Человеку от рождения присущи нравственность и доброта

Доброта, как нравственное качество человека, проявляет себя в любви, милосердии, альтруизме, терпимости, стремлении делать добро другим людям. По неизвестным причинам, данная проблема не нашла ее серьезного изучения у современных исследователей. Я, как заинтересованная этой сферой, считаю необходимым доскональное изучение этой проблемы.

Многочисленные исследования в зарубежной психологии показывают, что добрые поступки служат нескольким целям: улучшить собственное благополучие, повысить социальный статус и заслужить одобрение других, поддержать образ «Я», справиться с собственными эмоциями и настроением. Проявления доброты, мотивированные исключительно внутренними побуждениями и ради благополучия другого человека возможно лишь при наличии в человеке любви.

Любовь к другому человеку, по мнению С.Л. Рубинштейна, выступает как первейшая и острейшая потребность человека. Она выступает как оценка чувством, основывающаяся не на явлении только, не на непосредственном восприятии человека, а на раскрытии сущности человека, как зеркало, способное увидеть подлинную сущность человека. Доброта, основанная на любви, характеризуется тем, что, человек не только не нарушает прав других и не вредит их благополучию, а чувствует в себе потребность заботиться о ближнем. Доброе отношение к другому предполагает признание прав другого на такое обращение. Стремление делать добро другим, не ожидая внешнего или внутреннего вознаграждения, преобразует весь эмоциональный строй психики и возможно лишь у любящего человека. Современные исследования так же подтверждают, что здоровье личности, ее психическое спокойствие в наибольшей степени обеспечивает идеал бескорыстного отношения к другому.

Таким, образом, доброта как нравственное качество человека, проявляется, прежде всего, в любви, милосердии, альтруизме, терпимости, помощи, стремлении делать добро другим людям не ожидая внешнего или внутреннего вознаграждения.

Обращение к проблеме нравственности, нравственного развития личности наблюдается так же во всех науках о человеке. Психологи считают, что нравственная жизнь человека тесно связана с практической, материальной стороной, а роль и место нравственности в реальной жизнедеятельности определяются условиями его воспитания и обучения, а также собственной активностью человека. В. Соловьев, убежден, что нравственный смысл жизни, первоначально и окончательно определяется самим добром. Добро само по себе — этическое понятие, объединяющее всё и всех. Добро определяется как сотворение ценностей в мире и приобщение к ним окружающих людей. Однако источники добра и других качеств человека находятся, прежде всего, в человеке и проявляются в сознательной деятельности и поведении человека. Следовательно, в узком значении, добро следует рассматривать — это то «хорошее, приятное и полезное», а значит ценное, что делается ради другого, в конкретных условиях жизни и деятельности.

Проявление доброты представляется неразрешенной загадкой. Доказано, что во всех человеческих обществах регулярно совершаются добрые поступки, стремление делать добро — это черта, которая передается генетически из поколение в поколение.

Но в реальности, в современном обществе наблюдается снижение нравственного уровня личности и общества в целом, что существенно сказывается на психическом и физическом здоровье человека и благополучии общества. И это не может не вызвать беспокойства. Поэтому сегодня значительно активизировалось внимание к нравственной проблематике, как на высоком официально-административном уровне, так и во всех сферах жизни и деятельности современного общества.

Несмотря на то, что попытки изучения данной проблемы предпринимались многими исследователями, данный ракурс не нашел место в их изысканиях.

Список использованной литературы:

  1. Ромах О.В Интеллектуальный потенциал культурологии с. 6-10. Аналитика культурологии. 2004, № 1, с. 6-10

  2. Ромах О.В. Информациология языков культуры. Аналитика культурологии, 2005, № 1. с. 7.15

  3. Ромах О.В., Лапина Т.С. Культурогенная энергетика: ее виды и их взаимосвязь. Аналитика культурологии, 2007, № 1. с. 48-53

  4. Лапина Т.С., Ромах О.В. Культура в гуманизации цивилизации . Аналитика культурологии, 2007, № 1.с. 53-60

  5. Ромах О.В. «Человек культуры» в социальном пространстве. . Аналитика культурологии, 2007, № 1. с. 96-100

  6. Ромах О.В., Познание в культурологии Аналитика культурологии, 2007, № 3. с. 96-99

  7. Ромах О.В. Деятельность как способ развития культуры. Аналитика культурологии, 2007, № 1. с. 119-128

  8. Ромах О.В., Лапина Т.С. Самоценность человеческой жизни как основание социального окультуривания. Аналитика культурологии, 2010, № 1 с. 35-49

  9. Ромах О.В., Лапина Т.С. Антропологические представления о человеке как творца и производного культуры Аналитика культурологии, 2010, № 1с. 49-64

  10. Ромах О.В. Взаимообусловленность культуры и творчества. Аналитика культурологии, 2010, № 1 с. 196-203

Философия добра

Каждому из нас приходится встречаться с добром и злом. Мы оцениваем свои и чужие помыслы и поступки, присваивая им ту или иную категорию морали. И ученые (биологи, психологи, культурологи, социологи), и простые обыватели – все имеют свой взгляд на понятие добра. Но что есть добро в самом общем, философском смысле? Мы попросили порассуждать на эту тему доктора философских наук и признанного эксперта в области этики Рубена Апресяна.

Досье

Рубен АПРЕСЯН – российский философ, доктор философских наук (тема диссертации – «Идея морали и базовые нормативно-этические программы»), профессор. Заведующий сектором этики Института философии РАН с 1994 года по настоящее время. Почетный доктор Упсальского университета. Эксперт в области истории и теории моральной философии, происхождения морали, нормативной и прикладной этики, философских проблем войны, образования, ненасилия, толерантности, любви.

Что такое доброта, добро?

Наверное, вы не случайно поставили эти слова рядом: они воспринимаются как близкие по смыслу, да и грамматически они родственны. Вроде бы доброта – это черта характера человека, выражающаяся в том, что он совершает добрые поступки, «делает добро». Правда, близость этих слов не так однозначна, как может показаться на первый взгляд. В чем мы видим доброту? В любезности, душевности, доброжелательности, готовности помочь, проявить заботу и так далее. То есть речь идет об определенного рода действиях, которые направлены на благо другого человека. Добро – более общее, если не сказать абстрактное по значению слово. Оно содержит в себе ряд смыслов. В обычной речи слово «добро» нередко синонимично сливается со словом «благо». В исторически-этимологическом плане добро и означало благо, то есть положительную ценность вообще. В более строгом значении слово «добро» указывает на положительное соответствие чего-либо в отношении к стандарту, а также сам этот стандарт.

Как в таком случае относиться к распространенному мнению, что у каждого свое понимание добра и зла?

В лучшем случае как к печальному недоразумению, и хорошо, если только мыслительному, а не мотивационному и поведенческому. У каждого может быть свое понимание блага, в том числе блага чужого. Однако по поводу понимания чужого блага уже надо объясниться с тем, о чьем благе идет речь. Также надо разъяснять другим, в чем вы видите свое благо. Чтобы естественное стремление другого к своему благу не приходило в противоречие с вашим естественным стремлением к своему благу. В обществе существует немало механизмов, призванных не допустить столкновения разных и тем более конкурирующих частных интересов, смягчить такое столкновение, если оно неизбежно, гармонизировать интересы различных лиц (не важно, частных или публичных, физических или юридических). Одним из таких механизмов является мораль, в арсенале которой имеются, наряду с другими, такие мыслительные инструменты, как понятия «добро» и «зло».

Вы говорите, «в обществе существуют механизмы». Но разве мы не видим, что в разных обществах и даже в одном обществе в разные периоды его развития существуют различные представления о добре и зле?

Отчасти это так. Но добро – это понятие довольно общее по своему содержанию, посредством этого понятия мы проверяем, оцениваем людей и их поступки, события в индивидуальной и общественной жизни, политики, проводимые различными общественными силами и государством, соотнося их с нравственным идеалом…

Что вы имеете в виду, говоря о нравственном идеале – Нагорную проповедь Иисуса, Прощальную проповедь Пророка Мухаммада или, скажем, «Моральный кодекс строителя коммунизма»?

В «Моральном кодексе» были светлые идеи, но в целом это идеологический документ. Что касается названных проповедей, они, несомненно, содержат возвышенные нравственные ценности и принципы. Однако я имею в виду более лаконичное выражение морального идеала: не вреди, помогай, будь милосерден (заботлив). Сомневаюсь, что вы можете назвать хотя бы одно общество, в котором не утверждались бы эти принципы или утверждалось что-либо противоположное.

Пожалуй, не назвать. Но эти довольно общие принципы могут пониматься в разных обществах по-разному.

Действительно, принципы довольно общие, они вроде бы не говорят, что именно надо делать, но они элементарные, и в этом смысле вполне конкретные. Человек телесен, он испытывает потребности, без удовлетворения которых его жизнь не- возможна, у него есть родные и любимые, он обладает каким-то имуществом, у него есть образ своего Я. Вот уже и ясно, в чем может заключаться требование «не вреди». Для начала, по крайней мере, не причинять боли, не наносить вред здоровью и так далее, не препятствовать другому в удовлетворении потребностей, от которых зависит его выживание, не наносить ущерб его родным и близким, его имуществу, не унижать его в собственных глазах и в глазах родных и близких. Подчеркиваю, это элементарное. И эти требования действительны во всех обществах, во всех слоях населения. Более того, как показывают этологические наблюдения, ограничения такого рода так или иначе действуют и в популяциях животных, в особенности животных социальных…

Можно ли сказать, что мораль уходит корнями в биологическую эволюцию, и у человека лишь озвучено то, что у бессловесных животных действительно на уровне инстинкта?

Можно сказать, что на данном элементарном уровне моральные ценности и требования по своему содержанию отчасти совпадают с тем, что на зоологическом уровне работает благодаря инстинкту, а также благодаря научению и дисциплине, поддерживаемой социальной организацией, как правило строго иерархичной. Но если бы было так просто, не было бы потребности в морали. Мораль – и этим она отличается от выработанных эволюцией механизмов регуляции поведения – воплощает в себе ценности и принципы, которые вменяются человеку как существу, способному на своеволие. Посредством морали человек утверждается как свободное существо.

Начиная с открытий Дарвина мы наблюдаем периодические всплески интереса к так называемым эволюционным, генетическим, нейропсихологическим предпосылкам морали. И поскольку на эту тему высказываются главным образом ученые, в том числе психологи, то они задают тон в этих обсуждениях. Здесь возникает внутридискурсивное напряжение: ученые думают, что благодаря науке знают про мораль достаточно, чтобы ее объяснить без философов, которые «витают в эмпиреях», а философы с сожалением наблюдают, как ученые, будь то эволюционные генетики или этологи, в суждениях о морали редко выбираются за пределы своих обыденных представлений или упрощенных схем. Наиболее распространенной является схема морали как альтруистического поведения. При этом под «альтруизмом» будут пониматься действия, направленные на повышение репродуктивных способностей другой особи в ущерб себе.

Элементарные по своему смыслу требования «невреждения», помощи и заботы не существуют сами по себе. Они включены в межличностные и социальные отношения, актуализируются в контексте коммуникативного и социального взаимодействия. Взаимодействие складывается в прагматических целях: для удовлетворения каждым своих потребностей и интересов. Каковы бы ни были эволюционные предпосылки морали, предполагаемое ими содержание вменяется человеку культурными средствами. Оно артикулировано, вплетено в процессы воспитания, закреплено в разнообразных текстах (начиная с крылатых выражений, пословиц, санкционируемых повторением афоризмов и продолжая священными, художественными, нормативными текстами). Причем человеку предписывается не просто исполнение базовых ценностей и принципов. Ему надлежит быть таким, чтобы он мог понимать эти ценности и осуществлять эти принципы. Человеку вменяется быть добрым в значении добродетельным.

Иди и познай

Старинная китайская притча рассказывает о юноше, который обратился к мудрецу с просьбой взять его к себе в ученики с тем, чтобы наставить на путь истины.

– Умеешь ли ты лгать? – спросил мудрец.
– Конечно, нет! – ответил юноша.
– А воровать?
– Нет.
– А убивать?
– Нет…
– Так иди, – воскликнул учитель, – и познай все это. А познав, не делай!

Что хотел сказать мудрец своим странным советом? Ведь не то, что надо окунуться в зло и порок, чтобы обрести истинное понимание добра и постигнуть мудрость. Наверное, ради обретения мудрости юноша не должен был научиться лицемерить, ловчить, убивать. Мысль мудреца была иная: кто не узнал и не пережил зла, тот не может быть по-настоящему, деятельно добр.

Можно ли сделать вывод, что человек не рождается добрым, а становится?

В истории мысли этот вопрос формулировался несколько иначе: является ли человек от природы добрым или злым? Одни мыслители говорили, что человек по природе добр, другие – что он зол, а третьи – что человек по природе ни добр, ни зол. Те, кто говорили, что человек по природе добр, видели в обществе только конкуренцию, конфликты, войны, в межчеловеческих отношениях – коварство; а если и видели любовь, то относили ее к проявлениям природы, поскольку в «природе» нет коварства, конкуренции и войн. Настаивавшие на том, что человек по природе зол, имели в виду человека как носителя индивидуальных интересов, побуждающих его в условиях ограниченности ресурсов бороться за свою возможно большую долю и, вследствие этого, вступать в конкуренцию с другими индивидами, стремящимися к тому же.

Заслуживают внимания новейшие данные нейропсихологии, говорящие о том, что в мозгу человека есть области, отвечающие за восприимчивость к эмоциям и состояниям других людей. Однако данные такого рода пока недостаточно определенны. Мне, к сожалению, не известно о достоверных экспериментальных исследованиях человека, построенных на основе философских представлений о морали. Нередко родители видят, что младенцы как будто от рождения проявляют характер: кто-то улыбчив и благодушен, кто-то хмур и хитер. Но эти наблюдения разрозненны и их мало для научного изучения.

Так что же, человек по природе – по ту сторону добра и зла?

Думаю, что так оно и есть. От природы или по рождению индивид не добр и не зол. Можно с определенностью сказать, что начальная стадия морального развития индивида имеет длительную латентную стадию. Я исхожу из понимания морали как системы ценностей, побуждающих людей стремиться к содействию благу других и делать это, ориентируясь на идеал совершенства. Эта стадия примечательна тем, что индивид своеобразным образом осваивает опыт удовлетворения своих потребностей, получения благ. Его потребности обеспечиваются взрослыми, в первую очередь матерью. Ребенок при этом относительно пассивен, рецептивен; он всего лишь объект чужой активности. Но это активность, в которой непосредственным образом утверждаются моральные ценности невреждения, помощи, заботы, пусть и реверсивным, с этической точки зрения, образом.

Благо, которое предполагается моральными ценностями, ребенок поначалу «эгоцентрически» ассоциирует со своим собственным благом. Он «пользуется» заботливостью других, при этом переживая моральные ценности как «ценности для меня самого»: «невреждение мне», «помощь мне», «забота обо мне». В процессе личностного развития, в результате наращивания опыта общения и воспитания индивид начинает «делиться» этими ценностями: невреждение – в отношении меня, как и в отношении другого, помощь – мне, как и другому, забота – обо мне, как и о другом.

По степени, с какой моральные ценности ассоциируются индивидом не только с самим собой и своим благом, но и с другими людьми и их благом, можно судить о его моральной зрелости. Перенос действенности ценностей с себя на других – показатель не только доброй воли человека, но и того, насколько принята им логика самих моральных ценностей. Они утверждают благо именно другого, они обращены к человеку с призывом не вредить другому, помогать другому, заботиться о другом. В той мере, в какой человек деятельно отзывается на этот призыв, и обнаруживается его способность к добру.

Подробнее об этом

Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Этика : Учебник. М. : Гардарики, 2000.

Каждому из нас приходится встречаться с добром и злом. Мы оцениваем свои и чужие помыслы и поступки, присваивая им ту или иную категорию морали. И ученые (биологи, психологи, культурологи, социологи), и простые обыватели — все имеют свой взгляд на понятие добра. Но что есть добро в самом общем, философском смысле? Мы попросили порассуждать на эту тему доктора философских наук и признанного эксперта в области этики Рубена Апресяна.

Досье

Рубен АПРЕСЯН — российский философ, доктор философских наук (тема диссертации — «Идея морали и базовые нормативно-этические программы»), профессор. Заведующий сектором этики Института философии РАН с 1994 года по настоящее время. Почетный доктор Упсальского университета. Эксперт в области истории и теории моральной философии, происхождения морали, нормативной и прикладной этики, философских проблем войны, образования, ненасилия, толерантности, любви.

Что такое доброта, добро?

Наверное, вы не случайно поставили эти слова рядом: они воспринимаются как близкие по смыслу, да и грамматически они родственны. Вроде бы доброта — это черта характера человека, выражающаяся в том, что он совершает добрые поступки, «делает добро». Правда, близость этих слов не так однозначна, как может показаться на первый взгляд. В чем мы видим доброту? В любезности, душевности, доброжелательности, готовности помочь, проявить заботу и так далее. То есть речь идет об определенного рода действиях, которые направлены на благо другого человека. Добро — более общее, если не сказать абстрактное по значению слово. Оно содержит в себе ряд смыслов. В обычной речи слово «добро» нередко синонимично сливается со словом «благо». В исторически-этимологическом плане добро и означало благо, то есть положительную ценность вообще. В более строгом значении слово «добро» указывает на положительное соответствие чего-либо в отношении к стандарту, а также сам этот стандарт.

Как в таком случае относиться к распространенному мнению, что у каждого свое понимание добра и зла?

В лучшем случае как к печальному недоразумению, и хорошо, если только мыслительному, а не мотивационному и поведенческому. У каждого может быть свое понимание блага, в том числе блага чужого. Однако по поводу понимания чужого блага уже надо объясниться с тем, о чьем благе идет речь. Также надо разъяснять другим, в чем вы видите свое благо. Чтобы естественное стремление другого к своему благу не приходило в противоречие с вашим естественным стремлением к своему благу. В обществе существует немало механизмов, призванных не допустить столкновения разных и тем более конкурирующих частных интересов, смягчить такое столкновение, если оно неизбежно, гармонизировать интересы различных лиц (не важно, частных или публичных, физических или юридических). Одним из таких механизмов является мораль, в арсенале которой имеются, наряду с другими, такие мыслительные инструменты, как понятия «добро» и «зло».

Вы говорите, «в обществе существуют механизмы». Но разве мы не видим, что в разных обществах и даже в одном обществе в разные периоды его развития существуют различные представления о добре и зле?

Отчасти это так. Но добро — это понятие довольно общее по своему содержанию, посредством этого понятия мы проверяем, оцениваем людей и их поступки, события в индивидуальной и общественной жизни, политики, проводимые различными общественными силами и государством, соотнося их с нравственным идеалом…

Что вы имеете в виду, говоря о нравственном идеале — Нагорную проповедь Иисуса, Прощальную проповедь Пророка Мухаммада или, скажем, «Моральный кодекс строителя коммунизма»?

В «Моральном кодексе» были светлые идеи, но в целом это идеологический документ. Что касается названных проповедей, они, несомненно, содержат возвышенные нравственные ценности и принципы. Однако я имею в виду более лаконичное выражение морального идеала: не вреди, помогай, будь милосерден (заботлив). Сомневаюсь, что вы можете назвать хотя бы одно общество, в котором не утверждались бы эти принципы или утверждалось что-либо противоположное.

Пожалуй, не назвать. Но эти довольно общие принципы могут пониматься в разных обществах по-разному.

Действительно, принципы довольно общие, они вроде бы не говорят, что именно надо делать, но они элементарные, и в этом смысле вполне конкретные. Человек телесен, он испытывает потребности, без удовлетворения которых его жизнь не- возможна, у него есть родные и любимые, он обладает каким-то имуществом, у него есть образ своего Я. Вот уже и ясно, в чем может заключаться требование «не вреди». Для начала, по крайней мере, не причинять боли, не наносить вред здоровью и так далее, не препятствовать другому в удовлетворении потребностей, от которых зависит его выживание, не наносить ущерб его родным и близким, его имуществу, не унижать его в собственных глазах и в глазах родных и близких. Подчеркиваю, это элементарное. И эти требования действительны во всех обществах, во всех слоях населения. Более того, как показывают этологические наблюдения, ограничения такого рода так или иначе действуют и в популяциях животных, в особенности животных социальных…

Можно ли сказать, что мораль уходит корнями в биологическую эволюцию, и у человека лишь озвучено то, что у бессловесных животных действительно на уровне инстинкта?

Можно сказать, что на данном элементарном уровне моральные ценности и требования по своему содержанию отчасти совпадают с тем, что на зоологическом уровне работает благодаря инстинкту, а также благодаря научению и дисциплине, поддерживаемой социальной организацией, как правило строго иерархичной. Но если бы было так просто, не было бы потребности в морали. Мораль — и этим она отличается от выработанных эволюцией механизмов регуляции поведения — воплощает в себе ценности и принципы, которые вменяются человеку как существу, способному на своеволие. Посредством морали человек утверждается как свободное существо.

Начиная с открытий Дарвина мы наблюдаем периодические всплески интереса к так называемым эволюционным, генетическим, нейропсихологическим предпосылкам морали. И поскольку на эту тему высказываются главным образом ученые, в том числе психологи, то они задают тон в этих обсуждениях. Здесь возникает внутридискурсивное напряжение: ученые думают, что благодаря науке знают про мораль достаточно, чтобы ее объяснить без философов, которые «витают в эмпиреях», а философы с сожалением наблюдают, как ученые, будь то эволюционные генетики или этологи, в суждениях о морали редко выбираются за пределы своих обыденных представлений или упрощенных схем. Наиболее распространенной является схема морали как альтруистического поведения. При этом под «альтруизмом» будут пониматься действия, направленные на повышение репродуктивных способностей другой особи в ущерб себе.

Элементарные по своему смыслу требования «невреждения», помощи и заботы не существуют сами по себе. Они включены в межличностные и социальные отношения, актуализируются в контексте коммуникативного и социального взаимодействия. Взаимодействие складывается в прагматических целях: для удовлетворения каждым своих потребностей и интересов. Каковы бы ни были эволюционные предпосылки морали, предполагаемое ими содержание вменяется человеку культурными средствами. Оно артикулировано, вплетено в процессы воспитания, закреплено в разнообразных текстах (начиная с крылатых выражений, пословиц, санкционируемых повторением афоризмов и продолжая священными, художественными, нормативными текстами). Причем человеку предписывается не просто исполнение базовых ценностей и принципов. Ему надлежит быть таким, чтобы он мог понимать эти ценности и осуществлять эти принципы. Человеку вменяется быть добрым в значении добродетельным.

Иди и познай

Старинная китайская притча рассказывает о юноше, который обратился к мудрецу с просьбой взять его к себе в ученики с тем, чтобы наставить на путь истины.

— Умеешь ли ты лгать? — спросил мудрец.
— Конечно, нет! — ответил юноша.
— А воровать?
— Нет.
— А убивать?
— Нет…
— Так иди, — воскликнул учитель, — и познай все это. А познав, не делай!

Что хотел сказать мудрец своим странным советом? Ведь не то, что надо окунуться в зло и порок, чтобы обрести истинное понимание добра и постигнуть мудрость. Наверное, ради обретения мудрости юноша не должен был научиться лицемерить, ловчить, убивать. Мысль мудреца была иная: кто не узнал и не пережил зла, тот не может быть по-настоящему, деятельно добр.

Можно ли сделать вывод, что человек не рождается добрым, а становится?

В истории мысли этот вопрос формулировался несколько иначе: является ли человек от природы добрым или злым? Одни мыслители говорили, что человек по природе добр, другие — что он зол, а третьи — что человек по природе ни добр, ни зол. Те, кто говорили, что человек по природе добр, видели в обществе только конкуренцию, конфликты, войны, в межчеловеческих отношениях — коварство; а если и видели любовь, то относили ее к проявлениям природы, поскольку в «природе» нет коварства, конкуренции и войн. Настаивавшие на том, что человек по природе зол, имели в виду человека как носителя индивидуальных интересов, побуждающих его в условиях ограниченности ресурсов бороться за свою возможно большую долю и, вследствие этого, вступать в конкуренцию с другими индивидами, стремящимися к тому же.

Заслуживают внимания новейшие данные нейропсихологии, говорящие о том, что в мозгу человека есть области, отвечающие за восприимчивость к эмоциям и состояниям других людей. Однако данные такого рода пока недостаточно определенны. Мне, к сожалению, не известно о достоверных экспериментальных исследованиях человека, построенных на основе философских представлений о морали. Нередко родители видят, что младенцы как будто от рождения проявляют характер: кто-то улыбчив и благодушен, кто-то хмур и хитер. Но эти наблюдения разрозненны и их мало для научного изучения.

Так что же, человек по природе — по ту сторону добра и зла?

Думаю, что так оно и есть. От природы или по рождению индивид не добр и не зол. Можно с определенностью сказать, что начальная стадия морального развития индивида имеет длительную латентную стадию. Я исхожу из понимания морали как системы ценностей, побуждающих людей стремиться к содействию благу других и делать это, ориентируясь на идеал совершенства. Эта стадия примечательна тем, что индивид своеобразным образом осваивает опыт удовлетворения своих потребностей, получения благ. Его потребности обеспечиваются взрослыми, в первую очередь матерью. Ребенок при этом относительно пассивен, рецептивен; он всего лишь объект чужой активности. Но это активность, в которой непосредственным образом утверждаются моральные ценности невреждения, помощи, заботы, пусть и реверсивным, с этической точки зрения, образом.

Благо, которое предполагается моральными ценностями, ребенок поначалу «эгоцентрически» ассоциирует со своим собственным благом. Он «пользуется» заботливостью других, при этом переживая моральные ценности как «ценности для меня самого»: «невреждение мне», «помощь мне», «забота обо мне». В процессе личностного развития, в результате наращивания опыта общения и воспитания индивид начинает «делиться» этими ценностями: невреждение — в отношении меня, как и в отношении другого, помощь — мне, как и другому, забота — обо мне, как и о другом.

По степени, с какой моральные ценности ассоциируются индивидом не только с самим собой и своим благом, но и с другими людьми и их благом, можно судить о его моральной зрелости. Перенос действенности ценностей с себя на других — показатель не только доброй воли человека, но и того, насколько принята им логика самих моральных ценностей. Они утверждают благо именно другого, они обращены к человеку с призывом не вредить другому, помогать другому, заботиться о другом. В той мере, в какой человек деятельно отзывается на этот призыв, и обнаруживается его способность к добру.

Подробнее об этом

Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Этика : Учебник. М. : Гардарики, 2000.

ДОБРО

ДОБРО

в широком смысле слова как благо означает ценностное представление, выражающее положительное значение чего-либо в его отношении к некоему стандарту или сам этот стандарт. В зависимости от принимаемого стандарта добро в истории философии и культуры трактовалось как удовольствие, польза, счастье, общепринятое, соответствующее обстоятельствам, целесообразное и т. д. С развитием морального сознания и этики вырабатывается более строгое понятие собственно морального добра. Во-первых, оно осознается как особого рода ценность, не касающаяся природных или стихийных событий и явлений. Во-вторых, добро знаменует свободные и сознательно соотнесенные с высшими ценностями, в конечном счете с идеалом, поступки. С этим связано позитивное нормативно-ценностное содержание добра: оно заключается в преодолении обособленности, разобщенности и отчуждения между людьми, утверждении взаимопонимания, морального равенства и гуманности в отношениях между ними; оно характеризует действия человека с точки зрения его духовного возвышения и нравственного совершенства. Т. о., добро связывается с духовным миром самого человека: как бы ни определялся источник добра, оно творится человеком как личностью, т. е. ответственно. Понятие добра, ассоциированное с частным благом. Кант считал «эмпирическим», а безусловное добро—»понятием разума». Сведение понятия добра к отдельным положительным качествам, сопровождающим события и явления, которые люди воспринимают как добро, Дж. Мур считал натуралистической ошибкой. Последняя, как показал Р. Хэар, заключается в том, что в определении конкретных событий, явлений и характеров как «добрых» (good) и «хороших» (good) смешиваются их дескриптивные и прескриптивные характеристики.

Различие между натуралистическим (в муровском понимании этого слова) и этическим пониманием добра соответствует различению добра в относительном и абсолютном смысле.

При одном понимании «доброе» — это ценное ради чего-то другого. Здесь возможны два плана рассмотрения этого понятия. Во-первых, добро может трактоваться как характеристика, соотнесенная с некой потребностью или интересом человека (родового или частного); так, ксенофонтовский Сократ говорит об относительности понятия «хорошее» (как и «прекрасное»). При этом, однако, предполагалось, что, хотя нельзя сказать, какие конкретно предметы определенно хороши, можно сказать, что значит «хорошее» как таковое. Во-вторых, возможна трактовка вообще всех представлений, с которыми принято ассоциировать понятие «добро», как относительных и, стало быть, искусственных и надуманных; эта т. зр. была выдвинута софистами. Такое же понимание высказывал Ф. Ницше (а до него — М. Штирнер и Б. Мандевиль). Для Ницше добро всего лишь добропорядочно по причине жизненной слабости его носителей; зло же — энергично, целеустремленно, аристократично. В проповеди добра действительно может скрываться всего лишь поверхностная добропорядочность; такая проповедь таит в себе возможность как морализаторства, так и апологии здравого смысла и благоразумия.

При другом понимании «доброе» есть выражение добра как такового, т. е. ценного самого по себе, не обусловленного внеморальными качествами. В феноменологической теории ценностей эта идея выражена в положении о том, что предметом этики являются не суждения о добре, исторически и культурно вариативные, а то, чем добро является само по себе (М. Шелер). Хотя по императивно-ценностному содержанию добро как будто соразмерно злу, их онтологический статус может трактоваться различно. 1. Добро и зло являются однопорядковыми началами мира, находящимися в постоянном единоборстве (манихейство). 2. Действительным абсолютным мировым началом является божественное Добро как Благо, или абсолютное Бытие, или Бог, а зло—результат ошибочных или порочных решений человека, свободного в своем выборе. Т. о., добро, будучи относительным в противопоставленности злу, абсолютно в исполненноети совершенства; зло—всегда относительно. Этим объясняется то, что в ряде философско-этических концепций (напр., Августина, В. С. Соловьева или Мура) добро рассматривалось как высшее и безусловное моральное понятие. 3. Противоположность добра и зла опосредована чем-то иным — Богом (Л. А. Шестов), «высшей ценностью» (Н. А. Бердяев),—в чем и заключено абсолютное начало морали; тем, самым утверждается, что онтологически и аксиологически добро не является конечным понятием. Можно уточнить, что понятие добра действительно употребляется в двояком «приложении», и тогда трудности Мура, связанные с определением добра, могут быть разрешены при учете различия добра как абсолютного и простого понятия и добра как понятия, соотнесенного в системе этических понятий с другими. В выяснении природы добра бесполезно искать именно его бытийственную основу. Природа добра не онтологична, а аксиологична. Объяснение происхождения добра не может служить его обоснованием, поэтому логика собственно ценностного рассуждения может быть одинаковой как у того, кто убежден, что базовые ценности даются человеку в откровении, так и у того, кто считает, что ценности имеют «земное» — социальное и антропологическое — происхождение.

Суть этико-теоретической антитезы добра и долга заключается в вопросе о приоритете в морали ценностного или императивного начала. В ее решении в истории философии прослеживаются две тенденции: согласно одной, которую условно можно назвать «этикой блага» или утилитаризмом в широком смысле слова, понятие добра является основополагающим в морали; согласно другой, которую условно можно назвать «этикой долга» или кантианством в широком смысле слова, определяющим является понятие должного. При втором подходе характер добра оказывается абсолютным лишь в аксиологическом и содержательном отношении, но относительным в функциональном отношении. Так, напр., по Канту, поступок, сообразный с предопределенной законом волей, есть «сам по себе доброе»; однако максима воли, определяющим основанием которой является закон, есть высшее условие всего доброго. В этом контексте представление о добре самом по себе отчасти лишается смысла, на что обратил внимание Гегель: в той мере, в какой содержание добра определяется законами и нравами государства, «добра ради добра» не может быть. Впрочем, в рамках самого морального сознания ценностные и императивные суждения взаимооборачиваемы: поскольку моральные требования императивно значимы не сами по себе, а в отношении несовершенной человеческой воли, должное обусловлено добром как ценностью; и, наоборот, действительное добро возможно как добродетель, т. е. как практическое и деятельное исполнение человеком долга.

Уже в древности была глубоко осмыслена идея непреодолимой связности добра и зла; она проходит через всю историю философии и конкретизируется в ряде этических положений. Во-первых, добро и зло содержательно диалектически взаимоопределены и познаются в антитетическом единстве, одно через другое. Однако, во-вторых, формальное перенесение диалектики добра и зла на индивидуальную нравственную практику чревато искушением человека. «Испробования» (даже только в мысленном плане) зла без строгого, пусть и идеального, понятия добра могут гораздо скорее обернуться пороком, нежели действительным познанием добра; опыт зла может быть плодотворным лишь как условие пробуждения духовной силы сопротивления злу. В-третьих, понимания зла недостаточно без готовности сопротивляться ему; но противостояние злу само по себе не ведет к добру. В-четвертых, добро и зло функционально взаимообусловлены: добро нормативно значимо в противоположности злу и практически утверждается в отвержении зла; иными словами, действительное добро—это деяние добра, т. е. добродетель как практическое и деятельное исполнение человеком вменяемых ему моралью требований.

Однако, будучи «сбалансированными» на уровне понятий, добро и зло предоставляют неравные основания для оценки соответствующих действий. Одно дело вершить добро или зло, и другое.—позволять злу твориться. И хотя при выборе между большим и меньшим благом следует выбирать большее, а между большим и меньшим злом—меньшее, с моральной точки зрения вред зла значительнее, нежели благо добра. Для сообществ разрушительное начало зла несправедливости значимее, чем созидательная сила добра милосердия, и, т. о., недопущение несправедливости с моральной точки зрения существеннее, чем творение милосердия.

Л»т.:.Кант И. Критика практического разума.—Соч. в 6 т., т. 4(1). M., 1965, с. 380—91; Соловье» В. С. Оправдание добра.—Соч. в 2 т., т. 1. M., 1988; Бердяев H. А. О назначении человека. М., 1993, с. 37-54, 85—87, 100—103, 241—52; Карсавин Л. П. Добро и зло.— В кн.: Он же. Малые соч. СПб., 1994, с. 250-84; Мур Дж. Э. Принципы этики. М., 1983; Шелер М. Формализм в этике и материальная этика ценностей.—Избр. произв. М., 1994, с. 259—338; Hare R. The Language of Morals. . Oxf, 1952; Goishalk D. W. Patterns of Good and Evil; A Value Analysis. Urbana, 1963.

P. Г. Апресян

Оцените определение: Отличное определение — Неполное определение ↓

Источник: Новая философская энциклопедия

Добро и зло.

«Зло не от Бога и не в Боге, его не было в начале

и нет у него какой-либо сущности, но люди сами,

с утратою представления о добре, по своему

произволу стали примышлять и воображать

не сущее».

Святитель Афанасий Великий (2, 133)

Добро и зло, мы так привыкли к этим понятиям, что перестали задумываться об их смысле, происхождении и последствиях проявления в нашей жизни. Между тем наши представления об этих диаметрально противоположных определениях фундаментально влияют на формирование нашего мировоззрения. Для начала определимся с существующими, общепринятыми формулировками и представлениями о добре и зле с точки зрения философии и религии.

С точки зрения философии. Добро и зло – оценочные категории морального сознания, в предельно обобщённой форме обозначающие, с одной стороны, должное и нравственное, положительное благо, а с другой — безнравственное, отрицательное и предосудительное в поступках и мотивах людей, в явлениях социальной действительности.

С точки зрения любой религии всё ещё проще. Добро – это то, что хорошо и правильно, зло – то, что плохо и неправильно, обоснования и различия в деталях.

Ещё одна цитата: «Представления о добре и зле так сильно менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому» Ф. Энгельс Соч., т. 20, с. 94.

Обобщая всё вышеизложенное, можно предположить, что:

— понятия добра и зла, с одной стороны, критически важны для формирования того или иного мировоззрения, философской школы или религии;

— с другой стороны они субъективны, оценочны, зависят от общепринятых в определённом обществе нравственных критериев.

Другими словами, критерии добра и зла меняются во времени и пространстве и одновременно являются определяющими для самого существования души и тела. И что нам со всем этим делать? Как определить безусловные критерии нравственного выбора в произвольный момент времени, в любом сообществе?

Большинство людей не задумываются над подобными проблемами, автоматически, по мере взросления и воспитания, принимая представления о добре и зле, общепринятые в обществе которое их окружает. Например, с точки зрения каннибалов, когда ты кушаешь соседей — это хорошо, когда соседи кушают тебя — это плохо. Всё просто, понятно и логично. Никаких нравственных проблем выбора, только довольное урчание в животе. У тебя или у соседа. Вы скажете: «Где дикари, а где нравственность?». Дикари понятно где, пусть и в наше время, но где-то далеко, вне цивилизации. А вот где нравственность? Когда, у кого, откуда и зачем она появляется? Давайте попробуем разобраться.

Для этого нам сначала придётся отделить нравственные категории Добро и Зло от житейских, материальных критериев: хорошо и плохо; вредно и полезно и так далее. Собственно мы уже это сделали на примере дикарей. Сосед в животе – это полезно, но безнравственно. Для тела это может быть хорошо или плохо, но для души, Духа безнравственно всегда.

Понятия Добра и Зла – это крайние, противоположные точки на шкале нравственности. Их можно рассматривать только применительно к душе и Духу. К материальному миру, миру тела они не применимы. Просто в силу отсутствия на этом уровне таких представлений и факторов как мораль, этика и даже сознание.

Источники добра и зла.

Для того чтобы определить, откуда в нашей жизни появляются «добро» и «зло», давайте разберёмся с критерием их определения, с нравственностью. Попробуем понять, что это такое, откуда она берётся и как влияет на нашу жизнь.

Согласно определению, нравственность – это внутренние, духовные и душевные качества человека, основанные на идеалах добра, справедливости, долга, чести, которые проявляются в отношении к людям и к природе. Всё это характеристики «добра», запомним. Для противопоставления ему, определим, что такое безнравственность, то есть «зло».

Безнравственность – это всегда бездуховность, обман, воровство, разврат, и т. д.

Это терминология из академических словарей. Давайте предположим, что они правы. Смотрите как интересно, нравственность и её крайняя степень «добро» определяется как:

— качества человека;

— духовные и душевные качества.

Безнравственность и её крайняя степень «зло» определяются как:

— качество человека;

— бездуховность как её причина.

Обобщим наши рассуждения. «Добро» и «зло» – просто крайние проявления либо нравственности, либо безнравственности исключительно человека. Соответственно человек – «добрый», если он обладает душой, Духом, или «злой», если он не обладает душой, Духом. Другими словами, «добро» в наш мир приносят человек и Дух, «зло» – человек «бездушный». Ещё проще:

— источник «добра» – человек Духа;

— источник «зла» – человек тела.

Резюме. Источник и «добра», и «зла» – человек. Что несет человек в этот мир: «добро» или «зло», определяется его взаимоотношением с душой и Духом.

Итак, мы рассмотрели определения «добра» и «зла», сформированные логикой и историей человеческих взаимоотношений. Заметьте, никакого дьявола и злых духов.

Теперь посмотрим на источники «добра» и «зла» с точки зрения непротиворечивой картины мира. Она позволяет не умозрительно, как мы с вами это сделали выше, а технологически рассмотреть причины, процесс и последствия создания нами «добра» и «зла» в нашей жизни.

Человек – результат сложного взаимодействия Духа, души и тела. Нас, в контексте заданной темы, интересует, почему и каким образом приходит в мир то, что мы называем «добром» и «злом».

Всё сущее в мире создано и создаётся в реальном времени Духом. Он, по сути своей, есть воля, энергия и исходный материал для сотворения мира. Дух есть Благо в чистом виде, прямая противоположность «злу». Давайте разберёмся, откуда и на каком этапе появляется то, что мы привыкли считать «злом».

Дух создаёт душу, как свою проекцию, для взаимодействия с материальным миром. Душа, используя созидательную энергию Духа, формирует тело. Так в мире появляется человек. Тело человека – инструмент, оболочка, позволяющая душе существовать в материальном мире. Тело само по себе не обладает ни сознанием, ни волей, это качества души. Душа, принимая информацию об окружающем мире через тело, обрабатывает её и в зависимости от результата корректирует жизнедеятельность и поведение человека. Основные функции души:

— создавать физический мир, пропуская через себя творческую энергию Духа;

— через тело взаимодействовать с материальным миром, развивая свою индивидуальность;

— передать Духу эту индивидуальность, в виде памяти о прожитой жизни.

Для того, чтобы выполнить функцию собственного развития, душа должна заботиться о развитии и существовании тела. Основные проблемы тела — это обеспечение его безопасности и необходимого количества ресурсов для нормальной жизнедеятельности. Пытаясь предвидеть и предотвратить появление этих проблем в будущем, душа начинает генерировать страх, попадает в ловушку иллюзий несуществующих опасностей и хронического недостатка ресурсов. Еще один фактор – развиваясь и обретая индивидуальность, душа ассоциирует себя с конкретным телом, так появляется личность. Это самая главная иллюзия, заблуждение души. Осознание себя личностью, конкретным телом ослабляет её связь с Духом, «замедляет» и искажает его энергию сотворения мира. Так Благо превращается во «зло». Душа, защищая свою «отделённую» от других душ личность, вступает с ними в конкурентную борьбу за ресурсы, не на жизнь, а на смерть. В буквальном смысле слова. Страх души порождает зло. Ненависть, зависть, жадность, ложь – рождены иллюзией угрозы или недостатка чего-либо.

Резюме. «Зло» — творение исключительно человека, точнее личности, утратившей связь с Создателем. Иными словами, «зла», как самостоятельного фактора, который противостоит «добру», не существует. «Зло» – иллюзия создаваемая человеком в определённых обстоятельствах.

Борьбы добра и зла не существует.

Нам говорят, что в мире идёт непрерывная борьба Добра и Зла. На их противопоставлении выстроены практически все философские течения и религии. Давайте рассмотрим суть «добра» и «зла» в контексте их противостояния друг другу.

От Духа через душу в мир идёт энергия созидания – добро, благо, нравственность, назовите, как хотите. Если душа, через ассоциацию себя с телом, отделяется от Духа, поток энергии сотворения мира прекращается, и мир вокруг отдельно взятой личности начинает разрушаться. Происходит это не потому, что душа начинает «генерировать лучи смерти», она просто перестаёт творить свой мир, теряет доступ к энергии созидания. Вместо света и структурированного порядка приходят тьма и хаос. Но не сразу, присутствует определённая инерция, процесс растянут во времени. Причём время разрушения мира конкретной души зависит от размера вложенных в него ресурсов, количества сформированных связей с мирами других душ. В воронку разрушений затягивает весь мир конкретной души, все её связи, созданные до отказа от энергии Духа.

Нет никакой борьбы заблудшей души с миром, другими душами, Духом. Это просто рушится её мир, возвращаясь вместе с причиной разрушения в состояние первичной энергии. Испугавшись смерти и дефицита ресурсов, душа попадает в мир смерти и отсутствия ресурсов. Человек, обременённый заблудшей душой, пытается компенсировать потерю «нравственного» внутреннего источника Блага, всем до чего может дотянуться. Становится «безнравственным», бездуховным – пустой, саморазрушающейся оболочкой. Душа и тело подобной личности утилизируются. Это не наказание и не результат борьбы, чего-то с чем-то, это результат свободного выбора. Каким образом это влияет на окружающих, мы рассмотрим, когда будем говорить о сотворении мира.

Человек – троица – Дух, душа, тело. Это саморегулируемая система, ей не требуется постоянный пригляд Бога. Все законы Бога определяют принципы взаимодействия энергий Духа, формируют саму суть его, не требуют обоснований и подпитки. Они безусловны и непротиворечивы. Внутри них конфликта быть не может, а вне их ничего не существует.

Добро, Благо – это «свет», энергия Бога. «Зло» – это не «чёрный свет», это отсутствие «света», тьма, ничто. Свет не может бороться с тьмой иначе как своим присутствием. Тьма не может ни с чем бороться, она по самой своей сути ничто. Нет света – есть тьма, есть свет – нет тьмы. Где противостояние, где борьба?

Резюме. Добро, Благо по самой своей сути не может ни с чем бороться. Оно есть «свет» – чистая энергия созидания. Мир создан из этой энергии, кроме неё ничего не существует. Зло – придуманное человеком определение, фазы разрушительного перехода личности и его тела из состояния сотворения мира в состояние исходной энергии. У зла нет сущности, нет энергии, нет функций. Его не существует в Боге, а вне Бога не существует ничего.

Благо в непротиворечивой картине мира.

Мы с вами уже выяснили, что «зло» – фикция, иллюзия, придуманная людьми как противопоставление «добру». Пришли к выводу, что битва «добра» и «зла» — это «бой с тенью». Такая же выдумка как само «зло». Теперь давайте попробуем определить что такое «добро». Оказывается это не так просто. Значение термина «добро» жёстко привязано к своей противоположности «злу», и в силу иллюзорности последнего обретает некоторую расплывчатость. В разных философских системах и религиях «добру» даются разные определения, и мы с вами уже выяснили, что само это понятие оценочно и субъективно. Для формирования объективного непротиворечивого мировоззрения оно не подойдёт. Мы смотрим на мир с точки зрения Создателя, а для него противопоставления «добра» и «зла» просто не существует.

Давайте разберемся, как выглядит «борьба добра и зла» в рамках непротиворечивой картины мира. Мы уже с вами отмечали, что сотворение — это основная цель Духа в нашем мире. Если энергия созидания – Благо транслируется душой без искажений и ослабления потока это значит, в мир идёт «добро». Если душа искажает или пытается замедлить процесс созидания в мир приходит то, что мы привыкли считать «злом». Таким образом, разница между «добром» и «злом» определяется интенсивностью и эффективностью проявления Блага. Ещё раз. Есть Благо – «добро». Нет Блага – «зло».

Предлагаю использовать определение – Благо, как источник всего сущего, всего «нравственного» что с нами происходит. В непротиворечивой картине мира, Благо – это и источник и само «добро». Добро как результат воздействия Блага на мир. Под Благом мы подразумеваем одновременно: Создателя, Духа, энергию сотворения мира, божественную волю, то есть любое проявление Бога в физическом мире. Наш мир и всё в нём — результат воздействия Блага. Созидательная энергия Духа, проходя через фильтр души, создаёт мир окружающий нас. Результатом воздействия этой энергии становится увеличение количества материальных и нематериальных благ в мире. Любая творческая деятельность человека – это процесс сотворения и расширения мира путём восприятия и трансформации энергии Духа – Блага.

С точки зрения Платона Благо есть Бог. Поэтому, человек, стремясь к познанию Блага, стремится к познанию сущности Бога. Для начала достаточно. В дальнейшем мы расширим и уточним понимание Блага.

Это необходимо для того, чтобы научится находить осознанный доступ к источнику Блага, определять направление «потоков», чтобы использовать их с пользой для себя и мира. Наша задача принять божественную волю, стать ею.

Собственно основная цель и смысл принятия непротиворечивой картины мира – это достижение понимания своего нерасторжимого единства с Богом, осознание того, что мы единственный источник Блага этого мира. Принятие на себя ответственности за всё происходящее с нами и нашим миром.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *