Человекоугодие в православии, что это?

Продолжаем публикацию бесед схиархимандрита Авраама, духовника Ново-Тихвинского монастыря г.Екатеринбурга. В этой беседе речь пойдет об одной из видов страсти тщеславия – человекоугодии.

Давайте задумаемся, что такое человекоугодие? Это болезненная зависимость от человеческого мнения, боязнь лишиться человеческого одобрения и подвергнуться порицанию. Многие, наверное, скажут, что это не такой уж страшный грех. Но на самом деле мы часто недооцениваем опасность страстей, которые на первый взгляд кажутся невинными. Недооцениваем мы опасность и этой страсти.

Из человекоугодия Ирод убил святого Пророка и Предтечу Иоанна

Всем, наверное, знакома такая ситуация: мы находимся в сосредоточенном молитвенном состоянии, а рядом кто-то шутит, болтает, и мы, чтоб не выглядеть ханжами, начинаем тоже болтать. Но ведь мы, ведя себя так, не сможем остаться такими, как были прежде. Мы срастаемся с этой маской, которую надеваем на себя, теряем сосредоточенное состояние, а приобретаем легкомысленное настроение, которое мигом нас опустошает. Бывает и так: кто-то из наших знакомых недоволен своей работой или семейным положением. Он подходит к нам и начинает делиться своими переживаниями, начинает осуждать начальство. А мы, вместо того чтобы уйти или даже унять этого человека, как-то попытаться усовестить его, чтобы тот не грешил, начинаем выслушивать, поддакивать, может быть, и от себя что-то добавлять. Таким образом, под предлогом любви и сочувствия к человеку мы угождаем его страстям, усугубляем его падение, да еще и сами грешим.

Схиигумен Авраам (Рейдман)

Если человек думает не об угождении Богу, а об угождении людям, если для него главное — человеческое одобрение, то он, по сути, перестает быть христианином. Если он находится в обществе, где ценят христианские добродетели, он будет исполнять заповеди — по видимости. А если он окажется в другом обществе, в котором евангельские добродетели ничего не значат, то будет стараться угодить окружающим каким-нибудь другим образом — скажем, показать, что он энергичный, умный, практичный, одним словом, «крутой». В глазах людей, которые эти качества ценят, ему хочется выглядеть таким же, как они: мол, и я не лыком шит. А в глазах людей кротких ему нужно показаться кротким. Как ему было бы трудно, если бы и те и другие оказались вместе! Но мне кажется, что есть люди, которые умудряются угодить всем: тут же показывать и «крутизну» и кротость, тут же и милосердие и то, что им палец в рот не клади, что они всегда свое возьмут.

Такое душевное расположение может привести просто к катастрофическим последствиям. В благоприятных условиях оно, так сказать, сойдет нам с рук, а в неблагоприятных — приведет к погибели. Сегодня мы из тщеславия будем показывать, что мы богомольные, потому что нас окружают верующие люди, которые это ценят. А завтра мы окажемся среди безбожников и из человекоугодия отречемся от Христа, ради того чтобы никто не сказал, что мы дураки и что мы против современной науки. Захотим показать, что мы совсем не против теории эволюции и не глупее, чем Чарльз Дарвин.

Как мы себя поведем, если окажемся в трудных, неблагоприятных обстоятельствах? Может быть, мы из человекоугодия будем стараться приобрести «добродетели», которые одобряются в том обществе, где мы оказались. А «добродетели» эти могут быть совсем не евангельскими. Мир стремится к тому, чтобы черное представить белым, а белое – черным, чтобы постыдное сделать похвальным, а похвальное, добродетельное сделать стыдным. Разве нет людей, которые хвастаются блудом? Разве нет людей, которые хвастаются тем, как много они выпили водки и как им было весело? Таких людей очень много.

Нас изумляют и ужасают некоторые случаи отпадения людей от веры и нам кажется, что это может произойти только при каких-то чрезвычайных обстоятельствах. Но на самом деле причиной этого часто является обыкновенное человекоугодие. Например, до революции Россия была православной страной, и все считали это нормальным. Потом большевики вдруг разрешили в Бога не верить, и значительная часть народа вмиг отпала от веры. Люди, которые несколько лет назад ходили в церковь, исповедовались и причащались — те же самые люди совершали страшные, дикие изуверства и кощунства. Именно потому, что жили они человеческим мнением, человеческим одобрением. Другой страшный пример неверия ради человеческого одобрения мы знаем из Евангелия. Апостол Иоанн Богослов говорит, что «многие из начальников уверовали в Него, но ради фарисеев не исповедовали, чтобы не быть отлученными от синагоги, ибо возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию» (Ин. 12, 42–43). Представляете? Люди уверовали в то, что Иисус есть истинный Христос, помазанник Божий, что Он есть Сын Божий. Но ради того, чтоб не опозориться в глазах своих духовных вождей, ради того, чтобы не быть отлученными от тогдашней Церкви, — то есть просто избежать бесчестия, ведь больше никакого вреда им причинить не могли — ради этого они не исповедовали Господа, отреклись от Него. Вот какая сильная, могущественная, губительная страсть — человекоугодие!

Когда мы стараемся угождать прежде всего людям, то мы получаем свою награду – от них же. Но когда стараемся угождать прежде всего Богу, не боясь порицания со стороны людей, мы получаем награду от Него. И такие примеры также есть в Евангелии. Вспомните, как Закхей, начальник мытарей, влез на смоковницу, чтобы увидеть Господа Иисуса Христа, Который должен был проходить мимо нее. Желание увидеть Господа и духовная жажда в этом униженном грехами человеке были настолько сильны, что он пренебрег людским мнением и залез на дерево. Если бы сейчас кто-нибудь сделал нечто подобное, то, пожалуй, это всех изумило бы. Представьте себе, что в наше время серьезный человек, какой-нибудь руководитель, желающий увидеть процессию, встречающую, скажем президента, вдруг залез бы на дерево. Никто из современных людей, занимающих положение в обществе, не посмел бы этого сделать: побоялся бы насмешек, позора. А Закхей, человек, имеющий высокое положение, далеко уже не молодого возраста, сделал это. И заметим, что это произошло на глазах его подчиненных и тех, кто относился к нему неприязненно и ждал случая, чтобы посмеяться над ним и осудить его.

Стремление к человеческой славе, повторю, очень мешает нам стать истинными христианами. Ради этой тщетной, напрасной, бессмысленной славы многие люди идут даже на смерть. Есть поговорка: «На миру и смерть красна», то есть кажется, что на глазах у людей, ради их похвалы, даже и умереть не страшно. Люди жертвуют не только своей жизнью, но и жизнью других, целых народов только для того, чтобы прославиться. Они терпят всевозможные лишения, скорби, живут в нищете. Например, художники или писатели, которые еще не признаны, много трудятся ради того, чтобы в конечном счете стать знаменитыми, и мечтают, чтобы их прославляли потомки, хотя им самим от этого никакой пользы уже не будет. Вспомните о величайшем из русских писателей, отце русской литературы и современного русского языка – Александре Сергеевиче Пушкине. Один Оптинский старец, преподобный Варсонофий, будучи дворянином и человеком образованным, интеллигентным, с большим уважением относился к этому великому писателю и молился о его упокоении. Однажды ему во сне было такое видение: он оказался в какой-то сумрачной местности, погода стояла пасмурная, и вся природа была наполнена грустью и тоской. Среди этой плачущей природы шел Александр Пушкин. И преподобный Варсонофий, как ему представилось во сне, догоняет его и говорит: «Александр Сергеевич, а вы знаете, как вас сейчас все прославляют?» А тот ему отвечает с невыразимой грустью: «Слава? На что мне она теперь?»…

Вот что значит слава человеческая: в свете Божественной истины, в свете Евангелия она – ничто. Так не лучше ли приобрести славу Божию, благодать Божию, совершенно не думая ни о чем земном, пустом, временном и суетном? Ведь пусть даже нас будут помнить многие поколения людей, но в конце концов и это пройдет и предастся забвению, потому что наступит вечность, где по совсем иным критериям будет избрано то, что достойно уважения, одобрения, прославления и похвалы. Поэтому нам нужно стараться быть незави­симыми от человеческого мнения и смотреть на все самостоятельно. Самостоятельно не в том смысле, чтобы каждый­ имел свою, особую точку зрения, а чтобы мы оценивали всё с позиции Православной Церкви, с позиции Евангелия. Необхо­дима­ не абсолютная самостоятельность, а само­стоятельность именно православная.

Так что будем стараться подражать Закхею, который от искреннего желания увидеть Господа пренебрегал тем, как он выглядит в глазах людей. Может быть, кто-то возразит: «Легко было Закхею — в то время Спаситель жил на земле, и он, конечно же, желал увидеть Его. И мы бы желали Его увидеть, но не имеем такой возможности, потому что с того времени прошло уже много лет и Спаситель уже пребывает одесную Бога Отца». Но это только отговорка. Мы тоже можем разумно — именно разумно — подражать праведному Закхею. Если мы желаем созерцать Христа, наслаждаться общением с Ним, то должны, подобно Закхею, не раболепствовать перед человеческим мнением. Конечно, не в любом случае, а тогда, когда оно противоречит нашей христианской совести, расходится с Божественным учением. В этом случае мы возвысимся над толпой пустых человеческих мнений и сделаемся способными увидеть Христа, способными подражать Ему своей жизнью. И тогда Он придет в нашу душу.

***

Вопрос. Как можно определить, поступаешь ли ты по любви к ближнему или по человекоугодию?

Ответ. Это часто бывает трудно определить, но когда мы потакаем страстям человека, то это, конечно, человекоугодие. Например, когда кто-то обращается к нам с пустыми, греховными разговорами, лучше ответить дружелюбно, но кратко — даже если человеку будет не очень приятно. Но если он спрашивает о чем-то по делу, или просит о помощи, или ищет поддержки в тяжелой ситуации, может быть даже душевной, а ты знаешь, что в этом случае нужно сказать (и имеешь благословение давать советы в подобных случаях), то, ответив, ты проявишь любовь к ближнему.

Вопрос. Как далеко отстоит природная доброта от евангельской любви к ближнему?

Ответ. Наверное, природную доброту можно претворить в евангельскую. А как далеко она отстоит? Иногда «природная доброта» — это просто человекоугодие: жалость к человеку в тех случаях, когда нужно проявить твердость. Бывает, человека необходимо уберечь от какого-то злого поступка, а мы потакаем ему, позволяем удовлетворить свою страсть и видим в этом проявление доброты. Об этом очень хорошо рассуждает святитель Игнатий в проповеди «О любви к ближнему». У него можно прочитать о том, как отличать любовь от человекоугодия.

Евангельская доброта чиста от примеси человекоугодия, она всегда ищет спасения человека. Кроме того, природная доброта имеет некоторые границы: человек чаще всего думает о себе или, скажем, о своей семье, о близких ему людях. Его доброта ограничивается определенным кругом людей и дальше не простирается, она ставит человека перед выбором — сделать добро близкому человеку или постороннему, другу или врагу. А евангельская доброта не имеет границ.

Вопрос. Батюшка, меня иногда упрекают в том, что я хожу с серьезным лицом. Как мне проявлять приветливость с ближними и при этом не терять внутренней собранности?

Ответ. Если человек пребывает в молитвенном состоянии, собранности, естественно, у него будет серьезное выражение лица и, может быть, какой-то отпечаток покаяния на лице, и некоторые неопытные люди воспринимают это как сумрачность.

Конечно, не нужно кривляться и изображать на лице необыкновенную мимику, всячески показывая человеку свое расположение. Но не нужно и вести себя подчеркнуто сухо. Есть заповедь: «Не обиди», а мы ее не исполняем. Человек может обидеться нашей холодностью. Не нужно человекоугодничать, пусть у вас будет серьезное лицо, но вести себя нужно все равно приветливо.

Вопрос. Меня люди хвалят, и я тщеславлюсь и горжусь даже по пустякам. У меня есть такой помысел: начать юродствовать, чтобы люди меня не хвалили. Как мне быть?

Ответ. По крайней мере, не юродствовать. Юродство — это особый, очень тяжелый подвиг, требующий необычайного му­жества и смирения, необыкновенной ревности и терпения, и берут­ его на себя только по особенному благословению Божию. А кто принимает его самовольно, тот становится юродивым на самом деле, то есть лишается рассудка.

Вопрос. Как правильно исполнять заповедь о благодарности по отношению к духовным наставникам? Ведь к благодарности может примешиваться человекоугодие, лесть и другие страсти. Получается, мы будем окрадывать и себя и тех, кого благодарим.

Ответ. Есть люди, которые так боятся кому-то польстить, что думают, будто ведут себя беспристрастно только когда грубят. Таким людям я бы посоветовал проявлять вежливость и даже лесть, лишь бы только они относились к человеку по-доброму, вели себя ласково.

В Евангелии сказано: «Если вы приветствуете только ваших друзей, то чем вы лучше язычников?» (см. Мф. 5, 47). Одно из значений греческого слова «приветствие» — ласковое обращение. Мы должны со всеми людьми обращаться ласково — это одно из проявлений любви. Тем более с теми, кто помогает нам спасаться, учит нас этому единственно важному делу.

Если мы лицемерим и говорим о добрых чувствах, которых не имеем, — это нехорошо. Если вы станете в знак благодарности говорить мне: «Отец Авраам, вы настоящий пророк, вы предсказываете будущее с точностью до двух-трех сантиметров», то это будет нелепо. Благодарность духовному наставнику состоит не в том, чтобы ему льстить. А ты прояви послушание, прояви искренность, когда исповедуешься, это и будет настоящая благодарность.

Пока ты не способен сказать «нет», твоё «да» бессмысленно…

Ошо

Вы когда-нибудь делали что-то, что на самом деле вовсе не хотели делать? Вы когда-нибудь меняли свое мнение, просто потому, что кому-то это не нравилось? Если ваш ответ «да», значит вы из тех людей, кто может или привык угождать другим. В любом случае, если вы готовы подчинить себя мнению или позиции других людей без всякого на то основания или уважительной причины, то, скорее всего, вы стремитесь кому-то угодить. Угождающий человек делает что угодно, чтобы угодить другим, просят ли их об этом, или человек сам «понимает», что люди хотят от него. Такой человек ставит себя на ступень ниже других людей, отдавая приоритет другим значимым (как в позитивном, так и негативном плане) для него людям.

Что стоит за угождающим поведением?

Для некоторых угождающие люди кажутся самыми приятными и дружелюбными. Многие даже стараются им подражать. Но в действительности угождающим человеком быть весьма тяжело, потому что в его жизни не остается места для себя, своего мнения и собственно своего «Я».

Иногда мы задаемся вопросом, как кто-то может быть таким самоотверженным, посвящая другим все свою жизнь и интересы? У таких людей, безусловно, есть свои собственные мнения, симпатии и мысли, но они всегда стараются приспосабливать и изменять их, чтобы угодить другим.

Корень самопожертвования таится в том, что таким людям не хватает уверенности в жизни, и они жаждут поддержки извне. Их базовая потребность в безопасности и самооценка основаны только на одобрении других людей. Их собственная заниженная самооценка временно выправляется, когда они, угождая или поступая «правильно», становятся покорными чужой воли и интересам, получая в обмен явные или скрытые (а иногда и фантазийные) поощрения и подкрепления своей самооценки. Нередко такое поведение приводит к созависимым отношениям. Постоянно живя в таком искаженном мире, такие люди начинают верить, что, прежде всего, должны цениться, соблюдаться и выполняться желания других людей или групп людей (например, политических партий), а вовсе не свои собственные. Угождающие люди всегда сильно волнуются и тревожатся, если другие отвергнут или изгонят их, если они не будут вести себя в соответствии с ожиданиями других. Угождающие люди постоянно боятся, что их не будут любить, если они перестанут угождать интересам других. Благодаря такому положению угождающие люди всегда находятся в состоянии хронического стресса и тревоги. Делая что-то для себя лично (что приходиться иногда делать, чтобы поддерживать собственную жизнь), угождающие люди испытывают тревогу и беспокойство, что они делают что-то неправильно. Чтобы успокоить себя, они прикладывают усилия для того чтобы вновь заслужить одобрение значимых людей, ожидая связанной со своим угождающим поведением подкрепления самооценки и уменьшения тревоги. При нарушении этих ожиданий, что бывает весьма нередко, потому что окружающим может быстро надоесть угождающий и льстивый, явно не искренний стиль поведения, угождающий человек становится еще более беспокойным и тревожным, хаотично направляя свои усилия на снискание одобрения от кого бы то ни было. Подобный порочный круг приводит к увеличению внутреннего напряжения и, в конце концов, к срыву адаптационных возможностей психики и организма в целом. Это состояние может проявиться в повышенной раздражительности, подавленности, нарушениях сна, повышении артериального давления, болях в сердце, головных болях, нарушениях пищеварения.

Что на самом деле означает – быть угождающим человеком?

Быть человеком, старающимся всем угодить, на самом деле означает иметь низкую уверенность в себе. Когда мы стремимся любить и ценить, делать приятное и угождать всем вокруг, это означает, что, прежде всего, мы хотим, чтобы другие проявляли внимание, заботу и любовь, которой мы лишены. Стремление угождать и делать хорошо другим – это верный признак отсутствия любви к себе. При этом забота о постоянном угождении другим в тщетной надежде получить в ответ любовь и признание лишает человека сил, создает сильное напряжение, и чрезвычайно затратно по времени и энергии.

Желая получить одобрение, человек может метаться из стороны в сторону, подстраиваясь под взгляды и потребности разных людей. Это процесс может быть бесконечным и просто изматывающим – ведь невозможно угодить сразу всем. То, что вы делаете, может быть приятно одному, но у другого вызовет гнев или раздражение. Такие вещи оставят вас неудовлетворенными и введут в состояние безнадежности и бесполезности, потому что ваша единственная стратегия приспособления к окружающему миру не работает так, как вам хотелось бы, что сильно снижает вашу самооценку.

Люди с низкой самооценкой – мишень для манипуляторов

Люди с низкой самооценкой нередко попадают в зависимость от эксплуататоров и манипуляторов, которые пользуются такими несчастными людьми в своих целях, подкрепляя их низкую самооценку. Например, с опорой на людей с низкой самооценкой тоталитарные режимы и секты воплощают свои идеологические доктрины.

Таким людям с помощью средств массовой информации и идеологизированного искусства, на коллективных сеансах суггестии (партсобрания, тимбилдинги, сессии) постоянно внушают, что сам по себе человек и его личные интересы не важны «для общего дела», и лишь полный отказ от своих интересов и целей ради «общего блага» или «великой идеи», подчинения своей воли и интересов «коллективу», «большинству» или «лидеру» являются социально одобряемыми. Зависимые от чужого мнения люди практически без всякого насилия или материального поощрения способны на бесконечный «одобрямс», поддержку «генеральной линии партии», «правильное» голосование на выборах и все остальные возможные виды безответного делегирования своей воли.

В тоталитарных обществах и сектах для правящей верхушки крайне невыгодно наличие независимых людей с достаточной или высокой самооценкой, основанной на личных достижениях и возможностях. В тоталитарных обществах всех видов все силы диктаторов направлены на воспитание зависимых и неуверенных в себе людей, чьи успехи и благополучие должны зависеть исключительно от мнения, ценностей и воли «значимых других», в роли которых может выступать коллектив, партия, религиозная конфессия, вожди или фюреры. Лучшей стратегией для этого является создание для членов секты или общества условий постоянной неуверенности в будущем, лишение способности самостоятельно решать проблемы (часто намеренно создаваемые), обучение идентифицировать успехи «общества» со своими личными успехами и достижениями.

Как выйти из заколдованного круга и перестать угождать людям?

Прежде всего, нужно научиться принимать себя, таким как есть, принимать и ценить свои собственные интересы и потребности. А, во-вторых, нужно просто перестать угождать другим, переступая через свои интересы. Благодаря ряду простых шагов постепенно вырастет уверенность в себе и самооценка:

  • Хотя вам может казаться, что вы всегда должны говорить «да», помните, что у вас тоже есть право сказать «нет» или вовсе воздержаться от ответа. Всегда помните, что нужно говорить «нет» всему нежелательному — это яыляется установлением личных границ, защищающих вашу автономию и самоидентичность. Отказываясь уделять свое драгоценное время нежелательным вещам, вы вскоре обнаружите, что это гораздо легче, чем мучиться, делая что-то, что вам на самом деле не нравится. Вы удивитесь, но и окружающие со временем начнут ценить вас больше: люди, которые ценят себя и свое время – вызывают большее уважение, чем всегда на все согласные.
  • Сказать «нет» труднее всего в первый раз. Аргументируйте свой отказ веской причиной, но никогда не вдавайтесь в подробности, чтобы не оправдываться: вы ни в чем не виноваты! Поэтому отказываете быстро и однозначно, без многословия, не пытаясь защищать свое решение.
  • Будьте уверены в том, что вы говорите – сделайте выбор и не меняйте его. Это создает впечатление, что у вас есть предпочтения, даже если их пока у вас на самом деле и нет.
  • Когда вас в очередной раз попросят помочь в чьей-то работе или проекте, подумайте о своей собственной работе и заботах. Не нужно соглашаться только затем, чтобы заслужить одобрение. Помните о том, что важно именно для вас.
  • Поначалу все эти шаги могут привести к укорам совести, возникновению чувства вины. Вы можете чувствовать себя эгоистичным, концентрируясь только на себе и своих потребностях. Не нужно себя ломать. Успокойтесь и, если вы хотите помочь другим, установите для этого строгие временные рамки. Например, скажите, что у вас будет только два часа с 18:00 до 20:00 или около того. Это позволит вам управлять своим временем и не отказывать в помощи, если она действительно необходима.
  • Вместо того чтобы делать то, что хотят другие, вы должны сосредоточиться на том, кто вы и чего вы хотите достичь в своей жизни. Когда удовлетворение потребностей других становится вашей единственной целью в жизни, вы просто теряете себя. Итак, постарайтесь понять, что вам действительно нравится делать в жизни.
  • Всякий раз, когда кто-то просит об одолжении, совершенно нормально сказать, что вам нужно подумать, прежде чем давать обещание. Этот запас времени даст вам возможность подумать, чтобы принять решение без ущерба для своих интересов.
  • Всегда думайте, на самом ли деле вы хотите делать то, о чем вас просят. Вспомните о том, как тяжело будет делать что-то против своей собственной воли, и какое вы испытаете облегчение, отказавшись делать сто-то против своей воли. Попробуйте составить для себя список обязательных к выполнению действий, о которых вас обычно просят, и тех дел, от которых вы можете отказаться.
  • Всегда проверяйте предложения, которые вам делают другие люди. Посмотрите, могут ли они сделать все это самостоятельно, но при этом все равно просят вас о помощи. Если вами манипулируют, вы имеете полное право отказаться помогать.
  • Иногда не нужно ничего отвечать. Для отказа может быть достаточно молчания, красноречивой улыбки или взгляда. Манипулятор в этом случае прекрасно поймет, что вы решили ему не поддаваться.
  • Всегда помните, что люди должны чувствовать себя услышанными и понятыми. Так что, хотя вы и собираетесь сказать «нет», проявите уважение и сделайте это вежливо. В старину на этот случай существовала восхитительная формулировка для отказа: «Положительно, нет!»
  • Когда просьба поступает от начальника, вы можете не отказываться. Но если просьба исходит от коллеги, не отступайте, если вы можете сказать «нет». Таким образом, вам не составит труда перестать быть человеком, старающимся угодить другим.
  • Если вы чувствуете вину за отказы, вспомните, что вы не можете нести ответственность за все, что происходит. Вы никогда не обещали, что будете заботиться обо всем в жизни каждого окружающего в ущерб себе.
  • Заботьтесь о себе, награждайте и поддерживайте себя за каждое достижение. Станьте своим лучшим другом, который обходится с вами так, как вы на самом деле заслуживаете.
  • Прислушайтесь к тому, что говорит ваше внутреннее Я, и всегда говорите себе о своих же собственных потребностях. Практикуйтесь в том, чтобы быть некоторое время в тишине наедине с собой в течение дня.

Если вам все еще трудно самостоятельно изменить себя и свое отношение к проблеме, если ваша неуверенность мешает вам оставаться в одиночестве и принимать собственные решения, всегда желательно обратиться за психологической помощью.

Андрей Демкин

Мы часто каемся в грехе «человекоугодия», но редко пытаемся разобраться, что же это такое. Конечно, на самом простейшем уровне все понятно: человекоугодие — это когда с корыстной целью подлизываешься к кому-то, пытаешься понравиться любой ценой. Ясно, что это грех, что нужно его искоренять.

Но бывают и более тонкие случаи — когда, если честно высказываешь свое мнение, можешь вызвать огорчение значимых для тебя людей. А тебе их жалко. И ты молчишь, не выносишь сор из избы. Это оно? Человекоугодие?

Или ты слышишь от друзей что-то лично тебе неприятное, но молчишь, не желая ссориться, понимая, что от твоей принципиальности всем сейчас станет хуже. Человекоугодие?

Или вот хорошие знакомые призывают тебя восстать против некой свинцовой мерзости (о которой ты доселе ничего не слышал) — и ты делаешь перепосты, подписываешь письма протеста, чтобы поддержать хороших людей. Если не поддержишь, они, скорее всего, об этом и не узнают, но тебе же самому будет неловко перед ними. Есть ли здесь человекоугодие?

Еще более интересно, когда внутри тебя сталкиваются две разные грани твоей жизни. С одной стороны, ты — православный христианин, а с другой — к примеру, российский чиновник. Сказать или сделать нечто — будет неловко перед собратьями по приходу. Сказать и сделать нечто противоположное — неловко будет перед коллегами. Либо тем угождаешь, либо этим… ну или, как вариант, раздражаешь и тех, и других.

Есть такое выражение — «конфликт лояльностей». И то, что мы называем человекоугодием, может быть именно таким конфликтом. Человек — он же не существует просто сам по себе, в одном-единственном качестве. У него есть работа или учеба, есть семья, есть друзья, есть единомышленники, есть соседи… есть принадлежность к своему народу, этносу… гражданство своей страны, наконец. Не говорю уж об убеждениях. В каждом своем амплуа он не одинок, всюду есть люди, мнение которых для него значимо. Психологи называют это «референтной группой». Ориентироваться на референтную группу (проще говоря, «считаться с людьми») — это нормально. Проблема возникает, когда разные референтные группы хотят от тебя разного. Вот здесь и начинается конфликт лояльностей.

Это легко видно в межнациональных скандалах. Очень часто люди поддерживают «своих» негодяев, прекрасно понимая, что они негодяи. Но как же не поддержать? Ведь какие-никакие, а земляки. Осудишь их (или хотя бы просто промолчишь) — и как потом смотреть в глаза «своим»? Этническое, таким образом, подавляет этическое.

В политической жизни — то же самое. Если приходится высказываться — то с оглядкой, как наши слова будут восприняты единомышленниками. Не сочтут ли они нашу щепетильность предательством светлых идеалов? Демократии, либерализма, государственных интересов, общечеловеческих ценностей, евразийства, национализма, монархической идеи — подставить по вкусу.

Опять же, скандалы межрелигиозные. Тут «чувство локтя» еще сильнее, потому что добавляется мощная мотивация: защита своей веры, хождение перед своим Богом. Да, может, наш единоверец и поступил по-свински, но не поддержать его — означает поддержать противоположную сторону, а там — наши прямые враги. Враги нашего Бога! Поэтому зажмем нос и сплотимся плечом к плечу! А если совесть царапается, задавим ее громкими лозунгами. И ни в коем случае не признаемся себе, что на самом деле просто-напросто боимся выглядеть отступниками в глазах единоверцев.

Но интереснее всего, как человекоугодие проявляется во внутрицерковных распрях. Это ж только в самом широком смысле мы все — одна Церковь, а при ближайшем рассмотрении — есть церковные либералы, есть церковные консерваторы, есть церковный официоз, есть церковные диссиденты, есть церковные державники, есть националисты и уранополиты, есть эволюционисты и креационисты, есть… проще сказать, кого только нет. Почти каждый воцерковленный человек в той или иной степени принадлежит к какой-то тусовке — если не на уровне личных контактов, то в смысле идейной близости.

Но раз есть тусовка (читай, «референтная группа») — значит, есть и по-человечески понятное стремление с ней не ссориться, не навлекать на себя косые взгляды, не ввязываться в яростные споры. А значит — включить своего внутреннего цензора и не говорить, что действительно думаешь.

Вот оно, человекоугодие в классическом виде. И самое страшное тут, что слишком часто люди, угождая своей референтной группе, думают, что угождают Богу. Думают, что защищают чистоту веры.

Здесь есть своя логика. Мало кто из нас достиг такой святости, чтобы ясно различать во всем происходящем Божию волю и Божию правду. Как правило, мы это воспринимаем опосредованно, слушая священников или мирян, которых признаём духовно более опытными. Их мнение нам и кажется критерием, а свое, царапающееся изнутри — страстями, помыслами, прелестью… И чаще всего так оно и бывает.

Но порой бывает и так, что, принимая мнение своей «референтной группы» за правду Божию, мы успокаиваемся и перестаем ее, правду Божию, искать. Перестаем вслушиваться в свое сердце, забываем, что Господь не только через людей, но и напрямую может к нам обращаться, что в душе может царапаться не только прелесть, но и совесть.

И тогда мы впадаем не только в грех человекоугодия, но в гораздо более тяжелый грех — безверия. Точнее, веру в живого Бога заменяем на веру в «референтную группу» и ей поклоняемся. Причем сама референтная группа (она же — тусовка) здесь не слишком и виновата. Сами всё, сами.

Если кто не понял — это я заглянул внутрь себя. На всякий случай, попробуйте тоже.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *