Чем отличается лютеранство от православия?

Самое главное и, по сути, единственное, что требует от нас Бог, это то, чтобы мы чтили Его как Бога: чтобы все свое упование возложили только на Него, чтобы мы целиком и полностью в жизни и смерти, во времени и в вечности доверились Ему.

Грех человека состоит как раз в том, что он на такое не способен, что он больше думает о себе, чем о Боге, что его сердце не принадлежит целиком и полностью Господу. Грех — это не отдельные поступки, а отдаленность человека от Бога, в обращенности человека к себе самому.
В большинстве религий, и во многих христианских Церквях учат, что человек сам должен в той или иной мере стать угодным Богу, должен работать над собой, что грех должен быть преодолен внутренними силами человека. Из-за таких призывов человек снова и снова обращается к самому себе. Спасение становится его делом. Он уповает, по крайней мере, отчасти на себя самого. И поэтому он не может все свое упование возложить целиком и полностью на Бога. Таким обра¬зом, чем благочестивее и религиознее человек, тем больше он полагается на свои собственные силы, и тем дальше он от Бога. Это замкнутый круг. В этом трагедия человеческого греха: даже если человек своими усилиями, действительно, становится лучше, он все равно, тем самым, отдаляется от Бога. И эта трагедия неизбежна, потому что человек так устроен. Все вокруг учит нас, что, если мы хотим чего-то достичь, к этому нужно приложить усилия, нужно что-то изменить в себе. В лютеранском учении это называется законом. Исполняя закон внешне, человек может выглядеть очень праведным, но так как эта праведность достигается за счет усилий самого человека, то она уводит его от Бога, и потому такая праведность это порождение греха.
Выход из этого замкнутого круга дал нам Сам Бог в Иисусе Христе: через Его смерть и Воскресение Бог простил нас, принял нас. Принял без всяких условий, раз и навсегда. Рассказ об этом называется Евангелием. Евангелие полностью переворачивает привычное мировоззрение . Если человек постигает Евангелие, то он уже больше не должен что-то делать для своего спасения. Он просто понимает, что уже спасен. Спасен без всяких заслуг. Своим спасением он обязан только Самому Богу. Свое спасение и все самое лучшее и самое великое человек теперь видит не в себе, а только в Боге. Это и есть вера: взгляд вне себя, взгляд на Хри¬ста, отказ от того, чтобы самому спасать себя, — полное доверие Богу. Верующий оказывается праведным именно тогда, когда отказывается от достижения своей праведности и принимает то, что он, такой какой он есть, праведный или неправедный — принят Богом. Словно бы без оглядки бросается человек в раскрытые объятия Бога, уже не думая о себе. Это праведность Евангелия, пра¬ведность веры. Праведность, основанная не на собственных достижениях и поступках, а только на прощении Бога. Верующий не спрашивает себя: «А дос¬таточно ли я сделал для своего спасения, искренне ли я покаялся в грехах, твердо ли я верю?». Верующий думает только о Христе, о том, что сделал Он.
Верить — значит понимать, что ничто из того, что внутри меня не может стать причиной моего спасения.
Верить значит: среди всех сомнений и искушений смотреть вне себя, — на распятого Христа и только на Него.
Это и есть исполнение того, что требует Бог: целиком и полностью уповать на Него, быть сосре¬доточенным только на Нем, только в Нем, а не в себе самом искать спасения. Поэтому только вера (а не дела, не работа над собой) спасительна. Вернее: не сама вера, а то, во что мы верим — Бог, как Он открылся нам в жизни, смерти и воскресении Иисуса Христа.
Вокруг этого центрального утверждения (исповедания), этой радикальной сосредоточенности на Иисусе Христе и формируется все остальное вероучение лютеранской Церкви, при этом оно сохраняет боль¬шинство традиционных догм христианства.

ЛЮТЕРАНСКОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ

Не искать собственных заслуг, но, признав свою беспомощность перед грехом, полностью довериться Богу — верить. Из-за своей греховности человеку такое очень трудно, практически невозможно. Поэтому необходимо снова и снова возвещать ему Евангелие, обращая его взгляд вне себя — на крест Иисуса Христа. Снова и снова человеку нужно провозглашать данное ему от Бога прощение. Снова и снова напоминать, что не он сам спасает себя, что его спасение — заслуга единственно Христа. В этом и есть главный смысл лютеранского богослужения. Весь ход богослужения и все устройство каждого церковного здания подчинено этой цели.
Рассказ (возвещение) о спасении осуще¬ствляется в разных формах, прежде всего — в проповеди.
Поэтому в каждой церкви стоит кафедра, с которой пастор или проповедник читает свою проповедь. Проповедь — это возвещение Евангелия в живой и сво¬бодной форме, ориентирующееся на актуальную ситуацию верующих, доступное и понятное им. Поэтому проповедь и является центром лютеранского богослужения.
Второй центр — это Таинство Причастия (Евха¬ристии), которое совершается на лютеранских богослу¬жениях регулярно (в некоторых общинах каждую неделю или даже чаще). Алтарь, стоящий в каждой церкви, явля¬ется столом для этой священной трапезы. Таинство При¬частия для лютеран является таким же Словом прощения, «сказанным» в особо материальной форме. Принимая в Причастии хлеб и вино, собравшиеся вкушают Тело и Кровь Христовы. Это значит, что сама Божья любовь ма-териальным, ощутимым образом прикасается к ним, что они в буквальном смысле принимают в себя провозгла¬шенное Богом в смерти Иисуса Христа прощение. Поэто¬му на алтаре, как правило, стоит освещенное свечами распятие, напоминающее о крестной смерти Спасителя. Также на алтаре лежит Библия, которая является древ-нейшим и авторитетнейшим свидетельством о Христе.
Алтарь открыт (к нему может подойти каждый: взрослый и ребенок, женщина и мужчина): Христос призывает на Свою трапезу всех; всех зовет Он услышать и вкусить Слово спасения. К Причастию в лютеранской Церкви обычно приглашаются все христиане, неза¬висимо от их принадлежности к той или иной Церкви, если они признают, что в этом Таинстве они принимают Тело и Кровь Христовы.
Нередко в церкви можно увидеть доску с цифрами. Это номера песнопений из специальных сборников, которые находятся в руках у прихожан. На каждом богослужении, как правило, звучит несколько церковных песнопений. Эти песнопения написаны христианами различных времен и народов. Это свидетельства их веры, их молитвы и их исповедания, к которым своим пением присоединяемся сегодня и мы.
В лютеранской церкви во время богослужения принято сидеть на скамьях или стульях, чтобы ничто не мешало сосредоточенному восприятию проповеди. Под-ниматься со скамей или опускаться на колени принято только во время молитвы или в особо важные и торжественные моменты литургии.
Часто после проповеди собираются денежные пожертвования на общинные или благотворительные нужды.
Ведет богослужение обычно рукоположенный пастор или проповедник. Однако он не обладает какой-то особой «благодатью», он не отличается от остальных ве¬рующих. Пастор — это получивший соответствующее образование человек, которому от имени Церкви официально поручено осуществлять публичную проповедь Евангелия и преподание Таинств.
Сосредоточенность на многообразном провоз¬глашении Евангелия (рассказе о прощении и спасении, которые Бог дарует человеку), открытость, простота, скромность и вместе с тем бережное сохранение древних традиций христианской Церкви — вот главные черты лютеранского богослужения.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЛЮТЕРАНСКОЙ ЦЕРКВИ

Средневековый немецкий богослов и церковный деятель Мартин Лютер (1483-1546) был одним из тех верующих, которые особенно остро переживали вопрос о своем спасении. Его учили в монастыре, что только тот спасется, кто сможет искренне и глубоко покаяться в сво¬их грехах перед Богом. Лютер неизменно спрашивал себя: «А откуда мне знать, что мое покаяние доста¬точно искренно и глубоко, откуда мне знать достаточно ли я сделал для своего спасения?». В конце концов, его ответом стало: «Я не знаю, достаточно ли мое покаяние, я не знаю, достоин ли я спасения. Ско¬рее всего, нет. Но я знаю одно: Христос умер за меня. Могу ли я сомневаться в силе Его Жертвы? Только на нее, а не на себя, буду я уповать». Это открытие потрясло и вдохновило многих из его современников. Внутри западной средневековой Цер¬кви стремительно формируется партия его сторонников, которые желают обновить церковное вероучение и про¬поведь. Так начинается Реформация. Сам Лютер не стремился к отделению от существующей Церкви и созданию новой. Его единственной целью было, чтобы в Церкви, какими бы ни были ее внешние структуры, традиции и формы, свободно звучала пропо¬ведь Евангелия. Однако в силу исторических причин раскол оказался неизбежен. Одним из его следствий стало возникновение лютеранской Церкви.

ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ СЕГОДНЯ
Отдельные лютеранские Церкви, каждая из которых является самостоятельной, сегодня наиболее распространены в Германии, Скандинавии, Балтии и США. Много лютеран в Латинской Америке и Африке. Всего в мире около 70 млн. лютеран. Большинство лютеранских Церквей объединены во Всемирную Лютеранскую Федерацию (ВЛФ). Также большинство Лютеранских Церквей находится в полном общении с реформатской (кальвинистской, пресвитерианской) Церковью и с целым рядом других протестантских Церквей, сохранивших верность традиционным принципам Реформации. Лютеранские богословы ведут заинтересованный и плодотворный диалог с предста¬вителями Православия.
Огромен вклад лютеранской Церкви в развитие богословия, в мировую и российскую культуру. Альбрехт Дюрер, Иоганн Себастьян Бах, Георг Вильгельм Фридрих Гегель, Вильгельм Кюхельбекер, Пауль Тиллих, Дитрих Бонхеффер, Рудольф Бультман — вот лишь некоторые знаменитые имена. Каждый из них был убежденным лютеранином.
Экономическое благополучие и политические успехи современного Запада многие исследователи свя¬зывают именно с этикой Реформации, ценящей трудолюбие, ответственность, честность, следование долгу, заботу о ближних, умение твердо стоять на своих ногах, но осуждающей излишнюю роскошь.
Уже в шестнадцатом веке лютеране появляются в России. До Октябрьской революции 1917 года лютеранство было второй по числу верующих Церковью в Российской империи и насчитывало несколько миллионов верующих, преимущественно немецкого происхождения. Главой Российской Лютеранской Церкви был сам император Российской Империи. В советское время лютеранская Церковь на территории России была практически полностью уничтожена. Лишь немногочисленные разрозненные общины сумели уцелеть.
Сегодня происходит сложный и трудоемкий процесс возрождения лютеранской Церкви в России и поиска ею новых путей проповеди Евангелия в совершенно новой для нее ситуации современного мира.
Евангелическо-лютеранская Церковь — это собрание людей, глубоко затронутых событием жизни, смерти и Воскресения Иисуса Христа. Лишь в этом событии они видят основу и центр своей духовной жизни.
Евангелическо-лютеранская Церковь — это сообщество людей, которые сознают всю глубину своей вины перед Богом, всю свою греховность, но в то же время дерзновенно уповают на любовь Бога и Его прощение.
Евангелическо-лютеранская Церковь — это традиционная Церковь, признающая и принима¬ющая основные христианские вероучения:
— о троичности Бога
— о Божественности Иисуса Христа
— о необходимости Таинств (Крещения и Причастия).
Но, в то же время, это Церковь, постоянно стремящаяся к новому осмыслению древних истин, не боящаяся размышлять о богословских проблемах, ставить новые, порой «неудобные» вопросы и искать на них свои ответы.
Евангелическо-лютеранская Церковь признает истинность других христианских Церквей, возвещающих Иисуса Христа, открыта к диалогу с ними и готова учиться у них.
В своем учении, богослужении и обычаях Евангелическо-лютеранская Церковь ориентируется на формы и традиции, выработанные на протяжении тысячелетий в западном христианстве.
Члены Евангелическо-лютеранской Церкви -это не фанатики, а обыкновенные люди, не замыкающиеся исключительно в своем кругу, а готовые к общению. Люди живущие нормальной повседневной жизнью, умеющие ценить радости окружающего мира и не отказывающиеся от них.

Хлеб и вино являются видимыми и обладающими вкусом элементами, по которым мы познаем во время Причастия присутствие нашего Господа Иисуса Христа.

Потому часто спрашивают: Как нам следует поступать с хлебом и вином, которые стояли на алтаре, были благословлены Словом из Священного Писания и не были полностью использованы во время Причастия?

Отвечая на этот вопрос, следует обратить взор на долгую и сложную полемику об «элементах» Причастия – хлебе и вине. Ход дискуссии, начавшейся еще в средние века и получившей особое звучание во времена Реформации Мартина Лютера, ныне трудно восстановить. Согласно учению Римско-католической Церкви, под воздействием слов благословения священнослужителя изменялась «субстанция» элементов, то есть внутренняя, не доступная чувствам сущность. Ни их внешний вид, ни вкус не изменились. Потому хлеб, оставшийся после празднования Причастия, помещается в католической Церкви в особый сосуд (дарохранительницу) и находится там до следующего Причастия. В этой дарохранительнице хлебу оказывается должное почитание, так как это Тело Христово и остается Им, пока вообще существует. Теологический термин для обозначения этого учения гласит: преосуществление. В православной Церкви никогда не было теологических дискуссий на эту тему, однако сегодня при описании тайны присутствия Христа в хлебе и вине в православии используется терминология Римско-католической церкви.

Мы, лютеране, не делаем различий между субстанцией хлеба и вина и тем, что доступно нашим чувствам. Хлеб и вино остаются хлебом и вином. Однако в праздновании Причастия одновременно со Словами Установления Христа из Священного Писания Сам Иисус приходит к нам. Так как Он сказал: «сие есть Тело Мое» и «сие есть Кровь моя, так что мы можем вкушать и ощущать Его присутствие. И это происходит не усилиями христиан, пасторов или священников, но это совершает Сам живой Христос. Нам не следует сомневаться в этом, так это – Его обетование. Мы веруем в это.

Но это означает и следующее: вне празднования Причастия хлеб – не более чем хлеб, а вино – не более чем вино. Но поскольку Господь дал нам хлеб и вино и благословил их, чтобы вкушать, мы должны достойно обходиться с ними после богослужения. В нашей Церкви есть общины, где благословленный хлеб и благословленное вино преподают больным прихожанам, которые не могут приходить на богослужения.

В тех общинах, где такая традиция не существует, пастору следует обращать внимание, чтобы оставалось как можно меньше хлеба и вина. Оставшееся вино выпивает пастор; он может также просить об этом и других прихожан. Если в общине в качестве хлеба используются облатки, то их можно без колебаний переложить в сосуд для хранения и использовать на следующем богослужении с Причастием. Если используется обычный хлеб, то его нужно доесть. Ни выкидывать, ни брать домой оставшийся после Причастия хлеб не следует. В том случае, когда остается много хлеба, пастору необходимо обратиться за помощью к другим прихожанам. Наш Господь Иисус Христос дал нам их для Евхаристии. Потому нам следует обращаться с этими дарами с подобающим уважением.

Архиепископ, д-р теол. Георг Кречмар

Годеке фон Бремен, пастор, преподаватель Теологической семинарии

ПРЕТОРИАНЦЫ — им­пе­ра­тор­ская гвар­дия в Древ­нем Ри­ме.

Император Ав­густ соз­дал во II веке н.э. 9 ко­горт преторианцев по 1 тысяче человек в ка­ж­дой (3 ко­гор­ты в Ри­ме, 6 ко­горт в других ита­лий­ских го­ро­дах) под ко­ман­до­ва­ни­ем двух пре­фек­тов пре­то­рия (praefecti prae­torio; во вре­ме­на Им­пе­рии пре­то­рий — главная квар­ти­ра им­пе­ра­то­ра).

В 23 году при императоре Ти­бе­рии пре­фект Се­ян со­сре­до­то­чил всех преторианцев в Ри­ме, по­стро­ив для них пе­ред Ви­ми­наль­ски­ми во­ро­та­ми ла­герь Castra praeto­ria.

До вре­ме­ни прав­ле­ния Сеп­ти­мия Се­ве­ра в преторианцы на­би­ра­ли пре­имущественно уро­жен­цев Апен­нин­ско­го полуострова.

Служ­ба в пре­то­ри­ан­ской гвар­дии обес­пе­чи­ва­ла зна­чительныепре­иму­ще­ст­ва, почётное по­ло­же­ние, по­вы­шен­ное жа­ло­ва­нье и 16-лет­ний срок во­ин­ской служ­бы (вме­сто 20 лет для про­стых ле­гио­не­ров).

На про­тя­же­нии пер­вых по­лу­то­ра ве­ков сво­его су­ще­ст­во­ва­ния пре­то­ри­ан­ская гвар­дия иг­ра­ла важ­ную роль в ук­ре­п­ле­нии по­зи­ций императорской вла­сти и римского государства в це­лом, в том числе пу­тём свер­же­ния жес­то­ких, сла­бых или не­по­пу­ляр­ных им­пе­ра­то­ров, про­ти­во­дей­ст­вия вы­сту­п­ле­ни­ям плеб­са и пре­се­че­ния ин­триг Се­на­та рим­ско­го. Од­на­ко с конца II века за преторианцами всё боль­ше за­кре­п­ля­лась сла­ва ко­ры­ст­ных, без­жа­ло­ст­ных на­ём­ни­ков и ин­три­га­нов.

В 312 году император Кон­стан­тин Ве­ли­кий ли­к­ви­ди­ро­вал пре­то­ри­ан­скую гвар­дию и раз­ру­шил Castra praetoria как «гнез­до мя­те­жей и раз­вра­та».

Для того, чтобы говорить о различиях между лютеранством и православием, необходимо сказать несколько слов о различиях между православием и католичеством, т.к. Реформация является достоянием западного христианства и возрастала на западной системе богословского мышления.

Позволю себе утверждать, что Христианская Церковь практически никогда не была единой, причём как духовно, так и административно. Если говорить о её административной «ипостаси», то с самого начала каждая община или, выражаясь более высоким стилем, поместная церковь, была самостоятельной единицей, не подчинявшейся какой-либо вышестоящей структуре. Формирование иерархических пирамид было длительным процессом, отражавшим взаимоотношение общин сельских, городских и столичных. Этот процесс приобрёл законодательное оформление только в 325 г., на Первом Вселенском соборе. Что касается духовного единства, то оно постоянно нарушалось различными ересями, причём наиболее известная из них – арианство, отрицавшее единосущие Отца и Сына – приобрела такой размах, что имела большие шансы на победу и превращение в официальное учение. В V столетии монофизитство, т.е. учение о том, что Христос был только лишь Богом, но не Богом и человеком одновременно, привело к расколу, в результате которого значительная группа Церквей, именуемых ныне «древневосточными», полностью обособилась от всех прочих1. В их числе Церкви Армянская, Эфиопская, Коптская и т.д.Таким образом, так наз. «Великий раскол» 1054 г. был не первым и не последним. Итак, История Церкви – это в значительной степени история разномыслий и разделений, свойственных ей изначально, как это следует из Книги Деяний, а также из некоторых апостольских посланий. Масштабы разделений были различны – одним из самых существенных, возымевших для истории Христианства очень значительные последствия, был раскол 1054 г., разделивший христианский мир на Восток и Запад.

Раскол 1054 г. не был спонтанным явлением. Он имел как политические, так и духовные причины. В связи с нашей темой мы будем говорить именно о духовных причинах, т.к. они дают ключ к пониманию расхождений между православием и лютеровской Реформацией.

*

Изначальное расхождение между Востоком и Западом объясняется тем, что восточная ветвь христианства развивалась на фундаменте, заложенном греческой философией. Благовестники были вынуждены проповедовать Евангелие так, чтобы его могли понять и уверовать люди, воспитанные на философском наследии античности. В качестве примера можно посмотреть на самое начало Евангелия от Иоанна, в котором отсутствующее у эллинов понятие Мессии замещается достаточно сложным по своему содержанию понятием «Логос», которое имелось в учениях языческих философов. В связи с этим греческая богословская мысль двигалась очень прихотливыми путями, в чём можно убедиться, обратившись к восточной патристике. Кроме того, восточное христианство в значительной мере опиралось и опирается на мистический опыт, что отразилось в подходе к решению проблем в т.ч. даже и на Вселенских соборах (z.B. видение, ставшее весомым аргументом при восстановлении иконопочитания). Что касается Запада, то его мышление сложилось на основании латинско-римской культуры, которой были свойственны логичность и систематизм. Именно поэтому римское право и до сих пор остаётся основой европейского судопроизводства, а жизнь Католической Церкви регламентируется «Кодексом Канонического права», статьи которого охватывают практически все стороны церковной жизни. Эта разница в системе мышления стала причиной того, что одни и те же проблемы на Западе и Востоке получали совершенно разные решения. Например, проблема взаимоотношений между Богом и человеком, как падшим созданием. Восточное христианство в связи с этим говорит о миссии Христа, как о действии, сделавшем возможным обóжение человека. Христос стал человеком для того, чтобы человек смог восприять божественность, смог возвыситься до Бога. Таким образом, задача верующего — возрастание во образ Божий, приближение к богоподобию. В Западном христианстве человек остаётся человеком, и в центре жизни верующего стоит покаяние и смирение перед Богом ради примирения с Ним и прощения грехов. Ещё один пример: исхождение Св.Духа. Для восточного мышления Отец есть единый и единственный принцип Божественности, которую Он дарует Сыну, а затем и Св.Духу. В западном мышлении все три ипостаси объединены общей божественной сущностью. Отец узнаёт Себя в Сыне, Сын в Отце, и в результате этого узнавания происходит исхождение Св.Духа. Исхождение Св.Духа от Отца и Сына было утверждено поместным собором западной Церкви в 589 г., в 1014 узаконено для всего запада и с самого начала стало причиной обвинений в ереси со стороны Востока, причём эти обвинения актуальны и сегодня.

Таким образом, Восток и Запад задолго до «официального развода» имели значительные расхождения, хотя основополагающие устои и на Западе и на Востоке оставались идентичными. В том числе и понятия об Источниках Божественного Откровения, к которым относятся Св.Писание и Св.Предание. Содержание Предания (т.е. Церковной традиции) на Западе и на Востоке различается, но принцип Церковной традиции, как Источника Божественного Откровения наличествует в обеих ветвях, делая католичество и православие намного более похожими, чем им самим этого хочется.

Понятие об Источниках Божественного Откровения является основным различием между католичеством/православием и лютеранством. Всё остальное вытекает из него. Реформация однозначно провозглашает единственность Источника Божественного Откровения, каковым является Св.Писание. Именно поэтому Лютер говорит, что все вопросы духовного свойства мы должны решать на основании Писания и только Писания. Предание, традиция, не отвергается, но имеет право на существование лишь постольку, поскольку может быть обоснована и подтверждена Писанием. На основании Писания Реформация отвергла некоторые католические установления, принятые на западе в одностороннем порядке, например: учение о чистилище, о первенстве папы по божественному праву. Соответственно, не были приняты позднейшие католические догматы о папской непогрешимости и о непорочном зачатии св.Марии (т.е. что сама Мария была зачата непорочно и не имела на себе первородного греха). Это вроде бы приближает лютеранство с православием, где эти догматы также не были приняты. Но на самом деле, лютеранство и православие/католичество представляют собою две совершенно различные системы, между которыми именно вследствие указанной разницы, достижение какого-либо богословского единства не представляется возможным. А теперь перейдём непосредственно к сущностям, различающим нас с православием.

*

Учение
Писание является частью предания. Жизнь Церкви строится на основании предания (традиции), являющегося каноном. Писание является единственным источником Божественного Откровения. Жизнь Церкви строится на основании Писания. Традиция играет подчинённую и может пересматриваться и изменяться даже на уровне общины.
Отсутствие единого вероучительного источника, необходимость собирать вероучительные установления из разных документов. Вероучительная основа сведена в единое собрание «Книгу Согласия», трактующую различные богословские вопросы, но не затрагивающую подробностей обихода, который в различных общинах может быть различен.
Посредством искупительного служения Христа для человекя становится возможным восхождение во образ Божий, обóжение. Посредством искупительного служения Христа для человека становится возможным примирение с Богом, оправдание и прощение грехов, но человек всегда остаётся человеком.
В деле достижения спасения большую роль играют святые, которые являются ходатаями за человека, его заступниками, посредниками между ним и Богом. Культ святых, поклонение им. Почитание их изображений и реликвий, рассматривающихся в качестве «каналов благодати» Христос является единственным посредником между Богом и человеком, единственным заступником. Поэтому молитвы святым лишены смысла и не присутствуют ни в индивидуальной молитвенной практике, ни в литургии. Культ святых отсутствует, им воздаётся не поклонение, но почитание, как образцам для подражания в делах веры. Реликвии не актуальны. Изображения рассматриваются только как напоминание о событиях Священной Истории и связанных с таковыми лицах.
Посредством молитв и определённых действий человек может оказывать влияние на посмертное бытие усопших, способствуя его улучшению – отсюда развитость заупокойного культа. Человек не имеет возможности влиять на посмертное бытие, каковое полностью находится в руках Бога, не нуждающегося в наших рекомендациях – поэтому лютеранское поминовение включает в себя: благодарение за жизнь усопшего, надежду на грядущее воскресение и не более того.
Таинства
«Таинство есть видимое священнодействие, которое при помощи известного обряда сообщает верующему невидимую, но действенную благодать Божию». Общее число Таинств – 7. Условное число, выражающее Божественную полноту.

  1. Крещение
  2. Миропомазание (часть крещения)
  3. Причащение
  4. Покаяние
  5. Рукоположение
  6. Брак
  7. Елеосвящение (помазание больных)

Иоанн Дамаскин говорит о 2 таинствах, Дионисий Ареопагит о 6, митрополит Иоасаф Эфесский (XV в.) – о 10. Вычленение 7 Таинств происходит под влиянием западного богословия в конце XVI в.

Новое определение Таинств (Божественное повеление, обетование благодати, вещественный элемент). Крещение и Причащение являются Таинствами, всё остальное священнодействиями.
Таинство Крещения совершается посредством погружения либо окропления и помазания елеем. Таинство Крещения совершается посредством окропления, т.к. кол-во воды не имеет значения. Помазание елеем не совершается, т.к. не имеет обоснования в Писании.
Таинство Евхаристии совершается как жертва за грехи живых и умерших. Таинство Евхаристии является средством благодати, но не жертвой, т.к. жертва Христа была принесена один раз и за все грехи.
Евхаристия совершается на квасном хлебе, причём оба элемента соединяются и преподаются совместно. Евхаристия совершается на пресном хлебе, элементы преподаются раздельно в соответствии с порядком Тайной Вечери.
Духовные лица
Жёсткое разделение на духовенство и мирян. Духовенство обладает особой благодатью, сообщаемой при рукоположении. Духовенство и миряне в отношении благодатности не разделяются. Благодатностью наделена вся Церковь в силу призванности и крещёности.
Разделение на «чёрное и белое» духовенство. Вступление в брак возможно только один раз. Овдовевший клирик автоматически переходит в монашество. Епископат формируется только из монашествующих. Пастор может вступить в брак как до, так и после рукоположения. В случае кончины супруги он может вступить в брак вторично. Безбрачие является личным выбором. То же действительно и в отношении епископов.
Жёсткая иерархическая пирамида. Епископ является полновластным и единоличным хозяином в своей епархии. Разделение духовных и административных полномочий между епископом и синодом.
Священник назначается в общину епископом. Община не имеет права не согласиться с этим назначением. Община имеет право выбора пасторов, а также их отстранения.
Священник является полновластным распорядителем административно-финансовой деятельности общины. Община не имеет фиксированного членства. Сферой деятельности пастора является духовная жизнь; остальными делами занимается совет. Община имеет фиксированное членство и самостоятельно избирает органы управления.
Духовная жизнь членов общины
Мирянам предписывается совершение утреннего и вечернего правила, т.е. произнесения установленных фиксированных текстов Приветствуется молитва своими словами. Каждый христианин призван учиться молиться не по бумаге.
Самостоятельное чтение Библии мирянами не поощряется. Каждый христианин должен читать и постигать Писание. Каждый христианин имеет право на свободу мнения. Символические Книги показывают общее направление интерпретации.
Важную роль играют посты и постные дни, к которым помимо духовной практики присоединены жёстко регламентированные правила вкушения той или иной пищи. Посты рассматриваются как духовное делание, которому должна сопутствовать умеренность. Отказ от вкушения тех или иных видов пищи является делом свободного выбора верующего.

В качестве дополнения следует указать, что в лютеранстве со времени Реформации существует иная трудовая этика (отношение к нищим – почему их нет у лютеранских церквей)

Вышеперечисленные различия разделяют лютеранство как с православием, так и с католичеством, для которого актуально многое из сказанного о православии. В то же время многие видимые различия между лютеранством и православием (например, устройство церковного здания, форма облачений духовенства, порядок литургии), являются не различием между лютеранством и православием, а между западной и восточной традицией как таковой. Многие сущности, которые ошибочно считают различиями, таковыми не являются. К этой группе, к примеру, относятся устоявшиеся представления о роскошности убранства православного храма и аскетичности лютеранского. Посетитель многих православных церквей на востоке увидит только голые стены, т.к. общины, жившие под угрозой исламских «рейдов», не занимались украшательством и даже не ставили иконы во избежание их осквернения. В то же время лютеранские церкви, построенные в эпоху барокко, отличаются весьма богатым убранством, а кафедральный собор в Берлине являет нам пример убранства, которое по праву может быть названо роскошным. В православных церквях очень часто можно встретить росписи в чисто западном стиле, а в лютеранских можно увидеть иконы. Например, алтарь капеллы Кафедрального собора в Карлстаде (Швеция) оформлен исключительно иконами. То же самое можно сказать о монашестве, существование которого в лютеранстве многими по безграмотности отрицается. Активная направленность лютеранского монашества на социальное служение не является фактором, противопоставляющим его монашеству Православной Церкви. Таким образом, обращаясь к теме различий, будем смотреть прежде всего не на внешние различия, которые, как показывает практика, могут быть названы различиями весьма условно, но на различие внутреннее – различие, основанное на отношении к Источникам Божественного Откровения, которое и формирует индивидуальный облик православного и лютеранского исповеданий.

*

Несколько слов в заключение. В послевоенные годы были предприняты шаги к проведению богословского диалога между EKD и РПЦ. Однако, ни к каким практическим результатам они не привели. Равно и как состоявшиеся встречи. В конце 2000 г. РПЦ и лютеране выступили с торжественным заявлением о единстве Церкви, как исторической задаче. Но все благие намерения навсегда останутся не более чем намерениями, если та или другая сторона считает себя непогрешимо правой и под понятием «сближение» понимает принятие своей позиции. Документ Юбилейного Архиерейского собора не оставляет на сей счёт никаких сомнений: «Православная церковь есть истинная Церковь, в которой неповреждённо сохраняется Священное Предание и полнота спасительной благодати Божьей». Лютеранская сторона между тем говорит о «примирённом многообразии», т.е. общности в вере на основе Крещения и веры в Триединого Бога, несмотря на имеющиеся различия. Эта концепция архиерейским собором была отклонена. К сожалению, как католичеству, так и православию, свойственен фанатизм, т.е. ограниченность видения, не соглашающаяся и не принимающая что-либо, находящееся вне рамок своей системы. Фанатизм свойственен и протестантизму – именно таковы были Кальвин и его последователи. Лютеровская Реформация, с её принципами свободы библейской интерпретации и церковного устройства, представляет собою совершенно другую систему богословского и церковного мышления, которая русским православием в его нынешней форме навряд ли сможет быть воспринята. Но это не значит, что мы должны чувствовать себя стоящими ближе к Богу, чем православные. Библия даёт возможность различной интерпретации, а любая интерпретация осуществляется людьми и потому не свободна от ошибок и заблуждений. Наша правда не является таковой с точки зрения иных исповеданий. Точно также их правда не является таковой с нашей точки зрения. Это значит не то, что кто-то безусловно прав, а то, что мы все находимся в плену собственных заблуждений, разрешить которые возможно будет только в Царстве Божием, когда мы узрим нашего Отца лицом к лицу и не только получим ответы на интересующие нас вопросы, но и окажемся в состоянии их вместить.

***

Лютеранская церковь вышла из Католической церкви, унаследовав большинство знаний от нее, это реформаторско – протестантская церковная организация. Основателем стал Мартин Лютер, живший в 16 веке бывший католический монах.

Лютеране отрицают священников как наместников Бога на земле и не признают власть Римского Понтифика. При всем при этом ими были унаследованы алтари и иконы, а также изображения на стенах, правда они не имеют того значения что у католиков. Просто по убеждениям лютеран все это является адиафорой – не имеющим значения для спасения. Кроме того последователи лютеранской веры священников заменили выборными пасторами, профессиональные проповедники, по статусу равные обычным прихожанам.

Лютеранские верующие отрицают почти все Таинства, кроме крещения (во имя Отца и Сына, и Святого Духа), причастия и исповедь. Библия считается единственным критерием правильности веры. Большинство лютеранских церквей напоминает католические, хотя внутреннее убранство сильно отличается, там придерживаются простоты в убранствах. Поэтому алтарь может быть вообще не украшен и может представлять собой обычный стол.

Однако утверждения что лютеране полностью отказались от изображений были бы ошибочными. Во всех лютеранских соборах присутствуют картинные изображения, как Спасителя, так и апостолов. Осталось богатое алтарное убранство в некоторых старинных храмах. Также в лютеранских церквях используют распятие, лампады и свечи.

Лютеранская церковь является литургической церковью, литургия проводится в воскресенье и содержит чинопоследование, которое полностью соответствует традициям Католической Церкви. Во время мессы пасторы и их помощники одеты в литургические облачения, само богослужение сопровождается игрой на органе. На литургии присутствует общая исповедь, чтение Святого Писания, проповедь, Причастие, отпущение грехов.

Еще отличием между католиками и лютеранами является строго разделение сфер действия Евангелия и закона. Первая из них под подчинением церкви, вторая связана с государством. По их вере Закон может осуждать, а вот Евангелие оправдывает.

Следует отметить, что лютеранство — это скорее государственные церкви в странах Прибалтики, таких как Германия, Скандинавия, Эстония, Латвия. Количество всех последователей лютеранства насчитывается порядка 76 млн. человек.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *