Битвы под Москвой

Битва под Москвой — самая масштабная во второй мировой войне

Именно здесь, недалеко от столицы, крупнейшего в мире государства, хваленая гитлеровская армия, впервые потерпела серьезное поражение. Разгром фашистских войск под Москвой явился началом значительного поворота в ходе войны и истории. Окончательно был провален гитлеровский план «быстрой войны»; впервые был развеян миф о «непобедимости» гитлеровской армии.

Битва под Москвой включает в себя два периода: оборонительный — с 30 сентября по 5 декабря 1941 года, и наступательный, который состоит из 2-х этапов: контрнаступление — с 6 декабря 1941 по 7 января 1942 гг., и общее наступление советских войск — с 8 января по 20 апреля 1942 года.

Изначально Гитлер предполагал взятие Москвы в течение первых трёх или четырёх месяцев войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые месяцы войны, усилившееся сопротивление советских войск помешало его выполнению. В частности, битва за Смоленск (10 июля — 10 сентября 1941) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца. Битвы за Киев и за Ленинград также оттянули часть сил вермахта, предназначенных для наступления на Москву. Таким образом, немецкое наступление на Москву началось только 30 сентября. Целью наступления являлся захват Москвы до наступления холодов.

Замысел операции предусматривал мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата.

К концу сентября немецко-фашистская группа армий «Центр» закончила все приготовления для операции. Гитлер в обращении к войскам 2 октября заявил: «За три с половиной месяца созданы, наконец, предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена… Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».

Мощной группировке врага советское командование могло противопоставить значительно меньшие силы и средства.

Командующие

Советские войска

Немецко-фашистские войска

Б. М. Шапошников
И. С. Конев
С. М. Будённый
Г. К. Жуков
А. И. Ерёменко
Я. Т. Черевиченко

Ф. фон Бок
А. Штраус
Г. фон Клюге
Г. Гудериан
Г. Рейнгард
Э. Гёпнер
М. фон Вейхс
В. Модель

Силы сторон

Советские войска

Немецко-фашистские войска

1 250 000 человек

1 929 406 человек

96 дивизий

78 расчётных дивизий

1044 танка

1700 танков

более 10500 орудий и миномётов

14000 орудий и минометов

1368 самолетов

1390 самолетов

Первой операцию «Тайфун» начало немецкое командование южной ударной группировкой. 30 сентября оно нанесло удар по войскам Брянского фронта из района Шостка, Глухов в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось выйти на тылы 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы – окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.

Глубокие прорывы танковых группировок врага, окружение ими значительных сил трех фронтов, незаконченность строительства рубежей и отсутствие войск на Можайской линии обороны – все это создало угрозу выхода противника к Москве.

В те грозные дни Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандующего провели большую работу по мобилизации всех сил на организацию защиты столицы.

В ночь на 5 октября Государственный Комитет Обороны принял решение о защите Москвы. Главным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, куда срочно направлялись все силы и средства. Тогда же было решено сосредоточить усилия всех партийных и советских органов, общественных организаций на быстрейшее создание новых стратегических резервов в глубине страны, их вооружение и подготовку для ввода в сражение.

Для уточнения фронтовой обстановки и оказания помощи штабам Западного и Резервного фронтов в создании новой группировки сил для отпора врагу в районы событий прибыли представители Государственного Комитета Обороны и Ставки В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Они направили на Можайскую линию из числа отходивших войск до пяти дивизий. Ставка приняла меры по переброске сил с других фронтов и из глубины страны. С Дальнего Востока к Москве спешили три стрелковые и две танковые дивизии.

10 октября Государственный Комитет Обороны объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен Г. К. Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом. Состоялось решение построить на непосредственных подступах к столице еще одну линию обороны – Московскую зону.

Войска, оказавшиеся в вяземском окружении, вели мужественную борьбу с врагом. Они наносили контрудары и прорывались из кольца окружения. Атаки наших войск следовали одна за другой, им предшествовала артподготовка. Особенно яростными были наши атаки 8-12 октября, когда в боевые действия дивизии включилась батарея «катюш» капитана Флерова… Для немцев наступление окруженных батальонов и полков советских войск было полной неожиданностью. Немцам пришлось поспешно стягивать сюда крупные соединения и технику.

Активные боевые действия советских войск в окружении оказали серьезное влияние на развитие событий. Они сковали в районе Вязьмы 28 немецко-фашистских дивизий, которые застряли здесь и не могли продолжать наступление на Москву.

Передовые танковые дивизии Гудериана, устремившиеся от Орла к Туле, натолкнулись в районе Мценска на сопротивление 1-го особого стрелкового корпуса генерала Д. Д. Лелюшенко. Здесь танкисты 4-й и 11-й танковых бригад впервые применили действия танков из засад, давшие большой эффект. Задержка противника у Мценска облегчила организацию обороны Тулы. За эти и последующие умелые действия в ходе оборонительных боев под Москвой 4-я бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

К 10 октября развернулась ожесточенная борьба на фронте от верховьев Волги до Льгова. Враг захватил Сычевку, Гжатск, вышел на подступы к Калуге, вел бои в районе Брянска, у Мценска, на подступах к Понырям и Льгову. 14 октября враг ворвался в город Калинин. 17 октября Ставка создала здесь Калининский фронт под командованием генерала И. С. Конева.

С 15 октября 1941 года, по указу Государственного комитета обороны, началась эвакуация ряда предприятий и их персонал с семьями в Куйбышев (ныне Самара) из западных регионов Россиии. В город были эвакуированы из Москвы: Правительство СССР, Верховный Совет СССР, дипломатические представительства, крупные учреждения культуры (например, Большой театр, Мосфильм). Но Государственный Комитет Обороны, Ставка и оперативная группа работников Генерального штаба оставались в Москве и прилегающих к ней районах, было введено осадное положение.

Советское командование нашло силы, чтобы преодолеть серьезное осложнение, случившееся в октябре на подступах к Москве. Западный фронт пополнился за счет резерва Ставки и других фронтов 11 стрелковыми дивизиями, 16 танковыми бригадами, более 40 артиллерийскими полками. Командование фронта использовало их для прикрытия важнейших направлений, ведущих к Москве, — волоколамского, можайского, малоярославецкого и калужского. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы действовало уже десять армий двух фронтов. Защитники Москвы, сражаясь за каждую пядь земли, сначала затормозили, а затем и остановили противника, создав сплошной фронт обороны.

Фашисты усилили налеты своей авиации на Москву, которые начались еще летом. Ночные бомбежки следовали одна за другой. Однако к городу прорывались лишь одиночные самолеты. На ближних подступах к Москве их встречала сплошная завеса огня зенитчиков, а на дальних — колонны бомбардировщиков рассеивались нашими отважными летчиками-истребителями. На весь мир прозвучало тогда имя летчика Виктора Талалихина. В ночном бою он таранил фашистский бомбардировщик. Это был первый в мире ночной таран. В. Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза. А всего на подступах к Москве летчики совершили 25 таранов. В воздух поднимались аэростаты, натягивавшие тросы и сети, препятствовавшие проникновению вражеских самолетов в воздушное пространство столицы.

В эти суровые дни усилия всей страны направлены на решение одной задачи — отстоять Москву. Ведь для миллионов советских людей и в годы радости, и в годы испытаний Москва была аккумулятором их энергии, их героизма, их любви к Родине.

Москва ощетинилась полосами противотанковых ежей. На улицах строились баррикады, подвалы домов превращались в огневые точки. Сотни тысяч москвичей строили на окраинах города глубокую противотанковую оборону, особенно мощную вдоль северных и южных границ города.

Две недели длилась передышка на фронте. За эти отвоеванные в трудных сражениях недели советское правительство проделало колоссальную работу по подготовке населения Москвы к отражению вражеского нашествия. Призывы партии «Отстоим Москву!» вселяли в советских людей уверенность в будущую победу, наполняли их мужеством, укрепляли их волю в борьбе со злейшим врагом человечества – фашизмом.

6 ноября, как и в былые мирные дни, в Москве состоялось торжественное заседание, посвященное 24-ой годовщине Великой Октябрьской революции. Только проходило оно на этот раз не в Большом театре, а в подземном вестибюле станции метро «Маяковская».

7 ноября 1941 года – на Красной площади состоялся военный парад войск Московского гарнизона… Этот парад по силе воздействия на ход событий приравнивается к важнейшей военной операции. Он имел огромное значение по поднятию морального духа армии и всей страны, показав всему миру, что Москва не сдаётся и Советский Союз готов биться до конца. Многие военные подразделения после окончания парада отправились прямиком на фронт. Торжественное собрание и парад на Красной площади транслировались по радио на всю страну. На всех это произвело потрясающее впечатление!

15 ноября гитлеровское командование снова повело свои войска в «последнее» наступление на Москву. Оно перегруппировало силы так, чтобы большинство танковых и механизированных дивизий находились теперь на флангах Центрального фронта и вело наступление на Москву с севера и юга, пытаясь охватить ее железными клещами.

«Остановить теперь противника на подступах к нашей столице, не пустить его, перемолоть в боях гитлеровские дивизии и корпуса… Московский узел является сейчас решающим… Пройдет ещё немного времени, и наступление врага на Москву должно будет захлебнуться. Нужно во что бы то ни стало выдерживать напряжение этих дней» (Г. К. Жуков, 26.11.1941).

Началась решающая фаза Московской битвы.

Советские бойцы и командиры, пехотинцы и артиллеристы, летчики и танкисты, кавалеристы и саперы проявляли чудеса храбрости. Подвиги совершали не отдельные бойцы, а целые взводы, роты, батальоны и дивизии.

28 пехотинцев из стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова у разъезда Дубосеково вступили в бой против 50 фашистских танков и не пропустили их к Москве. «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!» – Эти слова политрука Василия Клочкова облетели весь фронт и стали крылатыми. Герои погибли, но не отступили.

Артиллеристы в бою не отходили от своих орудий и продолжали вести огонь даже из поврежденных пушек.

Летчики смело вступали в бой с фашистскими асами. Они сражались один против трех, один против пяти и выходили из боя победителями. Расстреляв свой боеприпас, они смело шли на таран и часто, сразив врага, ухитрялись чудом посадить свою машину, сохраняя ее для следующих боев.

Танкисты подбивали фашистские танки из засад, давили наступающую вражескую пехоту гусеницами своих машин, смело бросались на фашистские орудия и крушили их своей броней.

Кавалеристы прорывались через линию фронта глубоко в тыл врага и уничтожали там фашистские гарнизоны, перехватывали военные колонны войск, идущих к фронту, наводили панику в рядах гитлеровских солдат.

Связисты неустанно под огнем врага наводили и восстанавливали линии связи.

Смело действовали под Москвой в тылу врага партизаны Калининской области. Как раз в эти дни совершили свои бессмертные подвиги комсомольцы Зоя Космодемьянская, Саша Чекалин и сотни других.

Кровопролитные, изнуряющие бои продолжались всю вторую половину ноября. Фашистским войскам удалось с севера прорваться к каналу Волга – Москва и переправиться через него в районе Яхромы. На юге они обошли непокоренную Тулу и прорвались на берега Оки в районе Каширы. Именно в эти критические дни из тыла подошли наши резервы.

Фашистское командование не увидело в ударах советских войск ничего особенного, не почувствовало, что уже начинается перелом в оперативной обстановке, что инициатива уходит от их войск и переходит на сторону Красной Армии.

Гитлеру все еще мерещились поверженная Москва, белые флаги и делегации москвичей, выходящие навстречу с ключами от города.

Напрягая последние силы, фашистские войска захватили Апрелевку – это в 35 километрах от Москвы. На севере они ворвались в Крюково (30 километров от столицы). Еще одно усилие и вот они у Красной Поляны (это уже в 25 километрах от городской черты).

В последние дни ноября, видя, что вступление в Москву задерживается, Гитлер приказал подтянуть к Красной Поляне дальнобойную артиллерию и начать обстрел советской столицы. В военном отношении это была пустая затея, а вот в пропагандистском… Тут можно было сыграть большую игру. И недаром в Красную Поляну Геббельс направил целую киноэкспедицию – снимать фильм об обстреле столицы СССР. Этот фильм правители фашистской Германии рассчитывали показать японцам, которые все еще проявляли нерешительность в отношении СССР.

Но затея с обстрелом, а следовательно, и с кинофильмом бесславно провалилась. Как провалилась и попытка овладеть Москвой.

И вот на фронте под Москвой к 4 – 5 декабря наступило затишье. Немецко-фашистские войска выдохлись, их наступление захлебнулось.

А советское командование только и ждало этого момента! Оно заранее, еще в ходе тяжелейших ноябрьских боев, разработало детальный план перехода наших войск в большое контрнаступление с целью полной ликвидации угрозы столице СССР. Соблюдая все меры предосторожности, в глубокой тайне от врага Ставка готовила это контрнаступление – формировала необходимые резервы, накапливала вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие, зимнее обмундирование для воинов.

Несмотря на тяжелую обстановку, сложившуюся на подступах к Москве к концу ноября, Ставка очень экономно использовала резервные соединения в оборонительных сражениях.

И вот 5 декабря, хотя не все еще было готово к проведению контрнаступления и превосходства над силами противника достигнуть пока не удалось, советское командование приняло смелое решение: приступить к осуществлению плана контрнаступления, ибо оперативная и стратегическая обстановка складывалась в нашу пользу.

Советское командование действовало энергично и решительно. Пока враг не перегруппировал свои силы для обороны, пока он еще не начал строить оборонительных сооружений, нужно идти в наступление. И войска получили приказ: «Вперед!».

Кстати в летних сражениях 1941 года советская армия терпела поражение, но приобретала опыт. Частью этого опыта стало обучение танкистов прямо на заводах. Если раньше даже мелкие неисправности приводили к тому, что экипаж на марше просто бросал танк, то теперь бойцы могли устранить поломки сами.

Мощные удары советских войск явились неожиданностью для врага. Фашистское командование было уверено, что у Советской Армии под Москвой нет сил для наступления, что она хотя и может наносить отдельные сильные удары, но перейти в общее наступление по всему фронту не в состоянии.

А Советская Армия оказалась в состоянии это сделать! И как! Фашисты откатывались назад, теряя технику, бросая нетронутыми склады с горючим, боеприпасами. Солдаты вермахта только и успевали что поднимать руки вверх и твердить заученно: «Гитлер капут!».

За первые пять дней наши войска, ведя тяжелые бои на всех направлениях, продвинулись вперед и освободили ряд городов и сел.

Освобождая все новые и новые населенные пункты, наши воины увидели, что принесли захватчики советским людям. Сожженные города и села, виселицы, разграбленные музеи, библиотеки, Дома культуры, взорванные памятники старины, зверская расправа с мирным населением, рабский труд – все это вызывало ненависть к фашистам, желание как можно скорее очистить от них советскую землю. Все это повышало наступательный порыв бойцов.

Потери

Советские войска

Немецко-фашистские войска

625 256 чел.

581 900 человек

4171 танков и САУ

1300 танков и САУ

24 478 орудий и миномётов

2500 орудий и миномётов

15000 машин и другой техники

Контрнаступление советских войск под Москвой переросло в общее наступление Красной Армии по всему советско-германскому фронту. Это было началом коренного поворота событий в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром фашистских войск под Москвой стал решающим военно-политическим событием первого года Великой Отечественной войны. Одержав победу под Москвой, наши войска окончательно похоронили фашистский план «молниеносной войны» и развеяли миф о непобедимости германской армии. Провалились расчеты гитлеровцев на непрочность советского общественного и государственного строя, советского тыла.

В итоге гитлеровское командование вынуждено было перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте.

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..
В. С. Высоцкий, 1964

Цитаты

Теодор Бунимович, кинооператор: «Утро 7 ноября 1941 года было морозным. Во дворе киностудии — людно…. Будет ли парад? … Нет ни разрешений на съёмку, ни пропусков на Красную площадь… И вдруг кто-то сообщает: «войска направляются к Красной площади, парад будет!»… Мчимся к Красной площади. Манежная оцеплена, проехать нельзя, выходим из машины. Как пройти дальше без пропуска? Выбегаем на середину улицы и, став спиной к оцеплению, начинаем снимать приближающуюся колонну бойцов; пятясь, продолжаем съёмку с движения. Расчёт верен: никто не спрашивает пропусков у операторов, занятых такой важной съёмкой. Сняты проходы войск… Последнее оцепление — снова применяем свой метод… — проникаем на Красную площадь. Тут же работают операторы, которым, оказывается, сразу после нашего отъезда со студии выдали пропуска, и они нас опередили. Всё же выступление Сталина осталось не заснятым. По настоятельным просьбам хроникеров ему пришлось произнести вошедшую в историю речь повторно… На всю жизнь врезались мне в память съёмки этого необычного в истории нашей страны парада…»

Блог А. Трояновского, Источник

Это были суровые, но и радостные дни. Суровые, потому что мы создавали фильм в условиях прифронтового города. Подвальный этаж студии превратился в своеобразную квартиру, где мы жили, как в казарме. Ночами мы обсуждали с операторами задание на следующий день, а утром машины увозили операторов на фронт, чтобы вечером вернуться с отснятым материалом. Съёмки были очень тяжёлые. Тридцатиградусные морозы. Замерзал и забивался снегом механизм киноаппарата, окоченевшие руки отказывались действовать. Были случаи, когда в машине, вернувшейся с фронта, лежало тело погибшего товарища и разбитая аппаратура. Но сознание того, что враг откатывается от Москвы, что рушится миф о непобедимости фашистских армий, придавало силы.
Мы понимали, что фильм должен быть создан в кратчайший срок, что народ должен как можно быстрее увидеть на экране плоды первых побед своей армии. И сразу же из лаборатории материал шёл на монтажный стол. Монтировали и днём и ночью, в холодных монтажных комнатах, не уходя в убежище даже при воздушных тревогах… В конце декабря 1941 года монтаж картины был закончен. В огромном холодном павильоне студии началось озвучание. Наступила самая ответственная волнующая запись: «Пятая симфония» Чайковского. Светлая русская мелодия, гневный протест, рыдающие аккорды. А на экране сожжённые города, виселицы, трупы, и на всём пути отступления фашистов следы насилия и варварства. Мы слушали музыку, смотрели на экран и плакали. Плакали оркестранты, с трудом игравшие замёрзшими руками.

Илья Копалин, кинорежиссёр

На улице одной из деревень, освобожденной нашими войсками, я снял пожилую женщину-крестьянку, встречающую красноармейцев. Прильнув к стремени командира-конника, она шла боком, спотыкаясь, боясь оторваться, держась за полу его шинели. Отстав от всадника, обняла шагающего солдата, по-матерински расцеловала его, перекрестила, солдат ответил ей сыновним поцелуем. А женщина, попятившись к обочине, продолжала класть земные поклоны, крестила солдат и, всхлипывая, осеняла себя крестом.
Потрясающий кадр снял оператор Беляков. Он в самолете У-2 пролетел над местами отступления немецких войск, снял долгую панораму над дорогой, забитой брошенными машинами, сгоревшими танками, подмосковные поля, как сыпью усеянные трупами немецких солдат.
Сражение за Москву развернулось на огромном протяжении фронта, почти в тысячу километров. Киногруппа Западного фронта вместе с операторами Центральной студии, снимавшими в Москве, насчитывала не более тридцати человек. Нетрудно представить, какая нагрузка падала на каждого, снимавшего в те дни. Кинорепортеры были закреплены за армиями, но вместе с тем каждый был в ответе за широкий участок фронта, оператор должен был, в зависимости от хода событий, принимать самостоятельные решения, действовать маневренно, не ожидая приказа.
Люди работали с предельным напряжением. Особенно воодушевились, узнав о том, что решено создать фильм «Разгром немецких войск под Москвой» — первый военный полнометражный документальный фильм.

Роман Кармен «Но Пасаран!» (Мемуары) (изд.: М.; Советская Россия, 1972), Источник

В эти трудные дни улицы были занесены сугробами снега, кое-где стояли милиционеры с противогазами у пояса, с винтовками через плечо. Ночью гудели сирены воздушной тревоги, грохотали зенитки, шарили по небу прожекторы.
Немцы были под Москвой. Свойственное кинохроникеру ощущение неповторимости этих дней вызывало потребность снимать как можно больше. В те дни Москву снимали операторы Иван Иванович Беляков, Борис Макасеев, Марк Трояновский, Виктор Штатланд, Алексей Лебедев, Мария Сухова. Я часами ездил по городу и снимал, снимал, снимал.
Мне дороги некоторые кадры, которые тогда снял. На крыше гостиницы «Москва» силуэт бойца-зенитчика, с биноклем, на фоне Кремля. Другой кадр — конный патруль, двое всадников с винтовками за спиной, медленно проезжал вдоль кремлевской стены, сверху донизу покрытой изморозью. Снял танки, идущие по Ленинградскому шоссе, воинские части, проходившие по улицам Москвы. И еще множество репортажных зарисовок.
Регулярно стал выходить киножурнал «На защиту родной Москвы». Делались эти выпуски силами киногруппы Западного фронта. Работа над ними особенно активизировалась, когда началось наше контрнаступление под Москвой.
Наступление на Москву гитлеровцы возобновили 15–16 ноября. Кодовое название — «Тайфун». Командующий группой армий «Центр» гитлеровский фельдмаршал фон Бок поставил своим войскам задачу быстрого прорыва к Москве танковыми соединениями. Гитлер утвердил план захвата Москвы. «В ближайшее время, любой ценой покончить с Москвой», — приказал он. Капитуляция Москвы по замыслу фюрера исключалась. Город должен быть разрушен до основания, население уничтожено голодом и операциями учрежденной для этого «зондеркоманды Москау».
Ноябрьское наступление немцев началось из района Волоколамска в направлении Истры и на Клин. Туда были брошены отборные дивизии, сотни танков и самолетов. «Не дать русским опомниться, сломить их оборону и молниеносно прорваться на улицы Москвы!» Одним словом, «Тайфун»…
Меня прикомандировали к 16-й армии, которой командовал генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский. В одной из ее дивизий снимал и оператор Г. Бобров.
…Особенно тяжелыми были бои в районе станции Крюково. Здесь мне дважды пришлось встретиться с генералом Рокоссовским. Он в эти дни был явно встревожен, говорил тихим голосом, обдумывая слова. Помню, он сказал: «Если двое суток не продержимся — будет плохо». Я не стал переспрашивать, что означает «плохо». За спиной у армии была Москва.

Роман Кармен «Но Пасаран!» (Мемуары) (изд.: М.; Советская Россия, 1972), Источник

Сняв несколько боевых эпизодов, решили ехать в Дом-музей Чайковского. Ворота разрушены, в дверях застрял еще теплый мотоцикл. Во дворе догорает костер из книг с автографами великих людей. В самом доме все перевернуто, валяется разбитый бюст Петра Ильича, на полу тлеет костер, разбросаны коробки от пулеметных лент и разодранные мешки с соломой. Трудно представить, что прежде здесь был музей и звучала музыка. Пожилой хранитель нам рассказал, что умолял немецкого офицера не разрушать дом Чайковского, который является гордостью русской культуры. Но гитлеровец хладнокровно ответил, что впервые слышит имя такого композитора.

Павел Касаткин, фронтовой кинооператор, Источник

Контрнаступление советских войск под Москвой

75 лет отдаляют нас от знаменательного события, переломившего весь ход Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Столица нашей родины Москва, на защиту которой встала фактически вся многонациональная страна, стала непреодолимым рубежом для немецко-фашистских полчищ. Именно здесь враг выдохся, утратил стратегическую инициативу, наступательный порыв. Все последующие годы, до самого окончания войны, он будет лишь огрызаться, отступать, пытаться контратаковать, бесчинствовать. Но все тщетно! Контрнаступление под Москвой завершится уже в Берлине, у стен поверженного Рейхстага.

Вспомним основные этапы знаменитого контрнаступления под Москвой.

Карта контрнаступления под Москвой (линия фронта по состоянию на 4 декабря 1941 г.)

Осень 1941 года. Враг у ворот Москвы. Тогда со всей остротой встал вопрос о самом существовании нашей державы. Всех волновало одно — устоит ли Москва под натиском германского вермахта, уже покорившего многие страны Европы и не знавшего пока ни одного поражения во Второй мировой войне.

А под Москвой в это время складывалась весьма драматичная ситуация. Значительными силами враг охватил сразу три советских фронта под Вязьмой и Брянском, сковал их действия и устремился к Москве. Нашим войскам был дан приказ стоять насмерть. В интересах фронта, обороны столицы были задействованы все силы и средства, включая гражданское население, которое помогало возводить оборонительные сооружения, эвакуировать в тыл заводы и другие материальные ресурсы.

И всё же исход предстоящих сражений зависел только от наших войск. И они готовились к решительной схватке.

Краткое описание и план оборонительных действий 16-й армии за удержание основного оборонительного рубежа в Волоколамской оборонительной операции с 14 октября по 16 ноября 1941 г. ЦАМО. Ф. 358. Оп. 5916. Д. 54. Л. 1-4

Директива командующего 16-й армией генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского от 21 октября 1941 г. ЦАМО. Ф. 358. Оп. 5916. Д. 61. Л. 42-44

Воины советской армии, вместе с мобилизованными защитниками столицы — жителями Москвы и Подмосковья — превратили город в неприступную крепость. Они бились с захватчиками днём и ночью, на фронте и в окружении, во вражеском тылу и в небе столицы. Упорной обороной занимаемых позиций, контратаками, вводом свежих резервов наши войска изматывали силы противника. И когда немцы в бинокли уже разглядывали очертания Москвы, советские войска перешли от обороны в контрнаступление.

Этот план командование Красной армии готовило в обстановке строжайшей секретности. Планирование операции во фронтах осуществлял предельно ограниченный круг людей, а боевые документы к ней разрабатывал лично начальник штаба фронта. Командующих армиями предупредили, что с директивой о контрнаступлении следовало ознакомить только члена Военного совета и начальника штаба. Запрещались любые переговоры о предстоявшем контрнаступлении по средствам связи.

Объяснительная записка народному комиссару обороны И.В. Сталину командующего войсками Западного фронта Г.К. Жукова к плану контрнаступления войск фронта под Москвой от 30.11.1941 г. ЦАМО. Ф. 28. Оп. 11627. Д. 988а. Л. 1-3

Танк с пехотинцами в контрнаступлении

И всё же полностью утаить столь крупномасштабную перегруппировку войск от противника, находясь с ним в непосредственном соприкосновении, не удалось. Как свидетельствуют трофейные и архивные документы, враг хорошо знал места дислокации частей Красной Армии и был в курсе замысла нашего командования. Он фиксировал все передвижения наших крупных сил к северу и югу от Москвы, но адекватных мер не предпринимал. Причина тому – излишняя самоуверенность командования вермахта, уверенного в том, что занятие русской столицы вопрос ближайшего времени. Так, 4 декабря 1941 г. командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал фон Бок на одно из донесений разведки отреагировал так: «…Боевые возможности противника не столь велики, чтобы он мог этими силами… начать в настоящее время большое контрнаступление».

Германское командование закрывало глаза на усилившееся сопротивление советских войск и их возросшую активность. Лишь усталостью своего личного состава, а также суровыми погодными условиями немцы объясняли факт отступления своих частей под Яхромой, Кубинкой, Наро-Фоминском, Каширой, Тулой и на некоторых других участках.

Оперативная сводка Генерального штаба Красной Армии № 282 на 08:00 5 декабря 1941 г. ЦАМО. Ф. 16. Оп. 1072сс. Д. 8. Л. 244-249, 253

На рассвете 5 декабря, вопреки прогнозам фельдмаршала фон Бока, советские войска начали массированное контрнаступление: соединения левого фланга Калининского фронта и правого фланга 5-й армии нанесли ощутимые удары по врагу. 6 декабря в контратаку устремились 1-я ударная, 10-я, 13-я, 20-я и 30-я армии; 7 декабря — соединения правого фланга и центра 16-й армии, а также оперативная группа генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко, 8 декабря — левофланговые соединения 16-й армии, оперативная группа генерал-лейтенанта П.А. Белова, 3-я и 50-я армии. На калининском, клинском, солнечногорском, истринском, тульском и елецком направлениях развернулись ожесточённые сражения.

Соотношение сил и средств на 5 декабря 1941 г.

Вопреки своим высказываниям, о том, что «ещё до начала зимы враг будет разгромлен», «противник уже никогда не поднимется», Гитлер на сей раз заявил, что во всех бедах вермахта под Москвой виновата холодная зима, которая к тому же наступила слишком рано. Однако подобная аргументация не убедительна. В том время, средняя температура в Подмосковье, по данным ежедневных оперативных сводок группы армий «Центр», держалась в ноябре на уровне минус 4-6°С. Замерзшие болота, ручьи и мелкие речки, вместе с неглубоким снежным покровом, напротив резко улучшили условия проходимости немецких танков и моторизованных частей. Они получили возможность быстро маневрировать вне дорог, выходить на фланги и в тыл советских войск. Такие условия были близки к идеальным. Правда, с 5 по 7 декабря ртутный столбик термометра действительно опускался до отметки минус 30-38°С, но уже в ближайшие дни температура поднялась до нулевой отметки. Следовательно, упование фюрера на суровые морозы явно безосновательны и носили скорее пропагандистский характер.

Кавалеристы генерала Доватора перед атакой

Тем временем контрнаступление Красной Армии продолжало набирать темпы. Войска Западного фронта, взаимодействуя с Калининским фронтом, наносили удары по клинско-солнечногорской и калининской группировкам врага, а смежные фланги Западного и Юго-Западного фронтов — по его 2-й танковой и 2-й полевой армиям. Войска 30-й армии, под командованием генерал-майора Д.Д. Лелюшенко, прорвав фронт обороны 3-й танковой группы, с северо-востока приближались к Клину. Здесь немцы оказали особенно упорное сопротивление. Дело в том, что выход советских войск на ближние подступы к Клину создавал угрозу глубокого флангового удара по немецким войскам, действовавшим северо-западнее Москвы. Вот почему германскому командованию пришлось спешно усиливать свою клинскую группировку за счёт переброски войск с других участков. Уже 7 декабря в район Клина начали перебрасываться части шести танковых дивизий. Это привело к замедлению наступления 30-й армии, но зато другим войскам правого фланга Западного фронта облегчило ведение боевых действий.

Пехотинцы перед атакой

И всё же, несмотря на возросший боевой дух, общий темп наступления советских войск оставался низким, около 1,5 — 4 км в сутки. Сказывалось отсутствие опыта проведения наступательных операций, превосходство противника в технике и вооружении. Так, на калининском направлении 29-я армия под командованием генерал-лейтенанта И.И. Масленникова вместо того, чтобы, сосредоточив все силы нанести один решительный удар, предприняла наступление одновременно на трех участках, удаленных друг от друга на 7-8 км. Атаковавшие части вклинились в оборону противника, но под мощным огнём противника вынуждены были остановиться. На следующий день немцы предприняли сильные контратаки и вновь оттеснили наши части на левый берег Волги. А вот 31-я армия, под командованием генерал-майора В.А. Юшкевича, достигла успеха. Она захватила плацдармы на правом берегу Волги и к исходу 9 декабря продвинулась на 10-12 км, перерезав шоссе Калинин — Тургиново, тем самым создав угрозу тылу группировки противника в Калинине.

В это время армии правого фланга Западного фронта продолжали наступать. К исходу 12 декабря они продвинулись ещё на 7-16 км. Линия фронта стала проходить северо-западнее, севернее и восточнее Клина и вплотную подошла к Истринскому водохранилищу, р. Истре. Здесь вскоре были освобождены города Солнечногорск и Истра.

Армейская разведгруппа на лыжах быстро передвигалась по вражеским тылам

Немцы, стремясь помешать наступлению советских войск, взорвали плотину. Наступление приостановилось. Чтобы удержать дороги, ведущие на запад, и обеспечить вывод главных сил 3-й и 4-й танковых групп на рубеж Волоколамск — Руза, противник продолжал упорно сражаться в районе Клина и Истринского водохранилища. В ответ советское командование усиливало войска и производило перегруппировки, стремясь увеличить темп наступления. В действиях наших соединений и частей по-прежнему преобладали лобовые атаки укрепленных опорных пунктов противника, а не окружение их посредством охватов. Вот почему генерал армии Г.К. Жуков директивой от 13 декабря 1941 г. потребовал от армий правого крыла «неотступным и энергичным наступлением завершить разгром противника, причем 30-й и 1-й ударной армиям предстояло частью сил окружить врага в районе Клина».

Командующий Западным фронтом категорически запрещал лобовые атаки укреплённых узлов сопротивления врага. Он приказывал «преследование вести стремительно, не допуская отрыва противника. Широко применять сильные передовые отряды для захвата узлов дорог, теснин, дезорганизации походных и боевых порядков противника».

С 11 декабря соединения 16-й армии Западного фронта под командованием генерала К.К. Рокоссовского попытались преодолеть Истринское водохранилище. Однако после взрыва плотины лёд опустился на 3-4 м и у западного берега покрылся полуметровым слоем воды. Кроме того, на берегу, который являлся довольно серьёзным естественным препятствием, заняли оборону части пяти дивизий противника. Для наступления в обход водохранилища с севера, генерал Рокоссовский сформировал две подвижные группы. Одну из них возглавил генерал Ф.Т. Ремизов, другую — генерал М.Е. Катуков. Командующий Западным фронтом генерал Г.К. Жуков передал на усиление 5-й армии 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Л.М. Доватора, два отдельных танковых батальона и другие части.

Для развития наступления на правом фланге Западного фронта стали активно применяться подвижные группы. Используя свои маневренные возможности, они наносили внезапные и дерзкие удары по флангам противника, выходили в его тылы. Наиболее впечатляющих результатов на этом этапе контрнаступления добилась подвижная группа генерала Л.М. Доватора. Об этом свидетельствуют не только отчетные документы советских штабов, но и оперативные сводки немецкой группы армий «Центр».

Несмотря на все трудности и недостатки, в целом контрнаступление под Москвой развивалось успешно. Войска Западного фронта за 11 дней наступления продвинулись на правом фланге от 30 до 65 км, их средний темп составил почти 6 км в сутки. Войска левого фланга Калининского фронта преодолели расстояние от 10 до 22 км (средний темп — 0,8-1,8 км в сутки). Таким образом, на ближних подступах к Москве, к северу и северо-западу от неё отборные войска вермахта впервые потерпели значительное поражение и вынуждены были с большими потерями отступать. В эти же дни войска левого фланга Западного фронта добились ещё больших успехов, чем те соединения, что действовали севернее и северо-западнее столицы. Этому способствовали три основных обстоятельства. Во-первых, неудачное расположение соединений генерал-полковника Г. Гудериана. Во-вторых, умелое использование командованием Западного фронта создавшегося положения. Главный удар был нанесён по слабому месту в оперативном построении противника — во фланг и тыл основной его группировки. В-третьих, наступление с выдвижением войск из глубины, непосредственно из района сосредоточения, обеспечило внезапность удара.

Командование наших войск умело использовало любые тактические промахи противника

Используя благоприятную ситуацию, соединения 10-й армии под командованием генерала Ф.И. Голикова выбили противника из ряда населённых пунктов и к исходу 7 декабря продвинулись почти на 30 км в глубину его расположения. Перед советским командованием открылась перспектива не только расчленить, но и окружить восточнее Тулы часть сил танковой армии Г. Гудериана. Чтобы не допустить окружения, он поспешил отдать войскам приказ об отходе на рубеж рек Шат и Дон.

Между тем враг усиливал сопротивление и на других участках. 9 декабря он ввёл в сражение 112-ю пехотную дивизию, которая совместно с другими частями заняла оборону по западному берегу р. Шат, Шатского водохранилища и р. Дон. Опираясь на эти естественные препятствия, немцы остановили нашу 10-ю армию, части которой к тому моменту успели продвинуться на глубину до 60 км.
8 декабря генерал армии Г.К. Жуков отдал приказ: совместными усилиями войск группы Белова и 50-й армии окружить и уничтожить немецкую группировку, действовавшую южнее Тулы, а 10-й армии — нанести удар на Плавск.

Между тем наступление частей левого фланга Западного фронта продолжало развиваться. На рассвете 14 декабря была освобождена станция Узловая, а на следующий день — Дедилово. В тот же день войска 10-й армии штурмом взяли Богородицк, продолжая наступление в сторону Плавска. Но главное, 14 декабря к общему контрнаступлению подключилась ещё одна армия — 49-я, возглавляемая генералом И.Г. Захаркиным, с задачей разгромить алексинскую группировку противника.

К исходу 16 декабря она продвинулась вперед на 5 — 15 км, прикрывая справа войска 50-й армии. В полосе правого фланга Юго-Западного фронта действовала 2-я немецкая армия под командованием генерала Р. Шмидта, которая наступала вплоть до 6 декабря, а потому не имела подготовленной обороны. В этот же день на направлении вспомогательного удара начала действовать 13-я армия генерала А.М. Городнянского. В первый день её войска не достигли сколь-нибудь значительного успеха, но зато отвлекли внимание противника от направления главного удара фронта, вынудив германское командование снять отсюда часть сил для противодействия соединениям 13-й армии. Это дало возможность ударной группе фронта, возглавляемой генералом Костенко, нанести утром 7 декабря внезапный удар по ослабленной немецкой группировке. В тот же день 13-я армия завязала бои непосредственно за г. Елец. Враг оказывал упорное сопротивление, но в ночь на 9 декабря под угрозой окружения его части стали выходить из города. Елец был освобожден.

Фронтовые разведчики внимательно наблюдали за действиями противника

Для успешного окружения отходивших на северо-запад частей противника нужно было предварительно решить две основные задачи: увеличить темп наступления и изменить направления ударов 13-й армии и группы Костенко, нацелив их на Верховье. В целом этому благоприятствовала и общая обстановка. Выполняя поставленные задачи, войска генералов А.М. Городнянского и Ф.Я. Костенко к исходу 12 декабря наполовину окружили елецкую группировку врага. Полное её окружение завершилось к исходу 16-го, когда левофланговые соединения 3-й армии вышли к пос. Судбищи.

Вражеские части, пытаясь пробиться на запад, многократно контратаковали. Порой они ставили в сложное положение войска группы Ф.Я. Костенко. Однако вскоре фашисты потерпели сокрушительное поражение. Моральный дух немецких солдат настолько упал, что командующий 2-й армией генерал Шмидт был вынужден отдать приказ выявлять лиц, которые осмелились вести пораженческие разговоры и немедленно их расстреливать.

В это же время войска маршала С.К. Тимошенко, которые нанесли серьезное поражение 2-й армии, продвинулись на запад на 80-100 км. Они отвлекли на себя часть сил 2-й танковой армии противника, облегчив выполнение задачи войсками Западного фронта.

Контрнаступление под Москвой шло уже восьмой день, а сообщений о нём практически не было. Думы о грозящей беде, нависшей над столицей, тяжким грузом давили на людей, а неизвестность только усиливала их тревогу за участь любимого города. И лишь в ночь на 13 декабря 1941 г. по радио прозвучало важное сообщение Совинформбюро: «В последний час. Провал немецкого плана окружения и занятия Москвы». В нём впервые раскрывались планы врага, и говорилось о срыве «второго генерального наступления на Москву».

Наши бойцы из противотанковых ружей сожгли не один десяток вражеских танков

К этому времени советские войска разбили ударные танковые группировки противника и, продвинувшись от исходной линии севернее столицы на 60 км, а южнее — на 120 км, устранили непосредственную угрозу Москве. Войска трёх фронтов успешно выполнили поставленную задачу и достигли главной цели контрнаступления: отбросили врага как можно дальше от Москвы, нанесли ему большие потери. 16 декабря советское командование отдало распоряжение о продолжении преследования противника и занятии новых рубежей.

Верховное главнокомандование вермахта было очень встревожено наступательным порывом советских войск. Так, 16 декабря Гитлер отдал приказ войскам группы армий «Центр» держаться до последней возможности, чтобы выиграть время для улучшения транспортного сообщения и подтягивания резервов. Были также заменены командующие армиями – Браухич и фон Бок. Анализ этих решений показывает, что верховное командование вермахта только к середине декабря осознало всю степень опасности, нависшей над группой армий «Центр». Лишь спустя 12 дней после начала контрнаступления советских войск под Москвой они убедились, что их действия привели к прорыву не местного, а стратегического масштаба. В итоге создалась угроза разгрома самой крупной стратегической группировки вермахта. Острота положения усугублялась тем, что её соединения могли осуществить отход, только бросив тяжёлое вооружение, а без него немецкие войска оказались бы не в силах удержать те тыловые позиции, на которые они отходили.

Второй этап контрнаступления Красной Армии под Москвой

Все эти важные события, произошедшие в середине декабря 1941 г., оказали существенное влияние на весь характер боевых действий. Командованием и Ставкой был спланирован второй этап контрнаступления Красной Армии под Москвой. Так, войска левого фланга Калининского фронта продолжили наступление в южном и юго-западном направлениях. 16 декабря командующий Калининским фронтом генерал Конев отдал приказ, согласно которому 30-я и 31-я армии должны были наступать с востока на Старицу, а 22-я и 29-я армии — с севера, нанося главные удары своими смежными флангами. В ходе этих действий предполагалось не только разгромить большую часть войск 9-й армии вермахта, но и создать условия для последующего удара во фланг и тыл главных сил группы армий «Центр».

Для реализации этого замысла потребовалось быстрое продвижение наших войск на Старицу. Однако противник превратил этот город, расположенный на крутых берегах Волги, в мощный узел обороны. И все же под натиском войск генерала В.И. Швецова город был взят. Попытки противника исправить положение успеха не принесли. Советские дивизии устремились на Ржев.

7 января 1942 г. соединения 22-й и 39-й армий сломили сопротивление противника и вышли на линию: р. Волга — железная дорога западнее Ржева, открыв себе путь для наступления на Вязьму. Параллельно продолжалось наступление в направлении Ржева. Таким образом, на втором этапе контрнаступления войска Калининского фронта нанесли 9-й немецкой армии очередной удар, вынудив ее отойти на 50-60 км, а на калининско-ржевском — на 90-100 км. На правом крыле они вышли на рубеж Волги, в центре — охватили Ржев полукольцом.

Войска правого крыла Западного фронта с утра 17 декабря продолжали преследование противника, имея задачу выйти на линию Зубцов, Гжатск, то есть на 112-120 км западнее рубежа. Немецкое командование, прикрывая отступление сильными арьергардами, отводило главные силы танковых групп на промежуточную позицию, подготовленную по берегам рек Лама и Руза, при этом широко использовались минно-взрывные заграждения, особенно в населенных пунктах и на узлах дорог. На многих участках фронта враг отходил беспорядочно, бросая оружие, технику и автотранспорт.

Пленные немецкие солдаты

Под угрозой окружения 35-я пехотная дивизия противника, начала поспешно отходить на западный берег р. Лама. На плечах отступавших немцев воинские части подвижных групп и моряков-тихоокеанцев, спешно переброшенных с Дальнего Востока на усиление наших войск, ворвались в Волоколамск и решительными действиями выбили из него арьергард врага. Так противник лишился крупного опорного пункта в системе своей обороны на рубеже Ламы.
К этому времени 16-я армия генерала К.К. Рокоссовского вышла к р. Рузе, но, встретив упорное сопротивление врага, продвинуться дальше не смогла. 5-я армия генерала Л.А. Говорова в течение 19 и 20 декабря на своем правом фланге и в центре вела ожесточенные бои с частями противника, отошедшими за реки Руза и Москва. Хорошо организованным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем немцы оказывали упорное сопротивление на этом естественном рубеже и на подступах к г. Рузе. Все попытки наших частей прорвать его оборону и освободить город оканчивались неудачей. Здесь же, на подступах к Рузе, около с. Палашкино 19 декабря был убит командир 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал Л.М. Доватор.

Итак, на втором этапе контрнаступления армии правого фланга Западного фронта продвинулись еще на 40 км. Бои стали носить с обеих сторон ожесточенный характер. В то время основные события развернулись под Тулой. Вечером 16 декабря Жуков приказал 10-й, 49-й, 50-й армиям и группе Белова продолжать безостановочное преследование противника и освободить Калугу. Выполняя поставленные задачи, наше командование обратило внимание на то, что между двумя крупными группировками противника образовался разрыв в 30 км. Г.К. Жуков, решил использовать его для быстрого овладения Калугой. В результате активных действий нашим войскам удалось вскоре овладеть Юхновом и отрезать ему пути отхода от Калуги и Малоярославца.

«Непобедимые» немецкие солдаты сотнями сдавались в плен

Созданная в 50-й армии для освобождения Калуги подвижная группа в составе стрелковой, танковой и кавалерийской дивизий, а также тульского рабочего полка и танкового батальона под командованием генерала B.C. Попова в ночь на 18 декабря приступила к выполнению своей задачи. Обходя населенные пункты и не ввязываясь в бои с противником, она к исходу 20 декабря скрытно подошла к Калуге с юга. Утром 21 декабря части подвижной группы В.С. Попова захватили мост через Оку, ворвались в Калугу и завязали уличные бои с гарнизоном города. Немецкое командование стремилось во что бы то ни стало удержать за собой Калугу. В результате бои в городе приняли затяжной характер. 30 декабря после десятидневных упорных боев старинный русский город Калуга был полностью освобожден от фашистских оккупантов.

В отличие от фашистов, наше отношение к пленным было гуманным

Между тем упорные бои продолжались и на других участках фронта. Так, утром 18 декабря, частям 33-й армии генерала М.Г. Ефремова удалось переправиться на западный берег р. Нары к северу от Наро-Фоминска. Однако вскоре они были отброшены контратакой противника. На следующий день 110-я стрелковая дивизия частью сил переправилась на западный берег реки у пос. Елагино (3 км южнее Наро-Фоминска) и там завязала бои. 20 декабря генерал М.Г. Ефремов ввел в сражение 201-ю стрелковую дивизию, но существенных результатов это не дало. Только 21 декабря нашим частям удалось овладеть небольшим плацдармом на западном берегу Нары у д. Таширово.

По мере накопления боевого опыта наши войска действовали все решительнее. Так, 22 декабря они, продвинувшись на 52 км и создали угрозу охвата 4-й немецкой армии с юга. Начавшийся отход немецких войск послужил генералу армии Г.К. Жукову поводом для того, чтобы отдать приказ генералу Ефремову усилить нажим на врага. Бои за Наро-Фоминск разгорелись с новой силой. Преодолевая ожесточенное противодействие противника части 222-й стрелковой дивизии полковника Ф.А. Боброва охватили город с севера, а 1-й гвардейской мотострелковой дивизии полковника С.И. Иовлева — с юго-запада.

26 декабря Наро-Фоминск был взят. В тот же день Жуков отдал приказ о преследовании врага на можайском и малоярославецком направлениях.

28 декабря было освобождено Балабаново, а 2 января — Малоярославец.

Три дня и три ночи пять стрелковых дивизий 33-й и 43-й армий вели ожесточенные уличные бои, прежде чем смогли очистить от врага Боровск, прикрывавший с юга подступы к Минской автостраде. А 7 января 1942 г. контрнаступление Красной Армии под Москвой успешно завершилось.

Великий подвиг армии и народа

Победа над врагом ковалась не только на фронтах. На занятой фашистами территории активно действовали партизанские отряды, разведывательно-диверсионные группы, поддерживаемые местным населением. Комплектование материально-технической базы подполья началось ещё в августе-сентябре 1941 года. Руководили подпольной работой специалисты Особой группы (2 отдела) во главе с П.А. Судоплатовым. Для нужд подполья только Особая группа располагала 59 складами с оружием и боеприпасами. Чекистское подполье имело 21 переносную и 6 стационарных радиостанций, множество явочных квартир.

Родина высоко оценила заслуги партизан: 127 тыс. бойцов были награждены медалью «Партизан Отечественной войны» 1 и 2 степеней, 184 тыс. человек другими орденами и медалями, 249 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них немалую долю составляли москвичи и жители Подмосковья – бойцы истребительных батальонов и ОМСБОНА, сотрудники НКВД, воины-пограничники. Золотыми буквами в историю вписаны имена Д.Н. Медведева, А.К. Флегонтова, В.А. Карасева, К.Д. Карицкого, С.И. Солнцева, В. Волошиной, М.А. Гурьянова, З.А. Космодемьянской, Н.И. Кузнецова и многих других.

Вдоволь хлебнуть горя в годы военного лихолетья, особенно в период фашистской оккупации, довелось всем жителям Подмосковья. Сформированные немцами полевые комендатуры установили на захваченной территории жесточайшие ограничения для местных жителей, малейшие нарушения которых карались расстрелом. Один из примеров тому – приказ командира 290 пехотной дивизии вермахта, который гласил: «Каждый штатский, который будет находиться после 11 декабря 1941 года в каком-нибудь районе расположения дивизии, должен рассматриваться как партизан и подлежать расстрелу на месте».

С целью запугивания гражданского населения широко использовались поджоги деревень, уничтожение домашнего скота и инвентаря, приведение в негодность продуктов питания. Но несмотря ни на что население как могло сопротивлялось немцам, помогало партизанам и бойцам Красной армии. Таким образом, можно сказать, что победа ковалась усилиями всего нашего народа.

Итоги контрнаступления под Москвой

Итак, в декабре 1941 г. произошло знаменательнейшее событие: впервые во Второй мировой войне Красная Армия остановила, а затем нанесла крупное поражение считавшей себя непобедимой германской армии и, отбросив её от Москвы на 100-250 км, переломила ход войны. Именно под Москвой немцы утратили стратегическую инициативу и познали горечь поражения. Раз и навсегда был развеян миф о непобедимости фашистской армии, а также возможности победы над СССР в «молниеносной войне». План «Барбаросса» полностью провалился. Битва под Москвой стала началом конца фашистской Германии.

Решающим фактором в достижении победы над захватчиками в контрнаступлении под Москвой являлся высокий моральный дух советских воинов. Известный английский военный теоретик и историк Б. Лиддел Гарт подчеркивал, что эта победа была одержана «прежде всего, мужеством и стойкостью русского солдата, его способностью выносить тяготы и непрерывные бои в условиях, которые прикончили бы любую западную армию». И это абсолютно верно!

Битва под Москвой отмечена массовым героизмом и самопожертвованием советских людей. За доблесть и мужество, проявленные в боях, 40 частям и соединениям было присвоено звание гвардейских, 36 тыс. воинов награждены орденами и медалями, 187 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Медалью «За оборону Москвы» награждено более 1 млн человек (в том числе около 381 тыс. военнослужащих и примерно 639 тыс. гражданских лиц).

8 мая 1965 г. Москве было присвоено почётное звание «Город-герой».

В этот период времени произошло ещё одно важное событие мирового уровня: 1 января 1942 г. представители 26 государств подписали Декларацию Объединенных Наций. Все они обязались использовать свои экономические и военные ресурсы для борьбы против фашистской Германии и её союзников: Италии, Японии и присоединившихся к ним стран. Они обязались сотрудничать друг с другом и не заключать сепаратного перемирия или мира с государствами фашистского блока. Это событие создало благоприятные условия для планомерного наращивания военной мощи стран антигитлеровской коалиции.

Федеральный закон Российской Федерации «О днях воинской славы (победных днях) России» отнёс 5 декабря — День начала контрнаступления советских войск под Москвой к дням Воинской славы. В этот день в Вооруженных Силах России проводятся торжественные мероприятия по увековечению памяти российских воинов, отличившихся в сражениях за нашу столицу.

Статья подготовлена по материалам

Научно-исследовательского института

(военной истории) Военной академии

Генерального штаба ВС РФ,

а также с использованием архивных материалов.

ПЛАНЫ БЛИЦКРИГА

Гитлеровское командование планировало разгромить СССР в блицкриге — молниеносной войне. Однако к октябрю 1941 года Москва оставалась непокорённой. По планам А. Гитлера, покончить со столицей советского государства должно было решительное наступление группы армий «Центр», получившее кодовое название «Тайфун».

«Непоколебимое решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землёй… Это будет народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще». Из дневника начальника Генштаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдера

Силы сторон перед началом битвы за Москву:

* Германская группа армий «Центр» Советские Западный и Резервный фронты человек 1,8 млн 1,25 млн танков 1 700 990 орудий и миномётов 14 тыс. 7 600 самолётов 1 390 677 Германская группа армий «Центр» человек 1,8 млн танков 1 700 орудий и миномётов 14 тыс. самолётов 1 390 Советские Западный и Резервный фронты человек 1,25 млн танков 990 орудий и миномётов 7 600 самолётов 677

В группу армий «Центр» входило 75 % всех немецких танков и около половины самолётов на советско‑германском фронте.

ВЯЗЕМСКАЯ КАТАСТРОФА

Танковая армия генерала Г. Гудериана начала наступление на московском направлении 30 сентября 1941 года, основные немецкие силы — 2 октября. Прорвав советский фронт, гитлеровцы окружили значительное количество частей Красной Армии в районе Брянска и Вязьмы. Более полумиллиона советских солдат погибли или попали в плен, в линии обороны западнее Москвы образовалась огромная брешь в 500 км. Но отчаянное сопротивление окружённых советских армий задержало вражеский натиск на столицу на две недели. Слухи о немецком прорыве достигли Москвы 16 октября. В городе началась эвакуация оставшихся предприятий, часть населения устремилась на восток. Для предотвращения паники в столице с 20 октября было объявлено осадное положение и введён комендантский час.

«Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте». Из Постановления Государственного Комитета Обороны о введении в Москве осадного положения 19 октября 1941 года

ПАРАД СОРОК ПЕРВОГО

И. В. Сталин срочно вызвал из Ленинграда генерала Г. К. Жукова, который до этого руководил обороной города на Неве. В Москве шла дополнительная мобилизация добровольцев в дивизии народного ополчения. К столице перебрасывались свежие формирования с Дальнего Востока, из Сибири и внутренних районов страны. Тысячи женщин и мужчин, совсем юных и пожилых, рыли противотанковые траншеи и рвы на ближних подступах к городу. На предприятиях Москвы, которые до войны производили косметику или пишущие машинки, теперь изготавливали оболочки для гранат, бутылки с зажигательной смесью, патроны. Намерения врага с ходу взять Москву провалились.

«Я склоняю голову перед светлой памятью тех, кто стоял насмерть, кто не пропустил врага к сердцу нашей Родины, её столице, городу‑герою Москве. Мы все в неоплатном долгу перед ними». Г. К. Жуков

Одним из переломных моментов в обороне столицы стало проведение 7 ноября 1941 года традиционного парада на Красной площади, с которого большинство воинов уходили сразу на фронт. Если в тяжелейшее время мы способны проводить парад в Москве, а Верховный Главнокомандующий остался в столице, «победа будет за нами», — так думали советские люди.

«Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!» Из выступления И. В. Сталина во время парада на Красной площади 7 ноября 1941 года

И ВРАГУ НИКОГДА НЕ ДОБИТЬСЯ!

Невиданный героизм при защите Москвы осенью 1941 года проявили тысячи бойцов и командиров.

В критический момент, когда казалось, что ничто не сможет остановить вражеские танки на пути к Москве, им навстречу были брошены курсанты из Подольска. Ценой своей жизни юноши из Подольского пехотного и артиллерийского училищ на несколько дней задержали противника. Большинство курсантов полегли на Ильинских рубежах, но советское командование выиграло время для организации новой оборонительной линии к западу от Москвы.

Бой в районе Дубосеково (Волоколамский район). Ноябрь 1941 года.
Фотография предоставлена РИА Новости

Воины 316‑й стрелковой дивизии под командованием генерала И. В. Панфилова 16 ноября 1941 года остановили удар танковых и пехотных частей врага. Рота, которой командовал политрук В. Г. Клочков, уничтожила тогда 18 немецких танков. Этот бой вошёл в историю как подвиг 28 героев‑панфиловцев. Вражеские танки наши солдаты подрывали связками гранат и поджигали бутылками с зажигательной смесью. Об их подвиге вскоре узнала вся страна, а дивизия стала гвардейской и после гибели командира дивизии получила почётное наименование «Панфиловская».

Бессмертный подвиг совершила в тылу врага Зоя Космодемьянская — боец советской диверсионно‑разведывательной группы. Она поджигала дома, где находились фашисты, и была схвачена немецкими солдатами. Во время допроса, сопровождавшегося пытками, Зоя не выдала никого из своих товарищей. Перед казнью в деревне Петрищево она крикнула в сторону германских солдат: «Это счастье — умереть за свой народ».

«И по снегу ногами босыми,
Крепко сжав окровавленный рот,
Как на трон, партизанка России
На скрипящий взошла эшафот». Ю. Друнина

КАРТА КОНТРНАСТУПЛЕНИЯ

К началу декабря враг подошёл к Москве совсем близко. По прямой от посёлка Красная Поляна до центра столицы было всего около 30 км. Ожесточённые сражения разыгрались в районе станции Крюково — это территория современного Зеленограда. Именно в этот момент советское командование поняло, что новый натиск врага на Москву, начавшийся в середине ноября, выдохся, что немцы напрягают последние силы. Пружина сжалась до отказа.

План контрнаступления, доложенный И. В. Сталину командующим Западным фронтом Г. К. Жуковым в конце ноября 1941 года, состоял лишь из одной карты и пояснительной записки к ней. В распоряжение Г. К. Жукова и командующего Калининским фронтом И. С. Конева поступили свежие дивизии с востока страны, которые были хорошо вооружены и тепло одеты.

ПЕРЕЛОМ

Советское контрнаступление началось 5 декабря 1941 года. В атаку перешли соединения Западного, Калининского и части сил Юго‑Западного фронтов. При этом советские войска всё ещё уступали немцам в количестве людей и боевой техники, лишь по самолётам у нас было серьёзное превосходство.

Битва за Москву. Декабрь 1941 года.
О. Кнорринг / РИА Новости

Контрнаступление набирало силу, словно ураган. Враг, который не ожидал ответного удара (немецкое командование было уверено, что основные советские силы давно разбиты), дрогнул и побежал. Многие гитлеровские офицеры вспоминали в то время печальную судьбу армии Наполеона в 1812 году. Красная Армия освободила Калинин, Клин, Истру, Волоколамск и другие подмосковные города. Уже 8 января 1942 года контрнаступление переросло в общее наступление — началась Ржевско‑Вяземская операция.

«Мы беспощадный путь к Берлину
Открыли битвой за Москву». П. Шубин

ИТОГИ БИТВЫ ЗА МОСКВУ

В ходе наступления Красной Армии немцы были отброшены от столицы на 100–350 километров, от врага полностью очищены Московская, Тульская, Калининская, Рязанская области, частично освобождены Смоленская и Орловская. За провал под Москвой десятки высших немецких военачальников были сняты А. Гитлером со своих постов.

Два красноармейца стоят рядом с перевёрнутым немецким танком, подбитым в сражении под Москвой.
В. Минкевич / РИА Новости

Победа досталась Красной Армии дорогой ценой — общие потери наших войск составили 1,8 миллиона человек (германская группа армий «Центр» потеряла за то же время 500 тыс.). Однако теперь и наши союзники, и вражеские, и нейтральные страны наглядно убедились, что германскую армию можно бить её же оружием, то есть решительным наступлением. Турция и Япония, руководство которых рассматривало планы нападения на Советский Союз, заняли выжидательную позицию. В нашей стране и на территориях, оккупированных союзниками Германии, с новой силой развернулось партизанское движение. США и Великобритания осознали, что СССР обладает огромным потенциалом для дальнейшей борьбы, и перед ними встал вопрос об оказании более действенной помощи Красной Армии. Ряд историков считают битву за Москву началом коренного перелома, когда окончательно рухнул немецкий план молниеносной войны.

Около миллиона защитников столицы были награждены медалью «За оборону Москвы», 110 человек удостоены звания Героя Советского Союза. В мае 1965 года, к 20‑летию Победы, Москве было присвоено высокое звание «Город‑герой».

День воинской славы России — День начала контрнаступления советских войск в битве под Москвой в 1941 году.

Общая обстановка
В октябре–ноябре 1941 года немецкая армия пыталась пробиться к советской столице – Москве, разгромить основные силы Красной Армии тем самым и завершить войну в свою пользу. На ближних подступах к Москве кипели яростные бои. Противник в этих боях был измотан и обескровлен. 27 ноября генерал-квартирмейстер Генштаба сухопутных войск Вагнер докладывал Гальдеру: «Наши войска накануне полного истощения материальных и людских сил». В ходе второго этапа генерального наступления на Москву немцы потеряли свыше 155 тыс. убитыми, ранеными и обмороженными. Высоки были потери в материальной части.
В битве за Москву назрел перелом. Впоследствии, вспоминая этот момент войны, Г. Гудериан писал: «Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными. Мы потерпели серьёзное поражение…». Но Гитлер не хотел смириться с провалом идеи блицкрига, он настаивал на продолжении наступления. Фронтовое командование также исходило из того, что силы Красной Армии истощены в тяжелой борьбе. Командующий группы армий «Центр» фон Бок в приказе от 2 декабря 1941 года, отмечал, что «оборона противника находится на грани своего кризиса». Однако военно-политическая верхушка Третьего рейха ошибалась. Несмотря на большие жертвы, которые понесла советская страна и армия под Москвой, кризисное положение в обороне столице уже преодолели. Мобилизационные возможности, социалистическая система и народное хозяйство СССР оказались намного более устойчивыми, нежели ожидали на Западе. СССР образца конца 1930 – начала 1940 – х годов был намного сильнее, чем Советская Россия периода 1920 – начала 1930–х годов.
Советский Союз выдержал первый, самый сильный и страшный удар и постепенно начал приходить в себя, наращивая военные и экономические возможности, мобилизуя весь свой огромный потенциал для будущей победы. Это привело к изменению общей ситуации на всём фронте. Противник уже не мог успешно наступать на всём протяжении фронта. Во второй половине ноября Красная Армия нанесла сильные контрудары на севере и юге страны, освободив Тихвин и Ростов-на-Дону. Немецкое верховное командование уже не могло снимать войска с северного и южного стратегического направлений для укрепления положения на центральном (московском) направлении. А на фронте под Москвой немецкие войска оказались растянутыми на тысячекилометровом фронте, значительная их часть (9-я и 2-я полевые армии) была вовлечена в борьбу против войск Калининского и правого крыла Юго-Западного фронтов. Это ослабило давление группы армий «Центр» на Западный фронт, непосредственно закрывавший столицу. Не имея серьёзных резервов, немцы к концу ноября лишились возможности продолжать наступление. А их ударные подвижные группировки были ослаблены, обескровлены затяжными тяжелыми боями, утратили свои первоначальные пробивные, мобильные возможности. В то же время окрепли и увеличились силы советских фронтов. Ставка, несмотря на всю сложность ситуации под Москвой и в целом на фронте, изыскивало возможность подкреплять Западный фронт, создавать резервы в его тылу и формировать стратегические резервы.
Таким образом, в ходе летне-осенней кампании 1941 года вермахт добился впечатляющих успехов – захватил Прибалтику и блокировал Ленинград на севере, оккупировал западные области страны и вышел на ближние подступы к Москве, захватил Украину, Харьков, значительную часть Донбасса и почти весь Крым. Однако немецкая армия не смогла с ходу взять Ленинград, перешла к его длительной осаде, сразу прорваться на Кавказ, взять Севастополь. Не смогли немецкие войска и взять советскую столицу – Москву. В итоге немецкий план «молниеносной войны» против Советского Союза был сорван упорным сопротивление Красной Армии, всего народа в целом.
Социалистическая систему показала высокую эффективность и устойчивость, продолжая работать и даже увеличивать основные показатели даже в условиях жесточайшей войны и оккупации противником важнейших промышленных и сельскохозяйственных западных областей Союза. Немецкая военно-политическая верхушка (как и хозяева Англии и США, которые создали проект «Третий рейх») сильно просчиталась и недооценила духовный, военный, экономических и научный потенциал советской цивилизации. Уже в 1941 году крах нацистской Германии стал очевиден. Герои Бреста, Одессы, Севастополя, Москвы, Ленинграда и многих других городов, населенных пунктов и безвестных мест показали непобедимость Советского Союза (России) и народа в открытом бою. Гитлер подписал смертный приговор рейху, начав войну с русскими.
Горящий советский танк Т-34 подбитый в ходе боя в районе города Клин
Подготовка наступления
С началом зимы и на бескрайних просторах России врага ждала не победа, а катастрофа, предвестник будущего поражения в войне. Советская Ставка, дождавшись истощения сил врага под Москвой и верно оценивая сложившееся соотношение сил, в конце ноября приступило к подготовке контрнаступления. Основная роль отводилась войска Западного фронта. Ставка передала фронту из своих резервов 1-ю ударную, 10-ю и 20-ю армии. Ближайшая задача контрнаступления заключалась в том, чтобы на флангах Западного фронта разбить ударные группировки группы армий «Центр» и устранить непосредственную угрозу советской столице, а в центре фронта сковать вражеские войска с последующим переходом в общее наступление.
К началу декабря 1941 года в группе армий «Центр» насчитывалось более 800 тыс. человек, около 10,4 тыс. орудий и минометов, 1 тыс. танков и более 600 самолетов. Советские фронты, защищавшую столицу, с учётом полученных подкреплений имели около 720 тыс. человек, 5900 орудий и минометов, 415 установок реактивной артиллерии, 670 танков и 760 самолетов. Западный фронт, несмотря на передачу новых трёх армий, не имел преимущества над врагом. Калининский и Юго-Западный фронты также не имели превосходства над противником, даже на направлениях главных ударов.
Однако психологический фактор был на стороне Красной Армии. Жестокая бойня под стенами Москвы надломила боевой дух «непобедимого» вермахта. Немцам в Европе ещё не приходилось сталкиваться с таким ожесточенным сопротивлением и стойкостью противника. Русские стояли насмерть. О блицкриге пришлось забыть, война затягивалась и уносила всё больше людей. Дневники и письма, обнаруженные и убитых или пленных немецких солдат и офицеров, часто свидетельствовали о коренных переменах в настроениях немецких войск. Так, ефрейтор Отто Залфингер в письме к родителям отмечал: «До Москвы осталось очень немного. И всё-таки мне кажется, что мы бесконечно далеки от неё. Мы уже свыше месяца топчемся на одном месте. Сколько за это время легло наших солдат! А если собрать трупы всех убитых немцев в этой войне и положить их плечом к плечу, то эта бесконечная лента протянется, может быть, до самого Берлина. Мы шагаем по немецким трупам и оставляем в снежных сугробах своих раненых. О них никто не думает. Раненый – это балласт. Сегодня мы шагаем по трупам тех, кто пал впереди: завтра мы станем трупами, и нас также раздавят орудия и гусеницы».
Советское верховное командование планомерно готовилось к переходу в контрнаступление. Заблаговременно были созданы и сохранены стратегические резервы, их своевременно выдвинули на фланги немецких ударных группировок и бросили в контрнаступление. Удар последовал, когда вермахт, обессиленный и обескровленный в длительных и тяжелых наступательных боях, не успел перегруппировать свои войска для обороны, ни закрепиться на достигнутых рубежах. Не успели немцы и получить подкрепления из Западной Европы.

Наступление
5 декабря 1941 года войска Калининского фронта начали наступление и вклинились в оборону врага. 6 декабря в наступление перешли войска Западного фронта, нанося удары по противнику севернее и южнее столицы, а в районе Ельца наступали войска правого крыла Юго-Западного фронта. Развернулась масштабное наступление советских войск под Москвой. Его подготовка была хорошо замаскирована, и немецкое командование было застигнуто врасплох. Немцы считали, что русские войска полностью обескровлены и неспособны к стратегическому наступлению. Начальник Генштаба сухопутных войск Гальдер, главнокомандующий немецкими сухопутными силами Браухич и командующий группой армий «Центр» Бок до самого последнего момента думали, что советские войска окончательно обессилены, что у них нет больших резервов и их сопротивление уже на пределе возможностей. Было распространено мнение, что судьба Московской битвы будет решена «последним батальоном», брошенным в бой. Поэтому немцы до последнего атаковали, всё пытаясь взять Москву. Однако, как показали дальнейшие события, немецкое военно-политическое руководство совершило роковой просчёт.
В итоге немцы вынуждены были признать провал своего штурма московских позиций. 8 декабря 1941 года немецкое верховное командование приказало своим войскам перейти к обороне. В директиве № 39 немецкая Ставка предписывала: «Главным силам войск на Востоке по возможности скорее перейти к обороне». Однако стратегическая инициатива была уже в руках Красной Армии. 16 декабря немецкая Ставка требовала от группы армий «Центр» не допустить значительного отступления, командующим армиями, командирам соединений и всем офицерам предлагалось «заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции», чтобы выиграть время до подхода подкреплений.
Главные удары наносили войска Западного фронта. На его правом крыле, действуя против немецких 3-й и 4-й танковых групп в общем направлении на Клин, Солнечногорск и Истру, наступали 30-я, 1-я ударная, 16-я и 20-я армии, а также часть сил 5-й ударной армии. Германская оборона не выдерживала натиск советских войск. Отступающие немецкие войска, стараясь затруднить движение противника, использовали тактику «выжженной земли», сжигали населенные пункты, дома, или минировали их. 15 декабря 1-я ударная и 30-я армии освободили Клин. Войска 16-й армии к исходу 8 декабря выбили врага из Крюкова, 11 декабря – разрушенный город Истру. При отходе на западный берег Истры и Истринского водохранилища немцы уничтожили все переправы, взорвали дамбу водохранилища, что привело к серьёзным проблемам в деле форсирования водной преграды. Западное побережье немцы заминировали и организовали сильное огневое прикрытие. Однако командование 16-й армии заранее подготовило подвижные группы войск, которые обошли противника с флангов и обеспечили стрелковым дивизиям форсирование истринского рубежа.
Наступающие севернее войска 20-й армии освободили Красную Поляну, 11 декабря – Солнечногорск. Войска правого крыла 5-й армии, наступавшие южнее 16-й армии, своим наступлением способствовали развитию её успеха на истринско-волоколамском направлении. Особенно успешно действовал 2-й гвардейский кавалерийский корпус Л. М. Доватора. Пройдя линию фронта по глухому лесу юго-западнее Звенигорода, советская конница пошла на прорыв, отрезая пути отхода немецких войск к Волоколамску и Рузе. В этих боях 19 декабря погиб генерал Лев Михайлович Доватор.
Войска Калининского фронта 16 декабря освободили Калинин и продвигались к Старице и Ржеву. К концу месяца, отбросив врага на 50 – 100 км, они вышли на рубеж Волга, Ржев, Зубцов, Погорелое Городище. Здесь фронт стабилизировался. Войска правого крыла Западного фронта во второй половине декабря овладели городами Высоковск, Теряева Слобода, Волоколамск и главными силами вышли на рубеж рек Лама и Руза, где противник подготовил крепкую оборону.
Таким образом, в ходе декабрьских боев 9-я полевая 3-я и 4-я танковые армии потерпели серьёзное поражение. Угроза советской столице с северо-запада была ликвидирована. Наступающие советские войска освободили сотни населенных пунктов Московской области и очистили важную железную дорогу Калинин – Москва.
Красноармейцы на немецком танке Pz.Kpfw. III, захваченном в Крюково под Москвой
Кавалеристы 2-го гвардейского кавалерийского корпуса 16-й армии Западного фронта, в центре с картой в руках-командир корпуса гвардии генерал-майор Лев Михайлович Доватор
Против южного крыла группы армий «Центр» контрнаступление советских войск также развивалось успешно. Входившие в состав левого крыла Западного фронта 49-я, 50-я и 10-я армии, 1-й гвардейский кавалерийский корпус, взаимодействуя с войсками правого крыла Юго-Западного фронта, наносили удары по 2-й танковой армии Гудериана и прикрывавшей её с юга 2-й полевой армии Вейхса. Немецким войскам на этом направлении так и не удалось полностью окружить и взять Тулу, которую удерживали части 50-й армии. Прорвавшиеся в район Кострово, Ревякино, по шоссе Тула – Москва войска немецкой 2-й танковой армии были разбиты перешедшими в контратаку 49-й и 50-й армиями. Активно действовал 1-й гвардейский кавкорпус генерала А. П. Белова. Кавалеристы в ночь на 7 декабря ворвались в Мордвес. С утра 6 декабря пошла в наступление свежая 10-я армия под командованием генерал-лейтенанта Ф. И. Голикова. 7 декабря был освобожден город Михайлов.
В итоге в первые же дни контрнаступления левого крыла Западного фронта советские войска овладели городами Мордвес, Михайлов, Венев, Сталиногорск, Епифань. Разбитые в районе Тулы войска немецкой 2-й танковой армии отступали, бросая тяжелое вооружение и технику. Развивая успех, наши войска выбили врага из Богородицка, Дедилово, Алексина, Плавска. 15 декабря войска 50-й армии освободили Ясную Поляну. Одновременно правое крыло Юго-Западного фронта 9 декабря после четырехдневных упорных боев заняли Елец. Развивая наступление, наши войска освободили Чернь, Ефремов, Ливны и сотни других населенных пунктов. Немецкая 2-я полевая армия понесла поражение. 18 декабря Ставка восстановила Брянский фронт, который развернул наступление в общем направлении на Болхов и Орёл, поддерживая движение Западного фронта. 2-я танковая армия потерпела поражение и на широком фронте была отброшена за Оку. Подступы к столице были обеспечены с юга.
Советские танки Т-40 с десантом автоматчиков в зимнем лесу
В ходе отступления немецких войск на фронте образовалась 30-километровая брешь между левым флангом 2-й танковой армии и правым флангом 4-й полевой армии. Командование Западного фронта из состава 50-й армии сформировало оперативную группу войск В. С. Попова. Выступив в ночь на 18 декабря из района восточнее Тулы, войска группы за трое суток преодолели 90 км и к вечеру 20 декабря неожиданно для врага вышли к Калуге. Борьба за этот крупный узел дорог и важную базу снабжения немецкой армии продолжалась 10 дней. 30 декабря Калугу освободили. Советские войска заняли также Козельск и Белев.
Во второй половине декабря контрнаступление развернулось и в центре западного фронта. Войска 33-й и 43-й армий прорвали оборону врага по рубежу р. Нары и освободили Наро-Фоминск, Малоярославец и Боровск. 49-я армия, наступая из района Серпухова, форсировала Оку и, выйдя на западный берег реки, с боем заняла Тарусу.
Таким образом, первый этап контрнаступления под Москвой к началу января 1942 года был успешно завершен. Немецкая группа армий «Центр, до этого пытавшаяся взять Москву – советскую столицу, крупнейший промышленный центр и узел коммуникаций страны, потерпела поражение и была отброшена от города на 100 – 250 км, а войска советских фронтов охватили её с севера, востока и юга. Освобождены были Московская и Тульская области, ряд районов других областей и сотни населенных пунктов.
Красная Армия одержала вверх в крупнейшей и тяжелейшей битве за Москву. Германии было нанесено первое крупное поражение во Второй мировой и Великой Отечественной войне. Вражеский замысел «молниеносной войны», с целью уничтожения советской цивилизации и народа, окончательно был похоронен на полях Подмосковья. «Историческая победа в Московской битве, — отмечал маршал А. М. Василевский, — ставшая триумфом Советских Вооруженных Сил, положила начало коренному повороту не только в Великой Отечественной, но и во всей второй мировой войне. Разгромом гитлеровцев под Москвой победоносно завершился первый, наиболее трудный этап борьбы на пути к полной и окончательной победе над фашистской Германией».
Московская битва окончательно развеяла миф о «непобедимости» вермахта. Германия стояла перед угрозой затяжной войны, к которой не была готова. Вермахту пришлось готовиться к новой «решительной» кампании 1942 года. Гитлер провёл чистку командования – с декабря 1941 г. апрель 1942 г снял с занимаемых постов 35 генералов в том числе командующих танковыми армиями Гудериана и Гёпнера. Отстранен был от командования сухопутными войсками фельдмаршал Браухич, эту должность фюрер взял на себя. Смещены были своих постов и командующие группами армий «Север», «Центр» и «Юг» — фельдмаршалы Лееб, Бок и Рундштедт.
Победа под Москвой заставила Англию и США активизировать сотрудничество с СССР в рамках антигитлеровской коалиции. Япония и Турция, готовившиеся атаковать Советский Союз в случае падения Москвы, чтобы получить свою долю шкуры «советского медведя», отложили свои агрессивные планы до лучшего момента, который так и не настал. Это позволило советскому правительству продолжить наращивание сил и средств на советско-германском фронте.

Разбитая немецкая автотехника, брошенная под Москвой
Убитые немецкие солдаты и брошенная немецкая артиллерия во время декабрьского контрнаступления Красной Армии под Москвой. Для дополнительного эффекта с помощью монтажа на фото добавлена стая ворон. Источник фотографий: http://waralbum.ru/

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *