так еще и прилежащих к нему районов. Узбекистану вначале был передан Бостандыкский район. Затем еще несколько районов. После, хотя и было возвращено три района, это произошло только номинально – половина их территорий так и осталась в Узбекистане.
Омск и Оренбург – также остались у русских. Вокруг этих городов жилиПередача земли в частную собственность была неправильной, не были учтены интересы народа.казахи. Но, так как в городах в основном жили русские, Россия не была заинтересована в возврате. Оба города вошли в состав России.
По-моему, в период приобретения независимости мы допустили большую ошибку. Передача земли в частную собственность была неправильной, не были учтены интересы народа. Это был момент, когда новое правительство – правительство независимого государства – приступило к вопросу, не заглянув в историю. Независимое правительство отдало немало земель Китаю, сказав, что «это были спорные земли». Это – ошибка. Должны были попытаться обосновать решение. Это всенародно не обсуждалось. Проблема не обсуждалась и в парламенте, утвердили голосованием.
«ДО СИХ ПОР НЕТ НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА»
– Господин Койшыбай, получается, что и после приобретения независимости Казахстан не смог в свою пользу решить спорные вопросы с приграничной территорией?
– По-моему, в свою пользу не решили. Никакой причины не было высказано по той земле, которую отдали Китаю, кроме того, что она была спорной. Между Китаем и Казахстаном никакой спорной земли не должно было быть. Как может оспариваться определение границы в Восточном Туркестане, где живут сами казахи? Таким образом, некоторая часть земли отошла и Узбекистану при новом определении границы. На границе с Россией тоже отходят некоторые земли. Говорят о том, что «какую-то часть земли вернули, какую-то отдали». Но на самом деле для нас никакой выгоды не было.
Боюсь, что, прикрываясь большими размерами нашей территории, мы во многом проигрываем. Земли, действительно, достаточно. Но было бы хорошо, если бы и численность народа соответствовала ей. Советское правительство подвергло народ национальной трагедии, искусственно вызвав Голод. И об этом мы тоже молчим.
Сомневаюсь, что правительство сможет решить проблему восполнения численности народа. Потому что недостаточно продуманы вопросы ни возвращения оралманов, ни естественного прироста населения, ни создания нормативно-правовой базы этих вопросов. Не проявились ни научность, ни политическая свобода действий в решении этих вопросов.
Вообще, эта проблема небезызвестна. Проблема – во внимании власти, в путях решения. Пути решения найти можно – если дать свободу действия, думать об интересах казахской нации, быть заинтересованными в создании национального государства. К сожалению, у нас до сих пор не установилось национальное государство.
– Спасибо, господин Койшыбай, за интервью.

АКСАКОВ КОНСТАНТИН СЕРГЕЕВИЧ — публицист, литературный критик и поэт, историк и лингвист, идеолог славянофильства.

Сын С.Т. Аксакова, брат И.С. Аксакова. Во время учебы на словесном отделении Московского университета (1832-1835) входил в кружок Н.В. Станкевича и сблизился с Н.В. Гоголем, М.С. Щепкиным и А.С. Хомяковым. Стал одним из лидеров московского кружка славянофилов. С 1832 года сотрудничал в московских журналах «Московский наблюдатель» и «Москвитянин», а с середины 1840-х годов — участник всех литературно-издательских предприятий славянофилов. С 1857 года негласный редактор газеты «Молва».

В основе его исторической концепции лежало признание исключительности России. Обращаясь к исследованиям национального фольклора, литературных и исторических памятников, Аксаков отмечал отсутствие развитого родового строя и решающую роль семейно-общинных отношений у древних славян. Также он критиковал петровские реформы как прервавшие развитие русского общества и нарушившие традицию взаимоотношений народа и власти.

Общественно-политические воззрения Аксакова были сформулированы в статье «Голос из Москвы» (1848), написанной под влиянием революции в Европе. Осуждая революцию и признавая ее «чуждость» России, Аксаков подчеркивал второстепенное значение для русского народа политических и государственных отношений. По его убеждению, подлинные интересы народа всецело лежат в духовно-религиозной области. Считал идеальной формой государственной власти православную самодержавную монархию. Для него республика — «самая вредная форма правления», а конституция — «осуществленная ложь и лицемерие».

Наиболее удачную форму сотрудничества государства и народа усматривал в земских соборах. В то же время резко критиковал ситуацию в России, коррупцию чиновников и крепостное право. Значительная часть наследия Аксакова посвящена русской литературе. Главным критерием оценки художественного творчества признавал «народность». Писал драмы и стихи.

Сочинения:

Аксаков К. С. Полн. собр. соч. Т. 1–3. М., 1861,1875,1880.

Образ патриархальной, «общинной» Руси, сакральный характер исторического бытия России и Москва как ее символ отразились в статье Аксакова Семисотлетие Москвы (1846), стихотворении Москве, драме Освобождение Москвы в 1612, (1848; запрещена после первой постановки Малым театром 14 декабря 1850). Выступал в Московском литературном и ученом сборнике (1846–1847), Московском сборнике (1852), в журналах «Москвитянин» (привлечен как поэт В.Г.Белинским), «Русская беседа». С 1857 негласный редактор газеты «Молва», не раз эпатировавший своими выступлениями в ней московскую дворянскую публику (в т.ч. статьей Публика – народ. Опыт синонимов, где Аксаков так отозвался о полуобразованном, по его мнению, дворянстве: «В публике грязь в золоте, в народе золото в грязи»). Автор двух повестей в русле поэтики Э.Т.А.Гофмана (в т.ч. Вальтер Эйзенберг. (Жизнь в мечте), Краткого исторического очерка земских соборов, статей о русских былинах, Мертвых душах Н.В.Гоголя, произведениях И.С.Тургенева, Ф.М.Достоевского и др. (при этом выступал против «петербургской литературы» и особенно натуральной школы, назвав ее «раздольем посредственности»).

Из поэтических произведений Аксакова, культивирующих устойчивые романтические мотивы «природы» и «святой поэзии», широкую известность приобрело стихотворение Мой Марихен так уж мал, текст которого (с изменениями) положен на музыку П.И.Чайковским (Детская песенка. Мой Лизочек). Известны переводы Аксакова (в т.ч. из И.В.Гёте, Ф.Шиллера, А.Мицкевича), несколько драматургических опытов (в т.ч. пародия Олег под Константинополем, 1834–1839, отд. изд. 1858), публицистические обзоры русской литературы, в т.ч. современной, а также статьи О древнем быте у славян вообще и у русских в особенности (1852), Еще несколько слов о русском воззрении (1856), записка царю Александру II О внутреннем состоянии России (1855, опубл. 1881), труды по русской грамматике.

Основной вклад Аксакова в славянофильское учение – его общественно-политическая теория и система эстетических взглядов. Общественно-исторические воззрения вполне определенно сформулированы в 1848 в статье Голос из Москвы, написанной под впечатлением революционных событий в Европе. Осуждая революцию и признавая ее «совершенную чуждость» России, Аксаков видел в европейских бурях следствие своего рода политизации общественной жизни Запада, «обоготворения правительства», концентрации общественных интересов и внимания преимущественно на сфере политики и власти. Православная же Россия, доказывал Аксаков, никогда не обоготворяла правительство и даже смотрела на политическую власть как на «дело второстепенное». Политические и государственные отношения вообще, по Аксакову, имеют для русского народа второстепенное значение, так как в силу исторической традиции и особенностей национального характера его подлинные интересы лежат всецело в области духовно-религиозной. Этой «негосударственности» народа может гармонично соответствовать только одна форма власти – православная самодержавная монархия. Соответствующие идеи Аксаков развивал в адресованной Александру II записке О внутреннем состоянии России (1855). Отстаивая идеал монархической государственности, Аксаков в то же время резко критиковал общественно-политическую ситуацию в самодержавной России, писал о «внутренних язвах» российской жизни – крепостном праве и коррупции чиновников, осуждал «иго государства над землею», начало которому было положено, по его мнению, при Петре I.

Обосновывая свое понимание своеобразия русской истории, Аксаков обращался к исследованию литературно-исторических памятников, национального фольклора, высказывал идею об отсутствии у древних славян развитого родового строя и решающей роли в их жизни семейно-общинных отношений, писал о преимущественно мирном развитии русской государственности, критиковал петровские реформы за то, что они прервали органическое развитие русского общества и нарушили вековую традицию взаимоотношений земли (народа) и власти (государства). Важный элемент славянофильского учения – концепция «земли» и «государства» играла существенную роль в славянофильской критике Запада, служила обоснованием особого исторического пути русского народа, предпочитающего, по Аксакову, «путь внутренней правды» (христианско-нравственное устройство общественной жизни, воплощенное в крестьянской общине) – «внешней правде» (политическо-правовая организация общества западного типа). Аксаков был активным сторонником отмены крепостного права и стремился вывести необходимость реформы из общих принципов своей теории. Так, с концепцией «негосударственности» связана его идея неотъемлемых, суверенных народных прав (слова, мнения, печати), которые он считал правами неполитическими и соответственно не подлежащими юрисдикции государства: «Государству – неограниченное право действия и закона, земле – полное право мнения и слова». В будущем гражданском устройстве России, считал Аксаков, формой сотрудничества государства и народа должны стать земские соборы, на которых будут представлены все сословия. В то же время возможность конституционных ограничений самодержавия им решительно отвергалась: конституция – «осуществленная ложь и лицемерие», республика – «самая вредная правительственная форма». Существенная часть творческого наследия Аксакова посвящена русской литературе. Отвергая в равной мере и концепцию «чистого искусства», и «натурализм» (натуральную школу), он признавал «народность» основным критерием оценки художественного творчества. Аксаков надеялся, что современная литература, пришедшая на смену традиционному народному творчеству, в конце концов уступит место новому «синтетическому» искусству. В знаменитой гоголевской поэме он увидел прообраз такого искусства, настаивая на том, что «эпическое содержание равно пронизывает и Мертвые души, и древние поэмы Гомера.

Умер Аксаков на острове Занте (Греция) 7 (19) декабря 1860.

Название своей книги Джон Дьюи заимствовал у младшего современника Тютчева – публициста и писателя князя Владимира Мещерского. Это он назвал поэзию Тютчева зеркалом души. Русский лирический поэт практически неизвестен на Западе. Надо сказать, что и в России при жизни Тютчева его поэзия не была популярна. Тютчев он не был профессиональным литератором и всячески противился популяризации своего творчества. Он был карьерным дипломатом, значительную часть жизни прожил в Западной Европе и завершил свою карьеру на высоком посту председателя Комитета иностранной цензуры в чине тайного советника, который соответствует армейскому чину генерал-лейтенанта. Даже когда Пушкин впервые напечатал стихи Тютчева в своем журнале «Современник», они были опубликованы под инициалами автора. Книга Дьюи – не только детальное жизнеописание Тютчева; блестящий анализ лирики поэта перемежается с проницательными комментариями его публицистики. Тютчев был не только великим лириком, но и незаурядным политическим философом, его интересовали мировая политика и историософия русского консерватизма. Западник по образу жизни он был славянофилом и почвенником по убеждениям. Джону Дьюи удалось на широчайшем документальном материале продемонстрировать двойственность, противоречивость и сложность натуры, жизни и убеждений человека, которого Афанасий Фет назвал «одним из величайших лириков, существовавших на Земле». Некоторые литературоведы считают, что по философской глубине поэзия Тютчева превосходит пушкинскую. Джон Дьюи разделяет эту точку зрения.
– Когда Льва Толстого спросили, кто его любимый поэт, он ответил – Тютчев. Конечно, он очень любил Пушкина. Объясняя свой выбор, Толстой сказал: «Пушкин шире, но Тютчев глубже». Думаю, что это хорошее определение поэзии Тютчева. За свою короткую жизнь Пушкин написал множество стихов в самых разных жанрах и на множество тем, тогда как Тютчев – автор лишь около двухсот коротких лирических стихотворений. Правда, у него есть стихи и на политические темы, но их я бы не назвал лучшими. Однако все его стихи отличаются удивительной глубиной – я имею в виду не только стихи на философские темы. Этим отличается и его любовная лирика, и природная лирика. У этих стихов глубочайший подтекст, их смысл намного глубже и шире лежащего на поверхности содержания. Я полностью согласен с тем, что его стихи философичнее и глубже пушкинских.
Мировоззрение Тютчева до сих пор вызывает споры исследователей его творчества. Почему оно выглядит противоречивым?
– По своим убеждениям Тютчев был сторонником панславистской идеи и был очень близок славянофилам. Он верил в могущественную империю славянских народов под руководством России, российского императора. Он искренне исповедовал панславизм. С этой точки зрения, его можно назвать русским националистом. Но в своей обыденной жизни он в огромной мере был привязан к западным ценностями и западному образу жизни. В нем постоянно происходила борьба между тем, что он называл «русской шишкой» (любопытно, что он сказал это по-французски – по-французски он говорил лучше, чем по-русски) и его «западной шишкой». У него не отнять русского патриотизма и любви к России. Но во многом он, конечно, был человеком Запада. И современники считали его западным человеком. Он прожил в Западной Европе 22 года. Одевался он по-европейски – в отличие от славянофилов, предпочитавших крестьянское платье и патриархальные бороды. Однако наряду с прозападным образом жизни Тютчев был серьезно озабочен будущим России.
Так называемый «денисьевский цикл» считается венцом тютчевской лирики. Какую роль сыграла Елена Денисьева в жизни и поэзии Тютчева?
– Он был отцом трех ее детей. Надо сказать, что она была очень властной женщиной. Они не были женаты, но Денисьева считала себя его настоящей женой. Они не могли пожениться, поскольку Тютчев был женат – его второй женой была немецкая аристократка Эрнестина Дёрнберг. Роман с Денисьевой вспыхнул в 1850 году – после того, как Тютчев и Эрнестина в 1844 году вернулись в Россию. Связь с Денисьевой длилась 15 лет, и только смерть Елены от туберкулеза в 1864 году прервала ее. За это время она родила ему троих детей. По сути дела Тютчев в то время жил на два дома. В конце концов, Эрнестина вынуждена была с этим примириться. Тютчев обычно полгода жил с женой и полгода с Еленой.
Вы пишите, что у Тютчева бывали приступы душевного расстройства…
– Тютчев сам писал, что у него случались глубокие депрессии до того, как он встретил Елену Денисьеву. Он влюбился в нее, когда ему было уже около пятидесяти и он был женат. Он говорил, что, если бы не она, он стал бы жертвой преследовавших его депрессий. У Тючева были суицидальные наклонности. В одном из писем он отмечал, что Денисьева появилась, когда он очень устал от жизни. Существуют неоспоримые доказательства, что он страдал от депрессии.
Вы пишите о том, что на прикроватном столике Ленина лежал сборник стихов Тютчева. Как-то это не вяжется с аскетическим образом вождя мирового пролетариата…
– Известно, что Ленин любил поэзию Тютчева. Думаю, что его привлекали в ней не политические мотивы, поскольку тютчевские политические убеждения были абсолютно противоположны ленинским. Тютчев был монархистом, верившим в ценности самодержавия. На мой взгляд, Ленину нравилась в тютчевской поэзии отображение стихии исторических сил, гегелевская борьба противоположностей, а также идея противостояния России и революции (западной, конечно). Думаю, что Ленин реагировал на это скорее эмоционально, чем интеллектуально, поскольку рассматривал всё это под совсем другим углом. Наверняка его привлекала тютчевская идея революции как стихийной, хаотической силы.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №0 3/2018 ISSN 2410-6070

предусмотренное ст. 6.18 КоАП РФ, содержит те же признаки, что норма ст. 230.2 УК. При этом законодатель предусмотрел, что к административной ответственности виновное лицо может быть привлечено при условии, что его действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния. Однако каких-либо критериев разграничения уголовной ответственности от административной диспозиции данных статей не содержат. Единственный критерий, который можно применить при сравнении указанных норм — степень общественной опасности. С учетом изложенного, считаем важным дополнить диспозицию нормы ст. 230.2 УК существенными квалифицирующими признаками, например, «использование … два и более раза», или «использование … лицом, ранее подвергнутого административному наказанию по ст. 6.18 КоАП». Список использованной литературы:

1. Пункт 22 ст. 2 Федерального закона от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» // ИПО «Гарант» (доступ локальный) (дата обращения: 26.02.2018).

4. Пункт 4.4.1. Общероссийских антидопинговых правил, утвержденных приказом Министерства спорта РФ от 9 августа 2016 г. № 947 «Об утверждении Общероссийских антидопинговых правил» // ИПО «Гарант» (доступ локальный) (дата обращения: 26.02.2018).

5. Пункт 24 ст. 2 Федерального закона от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» // ИПО «Гарант» (доступ локальный) (дата обращения: 26.02.2018).

6. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 23 июля 2010 г. № 541н «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения». Зарегистрировано в Минюсте РФ 25 августа 2010 г., регистрационный № 18247 // ИПО «Гарант» (доступ локальный) (дата обращения 28.02.2018).

© Пешков Д.В., 2018

УДК 340

Ю. А. Швецова

студентка 2 курса МГУ им. Н. П. Огарева

г. Саранск, РФ E-mail: yulyaschvetsova@yandex.ru А. В. Биряева

старший преподаватель МГУ им. Н. П. Огарева

г. Саранск, РФ E-mail: vyazik16@yandex.ru

ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ ЗАПАДНИКОВ И СЛАВНОФИЛОВ:

ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Аннотация

В настоящей статье рассматриваются государственно-правовые взгляды западников и славянофилов,

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №0 3/2018 ISSN 2410-6070

проводится их исторический анализ, дается сравнительная характеристика, определяется их значение для дальнейшего исторического развития политико-правовой мысли.

Ключевые слова

Западники, славянофилы, государство, право, земство, управление государством, общественное движение,

крестьянство, государь, самодержавный правитель.

Изучение истории и дальнейшего пути развития Российского государства вызвало зарождение в концу 30-х гг. 19 столетия двух идейных направлений в среде столичной интеллигенции — западников и славянофилов. Западники усматривали в государствах Западной Европы реализацию идей закона, порядка, долга, справедливости. Основоположником западников был профессор Тимофей Николаевич Грановский. Также большое значение на развитие взглядов западников оказывал историк и правовед Константин Дмитриевич Кавелин.

Если история Запада заключалась в развитии правового статуса личности, то российская история была историей развития государственной власти. Как и иные западники, Кавелиным критиковалось крепостное право, в процессе и во времена подготовки крестьянской реформы он высказывал свое мнение против политических изменений, считая, что конституцию, если она будет принята в российском государстве, дворянство будет использовать в целях сохранения своих преимуществ и в борьбе против реформ.

Среди западников были рассмотрены не проекты конституции нового российского государства, а общие перспективы генезиса государства в связи с историческим развитием других европейских государств. Предельно с осторожностью западниками были затронуты проблемы самодержавия, православия, народности.

Как они полагали, развитие российского государственного строя когда-нибудь самостоятельно изберет конституционный путь развития. Главной и первоочередной проблемой западники видели также крестьянскую реформу, в связи с чем у них возникали сомнения, что преждевременное создание в России представительных учреждений по западным моделям в обязательном порядке усилит политическое значение дворянства, и таким образом, будет сдерживать отмену крепостного права. Для западников первоочередной задачей была проблема правового положения граждан.

В противоположность западникам, в конце 30-х гг. сформировались в развитии общественной мысли противопоставляющие западникам славянофилы. Они критиковали западников за то, что те разрешали проблемы основ или начал русской (и вообще славянской) жизни отрицательно, по справедливому мнению Е.С. Смирнова, усматривая особенность русской жизни в том, что в ней нет чего-то, что есть в Европе .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Основой для зарождения славянофильского движения послужила Отечественная война 1812 года, которая обострила патриотические настрои народных масс. Перед русской интеллигенцией стоял вопрос о национальном самоопределении и национальном призвании. появилась потребность определить дух России и её национальный колорит, и славянофильство должно было найти ответы на эти запросы.

Сторонники славянофильства (славянофилы, или славянолюбы) придерживались мнения о существовании для России самостоятельного, самобытного пути исторического развития. Основоположником этого направления стал литератор А.С. Хомяков, деятельную роль в движении играли И.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, Ф.В. Чижов и другие.

Славянофилы, российские общественные деятели и выразители взглядов Святой Руси, оказывали огромное значение в формировании русского национального правосознания и национально-патриотического настроя. Славянофилы создали концепцию самостоятельного пути развития российского государства, утвердили мысль о спасительном значении Православия как христианского вероучения, говорили о неповторимости форм общественного развития русского народа в виде общины и артели.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №0 3/2018 ISSN 2410-6070

В соответствии с мнением, что «государство как принцип — «ложь», славянофилы смогли сформулировать свою известную формулу: «Сила власти — царю; сила мнения — народу».

Славянофилы, как и западники, выступали за освобождение крестьян. Отдавая государственную власть государю, народ (земство) приобретал вместо свободы общественного мнения, свободу слова, мысли, печати, совести. Идеи славянофилов о правах и свободах являлись внушительным значимым элементом и принципом славянофильского государственно-правового учения.

На наш взгляд, славянофилы превзошли многих деятелей российского либерализма в изучении и защите свободы слова и мысли. Славянофильское государственно-политическое движение впервые в российском государстве в середине XIX в. сформировало общетеоретический взгляд о государстве и праве, основыающийся на традиционно-консервативных истоках православия, русской культуры и государственности, признающее самобытность русской истории, культуры и государственности, примат традиционных национально-исторических ценностей.

По мнению Ю.А. Степановой, идеологи славянофильского движения (братья Аксаковы, А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин и др.) основывались на: органичности общественного и государственного строя, значительно развитой нравственности и православности государственной власти (монархического правления), невмешательства государства в область народной деятельности, единства государства, свободы общественного мнения, мысли, слова, совести, печати, общинного и земского обустройства .

Земщина являлась выражением думы, свободы мысли людей, и к ее мнению должна прислушиваться власть. Никакие преграды не должны разделять государя и народ, власть и земщину. Словом «земля» («земщина») славянофилы именовали народ, добровольно отдавший свою политическую власть Государю, но оставившей за собой право воздействовать на него с помощью свободы слова, мысли, печати, совести и общественного мнения, доводимого до царя Земским собором .

Древнерусская свобода предусматривала свободу от политики, право жить по неписаным законам веры и традиции, реализовывать себя в этической области, на которую не вправе оказывать влияние государство.

Являясь законопослушным, русское население не вмешивалось в деятельность правительства, но и правительство не должно было оказывать влияние на жизнь и быт народа, принуждая их жить по государственным правилам.

Васильев А.А. считал, что в случае несоблюдения неофициального соглашения правитель, противоправно посягнувший в границы народной жизни (духа), может быть провозглашен тираном (незаконным Государем) .

В качестве государственных дел, которыми должен был заниматься самодержавный правитель, К.С. Аксаков называл внутреннее и внешнее руководство страной, а к земским (народным) делам относил духовную, культурную и материальную жизнь населения, их обычаи и традиции.

Свободу общественных взглядов славянофилы относили к основным свободам во взаимоотношениях народа и государства (правителя), раскрывали эту свободу как правовое средство донесения до власти проблем о нуждах народа, как способ воздействия народа на органы власти.

Передавая политическую власть государю, народ (земство) приобретал взамен свободу общественного мнения, свободу слова, мысли, печати, совести. Идеи славянофилов о правах и свободах являются существенным элементом и принципом славянофильского государственно-правового идеала.

В отечественной юридической науке существовали взгляды о том, что славянофилы считали государство злом. Современный исследователь консервативной правовой мысли А.А. Васильев также считал, что государство для славянофилов — «неизбежное зло» . Причиной для такого вывода, по всей видимости, явились высказывания некоторых славянофилов о государстве как носителе некоторых отрицательных качеств.

Поиск истины в этом вопросе, по нашему мнению, чрезвычайно важный для изучения государственно-правовых идеалов русских консерваторов, которые до настоящего времени остаются недостаточно изученными. На наш взгляд, приписывание всему славянофильскому течению отрицательного отношения к государству (государство — зло) является сомнительным мнением.

Славянофилы оказали определенное положительное влияние на формирование общественно-

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №0 3/2018 ISSN 2410-6070

политической мысли о месте и роли славянофильского течения в России. Список использованной литературы:

3 Васильев А.А. Государственно-правовой идеал славянофилов / А.А. Васильев — М.: Институт русской цивилизации, 2010. — 224 с.

4 Смирнова Е.С. Институциональное оформление взаимоотношений славянских народов Европы в контексте истории и права / Е.С. Смирнова // Международное право и международные организации. — 2016. — № 1. — С. 105-113.

5 Степанова Ю.А. Политическая концепция К.С. Аксакова: дис. … канд. полит. наук. / Ю.А. Степанова. — М., 2008. — 117 с.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *