Алексии 2

Ровно 10 лет назад, 5 декабря 2008 года, из жизни временной в жизнь вечную ушел Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Господь даровал этому человеку 18 лет предстоятельства в крайне непростых для России исторических условиях, и этот период навсегда войдет в книги по церковной истории как одна из наиболее значимых ее вех.

Именно об этом, а также о некоторых личных сторонах жизни приснопамятного Святейшего Владыки Царьград побеседовал с духовником нашего канала настоятелем храма мученицы Татианы при МГУ протоиереем Владимиром Вигилянским. В последние годы первосвятительского служения Патриарха Алексия II отец Владимир возглавлял пресс-службу Московской Патриархии и десять лет назад первым сообщил миру эту скорбную весть.

Второе Крещение Руси

Царьград: Отче, уже десять лет прошло с тех Ваших коротких скорбных слов, а помнится, как вчера. И, тем не менее, уже можно дать некие исторические оценки. Верно ли называть эпоху Патриарха Алексия II «Вторым Крещением Руси»?

Протоиерей Владимир Вигилянский: Да, я полностью согласен с тем, что это эпоха Второго Крещения Руси. И нам, говоря светским языком, в этом очень повезло. То, что у нас был такой предстоятель, это был Промысл Божий. Как раз недавно я воскрешал в своей памяти все документы, связанные с Поместным Собором Русской Православной Церкви 1990 года. И ручаюсь: самое поразительное в нем было полное отсутствие давления советских властей относительно этого избрания. Многие помнят то время, власти тогда вообще думали о другом, им было совсем не до Церкви. Но и в этом тоже была Воля Божия.

Протоиерей Владимир Вигилянский. Фото: Телеканал «Царьград»

Ц.: И здесь не могу не задать вопрос, актуальность которого обострилась именно в последнее время. Известно, что в эти самые дни 1990 года Предстоятелем всей Русской Церкви стремился стать человек, который вскоре учинил в ней один из самых страшных расколов. Митрополит Филарет (Денисенко), нынешний «Киевский» лжепатриарх. Действительно ли он тогда очень рассчитывал на советскую номенклатуру и органы КГБ в надеждах стать Московским Патриархом?

Отец Владимир: Именно! Было несколько кандидатур. И в том числе, нынешний лжепатриарх Филарет. Он был абсолютно уверен, что власти помогут ему прийти на эту предстоятельскую должность. В итоге же выбор, с советской точки зрения, оказался очень странным. Ведь кто такой был митрополит Алексий (Ридигер)? Человек со странной немецкой фамилией, уроженец «буржуазной» Эстонии, сын активистов христианских организаций Русского Зарубежья.

Дедушка по материнской линии – белогвардеец, расстрелянный Красной Армией (вообще все предки Патриарха служили русскому царю, начиная с XVIII века). Дедушка по отцу, Александр Александрович Ридигер, был юрист, а предки глубже – военные, в том числе – генералы, офицеры Русской армии, которые защищали русское Отечество в 1812 году, в Крымскую войну. И по-разному служили Отечеству своему, при дворе в том числе.

Отец будущего Патриарха, по советским понятиям, был коллаборационистом. Он стал священником во время немецкой оккупации, в Таллине. Помогал русским военнопленным, в частности, нескольким людям, которые всю свою дальнейшую жизнь поминали и отца Михаила Ридигера, и Алешу Ридигера, помогавшему отцу в этом деле. Некоторых они даже смогли вытащить из плена, из лагеря…

И поэтому, когда в 1946 году будущий Патриарх Алексий поступил в Ленинградскую духовную семинарию, он, как человек Русского Зарубежья, прекрасно знал (а свидетельств были тысячи), что творилось с духовенством на Родине. Но он пошел, и этот выбор мальчика, подростка и юноши Алексея Ридигера был твердым, несмотря на то что у него была аховая биография, кошмарная анкета. Более того, этот его выбор не исключал и мученическую кончину.

Будущий Патриарх Алексий. Фото: pravoslavie.ru

Ц.: То есть у 17-летнего юноши была не только твердая вера, но и мировоззренческий стержень, который он сохранил до последних своих дней? А Вам удавалось говорить с Предстоятелем об этом?

Отец Владимир: Все эти составляющие складывали характер этого человека: он был монархистом. Как-то в частной беседе он мне так об этом сказал: я – монархист, но об этом не распространяюсь, таково мое воспитание. Вообще этот человек был воспитан по-другому, он был иной, инаковый. И Господь своим Божественным перстом указал именно на этого человека, и с 1990 по 2008 год, 18 лет, он был Предстоятелем Русской Православной Церкви.

Это совпало с тем духовным голодом, который испытывал наш народ на протяжении многих десятилетий. Достаточно сказать, что, начиная с 1990 года, ежегодно освящались и открывались тысячи храмов. И это число ко дню кончины Святейшего Патриарха Алексия не уменьшалось. Уже одно это говорит о том, каким было возрождение Русского Православия в те годы. Которое, возможно, некоторые расценивают как недостаточное, но оно до сих пор еще не принесло все плоды.

Церковь и «лихие 1990-е»

Ц.: Вы сказали о духовном голоде. Но, по сути, в 1990-е годы наша страна, многие ее регионы переживали самый настоящий физический голод. И в то же время – жуткая политизация, кровавое противостояние различных ветвей власти, едва не превратившееся в гражданскую войну в 1993 году. Церковь пытается быть миротворцем, но в итоге ее вынуждают отойти от активной общественно-политической жизни. Насколько сложно было Предстоятелю именно в этот период?

Отец Владимир: Вы знаете, я долго думал, почему Патриарх Алексий публично никогда не говорил, что он монархист. Именно потому, что политизация общества была настолько сильной, что она разделяла людей. В своей позиции он отражал общее церковное чувствование. Церковь не имела права своей позицией, при той страшной смуте 1990-х, разделять людей. Она должна была находить те формы их объединения, которые они не находили в других сообществах.

Патриарх Алексий. Фото: patriarchia.ru

Ц.: И именно в этом самом контексте появился Всемирный русский народный собор, возникли ежегодные Рождественские чтения, иные формы церковно-общественного взаимодействия?

Отец Владимир: Безусловно. Надо было создавать и возрождать очень многое: и институты церковного образования, и социального служения, институты присутствия в обществе в самых разных ипостасях. И все надо было начинать практически с нуля: издательскую деятельность, медиапространство, добровольческое движение, восстановление храмов. И главная задача – это объединить людей вокруг самого главного – спасения людей, для Евхаристии, литургической жизни. А для этого нужен храм, должно быть богослужение.

Именно поэтому первые годы церковного возрождения, того самого Второго Крещения Руси – это была организация людей вокруг богослужения, вокруг храма. А что такое храм? Это десятки, во многих случаях сотни, изредка тысячи людей, объединенных общим делом. И это самое важное. А что такое община? Община – это, помимо церковной духовной жизни, еще и социальное служение. Это образовательные, катехизаторские функции. Это совместное дело.

Возникло огромное количество организаций по реставрации храмов. Деревянное зодчество. Монастыри. Возрождение очень многих отвергнутых во времена советской власти форм деятельности добровольного служения людям. И это всё было связано с теми годами, когда предстоятелем был Святейший Патриарх Алексий.

Храм Святых Мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Образец деревянного зодчества. Белгород. Фото: www.globallookpress.com

Информационный прорыв 2000 года

Ц.: И в это же самое время возникает задача внешнего позиционирования Церкви, работы со светскими СМИ. То самое дело, служение, к которому Святейший Владыка привлек Вас?

Отец Владимир: Церковным журналистом я был с начала 1990-х. И я увидел, что доверие к Церкви тогда было чрезвычайно высоким, выше, чем к любым государственным и общественным институтам. И я знаю, что делалось все, чтобы Церковь и ее мнение блокировать и не допускать до средств массовой информации. И если священника звали в телеэфир, то зачастую только для того, чтобы поиздеваться над ним.

В итоге верующих традиционных религий было до 85%, а присутствие этой тематики в СМИ – менее 1%, ноль целых три десятых! И это было очень заметно. Может быть, именно поэтому откровенных нападок тогда было меньше, но клевета проходила так, что и ответить было невозможно. Я посвятил этому несколько статей, например, «Информационное киллерство как жанр журналистики». Но в 2000 году произошла незапланированная так называемым демократическим медиапространством вещь: Церковь вышла в интернет. И с тех пор уже невозможно было делать то, что было в 1990-е годы.

Патриарх Алексий. Фото: patriarchia.ru

Ц.: И с тех пор просто замалчивать церковную позицию уже было нельзя?

Отец Владимир: Это во-первых. А во-вторых, столь откровенно клеветать. Поэтому формы нападок стали более изощренными. Стали дискредитировать лидеров. И сейчас очень многие люди либерального сообщества, например, Сванидзе, Венедиктов, говорят: вот, мол, какой был замечательный Патриарх Алексий! А возглавляемые ими медиаструктуры так его унижали, так чудовищно о нем говорили! И я никогда не слышал, чтобы до его кончины блаженной они хоть раз сказали о нем, что это была замечательная фигура, что это был настоящий образец религиозного лидера, и так далее.

Ц.: А как именно Вы, по благословению Святейшего Патриарха Алексия, в те годы выстраивали церковную информационную работу?

Отец Владимир: Вы знаете, у меня была счастливая работа, потому что Патриарх мне полностью доверял как профессионалу, как специалисту. Многие вещи я ему объяснял, как действуют медиатехнологии. Моей задачей было, во-первых, сделать Церковь открытой. Показать, что это не какая-то «вещь в себе». И поскольку она связана с церковным обществом, то церковное общество должно знать, что происходит на всех этажах вертикали церковной жизни. И это была не пресс-служба Патриарха, но пресс-служба Патриархии. Перед нами стояли определенные задачи: каждый день должно было быть не менее 30 новостей по разным направлениям церковной жизни: образовательной, научной, воспитательной, строительство храмов, связи с обществом в самых разных его проявлениях. И конечно, деятельность Патриарха, его служение…

И не случайно я говорю именно про открытость. Так, мы ввели, например, такой жанр, как фотоочерк: не меньше восьми (а иногда до 30!) фотографий какого-нибудь церковного события. Мне рассказывали люди, работавшие на kremlin.ru, что удивлялись этому: вот что Церковь делает! И ведь никто до нас в официальных информационных службах не делал подобного рода фотоочерки. Это, казалось бы, мелочь. Но именно это – образ абсолютной открытости, взгляда со стороны. То же самое у нас было со многими церковными соборами, совещаниями, которые были совершенно открытыми для всех. Лично я протаскивал туда очень многих светских корреспондентов. И до сих пор мне припоминают, говорят: отец Владимир, Вы открыли для нас Церковь.

Подписание Акта о каноническом общении в единой Поместной Русской Православной Церкви . Фото: patriarchia.ru

Преодоление Раскола

Ц.: Мы начали разговор, вспомнив о том, как приснопамятный Патриарх Алексий взрастал в окружении Русского Зарубежья, осколка Империи. И, наверное, промыслительно то, что одним из его последних деяний стало воссоединение с Русской Зарубежной Церковью. Насколько это было важно лично для него, как он это воспринимал, через какую, быть может, личную боль, через сострадание?

Отец Владимир: Что поразительно, Святейший отделял свое собственное мнение от того блага, которое должно было быть в Церкви. То, как поносили деятели Зарубежной Церкви Патриарха Алексия – мало кого они так поносили. Поэтому можно было обидеться, можно было сказать: ладно, не при моей жизни делайте что хотите. Но нет, это была система снисхождений, милости, правды нации, правды истории. Это было приближение к истине. Святейший жил в истине, служил ей. И поэтому это великое дело было сотворено при нем и не без его непосредственного участия, в этом я вас уверяю.

Ц.: Оставил ли Святейший Патриарх Алексий после себя некое негласное «завещание», те максимы, которые важны и для Вас лично, и, быть может, для всех нас, русских православных христиан?

Отец Владимир: С каждым годом после кончины Святейшего Алексия его значение будет осмысливаться в сторону важности его дела. О нем никто не забывает, огромное количество людей его до сих пор очень любят, молятся за него (и я тоже молюсь за него ежедневно). И я думаю, многое будет открываться из того, что и как он делал, постепенно. Иногда я думаю: ой, как порадовался бы Патриарх Алексий, если бы он узнал о том-то, что сейчас у нас в Церкви сотворилось. А с другой стороны: как хорошо, что он не дожил до плясок на амвоне Храма Христа Спасителя, он бы это не пережил.

И это – крайне важный момент! Его трепетное отношение к святости. Попрание святости для Святейшего Патриарха Алексия было просто чудовищной вещью. И еще. Знаете, почему он практически не ездил на Украину, хотя для этого тогда не было препятствий? Мне удалось узнать ответ на этот вопрос. Потому что государственные власти новой Украины, какой бы президент там ни был, всегда в той или иной степени поддерживали раскольников. И Патриарх Алексий как-то сказал: пока власть раскалывает православный народ, способствуя развитию раскола, моя нога не вступит в это государство.

Вот такая, с одной стороны, у него для пользы Церкви была целая система компромиссов, когда внутренне он готов был побороть, к примеру, личную обиду. Но, с другой стороны, был абсолютно бескомпромиссным, например, в этом вопросе.

Патриарх Алексий. Фото: patriarchia.ru

Ц.: Отец Владимир, и в заключение хотелось бы, чтобы Вы поделились чем-то личным. Каким был Святейший Патриарх Алексий человеком? Какую личную черту Вы бы сейчас выделили особенно?

Отец Владимир: Один раз я вдруг услышал, как он сказал, что больше всего не любит в людях отсутствие благодарности. Для меня, говорит, неблагодарность человека – это ругательное слово. И ведь, действительно, «благодарение» – это «евхаристия», это основа христианской жизни. Быть неблагодарным в церковном обществе – значит, противопоставить себя евхаристии.

Ц.: И он сам, наш приснопамятный Святейший Владыка, умел быть благодарным?

Отец Владимир: Да. Это точно.

***

«Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему, приснопоминаемому Святейшему Патриарху Алексию, и сотвори ему вечную память!»

С 1945 по 1946 год он был алтарником и ризничим Александро-Невского собора в Таллине. С 1946 года служил псаломщиком в Симеоновской, а с 1947 года — в Казанской церкви Таллина.

Обучался в русской средней школе в Таллине.

В 1947 году Алексей Ридигер поступил в Санкт-Петербургскую (в то время — Ленинградскую) духовную семинарию, которую окончил по первому разряду в 1949 году.

15 апреля 1950 года он был рукоположен в сан диакона, а 17 апреля 1950 года — в сан священника и назначен настоятелем Богоявленской церкви города Йыхви (Johvi) Таллинской епархии.

В 1953 году отец Алексий окончил Духовную академию по первому разряду и был удостоен степени кандидата богословия.

С 1957 по 1961 год он был настоятелем Успенского собора города Тарту и Благочинный Тартуско-Вильяндинского округа.

17 августа 1958 года отец Алексий был возведен в сан протоиерея. 30 марта 1959 года назначен благочинным объединенного Тарту-Вильяндиского благочиния Таллинской епархии.

3 марта 1961 года в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры пострижен в монашество. 14 августа 1961 года иеромонаху Алексию определено быть епископом Таллинским и Эстонским с поручением ему временного управления Рижской епархией.

21 августа 1961 года иеромонах Алексий возведен в сан архимандрита.

3 сентября 1961 года в Таллинском Александро-Невском кафедральном соборе совершена хиротония архимандрита Алексия во епископа Таллинского и Эстонского.

14 ноября 1961 года епископ Алексий назначен заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата.

23 июня 1964 года епископ Алексий возведен в сан архиепископа. С 22 декабря 1964 года архиепископ Алексий был назначен управляющим делами Московской Патриархии и стал постоянным членом Священного синода. На посту управляющего делами он пробыл до 20 июля 1986 года.

7 мая 1965 года по 16 октября 1986 года архиепископ Алексий был председателем Учебного комитета при Священном синоде (освобожден от этой должности согласно личной просьбе).

С 17 октября 1963 года по 1979 год архиепископ Алексий — член Комиссии Священного синода Русской православной церкви по вопросам христианского единства и межцерковных сношений.

25 февраля 1968 года архиепископ Алексий возведен в сан митрополита Таллинского и Эстонского. В этом сане был управляющим делами Московской патриархии, вошел в состав постоянных членов Священного синода.

С 10 марта 1970 года по 1 сентября 1986 года осуществлял общее руководство Пенсионным комитетом, задачей которого было пенсионное обеспечение духовенства и других лиц, работавших в церковных организациях, а также их вдов и сирот.

18 июня 1971 года митрополит Алексий был удостоен права ношения второй панагии.

25 мая 1983 года он был назначен председателем ответственной комиссии для разработки мероприятий по приему зданий ансамбля Данилова монастыря, организации и проведению всех реставрационных и строительных работ по созданию на его территории Духовно-административного центра Русской православной церкви.

29 июня 1986 года Алексий был назначен митрополитом Ленинградским и Новгородским с поручением управлять Таллинской и Эстонской епархией.

7 июня 1990 года на Поместном соборе Русской православной церкви избран на Московский патриарший престол.

10 июня в Богоявленском соборе состоялась интронизация Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

За годы своего архиерейского служения в сане митрополита и патриарха Алексий II посетил многие епархии Русской Православной Церкви и страны мира, был участником множества церковных событий. Святейший Патриарх Алексий возглавлял Архиерейские Соборы 1992, 1994, 1997, 2000, 2004 и 2008 годов, неизменно председательствовал на заседаниях Священного Синода.

Патриарх уделял большое внимание установлению в России новых взаимоотношений между государством и церковью. Ряд подписанных Алексием II совместных документов заложил основы для развития сотрудничества РПЦ с системами здравоохранения и социального обеспечения, Вооруженными Силами, правоохранительными учреждениями, органами юстиции, учреждениями культуры и другими государственными структурами.

В качестве сопредседателя патриарх Алексий вошел в Российский организационный комитет по подготовке к встрече третьего тысячелетия и празднованию двухтысячелетия христианства (1998-2000).

Патриарх выступал со многими миротворческими инициативами в связи с внутренними и международными конфликтами и вооруженными противостояниями.

В церковной и светской печати в России и за рубежом опубликовано около 500 трудов первосвятителя на богословские и церковно-исторические темы.
5 декабря 2008 года в своей подмосковной резиденции в поселке Переделкино предстоятель Русской православной церкви, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II скончался вскоре после возвращения из Германии, где проходил курс лечения. В соответствии с его волей, Алексий II был погребен в южном (Благовещенском) приделе Богоявленского (Елоховского) кафедрального собора Москвы, недалеко от раки с мощами своего небесного покровителя, святителя Алексия, митрополита Московского.

Алексий II был действительным членом Российской академии образования, почетным членом Петербургской и Московской духовных академий, Критской Православной академии, почетным доктором Санкт-Петербургского университета, Военно-медицинской академии и ряда других вузов.
Деятельность патриарха Алексия II была отмечена государственными наградами. Он был удостоен ордена Трудового Красного Знамени, двух орденов Дружбы народов, ордена Святого Андрея Первозванного, орденов «За заслуги перед Отечеством» I и II степени. В 2006 году патриарху Алексию была вручена Государственная премия РФ. Среди его наград Русской православной церкви – ордена Святого апостола Андрея Первозванного с алмазной звездой и Святого равноапостольного князя Владимира (I и II степеней), орден преподобного Сергия Радонежского I степени, ордена Святого благоверного князя Даниила Московского I степени и святителя Иннокентия I степени.

Патриарх Алексий также был удостоен государственных наград Греции, Ливана, Белоруссии, Литвы и ряда других стран.

Именем патриарха в 2009 году была названа Премия Международного фонда единства православных народов.

В сентябре 2009 года в родном городе патриарха Таллине его именем была названа площадь у строящегося храма в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница», а в сентябре 2012 года у этого храма был открыт памятник Алексию II.

В августе 2010 года памятник Алексию II был открыт в Йошкар-Оле (Марий Эл).

В октябре 2012 года памятник патриарху Алексию II был открыт в Белоруссии в Минске возле храма Всех Святых.

В сентябре 2013 года в древнерусском Зверине монастыре в Великом Новгороде был установлен бюст патриарха.

В октябре 2013 года памятник Алексию II высотой 2,5 метра появился в городе Сортавала в Карелии на территории храма во имя святителя Николая.

В Москве монумент патриарху установлен в феврале 2013 года в главном корпусе Национального медико-хирургического центра имени Пирогова.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Родословная будущего Патриарха, принадлежавшего к российскому дворянскому роду, восходит к курляндскому дворянину Фридриху Вильгельму фон Ридигеру, который в царствование Екатерины II перешел в православие. Среди предков Алексия II — государственные деятели и военачальники: Выборгский губернатор, член Санкт-Петербургского окружного суда, полковник царской армии (по материнской линии). А вот отец будущего Патриарха — Михаил Александрович Ридигер — стал священником. В 1917 году после октябрьских событий семья уехала в независимую Эстонию, где в 1919 году в Ревеле (ныне Таллин) родился сын Алексей. Михаил Ридигер был диаконом в Николаевской церкви этого города и часто брал с собой на службы сына, который прислуживал алтарником. Часто Алексей вместе с отцом и матерью посещал Валаамский монастырь. В 1941–1944 годах он также сопровождал своего отца во время посещений лагерей для перемещенных лиц. С 15 лет юноша служил в нескольких православных храмах Эстонии, был иподиаконом, алтарником, ризничим, с 1947 по 1953 год учился в Ленинградской духовной семинарии и в Духовной академии.

После рукоположения в апреле 1950 года Алексей был определен настоятелем Богоявленского храма в эстонском городе Йыхви, в 1957 году стал настоятелем Успенского собора в Тарту, а через год был возведен в сан протоиерея. После смерти матери в 1959 году будущий Патриарх принял монашеский постриг с именем Алексия (митрополита Киевского, святителя Московского). В 1961 году иеромонах Алексий по решению Священного синода становится епископом Таллиннским и Эстонским и вскоре возводится в сан архимандрита. Четверть века деятельность Алексия была связана с Александро-Невским кафедральным собором Таллина. Здесь он прошел путь от архимандрита до митрополита и после перевода в Ленинград продолжал управлять Таллинской кафедрой до 1992 года, будучи уже Патриархом. Это было и церковное служение, и деятельность по спасению памятников религиозного и культурно-исторического значения. Алексий противодействовал намерениям властей закрыть Пюхтицкий монастырь, 38 приходов и снести старейшую в городе деревянную Казанскую церковь.

С 1961 года начинается его активная международная, экуменическая и общественная деятельность. Это многогранная и напряженная работа: президент Всемирной конференции «Церковь и общество» (Женева, Швейцария, 1966); член комиссии «Вера и устройство» ВСЦ (1964–1968); делегат Всемирной христианской конференции «Жизнь и мир» (Уппсала, Швеция, 1983); сопредседатель I Европейской экуменической ассамблеи на тему «Мир и справедливость», организованной КЕЦ и СЕКЕ. А уже будучи Патриархом, в ноябре 1990 года, Алексий II председательствовал на заседании КЕЦ в Москве. Более того он активно участвовал в общественных организациях: с 1963 года — в правлении Советского фонда мира; с 1990 года — в президиуме Ленинградского фонда культуры, в правлении Советского фонда милосердия и здоровья, от которого в 1989 году был избран народным депутатом СССР.

В июне 1990 году состоялась его интронизация (настолование) в Московском Богоявленском соборе. А в августе 1991 года Алексий II уже как Патриарх Московский и всея Руси встречал соотечественников, прибывших на I Всемирный конгресс в Москву. В памяти гостей и организаторов конгресса на долгие годы осталась и литургия 19 августа в Успенском соборе Кремля и завершившая конгресс проповедь Патриарха. Вот какими воспоминаниями о тех событиях поделился М.Н.Толстой (в 1991–1993 годах —председатель трех Всемирных конгрессов соотечественников): «28 августа на празднике Успения Божией Матери в Успенском соборе Кремля Патриарх Алексий II выступил с такой проповедью: «Я обращаю свое слово к нашим дорогим соотечественникам, которые в последнюю неделю, тяжелую для всего нашего народа, были с нами, разделяли тревоги и объединяли ко Господу свои молитвы. Мы всегда в годы, когда были разлучены с нашими соотечественниками, молились перед святынями за тех, которые жили в рассеянии, но жили любовью к России… Ныне свидетельствую перед Богом и перед вами, перед всем народом нашим: пропасть, разделявшая нас, упразднилась, средостений больше нет; гражданская война, начавшаяся в грохоте орудий и продолжавшаяся долгие десятилетия в греховном противостоянии единокровных братьев и сестер, закончилась. Открывается новая историческая страница нашего бытия… Благословляю всех вас на труд и всякое дело, благое во славу Святой Руси”» (Петербургский исторический журнал. 2014. № 3).

Во время октябрьских событий 1993 года c противостоянием политических партий и вооруженными столкновениями Алексий II предложил посредничество обеим противоборствующим сторонам. При его участии в московском Даниловом монастыре начались переговоры, и, хотя они не увенчались мирным разрешением конфликта, позиция Московского Патриархата была заявлена весьма определенно.

Трудно переоценить значение деятельности Алексия II и его соратников в процессе канонизации новомучеников. В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе совершилась канонизация и прославление в лике святых новомучеников и исповедников российских, в том числе Николая II и его семьи. В последующие годы этот процесс продолжился: в числе других был канонизирован как праведный воин адмирал русского флота Федор Ушаков, а в 2008 году Собор совершил акт канонизации в лике общецерковных святых святителя Шанхайского и Сан-Францисского Иоанна.

При Алексии II в 1997 году Отдел внешних церковных связей открыл официальный сайт Московской патриархии, в связи с чем Патриарх направил новому сайту приветствие, начинавшееся словами: «Дорогие братья и сестры, пользователи Интернета!» В послании Патриарха говорилось о важности освоения интернет-пространства в мире.

Едва ли не самым значительным событием в истории РПЦ и русского зарубежья оказалось сближение Русской православной церкви и Русской православной церкви за рубежом. 17 мая 2007 года в Москве, в храме Христа Спасителя, было оглашено Постановление Священного Синода РПЦ и Архиерейского Синода РПЦЗ об утверждении Акта о каноническом общении и восстановлении единства в Поместной Русской православной церкви. Акт был подписан Патриархом Московским и всея Руси Алексием II и митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Лавром. «Свершилось историческое событие, которого ждали долгие, долгие годы, — сказал Патриарх Алексий II после подписания Акта. — Восстановлено единство Русской церкви… Преодолеваются церковные разделения — преодолевается и унаследованное со времен революции противостояние в обществе. Укрепляется Церковь — возрождается и наше Отечество».

За свою многогранную подвижническую деятельность Алексий II был удостоен множества наград. Среди них — орден святого апостола Андрея Первозванного с алмазной звездой, орден Славы и Чести, орден преподобного Сергия Радонежского I степени, орден святых равноапостольных Кирилла и Мефодия I степени (Чехословацкая православная церковь), орден «За заслуги перед Отечеством» I степени — за выдающийся вклад в укрепление мира и согласия между народами, восстановление исторического и культурного наследия России.

Алексий II окончил свой земной путь 5 декабря 2008 года и был захоронен в Благовещенском приделе Богоявленского Елоховского собора в Москве.

Тамара Приходько

Алексий II скрывает, что был женат

Оригинал этого материала
© Московские новости, 22.05.01, Замужем за патриархом

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II был женат. Но этого факта нет ни в одной его официальной биографии

Евгений Сидоренко

В живописном пригороде Таллина, Нымме, в скромном сельском доме живет женщина. Она выглядит намного моложе своих лет (а ей почти 72), знакомые называют ее исключительно достойным человеком. Она вырастила троих детей от второго брака, похоронила второго мужа. И мало кто знает, что в первом браке она была супругой нынешнего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II (тогда — студента Ленинградской Духовной академии Алексея Михайловича Ридигера).

Разумеется, патриарх, как и всякий епископ, не женат: начиная с VII века церковь требует от своих епископов безбрачия. Но это не значит, что он не имел права быть женатым до того, как принял монашество. Сегодня среди епископата Русской церкви не- мало тех, кто когда-то овдовел или в силу каких-либо причин развелся. Так, из вдовых протоиереев стали архиереями архиепископ Кемеровский Софроний (Будько), недавно скончавшиеся архиепископы Тихвинский Мелитон (Соловьев) и Вологодский Михаил (Мудьюгин). Не сложился брак у архиепископа Тамбовского Евгения (Ждана) и митрополита Курского Ювеналия (Тарасова), последний сам воспитывал двух своих детей. Из вдовых протоиереев вышел даже один новомученик — митрополит Казанский и местоблюститель Патриаршего престола, недавно канонизированный Кирилл (Смирнов).

Такая судьба не считается среди православных чем-то предосудительным. Факт супружества зачастую находит свое место в официальных биографиях русских архиереев. Однако ни в одном официальном тексте о жизни патриарха Алексия нет ни слова о том, что он тоже был женат. Можно прочесть, что после первого же посещения Валаамского монастыря в 1938 году будущий патриарх уже в возрасте 11 лет мечтал стать монахом.

Супруга патриарха Вера Георгиевна Алексеева (Мянник по второму мужу) родилась в том же 1929 году, что и Алексей Михайлович (он — 23.02, она — 2.12), в семье Георгия Михайловича Алексеева. Тесть патриарха, петербуржец по рождению (20.01.1892), технолог по образованию, в 1918 году окончил Петроградскую Духовную академию и оказался в эмиграции в Эстонии. В 1931 году он стал священником и долгое время служил настоятелем Александро-Невского собора в Таллине, где в свое время был прислужником будущий патриарх.

Свадьба состоялась 11 апреля 1950 года, когда будущий патриарх был еще студентом 1-го курса академии. Запись о заключении брака имеется в таллинском архиве, но мы не приводим ее, так как по эстонским законам она может быть обнародована только по решению суда или по согласию родственников. В тот же день молодых повенчали их отцы — Михаил Ридигер (тоже священник) и Георгий Алексеев. Кстати говоря, некоторые православные думают, что родители не должны венчать своих детей: якобы плохая примета и брак будет несчастным. Но в данном случае гораздо интереснее другое: дата венчания. Пасха в 1950 году приходилась на 9 апреля, 11 апреля — это Светлый Вторник, а по церковным правилам во время всей пасхальной недели не венчают: надо ждать так называемой Антипасхи или Красной Горки (следующее за Пасхой воскресенье; в 1950 году — 16 апреля).

Что же заставило студента Духовной академии и двух уважаемых священников-отцов нарушить канон? Видимо, Алексей Михайлович торопился получить священнический сан, который не может быть принят до венчания. Действительно, уже через четыре дня, 15 апреля, будущий патриарх рукополагается во диакона, а 17 апреля — во священника. К чему такая спешка, почему бы не подождать несколько дней и не сделать все по правилам? Почивший инспектор Ленинградской Духовной академии Лев Парийский (1892 — 1972) считал, что знает правду. В архиве Совета по делам религий при Совете Министров СССР сохранилось его письмо (проще говоря — донос) «Уполномоченному Совета по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР по г. Ленинграду и Ленинградской области А.И. Кушнареву»:

«В Л.Д.А. (Ленинградская Духовная академия. — Прим. авт.) был случай посвящения в сан священника с целью уклониться от отбывания службы в Советской армии. Ридигер А.М., 1929 г.р., подлежал призыву на военную службу в 1950 году. Будучи женихом дочери протоиерея г. Таллина Г.Алексеева, Ридигер А. желал избавиться от военной службы. Узнав наверняка за несколько дней о призыве в армию, Ридигер, протоиерей Алексеев и епископ Таллинский Роман упросили митрополита Григория на согласие повенчать Ридигера во вторник на пасхальной седмице, когда по Церковному Уставу брак запрещен.

Ридигер был повенчан в Академической церкви во вторник пасхальной седмицы 1950 года, спешно произведен в диаконы, затем во священники епископом Романом и назначен на эстонский приход ст. Йыхва, Балт. ж.д., Нарвская ул., Э 102.

Инспектор Академии Л. Парийский, 27 ноября 1951 г.»*.

Действительно, до 1950 года студентам духовных учебных заведений предоставлялась отсрочка от армии. В 1950 году ее отменили и не стали призывать лишь лиц в священном сане. Не забудем, что будущий патриарх Алексей Ридигер родился в буржуазной Эстонии, в советскую школу не ходил, в стране победившего социализма оказался буквально только что и в этом смысле вряд ли был морально готов идти служить в Советскую армию.

Что же заставило инспектора Духовной академии написать донос на будущего патриарха и собственного студента да еще и спустя несколько месяцев после свадьбы? Соответствует ли изложенная версия действительности? Наверняка этого мы никогда не узнаем. Но документ выдвигает по-человечески вполне понятную версию причин спешки с браком и рукоположением. Стоит добавить, что в известных нам официальных биографиях Алексия II содержится фраза: «Был признан невоеннообязанным из-за болезни сердца».

Брак Алексея Михайловича и Веры Георгиевны просуществовал совсем недолго: молодая пара разошлась в том же 1950 году. Причины развода окутаны тайной. Если брак действительно был заключен под давлением внешних обстоятельств, то ясно, что он и не мог быть прочным.

Распад молодой семьи послужил причиной серьезного разлада между Алексеевыми и Ридигерами, о чем свидетельствуют воспоминания очевидцев.

Стоит добавить, что брак не был следствием юношеского порыва, этот выбор был общесемейным делом. Сохранившиеся в архивах дневниковые записи одного из ныне покойных профессоров Ленинградской Духовной академии свидетельствуют, что Елена Иосифовна, мать будущего патриарха, считала «лучшей невестой» для своего сына другую девушку — Ирину Пономареву. Пикантность ситуации заключается в том, что эта самая Ирина в 1951 году стала второй женой инспектора Ленинградской духовной академии протоиерея Алексея Осипова. Впоследствии Осипов демонстративно порвал с церковью (то были времена «научного» атеизма и «хрущевских гонений») и перешел на позиции воинствующего атеизма. Он стал самым знаменитым вероотступником советского времени, написал несколько атеистических книг. О доверительных отношениях между Ириной Пономаревой и Алексеем Михайловичем Ридигером свидетельствуют письма Ирины к друзьям, где она называет его Лешей даже после того, как тот стал священником.

Бывший тесть патриарха протоиерей Георгий Алексеев в 1952 году овдовел, что предрешило его дальнейшую судьбу. В конце 1955 года Синод назначает его епископом Таллинским и Эстонским. 17 декабря 1955 года он принимает монашество с именем Иоанн, а 25 декабря совершается его епископская хиротония. Все это время с 1950 по 1957 год иерей Алексей, будущий патриарх, был настоятелем маленького прихода в эстонском городке Йыхви. Однако в 1957 году бывший тесть его повысил: возвел в чин протоиерея и назначил настоятелем и благочинным в крупный город Тарту. Опасения семейства Ридигеров относительно возможного плохого отношения со стороны бывших родственников не подтвердились.

Однако в августе — сентябре 1961 года происходит следующее. Бывший тесть епископ Иоанн (Алексеев) получает назначение в Горький, а его место занимает… бывший зять — будущий патриарх! Эта семейственная преемственность могла бы произвести трогательное впечатление, если бы не одно обстоятельство. Назначение епископов из вдовых или разведенных священников, как мы уже говорили, — дело обычное. Однако чаще всего кандидаты на должность епископа принимают монашество уже после решения Синода: непосредственно перед епископской хиротонией. Здесь же это произошло заранее. 14 августа 1961 года иеромонах Алексий (Ридигер) назначен Синодом епископом Таллинским. Но монашество он принял еще 3 марта в Троице-Сергиевой лавре.

Рукоположение будущего патриарха в епископы прошло в Таллине 3 сентября 1961 года. Службу возглавлял епископ Никодим (Ротов), который официально считается «основоположником» карьеры Алексия, а в рукоположении участвовал, как бы по иронии судьбы, и бывший тесть — архиепископ Иоанн. Можно предположить, что на этой службе в Александро-Невском соборе стояла на своем любимом месте у левого клироса и бывшая супруга Вера.

Перевод Иоанна (Алексеева) на Волгу губительно сказался на его здоровье. В 1963 году, через полтора года после перевода, он заболел, в 1965 году ушел на пенсию и 16 июня 1966 года умер. 21 июня его погребали в Таллине, и совершал это бывший зять епископ Алексий (Ридигер). Дочь одного и бывшая супруга другого, наверное, опять стояла где-то рядом…

Трудно предположить, что заставило патриарха вычеркнуть из своей официальной биографии эпизод супружеской жизни с этой женщиной. Чисто по-человечески такой факт не может повредить имиджу ни одного нормального человека. Ни в обществе, ни в церкви.

Таллин — Санкт-Петербург

Во вторник, 9 декабря, прошли похороны Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Пятнадцатого предстоятеля Русской православной церкви (РПЦ), скончавшегося на прошлой неделе, согласно его завещанию похоронили в Богоявленском кафедральном соборе.

В последний путь

В 8 утра в храме Христа Спасителя началась Божественная литургия об упокоении Алексия II, в которой приняли участия около 200 священнослужителей. Гроб с телом Патриарха утопал в белых розах, которые, как считается, особенно любил покойный.

Ближе к полудню началось собственно отпевание Алексия II, его провел Патриарх Константинопольский (Вселенский) Варфоломей, специально для этого прилетевший в Москву. Во время отпевания местоблюстителю патриаршего престола митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу стало плохо, его увели за алтарь, но спустя некоторое время он опять вернулся к службе.

Отпевание Патриарха Алексия II

Церемония похорон, которые практически парализовали автомобильное движение в центре Москвы, начались с небольшим опозданием. Мраморный гроб с телом Алексия II после краткого заупокойного богослужения опустили в могилу, которая расположена в правом приделе Елоховского собора.

Огромные заслуги

Отдать последнюю дань уважения Алексию II прибыли ведущих религиозные деятели разных конфессий из многих стран мира, в числе которых был и представлявший римско-католическую церковь немецкий кардинал Вальтер Каспер (Walter Kasper). От немецкого епископата на похоронах присутствовал регенсбургский епископ Герхард Мюллер (Gerhard Müller). Его коллега магдебургский епископ Герхард Файге (Gerhard Feige) высоко оценил деятельность покойного Патриарха, заявив, что он возглавлял РПЦ в сложное время перехода от коммунистического господства к постсоветской эпохе.

В обнародованном письме на имя митрополита Кирилла Файге указал на огромные заслуги Алексия II по сохранению единства церкви и по переосмыслению ее роли в российском обществе. Магдебургский епископ подчеркнул, что покойный Патриарх внес значительный вклад в то, что православная церковь завоевала большой моральный авторитет в обществе, одновременно решительно высказываясь против огосударствления церкви. (вд)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *