Апостолы евангелисты и их символы

Подставка под котел 5 букв сканворд. Древний топор 5 букв сканворд. Источник ментола мяч вне игры сканворд 3 буквы 4 буквы. Моцион с собакой 5 букв сканворд. Отдельный надел крестьянина 5 букв. Ситроен модель 3 буквы сканворд. Длинный друг маугли три буквы. Сорт сыра с плесенью 6 букв. Бог тайцев 5 букв. Сколько букв в русском языке гласных звуков. Единица силы линз 8 букв сканворд. Как в word изменить заглавные буквы на строчные. Линейка для мелкое рукокрылое сканворд 8 букв нотирования 5 букв. Трудный выбор сканворд 7 букв. Светлые круги около солнца 4 буквы.
Лист лука сканворд 4 буквы сканворд. Имена мальчиков с буквой с. Город герой сканворд 8 букв. Мокасины по-чукотски 4 буквы. Трактир на кавказе сканворд. Ответы на сканворд марка болгарских сигарет 6 букв 15702 в одноклассниках. Коэльо 5 букв сканворд. Надежда ожидание 6 букв сканворд. Ящик формовщика 5 букв уровень бодрости сканворд 5 букв сканворд. Кружево ручной работы сканворд 9 букв. Желтая краска 4 буквы. Имя малфоя сканворд 5 букв.
Короткий текст 7 букв сканворд. Звон на корабле в 12 часов дня 5 букв. Надежная защита твердыня 5 патологоанатом из сериала сканворд 6 букв букв ответ. Взбучка сканворд 6 букв. Световая покрышка сканворд 6 букв. Вид русского кафтана 5 букв. Ротовой орган личинки стрекозы 5 букв. Большая охапка вязанка 6 букв. Широкий длинный овраг 3 буквы сканворд. Фамилия русская английскими буквами. Великий русский металлург 6 букв. Альфонс сканворд 6 букв. Роман ш бронте джейн 3 буквы. Французская газета 4 буквы которые живут во всемирной сети 5 букв ответ сканворд. Крепость сиона которую построил царь давид 4 буквы. Направление в искусстве кроссворд 9 букв первая с.
Город 62 в таблице менделеева сканворд с собором святого венигна 5 букв. Что означает буква р в кружочке. Ярлык на актере 6 букв. Название птиц на букву м. Друг пончика и сиропчика 8 букв сканворд. Как будет город на хонсю 5 букв по-английски буква ч. Лимонная газировка 5 букв. Столица штата нью-йорк 6 букв сканворд. Российский поэт сатирик игорь сканворд. Гигантская рептилия юрского периода 4 буквы. Тростниковая сладость 8 букв.

TAGS: слов повстанец жизни 7 для сканворд буквы деревянная

Си́мволы евангели́стов – иконографические символы, представляющие изображение четырех живых существ, связанные с видениями пророка Иезекииля (Иез.1:4-11) и апостола Иоанна Богослова (Откр.4:6-8), которые древняя христианская традиция усвоила евангелистам. Символы раскрывают различные стороны искупительного подвига и учения Спасителя в изложении евангелистов.

При евангелисте Матфее изображается Ангел, как символ мессианского посланничества в мир Сына Божия, предреченного пророками. Евангелист Марк символизируется львом, в ознаменование могущества и царственного достоинства Христа. Евангелиста Луку изображают с тельцом, подчеркивая жертвенное, искупительное служение Спасителя. Орел при евангелисте Иоанне изображает высоту евангельского учения и сообщаемых в нем божественных тайн.

На некоторых древних иконах и фресках эти символы, имея тот же смысл, сочетаются в другом порядке.

Изображения четырех евангелистов и символизирующих их существ в традиционной композиции росписей православного храма обычно помещаются по четырем сторонам крестово-купольного свода, на так называемых «парусах», поддерживающих купол, внутри которого обычно изображают Господа Вседержителя.

Также образы четырёх евангелистов с четырьмя «животными» Апокалипсиса по традиции находятся на Царских вратах вместе с образом Благовещения.

***

В первые века христианства символами евангелистов служили 4 райские реки.

На смену им в том же периоде явились символы четырех животных, окружающих престол Иеговы, по описанию пророка Иезекииля.

Символы относит к евангелистам уже Ириней Лионский; Матфей – человек, Марк – орел, Лука – вол, Иоанн – лев.

Блаженный Иероним предлагает распределение символов, принятое у нас в настоящее время: Матфей – человек, Марк – лев, Лука – телец, Иоанн – орел.

Изъяснение символов в смысле указания на искупление Иисуса Христа, Который вочеловечился (человек), покорил врагов (лев), принес Себя в жертву за род человеческий (телец) и вознесся на небеса (орел), не достигает цели: оно не определяет, почему именно символ человека усвоен евангелисту Матфею, лев – Марку и т.д.

Объяснение блаженного Иеронима: в евангелии Матфея родословие Иисуса Христа, в евангелии Марка – голос льва, рыкающего в пустыне: глас вопиющего в пустыни..; в евангелии Луки речь о свящ. Захарии, в евангелии Иоанна о недосягаемой высоте Слова. С этим последним объяснением согласно и объяснение св. Григория Двоеслова, допускающего, впрочем, и возможность другого объяснения в приложении к Иисусу Христу, Который принял плоть (человек), принес себя в жертву (телец), расторгнул узы смерти (лев) и вознесся на небо (орел).

У Софрония, патриарха иерусалимского: лев – сила и начальство Иисуса Христа; телец – священническое служение Иисуса Христа; человек – явление во плоти; орел – нисходящая сила Святого Духа.

В этом разнообразии обнаруживается также различие частных мнений. Оно происходит также и в памятниках изобразительного искусства – мозаиках, фресках миниатюрах. Нередко все четыре символа объединены в одну группу и составляют так называемый тетраморф. К этому тетраморфу древние относят слова литургии: «поюще (орел), вопиюще (вол), взывающе (лев) и глаголюще (человек).

Поиск в Гугле и в Яндексе по словосочетанию «исполненный очей» даёт интересную картину — первые страницы в выдаче, в основном, заполнены ссылками на песню Гребенщикова (пусть для простоты она будет Гребенщикова). В духе Web 2.0 Гугл дополнительно выводит на первую страницу народные ответы на вопрос «А что это означает?» с сайтов типа http://otvet.mail.ru. Ссылки на Апокалипсис и там и там, на первых страницах встречаются в единичных экземплярах.
Честно говоря, сам буквально на днях сообразил, что песня содержит прямой отссыл к Апокалипсису Откр 4:6-7
6. и перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади.
7. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.
Ссылка,впрочем, урезанная, поскольку из песни исчез человеческий (ангельский) образ тетраморфа.
Само слово «исполненный» никакого особого значения не несёт. Если посмотреть тексты на разных языках, то слово «исполненный» вполне может быть заменено на «наполненный» с сохранением лёгкой неоднозначности — «наполненный изнутри» или «наполненный до отказа».
Немножко картинок в тему:
Четырёх животных я уже как-то публиковал, повторяться не буду, а вот современный пересказ Апокалипсиса, который попался мне совсем недавно, очень порадовал:
Особенно впечатлили христианские партизаны, бежавшие из концлагерей антихриста.
Вторая табличка напрямую с Апокалипсисом не связана, но тоже выглядит достаточно устрашающе:
Судя по всему, с 4 июля будут индивидуально работать с ведьмами и одержимыми, из которых не удалось изгнать бесов на коллективном сеансе 3 июля.

Символы евангелистов

13.07.2020

Далеко не все христиане могут объяснить происхождение и значение символов четырех евангелистов – ангела, орла, тельца и льва. Когда и почему начали использовать эту символику? Все ли святые отцы были согласны между собой, что ангел символизирует Матфея, орел – Иоанна, лев – Марка, а телец – Луку? Почему в древнерусских памятниках можно увидеть соотнесение льва с апостолом Иоанном? В день празднования Собора двенадцати апостолов, в число которых входят двое из евангелистов, давайте поговорим о том, как издревле толковались их символы.

Используя толкования святых отцов, которые являются в этом вопросе наиболее авторитетным источником, мы сталкиваемся с серьезной проблемой: они весьма многообразны и противоречивы.

Эта проблема решается так: Церковь не догматизирует подобного рода суждения, а различие мнений не приводит к внутрицерковным разделениям, напротив – помогает увидеть предмет обсуждения с разных сторон, находить в нем новые глубокие образы и смыслы. Особенно следует отметить тот факт, что в конечном счете Запад и Восток пришли к полному согласию в этом вопросе.

Первоначально символами евангелистов служили четыре райские реки, в древнехристианском искусстве они представлены множеством памятников. Самый ранний из сохранившихся, возможно, фреска в катакомбах Марцеллина и Петра IV в. (илл. 1) и примерно того же времени мозаика в мавзолее Санта-Констанца 2 пол. IV в. (илл. 2).

Также второй половиной IV в. датируются мозаики баптистерия Сан-Джовани-ин-Фонте в кафедральном соборе Неаполя, здесь евангелисты представлены уже в виде символов Ангела и Льва (два других изображения утрачены). Надо заметить, что эти мозаики находятся в тромпах – парусах сферической формы, там, где они позднее обрели каноническое место в крестовокупольных храмах (илл. 3, 4).

Далее мы находим символы евангелистов в базилике Санта-Пуденциана, построенной в самом начале V в., а в последней четверти V в. они появляются в конхе церкви Осиос Давид в Фессалониках (илл. 6).

Далее число памятников с этими сюжетами возрастает, но четыре реки постепенно встречаются всё реже, а символы животных – всё чаще, пока не занимают доминирующего положения в иконографии евангелистов. Следующие несколько столетий символы четырех рек и четырех животных дополняли друг друга, иллюстрируя пророчество Иезекииля (Иез. 1:10) и видение Иоанна Богослова (Откр. 4:7).

Понятно, что до написания четырех канонических Евангелий и признания Церковью их богодухновенности невозможно было объяснить значение и символику животных в видениях Иезекиилия и Иоанна Богослова. При этом символы Евангелистов долгое время не подписывали, вероятно, потому что вопрос соответствия животных конкретным именам евангелистов оставался открытым.

Первым из экзегетов, сделавшим попытку истолковать значение символов четырех животных, был сщмч. Ириней Лионский (130 – 202) – ученик святого Поликарпа Смирнского, а тот, в свою очередь, был учеником апостола Иоанна Богослова. Опровергая учения еретиков, которые хвалились большим числом Евангелий, св. Ириней писал:

«Невозможно, чтобы Евангелий было числом больше или меньше, чем их есть. Ибо, так как четыре страны света, в котором мы живем, и четыре главных ветра, и так как Церковь рассеяна по всей земле, а столп и утверждение Церкви есть Евангелие… то надлежит ей иметь четыре столпа…» И продолжает: «Ибо херувимы имеют четыре лица, и их лики суть образы деятельности Сына Божия. Первое животное – говорится – подобно льву (Откр. 4:7) и характеризует Его действенность, господство и царскую власть; второе же подобно волу, и означает Его священнодейственное и священническое достоинство; третье имело лицо человека, и ясно изображает Его явление как человека; четвертое же подобно летящему орлу; и указывает на дар Духа, носящегося над Церковью… Евангелие Луки, нося на себе священнический характер, начинается со священника Захарии, приносящего жертву Богу. Ибо уже готов был телец упитанный, которому предстояло быть закланным ради обретения младшего сына . Матфей же возвещает Его человеческое рождение, говоря: Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, сына Авраамова. И еще: Рождество Иисуса Христа было так (Мф. 1:1, 18). Это Евангелие изображает Его человечество; поэтому по всему Евангелию Он представляется смиренно чувствующим и кротким человеком. А Марк начинает с пророческого Духа, свыше приходящего к людям, говоря: Начало Евангелия, как написано у пророка Исаии (Мк. 1:1), и указывает на крылатый образ Евангелия; поэтому он сделал сжатый и беглый рассказ, ибо таков пророческий Дух… Каков образ действия Сына Божия, таков и вид животных, и каков вид животных, таков и характер Евангелий. Четверовидны животные, четверовидно и Евангелие и деятельность Господа. И поэтому даны были человечеству четыре главных завета: один при Адаме до потопа, другой после потопа при Ное; третий – законодательство при Моисее, четвертый же, обновляющий человека и сокращающий в себе все, – чрез Евангелие, вознося и как бы на крыльях поднимая людей в Царство Небесное» (Против ересей, 3.11.8).

Итак, у святого Иринея ап. Иоанн – Лев, ап. Лука – Телец, ап. Матфей – Ангел/Человек, ап. Марк – Орел.

В «Толковании на Апокалипсис» свт. Андрея Кесарийского находятся ценные дополнения к тому, что писал св. Ириней:

«Мы думаем, что эти четыре (апокалипсических) животных – те самые, которых некогда видел Иезекииль, обозначают или четыре стихии и Божие управление ими и охранение, или власть Божию над небесным, земным, морским и преисподним, или, как еще думают другие, четыре главных добродетели и четыре Евангелия. Лев – символ мужества, обозначает Евангелие от Иоанна, ибо, согласно Иринею, он, изображая предвечное Царство Его, возвестил, что «в начале было Слово»; телец, довольствующийся своими трудами, означает правду и Евангелие от Луки, где изображается законное и священническое родословие Христа; орел указывает на умеренность (говорят, что он ее любит) и на Евангелие от Марка как самое краткое и начатое духом пророчества; человек – мудрость и Евангелие от Матфея, которое начинается повествованием о рождении Христа по естеству, но не по закону. Этими же образами, наверное, знаменуется и домостроительство Христово: львом – как Царя, тельцом – как Первосвященника или Жертвы, человеком – как Воплотившегося ради нашего спасения, и орлом – как Подателя Духа жизни, сошедшего свыше на верных».

У святителя Софрония, Патриарха Иерусалимского: лев – сила и начальство Иисуса Христа; телец – священническое служение Иисуса Христа; человек – явление во плоти; орел – нисходящая сила Святого Духа. Первый из этих символов усвояется Иоанну, второй – Луке, третий – Матфею, четвертый – Марку. Подобные изъяснения встречаются в приписках греческих и славянских Евангелий.

В елисаветградском Евангелии символы евангелистов истолкованы следующим образом: Бог сидит на херувимах, которых Писание называет четвероличными; отсюда – Бог дал нам четверообразное Евангелие, содержимое одним духом. Подобно лицам херувимов Евангелию усвоены символы: Иоанну – лев, царь и владыка, так как Иоанн от царского и владычественного сана начинает Божество Слова, когда говорит: «в начале бе Слово»; Матфею – человек, потому что он начинает Евангелие описанием плотского рождения Иисуса Христа; Марку – орел, потому что он начинает с пророчества Иоанна, а пророческая благодать прозорлива, как орел; орла называют острозрительным, потому что он один может смотреть на солнце не мигая; Луке – телец, так как он начинает Евангелие со священства Захарии».

«Поэтому мне кажется, – рассуждал блаж. Августин, – что при объяснении значения четырех животных из Откровения в отношении к евангелистам более правы были те, которые отнесли льва – Матфею, человека – Марку, тельца – Луке и орла – Иоанну, нежели те, которые приписали человека – Матфею, орла – Марку, льва – Иоанну. Действительно, последние искали основания в начальных словах книг, а не в целостном направлении мысли, которое одно и должно было исследоваться».

По мнению блаж. Августина, в Евангелии Матфея идет речь о царском происхождении и достоинстве Иисуса Христа (поклонение волхвов) – отсюда символ льва; в Евангелии Марка описываются деяния Иисуса Христа как человека – отсюда человек; в Евангелии Луки священническое служение Господа – отсюда телец; в Евангелии Иоанна возносится мысль превыше человеческой немощи – отсюда орел.

Совсем иное толкование видения пророка Иезекииля предлагал прп. Ефрем Сирин (306–373). Под видом колесницы (Иез. 1:10) он прозревает изображение Евангелия, под видом человека – уничижение Христа в распятии, под видом орла – Его второе пришествие:

«Дух Святый показал Пророку колесницу, которую везли Херувимы, представлявшиеся не в собственном их виде, но в виде птиц и животных, почитаемых у нас на земле более благородными и сильными… Вид как подобие человека – это уничижение Христово в распятии; вид же человечь сверху на колеснице означает славу Христову… Лицо льва, который есть царь животных, представляет нам царей и князей века сего, которые восприимут на себя иго Церкви, изображаемой под видом колесницы, или покорятся евангелию, которое также изображается колесницею. Лицо орлее указывает на то, что Имеющий прийти приидет свыше. Вместе же лица птиц и животных изображают те народы и племена, которые, имея различные нравы, как скоро приимут евангелие, все начнут подвизаться в духовном делании».

Блж. Феодорит Кирский (386–457) также не соотносит символы четырех животных с конкретными Евангелистами, он считает, что «Пророк научает сказанным, что все естество человеческое и вожди его подчинены Всецарю всяческих»:

«И подобие лиц их, говорит Пророк, лицо человечее, и лицо львово одесную четырем, и лицо орлее четырем, и лицо тельчее ошуюю четырем: сия лица их. Но никто да не думает, что невидимые силы имеют образ зверей и бессловесных животных. Сим дается разуметь ничто другое, именно львом царство; так как лев животное царственное; тельцем – священство; так как телец приносим был в жертву за первосвященника; орлом – пророчество, потому что орел животное высокопарящее и весьма зоркое; а таково пророчество, которое созерцает предметы возвышенные, и издали предусматривает будущее. Посему Пророк научает сказанным, что все естество человеческое и вожди его подчинены Всецарю всяческих, и что Он столькими дарованиями украсил род человеческий (Иез. 1:10)».

Заметим, что, не называя имена Евангелистов, блж. Феодорит следует порядку их перечисления в Апокалипсисе.

Профессор А.П. Лопухин различал видения пророка и Евангелиста:

«Животные, виденные Иоанном, хотя и напоминают животных прор. Иезекииля (I:4–8, 10), но разнятся с ним в самом существенном. Хотя их также четыре, но там каждое было совмещением четырех, здесь – каждое самостоятельно. Поэтому можно считать, что апокалипсическое видение не было заимствованым или переделкою видения прор. Иезекииля, но было совершенно самостоятельным. Так как о самых фигурах животных Иоанн умалчивает и, вероятно, потому, что он сам не разглядел эти фигуры, то нужно думать, что фигуры в видении и не имеют особенного значения, а важно лишь их подобие четырем классам живых существ – созданий Божиих. Эти создания, первое – лев – есть выражение силы второе – телец (вол) – питания, третье – человек – разумности и четвертое – орел – возвышенности».

Есть и такое толкование: «эти четыре животные-херувимы означали четыре свойства, в которых Бог открывался и действовал для спасения людей как в Ветхом, так и в Новом завете, именно: как человек, как царь, как ходатай и как Бог».

На Западе с IV в. довольно прочно закрепилось толкование блж. Иеронима Стридонского (342–420), который предлагал следующее распределение символов: Матфей – человек, Марк – лев, Лука – телец, Иоанн – орел; «…именами этих животных обозначаются четыре Евангелия: Матфея, потому что он описал как бы человека: книга родства Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля (Матф. 1:1); льва относят к Марку: зачало евангелия Иисуса Христа, Сына Божья, якоже есть писано у Исайи пророка: глас вопиющего в пустыни: уготовайте путь Господень, правы творите стези Его (Марк. 1:1–3; Ис. 40:3); тельца – к Евангелию Луки, которое начинается с священства Захарии; орла – к началу Иоанна, который начинает, высоко воспаряя: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу и Бог бе Слово».

Первым после св. Иринея восточным автором, связавшим «животных» с Евангелистами, был свт. Епифаний Кипрский в трактате «О весах и мерах»:

«…так как есть четыре реки, вытекающих из Эдема, четыре части света, четыре времени года, четыре стражи ночи… четыре духовных существа, состоящих из четырех лиц и означавших приход Мессии. У одного было лицо человече, потому что Мессия был рожден человеком в Вифлееме, как научает Матфей. У одного было лицо львово, так как Марк говорит о Нем, когда он выходил из Иордана, как о царе и льве, и как еще в одном месте сказано: «Господь восшел от Иордана». Одно имело лицо тельче, как возглашает Лука, – не он один, но также и другие Евангелисты, – что он в предопределенное время, в девятый час, – подобно тельцу, за весь мир был принесен в жертву на кресте. Одно имело лицо орлее, так как Иоанн возглашает, что Слово, сшедшее с небес и ставшее плотию, после воскресения подобно орлу Божеством вознеслось на небо…»

Свт. Григорий Двоеслов рассматривал существа как символы Самого Христа в различные фазы его жизни:

Святитель предлагает во всех изображениях животных видеть Иисуса Христа в процессе Его домостроительства.

«Ибо Сам Он, Единородный Сын Божий, соделался истинным человеком; Сам Он в жертвоприношении нашего искупления благоизволил умереть, как телец; Сам Он силою Своего могущества воскрес, как лев. Говорят еще, что лев спит с открытыми глазами; подобно сему Искупитель наш в самой смерти, в которой мог спать по человечеству, бодрствовал по Божеству, пребывая бессмертным. И Сам Он после воскресения Своего возносясь на небеса, возлетал в горняя как орел. Итак, все вместе для нас Тот, Кто через рождение соделался человеком, через смерть тельцом, чрез воскресение львом, а через вознесение на небеса орлом».

В «Физиологе» Петра Студита сказано:

«Когда львица рождает львенка, рождает его мертвым и стережет три дня, до тех пор, пока не придет его отец, дунет в лицо ему, и тот оживет». Оживление на третий день напоминает нам о трехдневной смерти и воскресении Христа. По толкованию Петра, лев-отец – это Бог-Отец, «…львица – это Пресвятая Богородица, а лев – Христос, умер плотью во гробе на три дня и три ночи, и не воздремал Божеством, сошел в преисподнюю часть земли, и сокрушил вереи вечные, и воскрес на третий день и стал царствовать над всеми святыми».

В Ветхом Завете лев был символом мессии: «Молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лёг, как лев и как львица: кто поднимет его?» (Быт. 49:9) И в христианской традиции лев – символ Христа: «вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей её» (Откр. 5:5).

Символика четырех животных нашла свое отражение и в анафоре Божественной литургии. «Во время евхаристической молитвы священник, – по изъяснению свт. Германа Патриарха Константинопольского (VIII в.), – вопиет трисвятое славословие серафимских сил, под осенением Херувимов и при (таинственном) песнословии Серафимов, с коими вместе взывает: победную песнь поюще…» «Тогда народ, – продолжает толкователь, – образующий собою херувимские силы и четверовидных животных, возглашает: свят, свят, свят Господь Саваоф, то есть трисвятый и единый Бог сил… Победную песнь поюще: поюще говорится об орле, вопиюще – о воле, взывающе – о льве, глаголюще – о человеке. Человек, одаренный разумом, образуя собою херувимские силы и четверовидных животных, вопиет: свят, свят, свят, то есть – трисвятый и единый Бог сил». Рипиды и диаконы, по толкованию святого Германа, «представляют образ шестокрылатых Серафимов и многоочитых Херувимов…»

Патриарх Герман повторяет объяснение Софрония Иерусалимского, но с тем различием, что Евангелист Иоанн у него символ орла, а Марк – льва, как и у блж. Иеронима.

Для наглядности представим таблицу, в которой отражены мнения Святых Отцов, относящихся к толкованию символов четырех Евангелистов.

В Византии до палеологовских времен придерживались в основном символики сщмч. Иринея Лионского (лев – Иоанн, орел – Марк), однако сохранилось большое число памятников с символикой, предложенной блж. Иеронимом. На Руси в церковном искусстве была унаследована от Византии традиция св. Иринея, но при этом не было единообразия, а с появлением иконографии «Спас в силах» в конце XIV в. в большинстве памятников даже преобладала версия блж. Иеронима.

Более того, она существовала на Руси с самого начала. Укажем на изображения Евангелистов с их символами в древнейшем восточнославянском Остромировом Евангелии (1056–1057 гг.), в котором Иоанн изображен стоящим в пещере и как бы прислушивающимся к Божественному голосу, за ним Прохор с книгой; в изображении символа значительные утраты, но они восполнимы по аналогичной миниатюре из Мстиславова Евангелия; Марк сидит и также как бы прислушивается, а вверху в небе изображен лев с книгой. В этом памятнике есть авторская атрибуция: диакон Григорий сообщает, что переписал Евангелие в 1056–1057 гг. для новгородского посадника Остромира.

То же самое распределение символов находится в Мстиславовом Евангелии (илл. 7, 8), созданном не позднее 1117 г. в Новгороде по заказу новгородского князя Мстислава.

Известен еще один памятник из собрания Государственного Исторического музея – «Новый Завет с Псалтирью», датируемый 1330–1340-е гг., там также символом ап. Ио анна является орел, а символом ап. Марка – лев (илл. 9, 10).

Такой же расклад можно увидеть на знаменитых миниатюрах в медальонах из Евангелия Хитрово́ (1390 г.), которые, по мнению В.Н.Лазарева, принадлежат Феофану Греку и молодому Андрею Рублеву, а также на подобных им миниатюрах из Евангелия Успенского собора Московского Кремля начала XV в.

Наиболее известным памятником «иринеевой» традиции является небольшая иконка «Спас в силах» из собрания Третьяковской галереи, авторство которой также приписывают Андрею Рублеву (илл. 11), хотя эта атрибуция противоречит мнению В.Н. Лазарева о миниатюрах Рублева в Евангелии Хитрово. Не мог же Рублев писать имена Евангелистов на одном изображении так, а в другом – иначе.

Надписание символов лев – Иоанн, а орел – Марк продолжалось и после реформ Патриарха Никона, хотя было отменено на Великом Московском Соборе 1666–1667 гг.

Также Святейший Синод определил: ввиду того, что простой народ придавал символам «животных» ореол святости, принимая их за самих Евангелистов:

«Надлежит самих тех Евангелистов персоны с литеральным при именах их словенским диалектом сего, еже есть святый, изображать по подобию их, а при лицах Евангелистов мощно и образовательныя их животныя писать; запрещается же сие (отдельное изображение символов)… не аки греховное дело, но яко непристойное и вину к поползновению невеждам подающее».

Теоретик старообрядчества Андрей Денисов в «Поморских ответах» возмущался очередным «римским» нововведением: «В древлецерковных книгах печатных четыре евангелиста вообразахуся Матфей лицом человеческим, Марко лицом орлим, Лука телечим, Иоанн львовым… Сей древлецерковный обычай изменивше, воображают Иоанн лицом орлим, а Марка львовым… Римляне бо пишут Иоанна лицо орле, а не львово; а Марка лицо львово, а не орле».

Старообрядцы и здесь придают вещам далеко не первостепенным догматическое значение, хотя выше было показано, насколько разнообразны мнения святых отцов, которых они так почитают. На протяжении последних нескольких веков между Востоком и Западом без всяких диалогов и консультаций в этом отношении достигнуто единообразие, символы евангелистов толкуются однозначно: ангел – ап. Матфей, орел – ап. Иоанн, лев – ап. Марк, телец – ап. Лука. Об этом свидетельствуют многочисленные памятники с изображениями символов евангелистов как западные, так и восточные. Только в памятниках из глубинки или у старообрядцев еще можно встретить распределение символов по св. Иринею Лионскому или вообще «от своего замышления» без всякого порядка и обоснования.

Протоиерей Виталий Шумилов,
клирик Александро-Невского храма
в поселке Запрудня Московской области

Публикация журнала «Московские епархиальные ведомости»
приводится с небольшими сокращениями

Книгой А. В. Подосинова мы начинаем издание новой серии под названием SERIES MINOR (Малая серия). В ней будут публиковаться сравнительно небольшие научные работы. У каждого ученого возникают интересные темы, разработка которых превышает рамки журнальных статей, но в то же время не требует объема «толстых» книг.

Научная ценность таких трудов отнюдь не меньше, чем прочих, однако с их публикацией часто возникают сложности. Задача новой серии дать возможность «малым трудам» быстро увидеть свет. Наряду с монографическими работами в ней предполагается также издавать небольшие тематические сборники.

Сейчас, например, готовится к изданию сборник статей историков, археологов, филологов, астрономов и математиков, посвященных критическому анализу «Новой хронологии» академика А. Т. Фоменко.

Тематика SERIES MINOR остается традиционной для нашего издательства. Это — история культуры, семиотика, филология, философия, история. Мы надеемся, что новая серия найдет отклик как у исследователей, которые будут заинтересованы предложить в нее свои труды, так и у читателей, следящих за нашими изданиями.

А.В. Подосинов — Символы четырех евангелистов — Их проис­хождение и значение

Язык. Семиотика. Культура. Малая серия

Москва: Языки русской культуры, 2000. — 176 с.

ISВN 5-88766-042-2

А.В. Подосинов — Символы четырех евангелистов — Их проис­хождение и значение – Содержание

Предисловие

Введение

ЧАСТЬ I. ЗООАНТРОПОМОРФНАЯ СИМВОЛИКА СТРАН СВЕТА

  • Истоки символов евангелистов в Новом и Ветхом Завете
  • Откровение Иоанна Богослова (4, 6-7)
  • Книга пророка Иезекииля (1, 4-26).
  • Херувимы в Ветхом Завете и в последующей традиции
  • Ближневосточные и египетские параллели
  • «Четыре животных» Иезекииля как символы стран света
  • Состав «четырех животных» на фоне архаических культур Евразии
  • Три животных — символы вертикальной трехчленности космоса
  • Соотношение трехчленной вертикали и четырехчленной горизонтали
  • Место человека в четырехчленной горизонтальной картине мира
  • Виды тетраморфкости символов стран света
  • Попытка атрибуции библейских «животных» странам света
  • Вторичное осмысление символов евангелистов как персонификации стран света

ЧАСТЬ II ЦВЕТОВАЯ СИМВОЛИКА СТРАН СВЕТА

Список сокращений

Литература

Список иллюстраций

А.В. Подосинов — Символы четырех евангелистов — Их проис­хождение и значение – Введение

Невозможно, чтобы Евангелий было числом больше или меньше, чем их есть.

Ибо как четыре есть страны света, в котором мы живем, и четыре главных ветра,

И так как церковь рассеяна по всей земле, а столп и утверждение церкви есть Евангелие

И Дух Жизни, то надлежит ей иметь четыре столпа.

Св. Ириней, «Против ересей»

В христианском богословии уже с конца II в., а с IV в. и в христианском искусстве четырем евангелистам были приданы в качестве их атрибутов и символов следующие живые существа: Матфей ассоциируется, как правило, с образом ангела, Марк — льва, Лука — быка (тельца), Иоанн — орла.

Впервые эти существа были соединены с именами евангелистов во II в. Иринеем Лионским, его атрибуция символов отличалась от принятой позже (человек символизировал собой Матфея, лев — Иоанна, телец — Луку, орел — Марка). Как символы евангелистов эти образы закрепились в богословии с Иеронима, а начиная с VII в. его трактовка их становится обязательной на христианском Западе.

В христианской экзегетике существовали различные объяснения этих существ. Одно толкование, которое развивала сирийская школа, а также Григорий Великий (конец VI в.), рассматривало существа как символы самого Христа в различные фазы его жизни: при рождении он человек, при смерти — жертвенный бык, при воскресении- лев, при вознесении — орел. Интерпретация и атрибуция существ у Иеронима и в основанной на его авторитете последующей традиции (вплоть до современных христианских энциклопедий) такова: атрибуция живых существ тому или иному евангелисту связана с началом повествования соответствующего Евангелия. Так, человеческий образ ангела как символ Матфея должен был отражать человеческую генеалогию Христа, с которой начинается Евангелие от Матфея; лев Марка — проповедь Иоанна Крестителя в пустыне; бык Луки — жертву Захарии, орел Иоанна-возвышенный, устремленный к небесам характер зачина иоаннова Евангелия.

Часто христианские богословы приводили обе (или даже более) трактовки связи евангелистов и живых существ. На христианском Востоке была принята интерпретация, сходная с иринеевской, а именно, лев олицетворяет иоанново Евангелие, так как там описывается происхождение Христа от Бога-Отца, бык — Евангелие Луки, а человек — Евангелие Матфея (объяснение Иринея сходно в этих двух случаях с иеронимовым), орел — Евангелие Марка, ибо оно имеет профетический характер и исполнено Святого Духа.

; соответственно, в христианской традиции признаны четыре евангелиста — Матфей, Марк, Лука, Иоанн.

Точнее, авторство евангелистов особого рода, не претендующее на индивидуальное авторство в современном смысле слова, но ставящее целью донести весть об Иисусе Христе и Его учении; оно обозначено специфической формулой «Евангелие от…», что значит «Евангелие, скрепленное авторитетом такого-то», «воспринятое из уст такого-то» (см. подробнее Евангелие).

Йорданс Четыре евангелиста.

В Апокалипсисе Иоанна Богослова указывается, что первое животное было подобно льву, второе — тельцу, третье имело человеческий лик, а четвертое было «подобно орлу летящему» (Откр 4:7). Лица в том порядке, в каком они указаны у Иезекииля, были соотнесены с четырьмя евангелистами — в порядке следования Евангелий в каноне — и стали изображаться в христианской иконографии (см. Иконы).

Впервые такое изображение зафиксировано на мозаике в церкви св. Пуденцианы в Риме (начало 5 в.). Постепенно выработался определенный иконографический канон: если символы четырех евангелистов изображались в один ряд, то художники придерживались порядка Евангелий в составе Нового Завета, т. е. изображали последовательно ангела , льва, тельца (быка) и орла; если же символы помещались в четырех углах иконы, фрески, картины, миниатюры, то в верхнем ряду слева изображался ангел, справа — орел (как символы небесных сфер), а в нижнем ряду слева — лев, справа — телец (как символы земного мира).

Далее в эпоху Средневековья в четырех животных и их ликах увидели символику, связанную с самим Иисусом Христом: являясь человеком во всей полноте и одновременно неся в Себе всю полноту духовной природы (ангел), Он был принесен в жертву как жертвенное животное (телец), затем восстал подобно льву и вознесся на небо подобно орлу.

Г. В. Синило

Символы евангелистов: Лев, Телец, Ангел, Орел

Символы евангелистов — символические изображения четырёх евангелистов в образе существ: Матфей в образе ангела, Марк в образе льва, Лука в образе тельца, Иоанн в образе орла. Каждый крылат и держит Евангелие. Источник символов можно найти в ветхозаветном пророчестве Иезекииля (Иез.1).

С 1722 года по указу Синода запрещено изображать евангелистов непосредственно в виде животных. Символы евангелистов могли лишь сопровождать изображения в человеческом облике. Символические изображения остались в старообрядческой иконописи.

Старообрядцам свойственна иная, более древняя на русской почве идентификация символов с евангелистами: Иоанн символизируется львом, Марк — орлом, Матфей — ангелом, Лука — тельцом. Такое толкование пророчества Иезекиля восходит к Иринею Лионскому.

Источником для такого изображения послужили цитаты из Книги пророка Иезекииля и Откровения Иоанна Богослова:И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных… и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла… и сверкали, как блестящая медь… Подобие лиц их — лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны — лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех. Иез 1:4-10

И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.

Откр 4:7

Первоначально евангелисты идентифицировались с четырьмя херувимами (престольными ангелами Господними), но с V в. их вытеснил тетраморфизм. Эта четвероликость исходит из древневосточных представлений о стражах четырех краев света, держащих небосвод, которые в свою очередь основываются на зодиакальных символах.Ириней Лионский (ок. 180) сравнивал евангелистов, исходя из их идеальных свойств, с четвероликим существом, не характеризуя каждого в отдельности, но обращая внимание на специфику воздействия благовествования:

  • лев — выражает царственную мощь,
  • телец — жертвенное служение,
  • человек — вочеловечение,
  • орел — боговдохновенность (Pneuma), пронизывающую Церковь.

Иероним (ок. 348-420) мотивирует это таким образом:

  • Матфея символизирует человек, поскольку его благовествование начинается с генеалогии Христа;
  • Марка — лев, поскольку его Евангелие открывает «глас вопиющего в пустыне» — Иоанна Крестителя;
  • Луку — жертвенный телец, поскольку его рассказа начинается с жертвы Захарии;
  • Иоанна — орёл, ибо у него более всего бросается в глаза духовное воспарение в сферы небес .

В дальнейшем произошла рядоположенность четырех евангелистов с другими группами той же численности. Например, в текстах встречается сравнение Евангелий с четырьмя реками рая.Несомненно, речь идет о специфическом олицетворяющем воплощении величественности, мощи, силы и проницательности и устремленности на основе древних мотивов и традиций. Древней является и их соотнесенность с четырьмя главными добродетелями — мудростью, неустрашимостью, рассудительностью и справедливостью.

Г. Хайнц Мор

Евангелисты в астрологии

Символических животных евангелистов соотносят с зодиакальными знаками «фиксированного креста», приходящимися на середину четырёх времён года.

1. Почему на иконах святители символизируются животными (напр. Лука, по-моему, быком)?

2. Почему «Одежды кожаные» это только грехи, а не само земное тело? Ведь логично предположить, что смерть есть если есть тело, которое может умереть.

Отвечает священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря:

1.Святым апостолам-евангелистам со II века усвоены символы: ангел, лев, телец (бык), орел. Восходят они к пророческим видениям четырех животных. Пророку Иезекиилю при реке Ховаре отверзлись небеса и он увидел из среды огня четырех животных: «Подобие лиц их — лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех «(1:10). Видение таинственных животных было и св. апостолу Иоанну Богослову: «и перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему » (Откр. 4: 6-7). В святоотеческом толковании эти животные символизируют четырех евангелистов. Каждый из них, согласно передавая главные события Священной новозаветной истории, вместе с тем, дополняют друг друга, более полно уделяя внимание какой-либо стороне Личности Спасителя. Матфей показывает Его как совершенного, безгрешного Человека (поэтому усвоен в качестве символа ангел), Марк изображает Христа как Царя (царственное животное – лев), Лука как воплотившегося Бога, принесшего Себя в жертву за грехи людей (жертвенное животное – телец), Иоанн как победившего смерть и вознесшегося к Богу Отцу (орел).

Самое раннее изображение этих символических животных – мозаика начала 5 века в церкви св. Пуденцианы в Риме (в апсиде).

2. В святоотеческой экзегетике имеется два понимания упоминаемых в книге Бытия «одежд кожаных» («И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их», 3:21 ). Святитель Григорий Богослов под ними понимал грубую и смертную плоть, которую приобрел человек в результате грехопадения. Другие говорят о реальных одеждах, которые стали прикрывать наготу прародителей.

Всё, что мы знаем о Боге, изложено в Евангелиях. Их авторы — 4 апостола-евангелиста. Матфей, Марк, Лука, Иоанн.

Во времена, описанные Библией, евангелистами считались все миссионеры, которые проповедовали христианство иудеям и язычникам. Но 4 евангелиста, о которых пойдет речь, проделали особую работу – они написали четыре великие книги, из которых род человеческий узнал о Христовой любви, всепрощении, покаянии и спасении.

Иоанн — рыбак, единственный из апостолов, умерший естественной смертью

  • Символ — орел или лев;
  • Продолжительность жизни — 72 года;
  • Книги – Евангелие от Иоанна, 1, 2, 3 послания Иоанна, Откровение;
  • Смерть — естественная, по возрасту.

Христиане знают его под вторым именем — Богослов. В своем евангелии он называл Иисуса Словом Божьим («Вначале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог» Ин.1:1).

Иисус Христос называл его «Сын грома» — за порывистость и эмоциональность. Иоанн был простым рыбаком. После призвания в ряды учеников Иисуса, апостол больше не покидал Его.

Евангелист видел чудеса Иисуса: воскрешение дочери Иаира, Преображение на Фаворе. Он был рядом с Ним на Тайной Вечере. В день казни Иисус поручил заботиться о Своей матери именно Иоанну.

Иоанн проповедовал христианство, изгонял бесов из храмов, лечил больных, воскрешал умерших. В отличие от других апостолов, Иоанн принял естественную смерть. Когда пришел его час, святой помолился, лег в заранее приготовленную могилу и попросил учеников захоронить его.
Позже другие ученики раскопали могилу, но ничего в ней не обнаружили.

Матфей — сборщик налогов, представитель одной из позорных социальных групп того времени

О евангелисте Матфее известно немногое. Писание говорит, что Левий Матфей был сборщиком пошлин (такие люди назывались «мытари»). Однажды он услышал голос Иисуса, который сказал ему: «Иди за мной». С тех пор Матфей оставил работу и дом и неотступно следовал за Христом. Перед этим он раздал имущество бедным. Был свидетелем многих чудес Спасителя. Прошел вместе со своим Учителем страдания. Видел, как Он умер, воскрес и вознесся на небо.

Матфей проповедовал в Палестине, Персии, Мидии, Сирии и Парфии. Он продолжил свою христианскую деятельность в Эфиопии, где ее оборвала мученическая смерть, назначенная правителем Фулвианом.

Евангелие от Матфея стоит первым среди всех книг Нового завета. В нем Матфей часто ссылается на Ветхий Завет, показывая, что написанные в нем пророчества сбылись с появлением Иисуса Христа.

Марк — евангелист, который не видел Христа, но писал евангелие со слов очевидцев

  • Символ — лев или орел;
  • Дата рождения – 1 век;
  • Дата смерти – 68 год н.э.;
  • Книги — Евангелие от Марка;
  • Смерть — был сожжен за свою веру в Александрии.

Марк родился в Иерусалиме. Его с детства окружали преемники Христа. Мать его свято верила в учение Христа. Марк был близок со своим дядей апостолом Варнавой, учителем – апостолом Петром, апостолом Павлом. С ними святой трудился и проповедовал в Селевкии, Риме, Египте, Антиохии, на Кипре.

Он стал основателем многих церквей и христианского училища. Путешествуя по Африке, Ливии, Нектополю, апостол нёс Божье слово людям. Марк принял смерть в Александрии от рук несогласных с учением Христа язычников. Евангелие от Марка было написано им в Риме и предназначалось для новообращённых в христианскую веру язычников.

Лука — врач по профессии, помощник апостола Павла

  • Символ — бык, теленок;
  • Продолжительность жизни — 84 года;
  • Книги — Евангелие от Луки, Деяния святых апостолов;
  • Смерть — был повешен за свою веру в Фивах.

Лука — ещё один сподвижник апостола Павла. Родился в Антиохии, был врачом, по происхождению — грек. Начал проповедовать еще при жизни Иисуса. Был на протяжении долгих лет спутником Павла. После мученической смерти Павла, Лука продолжил свои проповеди в Ливии, Египте, Фиваиде и Ахаии.

Затем проповедовал в Фивах, где принял жестокую смерть через повешение. Кроме Евангелия Лука написал Деяния святых апостолов. Также ему приписывают написание многих икон, находящихся в русских, римских, западных церквях, а также на Афоне.

Таковыми нам предстают в писании четыре евангелиста. Не меньший интерес представляют символы апостолов евангелистов.

Какие символы были у этих четырех евангелистов

Символы четырёх евангелистов появились в самых ранних изображениях святых. Изначально их представляли в образе четырех райских рек. Затем появились символы четырех животных, которые окружают престол Иисуса.
Впервые эти существа встречаются в Ветхом Завете в видении Иезекиля, где они предстают в виде стражей Трона Господа с ликом человека, тельца, быка и орла.

Во втором веке Иреней Лионский предлагает такую символику:

  • Иоанн – образ орла;
  • Матфей – лик ангела, или человека;
  • Марк – образ льва;
  • Лука – образ быка.

Блаженный Иероним связывает образ определенного живого существа и евангелиста так:

  • Иоанн – львиный образ;
  • Матфей – человеческий лик;
  • Марк – образ орла;
  • Лука – образ тельца.

Есть три версии, которые интерпретируют символы апостолов евангелистов.

Одна из них предполагает, что символ апостола Матфея — это человеческая жизнь Иисуса на земле. Символ Луки бык воплощает жертву Христа ради спасения людей. Воскресает Спаситель, как символ Иоанна лев. И воспаряет в небеса, как орел — символ евангелиста Марка.

Иероним изъясняет символы так:

  • Матфей в своём евангелии отображает человеческое происхождение Иисуса, его род;
  • Марк описывает слово Крестителя Иоанна раздается как львиный рев в пустыне;
  • Лука описывает жертву Захарии, которую можно сравнить с языческим обычаем — приносить в жертву быка;
  • Иоанн: его возвышенный слог напоминает высокий полёт орла.

У иерусалимского патриарха Софрония человек означает явление Иисуса во плоти, лев – умение Христа вести за собой, телец – служение Спасителя людям, орёл – воплощение святого духа.

Четыре евангелия описывают и раскрывают жизненный путь и наставления Иисуса Христа с разных сторон. Имена 4 евангелистов: Матфей, Иоанн, Марк, Лука вошли в историю христианства.

Отвечает Дмитрий Трофимов,

руководитель творческих мастерских «Царьград»

Мы привыкли к образам за спинами евангелис­тов: ангел склонился над Матфеем, лев возлежит у ног Марка, на Луку взирает телец, Иоанна осеняет крылами орел. Мы узнаем их и на деревянных царских вратах в сельской церкви, и под куполом римского собора.
Но откуда пошла такая традиция?

В Ветхом Завете тетраморф — четыре крылатых животных — упоминается в видении пророка Иезекииля, а в Новом — в Откровении Иоанна Богослова:

И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему… (Откр 4:6–8).

В первые века христианства учителя Церкви, толкуя и видение Иезекииля, указали на символическую связь крылатых существ с евангелистами. В основу православной (и католической) иконографии легло толкование блаженного Иеронима: Матфею был дан человек, потому что он показал человеческую природу Христа; — телец, символ жертвенности, он показал Христа как священника; Марку — лев, потому что он объявил о царском достоинстве Спасителя; же дан был орел — за полет веры.

Однако существует и другое толкование этих символов. Оно принадлежит святителю Иринею Лионскому. Эта традиция сохранилась до сих пор на христианском Востоке, в храмах Малой Азии и у русских старообрядцев. В 1723 году вышли «Поморские ответы» — одно из важнейших апологетических сочинений старообрядцев. Среди прочего они утверждали альтернативную иконографию символов евангелистов: «В древлецерковныхъ книгахъ печатныхъ святiи четыре евангелиста вообразахуся Матфей лицемъ человеческим, Марко лицемъ орлимъ, Лука телечимъ, Иоанн львовым…».

Так что если бы Венецию строили старообрядцы, ее символом был бы не лев святого Марка, а орел.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *