Человекоугодие

Сокровищница духовной мудрости

Человекоугодие

Если угождать людям, то можно оскорбить Бога (сщмч. Киприан Карфагенский, 63, 258).

***

Он <Христос> принял заплевания нас ради, дабы мы презирали человекоугодие и славу мира сего (прп. авва Исаия, 59, 73).

***

Горе нам, что мы стараемся и словом, и делом снискать благосклонность людей, а нерадим о правде и справедливости (прп. авва Исаия, 59, 191).

***

Горе нам, что мы стараемся угождать богатым и сильным, а бедных и с покорностию приходящих к нам отвращаемся, как толпы докучливой (прп. авва Исаия, 59, 191).

***

Горе человекоугодникам, ибо они не могут угодить Богу (прп. авва Исаия, 59, 195).

***

…Заботься о том, чтобы ради человекоугодия не погубить награды за воздержание твое, ибо делающий что-либо напоказ людям лишается мзды своей… (прп. авва Исаия, 59, 216).

***

Горе нам, что в угождение людям не отказываемся все говорить и делать, нерадя о том, что праведно! (прп. авва Исаия, 89, 438).

***

Тщеславие, человекоугодие и делание чего-либо напоказ христианам вовсе запрещается во всяком деле, даже и тот, кто исполняет самую заповедь с тем, чтобы его видели и прославляли люди, теряет награду за нее (свт. Василий Великий, 9, 121).

***

Чем обличается человекоугодник? — Когда к хвалящим его оказывает усердие, а для порицающих бывает недеятелен (свт. Василий Великий, 9, 195).

***

Как избежать страсти человекоугодия и слабости к похвалам человеческим? — Несомненною уверенностию в присутствии Божием, неразвлекаемою заботливостию о благоугождении Богу и пламенным вожделением блаженств, обетованных Господом. Ибо никто перед очами владыки не старается об угождении подобному себе рабу, к бесчестию владыки и к собственному своему осуждению (свт. Василий Великий, 9, 195).

***

…Человекоугодник — кто по воле какого-нибудь человека делает в угодность ему, хотя бы делаемое было и бесчестно (свт. Василий Великий, 9, 202).

***

Никогда да не приводит тебя в удивление человекоугодник, старающийся угодить многим, но не для Господа (прп. Ефрем Сирин, 30, 191).

***

Мы же, при великой бесчувственности своей, впадаем в человеческие страсти и так сильно любящего нас (Бога) оскорбляем, а тем, которые не могут доставить никакой пользы, всячески угождаем (свт. Иоанн Златоуст, 44, 283).

***

О, как вкрадчива и как незаметна страсть человекоугодия; она обладает и мудрыми! Ибо действия прочих страстей легко бывают видны исполняющим оные, и потому приводят одержимых ими к плачу и смиренномудрию; а человекоугодие прикрывается словами и видами благочестия, так что людям, которых оно обольщает, трудно рассмотреть его видоизменения… Какие видоизменения человекоугодия? Мать сих видоизменений и первое из них есть неверие, а за ним, как порождение его, следуют: зависть, ненависть, лесть, ревность, ссоры, лицемерие, лицеприятие, служение лишь перед глазами, о клеветание, ложь, вид ложного благоговения, а не истинного, и подобные сим и неудобозамечаемые и темные страсти. Но хуже всего то, что некоторые восхваляют все сие искусными словами как доброе и вред, заключающийся в них, прикрывают. Если хочешь, то я обнаружу отчасти и коварство их: коварный человекоугодник, советуя одному, строит козни другому; хваля одного, порицает другого; уча ближнего, хвалит себя; принимает участие в суде не для того, чтобы судить по справедливости, но чтобы отомстить врагу; обличает с ласканием, пока, укоряя врага своего, не будет принят им; клевещет, не называя имени, чтобы прикрыть свое оклеветание; убеждает нестяжательных, чтобы они сказали, в чем имеют нужду, как бы желая подать им это; и когда они скажут, разглашает о них, как о просящих; перед неопытными хвалится, а перед опытными смиреннословит, уловляя похвалу от тех и от других; когда хвалят добродетельных, негодует и, начиная другой рассказ, устраняет похвалу; осуждает правителей, когда они отсутствуют, а когда присутствуют, хвалит их в глаза; издевается над смиренномудрыми, и подсматривает за учителями, чтобы укорить их; унижает простоту, чтобы выказать себя премудрым; добродетели всех ближних оставляет без внимания, а проступки их сохраняет в памяти. И кратко сказать: всячески уловляет время и раболепствует лицам, (невольно) обнаруживая многообразную страсть человекоугодия: покушается скрыть свои злые дела вопрошением о чужих. Истинные же иноки не так поступают, но напротив: по чувству милосердия оставляют без внимания чужие злые дела, а свои явно показывают перед Богом; потому и охуждают их люди, не знающие их намерения; ибо они не столько стараются угождать людям, сколько Богу. Итак, иногда благоугождая Ему, иногда уничижая себя, и за то, и за другое ожидают награды от Господа, Который сказал: возносяйся смирится; смиряяй же себе вознесется (Лк. 18, 14) (прп. Марк Подвижник, 89, 507—508).

***

Как Богу никто не может чисто служить иначе, как совершенно очистив душу, так и твари не может он служить, не лелея тела самоугодливо (прп. Максим Исповедник, 91, 255).

***

Человекоугодливый об одном том печется, чтобы внешнее его поведение было показно, и чтобы заслужить доброе слово льстеца, первым зрение, а вторым слух подкупая в свою пользу у тех, кои услаждаются или в удивление приводятся только видимым и слышимым, и добродетель определяют только тем, что показывают чувства. Человекоугодие, таким образом, будет добрых нравов и слов показывание перед людьми и для людей (прп. Максим Исповедник, 91, 279).

***

…Страждут и те, кои славы ради человеческой добрые дела делают… Таковые, получив жребий — иметь житие на небесех, славу свою, увы! — вселяют в персть (ср.: Пс. 7, 6), навлекая на себя сию Давидскую клятву. И молитва их не восходит к небесам, и всякое рачение их ниспадает долу, не будучи обложено крылами Божественной любви, которая земные дела паши делает горе восходимыми: так что они труды подьемлют, а награды не стяжавают. Но что я говорю о бесплодии трудов их. Они приносят плод, — но какой? посрамление, пепостояние помыслов, пленение и смятение помышлений. Яко Бог рассыпа кости человекоугодников, говорит псалом: постыдешася, яко Бог уничижи их (Пс. 52, 6) (свт. Григорий Палама, 93, 268).

***

Страсть эта <человекоугодие> есть самая тонкая из всех страстей. Почему подвизающемуся должно не собеседования остерегаться, или не сосложения бегать, но самый прилог почитая уже сложением, беречь себя от него. Ибо и так действуя, едва успеет он упредить скорость падения. Но хотя и так, внимая себе, будет он действовать, прилог причиняет сокрушение. Если же нет, то этим уготовляется место для гордости. Кто же сию приимет, того трудно образумить или, лучше, тот становится неисправимым. Ибо это диавольское падение. Но и прежде сего страсть человекоугодия такой стяжавшим ее причиняет вред, что они даже и в отношении к вере терпят крушение, по слову Господа, рекшего: како вы можете веровати, славу друг от друга приемлюще, и славы, яже от единого Бога, не ищете? (Ин. 5, 44). Что тебе в славе человеческой, о человек, или, лучше, в пустом имени славы, которое не только не имеет того, что именует, но и лишает того? И не это только, но при других зловредностях, еще зависть порождает — зависть, равносильную убийству, — причину первого смертоубийства, а потом и богоубийства?

Полезна ли она в чем-либо естеству? Поддерживает ли его и хранит, или, прияв его повредившимся как-либо, врачует ли? Никто, конечно,. это не может сказать про нее.

Что такое человекоугодие?

Напротив, кто захочет тщательно исследовать все о ней, тот найдет, что она большею частию бывает лукавою советницею в делах срамных. Языческих учений проповедники внушают, что без нее ничего доброго не было бы в жизни. Но не так научены мы, носящие славное имя Того, Кто человеколюбно помазал Собою естество наше. Его имеем мы зрителем дел наших. На Него взирая, Им и для Него делаем мы все наилучшее и все во славу Его направляем, совсем не имея в виду угождения людям, следуя святому Павлу, верховному таиннику Законоположника нашего и нашему Законоподателю, который говорит: аще бо бых еще человеком угождал, Христов раб не бых убо был (Гал. 1, 10) (свт. Григорий Палама, 93, 268—269).

***

…Человекоугодием уничтожается не только любовь к Богу, но и самое памятование о Боге (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 257).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

<<< СОДЕРЖАНИЕ >>>

Духовная библотека

«Человекоуродие»

Есть один грех, который люди с легкостью себе прощают. Впрочем, большинство из нас вообще не желает в нем признаваться. Я говорю о человекоугодии. Это отвратительное качество, которое всегда вызывало порицание как у верующих людей, так и у светских. Взять хотя бы Советский Союз — высоконравственное и при этом абсолютно бездуховное общество. Общество, в котором не существовало понятия греха. А вот «подхалим», «подлиза», «льстец» — это уже звучало обидно. Отчего так происходит? На самом деле, не имеет никакого значения, настроен ли коллектив на религиозный лад, если в нем появляется человек, который… хочет отхватить от общего пирога кусок пожирнее! Давайте представим ситуацию, при которой в бригаду строителей приезжает начальник. Все рабочие находятся в абсолютно равном положении, пока кто-то один не начнет заниматься «налаживанием контакта» с руководством. Зачем он это делает, для чего? Мне кажется, это и так очевидно: чтобы в случае необходимости к нему было более снисходительное отношение. И это просто не может не раздражать остальных.

Как правило, в мире светском человекоугодие понимается как угождение другим людям ради собственных корыстных интересов. Ну, а если же таковые отсутствуют, значит, мы имеем дело с добродетелью. Потому что, на самом деле, льстивыми речами стараются угодить только тому, от кого желают получить выгоду (реальную или в перспективе). К слову сказать, корысть может быть не только материальной! И вот простой пример: две так называемые подруги встречаются, чтобы поболтать. У одной из них есть муж и дети. Назовем ее Катериной. Вторая же, Людмила, одинока и в глубине душе завидует чужому семейному счастью. За чаем начинается неспешная беседа, и неожиданно Катерина признается, что поссорилась с супругом. Очень вероятно, что наша Людмила возмутится: «Да как он посмел?! Да что он, не понимает, какое ему выпало счастье — быть радом с такой женщиной, как ты? Посмотри на себя: ты же красавица, умница, имеешь два высших образования…» Ну, и все в таком духе. Может показаться, что Людмила не врет и корыстных целей не преследует: она просто поддерживает подругу. На самом же деле такое «утешение» приводит к накалу обстановки в семье Катерины. Она начинает думать о себе чуть больше, чем следует, и это не может благотворно влиять на атмосферу в ее доме. Людмила торжествует. Она получила свое — идиллия семьи, которой она завидует, пошатнулась.

В мире же православном под человекоугодием понимается угождение чужой воле вопреки Божиим установлениям. Сам апостол Павел пишет: У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым (Гал. 1: 10). И нужно понять, что мы действительно уродуем собственную душу, предпочитая защите Бога покровительство людей!

Проклят надеющийся на человека

Страшны, но весьма отрезвляющи слова пророка Иеримии: Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа. Он будет как вереск в пустыне и не увидит, когда придет доброе, и поселится в местах знойных в степи, на земле бесплодной, необитаемой (Иер. 17: 5, 6). А мы по-прежнему стараемся не спорить с «нужными» людьми… Лицемерим, а то и нагло врем, нахваливая ближнего, чем, несомненно, наносим вред и его душе. Почему же мы так мало доверяем Богу и так много надежд возлагаем на простых смертных?! Наверное, это происходит от отсутствия веры… Взять, к примеру мужей библейских. Все из них, кто имел твердую веру, не сомневались в Божием покровительстве. Так, пророк Исаия свидетельствует: Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся (Ис. 40: 30, 31).

В нашем мире существуют негласные правила поведения. Например, участие в корпоративных вечеринках. Каждый выбирает сам — немного посидеть с коллегами из уважения к ним, а потом покинуть застолье либо остаться до поздней ночи (все мы знаем, чем это чревато). Что мешает поступить по совести? Страх оказаться «не в теме», переживания, что начальник будет недоволен «дезертирством». Что ж, очень может быть. Но и при самом худшем варианте развития событий разве Господь не силен благословить нас новой работой? Может быть, даже такой, о которой мы раньше и мечтать не смели!

Есть еще ситуации, в которых мы человекоугодничем, повинуясь «стадному» инстинкту. Если в школе ученик чем-то отличается от остальных детей (носит очки, имеет другой цвет кожи и тому подобное), то чаще всего становится предметом насмешек сверстников. Но это выбор каждого — угождать «заводилам» класса и смеяться над товарищем или не уродовать свою душу таким поведением. Поверьте, всегда находились и, надеюсь, будут находиться те, которые умеют оставаться людьми в любых обстоятельствах.

Лжесмирение

А бывает, мы грех человекоугодия умудряемся даже прикрыть добродетелью! Успокаиваем себя тем, что просто не желаем конфликтов, стараемся сохранить мир, поднимаем человеку настроение приятными словами… Ложь! Если отважиться и заглянуть в свое сердце, можно увидеть элементарный страх потерять доверие и расположение к себе. Что может быть больнее для самолюбия и опаснее для закрепления своего положения в обществе?

Еще одно наблюдение Святых отцов — грех один не ходит. Всегда можно увидеть, как человек, преступая одну заповедь, тут же нарушает другие. Где человекоугодие, там, скорее всего, будут лесть, потворство, злоба, ложь, лицемерие, зависть… Вот простой пример. Живет себе обычная среднестатистическая женщина по имени Мария. И все у нее хорошо, вот только соседка очень злобная попалась. Всех вокруг песочит баба Шура: и власти, и родственников, да вообще, всех подряд! Каждый раз, встречаясь с ней на лестничной клетке, Мария молча выслушивает длинные тирады и понимающе кивает головой. Ей, может быть, даже самой кажется, что она эдакая страдалица терпеливая. Почти мученица! А как же? Ведь она выслушивает старого одинокого человека, терпит, смиряется…

Так ли это? А возможно, она просто не желает становиться очередным врагом бабы Шуры? Или не имеет храбрости возразить ей, когда та начинает поливать грязью других людей? Вот Мария и человекоугодничает, добавляя к этому ненависть к старушке, участие в возведении напраслины на порядочных людей, осуждение… Много чего тянет за собой этот грех. И нужно иметь немалое мужество, чтобы разорвать этот порочный круг.

Библейские примеры

Священное Писание знает огромное количество примеров того, как из-за греха человекоугодия гибли люди. Вспомним, что случилось с сыном Саула Иевосфеем. После смерти отца он правил всем Израилем лишь за исключением колена Иудина, которое избрало себе царем Давида. Два брата, которые были предводителями войска Иевосфея, очень хотели выслужиться перед Давидом и… убили своего царя. С его головой они поспешили к Давиду и радостно сообщили о том, что сделали. Скорее всего, братья думали, что их непременно наградят за то, что они «расчистили» Давиду путь к царству над всем Израилем. Однако наградой их стала казнь. Видимо, не думали они, что оказывают «услугу» человеку, взыскивавшему за кровь невинно убиенных…

Если говорить о новозаветных временах, то можно отметить действия правителя Феликса — римского прокуратора Иудеи, который являлся братом Палласа (Неронова любимца) и зятем Ирода Агриппы I. Именно к нему на рассмотрение попадает дело апостола Павла. Не найдя за узником никакой вины, он долгое время продолжал держать его под стражей, надеясь получить взятку. Вскоре Феликса отзывают в Рим, поскольку иудеи были им недовольны. Чтобы хоть как-то расположить их к себе, бывший прокуратор оставляет апостола в узах. Наверное, тут немалую роль сыграла и злоба за то, что Павел так и не дал ему взятку. Как я уже говорил, человекоугодие ходит в паре с другими грехами…

На самом деле, таких примеров на страницах Библии больше чем предостаточно. Легко видеть страсти и пороки в других и очень трудно находить их в себе…

Мы еще можем бороться!

Грех, уродующий душу, тяжело выкорчевывать из сердца. Тяжело, но возможно. Святые отцы говорят, что каждая страсть побеждается добродетелью, против которой направлена. И если человекоугодие заслоняет собой наше угождение Богу, в котором и следовало возрастать, значит, двигаться необходимо именно в этом направлении. Нам всем нужно научиться угождать Богу! Апостол Павел в своем Послании к Евреям пишет: А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает (Евр. 11: 6). Из этого следует, что вопрос доверия к Богу и угождения Ему — это вопрос веры. А вера, как известно, от слышания, а слышание от слова Божия (Рим. 10: 17). Это значит, что для укрепления в вере нам просто необходимо пребывать в постоянном чтении Священного Писания и изучении его толкования Святыми отцами. Это необходимо еще и потому, что именно здесь мы находим примеры, укрепляющие нас в тяжелых жизненных ситуациях. Взять хотя бы невероятную победу над Голиафом! Уж кто-кто, а филистимляне точно рассчитывали на легкое сражение, глядя на своего воина-великана. И что же? Вышел против него отрок с небольшим камушком в руке… Да, над ним смеялись. Да, родной брат не оценил такого поступка, презрительно заметив: Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое (1 Цар. 17: 28). Но Давида это не остановило.

Человеколюбие и человекоугодие — где грань?

Любящий всегда предполагает благо ближнего, а человекоугодник думает о своем благе. Исполняющий евангельские заповеди, даже снисходя к немощам другого, поступает по любви, потому что хочет избавить его от состояния уныния и печали о своем несовершенстве. Чаще всего человекоугодие порождается двумя причинами: малодушием (страх перед влиятельным человеком) или корыстью.

Человекоугодие является грехом против первой заповеди, ибо мешает проявить ревность об угождении Богу.»Если бы я и поныне угождал людям, – говорит апостол, – то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1: 10).

Бывают сложные жизненные обстоятельства, когда грань между любовью к ближнему и человекоугодием трудноразличима. В таких случаях нужна усиленная молитва, чтобы Господь Бог дал дар рассуждения принять правильное решение.

Архимандрит Лазарь (Абашидзе) во второй главе книги «Грех и покаяние последних времен» так пишет о грехе человекоугодия —

«Также тонко уводящая от истинного служения Богу страсть! Нам заповедано Господом любить ближнего как самого себя, но можно любить ближнего, служить ему усиленно, но не ради Бога. Все дело в том, какое настроение лежит в основе этой любви. Как можно различить одну любовь от другой? Любовь христианская обычно не сразу возжигается в сердце. Когда человек начнет жить по-христиански, все его чувства требуют принуждения, борьбы, долгого врачевания, пока они начнут подчиняться хотя бы несколько христианским законам.

Сначала и жертвовать собой, каждой крупицей своего «я», ради ближнего крайне трудно. Частым напоминанием себе евангельских заповедей, угрозой наказания немилосердного, страхом ответа за свои грехи и т.д. должно сначала увещевать и принуждать себя хотя бы к внешнему исполнению заповеди о любви к ближнему, пока долгим опытом борьбы сердце не умягчится и не станет любить само (конечно, по благодати Божией, стяжанной трудом и самопринуждением). Здесь всегда на первом месте Господь, Его пример жертвенной любви к роду человеческому, и проявления такой любви всегда очень сдержанны, душеполезны, плодотворны.

Любовь же человекоугодническая всегда имеет в основе своей какую-нибудь страсть: или это приятность плотская, или родственная, или симпатия, или почтение к человеку из-за его высокого положения в обществе, то есть вначале стоит желание угодить человеку ради того, что мы его выделяем как-то в сравнении с другими в данный момент и нам хочется иметь о себе его приятное мнение. Итак, эти разные помыслы бывают едва уловимы, но они-то и составляют внутренний толчок к тому, что вдруг появляется желание послужить человеку, успокоить его, порадовать чем-либо.

Чаще всего в таких случаях, если встречается какая-либо преграда со стороны христианских заповедей, то легко ее нарушают, и «ради любви» часто серьезно преступается установление Церкви и наносится оскорбление Самому Господу. При человекоугодии мы поставляем ближнего впереди Бога и служим ему ради своей собственной выгоды, опираясь на свою нечистую человеческую доброту, часто совершенно забывая на это время о Боге. Но хуже всего, что мы сами в то время думаем и другим даем понять, что мы это делаем по заповеди, по христианскому своему милосердию.»

о. Иов Гумеров

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *