Богородица с ангелами

Иконы Иисуса Христа могут быть разных типов. Так, например, на иконе «Спас Вседержитель» Иисус Христос изображен с Евангелием в руках. На иконе «Спас Эммануил» Он изображается юношей с кудрявыми волосами. На иконе «Спас в силах» Он представлен сидящим на престоле в окружении ангелов — херувимов и серафимов.

Иконы Богородицы также бывают разных типов, в том числе с Младенцем и без Него. На иконах типа «Умиление» Божия Матерь изображена в трехчетвертном обороте, а Младенец — прильнувшим Своей щекой к Ее щеке. На иконе типа «Одигитрия» («Путеводительница») и Она, и Младенец изображаются лицом к зрителю, рука Младенца поднята в благословляющем жесте. На иконе типа «Знáмение» Богородица изображена лицом к зрителю, Младенец в круге. Без Младенца Богородица изображается, в частности, в тех случаях, когда Ее икона входит в состав «деисусного чина».

Иконы Божией Матери, кроме того, различаются по месту происхождения и почитания. Известны иконы Владимирская, Смоленская, Костромская, Иверская и многие другие. Все они имеют свою историю и прославились многочисленными чудотворениями.

Ангел на иконе изображается, как правило, в виде юноши с крыльями. Некоторые ангельские чины представлены в иконописной традиции особым образом: Херувимы — со многими очами, Серафимы — с шестью крыльями.

Святые, прославленные Церковью, также изображаются на иконах. Существуют определенные правила, по которым принято изображать святых. Так, например, святители изображаются в епископском облачении, мученики — с крестом в руках, преподобные — в монашеской одежде, пророки — со свитками в руках. На одной иконе может быть изображено несколько святых.

Некоторые иконы называют чудотворными: это те, от которых произошли те или иные чудеса, например, многочисленные исцеления. С некоторыми иконами связывают победы в битвах, спасение от опасности. К числу чудотворных икон Божией Матери, помимо упомянутых выше, относятся иконы «Всех скорбящих Радость», «Взыскание погибших», «Нечаянная Радость» и многие другие. Иконы Спасителя, ангелов и святых также бывают чудотворными.

На Корфу существует не один монастырь святой Параскевы. В русском православном сегменте интернета более известен тот, который расположен в северной части острова, в горах, недалеко от деревушки Сгурадес. Он очень мал: настоятельница мать Фотиния да пара насельниц. Поддерживается в основном пожертвованиями из России. Также оттуда регулярно приезжают трудницы на помощь в сборе оливок на монастырских угодьях.
Более обласкана судьбой другая одноимённая обитель, которая находится в центральном регионе Корфу, в муниципалитете Ахиллеон, возле деревни Кинопиастес или Кинопьястес, что ближе к произношению.
Процветание монастыря обусловлено положением, которое занимает эта местность во внутренней истории Корфу. Плодородные участки, близкие к субтропической природе обеспечивали благососояние окрестных жителей издревле. По легенде, Гомер писал о великолепных садах, которые встретил на острове Одиссей — и они находились именно в этом регионе острова.
Основана обитель в середине XVI века, здание храма возведено в XVII веке. Её всегда поддерживали крепкие старинные приходы Кинопиастеса, которых там несколько. На страничке Сorfu visit можно увидеть пару слов о деревне и монастыре, и карту местности.

Ещё одно недоразумение, которое часто встречается в информации на паломнических сайтах — путаница с двумя святыми Параскевами. Дело в том, что в России исторически более известна святая мученица Параскева (Пятница), которая с древности являлась для сельского населения одной из самых почитаемых и излюбленных небесных заступниц.
В Греции почитается святая преподобномученица Параскева (Римская), жившая во II веке и имевшая греческое происхождение. Именно она изображается в греческой иконографии с глазами в руке. Это связано с моментом в её житии, когда святая инокиня предстала перед судом императора Антонина Пия (138-161), была осуждена за исповедание христианской веры и чудом осталась невредимой в котле с кипящей смолой. Брызнув императору в лицо смолой, она ослепила его, а после его молении об исцелении, вернула зрение. После этого император помиловал пленницу и прекратил гонения на христиан на всё время своего правления.
Мне очень нравится образ, написанный современным молодым греческим художником Фикосом Антониосом. можно увидеть фотоальбом с его работами.

После некоторых поисков мы, наконец, оказались у ворот обители.

Святая Параскева Римская провела немало времени в Керкире. Поэтому на острове очень распространены храмы и монастыри в её честь.

В 1984 году монастырь был полностью реконструирован, возведены дополнительные постройки. Но и сейчас он сверкает свеженьким ремонтом и чрезвычайно ухожен.

Тут, кажется, прошли когда-то наши люди…


Било, созывающее на службу, называется в Греции симандр (σήμαντρον). «Клепало». По-сербски звучит милее: «клепальце».

Сентябрь — время сбора винограда на Корфу. Монастырские лозы полностью покрывают потребность обители в церковном вине.
Сбором урожая заняты и сёстры, и, в помощь им, трудники из деревни.
Нас гостеприимно разместили на тенистой террасе, одарив спелыми медовыми гроздьями на пробу и с собой в дорогу.
Капитан внешне строг, но в душе чрезвычайно добр.
Одна из матушек ласково нас расспрашивала обо всём, тем временем мастеря украшения для праздничных свечей. К сожалению, мне не удалось разобраться та ли это самая мать Макрина, которая заведует в этом монастыре иконописной мастерской…
В храме находится чудотворный образ святой Параскевы, а в алтаре хранится её десница (правая рука). Ковчег со святыней нам вынесла мать настоятельница и с молитвой благословила каждого.
foto (c) Στέφανος Πενηντάρχου Πουλημένος from koinonkynopiaston.blogspot
С монастырских стен открывается красивый вид на старинную деревню среди зелёных холмов.
Мои довольные посещением обители со-путники:

Монастырь
Платитера
Μονή Πλατυτέρας
Страна Греция
Местоположение Керкира (город) (Корфу)
Конфессия православие
Тип мужской
Основатель Хрисанф (Сиропулос)
Дата основания 1741
Реликвии и святыни Мощи священномученика Харалампия
Статус действующий

Координаты: 39°37′18″ с. ш. 19°54′37″ в. д. / 39.62167° с. ш. 19.91028° в. д. (G) (Я)

Монасты́рь Пресвято́й Богоро́дицы Платите́ра (греч. Ιερά Μονή Πλατυτέρας) — православный мужской монастырь Керкирской митрополии.

Престольный праздник 15 августа (по новому стилю) — Успение Пресвятой Богородицы.

Описание

Монастырь находится в Новом городе Керкиры, недалеко от площади Сан-Рокко (Сароко), на улице Юлия Андреади (греч. Ιουλίας Ανδρεάδη).

Своё название монастырь получил по одному из имен, которыми православная гимнология обращается к Богородице. Так в литургии Василия Великого Пресвятой Богородице дается эпитет «Ширшая небес», которым описывается сложный богословский образ Рождества второго Лица Троицы от земной женщины. Имеется в виду, что чрево Божией Матери вместило в себя «Невместимого» Сына Божия. Этот образ рассматривается не только и не столько в плане физическом, сколько в духовном: только женщина такого большого смирения как Божия Матерь, смогла исполнить самый высокий подвиг на земле — родить Сына Божия, и, соответственно, стать Матерью Бога. Такой чести не был удостоен больше ни один человек, и даже ангелы (высшие небесные существа) не могут достичь Её совершенства. Таким образом, по мысли православной гимнологии, Её смирение (и Её подвиг) простирается выше и дальше плана мысленно зримого бытия (шире небес).

По-гречески «Ширшая небес» звучит как «Платите́ра тон урано́н» («Πλατυτέρα των ουρανών»). По первому слову этого эпитета и получил своё имя монастырь. Это же имя обычно дается и определенному типу образа Пресвятой Богородицы в греческой иконографии, известному на Руси как «Знамение». Однако в монастыре, насколько известно, нет особо чтимой иконы подобного типа. Приходится делать вывод, что это имя монастырь получил произвольно, благодаря посвящению главного престола в честь одного из богородичных праздников — Успения.

История

В первой половине XVIII века с острова Левкада на Корфу прибыли два брата Сиропулосы, иеромонахи, которые дали обет Божией Матери построить в её честь обитель. Одного из братьев звали в монашестве Хрисанф, он и считается основателем монастыря. В это время столица острова Керкира бурно развивалась, и заложенный изначально на окраине в 1741 году монастырь оказался впоследствии в черте города. Да и сам монастырь довольно успешно возводился.

Уже в 1743 году началось строительство первого каменного храма в честь Успения Божией Матери. Почти одновременно с храмом стала строиться часовня в честь святых мучеников Хрисанфа и Дарьи Римских. Основные строительные работы были завершены в 1746 году. С самого начала история монастыря была связана с семьей графов Каподистрий, которые делали значительные пожертвования на устройство обители. Сразу после завершения строительства монастыря в селении Эвропули (Эвробули), рядом с родовым имением Каподистрий, было начато возведение подворья монастыря, посвященного Благовещению Пресвятой Богородицы. Сохранилось предание (подкрепленное иконографическими изображениями) о чуде с молодым Иоанном Каподистрием в 1792 году, после которого жертвенное участие в делах монастыря его отца графа Антониоса Каподистрии стало еще более усердным. Иоанн отправился на конную прогулку, близ монастыря лошадь понесла, сбросила с себя и поволокла его за собой по булыжной мостовой. В это время, как повествует предание, один из монахов монастыря, совершавший молитвенное правило, прозрел духовным оком о несчастье, выбежал из монастыря на дорогу и сумел остановить коня.

В 1797 году, когда Ионические острова были захвачены французской армией, монастырь встал на защиту острова. В 1798 году французское командование, боявшееся заключения союза России и Турции, издало приказ о принудительном разоружении жителей острова. Жители пригорода Керкиры Мандукио отказались отдавать оружие захватчикам и укрылись в стенах монастыря. Французы ворвались в обитель, схватили преемника Хрисанфа игумена Никодима и всех монахов, а монастырь сожгли. Пожар, уничтоживший совсем монастырь, пожалел местную особо чтимую икону Божией Матери, называемой Гликофилуса (Умиление).

После ухода французской армии с острова монастырь снова стал отстраиваться и был возобновлён к 1800 году. В возрождении монастырской жизни участвовал своими пожертвованиями граф Иоанн Антонович Каподистрия, первый правитель независимой Греции. Был отстроен новый кафоликон (собор), в котором был установлен великолепный резной деревянный иконостас. На южной стене возле алтаря была помещена икона Гликофилусы и к ней граф Иоанн Каподистрия преподнес в дар богато украшенный оклад, сделанный русскими мастерами. В северной части храма было возобновлено почитание мучеников Хрисанфа и Дарьи, у алтаря был помещен образ этих святых. Этот облик монастыря с незначительными изменениями сохранился до наших дней.

У четвертого настоятеля монастыря иеромонаха Симеона имел духовное окормление первый правитель Греции Иоанн Каподистрия. После своего отъезда в Россию в 1808 году Иоанн продолжал поддерживать связь с монастырем. Вернувшись, он привез из Москвы дар: замечательный по исполнению и богатству материала оклад для иконы Гликофилусы и две большие русские иконы Архангелов.

По собственному завещанию, граф был похоронен в монастыре. После гибели Иоанна Антоновича в 1831 году в Навплионе, его тело было перевезено его братом Августином на Корфу и захоронено рядом с прахом их отца. В 1864 игумен Серафим (Кондогеоргиос) начал возводить колокольню монастыря, которая впоследствии стала архитектурной доминантой Нового города Керкиры и образцом новой корфской архитектуры. Она была построена в форме башни, которую венчал купол. По завершении строительства в 1866 году башня достигла высоты 28 метров. Со временем грунт под таким мощным сооружением просел и она немного наклонилась, что характерно для построек подобного типа, возводившихся до начала XX века.

Во время Второй мировой войны монастырь разделил участь острова, оказавшегося в зоне активных боевых действий и испытавшего ряд авиационных налетов. В результате бомбежек с воздуха два из четырёх крыльев монастыря были почти полностью уничтожены. В последующие годы монахи обители пытались оказать посильную помощь бедствующим островитянам, испытывавшим сильные лишения. Это был подвиг, так как в послевоенные годы братия сама едва поддерживала своё существование.

В 1970-х годах при новом настоятеле Мефодии (Металлиносе) началось постепенное возрождение (как материальное, так и духовное) обители, которое продолжается по сей день. Сегодня в штате монастыря находятся пять монахов, на которых, кроме молитвенного труда, возложены заботы по содержанию и обновлению монастыря и его подворий, возделыванию олив и духовному окормлению многочисленной паствы (в Греции обязанность исповедовать мирян часто вменяется монахам).

Устав

Иеромонах Хрисанф составил завещание, по которому братия обеих обителей (монастыря и его подворья) должны были придерживаться очень строго устава. Монахам было запрещено есть мясо. В течение двухсот лет в монастырь, по предписанию Хрисанфа, был запрещён вход женщинам. Этот последний запрет был нарушен во время Второй мировой войны, когда из-за бомбежек фашистской авиации в монастыре стали укрываться жители Корфу.

Святыни

Монастырь хранит мощи многих святых, в числе которых: священномученик Харалампий, мученики Полиевкт, Анастасия Римская, пострадавшие за Христа в Никомедии и др. Как святыни и реликвии в обители почитаются и старинные предметы, переданные в дар монастырю или созданные в его стенах: резные деревянные кресты, Евангелия и др.

Некрополь монастыря

В монастыре, впервые в корфском обществе, началась традиция, по которой стали захоранивать священнослужителей и почётных мирян внутри храма. С начала XIX века во внешнем нартексе собора монастыря были сделаны первые захоронения, в числе которых было захоронение отца Иоанна Каподистрии графа Антона Каподистрии. Рядом с отцом упокоился прах и Иоанна и его брата Августина. Здесь же была помещена гробница сподвижника Иоанна и первого историка и краеведа Корфу Андреаса Мустоксидиса. Напротив этих могил находятся надгробия четырех митрополитов Керкиры: Севастиана, Александра, Мефодия и Поликарпа. Здесь же, конечно, есть надгробные плиты игуменов монастыря, в том числе известного своей деятельностью на Корфу игумена Мефодия (Металлиноса). В южной части нартекса похоронен уроженец Сулио генерал Фотос Тзавелас, убитый на Корфу в 1809 году, есть могилы и других известных общественных деятелей и предпринимателей.

Галерея некрополя

Фотогалерея

  • Tomb of Count John Kapodistrias in the monastery Platitera.jpg

    Могила графа, первого Правителя Греции Иоанна Каподистрии

  • Platitera Tomb Anthony Kapodistririas.jpg

    Могила графа Антония Каподистрии

  • Platitera Tomb Augustine Kapodistririas.jpg

    Могила графа Антония Каподистрии

  • Platitera Andreas Mustoksidis’s grave.jpg

    Могила государственного и общественного деятеля Греции, историка Андреаса Мустоксидиса

  • Platitera Tomb of Sebastian the Metropolitan of Kerkyra.jpg

    Могила митрополита Керкирского Севастиана (Никокавураса)

  • Platitera Tomb of Polycarpos the Metropolitan of Kerkyra.jpg

    Могила митрополита Керкирского Поликарпа (Вагенаса)

  • Platitera Tomb of Alexander the Metropolitan of Kerkyra.jpg

    Могила митрополита Керкирского Александра (Димопулоса)

  • Platitera Tomb of Methodius the Metropolitan of Kerkyra.jpg

    Могила митрополита Керкирского Мефодия (Кондостаноса)

  • Platitera Grave four abbots.jpg

    Могила четырех игуменов с 8-го по 11-го

  • Platitera the tomb of the 12th abbot Ananias Sakkas.jpg

    Могила 12-го игумена Анании (Саккаса)

  • Platitera Trader Demetrius Damuris’s grave.jpg

    Могила купца Димитрия Дамуриса

Библиотека и иконотека монастыря

С самого основания монастырь был не только духовным, но и культурным центром столицы острова. Монахи сохраняли старинные иконы и книги, на сегодня собрана уникальная коллекция.

Кафоликон украшен иконами мастеров ионической иконописной школы. Праздничный и апостольский ряд выполнен Николаосом Кутузисом, художником с Закинфа. Огромные иконы на холсте «Тайная Вечеря» и «Омовение ног» написаны Николаосом Кандунисом, также закинфским представителем. Плоский деревянный свод храма был расписан художником с Левкады Спиридоном Вендурасом.

Кисти корфского иконописца Спиридона Просалентиса принадлежат иконы святых великомучеников Георгия и Димитрия. Кроме того, в храме есть иконы архангелов Михаила и Гавриила, выполненных русскими мастерами.

В стенах монастыря хранится также и множество других ценных и уникальных икон. Две картины начала XIX века запечатлели чудесное спасение молодого Иоанна Каподистрии от понесшей его лошади в 1792 году. На одной из них имеется дарственная надпись «Моление раба Божиего Ионниса Каподистрия». В сокровищницах монастыря хранятся иконы, главным образом относящиеся к поствизантийскому периоду. К ним относятся: «Второе Пришествие» Георгия Клондзаса, «Аллегория Небесного Иерусалима» и «Аллегория Причастия» Михаила Дамаскиноса, Божия Матерь «Врефократуса» Эммануила Тзане, «Апокалипсис» Феодора Пулакиса.

В хранилищах и повседневном богослужебном употреблении есть произведения мастеров местных школ прикладного искусства: резные деревянные выносные кресты, крытые серебром, Евангелия в серебряных и золоченных окладах, прочая церковная утварь венецианского, каларритского и местного происхождения.

В библиотеке монастыря хранятся уникальные рукописные и печатные издания исторического содержания, сборники святоотеческих писаний (XV и XVI веков), венецианские богословские трактаты (XVII и XVIII веков), литургические сборники, в том числе музыкальные (певческие).

Напишите отзыв о статье «Монастырь Пресвятой Богородицы Платитера (Керкира)»

Ссылки

Отрывок, характеризующий Монастырь Пресвятой Богородицы Платитера (Керкира)

Но баранам стоит только перестать думать, что все, что делается с ними, происходит только для достижения их бараньих целей; стоит допустить, что происходящие с ними события могут иметь и непонятные для них цели, – и они тотчас же увидят единство, последовательность в том, что происходит с откармливаемым бараном. Ежели они и не будут знать, для какой цели он откармливался, то, по крайней мере, они будут знать, что все случившееся с бараном случилось не нечаянно, и им уже не будет нужды в понятии ни о случае, ни о гении.
Только отрешившись от знаний близкой, понятной цели и признав, что конечная цель нам недоступна, мы увидим последовательность и целесообразность в жизни исторических лиц; нам откроется причина того несоразмерного с общечеловеческими свойствами действия, которое они производят, и не нужны будут нам слова случай и гений.
Стоит только признать, что цель волнений европейских народов нам неизвестна, а известны только факты, состоящие в убийствах, сначала во Франции, потом в Италии, в Африке, в Пруссии, в Австрии, в Испании, в России, и что движения с запада на восток и с востока на запад составляют сущность и цель этих событий, и нам не только не нужно будет видеть исключительность и гениальность в характерах Наполеона и Александра, но нельзя будет представить себе эти лица иначе, как такими же людьми, как и все остальные; и не только не нужно будет объяснять случайностию тех мелких событий, которые сделали этих людей тем, чем они были, но будет ясно, что все эти мелкие события были необходимы.
Отрешившись от знания конечной цели, мы ясно поймем, что точно так же, как ни к одному растению нельзя придумать других, более соответственных ему, цвета и семени, чем те, которые оно производит, точно так же невозможно придумать других двух людей, со всем их прошедшим, которое соответствовало бы до такой степени, до таких мельчайших подробностей тому назначению, которое им предлежало исполнить.
Основной, существенный смысл европейских событий начала нынешнего столетия есть воинственное движение масс европейских народов с запада на восток и потом с востока на запад. Первым зачинщиком этого движения было движение с запада на восток. Для того чтобы народы запада могли совершить то воинственное движение до Москвы, которое они совершили, необходимо было: 1) чтобы они сложились в воинственную группу такой величины, которая была бы в состоянии вынести столкновение с воинственной группой востока; 2) чтобы они отрешились от всех установившихся преданий и привычек и 3) чтобы, совершая свое воинственное движение, они имели во главе своей человека, который, и для себя и для них, мог бы оправдывать имеющие совершиться обманы, грабежи и убийства, которые сопутствовали этому движению.
И начиная с французской революции разрушается старая, недостаточно великая группа; уничтожаются старые привычки и предания; вырабатываются, шаг за шагом, группа новых размеров, новые привычки и предания, и приготовляется тот человек, который должен стоять во главе будущего движения и нести на себе всю ответственность имеющего совершиться.
Человек без убеждений, без привычек, без преданий, без имени, даже не француз, самыми, кажется, странными случайностями продвигается между всеми волнующими Францию партиями и, не приставая ни к одной из них, выносится на заметное место.
Невежество сотоварищей, слабость и ничтожество противников, искренность лжи и блестящая и самоуверенная ограниченность этого человека выдвигают его во главу армии. Блестящий состав солдат итальянской армии, нежелание драться противников, ребяческая дерзость и самоуверенность приобретают ему военную славу. Бесчисленное количество так называемых случайностей сопутствует ему везде. Немилость, в которую он впадает у правителей Франции, служит ему в пользу. Попытки его изменить предназначенный ему путь не удаются: его не принимают на службу в Россию, и не удается ему определение в Турцию. Во время войн в Италии он несколько раз находится на краю гибели и всякий раз спасается неожиданным образом. Русские войска, те самые, которые могут разрушить его славу, по разным дипломатическим соображениям, не вступают в Европу до тех пор, пока он там.
По возвращении из Италии он находит правительство в Париже в том процессе разложения, в котором люди, попадающие в это правительство, неизбежно стираются и уничтожаются. И сам собой для него является выход из этого опасного положения, состоящий в бессмысленной, беспричинной экспедиции в Африку. Опять те же так называемые случайности сопутствуют ему. Неприступная Мальта сдается без выстрела; самые неосторожные распоряжения увенчиваются успехом. Неприятельский флот, который не пропустит после ни одной лодки, пропускает целую армию. В Африке над безоружными почти жителями совершается целый ряд злодеяний. И люди, совершающие злодеяния эти, и в особенности их руководитель, уверяют себя, что это прекрасно, что это слава, что это похоже на Кесаря и Александра Македонского и что это хорошо.

Тот идеал славы и величия, состоящий в том, чтобы не только ничего не считать для себя дурным, но гордиться всяким своим преступлением, приписывая ему непонятное сверхъестественное значение, – этот идеал, долженствующий руководить этим человеком и связанными с ним людьми, на просторе вырабатывается в Африке. Все, что он ни делает, удается ему. Чума не пристает к нему. Жестокость убийства пленных не ставится ему в вину. Ребячески неосторожный, беспричинный и неблагородный отъезд его из Африки, от товарищей в беде, ставится ему в заслугу, и опять неприятельский флот два раза упускает его. В то время как он, уже совершенно одурманенный совершенными им счастливыми преступлениями, готовый для своей роли, без всякой цели приезжает в Париж, то разложение республиканского правительства, которое могло погубить его год тому назад, теперь дошло до крайней степени, и присутствие его, свежего от партий человека, теперь только может возвысить его.
Он не имеет никакого плана; он всего боится; но партии ухватываются за него и требуют его участия.
Он один, с своим выработанным в Италии и Египте идеалом славы и величия, с своим безумием самообожания, с своею дерзостью преступлений, с своею искренностью лжи, – он один может оправдать то, что имеет совершиться.
Он нужен для того места, которое ожидает его, и потому, почти независимо от его воли и несмотря на его нерешительность, на отсутствие плана, на все ошибки, которые он делает, он втягивается в заговор, имеющий целью овладение властью, и заговор увенчивается успехом.
Его вталкивают в заседание правителей. Испуганный, он хочет бежать, считая себя погибшим; притворяется, что падает в обморок; говорит бессмысленные вещи, которые должны бы погубить его. Но правители Франции, прежде сметливые и гордые, теперь, чувствуя, что роль их сыграна, смущены еще более, чем он, говорят не те слова, которые им нужно бы было говорить, для того чтоб удержать власть и погубить его.
Случайность, миллионы случайностей дают ему власть, и все люди, как бы сговорившись, содействуют утверждению этой власти. Случайности делают характеры тогдашних правителей Франции, подчиняющимися ему; случайности делают характер Павла I, признающего его власть; случайность делает против него заговор, не только не вредящий ему, но утверждающий его власть. Случайность посылает ему в руки Энгиенского и нечаянно заставляет его убить, тем самым, сильнее всех других средств, убеждая толпу, что он имеет право, так как он имеет силу. Случайность делает то, что он напрягает все силы на экспедицию в Англию, которая, очевидно, погубила бы его, и никогда не исполняет этого намерения, а нечаянно нападает на Мака с австрийцами, которые сдаются без сражения. Случайность и гениальность дают ему победу под Аустерлицем, и случайно все люди, не только французы, но и вся Европа, за исключением Англии, которая и не примет участия в имеющих совершиться событиях, все люди, несмотря на прежний ужас и отвращение к его преступлениям, теперь признают за ним его власть, название, которое он себе дал, и его идеал величия и славы, который кажется всем чем то прекрасным и разумным.
Как бы примериваясь и приготовляясь к предстоящему движению, силы запада несколько раз в 1805 м, 6 м, 7 м, 9 м году стремятся на восток, крепчая и нарастая. В 1811 м году группа людей, сложившаяся во Франции, сливается в одну огромную группу с серединными народами. Вместе с увеличивающейся группой людей дальше развивается сила оправдания человека, стоящего во главе движения. В десятилетний приготовительный период времени, предшествующий большому движению, человек этот сводится со всеми коронованными лицами Европы. Разоблаченные владыки мира не могут противопоставить наполеоновскому идеалу славы и величия, не имеющего смысла, никакого разумного идеала. Один перед другим, они стремятся показать ему свое ничтожество. Король прусский посылает свою жену заискивать милости великого человека; император Австрии считает за милость то, что человек этот принимает в свое ложе дочь кесарей; папа, блюститель святыни народов, служит своей религией возвышению великого человека. Не столько сам Наполеон приготовляет себя для исполнения своей роли, сколько все окружающее готовит его к принятию на себя всей ответственности того, что совершается и имеет совершиться. Нет поступка, нет злодеяния или мелочного обмана, который бы он совершил и который тотчас же в устах его окружающих не отразился бы в форме великого деяния. Лучший праздник, который могут придумать для него германцы, – это празднование Иены и Ауерштета. Не только он велик, но велики его предки, его братья, его пасынки, зятья. Все совершается для того, чтобы лишить его последней силы разума и приготовить к его страшной роли. И когда он готов, готовы и силы.
Нашествие стремится на восток, достигает конечной цели – Москвы. Столица взята; русское войско более уничтожено, чем когда нибудь были уничтожены неприятельские войска в прежних войнах от Аустерлица до Ваграма. Но вдруг вместо тех случайностей и гениальности, которые так последовательно вели его до сих пор непрерывным рядом успехов к предназначенной цели, является бесчисленное количество обратных случайностей, от насморка в Бородине до морозов и искры, зажегшей Москву; и вместо гениальности являются глупость и подлость, не имеющие примеров.
Нашествие бежит, возвращается назад, опять бежит, и все случайности постоянно теперь уже не за, а против него.
Совершается противодвижение с востока на запад с замечательным сходством с предшествовавшим движением с запада на восток. Те же попытки движения с востока на запад в 1805 – 1807 – 1809 годах предшествуют большому движению; то же сцепление и группу огромных размеров; то же приставание серединных народов к движению; то же колебание в середине пути и та же быстрота по мере приближения к цели.
Париж – крайняя цель достигнута. Наполеоновское правительство и войска разрушены. Сам Наполеон не имеет больше смысла; все действия его очевидно жалки и гадки; но опять совершается необъяснимая случайность: союзники ненавидят Наполеона, в котором они видят причину своих бедствий; лишенный силы и власти, изобличенный в злодействах и коварствах, он бы должен был представляться им таким, каким он представлялся им десять лет тому назад и год после, – разбойником вне закона. Но по какой то странной случайности никто не видит этого. Роль его еще не кончена. Человека, которого десять лет тому назад и год после считали разбойником вне закона, посылают в два дня переезда от Франции на остров, отдаваемый ему во владение с гвардией и миллионами, которые платят ему за что то.

Движение народов начинает укладываться в свои берега. Волны большого движения отхлынули, и на затихшем море образуются круги, по которым носятся дипломаты, воображая, что именно они производят затишье движения.
Но затихшее море вдруг поднимается. Дипломатам кажется, что они, их несогласия, причиной этого нового напора сил; они ждут войны между своими государями; положение им кажется неразрешимым. Но волна, подъем которой они чувствуют, несется не оттуда, откуда они ждут ее. Поднимается та же волна, с той же исходной точки движения – Парижа. Совершается последний отплеск движения с запада; отплеск, который должен разрешить кажущиеся неразрешимыми дипломатические затруднения и положить конец воинственному движению этого периода.
Человек, опустошивший Францию, один, без заговора, без солдат, приходит во Францию. Каждый сторож может взять его; но, по странной случайности, никто не только не берет, но все с восторгом встречают того человека, которого проклинали день тому назад и будут проклинать через месяц.
Человек этот нужен еще для оправдания последнего совокупного действия.
Действие совершено. Последняя роль сыграна. Актеру велено раздеться и смыть сурьму и румяны: он больше не понадобится.
И проходят несколько лет в том, что этот человек, в одиночестве на своем острове, играет сам перед собой жалкую комедию, мелочно интригует и лжет, оправдывая свои деяния, когда оправдание это уже не нужно, и показывает всему миру, что такое было то, что люди принимали за силу, когда невидимая рука водила им.
Распорядитель, окончив драму и раздев актера, показал его нам.
– Смотрите, чему вы верили! Вот он! Видите ли вы теперь, что не он, а Я двигал вас?
Но, ослепленные силой движения, люди долго не понимали этого.
Еще большую последовательность и необходимость представляет жизнь Александра I, того лица, которое стояло во главе противодвижения с востока на запад.
Что нужно для того человека, который бы, заслоняя других, стоял во главе этого движения с востока на запад?

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *