Алтарь в храме

В христианской церкви

На Востоке

Главный алтарь Свято-Троицкого собора Ионинского монастыря

На православном христианском Востоке алтарём называют возвышенную восточную часть христианского храма, предназначенную для священнослужителей и обычно отделённую от средней части храма иконостасом. В центре алтаря находится престол в виде квадратного стола, на котором обычно находится антиминс, завёрнутый в илитон, богослужебное Евангелие, напрестольный крест, дарохранительница, дароносица и святое Миро в крестильном ящике. Под престолом или в антиминсе находится часть святых мощей — в соответствии с древней христианской традицией совершать литургию на гробницах мучеников в катакомбах. Над престолом иногда сооружается сень с подвешенным образом парящего голубя, символизирующего Святого Духа, сходящего на Святые Дары.

В соответствии с древними традициями, восточная стена алтаря устраивается в виде полукружия — апсиды. В её центральной части помещается образ Господа Вседержителя, восседающего на троне, или образ Христа, причащающего апостолов. Под этим образом, прямо против престола, сооружается возвышение — горнее место (горний по-славянски значит «вышний», «возвышенный»), которое является образом Небесного престола Господа Вседержителя. Каждый раз, проходя мимо горнего места, необходимо перекреститься и поклониться Ему. Во многих храмах на горнем месте стоит кресло для архиерея, а с боков от него и ниже — сиденья для священников.

Сразу за престолом перед горним местом обычно ставится семисвечник в виде разветвляющегося столпа с семью лампадами.

У восточной стороны престола на длинных древках справа от семисвечника устанавливается запрестольный крест, а слева — запрестольная икона Божией Матери.

В северо-восточной части алтаря обычно у стены находится жертвенник — особый стол для совершения проскомидии. По внешнему устройству жертвенник во многом подобен престолу: его облачают в те же одежды (срачицу и индитию), а, в перерывах между богослужениями, также покрывают пеленой. Как и к престолу, к жертвеннику прикасаются только священнослужители.

У западной стены алтаря к югу между Царскими вратами и пономарскими часто ставится стасидия для настоятеля храма.

Между престолом и Царскими вратами разрешается проходить только священнослужителям во время богослужений. Обычно здесь постилается ковёр с дорожкой на амвон, иногда до аналоя посреди храма. Ковровое покрытие может быть вокруг престола, перед жертвенником и стасидией, или сплошное по всему алтарю.

У северной или южной стены алтаря может быть кадильная ниша и умывальница.

В храме может быть несколько алтарей и престолов. На одном престоле дозволяется служить литургию только один раз в день.

В греческих Церквах святой алтарь называют греч. ἰερòν Βῆμα.

По канонам Восточной Церкви, в алтарь дозволяется входить только священно- и церковнослужителям и при совершении таинства Крещения. На практике делается исключение для помогающих в алтаре мужчин (алтарников); в женских монастырях их заменяют, согласно канонам, монахини преклонного возраста (15-е правило Никифора Исповедника). Бывают и другие исключения.

В России

Алтарь Владимирского скита на ВалаамеАлтарь церкви Святого Саркиса в Славянске-на-Кубани

В дореволюционной России, в принципе, как и сейчас, в алтаре во время богослужения мог присутствовать, по благословению настоятеля, кто-либо из особенно известных и уважаемых прихожан.

Президенты В. В. Путин и Д. А. Медведев неоднократно присутствовали в алтарях во время богослужения, как и другие видные церковные ктиторы.

Согласно церковному праву принимать Святые Тайны в алтаре могут только епископы, пресвитеры и диаконы, а также православные цари (постановления Соборов: Лаодикийского 14 и 19; VI Вселенского 69; VII Вселенского 14). Однако в современной практике в исключительных ситуациях (например, в Великий четверг) в алтаре причащаются и миряне. В частности, такого права удостаиваются студенты некоторых духовных учебных заведений, мирским чином, но не на регулярной основе.

На Западе

Алтарь церкви Мадлен в Париже

В христианстве термин «алтарь» имеет два значения. На Западе алтарём называется сам престол, на котором совершается Евхаристическая Жертва; часть храма, в которой он находится, именуется пресвитерием. Часто алтарём называется также алтарная картина — живописное изображение или композиция из живописных, скульптурных и архитектурных элементов, размещённая над престолом (например, «Гентский алтарь» Яна ван Эйка).

В Базилике Святого Николая на Бари расположен уникальный мраморный алтарь-престол, конструкция которого предусматривает специальное оконце для личного поклонения верующих мощам святителя Николая Чудотворца.

Буддизм

Буцудан — домашний алтарь в Японии

Обычный буддийский алтарь располагается на самом высоком месте и состоит из нескольких групп объектов. Самыми важными являются три объекта, которые представляют тело, речь и ум Будды. Из них состоит базовый алтарь. Первым из этих объектов является статуя Будды или бодхисаттвы, которая помещается в центре. Вторым объектом является сакральный текст, символизирующий речь Будды. Он завёрнут в тёмно-красную или жёлтую ткань и располагается слева от Будды. С правого бока алтаря размещается ступа, как символ ума Будды. Вместо каждого из этих объектов могут быть использованы изображения.

Вокруг этих объектов могут располагаться изображения будд, бодхисаттв, лам и защитников. В Ваджраяне, в частности в тибетском буддизме, центральным аспектом является лама или учитель. Вокруг него могут размещаться идамы и защитники.

Вторая группа объектов относится к дарам. Обычно используют семь чаш с дарами Будде и бодхисаттвам. Они должны быть расположены по прямой линии и содержать (слева направо): питьевую воду; воду для умывания; рис и цветы; рис и благовония; свечу, ароматизированную воду, рис и еду. Иногда среди даров есть морская раковина и колокольчик, символизирующие пробуждение существ, которые слушают Дхарму.

К третьей группе объектов относят предметы, которые используют во время особых ритуалов (или постоянно). К ним относят тормы, дордже, колокольчик, хрустальный шар.

Так что же такое жертвенник в храме и какова его символика?

В сущности жертвенник – это стол, находящийся в алтаре храма. На нем готовится жертва, чтобы совершить евхаристию: вино и хлеб.

Когда-то теперешний жертвенник в церкви назывался предложение, а непосредственно жертвенником был нынешний престол. Древний же престол сейчас называют Горним местом.

В древние времена жертвенник в церкви располагался вне алтаря, являясь отдельным помещением. Туда христиане приносили дары (вино и хлеб). Из них потом отбирались лучшие дары, чтобы провести евхаристии. В древнерусских храмах, как и в византийских, жертвеннику отводилось отдельное помещение, которое располагалось а северной части алтаря.

В наше время внешне жертвенник в православном храме очень похож на Престол, находится слева от него (если смотреть их храма) в северо-восточной части алтаря. Имеет он такую же прямоугольную форму, по размерам может быть идентичен Престолу или немного меньше. Зато по высоте они всегда равны. На нем располагается те же одежды, что и на Престоле.

Название жертвенник получил, потому что на нем совершается проскомидия, когда подготавливают вино и хлеб для совершения Таинства.

Несмотря на то, что православный жертвенник имеет меньшее значение, чем Престол, он является священным местом, к которому могут прикасаться лишь священнослужитель. И его символика достаточно богата. Еще более интересно, что она сменяется в ходе службы. При проскомидии он символизирует пещеру и ясли, в которые был помещен новорожденный Иисус. Однако с рождения Господь был готов к крестным страданиям, поэтому жертвенник символизирует и Голгофу.

Последнее символическое значение раскрывается в конце Литургии, когда Святые Дары переносят на жертвенник с Престола. В этот момент он получает значение Небесного Престола, на который вознесся Христос после Воскресения.

Такая символика, сменяющая и дополняющая друг друга, является воплощением сочетания духовных значений одного и того же предмета и в то же время приводит к некоторой двойственности, которая выражается в его оформлении.

Так изначально над жертвенником располагали икону Рождества Христова и на нем самом – Крест с Распятием. Сейчас же над ним размещают образ Иисуса в терновом венце или несущего крест.

Но первоначальное значение все же пещера и ясли, более точно даже – сам Иисус, поэтому срачица, нижняя одежда, символизирует пеленки младенца Иисуса, а верхняя одежда – символ небесных одежд Христа Вседержителя.

Как видим предназначение православного жертвенника можно понять, только зная его символику.

Гентский алтарь в соборе Святого Бавона

В 1521 году, во время путешествия по Нидерландам, немецкий художник А. Дюрер записал в своем дневнике о приеме, который ему устроили в Генте: «…староста гильдии живописцев и художники оказали мне много чести, прекрасно меня приняли, предложили мне свои услуги и вечером отужинали со мной. В среду рано утром (10 апреля) они повели меня на башню св. Иоанна, откуда я мог обозреть весь большой удивительный город… Затем я видел картину Яна, это драгоценнейшая и превосходнейшая картина, и особенно хороши Ева, Мария и Бог-Отец».

Гентский алтарь уникален. Он явился плодом вдохновенного мастерства двух братьев-художников, Губерта и Яна ван Эйков (а может быть, и кого-то еще из подмастерьев) и благочестивых намерений и действий богатых заказчиков. В алтаре отразились не только их религиозные идеи, но и самые разнообразные представления о мире и о месте в нем человека. В Гентском алтаре присутствует все, что и в окружающем мире, все здесь смешалось: подробный и неторопливый рассказ с пленительными деталями, таинственная недосказанность характеров, грозная сила скрытых страстей и непосредственное восхищение радостями бытия. Потому-то строгое религиозное чувство сочетается здесь с радостным и поэтичным восприятием земной красоты, идеальные образы соседствуют рядом с портретами реальных людей, сложная теологическая символика с простыми человеческими эмоциями. Из гармонии всего этого и складывается удивительное явление искусства, неповторимое и ни с чем не сравнимое.

Заказчиками алтаря были Йодс Фейд, один из богатейших людей Гента (впоследствии он стал бургомистром города), и его супруга Изабелла Борлют. Они и заказали алтарь для своей фамильной капеллы, находящейся в церкви Святого Иоанна (так первоначально назывался собор Святого Бавона).

Гентский алтарь представляет собой большой деревянный складень. Ученые потратили немало сил и стараний, чтобы установить, кто из двух братьев сыграл главную роль в создании алтаря. Считается, что старший брат, Губерт, начал работу, а Ян закончил ее. Но подпись на раме алтаря не содержит сведений о том, какие части алтаря выполнил Губерт, а какие Ян.

В непраздничные и невоскресные дни алтарь представал перед посетителями капеллы закрытым. Самой удивительной на внешних створках Гентского алтаря является сцена «Благовещение», традиционная для створчатых алтарей. Здесь художники изобразили коленопреклоненную Деву Марию и архангела Гавриила, который принес ей божественную весть.

Работая над алтарем, братья Эйки, уже в процессе самой работы, меняли композицию и живописную структуру, изменяли детали, а порой под их удивительной кистью возникали совершенно новые решения. Так, например, первоначально сцена «Благовещение» была увенчана стрельчатыми арками, но потом они были заменены иллюзионным изображением потолка комнаты. Этим решением мы обязаны Яну ван Эйку, любившему пространственное единство. Скудные предметы быта и городской пейзаж за окном он написал достаточно подробно. Фигуры Марии и архангела Гавриила, написанные Губертом, масштабно несколько не соотнесены с интерьером, он как будто слишком низок для них, но это несоответствие почти не замечается.

Над «Благовещением» по краям (в полукруглых нишах) изображены пророки Захария и Михей, а в центральной нише, разделенной рамой, – Эритрейская и Кумская сивиллы. Все эти персонажи пророчествовали об изображенном событии – «Благовещении».

Нижний ряд внешних створок алтаря занимают донаторы – портреты его заказчиков. Они предстают преклоненными перед статуями двух святых – Иоанна Крестителя (патрона церкви Святого Иоанна) и Иоанна Богослова (ему посвящена капелла этой церкви). Фигуры донаторов написаны с такой силой, какой не обладают реальные человеческие фигуры. Их лица, тела и одежды завораживают зрителя. Случайные складки одежды нашли вечный покой, навсегда остался неподвижным свет на их лицах, да и сами лица словно остановились в своей многосложной жизни. Мгновение обратилось в вечность, случайное обрело непреложную силу закона. Чуть поднятые брови Йоса Фейда, морщины на высоком лбу, выражение сосредоточенной рассеянности, которую испытывает привыкший молиться человек, – вот что мы видим в фигуре донатора.

Две фигуры по углам как бы входят в картину с земли. Ибо дальше, ближе к середине и верху, меркнут, гаснут земные краски, и рядом с фигурами донаторов в нишах стоят уже не люди из плоти и крови, а статуи. Цветом художники наделили лишь сцены земной жизни, лишь те фигуры и предметы, что связаны с грешной землей. Сквозь оттенки холодноватой слоновой кости скульптур лишь кое-где пробиваются живые розовые и золотистые тона, как будто художник не обделяет их плотью и кровью, но не решается сделать их просто людьми. Только в крыльях ангела мелькают яркие краски, ведь крылья – это изящное украшение, нечто почти реальное. А между Марией и архангелом Гавриилом картина вновь наполняется цветом, там идет обыденная жизнь – комната, простые вещи, город за окном.

В «Благовещении», как отмечают исследователи, еще царствует чопорная условность готики. По-рыцарски склонил лилии перед Девой Марией архангел Гавриил, и будто в торжественном оцепенении подняла к нему глаза будущая Богоматерь. Но видение это, чуть оживленное бледными оттенками красок, возникло в реальной комнате, где вещи имеют свой цвет и свою тяжесть: здесь теплой золотистой медью сияет умывальник, солнечные пятна зажигают блики на стекле и металле, здесь оживает сама душа вещей. А в проеме окна – город на закате: поблескивают под заходящим солнцем остроконечные крыши, хрупкий шпиль колокольни, башни замка и рассекающие высокое бледное небо стремительные птицы… Огромный мир вступает в низкую, безмолвную комнату. Но это чудо еще будничное, а когда распахиваются створки алтаря, наступает чудо праздничное. С алтаря льется такое лучезарное солнце, какого Фландрия никогда не знала. Братья ван Эйки сотворили то, чем природа обделила их родину, даже солнечная Италия, природа которой сама утоляла стремление к многоцветью, не всегда видела на своих полотнах подобное кипение красок.

«Поклонение агнцу» является сердцем всего алтаря. Нет ничего многозначительного и печального в этой традиционной сцене. Ягненок, из шеи которого льется в жертвенный фиал кровь, кажется изделием искуснейшего ювелира, а не жертвенным агнцем. В воздухе, будто потеряв связь с земным тяготением, застыли золотые кадила, которыми взмахнули ангелы с пестрыми крылышками. Золотые лучи тонкими линиями льются из нимба, окружающего голубя – Святой Дух. Сцена из Священного писания превратилась в алтаре в сказку, нарядную мистерию, сыгранную праздничным днем на фламандской земле.

Со всех сторон к агнцу, кровь которого превратилась в источник жизни, медленно и торжественно приближаются святые, праведники и праведницы. Первый план слева занят пророками, философами, мудрецами – всеми, кто предсказал рождение Спасителя. Тут же находятся античный поэт Вергилий и великий Данте.

Ярким солнечным светом залит широкий зеленый луг. Среди травы видны ландыши, маргаритки, легкие одуванчики, фиалки, лилии, ирисы и другие цветы. Луг уходит далеко в глубину, где зеленеют небольшие рощицы, лужайки, леса и заросли кустов. На заднем плане цветущие розы чередуются с виноградными кустами, ель растет рядом с буком, а еще – вишни и смоковницы. Современные ученые насчитали в Гентском алтаре более 30 видов растений, так тщательно были прописаны каждый листок и каждый лепесток цветка.

В картине верхнего ряда изображен Бог-Отец, царящий над всем окружающим. Торжественно восседает он на троне, устремив вперед бесстрастный взгляд. Строго симметричные черты лица его идеально прекрасны. Голова окружена сиянием на золотом фоне, а тиара сверкает холодным блеском. Драгоценными камнями усыпаны большая застежка на груди Бога-Отца и корона у подножия трона. Рубиново-красный цвет одежд подчеркивается матовым сиянием жемчуга, переливами зеленых изумрудов и синих сапфиров. Правая рука Бога-Отца поднята вверх, в левой Он держит скипетр из прозрачного хрусталя. Каждая деталь этой более чем полуметровой картины выполнена с ювелирной точностью и столь тщательно, что зрители как будто ощущают мягкость тканей, холод металла и хрупкость хрусталя.

Чуть ниже Бога-Отца расположились Дева Мария и Иоанн Креститель, еще ниже – ангелы музицирующие и ангелы поющие.

«Поющие ангелы» стоят перед резным пюпитром с нотами. Выражение их лиц различно: у одних сосредоточенно нахмурены брови, другие безмятежно спокойны, одни смотрят в ноты, другие устремили рассеянный взгляд в пространство. Еще 500 лет назад ван Мандер, первый историк нидерландского искусства, с восхищением писал, что по движениям ангелов зритель может легко догадаться, кто из них поет дискантом, альтом, басом или тенором, но все различные голоса сливаются в едином хоре, и торжественно льется величественная песнь.

Но было время, когда отдельные части этого чудесного алтаря разошлись по разным музеям. Подлинные Адам и Ева были заменены копиями, на которых прародители человечества предстали в кожаных передниках, так как целомудренный правитель Иосиф II повелел заменить оригиналы благопристойными копиями.

Завладев Нидерландами, Наполеон перевез Гентский алтарь в Париж, но в 1816 году его возвратили на родину. Правда, в таком виде, что одному из видевших эти створки они казались совершенно испорченными. Створки этого поистине бесценного сокровища тогда стояли на полу одной из церквей и были покрыты пылью, которая за время переездов просто-таки въелась в них. Однако ключник, водивший путешественника по церкви, радовался возвращению из изгнания этого сокровища. А желая продемонстрировать его достоинства, он поплевал на одну из панелей, потом вытер это место платком, нисколько не подозревая о своем варварстве.

Драматичной оказалась и история створки «Праведные судьи». В 1934 году она была украдена, причем вор распилил доску и поместил изображение статуи Иоанна Крестителя в железнодорожную камеру хранения. Позвонив, он назвал номер камеры властям, желая показать, что владеет и другой частью изображения. Он потребовал у бельгийского правительства выкуп, но власти не приняли его условий, и с тех пор всякие следы «Праведных судей» утрачены.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Православные храмы. Маленькие и большие. Из камня и дерева. Каждый — со своей архитектурой и образом. А насколько храмы отличаются внутри? И что их объединяет? Рассказываем и показываем все самое главное: как устроен православный храм!

Что должно быть в храме

Если говорить коротко, то в том, как устроен храм, есть только одно обязательное требование. Вернее, это даже не требование, а именно то, ради чего весь храм и воздвигается: Престол в алтаре, на котором совершается Литургия. Если престола нет, то значит — это часовня.

Всё прочее, что мы видим и привыкли видеть в храме — это либо само собой разумеющиеся вещи, либо вещи, которые сложились веками и стали традицией.

Например, иконы в храме — это само собой разумеющееся. Храм не перестанет быть храмом, если в нем нет икон, но странно было бы вложиться в постройку церкви и не разместить в ней иконы. Странно вообще христианину избегать икон, поэтому в любом православном храме иконы будут. И чем их больше, тем лучше: значит будет больше молитвенной памяти о святых перед глазами людей.

То же самое — крест на храме. Литургии служились и в разрушенных храмах, и в пещерах, и просто в условиях, когда христианам нельзя было проповедовать (например, во время мусульманского ига). Но когда запретов нет, то странно не возгласить крестом на крыше постройки, что это храм, здесь Дух Святой, здесь Литургия. Поэтому над всеми православными храмами есть кресты.

К вещам «традиционным» можно отнести то, к чему привыкли конкретно мы — в Русской православной Церкви, — но в других странах то же самое может иметь совсем иные формы или вообще отсутствовать. Например, архитектура храма. Или наличие иконостаса в виде «сплошной стены». Или подсвечники возле икон.

Про архитектуру храмов мы обязательно расскажем отдельно, а в этом тексте: про то, как православный храм устроен внутри.

Иконостас в храме

Иконостас отделяет алтарь от остальной части храма. Это не «правило» и не канон — храм не перестанет быть храмом без иконостаса, но он — естественная и, наверное, единственная возможность оградить Святая Святых от мирской бытовой суеты и поведения недостойного святыни — например туриста в шортах и с фотоаппаратом, ведущего себя по-свойски.

Фактически, это разумная традиция, которая стала «обязательной».

На самом деле, задача иконостаса не столько отделить алтарь, сколько служить людям «окном в небо» и молитвенной помощью. Чтобы прихожане в конце-концов не отвлекались и не придавали излишнее внимание тем действиям в алтаре, которым, в отличие от Таинств, придавать внимание не нужно. Например, священник объясняет молодому алтарнику, в какой момент нужно выйти из алтаря со свечей: это абсолютно «рабочий» момент, который увлечет прихожан совершенно ненужным образом.

Храмы без иконостасов встречаются только в исключительных случаях — если храм только строится или устраивается в «походных» (временных) условиях.

Чаще всего в наших православных храмах он представляет собой «сплошную стену» с иконами — то есть, он скрывает собой алтарь полностью, и увидеть «что же там» можно только в те моменты службы, когда врата открыты. Поэтому в больших храмах или соборах иконостас может быть высотой с многоэтажный дом: это величественно и красиво. Такие иконостасы украшаются несколькими рядами икон, на которых изображены апостолы, главные Церковные Праздники, Спаситель, Божия Матерь…

Иконостас Троицкого храма Московского Подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Фото: blagoslovenie.su

Но в некоторых храмах конструкция проще: иконостас скрывает алтарь не полностью и за ним можно видеть и священнослужителей, и сам Престол. Идея таких иконостасов в том, чтобы с одной стороны ограждать Святая Святых, но с другой — не отделять прихожан он Великого Таинства: чтобы Литургия была не только сокровенной и величественной, но и — Общим действом для всей Общины.

В храме может быть несколько алтарей

Если размеры храма позволяют, то в нем стараются сделать два или три алтаря, но в принципе их может быть сколько угодно (например, в соборе Василия Блаженного на Красной площади — 11 алтарей и Престолов).

Зачем нужно несколько алтарей?

Причин две. Одна — сугубо каноническая. По установлению Церкви, в течение суток на одном престоле (а значит и в одном алтаре) может служиться только одна Литургия. В крупные праздники Литургия в одном храме может служиться и дважды и даже трижды (например, на Пасху). Для таких случаев и проектируется несколько алтарей.

Подмосковная Зосимова пустынь в Рассудово. Главный храм. В кадре видны центральный алтарь и чуть дальше — еще один.

Вторая причина: «идейная» и она как бы «добавляется» к канонической. Например, у основателя храма, города или монастыря, где храм воздвигнут, могут быть особо чтимые святые или праздники. Алтари освящаются в память о них, и в соответствующие праздники там служится литургия.

Разумеется, количество алтарей продумывается на стадии проекта.

Свечной ящик в храме, а это что такое?

Располагается или у входа, или в заднем углу. Там не только можно взять свечи или подать записочку, но и получить совет о работе храма, времени богослужений и т.д.

В некоторых храмах свечные ящики перестают работать в самые сокровенные моменты служб: например, во время шестопсалмия на вечернем богослужении, или на Литургии во время Евхаристического канона.

А вот, что еще можно увидеть в храме, или какие особенности могут иметь те или иные церкви:

  • В любом храме есть Поклонный крест — крупное изображение распятия.
  • Алтарь чаще всего находится на небольшом возвышении по отношению ко всему остальному храму.
  • Перед большинством икон стоят подсвечники. Можно поставить свечку и помолиться тому или иному святому. Это особенность русской православной традиции. Например, в храмах Болгарии подсвечники не «привязаны» к той или иной иконе, а просто стоят у стены.
  • Аналой. Высокий столик для икон — например, для тех, что выносятся в центр храма по случаю того или иного праздника и памяти того или иного святого.
  • Исповедь тоже происходит за аналоем, но — за раскладным.
  • Большая люстра в храме называется паникадило.
  • Скамейки. Русская православная традиция относится к богослужениям со всей аскетической строгостью, поэтому предполагается, что скамеек в церкви должно быть мало — и только для самых немощных. В некоторых храмах мест для сидений вообще практически нет.

Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте

И еще в Фейсбуке!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *