Безбожие

Александр Генис: Судебный процесс над девушками из панк-группы «Пусси Райот” вызвал международный резонанс – и остро поставил вопрос о положении религии в современном обществе. Эту тему мы обсуждаем с философом Михаилом Эптшейном в нью-йоркской студии Радио Свобода. Михаил, вы работаете над новой книгой, которая связaна с очень горячей темой, темой пост-атеизма, которую можно определить очень просто. Когда-то Ницше сказал: «Бог умер”. И в 60-е годы модно было писать на стенах кампуса: «Бог умер”, и подпись: «Ницше”. А ниже написано: «Ницше умер”, и подпись: «Бог”. По-моему, это описывает ситуацию достаточно ярко. Расскажите о вашей книге.
Михаил Эпштейн: Мы живем в эпоху «после атеизма”. Атеизм был новым явлением в ХХ веке, такой массовый атеизм, государственный атеизм, каковым он проявился в Советском Союзе и в других странах социалистического блока.
Александр Генис: Но человек никогда без Бога не жил, в сущности, только в ХХ веке впервые поставили такой опыт.
Михаил Эпштейн: Первый раз. Но, конечно, это было не безбожие, а установление других богов, потому что человек, по природе своей, верующее существо, и такого обскурантизма и идолопоклонства, каковые были установлены в обществе массового безбожия, цивилизованный мир не знал. Поклонялись политическим и идейным идолам. Провозвестникам, вождям и соратникам. Отсюда кампании, скажем, против кибернетики, против квантовой механики, «лысенковщина», «марризм» и прочие суеверные мифологические конструкты псевдонауки. Условно говоря, человечество спустилось с вершины утонченных, усложненных монотеистических систем на уровень то ли анимизма, то ли фетишизма, то есть самых примитивных религий.
Александр Генис: Как мне говорил один мой верующий друг: «Если ты не веришь в Бога, ты веришь в черного козла”.
Михаил Эпштейн: Ну вот, выбор такой. Что-то стало происходить в 1970-е годы. Это стало называться религиозным возрождением. Оно шло не только по ранее проложенным руслам, как возвращение в православие, в ислам, в иудаизм. Это была, конечно, самая наглядная форма пост-атеистического возрождения религии, но далеко не единственная. Новые умонастроения, не сводимые к доатеистическим вероисповеданиям, я обозначаю термином «бедная религия”. В том же смысле, в каком был «бедным” театр великого польского режиссера Ежи Гротовского: театр без сцены, без масок, без костюмов, даже без ролей. «Бедный» — это не осудительное, не оценочное слово. Оно указывает, что эта религия рождается из того вакуума, той духовной пустоты, которая возникла в результате равного преследования, подавления, отрицания всех религиозных традиций в советское время. После двух или трех атеистических поколений вырастал молодой человек, который чувствовал какой-то голос свыше в своей душе. И куда бы он ни приходил — в православную церковь, в католический храм, к баптистам или адвентистам — он чувствовал, что это слишком узко, что его вера не вмещается в рамки какого-то вероисповедания. Вера вне вероисповедания — это и есть «бедная вера”, Она лишена обрядов, уставов, традиций.

Александр Генис: Сартр говорил, что «у каждого в душе есть дыра размером с бога”.
Михаил Эпштейн: Эта дыра может быть черной, т.е. уничтожать веру, как у самого Сартра, у атеистов. Но есть еще понятие белой дыры, менее известное в астрономии. Черная дыра поглощает любое вещество безвозвратно, а белая выталкивает, через нее проглоченное вещество выходит обратно из-за горизонта событий. В физике это объект пока гипотетический, а в культуре, в религии очень реальный. Белые дыры — те пустоты, зияния, из которых выталкивается новая энергия.
Александр Генис: И вот сейчас мы присутствуем при таком выталкивании? Этим и объясняется взрыв религиозных переживаний во всем мире?
Михаил Эпштейн: Да. Причем, когда изучают статистику по верующим и вероисповеданиям, часто не обращают внимание на то, как много верующих вне вероисповеданий, скажем, в современной России. Такая статистика публиковалась в начале 1990-х годов и, по разным подсчетам, там среди верующих было от 18 до 52 процентов тех, кто верил «бедно”, то есть прямо устанавливал свои отношения с Богом, вне традиций, вне храмов.
Александр Генис: Нечто подобное как раз описывает теория пост-атеизма, которая сегодня очень популярна в Америке. Речь идет о людях, которые, с одной стороны, верят в Бога, а с другой стороны, не имеют отношения ни к какой религии. И слово еще не придумали для такого понятия. Вот термин «пост-атеизм” это как раз попытка определить это понятие негативным путем.
Михаил Эпштейн: Когда я читаю курс по русской философии, от Чаадаева до конца 20 века, то одно из последних понятий, которые я ввожу — именно «бедная религия” или «minimal religion” по-английски. И оказывается, что из всего курса это ближе всего умонастроениям студентов. Они это по-разному называют – «spirituality», в отличие от «religion”, или просто верой. Протестантский теолог Карл Барт различал веру и религию и говорил, что религия должна постоянно сокрушать себя, чтобы сохранить в чистоте веру, чтобы не поклоняться самой себе. И атеизм это — способ сокрушения религии. Это такое отрицательное или самоотрицающее начало в религии, которое очищает ее от идолов — от идолов вероисповедания, от идолов обряда, от веропоклонства, то есть поклонения самой вере, для того, чтобы вернуть ее к чистому источнику веры и прямому обращению верующего к Богу. Вот это и есть «бедная вера”.
Александр Генис: Недавно я слушал выступление Нила Фергюссона, (это крупный англо-американский историк), который сравнивал религиозную жизнь его родной Англии и Америки, где он сейчас преподает в Гарвардском университете. Фергюссон говорил, что ему даже трудно себя представить более разные страны в этом отношении. В Англии в церковь ходит от 3 до 6 процентов населения, в Америке — 80 процентов. Как может быть, что настолько разное отношение у близких народов?
Он объясняет это только одним. В Европе религия, рано или поздно, в той или иной мере становилась государственной религией, в Америке, как еще говорил Адам Смит, рынок религии и конкуренция между разными верами приводит к бешеному взрыву религиозных эмоций, которые, как мы с вами знаем, в Америке чрезвычайно сильны. Это, пожалуй, самый большой сюрприз в моей американской жизни. До того, как перебрался в США, я и не подозревал, как много значит вера в жизни американцев.

Как вы считаете, что происходит в России с этой точки зрения?
Михаил Эпштейн: На днях я прочитал свежую статистику о том, что Россия (наряду со Словенией, почему-то) является страной, в которой быстрее всего тает атеистическое население. Еще 10 лет назад там было 20 процентов, а сейчас осталось только 6 процентов атеистов. И еще одну хотелось бы цифру привести, тоже новейшее исследование — весна 2011 года. Среди молодежи около трети (а среди студенческой молодежи почти половина) верующих — «бедные” верующие. То есть верующие, которые не ходят в церковь, которые не имеют определенного вероисповедания, но которые знают, что Бог есть, и находят какие-то пути общения с ним.
Александр Генис: Либо Бог есть, либо что-то сверху. «Чую”,- как говорил Ельцин, когда его спросили, есть ли Бог. Но не входят ли в эту бедную веру и суеверия? Я помню, как недавно приехал в Москву, сел в такси, хотел ремнем пристегнуться, а таксист говорит, что если икона в машине висит, то и пристегиваться не надо. Не значит ли, что «бедная вера” покрывает всяческое суеверие?
Михаил Эпштейн: Нет, я как раз думаю, что суеверие — это и есть атеизм. Эпоха атеизма была полна самых страшных суеверий. Скажем, за описку или опечатку в слове «Сталин» карали концлагерями, как будто это было покушение на самое святое. «Бедная религия”, напротив, это как бы крайний протестантизм. Помните, у Тютчева есть стихотворение «Я лютеран люблю богослуженье…» — о голых стенах храма. «Собравшися в дорогу, последний раз вам Вера предстоит. Ещё она не перешла порогу, Но дом ее уж пуст и гол стоит». Вот переступи порог — и она исчезнет. Но можно идти еще дальше, можно идти за стены храма, даже голого протестантского храма, можно идти в гущу мира, и эта гуща мира и есть «бедная вера”.
Я хотел бы обратить взимание на еще один пост-атеистический феномен. Это внезапный, резкий переход из одной крайности в другую, от атеизма к теократии. Я имею в виду клерикализацию современного российского общества. Интересно, что это было предсказано у Достоевского в «Великом инквизиторе”. Там Великий инквизитор обращается к Христу с упреком, что он мог бы сократить страдания человечества, если бы построил свое царство на земле. Его священники и его церкви не смогут накормить людей, поскольку он царствие Небесное поставил выше земного. И тогда они обратятся против него, его храмы будут разрушены и воцарится принцип сытости. И священники будут гонимы. Это — эпоха атеизма.
Александр Генис: Только сытости никакой не было. Меня всегда удивляет, что Достоевский считал, что сытость это просто. Нет, это не просто, квартирный вопрос решить гораздо сложнее, чем вопрос с Богом.
Михаил Эпштейн: В том-то и дело. Дальше Великий инквизитор предсказывает, что и атеисты не накормят, и тогда люди придут за священниками, которые будут прятаться в катакомбах, и скажут: дайте нам телесную пищу, и мы примем духовную пищу от вас. И тогда воцарятся прежде гонимые и достроят ту Вавилонскую башню, которую не смогли построить люди без них. Вот эта Вавилонская башня, поставленная на храмах как своем основании, и есть тео-кратия. То есть, буквально — царство Бога на земле, осуществляемое силами духовенства.

Александр Генис: Меня, конечно, эта перспектива пугает еще с того времени, когда Солженицын вернулся в Россию и сказал, что единственный способ спасти Россию это сделать ее по-настоящему христианской страной. Поскольку до сих пор настоящей христианской страны в мире не было, не хотелось бы, чтобы начинали с России — она и так много вынесла. Поэтому мне, конечно, сегодня не Достоевский вспоминается, а Войнович, который предсказывал в своем антиутопическом романе «Москва 2042” появление государственной религии в союзе с КГБ. Помните, у него были священники, которые не крестили, а «звездили”. Вот нечто похожее, думаю, происходит сегодня довольно часто, когда я вижу церковь на Лубянке. Это примерно из Войновича, а не из Достоевского.
Михаил Эпштейн: Опять-таки из логики Великого инквизитора следует, что от атеизма к теократии путь, на самом деле, очень короткий. Теократия сохраняет атеизм в своей бессознательной или полусознательной основе. Мы не можем доверить Богу править этим миром самому, мы, как церковь, должны взять бразды правления, мирскую власть в свои руки. Это — атеизм и теократия одновременно, атеократия.
В романе Достоевского это очень хорошо показывает эволюция Ивана Карамазова. Сначала он пишет статью о церковном суде, который должен вобрать в себя государственный, мирской суд, это как бы жест в сторону теократии; потом поэму о Великом инквизиторе; и наконец поэму «Геологический переворот”, где он провозглашает: «Где стану я, там будет место Бога». Атеизм лежит в подкладке любой теократии, поскольку мы не доверяем скрытому вмешательству Бога в дела земли, а берем эту власть в свои, человеческие руки. Я думаю — и боюсь! — что Россия, пережившая так тяжело атеизм в ХХ веке, может очень легко перепрыгнуть в обратную крайность, следуя этой логике — от атеизма к теократии. Здесь мы должны быть очень внимательны.
Александр Генис: Многие говорят о том, что каждой религии необходима реформация, и та религия, которая через нее не прошла, неизбежно стремится поглотить государство. В этом обвиняют католицизм, в этом обвиняют православие. Вы согласны с этой точкой зрения? Вы тоже считаете, что религии нужна реформация?
Михаил Эпштейн: Мне кажется, что в обществе должен быть представлен весь спектр религиозных взглядов и позиций. От фундаментализма, но мирного, не агрессивного, — и до самых реформаторских, либеральных, светски ориентированных верований. На мой взгляд, страшная беда России в том, что она не пережила в полной мере секуляризацию, то есть отделение государства от церкви. В советское время государство стало церковью. Сейчас церковь претендует на роль в государстве, пытается стать самой сильной, идеологически влиятельной составляющей государства.
Александр Генис: Вы считаете реальным вариант Ирана?
Михаил Эпштейн: Не дай Бог! Дело в том, что секуляризация — это не атеизм. Их иногда путают. Борьба с Богом, отрицание Бога, безбожие — это совсем другое. Секуляризация не воинствует с Богом, она вообще устанавливает зону нейтральную по отношению к таким понятиям, как сакральное и профанное. Это третья зона, зона естественного в человеке, не греховного и не святого. Дуальность русской культуры, о чем писали Юрий Лотман и Борис Успенский в своих замечательных статьях, к сожалению, не была преодолена. Русская культура остается до сих пор двоичной.

Александр Генис: А не троичной?
Михаил Эпштейн: Да. Дело в том, что секуляризация возникла исторически на почве христианства, потому что Христос был Бого-человек, и полнота человеческого входит в христианское представление о Бого-человеке. Соответственно, человеческое, естественное в человеке через Христа получило оправдание. Секуляризация Запада совершилась на христианской основе, о чем Георгий Федотов много писал.
Александр Генис: Вы знаете, если говорить о секуляризации, скажем, Америки, то я не знаю, двоичная или троичная тут система. Потому что, несмотря на полное отделение государства от религии, политика от религии отнюдь не отделена. И единственный человек, который не может стать американским президентом, единственный изъян, который безусловно вынимает любого из политической борьбы — это атеизм. Атеист, во всяком случае, при нашей жизни, никогда не станет американским президентом. И в этом смысле европейцы смотрят на Америку со страшным удивлением, потому что Европе это давно не та проблема, которая обсуждается в политической сфере. А в Америке без этого политика не может быть вообще. Так что можно ли считать, что секуляризация прошла в Америке?
Михаил Эпштейн: Секуляризация и атеизм — разные вещи. Мы уже привыкли не удивляться тому, что женщина может стать президентом в Америке, или небелый может стать президентом, это уже состоялось. В целиком секуляризованном обществе человек, не исповедующий никаких религиозных взглядов, тоже может стать президентом.
Александр Генис: Работая над такой темой, неизбежно вы должны спрашивать и себя, потому что вопрос религии начинается с вопроса о своей душе, а не о чужой, к каким выводам вы приходите для себя, когда вы изучаете религию, что это тема значит для ваших религиозных убеждений?
Михаил Эпштейн: Это, конечно, интимный вопрос. Речь о том, что человек отвечает за свою душу. Есть люди, которые могут перемещаться из одной церкви в другую, или находиться в средостении между разными церквями — как «бедные верующие”. Но бывают такие ситуации в человеческой жизни, которые напоминают пожар. Дом горит, и, хотя в доме есть много дверей и окон, ты выбираешь ближайшую дверь, чтобы выбежать из горящего дома и спастись. Тогда, если ты в Израиле, то становишься иудеем, если в России, то православным… Все зависит от конкретной ситуации — от того, какая дверь ближе.

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
муж. р. ср. р. жен. р.
Им. безбо́жный безбо́жное безбо́жная безбо́жные
Рд. безбо́жного безбо́жного безбо́жной безбо́жных
Дт. безбо́жному безбо́жному безбо́жной безбо́жным
Вн. одуш. безбо́жного безбо́жное безбо́жную безбо́жных
неод. безбо́жный безбо́жные
Тв. безбо́жным безбо́жным безбо́жной безбо́жною безбо́жными
Пр. безбо́жном безбо́жном безбо́жной безбо́жных
Кратк. форма безбо́жен безбо́жно безбо́жна безбо́жны

без-бо́ж-ный

Прилагательное, относительное, тип склонения по классификации А. Зализняка — 1*a.

Приставка: без-; корень: -бож-; суффикс: -н; окончание: -ый .

Произношение

  • МФА: ед. ч. , мн. ч.

Семантические свойства

Значение

  1. религ. не верящий в богов, не признающий богов, атеистический ◆ Кризис культуры в том и заключается, что она не может остаться религиозно-нейтральной и гуманистической, что она неизбежно должна стать или безбо́жной, антихристианской цивилизацией или священной, церковной культурой, христианским преображением жизни Н. А. Бердяев, «Новое средневековье», 1924 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. истор. иноверческий, языческий, не признающий единого Бога ◆ И что делать тому, которому случилось быть у поганых в неволе, и для свободы своей безбо́жную оных веру принять, а потом обращается ко исповеданию Христианскому? Петр I, «Регламент или устав духовной коллегии», 1721 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Всё оттого, что в вере повихну́лся, с не́христью повяза́лся… Безбо́жных, нечестивых колонистов, в истинного Бога не верующих, похваляет! П. И. Мельников-Печерский, «На горах», 1875–1881 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  3. перен., разг. бессовестный, неимоверный ◆ Тщетно Василий желал умерить дороговизну неслыханную, уставлял цену справедливую и запрещал безбо́жную; купцы не слушались: скрывали свое изобилие и продавали тайно, кому и как хотели. Н. М. Карамзин, «История государства Российского: Том 12», 1824–1826 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

  1. атеистический
  2. иноверческий, языческий
  3. бессовестный, неимоверный

Антонимы

  1. верующий, богобоязненный
  2. христианский, монотеистический
  3. частичн.: справедливый, адекватный

Гиперонимы

  1. мировоззренческий
  2. религиозный
  3. ?

Гипонимы

  1. ?

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: безбожие, безбожник, безбожница
  • прилагательные: обезбоженный
  • глаголы: обезбожить
  • наречия: безбожно

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    атеистический

    • Английскийen: godless
    • Немецкийde: gottlos
    • Украинскийuk: безбожний

    языческий

    • Английскийen: pagan

    бессовестный

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»
      См. также Безбожник.
      В Википедии есть страница «безбожник».
      В Викиданных есть лексема безбожник (L90697).
      падеж ед. ч. мн. ч.
      Им. безбо́жник безбо́жники
      Р. безбо́жника безбо́жников
      Д. безбо́жнику безбо́жникам
      В. безбо́жника безбо́жников
      Тв. безбо́жником безбо́жниками
      Пр. безбо́жнике безбо́жниках

      без-бо́ж-ник

      Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 3a по классификации А. А. Зализняка).

      Приставка: без-; корень: -бож-; суффикс: -ник .

      • МФА: ед. ч. , мн. ч.

  1. человек, отрицающий существование Бога; неверующий ◆ И так как человек оставаться без чуда не в силах, то насоздаст себе новых чудес, уже собственных, и поклонится уже знахарскому чуду, бабьему колдовству, хотя бы он сто раз был бунтовщиком, еретиком и безбожником. Ф. М. Достоевский, «Братья Карамазовы», 1880 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Конечно, он был большевик и, как следовало из того ― безбожник, но уже знал, что если припечёт, то вспомнишь не только о Боге. В. В. Быков, «Болото», 2001 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. бранн. о бессовестном, бесчестном человеке ◆ Фекла. У людей только чтобы хлеб отымать, безбожник такой! В такую дрянь вмешался. Н. В. Гоголь, «Женитьба», 1833–1842 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  1. атеист, неверующий
  2. ?
  1. верующий
  2. ?
  1. отрицатель
  2. негодник
  1. ?

Ближайшее родство

  • существительные: безбожие, безбожница
  • прилагательные: безбожнический, безбожный
  • глаголы: безбожничать
  • наречия: безбожно

    атеист

    • Английскийen: atheist
    • Исландскийis: guðleysingi м.
    • Испанскийes: ateo м., ateísta м.
    • Итальянскийit: ateo
    • Немецкийde: Atheist м., Gottlose м.
    • Таджикскийtg: худоношинос
    • Турецкийtr: dinsiz; tanrıtanımaz
    • Украинскийuk: безбожник м.
    • Французскийfr: athée

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

      Болгарский

      Ед. безбожник
      Ед. об. безбожника
      Ед. суб. безбожникът
      Мн. безбожници
      Мн. сов. безбожниците
      Числ. безбожника
      Зв. безбожнико

      без-бож-ник

      Существительное, мужской род, склонение 14a, одушевлённое.

      Корень: —.

  1. безбожник ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. нерелигиозен, атеист, свободомислещ, безверен, безверник, фармасон, еретик, езичник, поганец, богохулник, нечестивец
  1. ?
  1. ?
  1. ?

Ближайшее родство

  • прилагательные: безбожен

    Для улучшения этой статьи желательно:

    • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо}}
    • Добавить транскрипцию в секцию «Произношение» с помощью {{transcriptions}}
    • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
    Слово дня 14 мая 2008.
    В Викиданных есть лексема супостат (L167861).
    падеж ед. ч. мн. ч.
    Им. супоста́т супоста́ты
    Р. супоста́та супоста́тов
    Д. супоста́ту супоста́там
    В. супоста́та супоста́тов
    Тв. супоста́том супоста́тами
    Пр. супоста́те супоста́тах

    су-пос-та́т

    Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

    Корень: -супостат- .

    • МФА: (файл)

  1. устар., высок., неодобр. противник, враг ◆ Этот князь прославился тем, что разорил Хазарское ханство, бивал половцев, совершил несколько интервенций против Византийской империи, вырезал пол-Болгарии и всегда загодя объявлял супостатам: «Иду на вы». В. А. Пьецух, «Уроки родной истории (Пособие для юношества, агностиков и вообще)» // «Октябрь», 2003 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. прост. негодяй, злодей ◆ Извиняй на худом слове, Натальюшка, но Митька ваш оказался истым супостатом! М. А. Шолохов, «Тихий Дон», 1940 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  1. враг, неприятель, противник, устар.: сопостат
  2. злодей, негодяй
  1. соратник, союзник
  1. плохой

Ближайшее родство

  • существительные: сопостат, супостатка
  • прилагательные: супостатный, супостатский

    противник, враг

    • Английскийen: enemy
    • Испанскийes: enemigo, ladrón, malvado

    негодяй

    • Английскийen: bastard

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *