Алексий митрополит московский

Святителям Петру, Алексию, Ионе, Филиппу и Ермогену Московским и всея России чудотворцем (тропарь, кондак, молитва и величание)

Тропарь, глас 4:

Первопресто́льницы Росси́йстии, / и́стиннии храни́телие апо́стольских преда́ний, / столпи́ непоколеби́мии, правосла́вия наста́вницы, / Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не, / Влады́ку всех моли́те / мир вселе́нней дарова́ти, // и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак, глас 3:

Во святи́телех благоче́стно пожи́сте, / и лю́ди к Богоразу́мию наста́висте, и до́бре Бо́гу угоди́сте, / сего́ ра́ди от Него́ нетле́нием и чудесы́ просла́вистеся, // я́ко ученицы́ Бо́жия благода́ти.

Молитва

О, всехва́льные святи́тели Христо́вы и чудотво́рцы Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Ермоге́не и Фили́ппе! Приими́те сие́ ма́лое моле́ние от нас гре́шных, к вам прибега́ющих, и те́плым ва́шим предста́тельством умоли́те Го́спода и Бо́га на́шего Иису́са Христа́, я́ко да, призре́в на ны ми́лостивно, да́рует нам согреше́ний на́ших во́льных и нево́льных проще́ние, и по вели́цей Свое́й ми́лости изба́вит нас от бед, печа́лей, ско́рби и боле́зней душе́вных и теле́сных, обдержа́щих нас; да пода́ст земли́ плодоно́сие, и вся, я́же на по́льзу настоя́щаго жития́ на́шего потре́бная; да да́рует нам сконча́ти житие́ сие́ привре́менное в покая́нии, и да сподо́бит нас гре́шных и недосто́йных Небе́снаго Ца́рствия Своего́, со все́ми святы́ми сла́вити Его́ безконе́чное милосе́рдие, со Безнача́льным Его́ Отце́м и Святы́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Величание

Велича́ем вас,/ святи́телие Христо́вы,/ Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не,/ и чтим святу́ю па́мять ва́шу,/ вы бо мо́лите за нас// Христа́ Бо́га на́шего.

Назад к списку


Собор Московских и всея России чудотворцев
Свт. Петр, митр. Киевский и всея Руси (+ 1326, память 24 августа, 21 декабря)
Свт. Алексий, митр. Киевский и всея Руси (+ 1378, память 12 февраля, 20 мая)
Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси (+ 1461, память 31 марта, 27 мая, 15 июня)
Свт. Макарий, митр. Московский и всея Руси (+ 1563, память 30 декабря)
Свт. Филипп, митр. Московский и всея Руси (+ 1569, память 9 января, 31 мая, 3 июля)
Свт. Иов, патр. Московский и всея Руси (+ 1607, память 5 апреля, 19 июня)
Сщмч. Ермоген, патр. Московский и всея Руси (+ 1612, память 17 февраля, 12 мая)
Свт. Филарет, митр. Московский и Коломенский (+ 1867, память 19 ноября)
Свт. Иннокентий, митр. Московский и Коломенский, апостол Америки и Сибири (+ 1879, память 31 марта, 23 сентября)
Свт. Тихон, патр. Московский и всея Руси (+ 1925, память 9 февраля, 25 марта, 26 сентября, 5 ноября)
Свт. Макарий, митр. Московский и Коломенский, Алтайский (+ 1926, память 16 февраля)
Сщмч. Петр, митр. Крутицкий (+ 1937, память 27 сентября)

Тропарь святителям Московским Петру, Алексию, Ионе, Филиппу и Ермогену, глас 4

Первопристольницы Российстии, / истинии хранителие апостольских преданий, / столпи непоколебимии, Православия наставницы, / Петре, Алексие, Ионо, Филиппе и Ермогене, / Владыку всех молите / мир вселенней даровати, / и душам нашим велию милость.

Кондак, глас 3

Во святителех благочестно пожисте, и люди к богоразумию настависте, и добре Богу угодисте; сего ради от Него нетлением и чудесы прославистеся, яко ученицы Божия благодати.

Мы совершаем сегодня память московских святителей. Совсем недавно в церковном календаре было пять имен: Петр, Алексий, Иона, Филипп и Ермоген. А теперь число их достигло двенадцати. Так и хочется сказать — по числу апостолов. Главный урок, который преподает нам Господь в этот праздник, — напоминание о том, что есть святая, соборная и апостольская Церковь, к которой мы принадлежим. Вспомним хотя бы в немногих чертах труды и подвиги этих святителей.

Святитель Петр, это XIII век, отличался исключительным благочестием, имел различные дарования от Бога. Он был талантливым иконописцем. Известно, что некоторые из икон, написанных им, имели чудотворную силу. Его благословение на строительство Успенского собора в Кремле определило судьбу Москвы. Тогда Москва была небольшим удельным княжеством. Если будет построен храм Успения, сказал святитель Петр, то Москва станет великим городом, и вокруг нее соберутся все русские земли. Его пророчество исполнилось, и замечательно, что при другом святителе — патриархе Ермогене — Русскую землю стали называть Домом Пресвятой Богородицы. Гроб с телом святителя Петра лег как бы краеугольным камнем в строительство Успенского собора, а значит и всего града Москвы и всей русской земли. У этого гроба князья целовали крест в знак верности великому князю Московскому. Как особо чтимый покровитель Москвы, святитель призывался в свидетели при составлении государственных договоров. При гробе святителя нарекались и избирались русские первосвятители.

Далее — святитель Алексий, это уже XIV век. Мы помним, как он от юности был избран Господом на служение, как еще мальчиком, занимаясь ловлей птиц, он задремал, и услышал голос: «Алексей, человеков будешь уловлять». Это был зов, подобный тому, с которым когда-то Спаситель обратился к самим апостолам. Служению святителя Алексия сопутствовали многие бури. И та буря, в которую он попал во время плавания из Константинополя в Россию, где получил благословение на первосвятительство, как бы символизировала всю его многоскорбную, исполненную искушений и тяжких трудов жизнь. Во время этой бури, когда казалось, что гибель неминуема, он дал обет построить храм в честь святого или церковного праздника, который придется на день его спасения. И Господь спас его. Заботами святителя Алексия был воздвигнут Андрониковский монастырь в честь преподобного Андроника, ученика преподобного Сергия. Будучи предстоятелем Церкви, митрополит Алексий заботился и о делах государственных. Он был регентом юного князя Димитрия Донского, воспитав этого воина, этого святого в заветах любви к Церкви, в уповании на Господа. Вскоре, через два года после кончины святителя, последовавшей в 1378 году, состоялось знаменитое Куликовское сражение, которое положило, по существу, конец татаро-монгольскому владычеству на Руси.

Служение святителя Ионы, который подвизался в XV веке, отмечено прежде всего исключительным даром молитвы и верностью чистоте православия. Его предшественником на московском первосвятительском престоле был печально знаменитый митрополит Исидор, участник Флорентийской унии, где православие внешне соединялось с католичеством, подчинялось ему, растворялось в нем и по существу уничтожалось. Молитвами святителя Ионы, его энергией русский православный народ отверг эту унию. Когда в 1461 году на русскую землю пришло новое испытание, татарское нашествие, святитель Иона, всегда уповающий на силу Божию, на заступничество Божией Матери, совершил с православным народом крестный ход вокруг стен Москвы. Встретив по дороге престарелого инока Антония, известного своей добродетельной жизнью и благодатной молитвой, он остановил крестный ход и сказал: «Отче Антоние, молись за землю Русскую». Преподобный Антоний смиренно пал у ног святителя: «Святче Божий, Господь услышал уже твои молитвы, и Москва будет спасена от татар. Только мне не судил Господь дожить до этого дня». Сказав это, он упал, пронзенный татарской стрелой.

Это участие в созидании нашего отечества мы можем наблюдать и в подвиге священномученика Филиппа. Он говорил, что где нет верности правде Христовой, там напрасно и хранение чистоты веры. Эта верность правде Христовой была у него воистину до смерти. Он мужественно обличал царя Иоанна Грозного, не допуская его до причастия, говоря, что здесь приносится бескровная жертва, а за стенами храма льется неповинная кровь христианская. Какие скорби претерпел этот святитель! Их можно сравнить, наверное, только с теми, что выпали на долю святого Иоанна Златоустого. Как святой Иоанн Златоуст, он был осужден нечестивым собором. Нашлись клеветники, которые обвиняли его в самых ужасных преступлениях, в том числе в колдовстве. Причем главными обвинителями были его ученики из Соловецкого монастыря. Во время служения Божественной литургии в Успенский собор ворвались опричники, сорвали со святителя облачение, вытолкали его из храма, бросили на простые дровни и повезли как узника. После нескольких лет заточения он был задушен приспешником Иоанна Грозного Малютой Скуратовым. Нет истины православия, если нет правды православия. Напрасно исповедание нашей веры, тщетна вера наша, сколь бы православной она ни была, если мы в жизни своей не готовы исполнить ее заветы.

Наконец подвиг священномученика Ермогена — исповедника, который прославился в великую Смуту в начале семнадцатого века. С его именем связано обретение незадолго до этого чудотворного образа Казанской Божией Матери. Тропарь «Заступнице усердная» составлен им, тогда еще простым священником. Господь, Божия Матерь призвали его к первосвятительскому служению в грозное для нашего отечества время. От его лица шли воззвания к русскому народу, обличение нечестивых отступников. Он говорил, что отечество наше расхищается и разграбляется, что святыни предаются поруганию, повсюду торжествует порок. Это слово его было услышано. Стали собираться народные ополчения, которые в конце концов освободили Москву от литовско-польской оккупации. Святитель Ермоген напоминает нам, что если мы не сохраним свободу и независимость нашего отечества, трудно будет нам сохранить чистоту православной веры. Он мужественно стоял за чистоту православия, не шел ни на какие соглашения с католиками. Понимал, что для России это будет не только концом ее политического существования, но и утратой духовной свободы.

Значительное место в истории Русской Церкви занимает святитель Филарет. Его влияние на жизнь не только Церкви, но и государства было весьма заметным. К его мнению прислушивались, за помощью и советом к нему обращались императоры Николай I и Александр II. Известны неустанные труды святителя Филарета по духовному просвещению и в первую очередь среди них перевод Священного Писания на русский язык. Мы все, наверное, помним столь актуальные для нас изречения святителя Филарета: «Кто не любит отечества земного, тот не может любить отечества небесного», «люби врагов твоих, поражай врагов отечества, гнушайся врагов Божиих». В одном из самых первых описаний жизни святителя приводится такое свидетельство его чад: будучи уже в преклонных летах, он проливал слезы о России и возбранял украшать иконы дорогими ризами, говоря, что недалеко то время, когда придут злые люди, которые не только эти ризы совлекут, но и сами иконы из храмов выкинут и сокрушат.
Преемником митрополита Филарета стал святитель Иннокентий. После 45 лет трудов по просвещению народов Камчатки, Алеутских островов, Северной Америки, Якутии, Хабаровского края, он был призван на кафедру Московских первоиерархов, и учредил в Москве Православное Миссионерское Общество. О его даре проповеди и благодатной, столь нужной сегодня для нашей Церкви апостольской простоте, так свидетельствовал архиепископ Харьковский Амвросий: «Он явил в себе образ любвеобильного отца-пастыря и своим примером разрушил искусственные преграды, установившиеся между епископом и паствой».
Среди святителей московских мы видим в календаре также имена двух Макариев. Один из них подвизался в XVI веке, когда Московская Русь стала мощным православным царством. Это было время духовного единения и сплочения Руси. Чудный, по отзывам современников, муж, он своими неустанными и многополезными трудами создал целую эпоху в жизни русской Церкви, русского государства и русской культуры. В житии о нем говорится как о подвижнике-аскете, молитвеннике, писателе-богослове, обличителе ереси, труженике на ниве русского просвещения. С его именем связано начало тиражирования учебно-богослужебных книг в русской Церкви печатным способом.


Служение другого Макария, митрополита Московского и Коломенского, приходится на очень близкое к нам время, на XX век. «Апостол Алтая», «сибирский столп Православия», «живой русский святой» — так называли его современники. За 36 лет своего миссионерского служения владыка Макарий приобрел всероссийскую известность. Предчувствуя грядущие события, он говорил в своих поучениях: «Мы переживаем смутные времена. Бывали на Руси лихолетия, но тогда было не так худо как теперь. Тогда были все за Бога, все желали знать, что Ему угодно; а теперь не то. Тогда были за Царя. Теперь опять не то.

Теперь слышатся голоса хульные на Бога и замыслы против Помазанника Его… В подметных письмах и листках их мы читаем, что они, как вестники ада, жаждут разрушения, безпорядков… Их желание — все перевернуть, чтобы голова стала внизу, а ноги наверху; чтобы честный человек ждал милости из рук босяка, которого они хотят сделать раздаятелем награбленного ими…». Владыка предрекал, обличая смутьянов: «Не хотите вы своей Русской власти, так будет же у вас власть иноплеменная». В 1917 году, после Февральского переворота в газетах начинается кампания клеветы на владыку, который остался верен присяге Государю и отказался присягнуть Временному правительству. Его не допустили на Всероссийский собор 1917-18 годов.

Святителя принуждают «как несоответствующего духу времени» — под угрозой заключения в Петропавловскую крепость — подать прошение об отставке. Это было явно беззаконное, противоканоническое действие со стороны Временного масонского правительства, так как московские митрополиты, благодаря своему особому статусу, никогда не увольнялись на покой — ни по причине болезни, ни по старости. Кроме того, 82-х летнего старца лишили положенного ему по статусу содержания и права проживания в Троице-Сергиевой Лавре, священноархимандритом которой он был, сослав в Николо-Угрешский монастырь. После кончины патриарха Тихона гонения на Церковь набирают небывалую силу. Священномученик Петр, став Патриаршим Местоблюстителем, просил у старца благословения, и Владыка с любовью подарил ему свой белый клобук.

О патриархе Тихоне достаточно, наверное, сказать, что Господь призвал его к управлению кораблем Церкви среди самых великих бурь истории. Отходя ко Господу, он благословил всех на мужество и терпение, потому что наступившая ночь, сказал он, будет очень долгой. Но мы знаем, что «свет во тьме светит, и тьма не может его объять». Некоторые верующие сетовали недавно, что память патриарха Тихона совершается одновременно с праздником Благовещения, а также апостола Иоанна Богослова, и тем самым как бы лишается полноты торжества. Хотя на самом деле Промысл Божий определил эти дни, чтобы явить полноту торжества предстоятеля нашей Церкви. Тем не менее, Церковь выделила в отдельный праздник день обретения его святых мощей — поистине это было незабываемое для нас событие. И, конечно же, мы сугубо молимся святому патриарху Тихону в день памяти всех новых мучеников и исповедников российских. А некоторые, может быть, и в день памяти каждого из бесчисленного сонма этих святых, то есть изо дня в день.

Вот наши московские святители. Как различны их судьбы: разные века, разные дарования, но все они едины в одном — в любви ко Господу, к своему народу, к своему отечеству. Между прочим, прославление одних святителей связано с именами других, впоследствии тоже прославленных Церковью. Первые три святителя, Петр, Алексей и Иона, были прославлены патриархом Иовом в 1596 году, во времена, когда угрожала нашему отечеству опасность, и оно нуждалось в их небесном заступничестве. Теперь святитель Иов также причислен к лику святых. Прославление святителя Филиппа было при митрополите Иннокентии в 1775 году, тоже прославленном в 1976 году. А прославление святителя Ермогена было в 1913 году накануне новой великой смуты — катастрофы 1917 года. Святые связаны друг с другом.

Читая канон или акафист священномученику Ермогену, мы не можем не обратить внимание, что составителями их являются святители, которым скоро предстоит войти в новые, небывалые в истории потрясения. И они молят священномученика Ермогена, чтобы он не оставил верных в этих испытаниях.
Что сказать о наших днях, когда диавол ярится против Христовой Церкви как никогда? Где найти нам избавление, как мы постоянно молимся новым мученикам, от «ига ужаснейшего паче всякого иного», когда нет уже никаких надежд на избавление?

Только обращением ко Господу, к тем святым — святителям в первую очередь, — которые возглавляли нашу Церковь в самые трудные времена русской истории. К тем святителям, новым мученикам и исповедникам российским во главе с патриархом Тихоном, явившим славу Церкви Русской в годы жесточайших гонений, будем мы обращаться, помня о том, что Господь Промыслом Своим судил нашему народу крестный путь. Может быть, есть народы, которые с помощью экономических, военных, еще каких-то достижений могут хранить свое могущество, достигать процветания. Но Господь определил русскому народу одно: все упование свое возлагать на Бога. Только ради православия, единоспасающей чистой веры, как свидетельствуют преподобный Серафим Саровский и все наши святые, Бог помилует Россию. Только ради хранения чистоты православия, но также и верности в исповедании его до самых последних, решающих судьбы человечества времен. Будем следовать за нашими святыми, не унывая, не теряя никогда надежды, но зная, что этот самый трудный, самый скорбный путь является даром и благословением Господним для всех ищущих спасения, которое мы их заступничеством призваны обрести.

Святитель Алекси́й, митрополит Московский, Киевский и всея Руси, чудотворец

Краткое житие святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Рос­сии чу­до­тво­рец (в ми­ру Елев­фе­рий) ро­дил­ся в 1292 го­ду (по дру­гим дан­ным, 1304) в Москве в се­мье бо­яри­на Фе­о­до­ра Бя­кон­та, вы­ход­ца из Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства.

Гос­подь ра­но от­крыл бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни Елев­фе­рий рас­ки­нул се­ти для лов­ли птиц, неза­мет­но для са­мо­го се­бя за­дре­мал и вдруг яв­ствен­но услы­шал го­лос: «Алек­сий! Что на­прас­но тру­дишь­ся? Ты бу­дешь ло­вить лю­дей». С это­го дня от­рок стал уеди­нять­ся, ча­сто по­се­щать цер­ковь и в пят­на­дцать лет ре­шил­ся стать ино­ком. В 1320 го­ду он всту­пил в Мос­ков­ский Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь, где про­вел бо­лее два­дца­ти лет в стро­гих ино­че­ских по­дви­гах. Ру­ко­во­ди­те­ля­ми его и дру­зья­ми бы­ли за­ме­ча­тель­ные по­движ­ни­ки этой оби­те­ли – ста­рец Ге­рон­тий и Сте­фан, брат пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. За­тем мит­ро­по­лит Фе­о­гност по­ве­лел бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю оста­вить мо­на­стырь и за­ве­до­вать су­деб­ны­ми де­ла­ми Церк­ви. Эту долж­ность свя­той ис­пол­нял 12 лет со зва­ни­ем мит­ро­по­ли­чье­го на­мест­ни­ка. В конце 1350 года владыка Феогност посвятил Алексия во епископа Владимирского. По смерти Феогноста, патриарх Филофей поставил митрополитом Алексия. Настольная грамота патриарха новому митрополиту датируется 30 июня 1354 г., согласно ей, Алексий, не будучи греком, возводился в сан митрополита в виде исключения, за его добродетельную жизнь и духовные достоинства. В то вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ди­ра­е­ма бы­ла ве­ли­ки­ми нестро­е­ни­я­ми и рас­пря­ми, в част­но­сти, из-за пре­тен­зий мит­ро­по­ли­та Лит­вы и Во­лы­ни Ро­ма­на. В 1356 го­ду, чтобы по­ло­жить ко­нец сму­там и тре­во­гам, свя­ти­тель от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль к Все­лен­ско­му пат­ри­ар­ху. Пат­ри­арх Кал­лист дал Алек­сию пра­во счи­тать­ся ар­хи­епи­ско­пом Ки­е­ва и Ве­ли­кой Рос­сии с ти­ту­лом «все­чест­на­го мит­ро­по­ли­та и эк­зар­ха». На об­рат­ном пу­ти во вре­мя бу­ри на мо­ре ко­раб­лю гро­зи­ла ги­бель. Алек­сий мо­лил­ся и дал обет по­стро­ить храм свя­то­му то­го дня, в ко­то­рый ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Бу­ря утих­ла, ко­рабль при­стал 16 ав­гу­ста. Вос­тор­жен­но встре­ти­ла свя­ти­те­ля Москва.

Несмот­ря на все сму­ты, свя­ти­тель Алек­сий вся­че­ски за­бо­тил­ся о сво­ей пастве – ста­вил епи­ско­пов, устра­и­вал об­ще­жи­тель­ные мо­на­сты­ри (по об­раз­цу Тро­иц­ко­го, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Сер­ги­ем), на­ла­жи­вал от­но­ше­ния с ор­дын­ски­ми ха­на­ми. Не раз свя­то­му и са­мо­му при­хо­ди­лось пу­те­ше­ство­вать в Зо­ло­тую Ор­ду. В 1357 го­ду хан по­тре­бо­вал у ве­ли­ко­го кня­зя, чтобы свя­ти­тель при­был к нему и ис­це­лил сле­пую Тай­ду­лу – его су­пру­гу. «Про­ше­ние и де­ло пре­вы­ша­ет ме­ру сил мо­их, – ска­зал свя­той Алек­сий, – но я ве­рю То­му, Ко­то­рый дал про­зреть сле­по­му, – не пре­зрит Он мо­лит­вы ве­ры». И дей­стви­тель­но, по его мо­лит­ве, окроп­лен­ная свя­той во­дой, су­пру­га ха­на ис­це­ли­лась.

Ко­гда скон­чал­ся ве­ли­кий князь Иоанн, свя­ти­тель взял под свою опе­ку ма­ло­лет­не­го его сы­на Ди­мит­рия (бу­ду­ще­го Дон­ско­го). Мно­го при­шлось свя­то­му вла­ды­ке по­тру­дить­ся, дабы при­ми­рять и сми­рять строп­ти­вых кня­зей, не же­лав­ших при­зна­вать власть Моск­вы. Вме­сте с тем не остав­лял мит­ро­по­лит и тру­дов по устрой­ству но­вых оби­те­лей. Им ос­но­ва­ны в 1361 го­ду Спа­са Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за мо­на­стырь на Яу­зе в Москве (Ан­д­ро­ни­ков, по име­ни уче­ни­ка пре­по­доб­но­го Сер­гия, пер­во­го игу­ме­на мо­на­сты­ря) по обе­ту, ко­то­рый он дал, ко­гда ко­рабль во вре­мя его по­езд­ки в Кон­стан­ти­но­поль тер­пел бед­ствие; Чу­дов – в Мос­ков­ском Крем­ле, вос­ста­нов­ле­ны и две древ­ние оби­те­ли – Бла­го­ве­щен­ская в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Кон­стан­ти­но-Еле­нин­ская во Вла­ди­ми­ре. В 1361 го­ду так­же бы­ла по­стро­е­на жен­ская об­ще­жи­тель­ная оби­тель его име­ни (Алек­се­ев­ская).

Свя­ти­тель Алек­сий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти – 78 лет, про­быв на мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ре 24 го­да. По­чил он 12 фев­ра­ля 1378 го­да и по­гре­бен по за­ве­ща­нию в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Мо­щи его бы­ли об­ре­те­ны через 50 лет чу­дес­ным об­ра­зом, по­сле че­го ста­ли чтить па­мять ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля и мо­лит­вен­ни­ка за Рус­скую зем­лю.

Полное житие святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Алек­сий про­ис­хо­дил из бо­яр­ско­го ро­да Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства и на­зы­вал­ся в ми­ре Елев­фе­ри­ем. Он ро­дил­ся в 1300 го­ду (по дру­гим дан­ным – в 1292, 1293, 1304 го­ду) и с ма­лых лет от­дан был учить­ся гра­мо­те. «Бог преж­де из­бра от юно­сти пас­ты­ря ов­цам и учи­те­ля ве­ли­ка» и ра­но от­крыл бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни Елев­фе­рий рас­ки­нул се­ти для лов­ли птиц, неза­мет­но для са­мо­го се­бя за­дре­мал и вдруг яв­ствен­но услы­шал го­лос: «Алек­сий! Что на­прас­но тру­дишь­ся? Ты бу­дешь ло­вить лю­дей». С этих пор от­рок стал за­дум­чив, мол­ча­лив, оста­вил дет­ские иг­ры и охот­нее на­чал чи­тать Бо­же­ствен­ные кни­ги. На­клон­ность к ду­ше­спа­си­тель­но­му чте­нию и мо­лит­ве рос­ла в нем с каж­дым го­дом, и ско­ро са­мым пла­мен­ным же­ла­ни­ем его ста­ло всту­пить в мо­на­стырь, чтобы со­вер­шен­но по­свя­тить се­бя Бо­гу.

И в 1320 го­ду всту­пил в Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь в Москве и то­гда же по­стри­жен был с име­нем Алек­сий – на 20-м го­ду. Два­дцать лет про­был Алек­сий в Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре, из­ну­ряя се­бя по­стом и бде­ни­ем, мо­лит­ва­ми и сле­за­ми, изу­чая Свя­тое Пи­са­ние, со­вер­шен­ству­ясь и воз­вы­ша­ясь в ду­хов­ной жиз­ни. На­став­ни­ком и ру­ко­во­ди­те­лем его был ста­рец Ге­рон­тий, опыт­ный в ду­хов­ной жиз­ни. Сте­фан, брат пре­по­доб­но­го Сер­гия, по­сту­пив­ший в оби­тель Бо­го­яв­лен­скую, с 1337 го­да был ду­хов­ным бра­том его: они вме­сте пе­ва­ли на кли­ро­се и ду­хов­но лю­би­ли друг дру­га. Мит­ро­по­лит Фе­о­гност лю­бил Сте­фа­на, Ге­рон­тия и Алек­сия и по вре­ме­нам при­зы­вал их к се­бе для ду­хов­ных бе­сед. Впо­след­ствии мит­ро­по­лит по­ста­вил Сте­фа­на в игу­ме­на оби­те­ли, а Алек­сия, оце­нив его доб­ро­де­те­ли и вы­со­кие да­ро­ва­ния, при­бли­зил к се­бе, по­ру­чив ему управ­ле­ние су­деб­ны­ми де­ла­ми Церк­ви. При та­ком от­но­ше­нии к свя­ти­те­лю-гре­ку у Алек­сия по­яви­лась необ­хо­ди­мость знать гре­че­ский язык, раз­го­вор­ный и пись­мен­ный. При за­ня­ти­ях су­деб­ны­ми де­ла­ми он ко­рот­ко узнал лю­дей и их сла­бо­сти и при­об­рел об­шир­ные и точ­ные све­де­ния о цер­ков­ных за­ко­нах. Две­на­дцать лет от­прав­лял он су­дей­скую долж­ность с зва­ни­ем на­мест­ни­ка мит­ро­по­ли­чье­го.

В кон­це 1352 (1350) го­да вла­ды­ка Фе­о­гност по­свя­тил Алек­сия в епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го. Мит­ро­по­лит и ве­ли­кий князь Иоанн Иоан­но­вич по­ло­жи­ли на об­щем со­ве­ща­нии быть бла­жен­но­му Алек­сию пре­ем­ни­ком Фе­о­гно­ста на мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ре. Об этом из­бра­нии то­гда же на­пи­са­но бы­ло в Кон­стан­ти­но­поль с прось­бой «не по­став­лять ни­ко­го дру­го­го в мит­ро­по­ли­та Рос­сии, как пре­по­доб­но­го Алек­сия, ко­то­рый мно­го лет был на­мест­ни­ком и жиз­ни весь­ма доб­ро­де­тель­ной».

Сде­лав­шись в 1354 го­ду мит­ро­по­ли­том, свя­той Алек­сий стал с неуто­ми­мой рев­но­стью за­ни­мать­ся цер­ков­ны­ми де­ла­ми. В то вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ди­ра­е­ма бы­ла ве­ли­ки­ми нестро­е­ни­я­ми и рас­пря­ми, в част­но­сти, из-за пре­тен­зий мит­ро­по­ли­та Лит­вы и Во­лы­ни Ро­ма­на, ко­то­рый тре­бо­вал се­бе до­хо­дов от Твер­ско­го епи­ско­па. Свя­ти­те­лю из­вест­но бы­ло, что хо­тя при мит­ро­по­ли­те Фе­о­гно­сте ис­пра­ши­ва­ли се­бе осо­бо­го мит­ро­по­ли­та, но это бы­ло нена­дол­го, да и не в том ви­де, как хо­тел Ро­ман.

И чтобы по­ло­жить ко­нец сму­там и тре­во­гам, сми­рен­ный свя­ти­тель от­пра­вил­ся в 1356 го­ду в Кон­стан­ти­но­поль, ту­да же явил­ся и Ро­ман. Пат­ри­арх Кал­лист под­твер­дил Ро­ма­ну, чтобы был он мит­ро­по­ли­том Лит­вы и Во­лы­ни, а Алек­сию предо­ста­вил счи­тать­ся ар­хи­епи­ско­пом Ки­е­ва и ве­ли­кой Рос­сии, и с тит­лом «все­чест­на­го мит­ро­по­ли­та и эк­зар­ха». На об­рат­ном пу­ти под­ня­лась страш­ная бу­ря на мо­ре: вол­ны ка­ти­лись, как го­ры, и ко­рабль каж­дую ми­ну­ту го­тов был ис­чез­нуть в без­дне. Все быв­шие с мит­ро­по­ли­том от­ча­и­ва­лись в спа­се­нии. Свя­ти­тель мо­лил­ся, мо­лил­ся усерд­но, дав обет со­ору­дить храм во имя свя­то­го то­го дня, в ко­то­рый ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Гос­подь услы­шал мо­лит­ву свя­ти­те­ля. На­ста­ла ти­ши­на, и ко­рабль при­стал к бе­ре­гу 16 ав­гу­ста. И так свя­ти­тель остал­ся обет­ным долж­ни­ком Все­ми­ло­сти­во­му Спа­си­те­лю.

В Москве при­ня­ли ожи­да­е­мо­го свя­ти­те­ля с вос­тор­га­ми ра­до­сти. И он с рев­но­стью об­ра­тил­ся к де­лам мит­ро­по­лии. Несколь­ко епар­хий оста­ва­лось без ар­хи­пас­ты­рей, умер­ших от мо­ро­вой яз­вы. Он по­свя­тил епи­ско­пов в Ро­стов, Смо­ленск и Ря­зань. В то же вре­мя низ­ло­жил он Са­рай­ско­го епи­ско­па Афа­на­сия за рас­по­ря­же­ние в чу­жой епар­хии и по­свя­тил в Са­рай Иоан­на. Вся­че­ски за­бо­тясь о сво­ей пастве, устра­и­вал об­ще­жи­тель­ные мо­на­сты­ри (по об­раз­цу Тро­иц­ко­го, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Сер­ги­ем). Свя­ти­тель Алек­сий мно­го тру­дил­ся для уми­ро­тво­ре­ния смут и меж­до­усо­биц, на­ла­жи­вал от­но­ше­ния с ор­дын­ски­ми ха­на­ми.

Сла­ва о свя­той жиз­ни мит­ро­по­ли­та Алек­сия до­шла до сто­ли­цы та­тар­ско­го ха­на. Же­на ха­на Джа­ни­бе­ка Тай­ду­ла впа­ла в тяж­кую бо­лезнь и ослеп­ла. Ни­ка­кие вра­че­ва­ния не мог­ли воз­вра­тить ей зре­ние, и она ре­ши­лась об­ра­тить­ся к свя­ти­те­лю Алек­сию, о ко­то­ром слы­ша­ла как о свя­том му­же. В Моск­ву яви­лось по­соль­ство от ха­на с пись­мом к ве­ли­ко­му кня­зю. «Мы слы­ша­ли, – пи­сал хан, – что есть у вас слу­жи­тель Бо­жий, ко­то­рый ес­ли в чем по­про­сит Бо­га, Бог слу­ша­ет его. От­пу­сти­те его к нам, и ес­ли его мо­лит­ва­ми ис­це­ле­ет моя ца­ри­ца, бу­де­те иметь со мною мир; ес­ли же не от­пу­сти­те его, пой­ду опу­сто­шать ва­шу зем­лю». Сму­тил­ся сми­рен­ный свя­ти­тель, ко­гда ве­ли­кий князь пе­ре­дал ему гра­мо­ту ха­на и про­сил ис­пол­нить его во­лю. Лю­бовь к от­чизне и Свя­той Церк­ви не доз­во­ля­ла от­ка­зать­ся от ис­пол­не­ния во­ли гроз­но­го ха­на; но как сми­рен­но­му при­нять на се­бя та­кое ве­ли­кое де­ло? «Про­ше­ние и де­ло пре­вы­ша­ют ме­ру сил мо­их, – го­во­рил свя­ти­тель кня­зю, – но я ве­рю То­му, Ко­то­рый дал про­зреть сле­по­му, не пре­зрит Он мо­лит­вы ве­ры». Свя­ти­тель на­чал го­то­вить­ся в путь. В со­бор­ном хра­ме со всем кли­ром со­вер­шил он мо­леб­ствие пе­ред ико­ной Бо­го­ма­те­ри и по­том пе­ред ра­кой свя­ти­те­ля Пет­ра. Во вре­мя са­мо­го мо­ле­ния вне­зап­но пе­ред гла­за­ми всех са­ма со­бой за­жглась све­ча при гро­бе чу­до­твор­ца Пет­ра. Уте­шен­ный Алек­сий раз­де­лил чу­дес­ную све­чу на ча­сти, раз­дал ее в бла­го­сло­ве­ние пред­сто­яв­шим и, сде­лав из остат­ка ма­лую све­чу, взял ее вме­сте с освя­щен­ной во­дой для со­вер­ше­ния но­во­го мо­леб­ствия в Ор­де. Из Моск­вы от­пра­вил­ся он 18 ав­гу­ста 1357 го­да. С ве­рой твер­дой шел он в Ор­ду; а ве­ра Тай­ду­лы бы­ла укреп­ле­на ви­де­ни­ем. Ко­гда бла­жен­ный Алек­сий был на пу­ти, Тай­ду­ла ви­де­ла во сне му­жа, об­ле­чен­но­го в свя­ти­тель­скую одеж­ду, при­шед­ше­го к ней, и с ним дру­гих, оде­тых в ри­зы. Она по­ве­ле­ла устро­ить одеж­ды то­го ви­да, как ви­де­ла она. Ожи­да­е­мый при­нят был с че­стью в Ор­де. Свя­ти­тель от­слу­жил над бо­ля­щей мо­ле­бен с чуд­ной све­чой, окро­пил ее свя­той во­дой, и Тай­ду­ла ста­ла ви­деть. При­зна­тель­ный хан дал свя­ти­те­лю в ка­че­стве по­че­сти пер­стень, ко­то­рый до­се­ле мож­но ви­деть в пат­ри­ар­шей риз­ни­це. Свя­ти­тель, со­вер­шив чу­до ве­ры меж­ду людь­ми тьмы, воз­вра­тил­ся на ро­ди­ну, а Тай­ду­ла мно­го по­том хо­да­тай­ство­ва­ла за Русь.

Свя­тая рев­ность о бла­ге оте­че­ства за­ста­ви­ла свя­то­го Алек­сия еще раз пред­при­нять тот же путь. Хан Джа­ни­бек был зло­дей­ски убит сво­им сы­ном Бер­ди­бе­ком, ко­то­рый умерт­вил еще и 12 бра­тьев сво­их. В Моск­ву явил­ся по­сол но­во­го ха­на и тре­бо­вал от рус­ских кня­зей да­ров и их са­мих звал в Ор­ду. Свя­ти­те­ля умо­ля­ли сно­ва ид­ти в Ор­ду смяг­чать же­сто­кость Бер­ди­бе­ка. Опас­ность бы­ла оче­вид­на. «Но пас­тырь доб­рый по­ла­га­ет ду­шу свою за ов­цы», – ска­зал се­бе свя­ти­тель и от­пра­вил­ся по Вол­ге в Зо­ло­тую Ор­ду. Ему при­шлось ис­пы­тать в Ор­де мно­го при­тес­не­ний и скор­бей. Но при по­мо­щи Бо­жи­ей су­мел он снис­кать бла­го­склон­ность Бер­ди­бе­ка. И при­зна­тель­ная Тай­ду­ла не мог­ла за­быть сво­е­го це­ли­те­ля: при ее по­сред­стве ис­хо­да­тай­ство­ва­на бы­ла ми­лость для Рус­ско­го го­су­дар­ства и Церк­ви: свя­ти­тель Алек­сий по­лу­чил от Бер­ди­бе­ка яр­лык и охра­ну ду­хо­вен­ства рус­ско­го.

Ко­гда скон­чал­ся ве­ли­кий князь Иоанн (1359 год), на ра­ме­на свя­ти­те­ля па­ла опе­ка над несо­вер­шен­но­лет­ним кня­зем Ди­мит­ри­ем (бу­ду­щим Дон­ским). И несколь­ко лет он был граж­дан­ским и ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем Ру­си. Сво­им умом и об­шир­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, на­стой­чи­во­стью и твер­до­стью ха­рак­те­ра, бла­го­че­сти­вой и стро­гой жиз­нью свя­той Алек­сий при­об­рел се­бе все­об­щее ува­же­ние. Рев­ност­но за­бо­тясь о бла­го­че­стии всей сво­ей паст­вы и по­учая ее ис­пол­не­нию хри­сти­ан­ских обя­зан­но­стей, свя­ти­тель был учи­те­лем и ми­ро­твор­цем кня­зей, ссо­рив­ших­ся меж­ду со­бой за свои вла­де­ния. Тру­да­ми свя­ти­те­ля рос­ла и креп­ла власть ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го. Он воз­вы­шал Моск­ву как центр пра­во­сла­вия и еди­не­ния Ру­си.

Меж­ду тем свя­ти­тель за­ни­мал­ся стро­е­ни­ем оби­те­ли ино­че­ства. В 1361 го­ду ос­но­вал он жен­скую об­ще­жи­тель­ную оби­тель во имя Ан­ге­ла Хра­ни­те­ля сво­е­го – Алек­сия. В том же го­ду ос­но­ван им на бе­ре­гу ре­ки Яу­за обет­ный мо­на­стырь во имя Неру­ко­тво­рен­но­го об­ра­за Спа­си­те­ля. Свя­ти­тель, об­ра­ща­ясь к пре­по­доб­но­му Сер­гию, го­во­рил: «Хо­чу, чтобы ты усту­пил мне од­но­го из уче­ни­ков тво­их». И пре­по­доб­ный с лю­бо­вью от­дал уче­ни­ка сво­е­го Ан­д­ро­ни­ка в на­сто­я­те­ли но­вой оби­те­ли. В 1362 го­ду ос­но­ван свя­ти­те­лем вла­дыч­ний мо­на­стырь в 3 вер­стах от Сер­пу­хо­ва. Здесь был пер­вым игу­ме­ном уче­ник его Вар­ла­ам, до­се­ле чти­мый за бла­го­че­сти­вую жизнь. По­сле то­го ис­пол­нил свя­ти­тель преж­нее на­ме­ре­ние свое о вос­ста­нов­ле­нии двух древ­них мо­на­сты­рей: Бла­го­ве­щен­ско­го в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Кон­стан­ти­но-Елен­ско­го во Вла­ди­ми­ре. В том и в дру­гом вве­де­но им об­ще­жи­тие. В 1365 го­ду ос­но­ва­на в са­мом Крем­ле оби­тель в честь чу­да Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла на ме­сте, по­да­рен­ном ца­ри­цей Тай­ду­лой. Это был бла­го­дар­ный па­мят­ник чу­ду, со­вер­шив­ше­му­ся над ца­ри­цей в день празд­но­ва­ния чу­ду в Ко­лос­сах (6/19 сен­тяб­ря). Свя­ти­тель со всей щед­ро­стью стро­ил и укра­сил храм Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла. Обес­пе­чил со­дер­жа­ние оби­те­ли, где по­ло­жил быть пол­но­му об­ще­жи­тию. «В Чу­до­вом мо­на­сты­ре, – пи­сал пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский, – бла­жен­ный мит­ро­по­лит Алек­сий по­са­дил чест­ных стар­цев, ис­про­сив од­них у свя­то­го Сер­гия, а дру­гих взял из иных мо­на­сты­рей, быв­ших под его ру­кою; эти ино­ки жи­ли ино­че­ски, жиз­нью ду­хов­ною, так, что мно­гие при­хо­ди­ли к ним, ста­рые и юные, и по­лу­ча­ли поль­зу». Са­мым на­деж­ным на­став­ни­ком был здесь сам свя­ти­тель. Он лю­бил эту оби­тель и здесь под­ви­зал­ся, по вре­ме­нам, в по­сте и мо­лит­вах. «Мо­на­стырь Ми­ха­и­ла Чу­да при­ка­зы­ваю те­бе, сво­е­му сы­ну, ве­ли­ко­му кня­зю Ди­мит­рию Ива­но­ви­чу», – пи­сал свя­ти­тель. Он же по­дал со­вет ве­ли­ко­му кня­зю по­стро­ить ка­мен­ный кремль, без­опас­ный от по­жа­ров и на­деж­ный для за­щи­ты про­тив непри­я­те­ля.

С 1367 го­да свя­ти­те­лю Алек­сию мно­го над­ле­жа­ло пе­ре­не­сти скор­бей и тру­дов по де­лам твер­ских кня­зей. Вме­сте с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем уми­рил Тверь, и князь Ми­ха­ил по­сле пя­ти лет враж­ды вы­нуж­ден был сми­рять­ся пе­ред ве­ли­ким кня­зем Ди­мит­ри­ем. До­го­вор за­клю­чен был при по­сред­стве свя­ти­те­ля Алек­сия. В нем чи­та­ем: «По бла­го­сло­ве­нию от­ца на­ше­го мит­ро­по­ли­та всей Ру­си князь твер­ской да­ет клят­ву за се­бя и за сво­их на­след­ни­ков при­зна­вать ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го стар­шим сво­им бра­том, ни­ко­гда не ис­кать Вла­ди­мир­ской вот­чи­ны и не при­ни­мать ее от ха­на».

Мит­ро­по­лит неред­ко по­се­щал сво­е­го пу­стын­но­го дру­га, пре­по­доб­но­го Сер­гия, и со­ве­щал­ся с ним о всем, что ка­са­лось цер­ков­ных дел. Муд­рые со­ве­ты сми­рен­но­го стар­ца и его свя­тая рав­но­ан­гель­ская жизнь по­да­ли свя­ти­те­лю мысль при­го­то­вить в ли­це Сер­гия до­стой­но­го се­бе пре­ем­ни­ка пер­во­свя­ти­тель­ской ка­фед­ры. Чув­ствуя ослаб­ле­ние стар­че­ских сил сво­их, он хо­тел по­сту­пить по при­ме­ру сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка мит­ро­по­ли­та Фе­о­гно­ста, ко­то­рый еще при жиз­ни вме­сте с ве­ли­ким кня­зем про­сил пат­ри­ар­ха не на­зна­чать се­бе дру­го­го пре­ем­ни­ка, кро­ме него, то есть Алек­сия.

И вот он вы­звал к се­бе в Моск­ву пре­по­доб­но­го Сер­гия из его лю­би­мо­го уеди­не­ния. Пе­ший идет ста­рец-игу­мен к сво­е­му дру­гу-мит­ро­по­ли­ту. С лю­бо­вью встре­тил свя­ти­тель пу­стын­но­го го­стя. Сре­ди бе­се­ды он вдруг при­ка­зал при­не­сти зо­ло­той «па­ра­манд­ный» крест, укра­шен­ный дра­го­цен­ны­ми ка­ме­нья­ми. Он сво­и­ми ру­ка­ми воз­ло­жил на Сер­гия зо­ло­той крест, «как бы в знак об­ру­че­ния свя­ти­тель­ско­го са­на», и ска­зал: «Я же­лал бы, по­ка сам жив, най­ти че­ло­ве­ка, ко­то­рый мог бы по­сле ме­ня па­сти ста­до Хри­сто­во. Знаю до­сто­вер­но, что все от ве­ли­ко­дер­жав­но­го до по­след­не­го че­ло­ве­ка те­бя по­же­ла­ют иметь сво­им пас­ты­рем. Те­перь, за­бла­говре­мен­но ты по­чтен бу­дешь са­ном епи­ско­па, а по­сле ис­хо­да мо­е­го и пре­стол мой вос­при­и­мешь».

Глу­бо­ко сму­ти­ло сми­рен­но­муд­рую ду­шу Сер­гия столь неожи­дан­ное пред­ло­же­ние стар­ца-свя­ти­те­ля. С ве­ли­ким уни­чи­же­ни­ем, да­же со скор­бью, он стал от­ре­кать­ся от пред­ла­га­е­мой ему че­сти, несмот­ря на дол­гие уго­во­ры свя­ти­те­ля. То­гда про­зор­ли­вый свя­ти­тель уви­дел, что ес­ли он еще бу­дет на­ста­и­вать на сво­ем же­ла­нии, то за­ста­вит пре­по­доб­но­го Сер­гия уда­лить­ся в ка­кую-ни­будь без­вест­ную пу­сты­ню, и опа­са­ясь, чтобы со­всем не скрыл­ся све­тиль­ник, ти­хим све­том оза­ряв­ший и бла­го­дат­ной теп­ло­той со­гре­вав­шей его паст­ву, пе­ре­ме­нил раз­го­вор. Уте­шив стар­ца сло­вом оте­че­ской люб­ви, он от­пу­стил его с ми­ром в оби­тель.

Свя­ти­тель Алек­сий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти, 78 лет, про­быв на ка­фед­ре мит­ро­по­ли­чьей 24 го­да. В про­дол­же­ние слу­же­ния по­свя­ще­но им бы­ло бо­лее 20 ар­хи­пас­ты­рей Рус­ской Церк­ви.

Дра­го­цен­ным па­мят­ни­ком пас­тыр­ско­го уче­ния его слу­жат Еван­ге­лие, окруж­ное по­сла­ние к пастве и по­сла­ние к хри­сти­а­нам Ни­же­го­род­ской об­ла­сти. Еван­ге­лие свя­то­го Алек­сия, пи­сан­ное соб­ствен­ной ру­кой его, хра­нит­ся в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Оно пи­са­но то­гда, как свя­ти­тель был в Кон­стан­ти­но­по­ле, и, сле­до­ва­тель­но, то­гда, как мог он иметь в ру­ках луч­шие спис­ки гре­че­ско­го Еван­ге­лия. В окруж­ном по­уче­нии свя­ти­тель, ска­зав о сво­ей обя­зан­но­сти учить паст­ву и о рас­по­ло­же­нии, с ка­ки­ми паства долж­на при­ни­мать на­став­ле­ния, всем го­во­рит: «При­хо­ди­те к иерею, от­цу ду­хов­но­му, с по­ка­я­ни­ем и сле­за­ми; от­верг­ни­те все де­ла злые и не воз­вра­щай­тесь к ним. Ис­тин­ное по­ка­я­ние в том и со­сто­ит, чтобы воз­не­на­ви­деть свои преж­ние гре­хи. Оста­вив все де­ла свои, без ле­но­сти со­би­рай­ся на цер­ков­ную мо­лит­ву. Не го­во­ри­те: от­по­ем се­бе до­ма. Как хра­ми­на без ог­ня от од­но­го ды­ма не мо­жет на­греть­ся, так и эта мо­лит­ва без цер­ков­ной. Цер­ковь име­ну­ет­ся зем­ным небом. В ней за­ка­ла­ет­ся Аг­нец, Сын и Сло­во Бо­жие, для очи­ще­ния гре­хов все­го ми­ра; в ней про­по­ве­ду­ет­ся Еван­ге­лие Цар­ства Бо­жия и пи­са­ния свя­тых апо­сто­лов; в ней пре­стол сла­вы Бо­жи­ей, неви­ди­мо осе­ня­е­мый Хе­ру­ви­ма­ми; в ней ру­ка­ми свя­щен­ни­че­ски­ми при­ем­лют­ся Те­ло и Кровь Бо­же­ствен­ные и пре­по­да­ют­ся вер­ным во спа­се­ние и очи­ще­ние ду­ши и те­ла. Итак, вхо­дя в цер­ковь, востре­пе­щи ду­шою и те­лом: не в про­стую хра­ми­ну вхо­дишь. Не дер­зай­те, де­ти, про­гнев­лять Бо­га сво­и­ми раз­го­во­ра­ми в церк­ви. Имей­те зна­ме­ние Хри­сто­во в ду­шах ва­ших. Знак же для овец ста­да Бо­жия есть при­об­ще­ние Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой. Вы, де­ти, как ов­цы сло­вес­но­го ста­да, не про­пус­кай­те ни од­но­го по­ста, не воз­об­но­вив на се­бе се­го зна­ме­ния, при­ча­щай­тесь Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой».

В по­сла­нии к ни­же­го­род­ской пастве на­уча­ет паст­ву стра­ху Бо­жию. Пас­ты­рям го­во­рит: «Не убой­тесь ли­ца силь­ных, за­пре­щай­те им оби­жать мень­ших. Пусть бу­дет меж­ду хри­сти­а­на­ми мир, лю­бовь и прав­да, не на сло­вах толь­ко и на язы­ке, но в серд­це чи­стом и ду­ше пря­мой. Пи­шу это не для од­них игу­ме­нов и иере­ев, но и для кня­зей и бо­яр, для му­жей и жен, и для всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан. Имей­те, де­ти, по­пе­че­ние, по­кор­ность и по­слу­ша­ние к ду­хов­ным от­цам ва­шим, так как они учат вас по­лез­но­му и спа­си­тель­но­му для ду­ши». Свя­той Цер­ко­вью свя­ти­тель про­слав­ля­ет­ся как «пи­та­тель вдов, и си­рот отец, по­мощ­ник су­щим в скор­би все­из­ря­ден, пла­чу­щим уте­ше­ние, пас­тырь и на­став­ник всем за­блуж­да­ю­щим», «цер­ков­ная кра­со­то», «ве­ли­кий чу­до­тво­рец», «све­ти­ло всея рос­сий­ския мит­ро­по­лии», «зла­то­зар­ная рос­сий­ская звез­да».

Свя­ти­тель Бо­жий окон­чил зем­ное те­че­ние свое 12 фев­ра­ля 1378 го­да. Он за­ве­щал по­ло­жить те­ло его в Чу­до­вом мо­на­сты­ре, ука­зал и ме­сто по­гре­бе­ния «за ал­та­рем хра­ма» сво­е­го, не же­лая, по сми­ре­нию, быть по­хо­ро­нен­ным в хра­ме. Но бла­го­че­сти­вый ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич Дон­ской (1363–1389), глу­бо­ко по­чи­тав­ший ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля, по­ве­лел по­ло­жить те­ло мит­ро­по­ли­та Алек­сия в церк­ви, близ ал­та­ря. Це­леб­ные мо­щи его от­кры­лись спу­стя 50 лет по­сле его кон­чи­ны.

20 мая по ст. ст./2 июня – Об­ре­те­ние и пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей

Так как пер­вый храм, по­стро­ен­ный в Чу­до­вом мо­на­сты­ре са­мим свя­ти­те­лем Алек­си­ем во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, в па­мять быв­ше­го чу­да его в Хо­нех, был де­ре­вян­ный, то слу­чи­лось, что кры­ша его, при­шед­шая от дол­го­го вре­ме­ни в вет­хость, об­ру­ши­лась во вре­мя со­вер­ше­ния Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, при­чем по устро­е­нию Бо­жию все быв­шие в это вре­мя в хра­ме оста­лись невре­ди­мы­ми. То­гда ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ва­си­лий Ва­си­лье­вич Тем­ный (1425–1462) по­ве­лел по­стро­ить ка­мен­ный храм. И ко­гда внут­ри преж­не­го де­ре­вян­но­го хра­ма ста­ли ко­пать рвы для фун­да­мен­та но­во­го хра­ма, то на­шли мо­щи ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля Алек­сия непо­вре­жден­ны­ми и да­же одеж­ды на нем неис­тлев­ши­ми. Это бы­ло 20 мая 1431 го­да. С то­го вре­ме­ни ста­ли чтить па­мять свя­ти­те­ля. В но­вом хра­ме, освя­щен­ном, как и преж­ний, во имя Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла, был устро­ен при­дел в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­ром и по­ло­жи­ли мно­го­це­леб­ные мо­щи свя­ти­те­ля Алек­сия.

В 1484 го­ду при на­сто­я­те­ле Чу­до­ва мо­на­сты­ря ар­хи­манд­ри­те Ген­на­дии (с 12 де­каб­ря 1484 го­да – ар­хи­епи­скоп Нов­го­род­ский; па­мять 4/17 де­каб­ря) в оби­те­ли на­ча­лось стро­и­тель­ство но­вой тра­пез­ной с хра­мом во имя свя­ти­те­ля Алек­сия. В 1485 го­ду свя­тые мо­щи его бы­ли пе­ре­не­се­ны в но­вый тра­пез­ный храм и по­став­ле­ны у юж­ной сте­ны, где и хра­ни­лись два сто­ле­тия. 12 фев­ра­ля 1535 го­да, в день па­мя­ти свя­ти­те­ля, мо­щи его бы­ли пе­ре­ло­же­ны в но­вую се­реб­ря­ную гроб­ни­цу.

20 мая 1686 го­да при пат­ри­ар­хе всея Рос­сии Иоаки­ме († 1690) мо­щи свя­ти­те­ля тор­же­ствен­но пе­ре­нес­ли из об­вет­шав­ше­го к то­му вре­ме­ни тра­пез­но­го хра­ма в ар­ку меж­ду но­во­устро­ен­ны­ми хра­мом в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и хра­мом во имя свя­ти­те­ля Алек­сия, где по­чи­ва­ли от­кры­то. Ныне свя­тые мо­щи по­ко­ят­ся в Бо­го­яв­лен­ском пат­ри­ар­шем со­бо­ре в Москве.

Со вре­ме­ни от­кры­тия мо­щей ис­це­ле­ния и чу­де­са раз­но­го ро­да обиль­ным по­то­ком те­кут от свя­ти­те­ля Бо­жия.

См. так­же: «Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Рос­сии чу­до­твор­ца» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Об­ре­те­ние и пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей Алек­сия, мит­ро­по­ли­та всей Рос­сии и чу­до­твор­ца» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Празд­но­ва­ние свя­ти­те­лям мос­ков­ским Пет­ру, Алек­сию, Ионе и Филип­пу» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Митрополит Алексий Московский: великий архипастырь и мудрый правитель

Митрополит Алексий Московский был покровителем державы и правящей династии. В этой статье Вы найдете житие и иконы, посвящённые Святителю.

Успенский собор Кремля

Митрополит Алексий Московский чудотворец

В сердце Кремля, в величественном Успенском соборе – древней усыпальнице московских святителей вдумчивый богомолец, вспоминающий о начале Московской Руси не найдет одной могилы – одно имя выпадает из общей череды. Это имя митрополита Московского Алексия.

Елоховский Богоявленский собор

Здесь покоятся его непосредственные предшественники митрополиты Петр и Феогност, преемник – митрополит Киприан, чей путь на русскую митрополичью кафедру был особенно тернист и сложен, и многие другие, но чтобы молитвенно поклониться мощам святителя Алексия, нам придется отправиться в другой храм – в Богоявленский (Елоховский) собор. Туда, где рядом со своим небесным покровителем ныне покоится и Святейший Патриарх Московский Алексий II.

Святитель Алексий – не тот человек в истории Русской Православной Церкви, рассказ о котором можно уместить в двух словах или даже в рамках одной статьи. Его жизнь так наполнена драматическими событиями, что они могли бы составить канву захватывающего приключенческого романа, в котором нашлось место всему: путешествиям, пленению, политике, интригам, войнам и чудесам.

На духовном небосклоне святой Руси фигура святителя Алексия как звездами окружена целым сонмом святых не меньшей величины. Те, с кем он соприкасался практически ежедневно, также прославлены Церковью каждый по своим заслугам. Преподобный Сергий Радонежский, святые благоверные Великий князь Дмитрий, прозванный Донским и супруга его Евдокия, в иночестве Евфросиния…

Но кроме духовного, наша история имеет и другие измерения. Жизнь и деятельность святителя Алексия дает нам богатую пищу для размышлений в разных направлениях, поскольку, обращаясь к его личности, мы видим не только святого, монаха, подвижника, архиерея, но и, цитируя современную «Православную энциклопедию», государственного деятеля, дипломата.

Чтобы понять, в какой ситуации пришлось действовать митрополиту Алексию, нужно вспомнить расстановку сил на тогдашней политической арене. Московское княжество еще слабо, с одной стороны оно подчинено Орде, с другой ему постоянно угрожают соседи: Суздальские и Тверские князья.

Стремительно набирает силу княжество Литовское, чьи правители, не оставляя язычества, умело лавируют между Православием и Католичеством, раскалывая русскую митрополию ради собственной выгоды. Кроме того, Русская Церковь не самостоятельна в своих решениях: всё приходится делать с оглядкой на Константинополь, куда московских архипастырей постоянно вызывают для решения спорных вопросов.

Обстановка очень динамична: смерть одного из князей порождает волну претензий и усобиц между другими. Политические весы постоянно качаются, слабеет то одна, то другая сторона: интриги и политическая нестабильность в Византии влечет за собой нестроения на Руси, т.к. два враждующих Патриарха могут поставить на престол разных претендентов.

Ослабление Орды и раздоры среди ханов казалось бы должны сыграть на руку московским князьям, но этим пользуется в первую очередь литовский князь Ольгерд. Бывшие враги завтра становятся кровными родственниками, а родственники – кровными врагами. Человеческий фактор очень силен, и духовному владыке невозможно не принимать чьей-то стороны. Митрополит Алексий сумел сделать свой исторический выбор, еще при жизни своей став покровителем державы и правящей династии.

Алексий Московский

Высокая судьба, ему, первенцу знатных кровей, сыну боярина Федора Бяконта и его жены Марии, казалось, уготована от рождения. Перебравшись из Чернигова в Москву, семья будущего первосвятителя заняла заметное место среди московского боярства. Младшие братья святителя Алексия стали родоначальниками знаменитых родов Фофановых и Плещеевых. Крестным отцом младенца был княжич Иоанн Данилович (позже получивший прозвище Калита).

По преданию, Господь Сам призвал будущего первосвятителя, во сне пообещав ему, увлекавшемуся ловлей птиц, сделать его «ловцом человеков». Так в возрасте около двадцати лет юноша принял постриг в одном из московских монастырей. Был ли это, как свидетельствует житие преподобного Сергия Радонежского, Богоявленский монастырь в в Загородье (современный Китай-город), достоверно неизвестно, но вероятно тогда инок и познакомился со старшим братом преподобного Сергия Стефаном.

Через много лет, инок Алексий привлек внимание Великого князя Семена Ивановича и митрополита Московского Феогноста, получил назначение на Владимирскую кафедру и вскоре еще при жизни митрополита Феогноста стал считаться его преемником.

Почти год митрополит Алексий дожидался в Константинополе настольной патриаршей грамоты, которая бы официально сделала его митрополитом Киевским и всея Руси. Вскоре ему придется снова возвращаться сюда и подтверждать свои права в споре с литовцем митрополитом Романом, ставленником князя Ольгерда. Не умолчим о том, что в любую поездку, в Константинополь ли, в Орду ли, с пустыми руками никто не отправлялся.

Князь Ольгерд, один из лучших военачальников своего времени, был сильным и опасным соперником православной Москвы. Московский летописец с восхищением отмечал, что этот князь «не пил вина, ни пива, ни кваса, имел великий разум и подчинил многие земли, втайне готовил свои походы, воюя не столько числом, сколько умением». Крестился Ольгерд, по преданию, только на смертном одре, хотя если верить немецким историческим источникам, так и умер язычником.

Именно Ольгерд убедил вернувшегося из ссылки Патриарха Каллиста поставить Романа митрополитом для православных епархий Великого княжества Литовского. В случае отказа литовский князь грозил принять католичество. Именно из тех времен растут горькие корни сегодняшней религиозной ситуации на Украине.

Спасо-Андроников монастырь

Одна из поездок в Константинополь чуть не стоила митрополиту Алексию жизни: на обратном пути его корабль попал в бурю, святитель чудом уцелел, дав обет выстроить монастырь в честь того праздника, в который он ступит на землю. Такова история основания Спасо-Андроникова монастыря в Москве.

Часто приходилось митрополиту Алексию бывать и в Орде. Особо известен эпизод исцеления им ханши Тайдулы от глазной болезни. С Ордой святитель всегда стремился поддерживать ровные дипломатические отношения, для ханов же это означало только одно: постоянные подношения и непременная выплата дани.

Управляя своей митрополией, святителю Алексию приходилось много путешествовать и не раз рисковать жизнью. В 1359 году во время смоленско-московско-литовских военных действий, митрополит Алексий отправился в Киев, был захвачен Ольгердом, ограблен и заточен. Милостию Божией святителю удалось бежать в Москву.

Святой благоверный Димитрий Донской

Одной из главных заслуг митрополита Алексия стала его опека над осиротевшим Великим князем Дмитрием Иоанновичем, примирение его с претендовавшим на Владимирское княжение князем Дмитрием Константиновичем Суздальским посредством династического брака между отпрысками княжеских родов: Дмитрием Московским и Евдокией Суздальской, дочерью князя Дмитрия Константиновича. Этот политически необходимый брак впоследствии дал Руси двух святых, составивших одну из самых прекрасных и достойных многодетных семей, чей пример особенно востребован в наши дни.

Справедливости ради надо сказать, что потомки Дмитрия Донского не сохранили между собой мира и вели порой жесточайшую борьбу за власть. Думается, одной из причин конфликта стало то, что Василий Дмитриевич, старший сын Дмитрия Донского, оказавшись в плену в Орде, бежал оттуда благодаря князю Ольгерду, который потребовал чтобы наследник Московского престола женился на его дочери. Так литовское влияние проникло в самое сердце великокняжеской семьи и принесло печальные плоды.

Но это случится позже. Пока же Ольгерд, ведущий борьбу с немецкими рыцарями, использует походы на московские земли в качестве легкого пути сбора необходимых для продолжения войны средств. Литовцы огнем проходят по Московской Руси, и в 1368 году осаждают саму Москву. Вместе с Дмитрием Московским и его двоюродным братом Владимиром Серпуховским в осажденной Москве находился и митрополит Алексей. Через два года литовцы снова придут под стены Кремля, но, к счастью, снова не возьмут города.

Будучи регентом при малолетнем князе Дмитрии Московском, митрополит Алексий последовательно проводил политику, направленную на создание союза русских княжеств, могущего противостоять Орде. Не раз посланником митрополита Алексия к князьям становился ни кто иной, как сам Сергий Радонежский, выполнявший трудные дипломатические поручения. Иногда политика требовала очень жестких решений. Так, приглашенного в 1368 году в Москву князя Михаила Александровича Тверского с ведома митрополита Алексия заключили в темницу, хотя прежде князю была обещана неприкосновенность.

Тем не менее, политика Москвы дала свои плоды: государство крепло и развивалось, а бесконечное соперничество князей уходило в прошлое.

Не будем идеализировать отношения святителя Алексия и Великого князя Дмитрия: не во всем они были одинаково единодушны. Предчувствуя кончину, митрополит Алексий желал видеть на первосвятительском месте достойного преемника и надеялся, что им станет Сергий Радонежский, но тот категорически отказался.

Дмитрий Донской имел на этот счет свои планы и, не смущаясь противодействием и осуждением со стороны духовенства, продвигал к первосвятительскому престолу своего ставленника, наскоро постриженного в монахи священника Митяя. Митрополит Алексий не благословлял выбора князя, считая, что епископом может быть лишь инок, прошедший все ступени монастырской жизни.

Великий князь Дмитрий Донской, воспитанный одним святым, долго не смирится с назначением московским митрополитом другого будущего святого – митрополита Киприана. Так история Руси дает нам удивительный урок: человеческие страсти, надежды и упования пред лицем Господа словно выцветают, являя миру совсем другие свои стороны, как на амальгаме проявляя скрытые доселе достоинства и добродетели.

Конечно, наш рассказ о святителе Алексие не полон. Мы не успели рассказать о его вкладе в развитие и укрепление монашеской жизни на Руси, о его письменном наследии. Интересно, например, что в одной из проповедей святитель, обращаясь к пастве вполне по-современному призывал ее к благоговейной тишине в храме…

Святитель Алексий Московский

Надеемся, наш рассказ хоть немного приподнимет перед читателем полог прошлого, и за суховатыми и высокопарными словами житий мы увидим не только сильного духом, талантливого архипастыря, правившего церковным кораблем, но умелого государственного кормчего.

Вы прочитали статью Святитель Алексий Московский: житие, молитва, икона. Читайте также:

Святители Московские

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *