Белорусский православный сайт

Священный Синод Русской православной церкви (РПЦ) во вторник, 25 августа, освободил от должности патриаршего экзарха всея Беларуси митрополита Минского и Заславского Павла — главу Белорусской православной церкви (БПЦ). Синод, удовлетворив соответствующее прошение митрополита Павла, перевел его на новое место служения — в Кубанскую митрополию. Новым руководителем БПЦ назначен епископ Борисовский и Марьингорский Вениамин.

В белорусском сегменте соцсетей эти кадровые перестановки вызвали неоднозначную реакцию. Кто-то радовался, что вместо гражданина России БПЦ возглавил гражданин Беларуси, другие отмечали, что смена иерархов произошла после того, как митрополит Павел извинился за поспешное поздравление Александра Лукашенко с победой на президентских выборов и раскритиковал репрессии в отношении участников акций протестов в стране.

Православная церковь отреагировала на репрессии в Беларуси

Между тем Синод РПЦ вечером 25 августа опубликовал постановление, в котором заявил о поддержке усилий митрополита Павла, направленных на восстановление мира и общественного спокойствия в Беларуси. РПЦ назвала «важным тщательное расследование властями Республики Беларусь всех случаев применения насилия как к гражданам, так и к сотрудникам сил правопорядка, и наказание виновных в нарушении закона».

Акция протеста в Минске, 23 августа

Новоназначенный глава БПЦ епископ Вениамин 26 августа выступил с первым обращением, в котором призвал православных к трехдневному посту и подчеркнул: «Последние скорбные события в нашем Отечестве произошли от того, что сердца наши склонились в недобрую сторону. От того, что свет Христов не смог воссиять в это темное время, когда проявился грех беззакония».

Что сейчас происходит в БПЦ

Как объяснил в интервью DW председатель информационного отдела БПЦ протоиерей Сергей Лепин, «технически владыка Вениамин уже является патриаршим экзархом — сразу как об этом постановляет синод. Он постепенно принимает дела и приступает к исполнению своих обязанностей». По словам Лепина, в ближайшее время епископ Вениамин будет возведен в сан митрополита.

Митрополит Павел (на фото в центре)

Митрополит Павел еще не вернулся из командировки из Москвы. «Мы знаем, что по планам владыка Павел должен 28 августа приехать в Жировичи на День успения пресвятой владычицы нашей Богородицы — в Успенский жировичский монастырь, где он отслужит праздничную службу, попрощается с братией и семинаристами, преподавательским составом. И 30-го будет служба в кафедральном соборе города Минска (Свято-Духов кафедральный собор. — Ред.). Куда тоже будет приглашено и духовенство и миряне. Пожалуй, это будет заключительная служба владыки в нашей стране», — добавил Лепин.

Рудковский: Владыка Вениамин — пока загадка

Директор зарегистрированного в Вильнюсе Белорусского института стратегических исследований (BISS) Петр Рудковский (в сфере его научных интересов — политический потенциал белорусских церквей) в интервью DW отметил, что склонен согласиться с официальной версией кадровых перемен в БПЦ. По его словам, митрополит Павел сам хотел поменять место службы: «Он запутался в этой сложной ситуации — и политической, и, возможно, внутрицерковной. Поэтому я думаю, что это было такое консенсусное решение, принятое Павлом и руководством РПЦ».

Рудковский обратил внимание на то, что «освобождение от должности и назначение на другую митрополита Павла сопровождалось отчетливой сердечной поддержкой его деятельности и его позиции относительно последних событий в Беларуси — Синод РПЦ выразил солидарность с позицией митрополита Павла».

Эксперт считает, что фигура нового главы БПЦ — пока загадка: «С одной стороны, епископ Вениамин — человек образованный, светлый, имеет организационный опыт в просветительской деятельности, создании богословской школы (в 2014 году Синод БПЦ назначил его председателем отдела религиозного образования и катехизации. — Ред.). С другой — Вениамин в восприятии общественно-политических процессов имеет установку на порядок».

Рудковский полагает, что пока рано прогнозировать, насколько новый глава БПЦ будет лоялен белорусским властям. «Возможно, он будет больше склонен поддерживать позицию властей. Но я убежден, что это будет не любой ценой и будет иметь определенные границы. Все-таки нет сомнений, что это человек глубоко верующий. Все однозначно хором утверждают, что он — человек набожный», — говорит директор BISS. «Если в Беларуси, не дай Бог, повторится такой террор, как 9-11 августа, то я не думаю, что владыка Вениамин будет хвалить власти», — указал Рудковский.

Кто такой владыка Вениамин

В свою очередь, Николай Лис, который сотрудничал с владыкой Вениамином во время его работы в Синодальном отделе религиозного образования и катехизации БПЦ, в интервью DW очень тепло отозвался о нем как о человеке. «Очень добрый, очень мягкий человек в общении с людьми. Если он берет на себя обязательство, то всегда стремиться его выполнить», — поделился Лис.

Епископ Вениамин (в миру — Виталий Тупеко) родился 16 сентября 1968 года в городе Лунинце Брестской области. По первому образованию инженер-радиофизик (окончил Белгосуниверситет в 1992 году), по второму — кандидат богословия (Минская духовная академия, 1999 год). В 1994 году был пострижен в монашество с именем Вениамин. В 2010 году назначен епископом Борисовским, викарием Минской епархии.

Смотреть видео 14:08

Белорусский ОМОН у входа в Красный костел. Минск, 26 августа 2020 года Дмитрий Ловецкий / AP / Scanpix / LETA

В Беларуси продолжаются протесты против Александра Лукашенко. Вечером 26 августа омоновцы во время разгона очередной акции заблокировали часть ее участников, которые укрылись в минском костеле святых Симеона и Елены, также известном как Красный костел. Выйти оттуда люди смогли только примерно через час. Сами католические священники тоже выходят на мирные акции протеста, осуждают насилие силовиков и помогают пострадавшим. О роли церкви в протесте «Медуза» поговорила с Юрием Санько — официальным представителем Конференции католических епископов в Беларуси, секретарем Минско-Могилевского митрополита Тадеуша Кондрусевича и настоятелем минского Костела Пресвятой Троицы на Золотой Горке.

— 26 августа силовики перекрыли вход в Красный костел и заблокировали внутри людей, которые не могли оттуда выйти около часа — некоторых загнали внутрь. Что происходило внутри?

— Когда начали притеснять мирных протестующих, понятно, что они побежали к нам. Больше 100 человек было закрыто . Службы закончились, но прихожане продолжали молиться. Не было обсуждений, просто молились.

мы ждали, пока ОМОН уедет, потому что у костела была выстроена дорожка из омоновцев — к автозаку. Они готовы были всех людей, кто выходит из костела, забирать. Когда уже можно было выходить, мы вышли — до этого дверь была закрыта. Все ждали, когда ОМОН уедет, и просто молились.

Как это выглядело

  • В Минске ОМОН запер в костеле прихожан и участников акции протеста. Фотография

— Бывало ли подобное раньше? Чтобы ОМОН вмешивался в работу храма?

— Такое впервые. Вроде костел открыт, но доступ к нему закрыт.

— Представители власти в итоге объяснили свои действия? Связывался ли с костелом президент, его пресс-секретарь или МВД?

— Нет, никто не связывался. С Красным костелом все началось в воскресенье , когда обрубили свет. Это один из центральных , где служба каждый час, но в час дня там отключили свет — и включили только утром следующего дня. Во вторник в шесть вечера снова отключили свет без всяких предупреждений. Сотрудники костела пытались дозвониться , но им говорили, что залило транзистор. При этом во всем районе свет был, а точечно в Красном костеле — нет.

В среду приходило МЧС. Интересовалось, как это у нас без света работают колонки. Узнавали, где у нас еще подпитка какая. Потом еще собственник здания резко захотел иметь у себя ключи от всех помещений. Они поменяли все замки, повыкручивали ломом, повставляли свои, только один комплект оставили. И все это продолжается.

— Что продолжается?

— Давление на костел. 27 августа тоже не пускали в костел. Стояло оцепление ОМОНа вокруг — дедушка шел, а омоновцы его не пускали.

Не знаю, для чего это делается. Костел выставляется организацией, которая провоцирует и настраивает людей. Хотя костел никогда не занимается этим и мы никогда не принимали чью-то сторону . Сейчас искусственно ищется враг, и мы получаем за нашу позицию. Мы немного более смелые, чем православная церковь, хотя они более многочисленные.

Хоть сам президент и угрожал уже , но мы говорим, что не занимаемся политикой, нам каноническое право запрещает. Но Иисус говорит «Идите и евангелизируйте». Поэтому если прихожанка приходит и говорит, что ее муж не будет приходить в костел, потому что его избили и он был восемь суток в аду, я как настоятель, не могу это игнорировать. И вместе с прихожанами выхожу на мирные акции.

— Почему действующая власть считает вас оппозиционерами, вмешивающимися в политику?

— Тяжело комментировать, почему так считают. Это не наша задача, разбираться кого как называют. Наша задача молиться и поддерживать правду.

Костел ни в одном государстве не выступал и не был той структурой, которая сменила власть. Это делает народ. Но костел никогда не оставлял народ и всегда был за правду. Наша задача не делать революцию, а молиться и нести мир.

— Другие костелы в Минске сталкиваются с такими проблемами, как Красный?

— Настоятели не сообщали. Местоположение Красного Костела — это самый центр города, на площади где проходят акции. Он в центре и он в первой линии обороны людей.

— Из-за этого к нему столько внимания со стороны властей?

— Да. Во время предыдущих выборов заранее приходило сообщение от собственника, что костел нужно закрыть. Так как костел не принадлежит нам, мы не можем сопротивляться такому. В этом году к нам не обращались, поэтому двери открыты. Тем более формат мирных акций изменился. Раньше люди выходили вечером, а сейчас днем. А костел не может быть закрыт днем.

— Вы упомянули про угрозы Лукашенко. Что вы имеете в виду?

— Он говорил в Гродно 22 августа. Это было яркое выступление. Если не цитировать, а пересказывать, то: «Священнослужители, займитесь своим делом. Церковь и костел для того, чтобы люди там молились. Вашу позицию государство просто так не оставит».

Лукашенко о протестах

  • Овцы и безработные с криминальным прошлым. Вот что говорит Лукашенко об участниках протестов

— Какую реакцию такие слова вызвали у священнослужителей?

— Это возмутило многих священнослужителей. Может, нам сейчас начнут проверять проповеди или писать их нам? Многие священники были с людьми Окрестина и в СИЗО. Помогали им, выходили на мирные акции в своих городах, были просто с прихожанами.

— Со стороны действующей власти это выглядит так, будто католические священники поддерживают протест?

— Со стороны государственной власти это так наверно и выглядит. Но костел всегда будет поступать по совести. Если пролилась невинная кровь, мы должны об этом говорить. Господь взыщет за невинную кровь.

Сейчас дается возможность исправить ситуацию. Виновники должны быть наказаны нашим мирским судом, нужно проводить расследование. Светская власть этого не понимает. Мы — духовники и нам больше открыто со Святого Писания, что Господь защитит невинную кровь. Но если мы молчим, значит мы соучастники этого преступления. Поэтому костел молчать не будет. Об этом говорят и заявления митрополита о прекращении насилия, и священники выходят на протесты, чтобы прекратилось насилие над мирными гражданами нашей страны.

— На Красном костеле во время протестов в том числе висел плакат, на котором было написано, что в храме молятся о раскаянии тех, кто фальсифицировал выборы. Это выглядит как прямое политическое высказывание.

— Его повесили прихожане. Костел аполитичен.

— Есть ли еще какие-то требования у костела помимо прекращения насилия и наказания виновных?

— Требования должны выдвигать граждане. Мы только против насилия. Мы даже не можем дать оценку как костел, как духовная структура, были ли сфальсицифировнаы выборы или нет. Мы даем оценку дальнейшим действиям.

Еще были инициативы нашей католической молодежи, но они имеют на это право. Они создали целое движение «Католики не фальсифицируют, фальсификация — это грех». Это была инициатива католической молодежи, которая активно распространяла это в соцсетях. но это не акция костела как официальной структуры.

Мы ничью сторону не занимаем, но за то, чтобы была правда, справедливость и милосердие.

— Что сейчас справедливо для Беларуси?

— 9 и 10 августа были жесткие дни, задержания. Это было превышение полномочий, и никто не собирался разговаривать с людьми, услышать их. Это просто неправильно.

— Сейчас такого насилия со стороны властей уже нет. Церковь уже может не вмешиваться?

— Нет, так нельзя говорить. Слава Богу, что акции проходят мирно и нет задержаний, хотя уже опять они начинаются. Но у людей есть конкретная повестка, и они, думаю, должны высказывать свою позицию. Уникальность всего, что все протесты были мирные и продолжаются. Люди выходят с просьбой, ничего не крушат. У них конкретная просьба.

— Так за что вы выступаете?

— Мы хотим, чтобы все успокоились, начали разговаривать. Чтобы начался диалог между существующей властью и народом. Без диалога сложно говорить о переменах и что хотя бы одна из сторон будет услышана.

Выходят люди на мирный протест — 200-300 тысяч — и нет диалога. Они выходят с конкретным посылом. Кто-то с ними разговаривает? Никто. Комитет , который создали — с ним тоже никто не хочет разговаривать. Понятно, что не мы должны устанавливать формы общения, как это должно выглядеть. Но это не должно быть одностороннее.

Государственные СМИ и так далее должны признать, что вышло не 20-30 тысяч человек, а 200-300 тысяч. А не просто пропускать это мимо. Мы видим тенденцию разделения на хороших и плохих. Этого нельзя допустить. Одни маргиналы, потому что выходят с красно-белыми флагами, а другие патриоты. Этого нельзя допустить, иначе белорусы как нация перестанут существовать.

Про красно-белые флаги

  • Флаг белорусского протеста — бело-красно-белый. А почему? Откуда он взялся?

— Позиция Красного костела отличается от других костелов Беларуси?

— Нет. У нас одна линия, одно мнение. И наш митрополит идет впереди паровоза и задает тон. Это можно увидеть по его заявлениям. Он был одним из первых иерархов всех конфессий и религий, который высказался, что нужно срочно прекратить то, что происходит. Он поехал в тюрьмы, в СИЗО, встречался с людьми, встречался с министром МВД. Он активно ведет и подает для священнослужителей пример, что мы не должны остаться в стороне. Он всегда за людей, всегда с ними, всегда за правду.

— О чем митрополит говорил с министром внутренних дел Юрием Караевым?

— Это была одна из протокольных встреч. Ему сказали: «Я не давал такие указания. Будет проведено расследование». Когда оно будет? Ни одного уголовного дела не заведено. по крайней мере, мы донесли свою позицию на самый верх, и для нас это самое важное.

— Чем сейчас отличается позиция католической церкви от других конфессий?

— Мне сложно сказать. Может показаться, что костел более явно и часто выступает. Что голос костела более яркий, из-за того что митрополит много раз выступал и священники выходят на акции. Но в конструктиве у всех религиозных организаций один посыл — чтобы прекратилось насилие, чтобы расследовалось преступление над мирными гражданами и чтобы наступил мир. Думаю, это общий посыл всех конфессий.

— Вы общаетесь со священнослужителями других конфессий Беларуси?

— С Православной церковью тесный контакт. Мы многие акции, заявления, которые выходят от костела и церкви, согласовываем. Церковь и костел все равно заодно.

Другие конфессии более немногочисленные, но с ними тоже контакт. Когда в Ватикане заявили, что вся Европа 19 числа будет молиться за Беларусь, мы быстро организовались и провели такую молитву. В течение половины дня я созвонился со всеми религиями традиционными, которые у нас есть: мусульмане, евреи, католики, протестанты, православные, баптисты, пятидесятники. Мы собрались на совместную короткую молитву в то время, когда была молитва «Отче наш» во всей Европе. Мы сотрудничаем со всеми.

— Какая роль у церкви во время текущих протестов, на ваш взгляд?

— У нас много инициатив молитвенно-духовного плана о всей ситуации. Мы молимся за Беларусь, за наш народ, чтобы вся ситуация разрешилась быстрее и мирным способом. Чтобы виновные раскаялись. Чтобы наши сердца были открыты на начало процесса прощения. Прощение — это не эмоция, и люди неспроста говорят «никогда не забудем». То, что происходило 9 и 10-го августа — это унижение человеческого достоинства. И мы молимся, чтобы подобное быстрее разрешилось в нашей стране. И социальное служение тоже никто не отменял — помощь пострадавшим. Не только психологическая, но и материальная помощь. Но главное направление — это молитва.

— Что означает социальная помощь от костела?

— Когда 9-го числа первые люди оказались в СИЗО, представители костелов были под стенами Окрестина. Была организована палатка, где люди могут помолиться, почитать Библию, погреться, пообщаться со священником.

— Вы много раз подчеркнули, что костел не занимает чью-то позицию. Но священнослужители выходят на протесты и сами. Они хотят новых выборов?

— Появление на мирных акциях — это посыл не о новых выборах, а о прекращении насилия и решении вопросов мирным способом, а не запугиванием и унижением.

В РПЦ тоже есть такие священники

  • «На то мы и храм» Монолог священника из храма в центре Москвы, где протестующие укрылись от Росгвардии и полиции

Беседовала Александра Сивцова

  • Напишите нам

Сайт Крыніца.INFO опубликовал исследование уровня религиозности населения Беларуси в региональном разрезе.

Исследование сделано на основании официальных данных о количестве зарегистрированных религиозных общин в стране.

Публикация не отражает внутреннюю религиозность конкретных граждан, но пытается выяснить, в каких регионах зарегистрированные общины каких конфессий преобладают численно, а также их общую численность, в том числе относительно количества населения.

В условиях отсутствия официальной статистики конфессиональной ситуации в Беларуси исследование может помочь в анализе данной сферы.

Количество зарегистрированных общин относительно численности населения.

Анализ имеющихся данных позволяет утверждать, что наибольшее количество религиозных общин зарегистрировано в Брестской области.

Здесь, в среднем на одну зарегистрированную общину верующих приходится 1981 человек. Относительно близкие показатели в Минской области (2145 человек), Гродненской (2355) и Витебской (2371). Далее следуют Гомельская (4004 человека) и Могилевская области (4308).

В Минске же на одну зарегистрированную общину приходится 14.236 человек.

Религиозные общины Беларуси (количество по районам).

Среди районов Беларуси по количеству зарегистрированных на их территории общин снова лидирует Брестская область.

Из десяти районов страны, на территории которых официально действует более 50 общин, половина находится именно на Брестчине: Барановичский, Брестский, Кобринский, Пинский и Столинский. Кроме того, наибольшее количество общин в стране зарегистрировано в Витебском, Гомельском, Гродненском, Молодечненском и Минском районах.

Вместе с тем Могилевская область является аутсайдером по данному показателю. Здесь из 21 района на территории 14-ти зарегистрировано только от 1 до 10 общин (преимущественно на востоке области). В Гомельской области таких районов насчитывается лишь 9 из 21. В Витебской области их 4 (из 21), Минской — 1 (из 22). В Гродненской и Брестской областях таких районов нет.

Преобладающие конфессии (по количеству общин по районам).

По количеству зарегистрированных общин абсолютным лидером является Белорусская Православная Церковь, ее приходы преобладают в абсолютном большинстве районов.

Исключение составляют восемь пограничных с Литвой районов Гродненской и Витебской областей, где преобладают римо-католические парафии, Лунинецкий, Солигорский и Хойникский районы, где преобладают общины христиан веры евангельской, а также Белыничский район, где лидерство принадлежит общинам евангельских христиан-баптистов.

Кроме того, количество приходов БПЦ совпадает с количеством приходов РКЦ в Щучинском и Сморгонском районах, с количеством общин ХВЕ — в Ганцевичском, Ляховичским, Кличевском, Костюковичском, Кормянском, Светлогорском и Россонском районах, с количеством общин ЕХБ — в Быховском, Краснопольском, Круглянском и Чериковском районах Могилевской области.

Преобладающие конфессии (по количеству общин по районам).

Если же считать общины с учетом основных направлений (католицизм, православие, протестантизм), то католические приходы (римо- и греко-католические) по-прежнему преобладают у литовской границы, хотя в Браславском районе конкуренцию им начинают составлять православные приходы БПЦ и старообрядцы. Вместе с тем различные течения протестантизма (ХВЕ, ЕХБ, ХПЕ, лютеранство, кальвинизм и т.д.) помимо указанных районов (Лунинецкий, Солигорский, Хойникский, Белыничский) преобладают также в Минске, Пинском, Ляховичском, Светлогорском, Кормянском, Чечерском, Россонском, Кличевском, Могилевском, Славгородском, Чериковском, Краснопольском и Костюковичском районах. Протестантские общины составляют также конкуренцию православным в Ляховичском, Полоцком, Слуцком, Узденском, Глусском, Березинском, Кричевском, Петриковском и Ельском. Примечательно, что протестанты не превалируют ни в одном из районов лишь в Гродненской области, где конкуренция разворачивается между православными и католическими приходами.

Следует отметить, что преимущество протестантских общин на Могилевщине и в восточной Гомельщине объясняется не столько большим количеством протестантских общин, сколько малым количеством православных.

Белорусская Православная церковь (количество приходов по районам).

Православных приходов (приходящихся на район) насчитывается на землях бывшей Западной Белоруссии больше, нежели в Могилевской и в наиболее пострадавших от аварии на ЧАЭС районах Гомельской области.

Больше всего православных приходов (более 30) зарегистрировано в Минске и вокруг крупных населенных пунктов: в Минском, Гомельском и Витебском районах (последние учитываются вместе с областными центрами), а также в Брестском, Кобринском, Пинском и Столинском районах Брестской области.

Римско-католическая церковь (количество парафий по районам).

Римско-католические приходы представлены в большинстве на севере Гродненской области, западе Минской и Витебской.

При этом в ряде районов в Могилевской и Гомельской областях вообще нет зарегистрированных католических приходов. Наибольшее число католических приходов (более 15) действует в Гродненском (вместе с Гродно), Браславском, Лидском районах и Минске.

Христиане Веры Евангельской (количество приходов по районам).

Христиане Веры Евангельской представлены во всех районах Беларуси, причем равномерно и в относительно небольшом количестве (1… 5 общин).

Наибольшее число общин ХВЕ сконцетрировано на Полесье на границе Брестской, Минской и Гомельской областей. Более 30 общин Христиан Веры Евангельской действует в Пинском районе и Минске.

Евангельские христиане-баптисты (количество приходов по районам).

Евангельские христиане-баптисты как и римо-католики на официальном уровне представлены не во всех районах Беларуси.

Причем районы, где не зарегистрированы общины ЕХБ, имеются во всех областях. Преобладают же они на Брестчине. Более 15 общин ЕХБ в Минске и Кобринском районе.

Остальные же конфессии Беларуси значительно уступают представленным выше по количеству зарегистрированных общин и не влияют на конфессиональную ситуацию.

Таким образом, как видим, основное количество христианских общин всех без исключений конфессий приходится на Западную Беларусь — регион, который, благодаря относительно позднему присоединению к СССР, меньше, чем восток, пострадал от коммунистических гонений.

При этом на востоке Беларуси в связи с малым числом приходов традиционной для этого региона Православной церкви существует тенденция к численному преобладанию зарегистрированных протестантских общин.

Из зарегистрированных в Беларуси религиозных объединений только два — БПЦ и ХВЕ — представлены во всех районах страны.

Православие, судя по количеству общин, по-прежнему остается ведущей конфессией Беларуси, преобладая абсолютно во всех областях.

При этом утверждения о «католической Гродненщине» и «протестантской Брестчине» исследованием не подтверждаются.

Хотя в Гродненской области и зарегистрировано больше всего католических приходов, а в Брестской — протестантских, однако преобладают они только в конкретных частях областей (северная Гродненщина и восточная Брестчина), тогда как в остальных районах очевидное преобладание православных приходов.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *