Что проповедовал Христос?

Аудио

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает насельник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры игумен Филарет (Пряшников).
– Сегодняшняя тема нашей передачи, нашего обсуждения: «Нужно ли проповедовать людям, которые не готовы услышать ваше слово».

Отец Филарет, к Вам каждый день обращаются с самыми интересными вопросами – начиная с того, как вести себя в храме, и заканчивая очень сложными богословскими вопросами. Так ли это?

– Это действительно так, и священнослужителю по долгу своего служения приходится общаться с разными людьми. Причем это общение не только в храме, не только на службе; приходится нести слово Божие и в других жизненных обстоятельствах. Например, когда мы встречаемся с кем-то за стенами храма или когда приходим в дома совершать какие-то богослужения (к примеру, освящать жилище). Или приходишь в дом, когда пришла беда, чтобы совершить отпевание, и понимаешь, что именно сейчас, когда сердца людей открыты, нужно найти важные слова, которые помогут им в жизненной ситуации.

В Священном Писании говорится, что вера рождается от слышания. То есть в любом случае мы должны нести слово Божие людям. Господь Иисус Христос в Священном Писании недаром приводит притчу о сеятеле, который сеет семена; они падают в разные места, но сеять необходимо. Более того, я бы сказал, что проповедовать о своей вере должны не только священнослужители, но это обязанность любого христианина, для которого Христос является центром жизни. И говорить нужно не о том, как преодолеть те или иные жизненные трудности, а о том, как ты понимаешь эту жизнь, как воспринимаешь то, что происходит с тобой; может быть, делиться опытом.

Я помню один случай из духовного наследия. К одному язычнику пришел наниматься христианин. Язычник ему говорит: «Я тебе заплачу хорошие деньги, ты будешь работать у меня, но у меня условие: если я только услышу о твоей вере, о твоем Христе, я тебя тут же выгоню. Ты меня понял?» На этом они договорились, и этот человек три года работал у язычника. И вдруг в один из прекрасных дней работодатель пришел, упал на колени и сказал: «Научи меня, я хочу быть таким, как ты». Христианин говорит: «Но я все эти годы молчал о своей вере». «Я просто видел, как ты поступал», – ответил язычник.

Нужно во многом не на словах показывать свою веру, а все-таки в делах: быть милосердным, сострадательным, понимающим. Думаю, что когда это сочетается, то тебя захотят услышать и, конечно, примут твои слова за истину, которая так или иначе коснется сердец многих людей.

– Я не слышал такого рассказа, это очень поучительно. Если мы говорим о нашей ежедневной проповеди, то хочу такой вопрос задать: ведь бывают моменты, когда Вы не в рясе (едете в метро, например, в общественном транспорте); тогда Вы для всех людей внешне обыкновенный человек, Вас не идентифицируют как священника. Приходится ли Вам говорить что-то, когда Вы не облачены в священные одежды?»

– В нашей Православной Церкви так интересно устроено, что священнослужитель, не говоря ни слова, но просто идя в облачении по городу, уже проповедует. Это удивительно! Когда у нас бывает время, мы снимаем облачение, отправляемся в какое-то путешествие или едем куда-то по делам, но в любом случае надо понимать, что ты всегда должен оставаться священнослужителем. Это так же, как врач: он не может повесить халат на гвоздь и перестать быть врачом; это вся его жизнь. Поэтому, находясь в обществе, среди людей, мы всегда должны понимать, кто мы такие (христиане, священнослужители), чтобы не терялось наше лицо и достоинство. Это самое главное.

– Я специально задал вопрос по поводу облачения, потому что христиане-миряне тоже несут веру Христову, но одеты обычным образом. Вы очень точно сказали, что мы все – христиане и должны нести слово Божие.

Вопрос телезрителя из Москвы: «Сектанты ходят по улицам и предлагают свою литературу, проповедуя о Боге. А православные спасают свою душу, не проповедуя другим. Правильно ли это?»

– Христос не вмешивался в жизнь людей, а ходил, проповедовал слово Божие, и оно было доступно. Часто православных упрекают: «А что вы делаете?» На самом деле, если посмотреть, особенно за последние десятилетия, то какое количество печатных изданий, газет выходит! А Интернет, телеканалы? Наш телеканал «Союз»? То есть говорить, что мы ничего не делаем, я считаю, не очень правильно. Нарушать спокойствие людей, теребя за руку и показывая на Библию: «Я хочу Вам что-то сказать», – это не есть проповедь; ты вмешиваешься в жизнь человека.

Я хотел бы зачитать: «Знание и разъяснение Божественных истин нужно давать только тем людям, которые об этом просят». Мы не знаем человека, мы не знаем его настроя. Правильно Господь говорит: «Не мечите бисер перед свиньями». Это показательные слова Христа. Не каждому человеку нужно говорить о Боге, о Христе. Сейчас все доступно. Если ты захотел пить – ты придешь к источнику сам. Глупо надеяться на дождь, когда ты знаешь, где есть источник.

У нас есть храмы, которые своим видом уже проповедуют о Боге. Ты можешь купить литературу. Но самое главное – чтобы ты захотел этого. Поэтому методы разные, подходы разные. Насколько сектанты приносят пользу – я не знаю, но все-таки спасение человека начинается от слышания; ты должен сам услышать слово, которое тебе предлагается. Сегодня в христианской Православной Церкви есть все возможности, и нет смысла, нет необходимости идти на улицу и предлагать какую-то литературу.

– Я помню время, когда ходили по квартирам, по улицам и спрашивали: а покаялся ли ты? Но это время все-таки прошло.

– Господь говорит: «Придите ко Мне все труждающиеся…» Придите! То есть человек должен сам сделать шаг навстречу Богу. А через что происходит эта встреча – через книгу, человека или программу – это уже тайна человека.

– Это Вы очень точно подметили. «Се, стою у двери и стучу: кто отворит Мне, с тем буду вечерять», – говорит Господь. Где-то я слышал, что дверца, в которую стучит Господь, открывается только с нашей стороны. Мы, конечно, понимаем, что Господь может сделать абсолютно все, Он бы мог вмешаться в жизнь каждого человека и каждого человека сделать глубоко верующим…

– Но Бог не делает этого.

– Почему Господь не вмешивается в нашу жизнь таким образом, чтобы избавить нас от греха? Такой вопрос задают многие.

– Одно из Божественных свойств – Бог Всемогущ, Он может сделать все. Нет ничего, что препятствовало бы Его всемогуществу. Но Он не может сделать всех добрыми, хотя это Ему ничего не стоит. Почему? Потому что Господь сотворил человека свободным, дал ему выбор: выбирай человек то, что хочешь.

Сколько в Священном Писании мудрости! Господь открывает перед человеком два пути: широкий и узкий. Понятно, что узкий путь очень скорбный, а широкий – «все мне дозволено, все я могу». Но и конец будет определенный. Поэтому Господь, сотворив человека, не ломает двери, но ждет, когда человек сам скажет: «Господи, Ты мне нужен, я не могу без Тебя». Человек должен сам прийти к этому; может быть, через испытания.

Рассуждая над жизненными судьбами, понимаешь, что к Богу не очень хорошо приходить через страдания, потому что тогда теряется глубина веры. Человек должен приходить к Богу только по любви, понимая: «Он мне нужен, я не смогу в этой жизни преодолеть испытания без Его помощи». Это очень важный момент, который я хочу отметить.

– Вопрос телезрителя из Воронежа: «У меня родители неправославные, а я крещен в Православной Церкви. Как правильно родителям рассказывать о православной вере? И как жить так, чтобы все ежечасно, ежеминутно было правильно и по воле Божией?»

– Часто приходят люди и говорят: «Мы хотим крестить ребенка, но у нас проблема: отец или мама категорически против». Получается, если мы покрестим ребенка, будет скандал в семье. То есть сила таинства, роль того действа, которое должно произойти, может быть, не потеряется, но уже будет смазана.

Когда мы проповедуем о Боге людям, не совсем близким к Церкви, это необходимо делать с любовью и аккуратно, понимая, что иногда задаются и каверзные вопросы. Нельзя раздражаться. Может быть, найти какую-то интересную статью или какую-то книгу. Еще раз хочу сказать, что человек должен сам этим интересоваться. Но свидетельствовать о своей вере мы должны.

Что касается вопроса телезрителя, мы можем говорить одно, а поступать со своими близкими, родителями совершенно по-другому. Тогда они скажут: «Какая твоя вера, если ты поступаешь неправильно? Ты меня учишь одному, а со мной ты вот какой». К этому тоже надо быть готовым.

Поэтому, думаю, только аккуратно, с любовью, с терпением все возможно преодолеть. И очень важно желание с той стороны, чтобы ваши родители хотели стать такими, как вы, по вере. И, конечно, нужно молиться, просить у Бога помощи, вразумления, чтобы Господь, может быть, подсказал в свое время, а вы почувствовали, что нужно сказать, как сказать. Но самое главное – живите по Евангелию, все остальное приложится.

– Не устаю вспоминать митрополита Антония Сурожского, который говорил о том, что христианина можно узнать по отблеску Евангелия в его глазах. Я понимаю, что с такими сложностями, как у телезрителя, сталкиваются многие люди. Причем именно в семье эти вопросы возникают чаще всего.

Вы привели пример о крещении. Мы знаем случаи, когда родители и не против крещения, но воспринимают это таинство как обряд от сглаза, для здоровья; или крестят потому, что все крестят. И когда человек отдает себе отчет в том, что происходит в таинстве Крещения, то это совсем другая история. А вообще часто дети становятся первыми христианами в семье, потому что дети легче всего слышат слово Божие.

– Так было в моей жизни. Когда я в пятнадцать лет принял крещение, то через это к вере пришли и мои родители. Такое на самом деле бывает.

И перед принятием таинства Крещения не случайно уже несколько лет проводятся подготовительные огласительные беседы. Человек должен хотя бы об этом послушать, хотя бы задать вопросы. И как обидно, когда люди задают вопросы, не связанные с верой, а о том, например, сколько будет идти таинство или сколько полотенец принести. В моей жизни было всего несколько людей, которые задавали по-настоящему глубокие вопросы о духовной жизни: «А что дальше? Как мне дальше жить? Как не растерять свою веру? Как мне не обращать внимание на то, что происходит вокруг меня, чтобы что-то во мне не поменялось?» Поэтому важно подготовить человека к крещению.

Если родители крестят своих детей, они должны понимать, что они ответственны за научение своих детей вере христианской, должны думать, какой пример они подают. Приведу пример. Пришла соседка, и мама, разговаривая с ней, любезничает. Дочка при этом рисует карандашом какой-то рисунок. Как только соседка ушла за порог, мама начинает говорить: «Какая же нехорошая эта соседка». Девочка не знает, когда мама настоящая, потому что она ей в лицо говорила приятности, а за спиной поступает не совсем правильно. Очень важно, чтобы родители показывали добрый пример своим детям, как нужно жить.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Когда апостолы спросили у Христа: «Почему Ты им проповедуешь притчами?», Он сказал им: «Вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им достаточно притч, потому что они смотрят, но не видят, слушают и не слышат». Может, и сейчас надо так же поступать? То есть завуалированно проповедовать. А зерно на свою почву упадет. Как Вы считаете?»

– Конечно, язык притч – это глубокий язык, и это понимают многие. Когда Христос, говоря притчами, приводит какой-то пример, он распространяется на века, на столетия. Притча будет актуальна всегда. Например, притча «О милосердном самарянине» актуальна всегда.

Что касается личности человека, то, конечно, Господь по-разному к нам приходит, потому что мы совершенно разные люди. И слышим, наверное, не всегда так, как хотелось бы. Язык Священного Писания актуален для всех, но к личности необходим какой-то особый подход. Священник ведь разговаривает с людьми по-разному: с детьми – так, со взрослыми людьми – по-другому. Человеку, который находится в возрасте и может что-то недослышать, совершенно по-другому нужно сказать. Так же и здесь. Все зависит от нас.

– Мне вспомнилась проповедь апостола Павла: он мог говорить с простолюдином на простом языке, с людьми знания – на языке знания. Понятно, что у каждого из нас есть определенный багаж знаний…

– Телезритель привел пример об учениках, что «им дано знать тайны Царствия Небесного». Это потому, что ученики были со Христом всегда. А другие люди, слушающие Христа, впервые Его видели, и они услышали притчу, которая тронула их сердце. Поэтому апостолам не надо было всего объяснять, они и так были рядом с Ним.

– Наверное, Вы с этим сталкивались и чувствовали, как Дух Господень помогает Вам в Вашей проповеди, в Ваших словах. Можем ли мы, миряне, просить Господа, чтобы Он нам послал слово?

– В Священном Писании Господь говорит: «Без Меня не можете творить ничего». Проповедь о Христе – это всегда ответственно, потому что люди смотрят на тебя как на Его представителя, как на человека, верующего во Христа. Предпринимая какое-либо дело, мы все равно просим у Бога благословения. Так и здесь: обращаясь к кому-то, мы внутренне должны сказать: «Господи, помоги мне! Дай мне разум, чтобы сказать этому человеку полезное».

Иногда ничего не надо говорить человеку, а просто посидеть рядом с ним и помолиться. Я вчера шел к Лавре, вижу: стоит девушка, плачет. Казалось бы, какое мне дело? Нашел в себе силы, подошел, взял за руку, сказал: «Не переживайте, все будет хорошо». А в ответ получил улыбку. Когда мы научаемся даже не словами, а поступками доказывать правильность своей веры, глубину своей веры, это уже огромное дело. Господь говорит: «С плачущими плачьте, а с радующимися будьте радостны». Поэтому проповедь людям о Христе всегда начинается с молитвы: помолились, хотя бы кратко, попросили у Бога помощи – и сеем семена.

– Мы говорили о детях и о взрослых, которые готовятся к тому, чтобы в их доме появился еще один воин войска Христова. Наверное, Церковь как-то по-особенному говорит с детьми? Как выглядит проповедь детям?

– Самая главная ошибка, которую допускают иногда рьяные верующие христиане, – сказать фразу: «Бог тебя накажет». Никогда своим детям такие вещи не говорите, потому что Бог, в принципе, никогда никого не наказывает. Господь есть Любящий Отец. Приучите своего ребенка жить с осознанием, что Бог не злой и не каратель, но нужно бояться Его обидеть. Родители должны сказать: «Когда ты делаешь что-то неправильно, мы очень расстраиваемся. Так и Господь. Если ты будешь жить неправильно, будешь обманывать нас, родителей, вредничать, делать какие-то гадости, ты прежде всего обидишь Его. Конечно, и нас, потому что мы твои телесные родители. Но и Создателя. Когда нас не будет, ты с Ним должен будешь жить дальше, после нас». Разговор с детьми – это всегда честный разговор. Но без фанатизма. Бог есть любовь – учите детей этому прежде всего.

– Вы сейчас сказали удивительную фразу, что это должен быть честный разговор. Я подумал о том, что, наверное, не только с детьми должен быть честный разговор. Я так понимаю, проповедь о Христе должна быть честной всегда. Но может ли быть такой момент, когда человек решает, что нужно не всю правду сказать? Потому что правда ведь может быть столь жесткой и обличительной, что мы боимся иногда сказать ее всю.

– Чтобы человек услышал правду, все равно надо человека немного подготовить. Всегда спорный вопрос, говорить ли пациенту с нехорошим диагнозом: «Извини, тебе осталось жить три месяца». Один человек может отреагировать нормально и сказать: «Хорошо, я понял, я готов».

– «У меня есть три месяца на покаяние».

– А другому, может быть, и не надо это знать, потому что появится отчаяние, злоба: «Почему у всех так, а у меня так?»

Конечно, правду нужно всегда говорить, как я уже сказал, и быть честным. Но все-таки нужно понимать, хотят ли услышать эту правду от тебя. Иногда надо промолчать. Хотя говорят, что молчанием предается Бог. Бывают разные жизненные ситуации, и по-разному надо к этому подходить.

– Это честный ответ. Потому что если человек все-таки понимает, что с его здоровьем все плохо, но его духовное состояние позволяет это принять – это одно. Если иначе – все по-другому. Это все очень сложно.

– Я хотел бы повторить слова Спасителя (Евангелие от Матфея, седьмая глава, шестой стих): «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». Людей, закоренелых в грехе и испорченных духом зла, Спаситель советует не трогать. Есть грешники, которые не желают освобождаться от своих грехов, поэтому что бы вы им ни говорили, будет бесполезно. Более того, если человека не коснулась благодать Божья, Евангелие для него будет просто книгой с набором правил хорошего тона, хорошего поведения, но не будет смыслом его жизни, пока он сам не откроет свое сердце Спасителю и тем словам, которые звучат из уст Господа.

Поэтому очень важно ко всему подходить с разумом: что говорить и кому говорить. Не нужно уподобляться людям, которые носят брошюрки, стучат в дверь со словами: «Мы вам расскажем об Иисусе». Хотя у нас есть много возможностей донести людям Благую Весть о Спасителе, чтобы это тронуло их сердца.

– До Вознесения шли пасхальные праздники, и, бывая на них, всегда удивляешься тому, как люди радуются. Причем радуются все. Во время самой ночной пасхальной службы, куда приходят и люди верующие, и неверующие, все с радостью кричат: «Христос воскресе!» И с радостью отвечают: «Воистину воскресе!» Но проходит время – и в храм возвращаются не все.

Вопрос у меня в следующем. Человек, скажем так, заставляет себя ходить в храм сначала раз в месяц, потом каждую неделю. Пока еще к нему не пришло знание, и пока он не стал человеком, которого мы называем «воцерковленный», но он упорно ходит в храм. Возможно ли, что количество перейдет в качество?

– Я считаю, что есть вещи, к которым мы себя должны понуждать. Ведь иногда утром, может быть, не хочется зубы чистить, умываться, но мы заставляем себя, понуждаем. Так и здесь. У человека, который только переступает порог церкви, уже работа внутренняя произошла, он уже Христа почувствовал. А нахождение на богослужениях, исповедь, причастие, проповедь, Евангелие, слова песнопений более приближают его к Создателю. Когда постоянно посещаешь богослужения, начинаешь наизусть знать многие моменты, многие молитвы; тебе не надо их зубрить, как стихотворения в школе. Когда человек постоянно это делает, когда понуждает себя, когда у него правило жизни такое, что воскресный день он посвящает Богу, молясь за себя и за свою семью, он учится различать, какой момент идет на богослужении, что означает. А если еще книгу возьмет и посмотрит, то это будет огромная польза. Участие в таинствах – это тоже очень важный момент.

– Вопрос телезрительницы из Ростова: «Мне 88 лет. Хочу узнать, повредит ли моей душе то, если меня после смерти кремируют? Я крещеная, хожу в церковь».

– Самое главное – долгих Вам лет жизни. Живите долго, радуйтесь этой жизни, обращайтесь к Господу. Что касается этого вопроса, конечно, кремация не приветствуется, и есть положения в Концепции Русской Православной Церкви, где содержится момент по поводу кремирования. Ведь это языческие корни. Мы, православные, относимся к нашему телу с почтением и благоговением. Тело для нас – соработник в спасении, оно помогает нам творить добрые дела, поэтому мы не избавляемся от него.

Есть в ряде религиозных культов или философских течениях такое понятие, что тело – это темница для души. У нас совершенно иное отношение к телу. Апостол Павел так и говорит: «Неужели не знаете, что вы есть храмы Духа Святого?» Это отличает нас от остальных.

Конечно, существует еще социальный момент (к сожалению, это действительность нашей жизни) – дешевле людям совершить кремацию своих близких, чем купить место на кладбище, похоронить. Часто к этому прибегают от неимения средств, и это уже вопрос не церковный, а вопрос социальной несправедливости нашей современности.

Все-таки кремировать нежелательно. Но если даже это произойдет, я считаю, что и отпевание будет совершаться, и молитва на Вашем месте погребения будет совершаться. Но, может быть, что-то поменяется – и Вы по-другому отнесетесь к своему телу, которое столько лет с Вами?

– Вернемся к нашей теме. Мы говорим о том, нужно ли проповедовать людям, которые не готовы услышать наши слова. Здесь есть еще один аспект. Представим себе какой-нибудь далекий остров в океане, где есть люди, которые никогда в своей жизни не слышали о Христе. Но при этом они живут так, как будто читали Евангелие, поступают как настоящие христиане, не слыша никогда о Христе.

Помните, в советском обществе было много попыток убрать воскресенье, чтобы даже слова «воскресенье» не было… Пытались изменить, убрать из жизни все, что касалось Церкви, рушили храмы и даже людей убивали за веру. Но ничего не получилось. Можно ли представить себе общество, которое никогда не слышало о Христе, но при этом было высоконравственное и духовное?

– Нравственное и духовное общество невозможно без Христа. Потому что именно то, что мы слышим от Него, наполняет нашу жизнь смыслом…

Чисто организационно можно сделать любое общество, но оно всегда будет саморазрушаться. К сожалению, грех невозможно победить без Бога. Грех будет разрушать любое общество, обязательно пойдут расслоения на богатых и бедных. С чего начинается ссора в семье или ссора в каком-то коллективе? Один превозносится над другим. А Господь говорит: «Служите друг другу…»

Церковь не безмолвствует. Давайте вспомним равноапостольных служителей уже после апостолов, которые просвещали целые народы: это и равноапостольная Нина, просветительница Иверии, и равноапостольная Ольга, и князь Владимир… Огромное количество примеров, когда один человек доносил до огромного количества людей, своих соотечественников, слово о Христе. И эти слова не пропадали. Для нас это пример.

Для Церкви миссионерское служение является неотъемлемой частью. Миссия Церкви – приводить людей ко Христу, это самое важное. А методы могут быть различными: выпуск определенной литературы, проекты, литургия с пояснениями. Я пару раз служил такую литургию, когда останавливается служба и человек разъясняет тем, кто находится в храме, что сейчас происходит, как воспринимать то или иное действие священника или что поют на клиросе. Поэтому методы различные, а цель одна – привести человека ко Христу.

– Миссионерские литургии проводятся уже не первый год, они есть. Знаю, что при Коневецком монастыре летом организуется лагерь, где живут вместе в палатках не только верующие православные христиане, но и те, кто вообще ничего еще не слышал о вере. И отцы рассказывают, что эти люди приходят к вере; может быть, не в первый год, но приходят.

Вопрос телезрительницы из Екатеринбурга: «Как себя вести как воин Христов, когда в публичном пространстве встречаешь оскорбления в адрес веры, Церкви, священства, православных? Имею в виду социальные сети. Я в них не заходила никогда, но появился такой сайт, где соседи задают друг другу вопросы, и там начались вбросы оскорбительного характера. Как я должна на это реагировать? Я, собственно, вступила в эту схватку, но там таких, как я, очень мало, а оппонентов очень много, поэтому очень тяжело. Что делать? «Метать бисер” или нет? Ведь это публичное пространство, и многие, кто еще ничего не знает о Христе, на это смотрят и как-то реагируют».

– А что говорили про Христа? Что Он ест с грешниками и непонятно чем занимается. А первых христиан вообще обвиняли, что они пьют кровь и едят младенцев. Чего только не было! Накал злобы, особенно в наше время, велик. Защищать нашу веру, конечно, необходимо; может быть, мудрым ответом. Если не знаете, как защититься, надо остаться при своем мнении. Потому что сегодня действительно огромное количество людей, которые, не зная жизни Церкви, по каким-то случаям оценивают всех. Если во власти, например, появился человек недобросовестный и нечистый на руку, это же не значит, что во власти все воры. Так и здесь.

Священники – как самолеты: о них говорят только тогда, когда они падают. Даже священник может ошибаться, даже общество может принимать какое-то неправильное решение. Но мы должны понимать, что Бог всегда на стороне правды. И какие-то отдельные события не могут повлиять на ход истории, на жизнь Церкви.

Защищать надо. Защищать своей жизнью – жить честно, жить правильно, чтобы говорили: «Посмотри, вот действительно настоящий представитель христианства». Я думаю, всех не переубедишь. Сколько у нас умных людей с образованием, которые пытаются донести слова правды… Но кто их слышит? Немногие, наверное. А остальные остаются при своем субъективном мнении.

– Мне приходится постоянно заниматься этим вопросом, работая в социальных сетях в том числе. И есть очень тонкий момент: люди, которые ругают Церковь, – это те, которые не хотят слышать, они хотят говорить.

– Да, что бы вы ни говорили, даже какие-то объективные вещи, вас просто не услышат.

– Но что касается вопросов, связанных с исповеданием веры, есть огромное количество литературы. Есть такая наука, как апологетика (то есть защита веры), можно пойти на какие-то курсы. Например, в Санкт-Петербурге есть курсы Иоанна Кронштадтского при Лавре. Есть воскресные школы для взрослых, помогающие получить те знания, с помощью которых мы могли бы отвечать на какие-то очевидные вопросы.

– В социальных сетях эти посты распространяются не для того, чтобы найти истину, а для того, чтобы оскорбить, унизить человека. Вот здесь и начинается доля ответственности; с этого момента начинается грех.

– Если телезрительница задает такой вопрос, значит, она размышляет на эту тему, задумывается о том, как проповедовать. И это, по-моему, самый лучший вариант – размышлять… Если подвести итоги, то как все-таки ответить на вопрос: нужно ли проповедовать тем, кто не готов услышать?

– В любом месте – дома, в семье, на улице – мы всегда должны оставаться христианами. И слово может быть не всегда уместно, а наши дела, поступки будут наилучшей проповедью нашей веры, нашего отношения к Богу. Апостол Павел сказал, что мы должны быть готовы отвечать на вопросы, которые нам могут задавать, и правильно, грамотно на них отвечать. Поэтому надо учиться, читать литературу, которая так или иначе будет нам помогать отвечать вопрошающим.

– Отче, благословите наших телезрителей.

– Дорогие братья и сестры! Я хочу пожелать, чтобы Господь хранил вас на всех путях вашей жизни!

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Владислав Рябов и Светлана Тодосейчук

История православного христианства в России

Россия исповедует особую форму христианства – православие (православных верующих России насчитывается – более 80%). Это течение зародилось в момент, когда Римская империя признавшая христианство государственной религией, разделилась на Западную и Восточную. В Восточной части появился свой церковный глава — константинопольский патриарх. Формально подчиняясь римскому папе, константинопольская церковная верхушка на самом деле имела свой, особый взгляд на принципы церковного устройства — а попросту, хотела сама управлять восточной частью мира, без вмешательства римского папы. После того как Западная церковь совершила небольшое добавление к христианскому Символу веры об исхождении Святого духа не только от Бога-отца, но и от Бога-сына римский папа и константинопольский патриарх одновременно предали друг друга анафеме. Произошло знаменитое разделение церквей на католическую и православную.

История возникновения христианства на Руси всем известна: великое русское княжество попросту решило установить более тесные контакты с Византией, то есть Восточной Римской империей и приняло православие.

Так в чем же отличие православной церкви от католической. Назовем основные признаки…
Первое отличие состоит в различном понимании единства церкви. Для православных достаточно разделять одну веру и таинства, католики в добавление к этому видят необходимость в едином главе церкви – Папе.

Кстати, православные вообще не признают главенства Папы. Тогда как католики приняли догмат о всецелом догмате Папы над церковью.

Еще одно отличие в Символе Веры. Католическая церковь исповедует в Символе Веры, что Дух Святой исходит от Отца и Сына. Православная церковь исповедует Духа Святого, исходящего только от Отца.

Также католическая церковь приняла догмат о Непорочном Зачатии Девы Марии. Это означает, что даже первородный грех не коснулся Матери Спасителя. Православные прославляют святость Богородицы, но считают, что она была рождена с первородным грехом, как и все люди.

Православная церковь принимает решения только первых семи Вселенских Соборов, в то время как католическая церковь руководствуется решениями 21 Вселенского Собора.

Несмотря на различия, католики и православные исповедуют и проповедуют по всему миру одну веру и одно учение Иисуса Христа.

Православная церковь в России

В русской истории, начиная с крещения Руси в X в., церковь была связана с государственной властью. А церковные деятели (вначале митрополиты, а с 1589 патриархи) всегда входили в ближайшее окружение царя. Православие было господствующей конфессией.

Более четырех веков россияне жили под негласной властью византийской церкви. Однако московская церковь претендовала на собственную исключительность и в 1448 году московские священники объявили собственную самостоятельность, не признанную Константинополем и остальным миром вообще. А еще через 140 лет у новой церкви появился официальный глава – патриарх.

С падением монархии для русской церкви начался период испытаний. С началом революции в России развернулась политика насильственного навязывания атеизма. Результатом чего стало разграбление многих храмов.

Государственное давление на церковь ослабло в последние месяцы 1941, после ряда военных неудач советских войск в войне с Германией. Война 1941–1945 сплотила верующих и неверующих.

После распада СССР в 1991 русская православная церковь стала возрождаться, а вместе с тем прекратились гонения на верующих, распространенные в советские времена, прекратились. Началось возрождение старых (около 1,5 тысяч уцелевших из 50 тысяч, насчитывающихся до революции 1917 г.) и строительство новых христианских храмов.


2019.12.25

«Некоторые способы вранья в человеческой истории повторяются»

25 декабря в большинстве стран мира отмечается Рождество Христово. Это праздник, которому многие давно не придают религиозного значения. Он остался в европейской культуре как дань традиции. Однако для другой части населения он все еще несет глубокий духовный смысл — в этот день родился спаситель мира, он же Иисус Христос. Но кем он был? Есть каноническая версия, но есть и фигура Иисуса историческая, которая, бесспорно, повлияла на европейскую историю и цивилизацию. Любой, даже нерелигиозный человек, так или иначе подвержен влиянию христианской традиции и культуры. В прошлом году увидела света книга публициста Юлии Латыниной «Иисус: историческое расследование». Недавно вышло ее продолжение — «Христос с тысячью лиц». Так кто такой исторический Иисус и как его учение влияет на нашу реальность, в том числе политическую? Об этом Znak.com поговорил с автором этих книг.

Картина Генриха Гофмана «Христос и богатый юноша»

«Они в аду, потому что веровали в Иисуса, но не так, как надо»

— В чем практический смысл ваших книг про фигуру Иисуса для современного человека? В частности, вашей новой книги «Христос с тысячью лиц». Есть ощущение, что это не просто попытка исторической реконструкции, но и посыл в настоящее.

— Ни одна хорошая книга не пишется ради посыла в настоящее. Так пишутся статьи. Я писала эту книгу, потому что надоедает заниматься настоящим, оно достаточно примитивно и смешно по сравнению с прошлым. Даже те фейк ньюс, которые делают сегодняшние СМИ, откровенно смешны по сравнению с теми фейками, которые производило человечество в далеком прошлом. Моя книга — это прежде всего книга ученого, который, кстати, много раз пересматривал свои взгляды на эволюцию христианства. И это попытка рассказать, как устроена монотеистическая религия, как она развивалась. Причем тема еще не закрыта. Следующий том я посвящу иудейскому монотеизму. Это еще более интересный вопрос.

Если вы увидели в этих двух книгах какие-то параллели с настоящим, то это связано лишь с тем, что некоторые способы вранья в человеческой истории нередко повторяются. У меня не было задачи кого-то выводить на чистую воду. Я вообще изначально ставила себе задачу написать книгу про Римскую империю и ее гибель, — и вот она так неузнаваемо переменилась.

Карл Блох. Нагорная проповедь. Фрагмент

— Но вы нередко используете по отношению к ранним христианам термины, которые в современном контексте носят сугубо негативный смысл: экстремисты, фанатики, сектанты, шахиды и так далее. Кроме того, сравниваете борьбу за чистоту веры с внутрипартийной борьбой большевиков, где-то проводите параллели с оруэлловским «1984».

— Во-первых, я чаще всего называю иудейских милленаристов так, как они назывались в начале I века нашей эры — зилоты, канаим (что значит «ревнители»), сикарии, бирьйоним и «четвертая секта». «Экстремисты» или «фанатики» я говорю реже, и это слова хронологически нейтральные. Разве в истории человечества не было экстремистов, сектантов и фанатиков до XXI века?

Во-вторых, что касается слова «шахид», то оно как раз используется прямо по назначению. Дело в том, что семитский корень «шхд» (означает — быть свидетелем) употреблялся самими прямыми последователями Христа. Ведь они говорили на арамейском, а не на греческом. Есть греческое слово μάρτυς, свидетель, которое в христианских текстах одновременно имеет значение «мученик». Это слово являлось калькой арамейского «сахде» — «свидетель» в значении «мученик». Прямо из арамейского это слово в данном значении и позаимствовал пророк Мухаммед. Вообще очень много исламской терминологии позаимствовано от арамейских последователей Иисуса. Так что я лишь указываю на происхождение данного термина.

В-третьих, что касается сравнения дрязг между различными христианскими сектами с дрязгами между троцкистами и бухаринцами, то это само собой напрашивается. Это метафора, чтобы показать читателю, как развивалось раннее христианство. Если человек почитает «Против ересей» Иринея Лионского, то он будет поражен, насколько этот текст нетерпим не просто к язычникам или философам, а даже к тем людям, которые верят в Иисуса так же, как автор, но их представления чуть-чуть отличаются от его.

Чудовищная распря между различными направлениями христианской церкви, — это то, что ее отличало от предшествующей ей античной культуры. В античности не было ничего подобного. Само христианское слово «ересь» — это христианский новояз. В дохристианском греческом слово «ересь» означало направление или школу. Когда Иосиф Флавий говорит о четырех «эйресис», или направлениях, в иудейской ортодоксии того времени, он не вкладывает в него никакого негативного оттенка.

— Разве у читающего в России невольно не возникнут параллели с той же РПЦ, которая утверждает, что только она является носителем истинного чистого христианства и больше никто?

— Современная православная церковь отличается от баптистов или даже свидетелей Иеговы совершенно незначительно по сравнению с тем разнообразием христианских движений, которое имелось в античности. У них было гигантское различие между собой как в ритуалах, так и в учениях.

Были христиане, или, точнее, назореи, которые соблюдали строжайший иудейский закон, как это делал сам Иисус. Были последователи Иисуса, которые не употребляли ни мяса, ни вина, ни даже хлеба. Были такие, у которых были священниками женщины. Были те, у которых вообще не было священства, а был жребий, который случайно падал на одного из членов общины, и он вел службу. Были такие, которые верили, что Христос не рождался и не умирал, он пришел не для того, чтобы принести себя в жертву человечеству, а для того, чтобы принести людям знание. И это знание о том, как самому стать богом. Это были гностики, среди которых тоже было величайшее количество разновидностей. Одни считали, что у Христа не было тела, это был надмирный дух, который принял образ тела. Другие считали, что дух Христос надел на себя тело человека Иисуса, как рубашку, и может точно так же надевать на себя тела других гностиков.

Кстати, настоящее учение апостола Павла было, по крайней мере, опасно близко к этой теории. Когда Павел в своих письмах пишет «вы приняли меня как ангела Божия, как Иисуса Христа», (Гал. 4:14), — он, скорее всего, имеет в виду именно то, что он новый Христос. Были гностики, которые полагали, что настоящий бог-творец находится вне материального мира. Этот мир создан злым богом, которого они называли Ильдабаофом. Некоторые из них отождествляли Ильдабаофа с богом Ветхого Завета, а некоторые — нет. Во многих общинах, прежде всего арамейскоязычных, огромную роль играла небесная мать Христа — Святой Дух.

— Святой Дух женского рода? Вот сторонники патриархата расстроятся.

— Он может быть матерью на арамейском, потому что Дух на арамейском, Руха (на иврите — Руах) — женского рода. По-русски лучше говорить для благозвучия — Святая Духовность. Вообще, поздняя греческая ортодоксальная троица — Бог-Отец, Бог-Сын и Бог — Дух Святой, связаны очень странными сексуальными отношениями. В этой Троице две особи мужского пола, и одно, Дух — среднего. (На греческом Дух, то есть Пневма, среднего рода.) Напротив, арамейская Троица — это образцовая классическая семья. Бог-Отец, Мать — Святая Духовность и их сын — Христос. Между прочим, это образцовая семитская Триада: Бог-Отец, Богиня-Мать (Ашера, Атират, Атаргатис) и их сын — посредник между верховным богом и человечеством.

Это все к тому, что христианство изначально — это гигантское разнообразие общин, ритуалов и убеждений, — от назореев и эльхасаитов до маркионитов, монтанистов и манихеев. Все эти общины успешно пережили гонения от римлян-язычников, но не пережили триумфа церкви, которая с II века называлась «кафолической», то есть всеобщей, и с V века — «ортодоксальной», то есть правоверной. Хочу просто напомнить, что во времена, которые я описываю, «кафолическая» и «ортодоксальная» церковь были одним и тем же, хотя при этом ее догматы еще отличались от нынешних.

Жан-Леон Жерон. Въезд Иисуса в Иерусалим

Вообще, в библеистике есть очень популярная теория христианства как маленького ручейка: был никому не известный Иисус, были его скромные апостолы, и весь этот маленький ручеек тек по территории Римской империи, пока не превратился в могучую реку. В общем-то такое гигантское разнообразие видов христианства еще в I–II веках нашей эры заставляют в этой теории сильно усомниться, тем более что арамееязычное христианство (то самое, где была Мать — Святая Духовность) развивалось прежде всего на гигантских арамееязычных же территориях, лежавших в основном за Евфратом, — в Эдессе, в Адиабене, в Мосуле. Если что-то и было «маленьким ручейком» в этой ситуации, так это протоортодоксальная церковь, которая начала складываться не раньше 130-х гг. нашей эры в Риме.

Язычники не воевали друг с другом из-за догматов. Те, кто поклонялись в Антионии Зевсу Боттею, не считали еретиками тех, кто поклонялся в Додоне Зевсу Наосу. Другое дело — последователи Иисуса. С самого раннего момента они называли тех, кто хоть на йоту отличается в веровании, «лжецами», «сынами дьявола», «синагогою Сатаны» и даже «псевдомартусами», то есть лжесвидетелями. В раннем «Апокалипсисе Петра», книге, которая считалась канонической в римской церкви еще в 160-х годах, есть даже специальное наказание в аду для «псевдомартусов» — у них огонь жжет языки. Они в аду, потому что веровали в Иисуса, но не так, как надо.

Таким образом, история раннего христианства просто несопоставима с тем христианством, которое есть сейчас и воплотилось в ортодоксальной церкви. Это также, как если бы я писала о неолитической революции, а вы бы меня спросили, какие там есть параллели с процессом освоения космоса, которым заведует господин Рогозин. На фоне неолитической революции господина Рогозина не существует. Он измеряется в нанометрах. Так же как на фоне истории зарождения христианства нынешние скандалы внутри РПЦ, ее попытки влиять на общество, борьба с ее критиками — это все сущая мелочь.

— Тогда какова главная мысль вашей новой книги?

— Главная тема моей новой книги — это раннее разнообразие верований последователей Иисуса и особенно тот факт, что они были так же влиятельны за пределами Римской империи. У нас есть их занимательные и фантастические биографии, которые для тогдашних христиан были чем-то вроде приключенческих сериалов, и я эти биографии пересказываю и анализирую, в частности, биографии апостола Иоанна, апостола Филиппа и особенно апостола Иуды Фомы, который претендовал на то, чтобы быть Близнецом Христа, а проповедовал за Евфратом, на территории Месопотамии. Авторы этих биографий старались, чтобы было занимательно, и я за ними стараюсь тоже.

Реконструируя то, во что верил сам Иисус и его ближайшие апостолы, мы понимаем, что они были воинствующими иудейскими милленаристами, — которые верили, что в ближайшее время наступит Царство Божие, — союзниками зилотов, как полагает Брендон, или самими зилотами, как полагает профессор Эйзенман. Я придерживаюсь версии Эйзенмана. То, что описано в Евангелиях как торжественный въезд царя Израиля в Иерусалим на Пасху и погром во храме, было попыткой захвата города и установления этого самого Царства Божия. Попытка не удалась, зачинщика мятежа распяли (совершенно справедливо по римским законам), а огромная организация, статус и социальное благополучие руководителей которой зависело от продаваемого ими идеологического продукта, принялись искать объяснение этому парадоксу: пришел Мессия Израиля, который должен был прийти с войском ангелов на облаках и поразить врагов огнем из своих уст, — а огня не было, и войска ангелов тоже. Собственно, вот разнообразие этих объяснений и есть предмет книги.

Святой Иаков, брат Господень (Новгородская икона XVI века)

Кроме того, я объясняю, откуда взялась идея прихода Царствия Божия, которого ждут до сих пор. Ее придерживался физический брат Иисуса Иаков, который строжайше соблюдал иудейский закон и руководил церковью в течение 30 лет, пока его не сбросили в 62-м году со стены храма. Согласно фразе, которая у Иосифа Флавия была вычеркнута христианской цензурой (но сохранилась в цитатах у Оригена, Евсевия Кесарийского и бл. Иеронима) — эта смерть и привела к Иудейской войне. Война случилась в отмщение за эту смерть. Объяснение апостола Иуды Близнеца, что Христос пришел, не чтобы произвести физический переворот, а чтобы принести Знание, и что это Знание о том, как самим становиться Христами, — видимо, тоже было очень ранним. И, конечно, я должна сказать, что эти объяснения очень красивые. Идеи, что Царство Божие не от мира сего, что тот, кто познал бога, станет богом, что он сбросит после смерти плотские одежды и облечется в эфирное тело ангела, — это красиво. Хотя они и рождались из практических надобностей — а именно, из необходимости объяснить постоянные поражения секты.

«Именно нетерпимость церкви позволила ей восторжествовать»

— В своей новой книге вы приходите к мысли о том, что борьба церкви с гностицизмом в том числе носила и политико-экономический характер. Гностицизм утверждал, что верующий может общаться с богом напрямую, минуя институт церкви. Естественно, церковную бюрократию не могло устраивать такое положение дел. А не наблюдаете ли вы, что и сегодня, в силу падения авторитета РПЦ, в России начал возрождаться некий неогностицизм? Некоторые православные не хотят ходить в церковь, призывают собираться дома и совместно молиться. А есть и экстремальные формы этой идеи. Вот, например, секта «Ученики Иисуса Христа», которая стала известна общественности случайной смертью забитого плетьми мальчика. Один из мотивов — отрицание официальной церкви как ложной.

— Я бы не стала сравнивать египетскую пирамиду с сувениром из лавки. То, что происходило в течение первых веков веры в Иисуса, является вещью, которая заслуживает исследования сама по себе. И все остальные вещи, которые происходили в истории христианства потом, даже возникновение протестантизма, я уже не говорю о каких-то российских сектах, — вторичны.

Бесспорно, одна из главных причин триумфа церкви над различными видами гностицизма заключалась в том, что церковь обладала организацией, а большинство видов грекоязычных гностиков считали, что им организация не нужна, они могут и напрямую общаться с богом.

Вторая вещь, которая обеспечила триумф церкви, это нетерпимость. Очень много разновидностей христианства были значительно более терпимы. Многие гностики без особого напряжения могли приносить жертвы. Были гностики, которые не видели ничего плохого в том, чтобы отождествить Иисуса с Гермесом Трисмегистом. Именно нетерпимость церкви позволила ей восторжествовать.

Совершенно точно, что к этому никакого отношения не имела собственно идеология церкви. Церковь постоянно меняла свою идеологию. Та организация, которую возглавлял Иисус, а после его смерти — его брат, который был не меньшей по значительности фигурой, предусматривала жесточайшее соблюдение иудейского закона. Но впоследствии она изменила эту идеологию на 180 градусов.

Пьетро Перужино. Распятие Пацци. Фрагмент

Или вот другой поразительный пример. Церковь, видимо, вслед за Иаковом Праведником, очень долго исповедовала доктрину физического воскресения тела. Утверждение, что после смерти души берутся на небо, она называла страшной ересью гностицизма. Один из основателей ортодоксии Юстин Мученик требовал не называть таких людей христианами. Вот вам точная цитата: «Если встретитесь с такими людьми, которые не признают воскресения мертвых и думают, что души их тотчас после смерти берутся на небо, то не считайте их христианами». Сейчас, я думаю, верующие очень удивятся такому призыву.

Церковь многократно пересматривала свои самые фундаментальные позиции. Вот вам еще из анекдотов. До середины III века нашей эры, до начала гонений Деция и Валериана, позиция церкви была непреклонна: если на христианина донесли, что он христианин, и он в суде отказался от Христа (после чего его отпускали), то такой отрекшийся отправится в ад. Все подлинные деяния мучеников того времени построены на этой коллизии. Обвиняемому в суде предлагали отречься от Христа, он категорически отказывался. Потом начались преследования Деция, который потребовал от всего населения империи принести жертвы богам с целью выявления христиан. Христиане, которых до этого долго практически не преследовали, массово стали приносить жертвы, покупать у властей документы о том, что они их принесли, отправлять принести жертву вместо себя раба или знакомого. Позиция церкви изменилась на 180 градусов. Отныне тот епископ, который отказывался считать человека, принесшего жертву, христианином, был сыном Сатаны, лжецом и еретиком. Именно такую позицию занял Новатиан. Его предали проклятию, хотя он требовал именно того, что до этого требовала сама церковная бюрократия в спокойные времена. И вот эта церковная бюрократия, колебавшаяся вместе с линией партии, сама была предельно нетерпима как к окружающему миру, так и к другим разновидностям христианства. И это в конце концов способствовало победе.

— Ближе к концу книги у вас есть глава, посвященная гонениям на жидовствующих еретиков в XV веке на Руси. Там нет особо ничего про Иисуса, кроме того, что жидовствующие — это, возможно, прямые преемники его первых последователей. Что вы хотели этим сказать? Это тоже никакого отношения не имеет к современной РПЦ?

— Эта глава носит чисто технический характер. Она нужна мне для того, чтобы обосновать провенанс текста, который известен как «Славянский Иосиф» и который попал, как считает Роберт Айслер, в Россию вместе с «жидовствующими». Это спорный текст с сомнительной репутацией, который дошел до нас только в древнерусском варианте и представляет собой очень неканонический вариант «Иосифа Флавия». В этом тексте, в частности, есть длинный рассказ об Иоанне Крестителе, из которого следует, что это тот же самый персонаж, которого Иосиф Флавий называет Цадоком — основателем «четвертой секты». В «славянском Иосифе» говорится, что Иоанн Креститель, он же Цадок, пришел за поколение до Иисуса, в начале нашей эры, а был казнен после Иисуса — в 36 году. Он крестил людей в реке Иордан, проповедовал то же, что вожди «четвертой секты», носил власяницу и ел только то, что посылают деревья, — то есть то, чем питались Адам и Ева в Раю. Когда Айслер в конце 1920-х написал о «славянском Иосифе», то половину библеистов, которые часто были верующими христианами, хватил инфаркт. Если бы был XVI век, Айслера бы сожгли на костре. Сейчас репутация этого текста становится все лучше, недавно на него как на серьезный источник ссылался, например, такой патриарх библеистики, как Чарльсворт.

Вообще легко понять, что никакому верующему христианину не придет в голову как в страшном сне отождествить Иоанна Предтечу со страшным основателем «четвертой секты», да еще и нарушить при этом всю библейскую хронологию. Я считаю, что в данном случае «славянский Иосиф» (который вообще-то содержит массу интерполяций) говорит чистую правду. Иоанн Креститель, он же Цадок, был основателем «четвертой секты», и главным теологическим новшеством, которое он принес, было именно будущее гностическое утверждение о том, что мученики за веру, если умирают, то попадают к богу и там становятся малыми богами, совлекают с себя грешную плоть, обретают эфирные тела ангелов и начинают сиять. Это должно было объяснить постоянные поражения инсургентов. Но, конечно, это было очень красивое объяснение, которое уничтожало ту китайскую стену, которая в иудаизме стояла между богом и человеком. «Ты познал Христа — ты стал Христом». Круто.

«Нынешние эксцессы, связанные с христианством, будь то в США или в России, — это все копошение в давно сгнившем трупе»

— Давайте все-таки поговорим о современности. Вы сейчас находитесь в США. Есть представление, что низкий уровень жизни, отсутствие демократии, неразвитость науки и техники могут быть обусловлены глубокой религиозностью общества. В массе своей американцы верующие. Более того, они — члены тех организаций, которые в России называли бы сектами. Тем не менее это передовая страна — и с точки зрения демократии и свободы слова, и с точки зрения научно-технического прогресса. На ваш взгляд, тезис: глубокая религиозность — тормоз прогресса — недействителен? Или как объяснить этот американский феномен?

— Слушайте, это какой-то безумный вопрос. Что значит: «в России называли бы сектами?» У нас и Навального вместе с его ФБК руководство РПЦ может сектой признать в лучшем стиле Епифания из Саламиса. Если же в целом — то это область деятельности, которая не поддается обобщениям. У моего любимого Макса Вебера есть одна книга, которую я терпеть не могу. Это как раз «Протестантская этика и дух капитализма». Я полагаю, что эта книга не имеет ничего общего с реальностью. Хотя другие его книги я люблю. Например, «Аграрная история Древнего мира». Я думаю, что христианство благодаря своей нетерпимости, и совершенно того само не желая, совершило в истории Европы одну фантастическую вещь. Оно создало мир, в котором не сформировалось единого гигантского государства. Вражда между германскими императорами и римскими папами в средневековой Европе была той движущей силой, которая способствовала формированию могучих торговых городов, основанных на самоуправлении.

Патриарх Московский и всея Руси КириллОлег Власов / Patriarchia.ru

Именно это случайное последствие христианской веры является одной из причин, почему Запад стал тем, что мы имеем сегодня. Это не имело никакого отношения к глубокой религиозности, главным фактором здесь были вот эти два центра силы плюс рыцарский доспех и этика рыцарской войны. Несмотря на всю мою любовь к Римской империи, нужно сказать, что к IV веку она превращалась в чудовищное социалистическое государство, которое все больше походило на Древний Китай с той только разницей, что в Китае был создан механизм отбора бюрократов посредством экзаменов, а в Римской империи ничего подобного не было. Бюрократами в итоге становились вольноотпущенники, рабы и вообще черт знает кто. Это приводило к неэффективному управлению и чудовищным размерам воровства, а также, кстати, к гигантскому распространению христианства еще в III–IV веках нашей эры. Многие из этих римских чиновников были христианами. А это очень опасное сочетание: безграмотный человек — на высокой позиции, без культуры, без корней, с огромными полномочиями, огромными рисками и огромными амбициями. Ничего подобного в Китае или Персии не могло быть.

Так вот, Россия, Восток и исламский мир отстали от Запада не из-за религии, а прежде всего потому что у них не было разделения на эти два центра силы. У них не было ничего подобного вражде папы и императора. И если из этого извлечь какой-то исторический урок, то он будет заключаться в том, что разделение властей — это всегда хорошо. Когда есть несколько центров силы, то это заставляет их соревноваться между собой, в том числе и военным способом. И поскольку они не могут выжить, не став лучше, они очень быстро начинают эволюционировать, в том числе и технически.

— Но в США есть даже такое понятие, как Библейский пояс, это Южные штаты, в которых сильные позиции у американских баптистов. Есть и примеры фанатичного христианства. В 1978 году именно в США произошло одно из крупных религиозных массовых самоубийств последних десятилетий. Речь идет об организации «Храм народов», члены которой выпили цианид по приказу своего лидера, в результате погибло более 900 человек. В 1993 году власти брали штурмом отколовшуюся от адвентистов седьмого дня церковь «Ветвь Давидова», она решила стать государством в государстве. В ходе атаки погибло 76 человек. Эти и многие другие примеры говорят, что США — очень религиозная страна. И это связано отнюдь не с исламом. Это, на ваш взгляд, не угрожает свободе и демократии в этой стране?

— Придурков везде хватает. Главное то, как на них реагирует общество и власть. Вот если бы придурки были во власти, тогда это было бы угрозой государству. Но они же просто маргиналы. США угрожают не христианские фанатики, а социалисты — Окасио-Кортес и прочие ей подобные. Вот это, с моей точки зрения, гигантская проблема. То, что американские профессора и университеты сильно полевели, — еще одна гигантская проблема.

На территории России тоже хватает религиозных придурков, и это тоже не проблема. Проблема, знаете, в чем? Не в том, что какие-то сектанты задушили мальчика. Проблема в том, что, когда абсолютно православная мать держит свою дочь пять лет в больнице, потому что ей батюшка сказал, что девочка не выживет, а православная попадья госпожа Кузнецова (детский омбудсмен России. — Прим. ред.) говорит, что она не видит в этом проблемы. Впрочем, все это мелочь по сравнению с коррупцией, загниванием экономики и отсутствием выборов в России.

Мы понимаем, что попытка позиционировать абсолютно разложившуюся православную церковь в качестве духовной скрепы за неимением чего-то другого — это попытка клептократии повесить впереди себя какую-то красную тряпочку неких идеалов. Но нынешние эксцессы, связанные с христианством, будь то в США или в России, — это все копошение в давно сгнившем трупе и никакого реального отношения к генезису христианства не имеет. Это, так сказать, последние остатки угасающей мозговой деятельности.

Evandro Inetti/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

— Мы живем во время, когда религиозные войны, несмотря на рациональность, технический прогресс и так далее, все еще реальны. От европейских новых правых и консерваторов часто можно услышать тезис о необходимости возрождения религии в духе русской поговорки: клин клином вышибают. То есть традиционная христианская религия им нужна, чтобы противопоставить ее радикальному исламу. Вы как считаете, сможет ли сработать этот принцип? Или здесь уместна другая поговорка: хрен редьки не слаще?

— Современное христианство в Европе — это что-то вроде буддизма, оно мирное, тихое и без всяких претензий на мировое господство. Так что никакого клина из него не получится. А вот ислам — да, сейчас это проблема. Мы видим, что страны, которые плохо развивают науку и прогресс (включая нынешнюю Россию), пытаются компенсировать это за счет религии со словами: да, мы живем в грязи, зато мы духовные и избранные, а левая западная элита, вместо того чтобы сказать им: «Нет, вы просто живете в грязи, и больше у вас ничего нет», обыкновенно говорит: «Ай, как мы перед вами виноваты». Конечно, это безумно смешно, и странно, и печально.

И это та самая Европа, которая в свое время победила христианский тоталитаризм! Вольтер бы в гробу перевернулся, если бы увидел, как полевевшая Европа капитулирует перед такой же самой религиозной нетерпимостью, но уже со стороны Востока. Представляете, что бы он сказал, если бы услышал в своей адрес обвинения: «Ну как вы можете ругать религию, которую исповедуют миллионы?». В этом смысле современная Европа предала идеалы Просвещения ради догм социализма и политической корректности. И это, к сожалению, неразрывно связано с триумфом всеобщего избирательного права. Но, честно говоря, не нам в этой ситуации критиковать Европу, потому что у нее сучок в глазу, а у нас бревно.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор

Примеры употребления слова проповедовать в литературе.

Якобы, анархизм проповедует разнузданность народных страстей, направленных против общественного спокойствия, культуры и цивилизации.

По мнению этих политиканов, анархизм проповедует полное безвластие, разрушение элементарных понятий о праве и законности.

Имел наглость утверждать, что археологические находки значат больше, чем работы идеологов государства, то есть, по сути, проповедовал буржуазную аполитичность науки, переходящую в коммунистическое начетничество.

Однако махаяна еще только зарождалась, и, проповедуя этот идеал, Ашока сам невольно отошел от первоначального буддизма.

Когда-то богоискатель Бердяев проповедовал братство в антихристе и в результате царство князя мира сего.

Вот в эти-то дождливые периоды, которые длятся около четырех месяцев, бхикшу, которые обычно странствовали, проповедуя и прося подаяния, собирались вместе.

Так-то Бьернссон стал просить подарки и проповедовать, что дело не в богатстве, а во внутреннем строении души.

Богданов усердно проповедует примитивную метафизическую отсебятину, всуе поминая имена Авенариуса, Маха и др.

Он по-прежнему скитался берегами Генисаретского озера и проповедовал свою возвышенную доктрину, а мы тем временем, не сказываясь и без лишнего шума, разрабатывали повстанческую тактику.

Нирвана, тогда неоспоримо, что буддийская философия не проповедует конечного уничтожения, так же как утверждают, что Иисус являлся своим ученикам после смерти, так же до нынешнего дня верят, что Готама снисходил из Нирваны.

Максим — Афанасьев, знакомый Григорьева, проповедовавший революционные принципы.

Закономерной была дегероизация не только идеалов, но и литературы, их прежде проповедовавшей.

Он подражал поэтам, проповедовавшим пессимизм и неверие в человека, его стихи представляют смесь из декадентщины, модернизма и самой обыкновенной тарабарщины.

Я говорю: кшижаки под прикрытием веры шли завоевывать чужие земли, а отцы доминиканцы идут проповедовать слово божье к темным язычникам!

Хотя и неопровержимо, что францисканцы и доминиканцы много исповедуют, я должен был поставить их в третью категорию, потому что они, особенно францисканцы, легко переезжают в одиночку из одного места в другое под предлогом или с поручением проповедовать слово Божие и не так подвержены опасности впадать в этот грех.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *