Архимандрит гермоген

Дата рождения: 1935
День Ангела: 17 февраля (свт. Гермоген, Патриарх Московский)
Священническая хиротония: 1960
Юрисдикция: Русская Православная Церковь

Архимандрит Гермоген (Муртазов) родился в 1935 в верующей семье вблизи Чистополя в Татарстане. При рождении был назван Александром. Отец работал трактористом, погиб на фронте. Оставшись сиротой, стал помогать маме на ее работах. Учился в сельской школе, работал на почте и в лесничестве. Армейскую службу проходил в Баку. В то время семья переселилась в Чистополь. Монахини местного монастыря помогли юноше принять решение поступить в семинарию.

В 1957 Александр поступил в Саратовскую семинарию. Нес иподиаконское послушание у митрополита Саратовского Вениамина (Федченкова), а также регентовал. В семинарии был помощником эконома. Перед окончанием семинарии женился (с женой развелся через несколько лет). Священнический сан принял в 1960. До 1962 служил в церкви святой Ксении в г. Мамадыш. В 1965 окончил Московскую академию с дипломом кандидата богословия.

После академии был направлен на служение в Эстонию, в Пюхтицкий монастырь Успения Богородицы, где пробыл почти 30 лет – до 1992. Монашеский постриг принял в 1978. Постриг совершил будущий Патриарх Московский Алексий II. Нес послушание духовника монастыря.

После распада Советского Союза и получения Эстонией независимости решил вернуться в Россию. В 1992-1993 служил в Варваринском храме в Печорах. С 1994 служит в Снетогорском женском монастыре во Пскове. Со временем стал духовником. Много сделал для возрождения этой обители.

Православный старец. Духовник Снетогорского женского монастыря. Считается духовным наследником Кукши Одесского и Иоанна (Крестьянкина).

Александр Иванович Муртазов родился в 1935 году в одном из сел недалеко от города Чистополь (Татарстан) в семье верующих (в доме семьи Муртазовых собирались окрестные жители для совместной молитвы).

После окончания школы 2 года служил в Баку (Азербайджан) в зенитной артиллерии. Вернулся из армии в город Чистополь, куда за время его отсутствия переехала семья. Под влиянием монахинь местного монастыря поступил в Духовную семинарию в Саратове, где проучился с 1957 по 1960 годы. Во время учебы служил иподиаконом в одной из саратовских церквей и помошником эконома в семинарии.

Рукоположен в священники в 1959 году, после чего год прослужил на приходе города Мамадыш (Татарстан). Учился в Духовной академии в Троице-Сергиевой лавре с 1962 по 1965 год. По окончании получил степень кандидата богословия. Тема диссертации: «Пастырское служение Святителя Ермогена, Патриарха Московского».

С 1965 по 1992 год жил в Пюхтицком монастыре в Эстонии, где в 1978 году постригся в монахи, приняв имя в честь Святителя Ермогена, Патриарха Московского.

После 1992 года переехал в Псковско-Печерскую лавру, в 1994 году — в Снетогорский монастырь, где был возведен в сан архимандрита.

Архимандрит Гермоген (Еремеев) родился в поселке Черноисточинск Свердловской области.

С детства посещал Петро-Павловскую церковь. С ранних лет знал на память Шестопсамие. С тех времен полюбил пение.

После школы поступил в Нижнетагильское музыкальное училище. Там же пел на клиросе Казанского собора. В 1984 был принят на работу в Свердловский оперный театр, где проработал 5 лет. Одновременно пел в церкви Иоанна Предтечи. Затем уехал в Германию, где работал в военном ансамбле. На Немецкой земле посещал Александро-Невский храм в Потсдаме.

В 1990 принял дьяконский сан, в 1994 – монашество и сан священника. Учился в Московской семинарии.

Был старшим священником строящегося Иоанно-Предтеченского собора Екатеринбурга. Затем назначен настоятелем разрушенного Крестовоздвиженского храма Екатеринбурга, который пришлось восстанавливать. Некоторое время был клириком Ульяновской епархии, где исполнял послушание ключаря кафедрального собора иконы «Неопалимая Купина». Возвратившись в Екатеринбург, снова назначен старшим священником кафедрального собора. Несколько лет служил на новом приходе во имя Стефана Великопермского.

Указом правящего архиерея был назначен руководителем отдела милосердия Екатеринбургской епархии, клириком Иоанно-Предтеченского собора и настоятелем нового прихода в честь преподобного Серафима Саровского.

В 2001 был заложен первый камень на месте Серафимовской церкви. С 2006 года курировал строительство церкви Иоанна Воина в г. Березовский.

При храме организовал сестричество милосердия в честь преподобномученицы Елизаветы Феодоровны, школу в честь святого Царевича Алексия и молодежный отдел.

В 2010 возведен в сан архимандрита. В 2012 назначен благочинным Березовского округа. Является духовником областного управления ГИБДД.

Отец Гермоген известный вокалист и автор стихов. Ученик и друг народной артистки СССР Людмилы Зыкиной. В 2015 дал в Екатеринбурге юбилейный концерт в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне.

«У ЗЫКИНОЙ НИКОГДА НЕ БЫЛО ПОХМЕЛЬЯ»

— Отец Гермоген, когда вы познакомились с Людмилой Георгиевной?

— В Вюнсдорфе в 1990 году. Я тогда служил в 20-й армии группы Советских войск в Германии и заодно пел в военном ансамбле. К 45-летию Великой Победы проводился грандиозный концерт всех военных коллективов. И я принимал в нем участие — пел песню «Растет в Волгограде березка». В зале тогда сидела Людмила Георгиевна Зыкина. После концерта я весь взволнованный на трясущихся ногах ждал, когда же смогу взять у нее автограф. А она издалека меня заметила и говорит: «Чего это ты мои песни воруешь?» Людмила Георгиевна была в хорошем расположении духа, сказала мне потом: «Да ты так здорово спел! Приезжай ко мне в ансамбль!» Потом я вернулся в Россию и был здесь рукоположен в дьяконы. А где-то глубоко в душе у меня свербело, что надо встретиться с Людмилой Георгиевной, она ведь пригласила. В общем, прошло несколько лет, прежде чем я осмелился предстать пред ее очи. По-моему, это был 1996 год. Потому что в 1997-м она уже приехала ко мне в гости, и с этого момента началась крепкая, искренняя, долгая дружба.

На ужине в одном из ресторанов ЕкатеринбургаФото: Личный архив отца Гермогена

— А как вы стали ее духовником?

— Зыкина однажды захотела исповедаться и причаститься. Спрашивает: «А как мне лучше это сделать? Как приготовиться?» Я ей пару раз подсказал, и то ли она где-то упомянула об этом, то ли еще как люди узнали, но все стали говорить, что Гермоген — духовник Зыкиной. А я никогда не был ее духовником. Скорее уж она была моим духовником. Вот это точно. Потому что я больше с ней советовался, чем она со мной.

— Вам часто приходится развенчивать мифы о Людмиле Георгиевне?

— Бывает. Например, говорили, что она много пила. А это сущая выдумка! Она знала меру во всем и всегда. Если и выпьет немного, то обязательно хорошо покушает. И даже похмелья никакого у нее не было никогда. Нормальная русская женщина без всяких вредных привычек! Да она работала как вол, когда ей было пить? Бывало по 2 — 3 концерта в день. Уставала, конечно, но это была ее жизнь. Уйти на покой она хотела только на словах, а в уме собиралась прожить до 120 лет, хотя и признавала, что каждый концерт может быть последним.

Людмила Георгиевна и отец Гермоген едут на концерт в ЧелябинскФото: Личный архив отца Гермогена

— На одной из ваших совместных фотографий Людмила Георгиевна угощает вас чем-то с ложечки. Чем?

— Это мы в 2002 году с ней поехали в Каменск-Уральский. Там по обочинам дороги бабушки продавали грибы и ягоды. Мы остановились. Людмила Георгиевна говорит: «Ой, умираю, как хочу земляники!» Я побежал к одной бабушке: «Продайте ягоды вместе с ведерком». Она сначала ни в какую. Тогда я говорю: «Это для Людмилы Зыкиной, она в машине». Бабушка мне: «Да ладно врать-то!» И в этот момент Людмила Георгиевна открывает заднее окно. У бабки рот как раскрылся, так и не закрывался больше. (Смеется.) После этого все-таки уступила землянику с ведерком. Мы всю дорогу потом хохотали. А в Каменске-Уральском Людмила Георгиевна поела землянику и говорит мне: «Открывай рот!» Вот так она меня с ложечки и стала кормить.

«ПЕРЕЖИВАЛА ЗА МЕНЯ, КАК ЗА РОДНОГО РЕБЕНКА»

— Знакомство с Зыкиной помогало вам в жизни?

— Однажды я собрался к ней на встречу, и у меня вдруг случился приступ: камни в почках. Боль такая, что хотелось лезть на стенку. Увезли на скорой в больницу. Телефонов сотовых тогда еще не было, а Зыкина ведь меня ждала! Меня положили в общую шестиместную палату. Я, цепляясь за стеночку, иду в кабинет к доктору, прошу позвонить по телефону Зыкиной. А он смотрит на меня, как на сумасшедшего, но потом все-таки дал позвонить. «Ты где? В больнице? В какой больнице?» — услышал я в трубке. Как за родного ребенка, Людмила Георгиевна за меня переживала. В общем, она стала выяснять, кто в этой больнице главный. Я дал трубку доктору. Он до этого сидел за столом и вдруг встал вместе с трубкой и говорит: «Да-да, не беспокойтесь все хорошо, все нормально». Я не успел дойти до палаты, как подбегает медсестра и ведет меня в другую — отдельную. И уже через пару часов мне делают дробление, которого люди там по три месяца ждут в очереди. Когда мы с доктором шли после дробления, я спросил у него: «Ну что, получилось с камнями?» А доктор в ответ: «Да у вас такая покровительница — одно ее имя раздробит любой камень». (Смеется.)

Последний свой юбилей Людмила Георгиевна отметила в столичном ресторане «Метрополь». Там собрались все ее близкие и друзья. А уже через 20 дней великой певицы не сталоФото: Личный архив отца Гермогена

«НИЧЕГО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО БЕДЫ»

— Как вы узнали о смерти Людмилы Зыкиной?

— Мне позвонили журналисты и говорят: «Вы, наверное, уже в курсе печального события?» Я сразу все понял: «Что-то с Зыкиной». У меня сразу ноги подкосились. Я ведь виделся с ней за 20 дней до этого. В Москве, в ресторане «Метрополь» мы все поздравляли ее с юбилеем. Ничто не предвещало беды. Она всех вспомнила, всех поблагодарила. На похоронах я как священник шел впереди гроба и совершил литию на кладбище.

— Вам понравился сериал «Людмила» о Зыкиной?

— Мы все — близкое окружение Людмилы Георгиевны — пришли к мнению, что он никакого отношения не имеет к Зыкиной, равно как и памятник, который стоит у нее на кладбище. Он очень отдаленно напоминает кого угодно, но только не Зыкину. Нет ни ее фирменного жеста, ни улыбки. Если бы не было написано, что это Зыкина, никто бы и не понял, кто это. У нее ведь был свой жест: одна рука поднята высоко, вторая ладонью открытой вниз. Вот будь памятник таким — это была бы сразу Зыкина! А тут — какая-то тетка сложила лапки, и даже бюст не Зыкинский у нее.

На 20-летие священнослужения отца Гермогена Людмила Зыкина приехала на Урал, чтобы лично поздравить егоФото: Личный архив отца Гермогена

— У нас в Екатеринбурге стоит много памятников разным исполнителям — группе «Битлз», Майклу Джексону, Владимиру Высоцкому… Может, стоит и памятник Зыкиной у нас поставить?

— Ой, я мечтаю об этом! При всем уважении к перечисленным персонам я глубоко убежден, что великая русская певица Людмила Зыкина, которая, кстати, многократно бывала в нашем городе и области, достойна этого ничуть не меньше.

Справка КП

Отец Гермоген (в миру Юрий Еремеев) родился в поселке Черноисточинск Свердловской области в 1966 году. После школы поступил в музыкальное училище Нижнего Тагила. В конце 80-х служил в Германии и пел там в военном ансамбле. В 1994 году принял монашество и сан священника. Учился в Московской семинарии. В 2010 году возведен в сан архимандрита.

– На похоронах Людмилы Зыкиной отец Гермоген, как священник, шел впереди гроба. Он совершил литию на кладбищеФото: Личный архив отца Гермогена

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *