Чин обедницы

Христианское чтение. 1915. № 9. СПБ.

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

Карабинов И. А.

СТУДИЙСКИЙ ТИПИК В СВЯЗИ С ВОПРОСОМ О РЕФОРМЕ НАШЕГО БОГОСЛУЖЕБНОГО УСТАВА *).

В жизни Русской церкви издавна уже наблюдается расхождение ее богослужебных устава и практики, состоящее в сокращении богослужения и изменении его порядка. Это печальное явление издавна также обсуждается у нас и в печати, и устно. Одни видят причину его, главным образом, в человеческой лености и нерадении и настаивают на возможно строгом выполнении типика, другие, не отрицая факта понижения в современном обществе христианской ревности, считают основной причиной нарушений устава самый устав, рассчитанный собственно на монастырский обиход и предъявляющий требования, невыполнимые в мирских храмах, особенно в условиях современной жизни: в виду этого лица второй категории высказываются за реформу устава, в смысле или упрощения действующего ныне типика, или даже замены его другим. Обсуждение вопроса пока еще не пришло ни к практическому результату, ни даже к общему решению: большинство высказавшихся за истекающее десятилетие в печати голосов стоит за реформу устава. В суждениях и ревнителей устава, и сторонников его реформы, как обычно бывает, есть и верные суждения, есть и ошибки. Не совсем правилен взгляд на действующий ныне у нас устав, как на монастырский. По своему составу это—устав сводный: его богослужебные календарь и расписание чтений из Св. Писания взяты главным образом из устава константинопольского соборного храма, последования

*) Речь на годичном акте Императорской Петроградской Духовной Академии 8 марта 1915 года.

1051

1052

служб суточного круга, устав пения псалтири и порядок богослужения праздников и других особенных дней принадлежат иерусалимскому соборному храму св. Воскресения: богослужебные обычаи последнего заимствованы были сначала палестинскими обителями, а из Св. Земли вместе с уставами монашеского жития они перешли в монастыри Византии. В уставе монахами сделаны были некоторые лишь переделки и дополнения, самые строгие из которых, например, хотя бы устав о всенощных бдениях, в наших мирских храмах исполняются весьма смягченно. Что же касается ревнителей устава, едва ли они будут отрицать тот факт, что в настоящее время у нас типик нигде в точности не исполняется. Т. н. обычно, «уставное богослужение», если оно не допускает сокращений в своем составе, содержит в себе не мало послаблений в способе совершения: где теперь у нас в строгом соответствии с правилами типика поются шестопсалмие и кафизмы? Последнее, по местам и лишь иногда, бывает у единоверцев и старообрядцев и то не в полном виде. Стремление соблюсти уставную полноту богослужения и сделать его менее тягостным для молящихся внесли в его отправление изобильный элемент чтения, что утомляет молящихся не менее, чем и продолжительность богослужения. Таким образом, действительное положение вещей с церковным уставом у нас оказывается следующее: имеется номинальная норма богослужения—типик, фактически являющаяся идеалом,—настоящая же норма определяется или обычаем, или же усмотрением совершителей богослужения, нередко по субъективным основаниям, или даже по случайным обстоятельствам, для произвола исполнителей богослужения не указано никакого предела,— признается должным приближаться к типику, но оказывается возможным почти бесконечно от него и удаляться. В прошлом нашего церковного устава имеется одна его версия, которая когда-то была широко распространена и долго держалась в практике и которая выдающимися византийскими монахами IX—X вв. считалась нормальной: по сообщению их современника, они признавали ее «лучшей и царственнейшей, так как она одинаково избегает и излишеств, и недостатков» 1). Эта версия—Студийский устав. При современ-

1) А. Дмитриевский, Описание литург. рукописей, хранящихся в библиотеках правосл. Востока, 1, 1895, 225.

1053

ном положении вопроса о типике у нас, Студийский устав, кроме его умеренности, заслуживает особенного внимания и по некоторым другим обстоятельствам. Он был выработан и употреблялся в монашеской среде, строй жизни которой близко подходит к мирской деловой жизни. Затем, данный устав весьма долго употреблялся в древней Русской церкви, некоторые следы его влияния можно замечать в нашем богослужении даже и до настоящего времени. Наконец, система богослужебных предписаний Студийского устава отличается простотой и стройностью, значительно выдвигающими его пред действующим ныне сложным уставом.

Как известно, свое наименование Студийский устав получил от константинопольского монастыря, построенного в V в. патрицием Студием для монахов т. н. «Неусыпающих». Но с Студиевой обителью Студийский устав связан лишь, как с местом своего применения: основы устава положены были славным поборником иконопочитания св. Феодором Студитом, который с частью своей братии в 798 г., по предложению патр. Тарасия и импер. Ирины, перешел из своего вифинского монастыря Саккудиона в запустевшую к тому времени Студиеву обитель. Исторические свидетельства представляют установителем студийских богослужебных обычаев одного лишь св. Феодора, но последний начал монашескую жизнь под руководством своего дяди, св. Платона, монаха одного из олимпских монастырей, а потом бывшего постоянным наставником и советником св. Феодора и некоторое время даже игуменом в Саккудионе: весьма возможно, что в выработке студийского богослужебного уклада не малая роль принадлежала и св. Платону. Заветы св. Феодора относительно богослужения хранились в Студийской обители твердо, но с течением времени не оставались без дополнений, разъяснений и изменений. Постепенно Студийский монастырь переходил к более п более строгой практике и в XIV в, по-видимому, принял уже т. н. иерусалимский устав. Сам св. Феодор не изложил письменно установленных при нем богослужебных порядков. Это сделано было уже после него и первоначально в кратком «Начертании порядка Студийской обители», дошедшем до нас в трех разновременных редакциях 2). Древ-

2) А. Дмитриевский, цит. соч. 224 и 246.

1054

ние типика говорят и о полном студийском уставе, списки которого или не сохранились, или пока не найдены. Зато до нас дошло в древнерусском переводе полное изложение Студийского типика, сделанное константинопольским патриархом XI в. из студийских иноков Алексием для созданного им близ столицы Византии Успенского монастыря. Русский перевод сделан был по поручению преп. Феодосия для Киево-Печерского монастыря. Правда, в русской науке существует мнение, не признающее Алексиева устава студийским и считающее его компиляцией, составленной патриархом на основании многих источников, главным образом, устава великой константинопольской церкви, и лишь отчасти, между прочим, также при помощи и Студийского типика 3). Но такой взгляд совершенно противоречит Алексиеву уставу, который в заглавиях и предисловиях четырех своих частей ясно и решительно заявляет, что он излагает предание св. Феодора, а в главе об избрании игумена, из опасения нарушения заветов св. отца, даже заповедует не допускать в начальники монастыря иноков из других обителей, и обязует вновь избранного игумена давать патриарху едва ли не письменное обещание соблюдать предания св. Феодора, изложенные редактором устава. В основном содержании Алексиев устав совпадает с краткими изложениями студийских обычаев: наблюдающиеся между ними различия объясняются частью влиянием времени и изменениями в студийской практике, частью назначением устава; но, указывая в своем типике особенности богослужения Успенской обители, его редактор не опускает студийской практики, а только оговаривает ее.

Умеренный характер Студийского устава объясняется, с одной стороны, сравнительной простотой богослужения в эпоху образования этого типика, и с другой—особенностями личности св. Феодора и строя жизни в его монастырях. По аскетическим воззрениям св. Феодор был приверженцем «царского пути»: в подвижничестве он выше и впереди всего ставил нравственное совершенствование, к излишеству во внешних подвигах он относился отрицательно

1055

из опасения, чтобы они не обратились в самоцель и предмет тщеславия. Отсюда и предпочтение у св. Феодора наиболее умеренной формы подвижничества—в общежитии. Разнообразие физических сил и выносливости почти всегда многочисленной у св. Феодора братии, несомненно, принимались им, как внимательным и чутким руководителем, в расчете при определении богослужебной нормы для своих монастырей. Затем, общежитие у св. Феодора было особенного характера, трудовое: св. отец не отказывался принимать пожертвования, но главные средства к жизни монахи его добывали своими руками,—в загородных филиальных монастырях Студийской обители велось сельское хозяйство, а монахи столичного монастыря, кроме возделывания окружавшей его земли, занимались всякими ремеслами и мастерствами, начиная от самых грубых и кончая наиболее тонкими, например, работами по дорогим металлам, или перепиской книг. Труд в монашеском общежитии, по воззрению св. Феодора, не печальная необходимость и не только средство против праздности, даже не просто послушание для духовного упражнения монаха, но подвиг ради братьев, не меньший, чем молитва. А что физический труд в Студийской обители быль серьезным, видно из того, что св. Феодор весьма часто уподобляет жизнь своих монахов подвигу мученическому. Соединить с нелегким трудовым подвигом еще возможно строгое молитвенное правило значило бы возложить на студийских иноков бремя неудобоносимое. Всеми указанными обстоятельствами и объясняется умеренность Студийского устава. Эта умеренность достигается в нем благодаря следующим его особенностям. Во-первых, в Студийском уставе, по сравнению с нашим типиком, проще круг и последования суточных служб: его памятники еще не знают нашей полунощницы, так как настоящая древняя полунощная служба дана уже в утреннем шестопсалмии. По древнейшим изложениям Студийского устава, утреня должна начинаться, по-видимому, прямо, с шестопсалмия,—стоящие пред последним в действующем часослове моления за царя, нужно думать, появились в византийских монастырях, основанных императорами; устав патриарх. Алексия предпосылает шестопсалмию просто один 6-ой псалом. Последования утрени и вечерни в Студийском уставе не изменяются так разнообразно, как это наблюдается в нашем уставе, соответственно с величиной празд-

1056

ника: за исключением особенных служб, они всегда сохраняют простую форму, принятую в наших так называемых праздниках с «Бог Господь»: утреня в Студийском уставе, по настоящему иерусалимскому ее порядку, после великого славословия имеет стиховны. Наиболее крупное отличие в составе утрени воскресных дней и великих праздников от простодневной в Студийском уставе—степенны антифоны и чтение евангелия. Наконец, как известно, Студийский устав не имеет рядовых всенощных бдений. О келейном монашеском правиле древнейшие записи устава не говорят: в более поздних для него указываются последование ночных часов, печатающееся в наших богослужебной псалтири и каноннике под именем чина 12 псалмов, а также 17 ко. в полночь. Вторая особенность, смягчающая Студийский устав сравнительно с так называемым иерусалимским, это—сокращение количества и объема служб суточного круга в праздничные дни и периоды. В нашем уставе замечается нечто подобное во дни 50-цы до Вознесения, когда утреня начинается прямо шестопсалмием. Как было указано, Студийский устав, кроме состава, сокращает также и количество служб во все церковные праздничные дни, т. е., по нашей терминологии, начиная с памяти святых, «поемых на 6». Таким образом, можно с некоторым правом сказать, что в противоположность так называемому иерусалимскому уставу, увеличивающему богослужение в праздничные дни, Студийский его сокращает: это сокращение несколько возмещалось, конечно, более торжественным исполнением праздничного богослужения, например, преобладанием пения. Наибольшее сокращение суточного богослужения в Студийском уставе, подобно нашему, полагается в Пасху: увеличение объема и количества службы в послепасхальные дни Студийский устав проводит с замечательною постепенностью в течение продолжительного периода, без резких переходов. Во дни Пасхи, по Студийскому уставу, служатся лишь вечерня и утреня в обычной пасхальной норме (на утрени великое славословие не опускается), и еще в трапезе вместо повечерия поется трисвятое и «Господи помилуй» 12 раз: позднее к этому прибавлено было «Христос воскресе». Только уже Алексиев устав указывает последование часов и повечерия на Пасху, но в значительно более кратком виде, сравнительно с принятым теперь, а именно:

1057

«Христос воскресе» 3-жды, «Да веселятся небесная», «Аще и во гроб», богородичен, трисвятое по «Отче наш» и «Господи помилуй» 12 (20) раз. Пасхальное число суточных служб, именно, 3 кроме литургии, т. е. утреню, вечерню и повечерие, Студийский устав оставляет до недели «Всех святых» и за этот период постепенно повышает лишь объем и состав служб. Так, в неделю Антипасхи восстановляются—на вечерни предначинательный псалом, а на утрени шестопсалмие, повечерие служится от «С нами Бог»: стихословия псалтири не бывает,—младшие памятники устава отменяют в этот день даже евангелие на утрени. Служба понедельника Фоминой седмицы особенно примечательна в Студийском уставе, потому что она там берется нормой богослужения для всех праздников: по сравнению с предшествующим днем, здесь начинается рядовое стихословие псалтири, на утрени полагаются степенны антифоны и евангелие,—повечерие накануне поется, конечно, от «С нами Бог», и часов, как было сказано, не бывает. Так в общем, по Студийскому уставу, должна совершаться служба в обычные воскресные и почти во все церковные праздничные дни, т. е., по нашей мерке, начиная с тех дней, когда уставом полагается петь «Бог Господь»: по Алексиеву уставу, часы не отлагаются в праздничные дни, приключающиеся лишь в посты—святых Апостолов, Рождественский и, конечно, 40-цы. Накануне Рождества Христова, Богоявления, великих пятка и субботы повечерие сокращается до пасхальной нормы, т. е., сводится к пению трисвятого в трапезе. С вечера Фомина понедельника восстановляется полное великое повечерие накануне будничных дней. Часы же, по Студийскому уставу, начинают служить лишь после недели Всех Святых. Третья особенность, делающая Студийский устав умеренным, это—меньшее количество полагающихся в нем переменных частей богослужения, именно, кафизм и песнопений. В течении летнего периода богослужения, т. е., от Фомина понедельника до 14 сентября, Студийский устав на утрени полагает всего лишь одну кафизму, а для зимнего периода две: большее количество кафизм, 3 — 4, в Студийском уставе назначается лишь для 40-цы. Затем, древние памятники данного устава не знают ни праздничного полиелея, ни даже, по-видимому, 17 ко. на воскресной утрени: «Блажени непорочнии» там составляют принадлежность,

1058

сверх обычной рядовой кафизмы, субботней утрени. Далее, Студийский устав освобождает от стихословия псалтири, вечернего и утреннего, вторые дни великих Праздников Господних и Богородичных. В посты Апостольский и Рождественский Студийский устав увеличивает пение псалтири, полагая его на часах: младшие памятники устава освобождают от кафизмы—в Апостольский пост 1 -й час, а в Рождественский, кроме того, еще и 9-й час; случающаяся праздничная память в названные посты отменяет стихословие псалтири на часах. Далее, обычное число стихир на «Господи воззвах» в Студийском уставе—6: такое число стихов ставится Алексиевым уставом, например, даже в навечериях Рождества Христова и Богоявления. Древнейшим студийским обычаем, по-видимому, было не превышать в указанных стихирах для воскресных и Господних праздников числа 9. Для канонов превышение числа 12 стихов в Студийском уставе является исключением: в летнее время число стихов на канонах сокращалось.

Будучи умеренным, Студийский богослужебный распорядок в то же время не был легким: он скорее был посильным. При сокращенности своего состава, Студийское богослужение совершалось все-таки довольно продолжительно, вследствие преобладания, по древнему обычаю, в его исполнении пения: пелись псалмы, кафизмы с «алиллуиа», для коего св. Феодором составлено было 72 напева (по 9 на глас), в праздничные дни элемент пения в Студийском богослужении увеличивался. Наиболее продолжительной службой была утреня, продолжавшаяся в иные дни до 5 ½ —6 ч., великопостные часы с преждеосвященной литургией требовали для себя у студитов 4 ч., служба каждого часа с стихословием псалтири занимала 1 ч. Начало утрени св. Феодором положено было, согласно, по-видимому, практике великой константинопольской церкви, для будничных дней—на полуночь, для праздников—несколько раньше. Для того, чтобы сделать продолжительность ночной службы равной в течение всего года и чтобы не сокращать часов отдыха братии, записи Студийского устава указывают точно начало утрени в 7 ч. ночи, для праздников в 5, устав патр. Алексия в будничные дни 40-цы предписывает даже начинать утреню в 3½ ч.4).

4) Счет часов везде восточный.

1059

Возможность утомления длинной службой и нелегким физическим трудом Студийский устав предупреждает разрешением инокам отдыхать после утрени до рассвета, а также по обеде около 1 1/2 —2 ч. Братиям, трудившимся вне монастыря, особенно в поле, дозволялось, по-видимому, второстепенные церковные последования совершать на месте работы и в облегченном виде,—часы, например, без кафизм. Вообще достаточно продолжительное, студийское богослужение по сравнению с иерусалимским значительно легче: в 40-цу их нормы почти совпадают, в будничные дни постов Апостольского и Рождественского Студийское богослужение даже несколько обширнее так называемого иерусалимского, но в остальном, особенно в праздничном последовании, иерусалимская норма несравненно превышает студийскую.

Относительно наиболее крупных особенностей Студийского устава остается невыясненным, придуманы ли они его творцом, или же взяты им из других уставов. В студийской отмене часов думают видеть влияние типика в. константинопольской церкви, что едва ли вероятно. Сокращение богослужения в некоторые праздники отчасти допускается и иерусалимским уставом. В к. IV в. в Иерусалиме в праздничные дни, когда совершалась литургия, часы не отправлялись. По сообщению Кассиана, палестинские монахи по воскресеньям часы также опускали, потому что их последование возмещалось литургией 5). Объясняется этот обычай тем, что службы суточного круга, за исключением литургии, образовались из часов домашней молитвы христиан: раньше всех из них перешли в церковные последования молитвы при начале и конце дня, образовавшия обязательные для всех службы утрени и вечерни, часы обратились в церковные службы позднее, общеобязательное значение они получали в древности во дни 40-цы. Быть может, студийское опущение часов в праздники является отголоском указанного старинного христианского обычая, подобно тому, как и другие уставы в известные дни предписывают совершать часы и иные второстепенные службы в притворе или даже в кфллиях 6).

Появившись на Руси в XI в., Студийский устав не только распространился по ее монастырям, но и весьма скоро при-

5)Migne,lat. 49, col. 150.

6) См., например, устав константинопольского Евергетидского монастыря. А. Дмитриевский, Описание, I, 315, 603 и 609.

1060

нят был, с некоторыми изменениями, в русских соборных и вообще мирских храмах. Проникший на Русь в XIV в. иерусалимский устав к XVI в. вытеснил своего предшественника, но при этом сам потерпел значительные изменения: в живой богослужебной практике иерусалимский богослужебный порядок на Руси был в значительной мере приспособлен к старым студийским обычаям. В точности иерусалимский устав, по-видимому, исполнялся мало не только в русских соборных церквах, но даже и в монастырях. Вместо обычного иерусалимского бдения в последних большею частью совершался ряд ночных служб—вечерня, повечерие и полунощница с канонами, затем утреня и первый час. Иногда в этот ряд вставлялись еще молебен за творящих милостыню и чтение. Но такие бдения служились лишь в особенные дни, обычно же по прежнему укладу с соблюдением студийских времени и продолжительности служб совершались вечерня и утреня со многими студийскими особенностями в порядке, составе и исполнении богослужения 7). В уставах других обителей, а также соборных церквей, студийское расписание богослужебного времени держалось еще тверже: в XVII в. в соборах не особенно часто служат «всенощные бдения» строго по иерусалимскому чину, но которые начинаются в 12—1 ч. ночи, как студийские утрени. В значительной мере сохранялась и студийская продолжительность утрени: 5—4 чч. для праздников и 4—3 чч. в будни. Всенощные бдения с соблюдением иерусалимских чина и времени, т. е., обычного уставного вида, появились в Московском Успенском соборе, кажется, не ранее патр. Никона, б. м., под восточным или киевским влиянием, и первоначально они совершались очень редко 8). Редакторы действующего ныне у нас устава 1682 г. после отдела о всенощном бдении нашли нужным вставить особую (7-ю) главу для малых обителей и соборных и приходских храмов, «пдеже всенощные не бывает». Студийское расписание богослужебного времени с некоторыми изменениями и доселе держится в практике Московского Успен-

8) См. А. Голубцов, Чиновники Московского Успенского собора, 1908.

1061

ского собора. До недавнего сравнительно времени, в значительно смягченном виде оно наблюдалось и в приходских церквах, особенно сельских, но теперь его все более и более разрушает обычай отправлять утреннюю службу с вечера. В некоторых из наших и восточных монастырей, где строго, хотя, быть может, и не совсем точно, соблюдается церковный устав и держится трудовой уклад жизни, богослужение с количественной стороны от студийской нормы особенно еще не отступило.

Живучестью студийских традиций в истории русского богослужения прекрасно подтверждается справедливость той высокой оценки, какую дали Студийскому уставу византийские подвижники IX—X вв., назвав его «царственнейшим и лучшим». Конечно, в условиях современной мирской жизни соблюсти его предписания во всей точности, всегда и всюду, невозможно, но ведь и данный устав — норма монашеского, а не мирского богослужения: пример св. Феодора, стремившегося в своем уставе согласить палестинскую богослужебную норму с трудовым строем своего общежития, показывает, что на деловую жизнь нельзя смотреть просто, как на досадную помеху, препятствующую выполнить букву типика. С историко-литургической точки зрения, принятый в Студийском уставе способ сокращения богослужения представляется наиболее верным. Современный нам типик, или, точнее, обычное наше понимание его, значительно изменили подлинное соотношение церковных служб и отдельных их элементов. С исторической точки зрения главными и старейшими службами, кроме, конечно, литургии, являются утреня и вечерня: наш типик в своих разбросанных и неполных замечаниях об отправлении некоторых служб в притворе и келлиях сохранил намять о старинном различении служб по их значению. В состав последований наших служб входят элементы различной служебной важности: там есть части основные и древнейшие—псалмы, содержащиеся в часослове, чтения из Св. Писания и молитвы, совершаемые священнослужителями, т. е. ектении и молитвы служебника,—затем имеются части дополнительные—стихословие псалтири и, наконец, элементы вспомогательные—песнопения, образовавшиеся из кратких припевов, коими когда-то сопровождалось пение основных псалмов. В нашей современной практике сознание сравнительного значения пере-

1062

численных частей перепуталось и смешалось: получился такой строй богослужения, в котором конструктивные части во многих случаях заменены орнаментальными или даже почти совсем устранены. В Студийском уставе, благодаря, б. м., его архаичности, лучше сохранилось и сравнительное значение церковных служб, и более правильное соотношение между их элементами.

И. Карабинов.

Наряду с иконами, о которых «БВ» писал в конце минувшего года, столь же почтительное, даже благоговейное отношение у старообрядцев к книгам. Древлеправославные христиане не только сохранили реликвии средневековой русской культуры, но и до сих пор ими пользуются!

Познакомиться с сокровищами старообрядцев мы смогли благодаря участию настоятеля храма древлеправославных христиан поселка Урск — протоиерея Андрея МАРЧЕНКО.

И авторитет, и справочник

В конце XVII века более 40 семей мордовцев из села Мокшанское Пензенской губернии переселились в Алтайскую тайгу, место это расположено недалеко от Гурьевского района, древлеправославные христиане здесь уже жили. Все они привезли с собой книги. С древних времен книги были в каждом доме — при том, что один переплет стоил дороже коровы! Это были Библия, Евангелие, Псалтырь, Часослов, Изборники. Почти все — толстенные фолианты (формата 60×30х20). Книги старые, читанные многими поколениями, на полях заметны пометки, капли воска, оставленные прежними владельцами.

Книга – величайший авторитет в глазах старообрядца, его духовный руководитель. Их читают многократно, в течение всей жизни. В Писании, уставах старообрядцы ищут ответы на жизненные вопросы. Книга — справочник на каждый день.

Раскол

Священные книги, и в первую очередь Евангелие, — вместилище вечных идей, не подвластных никаким историческим катаклизмам! Поэтому, когда в 1654 году из типографии Московского Печатного двора вышло измененное издание Псалтыря, а в 1655 — исправленный Служебник, эта «справа», стала роковой для русского общества: все богослужебные книги разделились на две группы – старые, дониконовские, и новоисправленные, никонианские.

Государство не позволяло старообрядцам печатать книги, поэтому они вынуждены были пользоваться книгами, переписанными от руки. Эти книги сохранились до наших дней.

Рукописные книги

«Сборник поучений» – рукописная книга, ее «возраст» 150 лет. Переписывая книги, староверы старались подражать древним образцам не только в украшении, но и в манере письма. Основной текст писали «полууставом» черными чернилами. Заглавия — киноварью (красными чернилами). В названии использована «вязь», а в заключительной части текста — орнаментная концовка. В старообрядческой традиции сложилось два основных художественных стиля оформления рукописей – поморский и гуслицкий.

Печатные книги

Несмотря на бережное отношение, за столетия книги изнашиваются

Износ книг заставил старообрядцев искать способ печатного изготовления книг. В Польше книгоиздательство было свободно от государства, поэтому там стали размещать заказы. Шрифты (каждую букву вырезали вручную) и орнаменты для этих книг изготавливались по образцам дониконовских изданий. Переплетали книги по-старому, доски обтягивались кожей с тиснением, делали застежки, чтобы на страницы не попадала пыль, надевали металлические уголки, чтобы долго служили.

Староверы имели подпольные типографии, много книг печатали в монастырях. В храме есть книга, изданная в XVIII веке, на ней указана цена — 3 рубля. По тем временам — огромные деньги, дом стоил 15 рублей.

В витринах выставлены книги из Польши, Литвы, Москвы, Екатеринбурга, из коллекций староверов поселка Урск, станции Дуброво, Москвы и других мест, всего более 20 экспонатов.

«Великий типикон»

Отец Андрей:

— Этой книге более 150 лет (единоверческая печать изготовлена в Москве)! «Великий типикон» или, иначе, «Око церковное» — церковный устав, или свод правил для монастыря, с приложением богослужебных указаний на весь год. В основном этой книгой пользуется уставщик (экклисиарх) — начальник над церковным уставом, он указывает чтецам и хору, когда читать и что читать и в какой последовательности. Он сверяется с «Великим типиконом» постоянно. Каждый день — память какому-то святому, в году 365 дней, некоторые праздники накладываются на посты, и как вести службы в такие дни и какие у них особенности – он узнает из книги. Некоторые случаи бывают 1 раз в 500 лет!

Малиновый звон

Традиционный поморский орнамент – это черный контур основного рисунка, свободное поле заполнено золотом и приглушенными тонами зеленого и малинового. Основной рисунок — из барочного широколистного растительного орнамента с обязательным «виноградом» малинового цвета.

Книга певчая, в которой молитвы расписаны по особым нотам, – рукописная.В старину современной нотной системы записи еще не существовало, и мелодия церковных песнопений записывалась специальными знаками – знаменами или крюками. Поэтому старообрядческое церковное пение называется Знаменным или Крюковым. Крюки, содержащие специальные киноварные пометы, показывают, где надо петь выше, где — ниже. Крюки могут обозначать сразу несколько звуков, всего — 145 основных крюков.

Этому канону следуют старообрядцы, в то время как в новообрядческой церкви утвердилось многоголосное пение западного, католического происхождения.

Только в особые дни бьют в колокол. С колоколами связан один любопытный момент. Многие считают, что орган – европейское изобретение, а колокол – восточное. В действительности – наоборот! В ходе истории произошел «культурный обмен», а потом прижилось.

Мы часто используем выражение «малиновый звон» в значении «очень чистый, красивый», некоторые думают, что название произошло от ягоды малины, или птички малиновки, но это не так. «Малиновый звон» родом из немецкого города Малин, который и в наши дни считается центром колокольного литья. Перезвонов, как у нас, в Европе не играют, у них часы с боем.

Традиционный поморский орнамент – это черный контур основного рисунка, свободное поле заполнено золотом и приглушенными тонами зеленого и малинового. Основной рисунок — из барочного широколистного растительного орнамента с обязательным «виноградом» малинового цвета.

История «Апостола»

«Апостол» (часть священного писания) 1610 года издания (из частной коллекции) – жемчужина выставки, ей 404 года!

Отец Андрей:

— В 1998 году к общине древлеправославных христиан присоединилась община федосеевцев-беспоповцев. Гонения на староверов были столь страшны (ведь даже боярыню Морозову — тетку царя – не пощадили, в яму бросили, где уморили голодом), что некоторые из них решили, что наступил конец света! Поэтому они отчаялись иметь у себя православное священство и посчитали лучшим для себя вовсе от него отказаться.

В Дуброво приехали с Урала, в те годы у федосеевцев была большая община (сейчас осталось около 15 человек). Они привезли собой массу книг, читали, молились и ждали конца света, но время прошло, а он не наступил. Поскольку христиане знали, что должно быть причастие, исповедь и другие таинства, то их сильно смущало, что они что-то делают не так. Я нашел их случайно, узнал о чаяниях, написал письмо и принял в Древлеправославную Церковь. Сами вести службу они уже не могли, поэтому часть книг передали нам. Среди них был «Апостол».

Жизнь Древней Руси продолжается в иконах и книгах, сохраненных и созданных староверами. Мужество и непреклонность старообрядцев в борьбе за свои убеждения — одна из замечательных страниц духовной истории русского народа. И где бы ни жили староверы, в Москве или поселке Урск, всюду они хранят духовную связь с традициями Древней Руси и Византии. Экспонаты выставки — наглядное тому подтверждение.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В настоящее время часто складывается такая ситуация, когда священник, совершив службу на одном приходе, вынужден служить еще в других храмах в этот же день. Часто приходится причащать людей и во втором (третьем) храме.

Впрочем, иногда священник не может служить литургию по состоянию здоровья, однако готовился причащаться сам и может причастить прихожан.

Данный чин предполагает причащение прихожан на обеднице без совершения литургии, что, по мнению составителя, востребовано в современной практике. В чин добавлены востребованные ектении с поминовением о здравии и об упокоении, несомненно необходимые для богослужения, совершаемого в приходском храме вместо Божественной литургии.

Чин обедницы с чтением Евангелия и причащением

Диакон: Благослови, владыко!
Иерей: Благословен Бог наш…
Первый антифон.
Псалом 102.
Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

Второй антифон
Псалом 145.

Единородный Сыне, и Слове Божий…

Третий антифон
Отверзаются Царские врата. Вход с Евангелием.
Во Царствии Твоем помяни нас Господи, егда приидеши во Царствии Твоем…
Слава, и ныне:
Молитва входа: Владыко Господи Боже наш, просветивый мир светом Евангелия Твоего, просвети и нас входом святых Твоих к слышанию Божественных Твоих словес. Яко подобает Тебе всякая слава, честь и поклонение со Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков.
Вход с Евангелием.
Тропари празднику или дню.
Яко свят еси, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно. И во веки веков.
Лик: Аминь.

Трисвятое:

Прокимен, Апостол, аллилуарий, Евангелие

Слава Тебе, Господи, слава Тебе.
Сугубая (и заупокойная) ектения.

Помяни нас Господи, егда приидеши во Царствии Твоем.
Помяни нас Владыко, егда приидеши во Царствии Твоем.
Помяни нас Святый, егда приидеши во Царствии Твоем.
Лик Небесный поет Тя и глаголет: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь Небо и земля славы Твоея.
Стих: Приступите к Нему и просветитеся, и лица Ваша не постыдятся.
Лик Небесный поет Тя и глаголет: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь Небо и земля славы Твоея.
Слава:
Лик Святых Ангел и Архангел, со всеми Небесными Силами поет Тя, и глаголет: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь Небо и земля славы Твоея.
И ныне:
Символ Веры
иерей раскрывает антиминс, ставит потир и дискос на него, кладет земной поклон, достает из дарохранительницы потребное количество Запасных Даров, кладет частицы на дискос, вливает теплоту в потир, кадит звездицу и покровцы, покрывает Дары на дискосе вкупе с потиром воздухом, кадит. Кладет поклон.
Ослаби, остави, прости Боже прегрешения наша, вольная и невольная, яже в слове и в деле, яже в ведении и не в ведении, яже во дни и в нощи, яже во уме и помышлении: вся нам прости, яко Благ и Человеколюбец.

Просительная ектения:
Исполним молитву и до христианския кончины…
Священник: И сподоби нас, Владыко, со дерзновением, неосужденно смети призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца, и глаголати:
Хор: Отче наш.
Священник: Яко Твое есть Царство, и сила, и слава, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков.
Лик: Аминь.
Таже: Мир всем.
Лик: И духови твоему.
Диакон: Главы ваша Господеви приклоните.
Лик: Тебе, Господи. Священник молится:
Благодарим Тя, Царю невидимый, иже неисчетною Твоею силою вся содетельствовал еси, и множеством милости Твоея от небытия в бытие вся привел еси. Сам, Владыко, с небесе призри на подклоньшия Тебе главы своя, не бо подклониша плоти и крови, но Тебе страшному Богу. Ты убо Владыко, предлежащая всем нам во благое изравняй, по коегождо своей потребе: плавающим сплавай, путешествующим спутешествуй, недугующия исцели, Врачу душ и телес.
Возглашение: Благодатию, и щедротами, и человеколюбием Единороднаго Сына Твоего, с Нимже благословен еси, со Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков.
Лик: Аминь.
Вонми, Господи Иисусе Христе Боже наш, от святаго жилища Твоего, и от престола славы Царствия Твоего, и прииди во еже освятити нас, иже горе со Отцем седяй, и зде нам невидимо спребываяй. И сподоби державною Твоею рукою преподати нам Пречистое Тело Твое и Честную Кровь, и нами всем людем. Таже трижды покланяется и возглашает: Вонмем.
Святая святым. Иерей снимает воздух и причащается (если до этого не причащался) частицей Запасных Даров. Если же иерей причащался в этот день, высыпает благоговейно частицы в потир.
Чтец: Всесвятая Троице, Единосущная Державо, Нераздельное Царство, всех благих Вина, благоволи же и о мне грешнем, утверди, вразуми сердце мое, и всю мою отими скверну. просвети мою мысль, да выну славлю, пою покланяюся, и глаголю: Един свят, един Господь, Иисус Христос, во славу Бога Отца. Аминь. И причастен дня или гласа.

Открываются Царские врата и совершается причащение мирян, как на литургии.

Всесвятая Троице, Единосущная Державо, Нераздельное Царство, всех благих Вина, благоволи же и о мне грешнем, утверди, вразуми сердце мое, и всю мою отими скверну. просвети мою мысль, да выну славлю, пою покланяюся, и глаголю: Един Свят, Един Господь, Иисус Христос, во славу Бога Отца, аминь.
Иерей, покадив Дары, берет святый дискос, передает его диакону, диакон, ничтоже глаголя, отходит в предложение и поставляет Их. Священник же, поклонився, и прием святый потир глаголет тайно: Благословен Бог наш, и обращся ко дверем, зря к людем, возгласно: Всегда, ныне и присно, и во веки веков.
Лик: Аминь.
Да исполнятся уста наша хваления Твоего Господи, яко да поем славу Твою, яко сподобил еси нас причаститися Святым Твоим, Божественным, безсмертным и животворящим Тайнам, соблюди нас во Твоей святыни весь день поучатися правде Твоей. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.
Пренеся потир в предложение, иерей свивает антиминс и благословляет народ: Благословение Господне на вас:
Буди Имя Господне благословено отныне и до века (трижды).
Слава, и ныне:

Псалом 33.
Диакон: премудрость. Лик: Достойно есть… иерей: Пресвятая Богородице… лик: Честнейшую…
Таже окончание по обычаю и целование креста.

Используемые источники:

Библия Острожская (Федоровская). rar.

Евангелие. Рукопись с Острожской Библии. rar.

Апостол. Рукопись с Острожской Библии. rar.

Апостол. Текст набран уставщиком храма РПСЦ в пос. Баранчинский А. И. Самсоновым. pdf

Псалтырь . pdf.
Изданная при патриархе Иосифе
Афанасий Великий: «Я думаю, что в словах этой книги измерена и объята вся жизнь человеческая, все состояние души, все движение мысли, так что в человеке нельзя найти ничего более. Нужно ли совершать покаяние и исповедь? Угнетают ли тебя скорбь и искушение? Гонят ли тебя или строят против тебя козни? Уныние ли овладело тобой? Или, видя себя счастливым, а врага униженным, желаешь принести Господу благодарность и хвалу? Все могут найти себе наставление в божественных псалмах. Пусть читают слова их о каждом из этих состояний и всякий человек будет возносить их Господу, как будто бы именно о нем они были написаны».

Устав. Како подобает пети 12 псалмов особь. О правиле утреннем и вечернем в дому своем. Чин како подобает самому себе причастити, нужды ради великия, не сущу священнику. rar.

Скитское покаяние. pdf.
Подобает оубо прежде самого себе зазрети, и осудити, и положити себе пред богом, яко по истине грешнейша всех и падшася. И глаголати со оумилением и сокрушением сердца, и со слезами, пред образом божиим сице:

Кормчая. rar.
Один из немногих экземпляров этой книги хранится в библиотеке старообрядческого Рогожеского кладбища в Москве. С этого экземпляра и напечатано предлагаемое издание. Оно воспроизведено с Иосифского оригинала с буквальной точностью. Патриарх Иосиф умер в 1652 году. Его кафедру занял патриарх Никон.

Вишенский Иоанн — монах, один из энергичных противников унии. Родился в конце XVI или в начале XVII в. в галицийском городе Вишня и оттого назывался Вишенским; вероятно, он происходил из крестьянского или мещанского рода и не получил высшего образования; вероятно также, что первую половину жизни провел в каком-нибудь монастыре, так как в своих посланиях являлся хорошим знатоком народной русской жизни, обычаев и поверий. Вишенский значительно отличается от тех защитников православия, которые боролись с унией ее же оружием, т. е. схоластической философией. Для Вишенского схоластическая премудрость не имеет никакого значения: он представляет собою евангельскую простоту необразованного, но глубоко верующего и воодушевленного человека. По его мнению, идеал религиозного человека — это убогий и подвергающийся всякого рода лишениям монах; он выше всякого митрополита и епископа, избалованного богатствами и поэтому легко могущего совратиться в унию. Монаху можно иногда и выпить несколько больше, так как он это искупает долговременными лишениями; но горе богатым священникам, которые чисто одеваются, ездят в каретах, держат фольварки и предаются всякому разврату; горе смрадной Польше и всем неверным ляхам; горе тем, которые приняли унию. Вишенский является защитником славянского языка и врагом старинных народных обычаев, которые он перечисляет в одном из своих посланий, имеющем вследствие этого большое значение для русской этнографии. Вишенский отождествляет латинскую науку с испорченностью католического духовенства и осуждает зараз и ту, и другую; он советует православному христианину ограничиться изучением Часослова, Псалтыри, Октоиха, Апостола и Евангелия, «понеже без поганских хитростей и руководств, се же есть, граматик, риторик, диалектик и прочиих их коварств тщеславных, диавола вместных». В посланиях Вишенского преобладает простой, даже подчас грубый и тривиальный слог, который мог не нравиться образованным людям, но зато, по всей вероятности, производил большое впечатление на простой народ и низшее духовенство.
Иоанн Вишенский. Зачапка мудраго латынника з глупым русином. doc.
Иоанн Вишенский. Книжка. doc.

Книга о вере. pdf. пользовалась в свое время огромным спросом, весь тираж был раскуплен в течение двух месяцев. Составлена она была уже в 1644 году и имела явно антиуниатскую направленность. Ее составителем считается архимандрит Киево-Печерской лавры Нафанаил. Он привлек для работы над книгой несколько основных источников: прежде всего, «Полинодию» (1629) Захария Копыстенского.
В «Книге о вере» всего 30 глав; 11 из них составлены на основе текста «Полинодии». Нафанаил пользовался и другим сочинением Захария Копыстенского, не зная, правда, того, что оно именно ему принадлежит. «Книга о вере единой, святой, соборной…», появившаяся между 1615 и 1619 годами, была подписана псевдонимом «иеромонах Азариас Х». Из этой «Азариевой книги», как ее называли современники, Нафанаил взял и внес в свою книгу целых 9 глав. Итак, заимствованы двадцать одна глава, но и остальные девять тоже не являются авторским произведением Нафанаила. Первая глава воспроизводит мысли, высказанные в «Книге о вере», составленной острожским священником Василием в 1588 году. Главы 2, 7, 8 и 10 основаны на мыслях, высказанных отчасти в «Полинодии», отчасти в «Апокрисисе» Христофора Филалета.

Кириллова Книга rar. Сборник статей против латинян и лютеран, составленный Стефаном Зизанием. Название «Кириллова Книга» дано этому сборнику от первой статьи, представляющей толкование 15-го огласительного слова св. Кирилла. Толкование составлено литовским ученым православного вероисповедания Стефаном Зизанием, ярым противником унии с латинством; оно было написано на белорусском наречии и напечатано в Вильно в 1596 году под названием «Казанье св. Кирилла патриарха Иерусалимского о антихристе». Переведенное на церковно-славянский язык, оно и помещено первой статьей в указанном Сборнике. Книга состоит из 48 глав, из которых 15 против латинян, 4 против армян и 4 против лютеран.

Лицевой апокалипсис с толкованием Андрея кесарийского. pdf. Большая часть толкований в этой книге принадлежит святителю Андрею, архиепископу Кесарии Каппадокийской. Толкование свт. Андрея – первое сохранившееся толкование на Откровение Иоанна Богослова (составлено между 563 и 614 гг.). Оно является первым сохранившимся, но не первым из написанных: в предисловии свт. Андрей пишет, что использовал толкования Папия, Иринея Лионского, Мефодия Патарского и Ипполита Римского. И, тем не менее, именно толкование свт. Андрея Кесарийского представляет собой обобщение того, как понимали Откровение в древней Церкви в доникейский период. В своей работе свт. Андрей раскрывает тройной смысл Апокалипсиса: буквальный, тропологический (от греческого «тропо» – нрав, т.е. раскрывающий истины нравоучительные, относящиеся к духовной жизни) и анагогический (от греч. «анаго» – возвожу, т.е. открывающий тайны грядущего Царства). Все последующие толкования Апокалипсиса ссылаются на Толкование свт. Андрея Кесарийского и отчасти являются извлечениями из него.

Нил Сорский. rar. Нил Сорский — знаменитый деятель русской церкви. Сведения о нем скудны и отрывочны. Родился около 1433 г., в крестьянской семье; прозванье его было Майков. До поступления в монашество Нил занимался списыванием книг, был «скорописцем». Постригся Нил в Кирилло-Белозерском монастыре, где со временем самого основателя хранился глухой протест против землевладельческих прав монашества; протоиерей Кирилл сам не раз отказывался от сел, которые предлагались его монастырю благочестивыми мирянами. Те же взгляды были усвоены и его ближайшими учениками, — «заволжскими старцами», с Нилом Сорским во главе.
Общее направление мыслей Нила Сорского — строго аскетическое, но в более внутреннем, духовном смысле, чем понимался аскетизм большинством тогдашнего русского монашества. Иночество, по мнению Нила, должно быть не телесным, а духовным; оно требует не внешнего умерщвления плоти, а внутреннего, духовного самосовершенствования. Почва монашеских подвигов — не плоть, а мысль и сердце.
Поставленный Нилом Сорским вопрос о правомочности монастырей владеть селами дал толчок длительным спорам между последователями Нила Сорского, «нестяжателями», и последователями Иосифа Волоцкого, «иосифлянами», – спорам, продолжавшимся долгое время и после смерти Нила Сорского.

Вассиан Патрикеев. pdf. Казакова Н.А. Исследование его творчества, а также академическая публикация сочинений Вассиана Патрикеева. Среди блестящей плеяды русских публицистов ХVI века Вассиан Патрикеев по праву занимает одно из видных мест и как крупнейший идеолог нестяжательства — одного из течений русской общественной мысли ХVI века, направленного против монастырского землевладения , — и как талантливый своеобразный писатель-публицист, мастерски владевший искусством острой и едкой литературной полемики.

На горах Кавказа. Схимонах Иларион (Домрачев). pdf. Беседа двух старцев пустынников о внутреннем единении с Господом наших сердец чрез молитву Исус Христову или духовная деятельность современных пустынников
…Здесь, прежде всего, показано высокое достоинство Исусовой молитвы и ея необходимость в деле нашего вечнаго спасения. Книга сия написана при помощи Божьей с единственною целию возможно полнаго объяснения Исусовой молитвы, которая, по согласному всех Святых Отец учению, есть корень и основание духовной жизни и вместе ея верх и совершенство. А потому и в нашем произведении вся сила речи преимущественно и направлена на разъяснение сего предмета. Молитву мы везде ставим выше всех добродетелей, между которыми равнаго ей, конечно на ея высших степенях, нет ничего.

Иоанн Лествичник, прп. Лествица (1647). Первое печатное издание Лествицы преподобного Иоанна Лествичника на церковно-славянском языке. Московское издание Лествицы 1647 г.является книгой, предназначенной для уставных чтений, о чем свидетельствует напечатанное в начале книги краткое указание на время и порядок чтения Лествицы на часах. Напечатана была на московском печатном дворе с рукописи, составленной соловецким иноком и книгописцем Сергием Шелониным.rar.

Лаврентий Зизаний. Катихисис (Большой). Катехизис, по-Литовски Оглашение, русским же языком нарицается Беседословие, избранный от Божественых писаний Евангельския Проповеди, Апостольских учений и Святых Богоносных Отец, в вопросах и ответах, рекше во образе хотящаго разумети и во образе могущаго разум дати. rar.

Петр Могила. Катихисис (малый). Киевского митрополита, ректора Киевской академии Петра Могилы.
Катихисис. Сиречь о догматех, или о преданиях веры, православно кафолическия, христианския. артикул бо, по словенску предание или сложение толкуется: по исповеданию и учению, святыя восточныя соборныя апостольския церкве, ради учения и ведения всем православным христианом. наипачеже детем учащимся, по повелению государя царя и великаго князя Алексея Михайловича всея Русии самодержьца: и по благословению великаго господина святейшаго Иосифа патриарха Московскаго и всея Русии; тиснением издася языком словенским, в царьствующем граде Москве. в лето седмь тысящь 157-е (1648г. от Р.Х.). месяца, генваря, в 20 день. А сия напечатася во всем согласно с вышепомянутой книжицы Катихисиса, первым тиснением, в християнской типографии, при Преображенском богаделенном дому, в Москве. в лето 7418 (1909г. от Р.Х.). doc.

Повесть о белом клобуке – легендарно-публицистическое сочинение, сохранившееся в рукописной традиции 2-й пол. XVI в. и: последующего времени. П. дошла в краткой и пространной редакциях (последняя – в двух видах); кроме того, в некоторых списках памятника помещены еще «Посыльная грамота Дмитрия Грека Толмача» и «Написание Геннадия», где рассказывается о том, как автор П., приехав в Рим и Флоренцию по поручению архиепископа Геннадия Новгородского, добыл там эту П. В П. рассказывается о священническом облачении – белом клобуке, подаренном первым христианским царем Константином папе Сильвестру. После того как церковь в Риме впала в ересь, папа по приказу ангела, явившегося ему во сне, переслал клобук константинопольскому патриарху. Но патриарху тоже явился ангел и приказал ему переслать клобук в Новгород, где он становится частью облачения новгородских архиепископов: «Ветхий бо Рим отпаде славы и от веры Христовы гордостию своею волею, в новом же Риме, еже есть в Коньстянтинеграде, насилием агарянским также христианская вера погибнет; на третьем же Риме, еже есть на Русской земли, благодать Святого духа возсия». pdf.

И.Н.Заволоко. Закон божий. pdf. Родился в семье старообрядцев-федосеевцев. Поскольку совместная жизнь его родителей не сложилась, Заволоко уже с раннего детства жил с матерью, отдельно от отца. Тем не менее он часто общался со своими дедушкой и бабушкой (со стороны отца), людьми глубоко верующими и благочестивыми, от которых он перенял трепетное отношение и уважение к русской старине. Заволоко получил хорошее светское образование в Рижском Петровском реальном училище (окончил в 1915 г.), затем в течение одного года учился в подмосковной Петрово-Разумовской сельскохозяйственной академии (1917-1918), где освоил основы естественных наук и пчеловодства.
Заволоко уделял серьезное внимание проблеме методики преподавания Закона Божия в школе и составил учебник по Закону Божию для учащихся-старообрядцев.

Учение о богослужении христовой церкви. pdf.

Русский старообрядческий лечебник. Издание Московского Педагогического гос. университета. 2006 г. pdf.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *