Часослов

Рецензируемое издание, как нам видится, представляет интерес в трех аспектах: во-первых, это издание, призванное разнообразить и при этом, так сказать, «воцерковить» домашнюю молитву мирян; во-вторых, оно содержит перевод богослужебных текстов на русский язык; в-третьих, это одна из немногих публикаций переводов, выполненных иеромонахом Амвросием (Тимротом). Рассмотрим каждую из трех этих сторон подробнее.

1. Домашняя молитва мирян. К числу наиболее распространенных грехов, сообщаемых священнику на исповеди, относится «невычитывание» утреннего и вечернего правила. Наши миряне в массе своей твердо убеждены, что нынешние молитвы, печатаемые в молитвословах, есть давнее церковное предание, и что их, повторимся, «вычитывание» есть одна из главных обязанностей каждого христианина. (Перед причастием же, как все знают, надо вычитать три канона, последование к причащению, а также, желательно, один-два акафиста.) Многие вполне честно и усердно понуждают себя к чтению этих молитв – одних и тех же из года в год; если нашим прихожанам удается заставить себя читать эти молитвы – они радуются и благодарят Бога; если не удается – обвиняют себя в лености, духовном расслаблении, саможалении и проч. Однако мало кто готов сознаться в том, что глаз уже давно замылился, что затверженные слова не дают более пищи ни для ума, ни для сердца, что никаким усилием воли не удается уже сосредоточить свое внимание на строчках, по которым взгляд привычно скользит, не задерживаясь и не зацепляясь ни за одно слово.

Человеку – даже христианину, даже православному! – нужно разнообразие. Такова его природа, так устроен человеческий мозг. Древние отцы прекрасно это понимали. Приведем фрагмент цитаты из вопросоответов преподобных Варсонофия и Иоанна, которую издатели дают в предисловии к книге: «…У кого на обеде много разных снедей, тот много ест, и с услаждением; а кто каждый день употребляет одну и ту же пищу, тот не только без услаждения вкушает ее, но иногда чувствует, может быть, и отвращение от нее». Отцы, говорят, конечно, о духовной пище, о молитвословии.

И вот «Часлослов для мирян» как раз и предоставляет возможность такого разнообразия. Здесь приведены молитвы, которые как бы всем известны, – это службы суточного круга, которые мы привыкли слышать в храме. В книге есть раздел «Утренние последования», откуда мирянин (да и священнослужитель) может в качестве своего утреннего правила читать либо полунощницу, либо утреню, либо первый час – или же всё это вместе. Соответственно, есть и раздел «Вечерние последования», который содержит девятый час, вечерню и повечерие.

Как видим, в основу издания положена весьма здравая и очень простая идея: предложить в виде альтернативы «традиционным» утренним и вечерним молитвам гораздо более традиционные церковные тексты. С таким подходом трудно поспорить: что может быть лучше тех молитвословий, которые Церковь создала многие столетия (а то и тысячелетия) назад и сохранила до наших дней?

Помимо утренних и вечерних последований сборник включает в себя разделы «Дневные последования» (это третий и шестой часы, а также обедница), «Молитвы трапезы» и ряд дополнений.

2. Русские переводы. У читателя «Часлосова для мирян» есть все шансы сделать свою молитву более осмысленной, так как помимо церковнославянского перевода (напомним, практически все тексты сборника переведены с греческого языка) здесь в параллельной колонке дан также и русский перевод.

В России имеется давняя традиция изданий, содержащих переводы на русский язык богослужебных текстов: здесь можно вспомнить Н. Нахимова (Н. Ч. Зайончковского), П. П. Мироносицкого, М. Н. Скабаллановича и многих других; в наши дни переводами занимаются свящ. Антоний Лакирев, свящ. Георгий Кочетков, свящ. Михаил Асмус, иером. Амвросий (Тимрот) и др. Из самых последних изданий подобного рода следует указать издание «Божественная литургия святителя Иоанна Златоуста с параллельным переводом на русский язык» под общей редакцией митр. Илариона (Алфеева) (М.: Никея, 2016).

Что же касается конкретно «Часослова для мирян», то здесь читатель-молитвенник получает, так сказать, двойную выгоду: во-первых, он при желании может пользоваться русским переводом в своей домашней молитве (но если церковнославянский ему вполне понятен, то в его распоряжении имеется соответствующий текст), а во-вторых, он имеет возможность подготовиться и к храмовому богослужению, где он услышит в том числе и те самые тексты, что представлены в сборнике.

Разумеется, это не единственный перевод Часослова на русский язык. Здесь прежде всего необходимо упомянуть первый и последний тома семитомника «Православное богослужение», издаваемого Свято-Филаретовским институтом, – «Вечерня и утреня» и «Часослов» соответственно (в настоящее время постепенно выходят в свет тома третьего издания этого сборника переводов, включающего также и церковнославянскую версию текстов). Однако не может быть единственно правильного, одного на все времена перевода – и потому различные переводы одних и тех же текстов дополняют и оттеняют друг друга, позволяют проводить сравнительный анализ, выявлять слабые и сильные стороны. Интенсивная переводческая работа постепенно ведет к формированию литургического стиля русского литературного языка – точно так же, как ранее сформировались иные стили: публицистический, научный, научно-популярный и др.

3. Переводы иером. Амвросия (Тимрота). Пользуясь случаем, мы хотели бы здесь рассказать о переводах о. Амвросия, которыми он занимается уже много лет. Если зайти на сайт www.wertograd.org и перейти по ссылке «Богослужение» (ссылка ведет на сайт www.azbyka.ru), то мы увидим перечень богослужебных текстов, переведенных о. Амвросием. Это и Часослов с приложением, и воскресный Октоих, и Праздничная Минея, и наиболее важные службы Триоди – как Постной, так и Цветной, и многие другие тексты. Можно выбрать представление текста в две колонки (церковнославянский текст будет дан в транслитерации), а можно при желании увидеть один лишь церковнославянский перевод в аутентичной графике и орфографии.

Не будучи специалистом в области классической филологии, я не берусь оценивать качество перевода. Вполне очевидно, впрочем, что сознательной установкой переводчика было сохранение в русском тексте привычной церковнославянской стилистики, ритмики, а отчасти и лексики. Это решение, безусловно, имеет право на жизнь и обладает своими сильными сторонами – равно как предсказуемыми недостатками: ради привычности в ряде случаев, вероятно, приходится жертвовать точностью. Но чтобы подвердить (или опровергнуть) это предположение, нужен детальный анализ достаточно большого числа текстов, что выходит за рамки нынешнего обзора.

Так или иначе, благодаря трудам иером. Амвросия (Тимрота) любой заинтересованный интернет-пользователь имеет доступ к весьма значительныму массиву православных гимнографических текстов, переведенных на русский язык. Однако опыт показывает, что пользователи Интернета и читатели книг – две эти группы пересекаются очень мало. Поэтому чрезвычайно важно, что последования Часослова – т. е. те тексты, которые образуют костяк общественного богослужения, – теперь есть в еще одном русском переводе и притом в бумажном виде.

Хочется надеяться, что сотрудничество о. Амвросия и общества «Синхрония» продолжится и мы увидим в той же серии «Воскресный Октоих для мирян», а также и Постную Триодь, Цветную Триодь, Праздничную Минею и т. п.

И тогда православным христианам России наконец-то станет доступна сокровищница православной гимнографии на их родном языке.

После Всенощного бдения в храмах читается первый час. Перед Литургией третий и шестой, а иногда и девятый. А еще есть «великие или царские часы». Что это за чинопоследования, и какое отношение они имеют к реальному времени?

Часы – это краткое богослужение. Существуют первый, третий, шестой и девятый часы. Их основу составляют псалмы (в каждом – по три), а также песнопения, связанные с днем недели, спамятью того или иного святого или иным праздником.

Само название часов связано с древними системами подсчета времени. В Античности и Средневековье сутки делились у разных народов на несколько частей. В традиции православного богослужения отражен так называемый римский счет:

«Сутки делились на часы неодинаковой протяженности; это были более или менее христианизированные старые римские часы. Час был примерно равен нашим трем: утреня (около полуночи), хвалины (3 часа пополуночи), час первый (6 часов утра), час третий (9 часов), час шестой (полдень), час девятый (15 часов), вечерня (18 часов), навечерие (21 час)» (Жак Ле Гофф. Цивилизация Средневекового Запада).

Заметим, что порядок богослужений связан с суточным кругом, и часы в идеале должны были совершаться в промежутках между службами. На практике же даже в монастыре невозможно сделать так, чтобы иноки постоянно были в храме, а потому часы постепенно стали примыкать к главным службам (Всенощному бдению и Литургии).

Но в самих текстах остались привязки ко времени суток или к новозаветным событиям.

Первый час посвящен «мыслям и чувствам верующих при наступлении утра» (М. Скаблланович «Толковый типикон»). Это чинопоследование появляется в палестинских монастырях не раньше IV века. Как и остальные часы, первый час состоит из псалмов (5, 89, 100), нескольких молитв и тропарей.

Гораздо раньше христиане стали выделять Третий, Шестой и Девятый часы, связанные с сошествием Святого Духа на апостолов, распятием и смертью Спасителя. Уже во II веке христиане читали в это время молитву «Отче наш», постепенно сформировалось и особое чинопоследование каждой из служб..

Тексты третьего часа (примерно 9 утра) тесно связана с воспоминанием о двух событиях Новозаветной истории – суде Пилата над Христом и сошествию Святого Духа на апостолов: «Общая тема 3-го часа — естественная в начале дня молитва о сохранении Праведности». Но сообразно двум воспоминаниям, связанным для христианина с этим часом, эта тема двоится: по «Учительному известию» Служебника, 3-й час воспоминает суд над Спасителем у Пилата с бичеванием и поруганием, имевший место именно между 9 и 12 ч. дня, и сошествие Св. Духа на

апостолов, последовавшее точно в этот час». (М. Скаблланович «Толковый типикон»).

Третий час также состоит из трех псалмов (16, 24, 50), нескольких тропарей и молитв.

Шестой час (примерно 12 дня) посвящен воспоминанию о распятии Христа. Такая привязка к страданиям Спасителя связана с со свидетельством Евангелия от Матфея: «От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого; а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он». (Мф. 27, 45-47). Все три псалма (53, 54 и 90) описывают чувства праведников, находящихся в окружении врагов.

В современной приходской практике Русской Православной Церкви Третий и Шестой час обычно читают перед литургией (священник в это время совершает в алтаре проскомидию).

Довольно часто к ним примыкает и Девятый час (примерно 15 часов), который посвящен воспоминанию о смерти Спасителя на кресте. И эта привязка основывается на свидетельстве Евангелистов, например Матфея: «И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить; а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его. Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух. И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись»(Мф. 27, 47-51) . Три псалма (83, 84, 85) посвящены теме разлучения души от тела.

По уставу Церкви Девятый час совершается перед Вечерней, но во многих приходских храмах его опускают, или читают перед литургией, когда священнику не хватает времени для совершения проскомидии.

Эти четыре часа (1,3,6, и 9) читаются в храме круглый год, но в особых случаях Церковь использует и другие службы, которые тоже называются часами.

Во время Великого поста к обычным часам добавляются тексты кафизм ( Псалтырь разделена на 20 примерно равных частей для удобства использования за богослужением. Кафизмой называют одну из таких частей) великопостный тропари, молитва преподобного Ефрема Сирина «Господи и владыка живота моего» и чтение Ветхого Завета (паремии из книги пророка Исаии) на шестом часе. Такие расширенные часы называются «великопостными».

Нам осталось рассказать о Великих (царских) часах, которые совершаются три раза в год – накануне Рождества Христова и Богоявления Господня, а также в страстную пятницу. В них входят все обычные часы подряд (с 1 по 9), к которым добавляются чтения из Ветхого Завета, Евангелия и Апостола, а также особые тропари.

Название «царские» распространено только в России. Наша богослужебная традиция была взята из Византийской империи, На этих торжественных часах должен был присутствовать сам император. Византийские правители и русские цари оставляли все другие дела и спешили в храм. В память об этом и чтобы подчеркнуть особую торжественность этих богослужений на Руси, а затем и в России и стали пользоваться названием «царские часы».

Есть и еще один вид этого богослужения – Пасхальные часы, которые на Светлой седмице не только поются в храмах вместо обычных часов, но и заменяют для верующих утреннее и вечернее правило. Они очень короткие. Состоят из пасхального тропаря, песнопения «Воскресение Христово видевше», пасхального кондака и еще нескольких тропарей и молитв. Никаких псалмов, почти никакого чтения. Только радостные песнопения в честь Спасителя.

На анонсе миниатюра из средневекового Часослова.

Шрифт

Часослов — богослужебная книга, излагающая состав и порядок общественного богослужения; содержит тексты неизменяемых молитвословий суточного богослужебного круга (кроме священнических), — то есть для всех служб ежедневного богослужения (утрени, полунощницы, часов с междочасием, изобразительных, вечерни и повечерия). Предназначается для чтецов и певцов. Включает также чины и молитвы, присоединяемые к шести службам дневного круга: утренние молитвы, последование возвышения панагии, благословение трапезы, канон Богородице и молитвы на сон грядущим.

Часослов, а особенно его сокращенный вариант – Часовник – кроме своего прямого богослужебного назначения использовались на Руси для обучения детей грамоте. В церкви же эти книги употреблялись каждодневно.

Книга получила своё название от службы часов, которую она содержит.

В этом разделе опубликованы тексты последований Часослова адаптированные для келейного (домашнего) чтения.

Особо здесь следует выделить последования Полуношницы и Повечерия малого, которые раньше благочестивыми христианами употреблялись вместо утренних и вечерних молитв, а так же Чин обедницы, который в современной практике православные христиане употребляют в случаях когда нет возможности присутствовать на Божественной Литургии в праздники и Воскресные дни.

Последования Часослова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *