Беспоповцы

При самом начале своем старообрядчество распалось на две главные группы. Известно, что первыми распространителями старообрядчества были, кроме одного епископа, Павла Коломенского, только некоторые священники и иеромонахи, а большей частью, чернецы и миряне. Но Павел Коломенский, который один мог бы рукоположить пастырей для своих последователей, скончался еще в 1656 г., когда раскол едва зачинался; священники и иеромонахи, хотя считали себя вправе учить и совершать службы, не могли, однако же, не сознаться, что некому, в случае их смерти, поставить им преемников в пастырстве; наконец, простые чернецы и миряне должны были понимать, что они сами ни учить других, ни совершать таинства не имеют права. Необходимо было решиться на одно из двух: или оставаться вовсе без священников (попов) и предоставить право учить и священнодействовать лицам непосвященным, или принимать священников, посвященных епископами в Церкви Русской и потом переходящих в раскол. Так, действительно, и случилось.

Многие миряне и иноки, не имевшие священного сана, еще при первом распространении старообрядчества позволили себе учить других вере, совершать таинства крещения, покаяния и вообще церковные требы; а в некоторых местах сами даже священнослужители, руководившие расколом, завещали при смерти своей мирянам совершать впредь все эти требы и, таким образом, положили начало секты беспоповщинской, или беспоповщины. Другие, спустя несколько времени, когда священники их, рукоположенные до патриарха Никона, перемерли, начали обращаться за священством к той Церкви, которую почитали еретической, или, по выражению самих их, «стали окормляться бегствующим от великороссийской церкви иерейством». Так образовалась из поповщины беглопоповщина. Около почти двухсот лет поповцы пробавлялись такими недостойными иереями, принимали их с неправдою под второй чин или под миропомазание, пока в царствование имп. Николая I иерейству этому не был нанесен сильный удар (см. поповцы, приемлющие Австрийскую иерархию). Вслед за этим коренным различием двух сект неизбежно последовали другие.

Поповщина, принимая к себе беглых священников, рукоположенных в Церкви Русской, хотя при этом помазует их маслом и заставляет отрекаться от никонианских ересей, но, очевидно, признает силу хиротонии Православной Церкви и, следовательно, находится в некоторой, хотя незаконной, связи с нею, чувствует некоторую зависимость от нее и потому, хотя обыкновенно называет Церковь Русскую еретическою, никонианскою, но вообще смотрит на нее не так враждебно, как беспоповщина, не перекрещивает переходящих в раскол от православия и молится за православных государей, защитников и покровителей Церкви.

Напротив, беспоповщинская секта, прервав всякую связь с Церковью Русской, называет ее прямо церковью антихристовой, утверждая, что она, с 1666 г. отпадши от Христа, Спасителя мира, начала веровать в антихриста, поклоняться антихристу, служить ему, что все таинства ее суть скверны, чада ее – чада дьявола, самая глава ее есть антихрист, царствующий на земле с 1666 г. мысленно, духовно, который, как дух богомерзкого отступления, дух вечной погибели, живет и действует преимущественно в лицах правительственных (властодержцах), – вследствие чего секта эта перекрещивает переходящих к ней от православия и долго не молилась, а в некоторых ее толках и доселе не молится за православных государей.

В секте поповщинской совершаются, кроме священства, все таинства, хотя, впрочем, эти таинства совершаются незаконно священниками беглыми и, большей частью, лишенными сана; в частности, совершается таинство брака, почему поддерживается и уважается жизнь супружеская. В секте беспоповщинской, кроме крещения и исповеди, совершаемых мирянами, часто даже женщинами, все прочие таинства вовсе не совершаются, почему некоторые, сознавая, например, нужду в евхаристии, думали заменять ее для себя своим самоизмышленным причастием; другие, наибольшая часть беспоповцев, – отвергая вовсе брак будто бы за прекращением православного священства, требуют от всех своих единоверцев, мужей и жен, жизни безбрачной, а, между тем, позволяют предаваться им гнусному разврату и даже нередко называют преступную любовь мужей и жен святой любовью, братской, христианской. Впоследствии поповщина и беспоповщина разделились на многочисленные толки.

Поповцы, приемлющие австрийскую иерархию, выделились из беглопоповства в 1846 году, когда у них возникла собственная иерархия, в пределах Австрийской империи, в Буковине, в с. Белая Криница. Обстоятельства возникновения австрийской иерархии следующие. – Пользуясь снисхождением к себе законодательства при имп. Екатерине II и имп. Александре I, поповцы имели у себя беглых попов в изобилии. Но при имп. Николае I в 1821 г. был издан указ, предписавший: «вновь не позволять появляться беглым попам у раскольников». Этот указ, довольно строго исполняемый, произвел в старообрядчестве так называемое «оскудение священства». Попов дозволенных становилось все меньше и меньше, а за умалением их увеличивались беспорядки: совершение богослужения стало производиться с крайней небрежностью, крестили зараз по нескольку младенцев, свадьбы венчали «гуськом», пар по семи, исповедовали всех вместе и т.п. Вследствие этого и явилась снова давно существовавшая мысль об учреждении самостоятельной старообрядческой епископской кафедры и было приступлено к ее осуществлению.

После неудачных попыток найти такого архиерея, который бы согласился перейти в старообрядчество, наконец, нашли такого человека. Это был Амвросий, Босносараевский митрополит, лишенный кафедры вследствие недоразумений с турецким правительством. После долгих переговоров поповцам удалось склонить Амвросия перейти из православия в старообрядчество и стать старообрядческим епископом. Принятие Амвросия совершилось в 1846 г. чрез проклятие мнимых ересей и перемазание, причем вместо св. мира, за неимением оного, было употреблено масло, и чиноприятие над ним совершал также беглый поп – иеромонах Иероним. Сделавшись старообрядческим епископом, Амвросий рукоположил в епископы белокриницкого дьяка Киприана Тимофеева, в монашестве названного Кириллом, с званием наместника Бело-Криницкой митрополии. Кирилл поставил епископов для российских поповцев, и таким образом австрийская лжеиерархия распространилась из Белой Криницы и в России, – в разных местах явились епископы, именующиеся австрийскими, и поставленные ими мнимые попы. По месту своего происхождения иерархия именуется «Бело-Криницкой», или «Австрийской».

Учение поповцев, приемлющих австрийскую иерархию, – то же, что и поповцев вообще. Последователи этой секты составляют более 2/3 общего количества. Имея своим центром Москву с пресловутым Рогожским кладбищем и местечко Гуслицы (Богородского у. Московской губ.), австрийская секта раскинула свои заманчивые для темного простого народа сети преимущественно в Поволжском крае, на Дону и на Кавказе, а также в Черниговской епархии.

СТАРООБРЯДЦЫ ЧАСОВЕННОГО СОГЛАСИЯ. Одно из старообрядческих согласий, занимающее промежуточное положение между беспоповцами и поповцами. Появление согласия связано с гонениями на старообрядцев в период царствования Николая I (1825-1855 гг.). Часть старообрядцев вследствие отсутствия старообрядческого священства по примеру беспоповцев решила заменить их на наставников и проводить службы в часовнях, откуда и пошло наименование согласия. При этом часовенные, в отличие от беспоповцев, отрицали догмат о пресечении истинного священства после 1666-1667 гг. Большая часть часовенных не признала белокриницкую иерархию, считая её неканонической. Для решения важных вопросов созывались часовенные соборы. Часовенные – одно из самых многочисленных старообрядческих согласий Урала. В 1840 г. на Тюменском соборе значительная часть беглопоповцев Урала решает, что оскудение священства вследствие гонения властей и невозможности проверить правильность «крещения оных» вынуждает их отказаться от приёма священников от господствующего православия. Особую роль в распространении и идеологическом оформлении часовенного согласия сыграл отец Нифонт, создавший мужской скит у д. Кедровки Кунгурского уезда и выступавший самым последовательным противником приема священства как от новообрядческой, так и от белокриницкой иерархии. К кон. 19 в. складывается начётническая школа часовенных, видными представителями которой были А. А. Коновалов, А. Т. Кузнецов и Е. А. Комиссаров. Центрами духовного управления становятся многочисленные уральские и сибирские скиты. Наибольшим уважением пользовались скиты на «Весёлых горах» около г. Невьянска; могилы старцев, похороненных там, стали местами поклонения, ежегодно туда совершался крестный ход, собиравший до 1000 человек. К нач. 20 в. гг. Екатеринбург, Невьянск и Нижний Тагил становятся крупными центрами часовенного согласия, в одном Екатеринбурге по официальным данным имелось 50 молитвенных домов часовенных. С приходом государственной веротерпимости основной проблемой стало противостояние белокриницким старообрядцам. Если до 1905 г. часовенное согласие было самым многочисленным в Перм. губ., то к 1914 г. первенство переходит к белокриницкому согласию. Приход советской власти нанёс по часовенным удар более сильный, чем по др. крупным старообрядческим согласиям. Это связано с тем, что руководство общинами осуществляли старцы, проживавшие в скитах. Уничтожение скитов в годы советской власти велось целенаправленно. В настоящее время действующие общины часовенных сохраняются в юго-зап. Прикамье (Еловский, Чайковский, Куединский р-ны), в гг. Перми, Добрянке, Лысьве, а также в Ильинском, Верещагинском, Кишертском и Лысьвенском р-нах. В гг. Перми, Лысьве и в Лысьвенском р-не, в с. Елово открыты и действуют молельные дома, есть наставники. Часовенные не стремятся к государственной регистрации своих общин. Лишь часовенные г. Лысьвы приняли такое решение и получили государственную регистрацию общины в 2000 г.
Лит.: Мельников П. И. На горах. М. 1963;
Русское старообрядчество: лица, предметы, события, символы. М. 1999;
Мельников Ф. Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) церкви. Барнаул. 1999. 557 с.;
Очерки по истории старообрядчества на Урале. Екатеринбург. 2000;
Покровский Н. Н. Антифеодальный протест Урало-сибирских крестьян-старообрядцев в XVIII в. Новосибирск. 1974. 392 с.;
Покровский Н. Н. Староверы-часовенные на востоке России в ХVIII-ХХ вв. / Н. Н. Покровский, Н. Д. Зольникова. М., 2002. 471 с.
В. В. Мингалев

Мучения и казни совершались и в других местах Московского государства. За шесть лет до сожжения пустозерских узников были преданы мученической смерти сотни преподобных отцов и исповедников истинной веры в славной Соловецкой твердыне. Эта обитель вместе со многими монастырями и скитами русской Церкви отказалась принять новые книги. Соловецкие иноки решили продолжать службу Божию по старопечатным, дониконовским изданиям. Они написали государю в течение нескольких лет пять челобитных посланий, в которых умоляли царя только об одном: разрешить им оставаться в прежней вере неизменно.

«Плачемся вси со слезами, — писали иноки царю Алексею Михайловичу, — помилуй нас, нищих и сирот, повели, государь, нам быти в той же нашей старой вере, в которой отец твой государев, и вси благоверные цари и великие князи скончались, и преподобные отцы Соловецкой обители Зосима, Савватий, Герман и Филипп митрополит, и вси святые отцы угодили Богу».

Соловецкие иноки были твердо убеждены, что измена старой вере означала измену Церкви и Самому Богу. Поэтому они писали:

«Лучше нам временною смертью умереть, нежели вечно погибнуть. И если нас предадут огню и мукам или на части рассекут, мы и тогда не изменим апостольскому преданию во веки».

По их слову все и случилось. В ответ на просьбы и мольбы смиренных иноков царь послал в Соловецкий монастырь войска, чтобы силою заставить старцев принять новые книги. Иноки затворились в обители за толстыми каменными стенами. Царские войска осаждали Соловецкий монастырь почти восемь лет, с 1668 по 1676 год. Наконец, в ночь на 22 января 1676 года из-за предательства одного из братии, нового иуды, отворившего тайный ход, стрельцы ворвались в обитель, и началась страшная расправа с насельниками монастыря. Было замучено до 400 человек одних повесили, других порубили на плахах, третьих утопили в проруби Были и такие, которых вморозили в лед или подвесили, подцепив за ребра крючьями. Вся обитель была залита кровью святых страдальцев. Только 14 человек случайно уцелели Тела убитых и разрубленных лежали с полгода неубранными в назидание непокорным. Разгромленную обитель заселили присланными из Москвы монахами.

Незадолго до казни соловецких страдальцев были умучены в Боровске (Калужская обл.) две родные сестры из боярского рода Соковниных, боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова и княгиня Евдокия Прокопьевна Урусова. С детства они были окружены почетом и роскошью, близко стояли к царскому двору. Но ради истинной веры они презрели и богатство, и почет, и славу мирскую. Они были арестованы и подвергнуты страшным пыткам. По указу царя их сослали в Боровск и бросили здесь в сырую земляную яму. Сестер-исповедниц и бывших с ними инокиню Иустину и супругу стрелецкого полковника Марью Данилову стегали кнутами, вздергивали на дыбу, морили голодом и жаждой. Силы их слабели, жизнь медленно угасала. 11 сентября 1675 года скончалась Евдокия, а 2 ноября, через 51 день, ее сестра, успевшая еще до ссылки принять иночество с именем Феодоры. Погибла голодной смертью. Марья Данилова. Инокиня Иустина заживо была сожжена в срубе.

В службе, составленной на память святых мучениц (11 сентября по старому стилю), Церковь прославляет их подвиг: «О, преславнии мученицы, вас ничтоже возможе отлучити от любве Божия, ни лишение имении, ни ломание составов, ни биения, ни раны, ни темница безсветлая, но, победивши вся козни вражия, на небесех молитеся Христови, да спасет душа наша яко милосерд».

Казни последовали тотчас же после собора. Знаменитые защитники древлеправославного благочестия — протопоп Аввакум, священник Лазарь, диакон Феодор, инок Епифаний — были сосланы на Крайний Север и заточены в земляную тюрьму в Пустозерске. Они были подвергнуты (кроме Аввакума) еще особой казни: им вырезали языки и отсекли правые руки, чтобы они не могли ни говорить, ни писать в обличение своих гонителей.

Более 14 лет пробыли они в мучительном заточении, в сырой яме. Но никто из них не поколебался в правоте своей веры. Благочестивый народ чтил этих исповедников как необоримых воинов Христовых, как дивных страстотерпцев и мучеников за святую веру. Пустозерск стал местом их мученической кончины.

По настоянию нового патриарха Иоакима пустозерских страдальцев живых сожгли в срубе. Казнь последовала в Великую пятницу, в день страстей Христовых, 14 апреля 1682 года. Безстрашно взошли они на костер.

ПОПОВЦЫ и БЕСПОПОВЦЫ. При самом начале своем старообрядчество распалось на две главные группы. Известно, что первыми распространителями старообрядчества были, кроме одного епископа, Павла Коломенского, только некоторые священники и иеромонахи, а большей частью, чернецы и миряне. Но Павел Коломенский, который один мог бы рукоположить пастырей для своих последователей, скончался еще в 1656 г., когда раскол едва зачинался; священники и иеромонахи, хотя считали себя вправе учить и совершать службы, не могли, однако же, не сознаться, что некому, в случае их смерти, поставить им преемников в пастырстве; наконец, простые чернецы .и миряне должны были понимать, что они сами ни учить других, ни совершать таинства не имеют права. Необходимо 1эыло решиться на «Одно из двух: или оставаться вовсе без священников (попов) и предоставить право учить и священнодействовать лицам непосвященным, или принимать священников, посвященных епископами в Церкви Русской и потом переходящих в раскол. Так, действительно, и случилось. Многие миряне и иноки, не имевшие священного сана, еще при первом распространении старообрядчества позволили себе учить других вере, совершать таинства крещения, покаяния и вообще церковные требы; а в некоторых местах сами даже священнослужители, руководившие расколом, завещали при смерти своей мирянам совершать впредь все эти требы и, таким образом, положили начало секты беспоповщинской, или беспоповщины. Другие, спустя несколько времени, когда священники их, рукоположенные до патриарха Никона, перемерли, начали обращаться за священством к той Церкви, которую почитали еретической, или, по выражению самих их, «стали окормляться бегетвующим от великороссийской церкви иерейством». Так образовалась из поповщины беглопоповщина. Около почти двухсот лет поповцы пробавлялись такими недостойными иереями, принимали их с неправдою под второй чин или под миропомазание, пока в царствование имп Николая I иерейству этому не был нанесен сильный удар (см. поповцы, приемлющие Австрийскую иерархию). Вслед за этим коренным различием двух сект неизбежно последовали другие. Поповщина, принимая к себе беглых священников, рукоположенных в Церкви Русской, хотя при этом помазует их маслом и заставляет отрекаться от никонианских ересей, но, очевидно, признает силу хиротонии Православной Церкви и, следовательно, находится в некоторой, хотя незаконной, связи с нею, чувствует некоторую зависимость от нее и потому, хотя обыкновенно называет Церковь Русскую еретическою, никонианскою, но вообще смотрит на нее не так враждебно, как беспоповщина, не перекрещивает переходящих в раскол от православия и молится за православных государей, защитников и покровителей Церкви. Напротив, беспоповщинская секта, прервав всякую связь с Церковью Русской, называет ее прямо церковью антихристовой, утверждая, что она, с 1666 г. отпадши от Христа, Спасителя мира, начала веровать в антихриста, поклоняться антихристу, служить ему, что все таинства ее суть скверны, чада ее — чада дьявола, самая глава ее есть антихрист, царствующий на земле с 1666 г. мысленно, духовно, который, как дух богомерзкого отступления, дух вечной погибели, живет и действует преимущественно в лицах правительственных (властодержцах), — вследствие чего секта эта перекрещивает переходящих к ней от православия и долго не молилась, а в некоторых ее толках и доселе не молится за православных государей. В секте поповщинской совершаются, кроме священства, все таинства, хотя, впрочем, эти таинства совершаются незаконно священниками беглыми и, большей частью, лишенными сана; в частности, совершается таинство брака, почему поддерживается и уважается жизнь супружеская. В секте беспоповщинской, кроме крещения и исповеди, совершаемых мирянами, часто даже женщинами, все прочие таинства вовсе не совершаются, почему некоторые, сознавая, например, нужду в евхаристии, дума. заменять ее для себя своим самоизмышленным причастием; другие, наибольшая часть беспоповцев, отвергая вовсе брак будто бы за прекращением православного священства, требуют от всех своих единоверцев, мужей и жен, жизни безбрачной, а, между тем, позволяют предаваться им гнусному разврату и даже нередко называют преступную любовь мужей и жен святой любовью, братской, христианской. Впоследствии поповщина и беспоповщина разделились на многочисленные толки.

Поповство (Беглопоповство, Поповщина)

Одно из двух основных течений старообрядчества. Зародилось одновременно с расколом и окончательно оформилось в последнем десятилетии XVII века.

Поповцы приемлют все 7 таинств христианства. Поповцы признают необходимость священников при богослужениях и обрядах.

Традиционно в поповщине ведущую роль играли торговые и промышленные элементы.

Основными центрами поповства изначально был Нижегородский край, где насчитывались десятки тысяч старообрядцев, Донская область, Черниговщина, Стародубье. В XIX веке крупнейшим центром поповства стала община Рогожского кладбища в Москве, в которой ведущую роль играли владельцы мануфактур.

Социальные противоречия и внутренняя борьба привели к образованию различных согласий в поповстве: перемазанцы, дьяконовцы, лужково согласие.

Поповцам не удалось сразу создать свою церковную иерархию, поскольку епископы, сохранившие старую веру, либо были репрессированы, либо приняли никонианские реформы. Поэтому старообрядцы-поповцы были вынуждены принимать священников, перебегавших по различным причинам из Русской православной церкви. За это поповцы получили название «беглопоповцы».

При приеме беглых православных священников поповцы исходили из признания действительности рукоположения в РПЦ, считая, что благодать в этой церкви сохранилась, несмотря на реформы. Впоследствии часть поповцев перешла под юрисдикцию РПЦ, сохранив дореформенную обрядность, другая часть создала собственные иерархии, третья часть перешла в беспоповщину.

В 1846 г. возникла Белокриницкая иерархия, которая в настоящее время является одним из самых крупных старообрядческих направлений.

По догматике поповцы практически не отличаются от православных, однако придерживаются при этом старой культовой обрядности. Для поповцев характерно участие в церковной жизни не только священнослужителей, но и мирян.

Численность поповцев на конец XX века составляет около 1,5 миллиона человек, большая часть которых сосредоточена в России (самые большие группы находятся в Московской и Ростовской областях).

В настоящее время поповцы делятся на три основные группы: Единоверческая церковь, Русская православная старообрядческая церковь и Русская древлеправославная церковь.

Беспоповство

Одно из двух основных течений старообрядчества. Сформировалось в 90-х годах XVII века.

Последователи беспоповства не имеют и не признают духовенства, поскольку истинное духовенство было истреблено во время проведения никонианской реформы, а новое духовенство не является священным.

После церковного раскола старообрядцы столкнулись с проблемой нехватки священников «старого» толка. Часть старообрядцев стала принимать священников, которые по различным причинам бежали из Русской православной церкви (беглопоповцы), другая часть решила вообще отказаться от института священства.

В 1692 и 1694 годах под руководством Харитона Карпова, Феодосия Васильева и других сторонников старой веры прошли соборы новгородских старообрядцев, на которых были выработаны основные положения этого течения: окончательное воцарение Антихриста в мире, исчезновение благодати, отсутствие священства, не дающее возможности совершать таинства причащения и брака.

Соборы конца XVII века объявили безбрачие обязательным для беспоповцев. Из всех таинств были оставлены только таинства покаяния и крещения, который и в РПЦ при отсутствии священника в исключительных случая разрешается совершать мирянам.

Изначально для беспоповцев была характерна вера в скорый конец света и второе пришествие Христа. Именно поэтому среи беспоповцев были распространены «гари» — самосожжения, которые рассматривались как единственный путь спасения от царства Антихриста.

Руководство беспоповскими общинами осуществляют наставники, уставщики и начетчики.

Решения соборов конца XVII века не были признаны рядом общин, в результате чего беспоповство разделилось на ряд согласий и толков: Часовенное согласие, Поморское согласие, Федосеевское согласие, Спасово согласие, Филипповский толк, Страннический (Бегунский) толк и др.

Общая численность беспоповцев составляет более 1 миллиона человек, которые проживают преимущественно в России, а также в Прибалтике, Белоруссии и Украине.

СТАРООБРЯДЦЫ-ПОПОВЦЫ

Поповцы — старообрядцы, приемлющие священство. Многие миряне и иноки, спустя несколько времени, когда священники их, рукоположенные до патриарха Никона, перемерли, «стали окормляться бегетвующим от великороссийской церкви иерейством». Так образовалась из поповщины беглопоповщина — одна из групп старообрядческих толков, последователи которой для удовлетворения своих религиозных нужд принимают к себе беглых попов. Последователи беглопоповщинской секты особенно многочисленны в епархиях Пермской, Донской, Курской и Черниговской. В начале XX века беглопоповцы испытывали крайнее затруднение при своих поисках бегствующих попов.

Около почти двухсот лет поповцы пробавлялись такими иереями, принимали их под второй чин или под миропомазание, пока в царствование имп. Николая I иерейству этому не был нанесен сильный удар (см. поповцы, приемлющие Австрийскую иерархию). Вслед за этим коренным различием двух согласов неизбежно последовали другие. Поповщина, принимая к себе беглых священников, рукоположенных в Церкви Русской, хотя при этом помазует их маслом и заставляет отрекаться от никонианских ересей, но признает силу хиротонии Православной Церкви и, следовательно, находится в некоторой, хотя незаконной, связи с нею, чувствует некоторую зависимость от нее и потому, хотя обыкновенно называет Русскую Православную Церковь еретическою, никонианскою, но вообще смотрит на нее не так враждебно, как беспоповщина, не перекрещивает переходящих в раскол от православия и молится за православных государей, защитников и покровителей Церкви.

В поповщине совершаются, кроме священства, все таинства, хотя, впрочем, эти таинства совершаются священниками беглыми и, большей частью, лишенными сана; в частности, совершается таинство брака, почему поддерживается и уважается жизнь супружеская. Впоследствии поповщина разделилась на многочисленные толки.

Глава 49. Часовенное согласие

В начале XVIII века, при Петре I, когда староверам жилось особенно тяжко, проповедники-беспоповцы учили, что русским царством и всем миром овладел антихрист.

В Поволжье такую проповедь развернули Козма Андреев и Козма Панфилов — крестьяне с Керженца. Их учение было просто. Они утверждали:

— Благодати Божьей нет ни в церквах, ни в чтении, ни в пении, ни в иконах, ни в какой вещи, все взято на небо.

Оба проповедника были схвачены и погибли под пытками.

Их последователи составили особое направление в беспоповстве — Нетовское согласие. Название согласия происходит от слова «нет», ведь по учению нетовцев ныне в мире нет ни истинной Церкви, ни истинного священства, ни истинного богослужения.

Иногда нетовцев называют спасовцами (Спасово согласие), так как они надеются на одного Христа-Спасителя и говорят:

— Милостивый Спас Сам знает, как спасти нас.

В Великом Новгороде и Пскове с проповедью о наступлении царства антихриста выступил Феодосий Васильев. Он учил:

— По грехам нашим ныне антихрист царствует в мире, но царствует духовно в видимой Церкви. Все таинства ее истребил и всякую святыню омрачил.

Эта страшная проповедь перевалила через уральские горы и зазвучала в Сибири, смущая умы простых христиан. Многие говорили, подразумевая царя Петра:

— Вот он, антихрист, преданный слуга дьявола, немилостивый гонитель верующих. Вот они, последние времена. Повсюду преследования и казни. Кровь христианская потоками течет по русской земле. Близок конец света!

Многим казалось, что они видят несомненные знамения приближающего светопреставления. Например, беспощадное разорение властями в 1719 году скитов на Керженце.

Тогда десятки тысяч христиан бежали с Волги на Урал, на Алтай и в Сибирь. Здесь они смешались с местными староверами. Так появилось своеобразное зауральское старообрядчество, сочетающее в себе черты поповства и беспоповства.

Староверы, жившие в поселках и работавшие на заводах, более тяготели к поповству. А жившие в деревнях и занимавшиеся хлебопашеством более склонялись к беспоповству.

Объяснялось это скудостью благочестивого духовенства. Иереев было мало, и они не могли удовлетворить духовные нужды всех христиан, особенно тех, что жили в сельской глуши.

Поэтому в 1723 году в деревне Кирсановой на реке Ирюм состоялся собор, который разрешил мирянам в случае, если не найдется достойного священника, самим крестить младенцев и заключать браки по родительскому благословению.

Среди беженцев с Керженца был священноинок Никифор. Сначала он жил на Урале, а потом переселился на реку Яик. По его благословению в старообрядчество был принят священник Семен Ключарев — первый «беглый поп» в тех краях.

Затем староверами было принято несколько таких иереев. Они пользовались всеобщим уважением. Но в 1754 году в Невьянске умер последний из них, Иаков. Верующие впервые остались без священства.

Они боялись принимать иереев с Ветки и из Стародубья. Им казалось, что среди них может попасться поп, крещенный не погружением, а обливанием. Или вдруг выяснится, что епископ, рукоположивший иерея, сам крещен обливанием.

Несколько лет староверы обходились без священства, пока не нашли некоего отца Петра. Но некому было принять его в старообрядчество через исповедь, проклятие ереси и таинство Миропомазания. Тогда, по общему решению, отпели три молебна, Петр облачился в иерейские ризы и стал священнодействовать.

После смерти Петра староверы начали рассуждать, где бы им найти священников, несомненно крещенных погружением. Пошел слух, что в Грузии крестят в три погружения. Потом стали говорить, что строгим требованиям старообрядцев соответствует духовенство из Рязани.

Так на Урале стали принимать только грузинских и рязанских иереев.

Первым рязанским священником стал Иродион, которого признали имеющим преемство от отца Иакова. А последним попом на Урале был Парамон Лебедев. Но в 1838 году он вернулся в Синодальную Церковь.

Путь на сибирскую каторгу. Иллюстрация из книги: Lacroix F. Les mysteres de Russie. Paris, 1845.

Тогда наиболее ревностные христиане для исповеди, причастия и венчания стали ходить в отдаленные места, где еще сохранялись благочестивые иереи. Например, ходили за 500 верст в Казань, где у какого-то купца тайно проживал священник.

Некоторые общины принимали к себе иереев, что были присоединены к старообрядчеству через миропомазание в монастырях на Иргизе. Но в 1837 году при Николае I эти обители были уничтожены с неслыханной жестокостью.

После этого в уральских, алтайских и сибирских общинах Николая объявили антихристом. Возобновились разговоры о близком конце света.

Но после смерти императора старообрядцы задались вопросом: кого же теперь считать антихристом? Начались жаркие споры. Верующие разделились на два непримиримо враждующих направления.

Одни считали, что антихрист воцарился «чувственно», то есть по-настоящему, в лице русского царя. Они признают антихристом всех императоров и последующих правителей России, вплоть до нынешних.

Другие утверждали, что антихрист воцарился «духовно», то есть нечувственно и невидимо. Они называют антихристом весь государственный строй — чиновников, полицейских и солдат.

Некоторые общины отказались от дальнейшего приема бегствующего священства, став как бы беспоповскими. Они составили особое направление в старообрядчестве — Часовенное согласие.

Название согласия происходит оттого, что эти староверы совершают богослужения в лишенных алтарей часовнях. Это согласие также называют «стариковским», поскольку богослужениями руководят уважаемые миряне-старики.

Не принимая новых иереев, эти старообрядцы хранили дома запасные Дары для причастия, освященные прежними попами. Крещение детей они доверили старикам. А браки совершали либо по благословению родителей, либо венчали в храмах Синодальной Церкви.

Первоначально часовенные староверы считали свое положение вынужденным и неправильным. Старики, крещенные и венчанные иереями, понимали, что поступают незаконно и едва ли для души спасительно. Они не оставляли надежды найти истинное священство и истинную Церковь.

Поэтому во второй половине XIX века многие из часовенных приняли священство белокриницкой иерархии. А те, кто не приняли, со временем превратились в настоящих беспоповцев.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *