Арабский храм

Греческий православный собор Св. Илии был открыт в Абу Даби министром толерантности ОАЭ шейхом Нахайаном бин Мубараком Аль Нахайаном в присутствии греческого православного патриарха Антиохии и всего Востока Иоанна X Язиги.

Новая церковь находится в промышленной зоне Аль-Мусафах а Абу Даби на земельном участке, подаренном руководством ОАЭ в качестве подтверждения ценностей страны в отношении толерантности, любви и мира.

Шейх Нахайан выразил благодарность президенту ОАЭ шейху Халифе Бин Заиду Аль Нахайану и наследному принцу Абу Даби, заместителю Главнокомандующего вооруженными силами ОАЭ шейху Мухаммеду Бин Заиду Аль Нахайаяну за поддержку в создании нового религиозного храма в Абу Даби.

«Наше присутствие на этом духовном празднике – это веское подтверждение особых и прочных отношений между ОАЭ и Ливаном, которое всегда основывается на идеальных ценностях и общих принципах, которыми мы вместе дорожим, – сказал шейх Нахайан. – Мы очень рады праздновать вместе с вами открытие этого великолепного собора».

Патриарх Иоанн X приветствовал руководство ОАЭ за его сильную поддержку и распространение послания толерантности и сосуществования во всем мире.

«Наследие покойного шейха Заида Бин Султана Аль Нахайана привило обществу в ОАЭ ценности мирного сосуществования, терпимости и уважения ко всем убеждениям и культурам, которые продвигаются нынешним руководством ОАЭ», – добавил он.

На церемонии открытия церкви присутствовали послы арабских и ряда иностранных стран, высокопоставленные лица, членов греческой православной церкви.

В завершение церемонии инаугурации патриарх Иоанн X вручил памятный подарок шейху Нахайану.

«В 2007 году Его Высочество шейх Султан бен Мухаммед Аль Касеми выделил для русского православного прихода земельный участок под строительство церкви и культурно-просветительского центра.

Закладку будущего храма святого апостола Филиппа совершил Председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (нынешний Патриарх Московский и Всея Руси) в сослужении настоятеля русского православного прихода в ОАЭ игумена Александра (Заркешева). В церемонии закладки первого камня в основании будущего храма принял участие Его Высочество наследный принц эмирата Шарджа шейх Исам бен Сагр Аль Касеми.

В августе 2011 года завершилось строительство первого русского православного храма на Аравийском полуострове». «Строительство Храма и центра осуществлялось за счет частных пожертвований прихожан и неравнодушных к Церкви людей. Проект храма и культурно-просветительского центра выполнил петербургский архитектор Юрий Викторович Кирс».

«При храме открылся русский культурно-просветительский центр. Организованна работа воскресной школы для детей, в которой проводят занятия по Закону Божьему опытные педагоги. Занятия проводятся для младшей, средней и старшей детских групп, а также сформирована взрослая группа.

Действует в культурном центре курсы русского языка для детей не имеющих систематического русского обучения и из смешанных семей.

Проводятся регулярные занятия по церковной художественной вышивке и шитью».

Настоятель Русского православного прихода Святого апостола Филиппа в ОАЭ игумен Александр (Заркешев)

Информация взята с официального сайта Русского православного прихода Святого апостола Филиппа в ОАЭ — http://www.rus-church.ae/index.html

Да, в Объединенных Арабских Эмиратах есть православные храмы, принадлежащие Русской православной церкви (РПЦ) и Армянской апостольской церкви.

Храм Святого Апостола Филиппа Русской православной церкви московского патриархата был открыт в 2011 году и находится в эмирате Шарджа.

Закладку храма святого апостола Филиппа 9 сентября 2007 года совершил Председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне Патриарх Московский и Всея Руси). В церемонии закладки первого камня в основании будущего храма принял участие Его Высочество наследный принц эмирата Шарджа шейх Исам бен Сакр Аль Касими (Isaam Bin Saqr Al-Qassimi) и специальный представитель президента России на Ближнем Востоке, заместитель министра иностранных дел РФ Александр Салтанов.

В этом же эмирате находится и Церковь Святого Григория Просветителя, открытая в 1980 году и принадлежащая Армянской апостольской церкви.

В декабре 2014 года в столице Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби в присутствии представителей многочисленной армянской диаспоры открылся еще один армянский храм – храм Святых Мучеников.

Торжественную церемонию освящения храма возглавил глава Киликийского Католикосата Армянской Апостольской Церкви (Католикосат Великого Дома Киликии) Католикос Арам I. На церемонии открытия храма и богослужении присутствовал Чрезвычайный и полномочный посол Республики Армения в ОАЭ Гегам Тиранович Гарибджанян.

Армянский храм в Абу-Даби возводился при активной поддержке властей ОАЭ. Земля под строительство была дарована ныне покойным первый президентом Арабских Эмиратов и правителем эмирата Абу-Даби шейхом Зайедом бин Султаном аль Нахайяном. Он же выделил на строительство храма первые 100 тысяч долларов США. Остальные средства были собраны армянской общиной.

Во всех храмах регулярно проходят религиозные службы, отмечаются торжества, а также проводятся иные культурные и просветительские мероприятия.

Свято-Николаевский собор в Тегеране (Иран) — описание, история, расположение. Точный адрес и веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.

История русской православной церкви в Иране насчитывает более 400 лет. Когда-то это было огромное сообщество, объединенное духовными ценностями. Но на сегодняшний день здесь осталась лишь небольшая община, одна из главных сокровищ которой — Свято-Николаевский собор в Тегеране.

Первый русский приход был основан в Древней Персии в конце 16 столетия иеромонахом Никифором. В самом Тегеране было два православных храма — храм Святого Александра Невского и храм Святителя Николая, возведённый в 1895 году на основной территории посольства (сейчас здесь располагается Торгпредство Российской Федерации). Со временем православие в Иране развивалось, и к 1917 году в стране было построено более 50 русских православных церквей. Однако в течение трех лет после Русской революции все храмы были закрыты и постепенно разрушены.

Тогда русская колония в Тегеране временно разместила православный храм Святителя Николая в арендованном доме на ул. Аромане. Временный храм не мог вместить всех желающих, и приходской совет решил возвести в Тегеране новый храм.

В 1944 году состоялась торжественная церемония начала строительства Свято-Николаевского собор на северной окраине Тегерана, а в марте 1945 года на его купола уже устанавливали кресты. В храме разметили иконостас Александро-Невской посольской церкви, а рядом со зданием храма поставили двухэтажное строение — церковный дом, в котором располагалась канцелярия и проживал сам батюшка. Также при соборе есть богадельня, где живут престарелые русские христиане, пенсию для которых переводят заведению родственники, если они есть, остальные содержатся здесь бесплатно. Кроме того, двери богадельни открыты для армян и ассирийцев.

История русской православной церкви в Иране насчитывает более 400 лет.

В 1979 году в Иране свершилась Исламская революция, что повлекло за собой отказ Русской церкви присылать в Иран священников, и соответственно, закрытие православного храма. Только в 1995 году сюда послали нового богослужителя, и работа Свято-Николаевского собора возобновилась. Сам собор в это же время был принят под юрисдикцию Московского Патриархата.

В 1998 году церковь была отреставрирована, купола ее были покрыты специальным материалом золотого цвета (нержавеющей сталью с нитрид-титановым напылением), как купола московского Храма Христа Спасителя. Спустя год художники-реставраторы восстановили иконостас храма, вернув ему первоначальный вид. В декабре в связи с престольным праздником Святителя Николая Чудотворца из Москвы приехали художники, чтобы покрыть росписью внутренние своды Свято-Николаевского собора.

Внешний облик Свято-Николаевского собора несет в себе своеобразные черты мусульманского архитектурного стиля. Вокруг собора стоит высокий забор, а у входа — звонница. Внутреннее убранство храма выполнено в классическом стиле. Сегодня Свято-Николаевский собор в Тегеране проводит богослужения по воскресеньям и праздничным дням, а также церемонии венчания и крещения. Число прихожан небольшое, в основном это иранские граждане, чьи предки переехали из России еще до революции. Также сюда наведываются для молитв сотрудники и семьи миссии России в Иране, торговых представительств, работающих в стране, сотрудники Белорусского, Болгарского, Грузинского, Греческого, Кипрского, Румынского и Украинского посольств.

С ростом русской колонии в Тегеране в конце 19 века возникла необходимость организовать русское православное кладбище для достойного места упокоения соотечественников на иранской земле. В 1894 году в пяти верстах от Тегерана в районе Дулаб был приобретён участок земли под русское православное кладбище, недалеко от армянского и католического кладбищ.

Как добраться

Свято-Николаевский собор и православное кладбище в Тегеране находятся напротив восточной стены бывшего посольства США — улица Shahid Dr. Mofatteh, д. 129. Рядом находится станция метро Taleghani (Талегани).

Христиане являются одним из трех официально признанных в Иране религиозных меньшинств. Почти 110 лет назад, в годы Конституционалистской революции в Иране основанный в стране национальный парламент — Меджлис — дал право этноконфессиональным меньшинствам иметь своих представителей в высшем законодательном органе страны. Сегодня, на основание статьи 64 Конституции Исламской Республики Иран, официально признанные религиозные меньшинства — христиане, зороастрийцы и иудеи — имеют своих депутатов в Собрании исламского Совета (парламенте) — Меджлисе, и, соответственно, обладают правом избирать своих представителей на парламентских выборах. Суммарно этноконфессиональные меньшинства имеют 5 представителей среди 290 депутатов, причем иудеи и зороастрийцы имеют по одному представителю, христиане-армяне севера и юга Ирана представлены 2 депутатами, а христиане ассирийцы и халдеи имеют вместе одного депутата. Таким образом, 5 депутатских мандатов в иранском парламенте принадлежат этноконфессиональным меньшинствам, составляющим менее 0,5% населения Ирана (оно оценивается сегодня в 85 миллионов человек). По информации ираниста И.Саркисян, участие этноконфессиональных меньшинств в проходящих в Иране парламентских выборах имеет свои особенности. В основном они касаются процедуры регистрации кандидатов. Ответственность возлагается на губернаторов тех провинций, в которых сконцентрированы те или иные меньшинства. Они обращаются к главам общин каждого из меньшинств, с просьбой предоставить список кандидатов или, так называемых, доверенных лиц. Каждое из меньшинств предоставляет список обычно из 50-60 человек. От каждого списка доверенных лиц приглашается по 30 человек, которые сами создают исполнительный комитет из 8 членов, представляющих каждое религиозное меньшинство. Так, армяне севера и юга имеют два отдельных комитета, которые проводят первый этап отбора кандидатов и составляют список одобренных кандидатов в депутаты. Затем список предоставляется Совету стражей конституции, который проверяет квалификацию всех кандидатов и утверждает окончательный список на выборы.

Большинство иранских христиан – армяне. Отметим, что этот этнос сформировался в непосредственном соседстве с народами Ближнего Востока, в том числе и в значительной мере – Ирана, с древнейших времен находясь с ними в теснейших взаимоотношениях экономического, политического и культурного порядка. Учтем и тот факт, что Иран – самая близкая географически и исторически страна для Армении, и поэтому народы двух стран очень близки друг другу. В то же время в истории армянского народа зафиксированы такие деяния как попытки династии Сасанидов в 5 веке нашей эры перевести армян в зороастризм, характеризовавшиеся применением насилия по отношению к армянскому народу. Но, как считает политолог д-р Сергей Минасян, эти факты практически стерлись из исторической памяти армянского народа, как и деяния арабов, пытавшихся лишить армян государственности. Практически в армянском массовом сознание нет чувства враждебности по отношению к Ирану, вытекающему из событий совместной истории.

Армяне-христиане — ныне самое большое официально признанное этноконфессиональное меньшинство в Иране. Вот как о них отозвался вице-мэр Тегерана Мехди Органи: «Армяне – самые благородные и добропорядочные граждане нашей страны. Все наши сограждане в Тегеране относятся к ним с любовью и уважением». Армяне исторически сконцентрированы в восточной части Тегерана, и в этом районе имеется вся необходимая инфраструктура, в том числе – религиозная. Здесь хорошо поставлена социальная работа, в частности – помощь тем армянским семьям, которые потеряли кормильцев в годы ирано-иранской войны. Большое внимание уделяется и удовлетворению культурно-национальных запросов армянских граждан страны. Интересы общины в иранском парламенте защищают два депутата. Один из депутатов представляет армян северной части страны (Тегеран), а другой – южной (Исфахан). Такое же разделение существует и церковной иерархии. В стране есть две епархии Армянской Апостольской церкви, разделенные по такому же принципу. Хотя нынешний Иран – исламская республика, все культовые здания и сооружения армянской церкви охраняются государством. Кроме этого, они и реставрируются властями, причем восстановительные работы финансируются из средств государственного бюджета.

Христиан-ассирийцев и халдеев в иранском парламенте представляет один депутат. Как пишет российская иранистка Л.Раванди-Фадаи, в Исламской Республике Иран действуют несколько ассирийских обществ и организаций, например, Общество литературы ассирийской молодежи, функционируют школы, в которых изучается ассирийский язык. Как признанное религиозное меньшинство, ассирийцы пользуются правом отправления религиозного культа.

При этом совершенно очевидно, что в Иране как исламской республике, где в качестве официальной религии культивируется ислам джафаритского толка, больше всего возможностей карьерного роста существует для мусульман-шиитов. Для этноконфессиональных меньшинств имеется негласный «стеклянный потолок». Тегеранская газета «Афтабе Йязд» определила его предел постом генерального директора министерского департамента. Но на государственную службу христианам, как и другим немусульманам, невероятно трудно попасть. Вот почему они вынуждены заниматься преимущественно так называемыми свободными профессиями. Их «ниша» – адвокаты, врачи, инженеры, архитекторы, торговля, мелкий и средний бизнес. До сих пор не снята дискриминация по религиозному признаку при приеме на работу. Нередки случаи, когда работодатели просто отказывают немусульманам в трудоустройстве. По свидетельству бывшего депутата иранского парламента от христиан-ассирийцев Шамшада Максудпура, во многих объявлениях рубрики «Требуются…», публикуемых местной иранской прессой, первым условием для претендентов на трудоустройство служит религиозный статус. Как считает интернет-издание «Иране Эмруз», чаще всего разницы между различными религиозными меньшинствами в этой сфере не наблюдается.

Весь послереволюционный период можно констатировать постепенный отток христиан из Ирана. Вот данные по армянской общине: если накануне революции 1979 г. в стране жили более 300 тысяч армян, то сейчас их количество, по мнению исследователя армянской общинной жизни Д.Петросяна, чуть превышает 100 тысяч. Однако последняя иранская перепись 2006 г. определяет армянское население страны, проживающее в основном в Тегеране, Исфахане, Тебризе, Урмие, Араке, Шахиншахре и Ахвазе в 180 тыс. человек, из которых 80 тыс. проживают в столице. Впрочем, есть и другие мнения: Л.Раванди-Фадаи считает, что армян в Иране около полумиллиона.

Эмиграция армян подстегивается многочисленными случаями нарушения прав человека, репрессиями по отношению к священнослужителям армяно-григорианской церкви. Так, в начале нынешнего десятилетия ощутимый всплеск отъездных настроений вызвал сфальсифицированный властями Исламской Республики судебный процесс по делу об убийстве трех армянских священников. Поначалу утверждалось, что это дело рук боевиков запрещенной в Иране оппозиционной организации «Моджахедин е халк». Однако независимое расследование показало, что в деле замешаны сотрудники иранского Министерства безопасности, специализирующиеся на ликвидации диссидентов.

Власти ИРИ сурово наказывают тех граждан, которые переходят в христианство, так называемых прозелитов (перс. ноукишан). Как сообщил недавно интернет-сайт «Организации по защите иранских христиан», перешедший в христианство житель Табриза Али Амини, подвергся аресту и находится ныне в центральной тюрьме этого города. Его арестовали еще 19 декабря сотрудники службы безопасности провинции. Это было сделано по месту работы А.Амини. При этом не было принято во внимание, что он глава семейства и имеет на иждивении двух малолетних детей. А.Амини предъявлено обвинении в преступлении против безопасности страны и создании преступной подпольной группы. Как подчеркивает цитируемый сайт, в последнее время по всему Ирану произведены аресты христиан, в том числе — евангелистов, осужденных затем на длительные сроки тюремного заключения. Всем им предъявляют такие же стандартные обвинения как и А.Амини. Как сказал в интервью СМИ Мансур Барджи – один из активистов «Организации по защите иранских христиан», обвинения являются надуманными, не имеющими ничего общего с реальностью. Людей наказывают просто по причине перехода в христианство, что противоречит общепризнанным свободам и правам человека. Правозащитные организации, в частности – Amnesty International – выразила недавно серьезное беспокойство по поводу осуждения на длительные сроки перешедших в христианство граждан ИРИ. За последние месяцы Amnesty International зарегистрировала в Иране несколько подобных случаев

В мировых СМИ было распространено письмо четырех независимых докладчиков ООН по вопросам прав человека, касающееся дискриминации религиозных меньшинств в Иране. В письмо идет речь о трех гражданах Ирана, которые в ближайшие дни предстанут перед судом второй инстанции. Священник Виктор Бат-Тамарз, Амин Афшар Надери и Хади Асгари уже осуждены Революционным трибуналом в мае прошлого года на сроки от 10 до 15 лет, им предъявлены разнообразные обвинения, в том числе – агитация и пропаганда христианства. Виктор Бат-Тамарз до закрытия в 2000 г. ассирийской церкви в Тегеране был ее руководителем, другие вышеперечисленные лица недавно перешли в христианство. За это их и преследуют. Докладчики ООН по правам человека требуют, чтобы суд был справедливым и прозрачным, а обвинения аргументированными и логичными. Они считают, что предъявленные подсудимым обвинения входят в явное противоречие с международными обязательствами Ирана по правозащитной повестке. Как сообщают оппозиционные исламскому режиму в Иране СМИ, в течение послереволюционного периода в стране погибли 6 лидеров христиан, а сотни их единоверцев подверглись допросам и арестам, были брошены в тюрьмы. В Иране запрещено издание Библии на фарси, закрыто много церквей, не разрешено проведение христианской службы на персидском языке.

В этой связи не вызывает удивления недавнее сообщение американского журнал Foreign Policy о том, что правительство президента Д.Трампа получило просьбы о предоставлении статуса беженца от более чем 100 иранских христиан и представителей других этноконфессиональных меньшинств, которые подвергались в своей стране судебному преследованию. Уже более года они ожидают в Вене решения по своей апелляции о предоставлении политического убежища.

Таким образом, при официально урегулированном статусе христиан как признанного действующей в стране Конституцией конфессионального меньшинства, их представители до сих сталкиваются в Исламской Республике с разными видами дискриминации.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *