Что сказать умирающему человеку?

Не все знают, что и когда лучше сказать умирающему человеку. Приведенные ниже рекомендации касаются общения с человеком на любом этапе тяжелого заболевания, но особенно если речь идет о последних днях или неделях жизни.

  1. Не берите на себя ведущую роль в разговоре.

Вполне естественно испытывать волнение при разговоре о смерти с умирающим человеком, особенно если это ваш близкий. Некоторые борются со своим волнением, стараясь говорить прямо, без утайки, другие, наоборот, практически не обсуждают сложившуюся ситуацию из-за страха лишить больного надежды. Так или иначе, в этой трудной ситуации мы все стремимся защитить друг друга.

Если вы чувствуете острую необходимость поговорить с умирающим человеком о его уходе из жизни, беседы о повседневных вещах могут раздражать вас, а шутки и смех будут казаться неуместными. С другой стороны, если вам неловко говорить о смерти, если вас это смущает, то вы будете рады, что эта тема не всплывает. Однако в обоих случаях, важнее всего то, что нужно самому больному. В конечном счете, именно он выбирает, при каких условиях, когда и с кем говорить о смерти. Постарайтесь заметить признаки того, что он готов к этому разговору, например, брошенное между прочим замечание о новых симптомах, потеря интереса к предстоящим событиям, усталость от болезни, желание оказаться дома. Если вам покажется, что вы заметили нечто подобное, спросите, не хочет ли он поговорить об этих проблемах, скажите, что не уверены, понимаете ли вы, что именно он хочет сказать. Затем просто слушайте, задавая уточняющие вопросы.

  1. По возможности дайте понять, что вы осознаете приближение конца жизни

Некоторые люди, которые знают, что они умирают, предпочитают не говорить о смерти почти до самого конца. Важно принимать такой выбор и уважать его. Однако чаще всего честный и откровенный разговор позволяет умирающему человеку почувствовать поддержку и уважение. Он может рассказывать о болях, затрудненном дыхании, приступах тошноты, может задаваться вопросом о том, как это будет, когда смерть подойдет совсем близко. Нужно понять, что все это беспокоит больного и не уходить от этих тем. Вы можете попросить его рассказать о своих ощущениях и переживаниях, предложить составить список волнующих его вопросов, которые важно обсудить с лечащим врачом.

Предложение рассказать о том, что говорят медицинские специалисты, может способствовать откровенному разговору о развитии заболевания, вы сможете спросить, что больному сейчас нужнее всего, узнать, чем можете помочь вы, другие друзья и члены семьи, медперсонал. Если человек затрудняется с ответом, предложите варианты помощи: быть рядом и быть готовым выслушать его, сходить куда-то по поручению семьи, помочь по дому.

Близкие друзья и члены семьи обычно хотят быть рядом с умирающим человеком. В это непростое время нужно прийти к какому-то компромиссу между потребностями семьи и желанием самого больного. Спросите, кого сам человек хотел бы видеть и какое количество людей может навестить его в одно и то же время. Если исходить в первую очередь из пожеланий умирающего человека, это поможет ему в то время, когда он особенно уязвим, ощутить, что он контролирует ситуацию.

Когда члены семьи и близкие друзья собираются вместе, по умолчанию все понимают, что скоро может наступить смерть. На вопрос умирающего человека, почему вы или кто-то другой пришли к нему, стоит объяснить, что сейчас вам хочется быть рядом с ним. Дайте ему возможность рассказать о том, что происходит по мере приближения смерти. На прямые вопросы отвечайте так же прямо и просто. Своими словами выразите мысль о том, что, как вам кажется, его «путь на земле подходит к концу».

Узнайте, есть ли кто-то, с кем бы умирающий хотел бы пообщаться по телефону, через интернет или встретиться лично. Это может быть духовный наставник из его общины или сотрудник больницы или хосписа, отвечающий за духовную поддержку.

Если вы чувствуете, что есть нечто важное, что вы еще не сказали умирающему близкому, прислушайтесь к советам врача паллиативной помощи д-ра Айры Байока (Dr.Ira Byock), автора книги «Четыре главные фразы» (Four Things That Matter Most). В следующих четырех рекомендациях речь пойдет о тех словах, в которых, согласно доктору Байоку, умирающий человек нуждается больше всего.

  1. Чтобы ни о чем не сожалеть, скажите: «Прости меня, пожалуйста».

Не стоит беспокоиться из-за мелких обид и размолвок. Вместе с тем, когда вы знаете о скором уходе близкого человека, вас могут терзать сожаления о том, что вы могли ранить его словом или делом, или чем-нибудь еще огорчали его. Чтобы вас не терзали угрызения совести, попросите у близкого человека прощения, выразите сожаление о том, что произошло между вами, признайтесь, что вы тоже были не правы. Опишите проблему или ситуацию в простых словах, а затем скажите: «Прости меня, пожалуйста».

Независимо от ответа, вы будете знать, что постарались исправить то, что причиняет боль в ваших отношениях.

  1. Чтобы на сердце не было тяжело, скажите: «Я прощаю тебя»

Попросив у близкого человека прощения, вы можете быть удивлены, что он обратится к вам с той же просьбой. После того, как вы простите человека, вы сможете более глубоко вместе с ним переживать оставшиеся дни и сохраните мир в душе после его ухода из жизни.

Вследствие защитной реакции, недопонимания или по другим причинам человек может быть не готов признать, что он глубоко ранил вас. Тем не менее вы все равно можете умом и сердцем простить его. Это значит отпустить свою злость и перестать желать наказания тому, кто обидел вас. Одна женщина поступила таким образом со своим пожилым родственником, который домогался ее, когда она была ребенком. Когда он находился при смерти, она наклонилась к нему и прошептала «Я прощаю тебя». Он уже не мог ей ответить, и она не могла узнать, как это подействовало на него, но для самой женщины это было важным шагом к освобождению от тяжелой боли и злости.

  1. Чтобы показать, что вы цените человека, скажите ему: «Спасибо тебе».

Поблагодарив человека за то хорошее, что он привнес в вашу жизнь, вы тем самым подчеркиваете его значимость для вас, это вызывает в нем чувство самоуважения.

Раввин Гарольд Кушнер (Rabbi Harold Kushner) пишет: «Я убежден, что нас пугает не столько смерть или тот факт, что наша жизнь закончится, сколько страх, что мы прожили жизнь впустую». Д-р Харви Чочинов (Dr.Harvey Chochinov) в своем исследовании, посвященном чувству собственного достоинства у человека при смерти, подтверждает эту мысль. Вы можете помочь вашему близкому, выразив ему особую благодарность. Так он сможет почувствовать, что он прожил свою жизнь не зря.

  1. Часто и открыто признавайтесь в любви.

Никогда не поздно сказать «я люблю тебя». Если вы обычно не говорите открыто близким людям о своей любви, рискните сделать это и удивить их — это поднимет ваши отношения на новый уровень.

  1. Не оставляйте прощальные слова на последний момент.

Когда ваш близкий человек приближается к уходу из жизни, каждый разговор с ним должен заканчиваться так, будто это ваша последняя встреча. Если вы будете прощаться как обычно, например, уходить со словами «увидимся» или «мне надо бежать, до скорой встречи», потом вы можете жалеть о том, как вы расстались. Прощание не должно быть сентиментальным, просто покажите человеку, что он важен для вас.

Если вы расстаетесь на долгий срок и вряд ли увидите его снова, ваше прощание может быть более эмоциональным. Вы можете открыто сказать ему о том, что не знаете, увидитесь ли когда-нибудь еще. Скажите все, что должно прозвучать. Еще раз напомните своему близкому, что он значит для вас. Хорошее прощание поможет вам избежать сожалений, когда вашего близкого человека не станет.

  1. Прикосновения тоже могут сказать о чем-то.

Когда вы говорите с человеком, который скоро умрет, вы «прикасаетесь» к нему при помощи слов. Когда речь больше не нужна или невозможна, вы все равно можете продолжать общение. Осторожно дотрагиваясь рукой до его руки, плеча или головы, вы проявляете нежность, как бы говоря ему: «Я здесь, ты не один».

Продолжайте разговаривать с человеком, даже если он больше не может отвечать вам. Он будет чувствовать ваше присутствие и слышать ваш голос.

• • •

Автор статьи: Глен Р. Хорст // Glen R. Horst MDiv, DMin, BA

Содержание статьи предоставлено с разрешения Канадского виртуального хосписа. Источник.

Перевод с английского: Пудовкина Алена

Редактура перевода: Ерохина Вера

Новостная рассылка Заполняя форму, я соглашаюсь наполитику в отношении конфиденциальных данных

Смерть – это последнее критическое событие в жизни человек. Работа с умирающими больными предъявляет высокие требования к профессиональным и личностным качествам психолога. Важно, чтобы психолог имел теоретические знания по психологии умирания и осознавал собственное отношение к проблеме смерти.

Рассмотрим некоторые теоретические аспекты психологии умирания. Важный вклад в понимание умирающего человека внесла доктор Э. Кюблер-Росс. На основании своего многолетнего опыта общения с умирающими в одной из клиник Чикаго она описывает, какие чувства и состояния испытывают умирающие на различных этапах умирания. Э. Кюблер-Росс различает пять этапов умирания, которые у разных людей могут иметь различную длительность и интенсивность.

  1. «Отрицание». Человек живет так, как будто смерти не существует.
  2. «Протест». Негативное отношение к смерти, вызов ей.
  3. «Оборона». Стремление «отсрочить» смерть.
  4. «Фобия». Сильный страх смерти.
  5. «Принятие». Смерть считается чем-то позитивным и необходимым, становится источником осмысленного существования.

На какой – то из этих стадий больной может задержаться, к тому же степень их осознанности возрастает от первого к пятому типу.

Вначале это обычно реакция отрицания возможности близкой смерти, иногда довольно продолжительная. Отрицание может сочетаться с предчувствием или полным осознанием истинного положения. У отдельных больных отрицание сохраняется до последней минуты жизни. Следующая стадия — гнев, напряженность, возмущение больного тем, что это выпало именно на его долю. Идет борьба с мучительными страданиями, ради избавления от которых он готов отдать все. Далее следует этап «сделки с жизнью», больной нередко обращается к богу со своими пожеланиями и просьбами. На следующем этапе развитие болезни может привести к депрессии, могут появиться сознание своей вины и самобичевание: «Чем я это заслужил?». Наконец, наступает смирение, полное принятие безвыходности положения, когда измученный больной хочет лишь сна и покоя. Иногда после этого снова появляется отрицание, больной строит планы, сопротивляется смерти. Если же болезнь все же отступает (при хронических заболеваниях, не имеющих смертельного исхода), к этому добавляется шестой этап — возвращение человеческого достоинства, возвращение к жизни .

Р.Кочюнас описывает ряд специфических изменений в восприятии жизни при приближении смерти, к числу которых относятся следующие:

  • заново оцениваются приоритеты жизни: теряют значение мелочи, несущественные детали и подробности;
  • возникает чувство освобождения: не делается то, чего не хочется делать; теряют свою силу категории долженствования («должен», «обязан», «необходимо» и т. п.);
  • усиливается сиюминутное текущее ощущение и переживание процесса жизни;
  • обостряется значимость элементарных жизненных событий (дождь, листопад, смена времен года, времени суток, полная луна на небе);
  • общение с любимыми людьми становится более глубоким, более полным, насыщенным;
  • уменьшается страх оказаться отвергнутым, возрастает желание и возможность рисковать .

Вышеперечисленные изменения свидетельствуют о повышении чувствительности неизлечимо больного человека. Следовательно, врачам, медперсоналу, близким надо вести себя тактично и осторожно. У больного возникают очень важные для него в этот период вопросы, которые он начинает задавать окружающим людям: «Скоро ли я умру?», «Сколько мне еще осталось жить?».

Чрезвычайно сложным является вопрос о том, можно ли вообще говорить умирающему правду о его состоянии и говорить с ним о смерти. И.Харди, основываясь на анализе многих работ на эту тему, считает, что однозначного ответа на такой вопрос еще нет . При выраженной реакции отрицания говорить с ним о смерти не рекомендуется, даже если он просит сказать правду о его болезни, поскольку надо учитывать уже наступившие личностные изменения, измененное состояние сознания больного. В других же случаях, как полагают многие авторы, можно сказать ему правду. Но врачи на практике не готовы делать это. Противоречивость мнений объясняется, вероятно, тем, что возможность сообщения правды больному зависит от множества условий, в том числе от того, участвуют ли в уходе за больным психолог или психотерапевт. Очень важны также форма, стиль сообщения, количество и характер сообщаемой информации.

Кюблер-Росс считает: «Я убеждена, что не следует задаваться вопросом; «Сообщать ли больному его диагноз?» По-настоящему важен другой вопрос: «Как рассказать пациенту о его болезни?» Врач должен сначала определить собственное отношение к смертельной болезни и смерти, убедиться, что он в состоянии говорить о таких пугающих вещах без неуместной боязни».

И.Харди указывает и на то, что самое важное и безвредное — выслушать больного. Нужно всеми силами помочь ему высказаться, рассказать о своих переживаниях. Это помогает рассеять страхи и сомнения, устранить чувство изолированности, замкнутости, тем более что обычно больные, проходя через стадии естественного сопротивления неизбежному, а затем депрессии, в конечном смиряются со своей участью . Л. Н. Толстой описывает подобную ситуацию в повести «Смерти Ивана Ильича”: «Главное мучение Ивана Ильича была ложь — … то, что не хотели признаться в том, что все знали, и он знал, а хотели лгать над ним по случаю его ужасного положения и его самого заставляли принимать участие в этой лжи… И жить так на краю погибели надо было одному, без одного человека, который бы понял и пожалел его” .

Как можно помочь умирающему больному?

Одна из первых форм помощи умирающему больному состоит в хорошем уходе за ним. Здесь речь идет о человеческих аспектах такого ухода, а не столько о профессиональном уходе. Человеческие аспекты ухода по-настоящему воплощаются, когда больной находится дома. Нехватка профессионализма в этом случае компенсируется, как заметила Э.Кюблер-Росс: «пара ложек давно знакомого домашнего супа может быть полезней для больного, чем инъекция в больнице… » .

Второй способ помощи умирающему состоит в ослаблении или в преодолении физических и эмоциональных страданий и боли. С помощью медикаментов врач может значительно ослабить практически любую боль. Более мучительной становится боль душевная. Поэтому важной формой помощи умирающему является облегчение страданий больного, создавая вокруг умирающего атмосферу дружелюбия и сердечности.

Психологическая поддержка умирающего состоит в том, что с больным говорят о смертельном характере его болезни и связанных с этим чувствах неуверенности, страха, упрямства, одиночества и скорби; создаются такие взаимоотношения с больным, при которых с ним ведется честный, открытый разговор. Такие врачи, как Вайсман и Хакетт из Гарвардского университета считают, что человеческая близость и тепло — единственное лекарство для умирающего больного, поскольку умирание — труд, который совершается в одиночестве. Психологическая поддержка больных осуществляется психологом и социальным работником. Большое значение имеет привлечение родственников к эмоциональной поддержке больного. Умирающий человек способен понять свое положение, и хочет поговорить о своей болезни и приближении смерти, но только с теми, кто готов выслушать его без попыток утешить. Важно не только выслушивать пациента, но и помочь ему поделиться своими мыслями о смерти, собственном негодовании и о том, что он потеряет вместе с жизнью. Э. Кюблер-Росс считает, что психологические реакции родственников больных в таких ситуациях приблизительно такие же, как и у самих больных, следовательно, в психологической поддержке нуждаются и близкие родственники больного. Умирающие люди предпочитают больше говорить, чем слушать психолога. Речь умирающих больных часто бывает символичной. Для лучшего ее понимания необходимо расшифровать невербальные средства общения. Обычно показательны жесты больного, рассказы и воспоминания, которыми он делится. Не следует относиться к умирающему больному как к объекту забот и сочувствия и брать ответственность только на себя. Вместо этого следует выслушать его, позволить ему участвовать в принятии решений о лечении, посетителях и т. п.

Самое большее, чем может воспользоваться умирающий человек, – это наша личность. Присутствие умирающему больному в консультативном процессе требует простой человеческой отзывчивости, и мы обязаны ее проявить. Психологам и врачам следует осознать и принять свои сомнения, чувство вины и мысли о собственной смерти.

Психолог также может оказывать помощь и поддержку родственникам и персоналу, ухаживающему за умирающим больным. Близким, родственникам после смерти больного требуются за­бота, сочувствие. Прежде всего, нужно быть готовым к прояв­лениям сильных аффектов, уметь не только стерпеть их, но и помочь тем, кого постигло горе. Часто приходится наблюдать проявления гнева, агрессивно­сти и несправедливые обвинения от родственников. Все они могут быть частными проявлениями реакции на смерть близких людей. Медикам важно помочь преодолеть чувство вины и профессиональной некомпетентности. Такое чувство довольно часто встречается среди медицинских работников. Многие врачи воспринимают смерть пациента как профессиональную беспомощность.

Уместно будет назвать принципы общения с умирающим человеком:

  1. Будьте всегда готовы оказать помощь.
  2. Проявляйте терпение.
  3. Дайте возможность выговориться.
  4. Произнесите несколько утешающих слов, объясните больному, что испытываемые им чувства совершенно нормальны.
  5. Спокойно относитесь к его гневу.
  6. Избегайте неуместного оптимизма.

Чтобы психологу помочь больному справиться со страхом, необходимо:

  1. Уметь слушать.
  2. Понимать невербальный язык.
  3. Оказывать эмоциональную поддержку.
  4. Общаться с больным открыто, доверительно.
  5. Относиться к нему с сочувствием.
  6. Честно отвечать на вопросы.
  7. Не внушать несбыточных надежд.
  8. Давать возможность задавать вопросы.
  9. Понимать потребности больного.
  10. Принимать во внимание и стараться удовлетворить психические, социальные и духовные потребности больного.
  11. Предвидеть трудности и быть готовым к их преодолению.

Человек – единственный из всех живых существ, знающий о неизбежности смер­ти. Согласно множеству психологических наблюдений, и сам человек по-настоящему не может осознать этого. «По сути, никто не верит в собственную смерть. Или – что то же самое – каждый из нас, не осознавая того, убежден, в своем бессмертии», – пишет З. Фрейд.

Примеры из практики работы психолога паллиативного отделения с умирающими больными.

Тяжелобольная раком пожилая женщина не желает мириться с мыслью о смерти. Болезнь обострилась после смерти мужа (муж умер 3 года назад), горе переживала долго и мучительно, было депрессивное расстройство, сопровождаемое суицидальными мыслями, со слов больной, они ее очень пугали. Обращение к религии, исповедь, молитвы помогли ей справиться с суицидальными мыслями. (В последнее время они ее не посещают). Муж тяжело и длительно болел, она ухаживала за ним в течение 10 лет (инсульт). Муж часто приходил к ней во снах. Вот первый сон: «Иду я по дороге пешком, догоняет меня лошадь с повозкой, в которой сидит мой муж. Я прошу его, чтобы он взял меня собой, ведь я так устала и изнемогаю. Муж строго посмотрел на меня и сказал: «Тебе еще не время, не возьму с собой». На одной из консультаций больная вспомнила ситуацию из прошлого, когда муж умирал, он просил простить его, она отвернулась от него и промолчала, уж очень была зла на него за его поступки и поведение, ведь он мучил ее все десять лет. Во время сессии она смогла мысленно поговорить с мужем, простить его и отпустить. На следующей встрече больная призналась, что ей стало легче, муж не снится ей, и она о нем не думает, не чувствует себя виноватой. Следующий ее сон был таким: «Я стою внизу, вижу над собой мужа, который будто высоко надо мной, в каком-то большом помещении и важно так говорит мне: «Не доставай меня, я занят важным делом здесь в четвертом отделении». На что больная ответила, что вот и хорошо, а я буду заниматься своими делами. Больная стала подниматься с постели, гулять во дворе больницы, любоваться цветами, солнцем и теплом, говорила о том, что она радуется каждому дню, и боли не чувствует.

Во сне человека, жаждущего спастись от смерти, перед смертью проявляется стремление начать жизнь сначала.

Больная раком молодая женщина 37 лет, не желает мириться с мыслью о смерти, активно борется с болезнью в течение трех лет. Имеет двоих детей, младшей дочери 5 лет. Сон, который периодически снится ей в течение года: «Вижу, как огромная волна накатывает с моря на берег и накрывает собой здание, в котором я нахожусь в окружении незнакомых мне напуганных людей. Здание рушится, я оказываюсь на гребне волны, которая выбрасывает меня на песчаный берег». Вариант этого же сна: «Еду я в машине по какой-то дороге вдоль моря вместе со своей семьей, большая морская волна преследует машину, вот-вот догонит и накроет собой, машина мчится быстрее и нам удается спастись». Со слов пациентки, она очень любит воду, любит плавать и смотреть на воду.

На основе рассказов медсестер можно видеть, что часть их вместе со своими больными надеется, верит, ждет: а вдруг… Вдруг все-таки можно помочь.

«Привыкнуть к смерти никогда нельзя. Я знала, что состояние больной критическое и что вскоре она умрет. Ведь ее болезнь неизлечима. Состояние изо дня в день ухудшалось, и все-таки, когда я входила в палату, все эти факты переставали для меня существовать. Выполняя свою повседневную работу (ставя уколы и другие назначения врача), у постели больного я думала только о том, что, быть может, еще не все потеряно, быть может, она еще выздоровеет, ведь она так молода и могла бы жить, в чем она провинилась перед самим всевышним. Я была просто не способна смириться с действительностью. Меня постоянно занимала мысль, от которой я не могу освободиться и сейчас: «Ну почему же люди должны умирать!?» – вот отрывок из рассказа одной из медсестер.

Список литературы

Смерть часто является тяжёлым потрясением для родных больного, поэтому к ним, в таких случаях, следует отнестись с особой заботой и вниманием, оказать им психологическую поддержку.

Как вести себя у постели умирающего, как и о чём с ним можно разговаривать, как наносить визиты пациенту – всему этому должна научить родственников обречённого медицинская сестра.

Если умирающий находится в стационаре из-за тяжести своего состояния, то к уходу за ним можно привлекать родственников, обучив их элементам ухода. Они могут, например, покормить пациента, поправить постель, провести некоторые гигиенические мероприятия. Чтобы пациент не чувствовал себя одиноким и покинутым, родственники могут посидеть рядом, держать его за руку, касаться его плеча, волос или почитать ему книгу.

Неизлечимая болезнь, смерть близкого человека является для его родных большой психологической травмой. Они могут уставать, у них могут развиваться раздражение, депрессия, злость по отношению к умирающему.

Оказание психологической помощи семье умирающего человека является важной частью в работе медицинской сестры, которая может поддержать семью и после его

смерти.

Семья, переживающая смерть родного человека, тоже проходит стадии горя. Последствия потери могут отразиться на психическом равновесии родственников и подорвать их здоровье. От горя невозможно спрятаться, его надо принять и глубоко переживать; потеря должна быть воспринята не только умом, но и сердцем. Без такого полного переживания горе будет продолжительным и может привести к хронической депрессии, потери радости жизни и даже всякого желания жить. Изживание горя делает человека способным вспоминать умершего без эмоциональной боли и сохранить живые чувства для других.

Родственники умершего переживают несколько стадий горя.

  1. Шок, оцепенение, неверие.

Скорбящие люди могут чувствовать себя в отрыве от жизни, т.к. реальность смерти ещё не полностью достигла сознания и они ещё не готовы принять потерю.


  1. Боль, испытываемая из-за отсутствия умершего человека.
  2. Отчаяние (волнение, гнев, нежелание вспоминать).

Стадия наступает, когда приходит осознание того, что умерший не вернётся. В это время часто отмечаются снижение концентрации внимания, злость, вина, раздражительность, беспокойство и чрезмерная печаль.

  1. Принятие (осознание смерти).

Скорбящие люди могут мысленно сознавать неизбежность потери задолго до того, как их чувства дадут им возможность принять правду. Депрессия и колебание чувств может продолжаться после похорон более года.

  1. Разрешение и перестройка.

Вместе с умершим человеком уходят старые привычки в поведении и возникают новые, которые ведут к новой фазе принятия решений. На этой стадии человек в состоянии вспоминать умершего без всепоглощающей печали.

Знание стадий горя, переживаемых родственниками умершего, необходимы для того, чтобы избежать неправильного отношения к скорбящему, вспыльчивого суждения о его переживаниях в настоящий момент. Поддерживая скорбящего, можно способствовать

здоровому процессу переживания печали. Мысль о том, что что-то может быть сделано и существует конец переживаний, является сильным противоядием беспомощности, которую испытывает скорбящий.

У многих родственников остаётся полное чувство вины. Они думают: «Если бы я только это выполнил(а), он бы не умер». Нужно помочь им высказать и обсудить их чувства. Известно, что некоторые люди особенно уязвимы в период переживаний по поводу

потери близких, поэтому существует риск, что они будут скорбеть слишком эмоционально. Это может проявляться необычайно сильными реакциями и продолжаться более 2 лет.

Риску сильнейшей скорби подвержены следующие группы:

  1. Пожилые люди, переживающие потерю близкого человека.

Чувствуют себя более изолированными и нуждаются в сочувствии.

  1. Дети, утратившие близких им людей.

Очень уязвимы и более осознанно воспринимают смерть, чем думают об этом взрослые.

Дети до 2 лет не могут отдавать себе отчёта в том, что кто-то из семьи умер, но они этим очень обеспокоены.

В возрасте от 3 до 5 лет дети не считают смерть необратимым явлением и думают, что умерший вернётся.

Между 6 и 9 годами дети постепенно начинают осознавать необратимость смерти, а мысли у них могут быть связаны с привидениями.

Подростки эмоционально уязвимы и переносят утрату особенно тяжело. Дети по-особенному реагируют на потерю родителей.

Существует несколько ситуаций, которые могут повлиять на ребёнка:

  1. Когда оставшийся родитель находится в глубокой печали.

Ребёнок не понимает, что произошло, потому что ему этого чётко не объяснили.

  1. Изменение места жительства и школы.
  2. Малочисленность семейных социальных контактов.
  3. Ухудшение социального и экономического положения семьи, особенно когда умирает отец.
  4. Вступление в брак оставшегося родителя до того времени, пока ребёнок свыкнется с мыслью, что умерший не возвратится.
  5. Ухудшение заботы о ребёнке.

Процесс переживания печали ребёнком может иметь следующие проблемы: нарушение сна, расстройство аппетита, возрастание общего беспокойства, нежелание выходить из дома или идти в школу, капризность, смена настроения от эйфории до плача,

депрессии, уединение.

Медицинская сестра при оказании помощи семье, пережившей утрату, выполняет следующие функции:

  1. Объясняет оставшемуся родителю проявляющие у ребёнка физические и эмоциональные реакции и подчёркивает, что они являются нормальными.
  2. Рекомендует книги и брошюры на эти темы. Чтение этих книг с детьми может способствовать началу разговора. Это поможет разумно рассмотреть ситуацию.
  3. Советует оставшемуся родителю помогать детям рисовать, писать на тему, касающуюся их потери, а также разговаривать об этом с теми, кому они доверяют.
  4. Убеждает оставшегося родителя заботиться о своих финансовых, эмоциональных и социальных нуждах. В этом случае ему легче отвечать на нужды своих детей.

Вопросы для самопроверки

  1. Назовите основные стадии горя.
  2. Сформулируйте содержание сестринских вмешательств на различных эмоциональных стадиях горя.
  3. В чём заключаются потребности семьи и близких обречённого пациента?
  4. Назовите основные группы людей, подверженных риску сильнейшей скорби.
  5. Какова роль медицинской сестры в оказании помощи семье, пережившей утрату?

Смерть бывает разной. Внезапной и приходящей постепенно после долгой болезни. Как пережить последний часы перед смертью? Кому больше требуется помощь — умирающему или его близким? Об этом рассказывает в своей книги «Разлуки не будет» Фредерика де Грааф — врач Первого Московского хосписа. Мы публикуем одну из глав книги, посвященную последним часам жизни человека перед смертью.

Очень часто родственники чувствуют себя крайне беспомощными, когда им кажется, что конкретно, практически уже ничего не могут сделать. Они еще не умеют «просто быть». Их мучает вопрос, как же теперь жить без близкого человека, терзает страх разлуки. Я часто вижу, что родным не менее тяжело, чем самому больному.

Если человек верующий, он может держать умирающего в своем сердце перед лицом Бога и попросить Христа, чтобы Он сам пришел и был рядом. Владыка Антоний однажды сказал мне: «Господь всегда с нами – это одно, а пригласить его в свою ситуацию – это другое».

Конечно, молитва играет важную роль, но следует учитывать настроение больного. Возможно, молитва вслух его напугает. Но всегда можно молиться о человеке внутренне, молча. Главное – это открытость сердца и желание быть рядом. Митрополит Антоний говорит, что умирающему страшно умереть в одиночестве. Если нет никого из близких, необходимо, чтобы рядом до конца находился кто-то из медперсонала.

Владимиру было 24 года. Он прошел через химиотерапию и две операции, но саркома руки, в конце концов, победила его. Однако, несмотря на очевидно прогрессирующую болезнь, мама и старший брат Анатолий постоянно твердили Володе, что он выздоровеет. Он при этом пристально смотрел на меня. В его глазах был вопрос: «Так ли это?» В жизнь после смерти ни он, ни его семья особо не верили. Мне казалось, что это усугубляло страх Володи. Я рассказала ему про своих умерших близких, которые явно для меня сейчас живы. Он жадно слушал, но ничего не говорил. Однажды я спросила маму, не пора ли поговорить с Владимиром о том, что происходит. Но оказалось, что она сама испытывала животный страх перед раковой болезнью и умиранием (у нее тоже обнаружили рак несколько лет назад).

Семья у Володи была прекрасная, дружная. Они все время были вместе. Иногда Володя отпускал маму ненадолго, чтобы она могла немного отвлечься. Тогда в палате оставался Анатолий. Незадолго до своей смерти Вова очень тихо, почти шепотом (я думаю, чтобы мама не услышала) спросил у меня: «Я умираю?» Я кивнула головой и сказала: «Да. Но не бойся, мы все будем с тобой».

Владимир долго умирал, и все время с ним рядом был его старший брат. Анатолий держал его за руку, гладил и крайне спокойным, глубоким голосом проговаривал все, что происходило: «Вов, давай поглубже подышим. Вот, уже лучше, сейчас уже легче. Нет, так не пойдет, плохо дышишь. Давай покашляем. Повернемся на бок… Еще дыши. Ну вот, хорошо. Сожми руку, и я пойму, что ты хочешь сказать».

Анатолий осознал страхи Володи и совершенно забыл про свое горе, он просто был здесь и теперь, и это длилось много часов. Он как будто обволакивал брата бесстрашием и лаской. Я была с ними до девяти вечера, а умер Владимир часов в пять утра. И все это время Анатолий ни на секунду не оставлял Вову наедине со страхом. Это была самая большая поддержка, какую только можно себе представить.

Невольно мама, которая не могла найти себе места от горя, попала под влияние Анатолия и немного успокоилась. Я попросила ее время от времени смачивать язык и губы Володи и протирать ему глаза.

Утром я увидела Владимира уже умершим. Судя по его лицу, он спокойно перешел в тот мир, который при жизни еще не знал и так боялся.

Для меня эта история – пример самоотверженности, пример той жертвенной любви, о которой шла речь выше.

***

Глава из книги психолога и рефлексотерапевта Фредерики де Грааф «Разлуки не будет». Голландка по происхождению, Фредерика получила медицинское образование в Англии, работала в хосписах и больницах Лондона. В течение 23 лет была духовным чадом митрополита Антония Сурожского. В 2000-х годах Фредерика приняла решение ехать в Россию и помогать умирающим. С 2002 года и по сей день работает в качестве рефлексотерапевта и психолога в Первом московском хосписе. Свой многолетний опыт работы с умирающими и их родственниками Фредерика описала в своей новой книге. Однако ошибочно было бы думать, что это книга о смерти. Напротив, описанный опыт важен для каждого кто оказался в кризисной ситуации и при этом хочет жить полноценной жизнью.

Фото www.flikr.com, Katya, фрагмент

«Дом упования» («Haus Zuversicht»), — так называется хоспис в Бетеле (Bethel), открывшийся в 1998 году. В просторной столовой стоит пианино, на столе свежие цветы в вазе, на стенах картины, за окном — ухоженный сад. За столом — гость (здесь никого не называют пациентами) хосписа, пожилой мужчина в инвалидной коляске. В хосписе он уже неделю, говорит он слабым голосом. Он очень рад, что его не оставили умирать одного. Здесь ему хорошо и спокойно, добавляет мужчина и просит вывезти его на террасу — покурить.

«Для многих наш хоспис, обустроенный на десять мест, — последнее пристанище», — говорит директор «Дома упования» Ульрике Любберт (Ulrike Lübbert). «Входя в дом, я первым делом проверяю, горит ли свеча. Когда один из гостей умирает, мы зажигаем свечу в коридоре», — поясняет она в интервью DW. Для посетителей хоспис открыт круглосуточно. Здесь делают все, чтобы помочь умирающему провести последние дни достойно, без страха и боли, а главное — не в одиночестве.

Хосписы в Германии — в паллиативном отделении больницы в Вальдбреле

Хоспис в Бетеле — один из 236 стационарных учреждений в Германии для тех, у кого шансов на излечение и выздоровление не осталось. Кроме того, по всей стране более 1500 центров координируют работу амбулаторных хосписов.

Хоспис «на дому»

Современное хосписное движение в Германии получило широкую поддержку в 80-е годы XX века. Оно и сегодня делает ставку на волонтеров. Sterbebegleiter, — так здесь называют человека, который «сопровождает умирающего», это добровольцы со специальной подготовкой. Они же и спутники скорбящих родственников, поясняет Мартина Керн (Martina Kern), руководитель организации аlfa Hospiz NRW в Бонне.

Обучение проходит в течение нескольких месяцев, один-два раза в неделю. «Кроме юридических вопросов и основ ухода за больными, большое внимание уделяется при этом психологическим аспектам, требующим откровенного отношения к теме смерти», — подчеркивает Мартина Керн в интервью DW.

На практике это выглядит так: волонтер навещает доверенного ему человека один-два раза в неделю, беседует с ним, отвозит (если это возможно) туда, куда он пожелает, отвечает на вопросы, читает вслух… «Или просто находится рядом с ним», — говорит Ренате Вагнер (Renate Wagner) из Кельна. «Иногда самое лучшее, что можно сделать, — просто побыть рядом, подержать за руку», — делится она своим опытом в интервью DW. Выйдя на пенсию, бывшая учительница решила пройти подготовку и обратилась в ближайший координационный центр хосписов города.

Вот уже шесть лет она сопровождает пожилых пациентов до самого конца. К каждому из них требуется индивидуальный подход, когда необходимо учитывать состояние умирающего, его духовные, религиозные и социальные потребности. Но, самое главное, человека необходимо воспринимать таким, какой он есть, и быть с ним предельно честным, считает Ренате Вагнер.

То, чем делятся умирающие со своими «спутниками», разглашению не подлежит. Потребность поделиться пережитым возникает и у самих волонтеров: обсудить наболевшее они могут со своими коллегами. Встречи проводятся регулярно, обычно раз в месяц, поясняет Мартина Керн.

Слушать умирающего

Научить человека этому сложному дело невозможно. Невозможно и представить себе, как происходит уход человека из жизни. Очень важно уметь слушать умирающего, внимать ему — это один из основных навыков сотрудников хосписа. «Кто-то сравнивает умирающего с дирижером, который задает ритм, а окружающие его люди — оркестр, им нужно следовать этому ритму», — рассуждает Урсула Фюльбир (Ursula Füllbier), координатор амбулаторного хосписа клиники Malteser Klinik в Бонне. Философствовать о смерти неуместно. «Правильнее дать пациенту высказаться, изъявить какое-то желание и подумать, как его исполнить», — подчеркивает Урсула Фюльбир в интервью DW. Однажды несколько волонтеров исполнили последнее желание умирающей матери троих детей и отвезли ее вместе с семьей к морю. «Несмотря на сильнейшие боли, женщина казалась совершенно счастливой», — вспоминает она.

Умирающий — до последнего вздоха живой человек, и воспринимать его следует именно так, настаивает Урсула Фюльбир. Задача сопровождающих его людей — обеспечить, насколько это возможно, эмоциональный и физический комфорт. Нередко родственникам и близким пациента дается с трудом понять и принять это. «Им, например, сложно осознать тот факт, что в ожидании смерти человек не испытывает ни голода, ни жажды», — отмечает координатор амбулаторного хосписа. Принцип сострадания, которому следуют «сопровождающие умирающего» заключается в умении настраиваться «на волну» умирающего, не растворяясь при этом в его страданиях, подчеркивает она. «Умирающим мы предлагаем составить мемуары для своих родных и близких. Так родственникам легче пережить период траура», — рассказывает Урсула Фюльбир.

Избавиться от страха перед смертью

Кто-то из волонтеров быстро находит подход к пожилым людям, кому-то легче общаться с детьми или подростками. «Пока мои дети были маленькими, я была просто не в состоянии работать с умирающими детьми и подростками», — признается Урсула Фюльбир. Теперь она занимается координацией работы волонтеров, сопровождающих пациентов всех возрастных групп.

Среди огромного количества добровольцев — более 9 тысяч только в Северном Рейне — Вестфалии. В основном это женщины, средний возраст которых — 50-55 лет. «Спутник» умирающего — это не профессия, а призвание, считает Урсула Фюльбир. И приходят к нему по разным причинам: смерть близкого человека, желание помочь друзьям или знакомым, собственные страхи.

Ренате Вагнер из Кельна помогала пациентам в больнице еще в студенческие годы. Выйдя на пенсию, бездетная женщина задумалась о будущем. Общение с умирающими помогает ей избавиться от страха перед смертью, позволяет взглянуть на жизнь по-другому, пересмотреть собственные цели, мечты и желания, отделить важное от второстепенного, подчеркивает она.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *