Болгария это Россия или нет?

()

Не будем говорить об истории Болгарии и об отношениях болгар и русских на протяжении времен, такие вещи можно почитать на других сайтах или Википедии. Тема достаточно истрепана, так что повторяться не стоит.

ВАЖНО! C 6 августа 2020 года визовые центры Болгарии в России возобновляют работу в ограниченном режиме. С 23 марта 2020 Росавиация приостанавливает авиасообщение. Подробно …

В этой статье разберем как в Болгарии относятся к русским на курортах сегодня.

Отношение к русским после 2014 года

До 2014 года русским было проще, доллар стоил 30 рублей, Болгария была страной дешевого отдыха. До этого времени русские охотно покупали недвижимость и ездили отдыхать.

После скачка курса в Болгарии цены плюс-минус остались прежними, но вот для русских всё стало почти в 2 раза дороже, а это уже не так привлекательно как было раньше.

Масла в огонь подливает и конфликт между Россией и Украиной. Болгары переживают по этому поводу по нескольким причинам: во-первых, они считают, что более сильная сторона всегда несёт ответственность за такие происшествия, а значит они тоже могут стать жертвой; во-вторых, от любых подобных конфликтов страдает и Болгария, так как в кризисные времена падает туристический поток.

Показателен интересный разговор с таксистом. Обычно люди этой профессии много общаются с людьми и имеют общую картину происходящего. Таксист, развозящий туристов от курорта до аэропорта, рассказывал, что каждая сторона (русские и украинцы) обвиняют друг друга, каждый отстаивает свою точку зрения. Он сказал, что никого не поддерживает, но объяснил – в Болгарии преобладает европейское СМИ, а так же украинское телевидение. Поэтому как вы думаете к чьей точке зрения склоняются болгары?

Деньги решают

Во всех курортных городах без исключения решающую роль играют деньги. Кто-то может сказать, что это не так – главная роль отведена к СССР, ко Второй мировой войне и т.д., но нет.

Сезон на морских курортах Болгарии длится 4, максимум 5 месяцев, в течение которого болгары зарабатывают основные деньги за год, на остальное время многие уезжают в крупные города на подработки.

Чем больше вы тратите денег, тем лучше к вам отношение. Оставляете чаевые, на следующий день вам улыбаются.

Можно самостоятельно проверить как в Болгарии относятся к русским. Если будете на болгарском курорте, понаблюдайте за тем как ведут себя продавцы на рынке или зазывалы у кафе в тот момент когда узнают, что вы – русский. Притворитесь немцем, англичанином или сразу заговорите по-русски, реакция всегда одинаковая – доброжелательная.

Всё индивидуально

Частных случаев найти можно великое множество плохих и хороших. Кто-то оставил велосипед, не нашёл и болгары помогали его искать, в итоге полицейские нашли хозяина и вручили потерянный велосипед. Кто-то испытывает проблемы в отношении к себе на примере Киркорова с его недвижимостью.

Обратите внимание, что речь шла исключительно о курортных городах. В других местах страны отношение к русским может быть совсем другим как минимум по причине того, что там болгары элементарно могут не знать ни единого слова по-русски и о России знают только по учебникам.

Даже в Бургасе стоит заехать за пределы курортных районов можно столкнуться с проблемой непонимания местного населения не только по-русски, но и по-английски. Особенно это касается молодежи.

На самом деле, в большинстве случаев, болгары хорошие и отзывчивые люди. Не оставят в беде и всегда помогут. Но, пожалуйста, имейте ввиду, что вы прежде всего гости в стране, общайтесь с должным вниманием и уважением к хозяевам. Не нужно вести себя с позиции «я приехал(а) к вам тратить деньги, поэтому я тут главный(ая)”, тогда 99% проблем можно будет решить.

Насколько статья была полезна для вас?

Нажмите на звездочку, чтобы дать оценку!

Подтвердить

Я точно знаю: Россия — очень богатая страна. В ней много природных ресурсов, здесь высок процент людей с высшим образованием. Есть промышленность, сельское хозяйство, инфраструктура. Да, многое сейчас в плачевном состоянии, но это есть. Тут ничего не надо создавать с нуля. Предыдущие поколения оставили нам страну, которая прямо сейчас может обеспечить своим гражданам высокий уровень жизни. Просто надо сделать так, чтобы потенциал России использовался не для обогащения небольшой группы тех, кто уже 18 лет сидит у власти, а работал на всех.

Богатства России обретают смысл только тогда, когда увеличивают достаток и качество жизни каждого из нас.

Прямо сейчас наша страна может позволить себе тратить на здравоохранение и образование в два раза больше. Прямо сейчас пенсии могут быть не ниже реального прожиточного минимума. Прямо сейчас нам не нужно придумывать, где же взять деньги на культуру, экологию или спорт.

У нас хватает средств на всё это, надо только правильно расставить приоритеты. Сейчас наше будущее и наши перспективы съедает коррупция, а также безумные, никому не нужные траты на бюрократический аппарат, пропаганду, войны, поддержку других стран и так далее. И не было ещё примеров в мире, когда такие траты приводили страну к процветанию.

Наоборот, мы точно знаем, что страну делают успешной только вложения в человеческий капитал. Я уверен, что смогу направить средства и энергию развития на людей — и это приведёт к быстрым положительным изменениям.

Мы должны мечтать о большем. В самом деле, не можем же мы в ХХI веке мечтать о том, как обеспечить медсестре зарплату выше прожиточного минимума. Тут и обсуждать нечего, это надо просто сделать.

Если вы спросите меня о главном, что я хотел бы увидеть через 20 лет в Прекрасной России Будущего, то я скажу: хочу, чтобы основой успеха в ней стало образование.

— Алексей Навальный

Сейчас ведь чудовищно: слово «образованный» в сознании большинства скорее связано со словом «бедный», чем с «успешный» или «состоявшийся». Для богатства и процветания в нынешней России с большей вероятностью нужны связи или родственники, цинизм, умение быть подхалимом и соглашаться со всем, что говорят в телевизоре. Образование на одном из последних мест в формуле успеха.

Ровно поэтому страна и не развивается. Человечество вступило в новую эру, где знания и умение пользоваться ими обрели значение несоизмеримо более важное, чем природные ресурсы или географическое положение. Если мы не поймём этого и не изменим стратегию государства, то отстанем от развитых стран навсегда.

Я хочу увидеть в Прекрасной России Будущего высокие технологии, которые мы экспортируем. Самую передовую медицину. Высокооплачиваемые рабочие места. Армию с лучшим вооружением. Культуру, вызывающую восхищение всего мира.

И для всего этого нам надо вложиться в образование, развивать его и сделать главным условием успеха гражданина. Любые удивительные чудеса, прорывы во всех сферах жизни совершат только люди с лучшим образованием. Всё у нас получится, когда наши школьники будут знать математику лучше, чем школьники Сингапура, а английский язык или биологию лучше, чем шведы.

Не зря ведь в развитых странах учитель — одна из самых высокооплачиваемых массовых профессий. Как его ни назови — воспитатель, преподаватель, — каждый из нас проводит с ним 10–15 лет своей жизни. Его влияние переоценить невозможно.

Хорошая новость в том, что стратегия государства по развитию образования и превращению его в главный социальный лифт вполне найдёт отклик у граждан России.

Все семьи без исключения, вне зависимости от политических взглядов, места жительства и рода занятий, хотят, чтобы их дети получили наилучшее образование. Так давайте пойдём навстречу этому замечательному желанию. Сделаем это приоритетом государства прямо сейчас. По-моему, это правильный путь в Прекрасную Россию Будущего.

История Болгарии уходит своими корнями в глубь тысячелетий и начинает свой отсчет в далекой эпохе неолита, когда с территории Малой Азии сюда переселились кочевые земледельческие племена. В ходе своей истории Болгария не раз становилась желанным трофеем соседей-завоевателей и побывала в составе фракийского Одрисского царства, греческой Македонии, была включена в состав Римской империи, а позже и в состав Византии, а в 15 в. завоевана Османской империей.
Испытав нашествия, войны, завоевания, Болгария, тем не менее, сумела возродиться, обретя собственную нацию и получив культурное и историческое самоопределение.

Одрисское царство
К 6 в. до н. э. территория Болгарии представляла собой окраину Древней Греции, раскинувшуюся вдоль побережья Черного моря. На протяжении нескольких веков на основе пришедших с севера индоевропейских племен здесь формируется племя фракийцев, от которых Болгария и получила свое первое названия – Фракия (болг. Тракия). Со временем фракийцы стали основным населением на данной территории и сформировали собственное государство — Одрисское царство, объединившее Болгарию, Румынию, северную Грецию и Турцию. Царство стало самым крупным городским конгломератом Европы того времени. Основанные фракийцами города – Сердика (совр. София), Эумолпиада (совр. Пловдив) – до сих пор не потеряли своего значения. Фракийцы были чрезвычайно развитой и богатой цивилизацией, созданные ими орудия и предметы быта во многом опережали свое время (искусные металлические клинки, изысканные золотые украшения, четырехколесные колесницы и др.). К соседям грекам от фракийцев перешло множество мифических существ — бог Дионис, принцесса Европа, герой Орфей и др. Но в 341 г. до н.э. ослабленное колониальными войнами Одрисское царство попало под влияние Македонии, а в 46 г. н.э. вошло в состав Римской империи и позже, в 365 г., Византии.
Первое Болгарское царство
Первое Болгарское царство возникло в 681 г. с приходом на территорию Фракии азиатских кочевников булгар, под натиском хазар вынужденных покинуть степи Украины и южной России. Возникший союз между местным славянским населением и кочевниками оказался весьма успешным в походах против Византии и позволил к 9 веку расширить Болгарское царство, включив в него также Македонию и Албанию. Болгарское царство стало первым в истории славянским государством, а в 863 г. братья Кирилл и Мефодий создали славянский алфавит — кириллицу. Принятие в 865 г. царем Борисом христианства позволило стереть границы между славянами и булгарами и создать единый этнос — болгар.
Второе Болгарское царство
С 1018 год по 1186 год Болгарское царство вновь оказывается под властью Византии, и только восстание Асена, Петра и Калояна в 1187 г. позволили части Болгарии отделиться. Так образовалось Второе Болгарское царство, просуществовавшее до 1396 г. Постоянные набеги на Балканский полуостров со стороны Османской империи, начавшиеся еще в 1352 г., привели к падению Второго Болгарского царства, прекратившего свое существование как самостоятельное государство на долгие пять веков.

Османское господство
В результате пятисотлетнего османского ига Болгария оказалась абсолютно разорена, уменьшилось население, были разрушены города. Уже в 15 в. все болгарские органы власти прекратили свое существование, а церковь потеряла самостоятельность и вошла в подчинение патриарха Константинополя.
Местное христианское население было лишено всех прав и подвергалось дискриминации. Так, христиане были вынуждены платить больше налогов, не имели права на ношение оружия, каждый пятый сын в семье был вынужден служить в османской армии. Болгары не раз поднимали восстания, желая прекратить насилие и притеснения христиан, однако все они были жестоко подавлены.

Болгарское национальное возрождение
В 17 в. влияние Османской империи ослабевает, и страна фактически впадает в анархию: власть сосредотачивается в руках банд курджали, терроризировавших страну. В это время возрождается национальное движение, повышается интерес к историческому самосознанию болгарского народа, происходит формирование литературного языка, возрождается интерес к собственной культуре, появляются первые школы, театры, начинают печататься газеты на болгарском языке и т.д.
Княжеская полунезависимость
Княжеское правление возникло после освобождения Болгарии от Османского владычества в результате поражения Турции в войне с Россией (1877 – 1878 гг.) и обретения страной независимости в 1878 г. В честь этого ключевого в истории Болгарии события в столице Софии в 1908 году был возведен величественный храм Александра Невского, ставший визитной карточкой не только города, но и всего государства.
Согласно Сан-Стефанскому мирному договору Болгарии предоставлялась обширная территория Балканского полуострова, которая включала в себя Македонию и северную Грецию. Однако под давлением Запада вместо обретения независимости Болгария получила широкую автономию в рамках Османской империи и монархическую форму правления во главе с немецким князем Александром — племянником русского царя Александра II. Тем не менее, Болгарии удалось вновь объединиться, в результате чего страна обрела Восточную Румелию, часть Фракии и выход к Эгейскому морю. Но в таком составе Болгария смогла просуществовать недолгие 5 лет (1913 -1918 гг.), после поражения в первой мировой войне страна лишилась большей части своей территории.

Третье Болгарское царство
Третье Болгарское царство охватывает период с 1918 г. по 1946 г. Несмотря на подписанный в 1937 г. договор о «нерушимом мире и искренней и вечной дружбе» с Югославией, во время второй мировой войны Болгария выбирает в качестве своего союзника Германию и вводит свои войска на территорию соседней страны, поддержав, тем самым, германскую интервенцию. Попытка царя Бориса сменить курс не привела к успеху. После его преждевременной кончины на престол вступает его 6-ти летний сын Симеон II, впоследствии сбежавший в Испанию. В 1944 г. Советские войска входят в Болгарию, и уже в 1944 – 1945 гг. болгарская армия начинает вести боевые действия против Германии и ее союзников в составе советских вооруженных сил. Дальнейший политический курс Болгарии был предопределен, в 1944 г. власть переходит к коммунистам под руководством Тодора Живкова. В 1946 г. в результате референдума ликвидируется монархия, и Болгария провозглашает себя республикой во главе с премьер-министром.

Коммунистическая Болгария
Во время коммунистического режима Болгария достигла высоких результатов в развитии и модернизации промышленности, индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, что позволило не только обеспечить страну рабочими местами, новейшей техникой, различными товарами и продуктами питания, но и стать крупным экспортером. Главным потребителем болгарского экспорта был, безусловно, СССР. Так, в советские республики активно поставлялись промышленные и текстильные товары, сельскохозяйственная продукция, различные консервы, табачная продукция, алкогольные напитки (коньяк, пиво) и первые ЭВМ, а болгарские курорты стали популярным местом отдыха советских граждан. Однако в 1989 г. волна перестройки докатилась и до Болгарии, и после падения Берлинской стены 9 ноября 1989 г. коммунистический строй был свергнут, а бессменный 78-летний лидер компартии Тодор Живков был отправлен под арест и позже предстал перед судом по обвинению в коррупции и взяточничестве.

Современная Болгария
Современная Болгария взяла курс на Запад и евроинтеграцию. Так, 29 марта 2004 г. страна вступила в НАТО, а 1 января 2007 г. — в Европейский союз. Проводя всестороннюю модернизацию, Болгария с каждым годом становится все более привлекательной для иностранных туристов, популярным направлением для летнего и зимнего отдыха. Повсеместное строительство новых отелей, развитие инфраструктуры, повышение качества обслуживания и диверсификация сервисов позволили Болгарии неоднократно увеличить туристический поток.
Сегодня курорты страны представляют собой современные комплексы для комфортного и насыщенного отдыха – прекрасная отельная база, разнообразие экскурсионных маршрутов, развлечения на любой вкус, альтернативные формы туризма и многое другое. Привлекательные цены, невысокие по сравнению с другими европейскими курортами, делают отдых здесь доступным для широкого круга туристов – от молодежных компаний до семей с детьми, в то время как, роскошные отели категории 5* отвечают требованиям самых взыскательных гостей.
Несмотря на то, что Болгария у нас больше ассоциируется с пляжным отдыхом, страна обладает удивительными возможностями для зимнего туризма. Превосходные горнолыжные курорты — Банско, Боровец, Пампорово — завораживают красотой окружающей природы, современными трассами как для любителей, так и профессионалов, отличными возможностями для самых маленьких поклонников горнолыжных видов спорта, а также для тех, кто лыжам предпочитает сноуборд.
А если вы еще не чувствуете себя достаточно уверенными, к вашим услугам опытные инструкторы. Они не только в короткие сроки научат вас всем необходимым навыкам и умениям, но и предложат вам общение на вашем родном языке. Отсутствие языкового барьера, общность культур и православных традиций делают посещение курортов Болгарии еще более приятным, приезжайте и убедитесь в этом сами!

И.Ф. Макарова

(Институт славяноведения РАН, Москва)

Болгары и турки в Османской империи: идеологические стереотипы и культурное взаимодействие

Makarova I.F. Bulgarians and Türks in the Ottoman empire: ideological stereotypes and cultural interaction

Ключевые слова: болгары, турки, этнос, культура, христианство, ислам, ассимиляция.

Проблема ассимиляции была для болгар остро актуальной все пять столетий их пребывания в составе Османской империи. Кроме угрозы прямой исла-мизации не меньшую опасность для будущего нации представляла весьма высокая вероятность потери народом самобытного этнокультурного облика в процессе постоянного и массового контакта с исламской культурой и тюркским этносом. В современной историографии данный процесс обычно называют естественной или скрытой ассимиляцией. Под этим термином чаще всего понимается такой характер межэтнического взаимодействия, который, не являясь , следствием насильственных акций, а лишь результатом специфики развития конкретного общества, приводит, однако, к постепенному вытеснению самобытной культуры одного из контактирующих этносов1. Данная статья посвящена анализу реакции общественного сознания и культуры болгар на интеграцию в исламскую модель цивилизации. Работа ориентирована на комплексный междисциплинарный подход с использованием наработок различных гуманитарных дисциплин — истории, филологии, культурологии, искусствоведения.

Предварительно анализ показывает, что отличительной особенностью стереотипа турок на страницах болгарской книжности XV-XVIII вв. была исключительно высокая степень его идеологизации2. Буквально все книжники (Евфимйй Тырновский, Иоасаф Бдинский, Григорий Цамблак, Константин Костенечский, Матвей Грамматик, священник Пейо, Паисий Хилендарский, Софроний Врачанский, составители рукописных сборников XVII-XVIII вв., оставившие на полях записи о современных им событиях) много и эмоционально говорят о турках. Важно при этом отметить, что представления собственно этнического или этнополитического характера фактически вытеснены в их текстах более сложными понятиями, включающими в себя обязательный конфессиональный компонент. Уничижительные конфессионимы — «агаряне» и «исмаилиты» (производные от имени наложницы Авраама Агари или сына ее Измаила) сопутствуют всем понятиям, так или иначе связанным с ними.

Это касается как обозначения новой османской государственности («агарен-ский/исмаилитский царь», «страны исмаилитские», «пределы исмаилитские» и т.д.), так и собственно этнических категорий («агаренский/исмаилитский род», «исмаилитский язык», «исмаилитский езык» — в значении народ).

До начала XVIII в. использование турецкого этнонима («турок/турчин») для книжников не характерно. Его употребление носит в текстах разовый характер и по смыслу полностью совпадает с названными конфессионимами. На подчеркивание религиозного антагонизма нацелены и используемые эпитеты — безбожные, нечестивые, неверные, бесчинные, языческие, неправедные, беззаконные, богомерзкие, проклятые, богопротивные, безумные и т.д.

В эмоциональном отношении исключение составляет, пожалуй, лишь «Житие Стефана Лазаревича» (начало XV в.), в котором на позицию автора (Константина Костенечского) прямо влияют перипетии отношений деспота Стефана с турками. Например, описанию дружественных отношений деспота с султаном Баязидом нередко сопутствуют пассажи весьма лояльные по отношению к завоевателям. Однако и в данном случае стереотип их восприятия ограничен конфессиональными рамками.

Необходимо, впрочем, отметить, что узко конфессиональная направленность книжного стереотипа довольно точно отражала жизненные реалии того времени. Вплоть до середины XIX в. османы фактически не пользовались на Балканах турецким этнонимом3. Турками себя называли здесь исключительно турецкие крестьяне и кочевники из числа тюркских колонистов, тогда как все остальные предпочитали термин мусульмане. По этому поводу в 50-х гг. XVI в один из наиболее внимательных путешественников того времени — X. Дерншвам, особо отмечал, что «когда кто-либо назовет турка турком, его бьют или ругают. Турки хотят, чтобы их называли мусульманами, что значит верующие. Такие мусульмане считают, что настоящие турки живут в Азии»4.

В значительной степени ужесточению конфессионализации общественного сознания болгар способствовала и позиция Константинопольской патриархии. Вынужденная противостоять напору исламской агрессии, православная церковь была озабочена задачей консолидации своей разноплеменной паствы. Один из путей решения этой сложной проблемы лежал в плоскости подавления у прихожан чувства этнической принадлежности и насаждения установок общехристианского характера. Вероятно, не без влияния данного фактора в XVI в. и была развернута кампания по созданию и популяризации новых церковных культов, прославляющих современных мучеников, погибших за веру от рук магометан. Характерной их особенностью стала откровенная космополитическая тональность и тщательное избегание каких-либо этнических привязок. В отличие от аналогичных произведений доосманской эпохи национальная принадлежность героев как бы вообще перестала существовать. Вне зависимости от места событий, будь это Константинополь, Янина или София, мученический венец за православную веру принимали не греки или болгары, а просто христиане.

Подавляющее большинство сочинений такого рода было посвящено неомученикам-грекам, но среди них встречаются и болгары — Георгий Новый и Николай Софийский, казненные в 1515 г. и 1550 г. Анализ текстов показывает, что авторы этих мартирий — священник Пейо и Матвей Грамматик, сумели продемонстрировать яркие образцы актуальной для эпохи внеэтнической идеологии. В частности, оба книжника полностью отказались от использования в тексте болгарского этнонима, последовательно заменяя его конфессионимом («христиане», «христианский род», «православных сословие» и т.д.). Данная тенденция была характерна в XVI-XVIII вв. и для составителей рукописных сборников. Термин «болгары» употреблялся в них очень редко, а все население болгарских земель именовалось не иначе как «христианами». Например, в приписке от 1716 г. к одной из богослужебных книг говорится о «бунтах среди христиан»5. В Минее из Македонии (1725) упоминается об эпидемии среди «христиан и турок»6. Даже к концу столетия эта традиция изменилась незначительно. Приписки к рукописям двух последних десятилетий XVIII в. (эпохи разгула кырджалийских банд) буквально переполнены жалобами по поводу несчастий, обрушившихся на головы бедных «христиан», но лишь изредка среди них встречается термин «болгары». Чаще всего этноним, если и употребляется, то параллельно с конфессионимом, как бы слегка конкретизируя его (например, «страдания бедных христиан… болгар»)7.

Говоря о последствиях воздействия церковной пропаганды на самосознание болгарской паствы, большинство специалистов склонны оценивать их как весьма результативные. Например, по мнению Э.А. Ивановой, к XVIII в. осознание своей принадлежности к общехристианской религиозной общности занимало доминирующее место в общей структуре самосознания болгар8. Одним из наглядных проявлений данной тенденции явилось, в частности, широкое распространение в болгарских землях культов общеправославных святых в ущерб местным9. Записи в афонских монастырях и скитах, регистрировавшие дарителей, также свидетельствуют, что паломники из болгарских провинций щедро одаривали в этот период все обители и скиты, не выделяя особенно болгарские или славянские10.

Закономерным следствием глубокой конфессионализации массового сознания стало, по-видимому, появление практики, ориентированной на отторжение этносом тех своих членов, которые переставали соответствовать единому религиозному стандарту. В «Житии Николая Софийского» Матвеем Грамматиком довольно подробно описана бытовая ситуация, сопутствовавшая переходу главного героя в ислам. Будущий мученик хотя и был обрезан в бессознательном состоянии своими приятелями-турками (после обильной дружеской попойки), но не имел ни малейшего желания отрекаться от христианства. Однако все окружающие — и члены семьи, и родственники, и соседи от него отвернулись. Сначала «риданиа беху и не точию от … съжителнице его, но и от въсех съродникъ и братии и просто рещи въсехъ православных»11, затем начались «оскръблениа … и печалы и различные досады и укоризны»12. В конечном итоге, не вынеся всеобщего порицания, полностью признавая его справедли-

вость, видя себя «от съродных възненавидену и от братии гнушаему»13, главный герой решил избрать «путь истины», т.е. мученичества. Причем, на общественный остракизм ничуть не влияла тайная приверженность Николая православию. Даже лишенный возможности посещать церковь, он, тем не менее, продолжал молиться дома перед иконой Иисуса Христа14. Однако, по всей видимости, акт формальной смены религии не мог быть смягчен в глазах его соотечественников никакими компромиссными вариантами.

На вопрос относительно влияния акта вероотступничества на сознание новообращенных однозначный ответ дать трудно. Сохранившиеся источники содержат на этот счет весьма скудные сведения. Есть основания полагать, что в первом поколении так называемые новые мусульмане продолжали сохранять четкое осознание своей этнической принадлежности, однако данное обстоятельство уже не имело особого значения. Например, в 1433 г. француз Б. де ла Брокьер имел возможность несколько раз беседовать с мусульманами болгарского происхождения. Один из них был освобожденный раб, возвращавшийся после паломничества в Мекку, другой — бейгхербей Адрианополя. Оба не только помнили, но и не считали нужным скрывать свои этнические корни. При этом, однако, желали, чтобы окружающие воспринимали их исключительно в качестве правоверных мусульман15. Сходным образом характеризует самосознание многочисленных османских сановников — недавних христиан — и чешский дворянин Владислав, вынужденный провести в конце XVI в. долгие годы в турецком плену. Упоминая в своих мемуарах множество чиновников различных рангов, он неизменно указывает их этническое происхождение — греческое, сербское, албанское, болгарское и т.д.16. Эта деталь лишний раз демонстрирует широкую доступность информации подобного рода, одновременно подчеркивая ее неактуальность для современников.

Не влиял, по-видимому, на характер самосознания новообращенных и факт сохранения ими столь важного признака этнической принадлежности как язык. В середине XVI в. иностранцев, например, очень удивляло то обстоятельство, что янычарская гвардия, сплошь состоявшая именно из потурченцев, пользовалась в своем внутрикорпоративном общении не турецким, а славянским языком17. Сохранились свидетельства, что в период везирства сербского потурченца Мехмеда Соколовича (1555-1579) именно славянский оказался на практике едва ли не основным языком имперской канцелярии18.

Результаты перехода в ислам в различных областях страны были не одинаковыми. Там, где мусульмане составляли значительную или преобладающую часть населения, вероотступничество обычно приводило к быстрой и полной ассимиляции, включая утрату новообращенными языка и этнокультурного облика. Это касалось не только жителей крупных городов Фракии и Мизии, где, согласно данным налоговой документации, мусульмане начали численно преобладать уже со второй половины XV в.19, но также долин крупных рек и мест, удобных для разведения скота. Последнее было связано с тем, что, стремясь упрочить свои позиции в недавно завоеванном регионе, османские власти активно переселяли на Балканы из азиатских провинций кочевые племена татар

и юруков. Наиболее активную фазу тюркской колонизации полуострова специалисты относят к последней четверти XIV — второй половине XVI вв.20. Колонизационная волна особенно плотно накрыла черноморскую часть северной Фракии, Добруджу, восточную Фракию, Беломорие и некоторые районы Македонии21. По самым приблизительным оценкам, общее число юруков в Ми-зии и Фракии составляло во второй половине XVI в. не менее 1353 оджаков (приблизительно 135000 человек), а количество татар 66 оджаков22. В отдаленных же, прежде всего, горных районах, где этнические тюрки были редкостью, перешедшее в мусульманство болгарское население имело возможность веками сохранять свой бытовой уклад, язык, традиции. Так в районе Родоп, Пирина и Малашевских гор возникли поселения помаков — болгар, осознающих свою этническую сущность, но исповедующих ислам.

В условиях конфессиональной стратификации общества помаки оказались в чрезвычайно сложном положении. Приняв мусульманство, в глазах православных болгар они утрачивали статус полноценных соотечественников. Вероятно, не случайно Паисий Хилендарский, повествуя в «Истории славяноболгарской» (1862) о горестях своего народа, ни разу не вспоминает о проблемах, связанных с переменой религии. Скорее всего, он неосознанно выразил тем самым общую позицию по отношению к ренегатам. На это же косвенным образом указывает само название «помаки». Этимология этого термина хотя и вызывает споры, однако не выходит, чаще всего, за рамки нелестных и оскорбительных эпитетов, связанных с понятием «измена».

В то же время в глазах турок помаки так и не стали полноценными мусульманами. Сохранились свидетельства, что даже в середине XIX в. в Восточных Родопах турки не использовали по отношению к ним традиционное обращение «дин ислям», а лишь «ерум денлии» (т.е. полуверные), а в качестве наиболее распространенного оскорбления использовали выражение «дйонме-та» или «гявурдйонмеси» (изменники веры и своего народа23. Не было особого доверия к помакам и в войсках: их предпочитали распылять между другими мусульманами или посылать на подсобные физические работы.

Причины столь подозрительного отношения крылись, по всей видимости, в стойком сохранении в среде помаков многочисленных следов христианской обрядности, обычаев и верований. Этнографический материал из района Родоп (где начало проникновения ислама относится к ХУ-ХУ1 вв., а массовые насильственные акции к середине XVII в.) свидетельствует, что местные по-турченцы продолжали на протяжении веков сохранять верность традиционному жизненному укладу и многим христианским обычаям24. Вплоть до конца XIX в. помаки повсеместно соблюдали основные ритуалы, связанные с православным календарными праздниками, практиковали в быту многие христианские обычаи, зачастую лечили болезни с помощью креста, икон, церковных реликвий и т.д. В отдаленных горных районах женщины пренебрегали даже обязательными для всех мусульманок ограничениями, связанным с ношением головного покрывала, и запрета на присутствие в местах скопления мужчин. И, наконец, что было особенно важно, помаки прекрасно помнили о своем

христианском прошлом, включая информацию о родственных связях с православными семьями25.

Однако, сохранявшиеся черты этнокультурной близости не могли, по всей видимости, компенсировать факт конфессионального размежевания. Особенно наглядно антагонизм между двумя ветвями одной этнической общности проявлялся в периоды политической нестабильности. В последней четверти XVIII в. (в эпоху кырджалийства) жителей Фракии, например, терроризировали банды болгарских горцев-мусульман. Бесконечные набеги, начавшиеся в 1785 г. действиями так называемых хасковских разбойников не прекращались, несмотря на все усилия властей, вплоть до первых десятилетий XIX в. В 90-е гг. XVIII в особенно прославились своими зверствами отряды помаков Мехмеда Синапа и Дертли Мехмеда, наводившие ужас не только на фракийскую равнину, но и на жителей центральных районов. В эпоху национального возрождения конфессиональный антагонизм особенно наглядно проявился во время Апрельского восстания (1876), вылившись, в частности, в кровавую резню, устроенную в Батаке отрядами помаков во главе с их предводителем Ахмедом Барутанлия. По свидетельству участника тех событий З.Стоянова, от их рук в Батакев погибло более 2 тыс. человек26.

Сохранение основных внешних признаков этнической принадлежности не могло, по-видимому, действенным образом препятствовать постепенной переориентации самосознания помаков. Фольклористами отмечено, что их песни и сказания существенно отличаются от аналогичных произведений, распространенных в среде православных болгар. Специальный анализ, проведенный Ст. Стойковой, показывает, что у родопских болгар-магометан утрачены сказания, содержавшие информацию исторического характера, особенно связанную с борьбой против турок, а также песни героического плана, пропагандирующие установки антиосманского характера. Для тех же, которые сохранились, характерна полная утрата политической заостренности27. Эта специфика местного менталитета является, возможно, косвенным подтверждением тезиса о неизбежности процессов эрозии самосознания вероотступников в условиях теократической модели организации общества.

Рассматривая вопросы, касающиеся взаимодействия православных болгар с мусульманской средой, необходимо особо остановиться на проблеме культурной экспансии ислама, поскольку именно она имела особые шансы на успех. Осуществляясь в ходе непосредственного контакта культур, она не затрагивала напрямую идеологизированного сознания населения, а потому не встречала и осознанного сопротивления. Между тем, две контактирующих культуры — православная и исламская, изначально находились в неравноправном положении. Исламская занимала позиции элитарной, т.к. являлась культурой завоевателей, на удовлетворение нужд которых были ориентированы лучшие образцы местного рынка. Поэтому ремесленники (в том числе и православные), вынужденные считаться со вкусами заказчиков, постепенно осваивали приемы исламской ремесленной культуры. Близкому знакомству с художественными эталонами магометан способствовало и развернутое османами

широкое монументальное строительство, невозможное без привлечения местных мастеров и рабочей силы.

Раньше всего влияние ислама проявилось в изменении внешнего облика балканских городов. Современники отмечают, что уже к концу XV в. города Восточной Румелии начали приобретать явственный ориентальный облик. И дело было не только в появлении многочисленных мечетей и медресе. На путешественников большое впечатление производило изменение характера рядовой застройки. Особенно это относилось к внешнему виду наиболее крупных болгарских городов — Софии и Пловдива. По наблюдениям немецких дипломатов X. Дерншвама, Ст. Герлаха, Я. Фон Хаймендорфа и др. уже в се-редине-второй половине XVI в. эти города оказались полностью застроены в магометанском стиле28. В частности, дома по турецкому обычаю начали поворачивать окнами во двор, огороженный высоким забором, лишь лавки ремесленников смотрели на улицу. Эта особенность городов Мизии и Фракии бросилась в глаза и русским офицерам, участникам войны 1828-1829 гг.29 Сравнительные исследования специалистов — историков архитектуры, также подтверждают процесс радикальной ориентализации болгарских городов. Согласно материалам, собранным Г. Кожухаровым, к середине XIX в. массовое жилище болгар уже мало отличалось от мусульманского, за исключением, разве что, отсутствия ритуальной комнаты для омовения30.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ориентация местных ремесленников на вкус богатых заказчиков привела к тому, что к XVIII в. наблюдается массовое проникновение элементов восточного стиля и во внутреннее убранство православного городского дома. По мнению историка болгарской культуры А. Протича, этот процесс в большей или меньшей степени затронул все предметы интерьера, но в первую очередь повлиял на оформление помещений с общественными функциями — кухню и гостиную3′. Особенно широкие размеры приняло проникновение турецкой деревянной резьбы, которая с течением времени стала восприниматься как традиционное украшение болгарского дома32. В украшениях ремесленных изделий — металлической утвари и керамики к концу XVII в. также доминировало влияние восточного искусства33.

Иностранцы отмечали и достаточно активное заимствование городским населением некоторых элементов турецкого костюма, подчас вплоть до его полного копирования. Например, немецкий дипломат М. Безолт в 1584 г. высказался по этому поводу вполне однозначно, записав в своем дневнике, что в городе «болгарские мужчины одеваются почти одинаково с турками»34. Это сообщение подтверждается также впечатлениями посланника венецианской республики К. Зена и немецкого купца М. Грюневега35. Особо большой популярностью пользовались турецкие чалмы, прежде всего сине-зеленые и пестрые36. Данное наблюдение подтвердили в период русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и российские офицеры, обратившие внимание на пристрастие болгар к чалмам черного цвета37.

Бытовая экспансия ислама затронула не только состоятельных обывателей, но и духовное сословие. Уникальную информацию на этот счет содержит

дневник немецкого дипломата Ст. Герлаха, имевшего возможность посетить в 70-х гг. XVI в. константинопольского патриарха в его личных покоях. Описывая рабочий кабинет высшего православного иерарха, Герлах упоминает, что тот был обставлен «по-турецки», что подтверждают приведенные им описания ковров, мебели и прочих деталей интерьера38.

В целом, если судить по многочисленным запискам иностранцев, к середине XVIII в. бытовая исламизация православного населения стала в городах свершившимся фактом. Как писал по этому поводу французский путешественник П. Рико: у христистиан и турок «почти одни и те же нравы, они мало отличаются друг от друга, если не принимать в расчет разницы религиозной»39.

В отличие от горожан в сельской местности болгары старались сохранять приверженность традиционному внешнему облику. В XVII в. француз П. Ку-зинер отмечал, что если в городах представители всех христианских народов смешаны и по одежде, и по религии, то в селах они живут раздельно, и там одежда болгар сильно отличается, к примеру, от греческой’10. Особой консервативностью в этом отношении отличались женщины. Даже в наиболее крупных городах их одежда была минимально ориентирована на престижные турецкие эталоны41. В деревнях же она представляла собой яркие образцы этнографических одеяний, вдохновлявших путешественников на пространные описания. Своего апогея демонстрация национального костюма и сопутствующей атрибутики достигала в этнически пограничных зонах (Македония, долины рек Марицы и Нишавы, районы, прилегающие к Эгейскому бассейну), где количество изощренных и подчас весьма неудобных украшений превышало, на взгляд иностранцев, все разумные пределы42.

Культурная экспансия ислама немногим уступала по размаху бытовой. Анализ лексического состава болгарских книжных памятников XV-XVII вв. показывает, что уже к этому времени можно говорить об активном проникновении турцизмов в те сборники, составители которых пользовались бытовой лексикой (Физиологи, Громовники, Коледники, апокрифы)43. Данная тенденция прослеживается и в многочисленных приписках современников к рукописным сборникам.

Что касается внешнего оформления рукописей, исследование искусствоведа А. Джуровой показало, что с середины XV в. в них наблюдается появление элементов восточного орнамента нового типа44. В этом отношении особенно показательны рукописи Рильского монастыря. Например, заставки к сборникам Владислава Грамматика 1469 г., 1473 г. и 1479 г. содержат плетения, характерные для исламского прикладного искусства того времени. Однако данное обстоятельство не мешало превращению их в образец для подражания. Скорее всего, оформители воспринимали восточный орнамент с чисто формальных позиций абстрактного искусства. Иначе невозможно объяснить соседство исламских плетений и жестких антиисламских выпадов (как это имело место, например, в сборнике 1479 г. того же Владислава Грамматика).

С XVI в. восточные мотивы проникают и в книжную миниатюру. Ярким примером того могут служить рукописи Софийской книжной школы, особен-

но сборники, связанных с деятельностью Иоанна Кратовского и его учеников (Евангелие 1567 г., 1597 г. и др.). В них мусульманские влияния прослеживаются уже не только в рисунке орнамента и типе книжных заставок, но и в архитектонике ландшафта, присутствующего в миниатюрах, а также в восточных типажах самих евангелистов»5.

Сильное влияние Востока искусствоведы отмечают в изделиях церковного прикладного искусства. Особенно оно заметно в характере резьбы по дереву и приемах украшения церковной утвари. Одним из наиболее ярких примеров такого рода в среде специалистов считается растительный орнамент резного иконостаса 1599 г. церкви св. Стефана в Несебре. По мнению И. Геор-говой, он имеет поразительное сходство с рисунком султанской одежды, приписываемой Баязиду П (1481-1512)46.

Консервативное искусство иконы оказалось менее подвержено воздействию исламского искусства, оставаясь в целом в традиционных рамках православной иконописи. Однако, с рубежа ХУ1-ХУП вв. начинается проникновение восточных форм и в этот канонический жанр47. Одним из примеров такого рода может служить болгарская икона св. Димитрия (первая половина XVII в.), для которой характерен не только типично восточный орнамент и колорит, но и ориентальный облик самого святого (кроме восточной внешности иконописец наделил его кривой турецкой саблей и богатым персидским седлом).

Хотя в целом, по мнению подавляющего большинства исследователей, болгарская культура претерпевала в рассматриваемый период изменения связанные в основном с естественным процессом демократического опрощения, однако, приведенный материал показывает, что постоянный контакт с исламом не прошел для нее бесследно. Сами современники не придавали, по-видимому, особого значения фактам заимствования некоторых приемов, образцов и других элементов художественной и бытовой культуры магометан. Однако в условиях многовекового сосуществования двух культур склонность к бытовому и художественному плюрализму таила опасность возникновения процессов скрытой ассимиляции. Общественное сознание болгар, ориентированное православным духовенством на идеологическое противостояние исламской агрессии, оказалось, по всей видимости, не готово к отражению бытовой экспансии исламской культуры. Между тем именно этот путь был, возможно, наиболее эффективным для плавного врастания болгар в качественно иную модель мировой цивилизации.

Примечания

1 Козлов В.И. Типы этнических процессов и особенности их исторического развития // Вопросы истории. 1968. №9. С. 97-98.

2 Макарова И.Ф. Структура автостереотипа болгар в условиях османского владычества (XV-XVI вв.) // Славяне и их соседи. Этнопсихологический стереотип в средние века. М., 1990; Макарова И.Ф. Этнические представления болгарских книжников эпохи османского владычества // Советская этнография. 1990. №2; Макарова И.Ф. Этническая проблематика в произведениях болгарского патриарха Евфимия // Советское славяноведение. 1990. № 1.

5 Еремеев Д.Е. Этногенез турок (происхождение и основные этапы этнической истории). М.,1971. С. 134.

4 ДерншвамХ. Дневникътна Ханс Дерншвам ¡а пътуаане му до Цариград apej 1553-1555. София, 1970. С 92.

5 Цонев Б. Опис на славянските ръкописи в Софийската народна библиотека. Т.2. София, 1923. С.529.

6 Стоянов М., Кодов X. Опис на славянските ръкописи в Софийската народна библиотека. Т.З, София, 1964. С.986.

I Цонев Б. Опис на ръкописи и старопечатни книги на Народната библиотека в София. София, 1910. Т.1.С.379.

8 Иванова Э.А. Этническое самосознание болгар на этапе перехода от народности к нации // Советская этнография. 1987. №2. С 60.

® Георгиева Ц. Етноинтегрираща функция на култове на бьлгарскитс свстци в периода на османского владичество// Българска етаография. 1984. №1. С. 9.

10 Радкова Р. Националното самосъзнание на българите през XVIII и началото на XIX в. // Българ-ската нация през Възраждането. София, 1980. С. 194.

II Сырку П.А. Очерки из истории литературных сношений болгар и сербов в XIV и XVII вв. Житие святого Николая Нового Софийского по единственной рукописи XVI в. Спб., 1901. С. 74.

12 Там же. С. 82.

13 Там же. С. 82. и Там же. С 84.

15 Френски лътеписи за Балканите. XV-XVIII в. София, 1975. С. 51-52.

16 Вратислав В. Приключения чешского дворянина Братислава в Константинополе в тяжкой неволе у турок с австрийским посольством в 1591 г. М.,1904. С 58,94,97 я др..

17 Тихомиров М.Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М.,1969. С.147.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18 Самаший Р. Мехмед Соколович. Београд. 1975. С.21-27.

19 Тодоров Н. Балканският град. XV-XIX век. Социално-икономическо н демографско развитие. София,1972. С.75.

21 Петров П. Сьдбоносни векове за българската народност. Края на XIV в. — 1912 година. София,1975. С.62.

22 Димитров С. За юрушката организация … С. 38; Тодоров Н. За демографското състояние на Балканския полуостров … С. 220.

23 Шишков Ст. Избрании произведения. Пловдив, 1965. С.233.

24 Там же. С. 220-277. » Там же. С. 227-228.

26 Стоянов 3. Записки по бы арски ге въстания. София, 1976. С. 927.

27 Стойкова С. Песеният и прозаичният фолклор на родопските бьлгари-мохамедани // Народност-на и битова общност народопски българи. София, 1969. С. 215-216.

28 Немски и австрийски лътеписи за Балканите. XV XVI в. София,1976. С. 261,265,273, 378,492.

10 Кожухаров Г. Българската кыца през пет столетия. Края на XIV — края на XIX в. София, 1967. С. 217.

32 Там же: 399-400.

33 Станчева М. Художествени качества от българската керамика от епоха XV-XVI1 в. // Традиции и нови черти в българското изкуство. София, 1976.

34 Немски и австрийски пътеписи … С. 440.

35 Там же. С. 413-414.

36 .Френски пътеписи … С. 105.

38 Герлах Ст. Дневник за едно пътуване до Османската порта в Цариград. София, 1976. С. 120-121. 35 Френски пътеписи … С. 407.

«Там же. 159.

41 . Немски и австрийски пътеписи … С. 413, 440.

42 Немски и австрийски пътеписи … С. 236, 292; Френски пътеписи … С. 127-128, 152.

43 Лекова Т. Сборниците със смесено съдържание от ХУ-ХУИ в. като отражение на бьлгарския светоглед от първите столетия на османското робство // Старобългаристика. 1987. №4. С. 75.

44 Георгова И. Пластически проблеми на орнаментиката в ранните български иконостаси // Изкуство. 1984. №9. С. 35.

47 Паскалева-Кабадаиева К. Ислямски влияния върху българското изкуство през ХУ-ХУШ в. // Проблеми на изкуство. 1980. №3. С. 27.

Россия и Болгария — две страны, имеющие множество точек соприкосновения. Болгары являются славянским народом и имеют с русскими общие языковые корни. Болгары так же, как и русские, приняли христианство, и сохранили верность принятой религии, несмотря на сложные времена турецкого господства.

В отношениях наших стран были периоды подъема и спада, но общение между людьми всегда оставалось дружеским и уважительным. Во многих городах Болгарии улицы и площади названы в честь российских государственных и военных деятелей, способствовавших избавлению Болгарии от турецкого владычества. В Софии это площадь Александра Невского и бульвар Царя Освободителя, улицы генерала Гурко, генерала Скобелева, Тотлебена, Алабина, графа Игнатьева. В Болгарии установлено большое количество памятников Советской армии и русским солдатам, защитившим болгарский народ от фашизма во время Второй мировой войны, в том числе знаменитый памятник советскому солдату, называемый «Алёша». Кроме того, в советское время город Добрич был переименован в Толбухин, по имени маршала СССР, участвовавшего в освобождении Болгарии.

Связи Болгарии с Россией в период турецкого владычества

Исторические взаимоотношения России и Болгарии имеют многовековые традиции. Особую важность связь двух стран приобрела в XIX веке, когда Россия проявила себя в роли защитницы православных славянских народов на Балканах, поддерживая их борьбу за независимость против турецкого владычества.

В период турецкого ига (1396–1878 годы) болгарское население неоднократно пыталось освободиться от османского гнета. Пример тому — восстания 1402–1403 годов, 1598 года, 1686 года и 1688 года. Однако массовое сопротивление турецкому господству началось в XVIII–XIX веках.

Организованное болгарское национально-освободительное движение зародилось во время русско-турецкой войны 1828 года. В это время существенную помощь повстанцам оказывали из-за границы болгарские эмигранты, жившие в России.

В 1876 в Болгарии вспыхнуло народное восстание, которое хоть и было подавлено, но привело к тому, что европейские державы и Россия потребовали от турецкого султана предоставить Болгарии самоуправление и гарантировать населению этой страны гражданские права. Султан отказался подчиниться этим требованиям и Россия, считавшаяся главным врагом Османской империи, вторглась на Балканы, разбив турецкую армию. Болгария была освобождена от многовекового турецкого господства. 3 марта 1878 г. Турция была вынуждена подписать Сан-Стефанский мирный договор, в соответствии с которым Болгария получала статус автономного княжества.

Болгария и Россия в начале ХХ века

С момента освобождения Болгарии из-под турецкого владычества началась современная история страны. 7 июля 1879 года Болгария установила дипломатические отношения с Россией. Далее, в начале ХХ века, Болгария приняла большое количество эмигрантов из России, которые покидали страну после Октябрьского переворота и Гражданской войны. Благожелательная политика Болгарии, ставшей для многих тысяч русских беженцев второй родиной, позволила им создать свою национальную и культурную автономию, создав благоприятные условия для жизни.

В 1921–1922 годах во внутренней и внешней политике станы все большую роль стала играть коммунистическая партия Болгарии. Это повлекло за собой появление контактов с Советской Россией. А 23 июля 1934 года были установлены дипломатические отношения с СССР.

Болгария и СССР во Второй мировой войне

В середине 30-х годов Болгария оказалась под прицелом фашистской Германии. В начале Второй мировой войны правительство страны отвергло предложение советского руководства о заключении пакта ненападения и взаимопомощи между обеими странами. Под нажимом Гитлера 1 марта 1941 года Болгария подписала Венский договор, по которому предоставила свою территорию немецким войскам.

Впрочем, глава Болгарии царь Борис III никогда не разрывал отношения с СССР: во время войны в Софии находились военные атташе СССР. Кроме того, в годы Второй мировой войны болгарские солдаты не поднимали оружие против русских.

В 1941–42 годах болгарские коммунисты начали вести партизанскую борьбу в немецком тылу, организуя движение сопротивления. В 1942 году появился Отечественный фронт, объединивший все антифашистские силы. Наступление Красной Армии на запад также способствовало усилению антифашистского движения. В 1943 году Болгарская рабочая партия создала объединенную Народно-освободительную повстанческую армию. К тому моменту, когда Красная Армия подошла к границам Болгарии, в движении сопротивления участвовало уже около 30 тыс. партизан.

Стремясь получить полный контроль над Болгарией, 5 сентября 1944 года советское правительство объявило ей войну. Впрочем, война продлилась недолго: 8–9 сентября коммунисты совершили государственный переворот и сформировали правительство Отечественного фронта, а 28 октября 1944 года в Москве было подписано перемирие.

Отношения Болгарии и СССР во второй половине ХХ века

По окончании Второй мировой войны Болгария попала в сферу влияния СССР. Коммунисты заняли главные посты во властных структурах. Ключевые посты в армии получили болгары, служившие в Красной армии или воевавшие в интернациональных бригадах в Испании. Болгарская армия, подчинявшаяся советскому командованию, участвовала в операциях против отступавших германских войск в Венгрии, Югославии и Австрии.

По итогам референдума 15 сентября 1946 года Болгария была провозглашена Народной республикой. Мирный договор, вступивший в действие 2 октября 1947 года, признавал границы Болгарии по состоянию на 1 января 1941 года. Таким образом, к Болгарии была присоединена Южная Добруджа. 4 декабря 1947 года Великое народное собрание приняло так называемую Димитровскую конституцию, и Болгария была реорганизована по советскому образцу.

Во времена Советского Союза Болгария считалась самым близким союзником СССР в Восточной Европе. Именно в Болгарии в 50-е годы развернулась пропагандистская кампания против «тлетворного влияния Запада». Болгария оказалась за «железным занавесом»: границы с Югославией, Грецией и Турцией были закрыты. Тогда же было принято решение о депортации из Болгарии 250 тыс. турок. Стремясь получить поддержку Болгарской православной церкви, в 1953 году власти вернули ей статус патриархата, которого она лишилась в XIV веке, после захвата Османской империей.

После смерти Сталина в 1953 году новые власти Болгарии пытались приспособиться к изменившейся ситуации в Москве и применить на болгарской земле идеи и политику Хрущева. В 60-е годы во внешней политике Болгария во всем следовала за СССР. Она выступала против демократических реформ в Чехословакии и в августе 1968 года вместе с СССР, ГДР, Венгрией и Польшей участвовала во вводе на ее территорию войск стран Варшавского Договора.

В 1971 году на референдуме была принята новая конституция. Она также была ориентирована на экономическое, политическое и идеологическое полновластие коммунистов. В начале 70-х годов в Болгарии развернулась кампания по уменьшению прав турецкого населения. В частности начали закрываться турецкие школы и мечети, а атеистическая пропаганда была направлена в первую очередь против ислама. В 1984–1985 годах турок вынуждали принимать славянско-болгарские имена и фамилии или же эмигрировать на историческую родину.

Внутренняя экономическая и внешнеполитическая ситуация в стране в конце 80-х годов осложнялась международной изоляцией Болгарии, а также внешним долгом, который к 1990 году достиг 10 млрд. долларов. Тем не менее, политические и торгово-экономические отношения Болгарии с Советским Союзом все это время не прекращались и продолжились после распада СССР.

На сегодняшний день тесные связи между Болгарией и Россией не только не утратились, но и вышли на новый уровень взаимовыгодного сотрудничества.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *