Что такое кадило в церкви?

В рубрике Суть вещей «Фома» кратко рассказывает о христианской символике на примерах конкретных артефактов и святынь. Сегодня мы говорим о том, что такое кадило.

Кадило — сосуд для каждения на богослужениях и требах, который используют священнослужители. Кадило разжигается с помощью древесного угля, на который кладется ладан. При сгорании он выделяет благовонный дым — фимиам.

Огонь кадила символизирует Божественную природу Христа, уголь — Его человеческую природу, а ладан — молитвы людей, приносимые Богу. Кадило — это образ Богородицы, которая вместила Самого Христа.

Каждение

Каждение совершается в наиболее торжественные моменты богослужения. Оно бывает полным, когда священнослужитель обходит с кадилом весь храм, и малым, когда каждение совершается в алтаре и перед иконостасом.

Фото Владимира Ештокина

Перед каждением священник благословляет кадило и читает молитву:

Кадило Тебе приносим, Христе Боже наш, в воню (запах) благоухания духовного, еже прием в пренебесный мысленный Твой жертвенник, возниспосли нам благодать Пресвятаго Твоего Духа.

Когда священнослужитель кадит престол, иконы или другие священные предметы, он воздает Богу подобающую честь и хвалу. Обращенное к людям кадило символизирует благословение и схождение Святого Духа. В ответ на каждение принято кланяться.

Когда священник служит вместе с дьяконом, последний совершает практически все каждения. Это одна из главных его обязанностей наряду с чтением специальных молитв (ектений). Именно поэтому в православной традиции дьякона хоронят с кадилом в руках.

История возникновения

Каждение установлено в Ветхом Завете самим Богом. Господь повелел Моисею сделать жертвенник для каждения и дал четкие инструкции по его изготовлению:

Святая Святых в Храме царя Соломона, 1995. Художник Зелий Смехов

И сделай жертвенник для приношения курений, из дерева ситтим сделай его: длина ему локоть, и ширина ему локоть; он должен быть четыреугольный; а вышина ему два локтя; из него роги его; обложи его чистым золотом, верх его и бока его кругом, и роги его; и сделай к нему золотой венец вокруг; под венцом его на двух углах его сделай два кольца из золота; сделай их с двух сторон его; и будут они влагалищем для шестов, чтобы носить его на них; шесты сделай из дерева ситтим и обложи их золотом. И поставь его пред завесою, которая пред ковчегом откровения, против крышки, которая на откровения, где Я буду открываться тебе.

На нем Аарон будет курить благовонным курением; каждое утро, когда он приготовляет лампады, будет курить им; и когда Аарон зажигает лампады вечером, он будет курить им: — всегдашнее курение пред Господом в роды ваши. Не приносите на нем никакого иного курения, ни всесожжения, ни приношения хлебного, и возлияния не возливайте на него (Исх 30:1–9).

Стационарная кадильница, Византия-Сирия, VI век. Фото: http://ruvera.ru

Жертвенник для курений — прообраз современного кадила. Изначально все кадильницы были стационарные и представляли собой большую чашу на ножках, куда закладывался горящий уголь, на который специальным совком засыпался ладан.

Параллельно со стационарными кадилами стали появляться и ручные. По форме они напоминали сковороду или цилиндр с отверстиями на длинной ручке, куда засыпалось все необходимое для каждения.

Современный вид

Фото Ильи Свинковского

Христиане стали использовать кадила за богослужением начиная с VI века. По форме они напоминали современные: это была небольшая чаша или сфера на трех цепочках, которые соединялись вместе. Изначально крышки не было — все элементы несли практическое значение.

Кадило, Византия, VI век. Фото: http://ruvera.ru

На Русь кадильницы с цепочками попали из Византии в XI веке. В XV веке они приобрели форму храма: к чаше для угля добавили крышку в виде церковного купола с отверстиями для воздуха и благовоний, которая заканчивалась крестом.

Кадило, Москва, конец XV века. Фото: http://ruvera.ru

К нему крепилась 4-я цепочка, за которую можно поднять крышку вверх и получить доступ к чаше для угля. Современное кадило в Православной Церкви выглядит именно так.

Кация

Фото: http://ruvera.ru

Кация — ручное кадило в форме ковша. Его использовали в древности на Востоке и на Руси до появления кадил с цепочками.

Кация на миниатюре «Отпевание и погребение князя Владимирка Володаревича». Радзивиловская летопись, конец XV века.

Кация до сих пор используется во время богослужений в Греческой Церкви и старообрядцами, в Русской Православной Церкви практически не применяется.

По форме именно на кацию очень похожа кадильница, которую используют миряне дома во время молитвы.

Ладан

Ладан — ароматическая древесная смола, благовоние. При сгорании в кадиле он символически выражает благоговение человека перед Богом.

После рождения Иисуса Христа волхвы принесли Ему в дар золото, ладан и смирну. Дары эти пророческие и символические — в частности, ладан был преподнесен Спасителю как Первосвященнику и Богу.

Ладан

Настоящий ладан — это смола редкого дерева, которое у нас называют ливанским кедром. Чтобы получить ее как можно больше, на стволе дерева делают небольшие надрезы, из которых она вытекает. Затвердевшую смолу собирают, измельчают и перемешивают с водой и ароматными маслами.

Образовавшуюся пасту раскатывают и нарезают на мелкие части, которые пересыпают белым порошком — магнезией. Это нужно для того, чтобы ладан при хранении в упаковке не слипся в один комок и можно было взять нужное количество. Сейчас ладан изготавливают из разных пород восточных деревьев.

Ладанница

Ладанница. Медь, литье, эмаль по скани. Великий Устюг, XVII в.

В древней Церкви ладан хранился в специальной ладаннице в алтаре храма. Как правило, это небольшая металлическая коробка правильной геометрической формы с крышкой в виде купола.

Ладанница в форме пятиглавого храма с растительным орнаментом. Фото: http://ruvera.ru

Сейчас нет обязательной практики хранить ладан именно в ней.

Изображение кадила на иконах

Мозаика с образом первомученика архидиакона Стефана из Михайловского Златоверхого Собора. Киев, XII в.

С кадилом в руках изображают святых архидиаконов Стефана и Лаврентия. Их иконы можно встретить на диаконских вратах иконостаса — они находятся по обе стороны от центральных царских врат. Также с кадилом изображается первосвященник Аарон.

Интересный факт:

самое большое в мире кадило находится в соборе святого Иакова в испанском городе Сантьяго-де-Компостела. Оно весит 80 кг и изготовлено из сплава латуни и бронзы, которое покрыто тонким слоем серебра. Изначально кадило изготовили на средства Людовика XI (король Франции с 1461 по 1483 год), но в 1809 году его переплавили солдаты Наполеона. Новое кадило изготовил ювелир Хосе Лосада в 1851 году. Оно крепится к потолку собора и раскачивается с помощью веревки, при этом скорость движения достигает 60 км в час.

Вопрос:

Почему во время службы священник окуривает кадилом людей?

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

В религиозной обрядовой символике фимиам обозначает молитву. На это указано в Священном Писании: «И когда он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых» (Откр.5:8). Как благовонный дым легко поднимается вверх, так и искренняя молитва, исходящая от очищенного сердца, должна возноситься к Богу. Как фимиам имеет приятный запах, так и моление, совершаемое с любовью и смирением, угодны Господу. Св. апостол Павел говорит: «подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф.5:1-2). В приведенных словах мы находим мысль, что ветхозаветное каждение было прооброзом благоухания подвига Спасителя мира. Когда за очередной ропот Бог стал поражать израильтян, первосвященник Аарон, войдя в среду народа, стал совершать каждение, гнев Божий прекратился (Числ.16:41-48). Грех был прощен. Св. пророк Захария во время каждения в храме получил весть от Ангела Господня о рождения сына – Предтечи Господа великого Иоанна (Лк.1:11).

Нужно сказать, что каждение имеет не только символическое значение, но является также и реальным очищающим действием. Это известно из практики. Мне самому довелось в этом убедиться во время освящения квартиры. В доме, куда я был приглашен, находилась пожилая женщина, которая много лет страдала от вселившегося в нее демона. Она могла молиться, приступать к святым таинствам, но не имела возможности избавиться от бесовского плена. Предупрежден я не был, но убедился в этом с первой же минуты. Она попыталась поблагодарить священника за то, что он пришел в их дом, но закончить фразу не успела. Другой голос в ней грубо оборвал ее и сказал, явно обращаясь к священнику: «Зачем пришел. Уходи…». Священник в подобных случаях не должен вступать в общение с демоном, спорить или обличать его. Ему надо положиться на помощь Божию и совершить дело, ради которого пришел, не обращая никакого внимания на беса. За все время моего пребывания в доме была возможность наблюдать его поведение. Если священник не произносил молитву, а молча совершал необходимое действие, то демон замолкал. Как только возобновлялась молитва, он начинал что-нибудь выкрикивать, чтобы перебить и помешать. Когда я стал окроплять квартиру святой водой, бес начал громко кричать: «Гонят меня, гонят. Сам уйду, сам уйду. Через два с половиной часа уйду». Не буду все подробно описывать. Скажу лишь, что крики его и недовольство достигли особой силы, когда началось каждение всей квартиры. Можно было наглядно убедиться в верности пословицы: «Ладан на чертей, а тюрьма на татей» (В.И.Даль. Пословицы русского народа). Замечу, что крики демона слышали все присутствующие. В этом я убедился после окончания молебна.

Не любят также демоны, когда горит лампада или возжигается свеча. Совершая установленные Церковью обрядовые действия, христианин должен помнить, что они имеют значение и силу, только тогда, когда от сердца нашего исходит чистый фимиам смирения, любви и благодарения к Богу. Господь говорит: «от востока солнца до запада велико будет имя Мое между народами, и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву; велико будет имя Мое между народами, говорит Господь Саваоф» (Мал.1:11).

Для многих пономарь, алтарник — человек загадочный. Пока мы — простые прихожане — молимся во время службы, ему приходится совершать множество всяких действий (понятных и не очень). Но особое умиление вызывают юные пономари. Кажется, что это особенные дети, которым неведомы простые шалости. Так ли это? Полезно ли маленькому мальчику оказаться в алтаре? Об этом мы беседуем с иеромонахом Спиридоном (Савиным).

— Отец Спиридон, скажите, а что вообще входит в обязанности пономаря?

— Слово «пономарь» происходит от греческого «параномарь» — приставник, в Типиконе его еще называют «параекклисиарх» или «кандиловжигатель». Так с древности именовали человека, который помогает священнику готовиться к богослужению — приносит просфоры, вино, возжигает свечи в алтаре. Во время богослужения пономарь возжигает и подает кадило, готовит теплоту, а также следит за чистотой и порядком в алтаре и храме.

Чтобы совершать все эти действия, пономарь должен знать службу, Устав. Для этого и книги, конечно, читать нужно, но и практический навык тоже помогает. Конечно, пономарь должен быть человеком нравственным, благоговейным, вести себя в алтаре так, чтобы совесть не обличала.

— Как Вы в начале своего церковного пути поняли богослужение? Ведь многие говорят, что они ничего не понимают в храме и потому на службу не ходят.

— Если есть желание понять, это уже залог успеха. Потом очень важно постоянство. Не нужно бояться задать вопрос священнику, прочитать книги по богослужебному Уставу. Мне очень помогло, что на протяжении довольно долгого времени я нес послушание пономаря и уставщика.

— Вам приходится координировать работу маленьких помощников. Как Вы относитесь к служению мальчиков и юношей в алтаре?

— Ответ на этот вопрос неоднозначен. С одной стороны, ребенок, помогая в алтаре, может раньше впитать то светлое и доброе, что дает богослужение. Ведь сама атмосфера храма воздействует благоприятно на душу. Но есть опасность, что ребенок может привыкнуть к святыне, потерять благоговение. Поэтому дети в алтаре требуют особого внимания. Нельзя их просто ввести в алтарь, чтобы они там сами как-то возрастали. Как для дерева в саду нужен садовник, иначе оно вырастет дикообразным, так и для души ребенка требуется воспитатель. В том числе и в храме.

Ребенок есть ребенок. Ему свойственно что-то не понимать, к чему-то относиться легко и поверхностно. И это легкое, поверхностное отношение к храму, к богослужению и в результате к Самому Богу тоже может сохраниться на всю жизнь. Поэтому я считаю, что дети должны помогать в алтаре, но спрос с них должен быть особый. Конечно, им нужно делать послабление, но не в поведении. При этом, безусловно, нельзя что-то требовать с ребенка, если ты этого не выполняешь сам. Дети должны видеть, что все присутствующие в алтаре стремятся к идеалу в богослужении. Очень опасно, если дети, потеряв благоговение, будут вести себя в алтаре, как на улице. Тогда из алтаря выйдут безбожники. А ответим перед Богом за это мы — те, на которых лежала ответственность за их воспитание.

Если ребенок в алтарь пришел, на него должно быть возложено послушание. Он должен за что-то отвечать, пусть за мелочь, но отвечать серьезно. Родители должны присмотреться, кому они отдают ребенка на воспитание. Если священник взял мальчика в алтарь и не спрашивает с него ничего, лучше ребенку будет не ходить в алтарь. Польза или вред для души ребенка будет от пребывания в алтаре, зависит, прежде всего, от воли взрослых, их ответственности.

— Как Вы думаете, с какого возраста детей стоит вводить в алтарь? Или это все очень индивидуально?

— Нет универсального ответа на этот вопрос. Это как, например, с исповедью. Установлено, что дети начинают исповедоваться с семи лет. Но бывают случаи, что подходит к аналою пятилетний малыш, но он уже читает молитвы, кается, переживает. А есть восьмилетние, которые еще не совсем понимают, что такое грех. Я думаю, в алтарь нужно брать мальчиков школьного возраста.

— Как вести себя родителям, чтобы их сын воспринимал помощь в алтаре не как тяжелую повинность, а испытывал радость, но при этом не забывал и об ответственности?

— Родители должны тоже чувствовать ответственность. Нельзя думать, что мы отдадим сыновей в алтарь, и они там превратятся в ангелочков автоматически. Родители должны сами молиться дома с детьми, беседовать с ними. Если видят, что ребенок не хочет идти в алтарь, нужно выяснить причину. Может, она и от храма не зависит. А может, в алтаре у него слишком маленькая нагрузка, и нужно дать ему еще какие-то поручения. Или, напротив, загрузили ребенка и требуют с него непомерных трудов. Думаю, во всем нужна золотая середина.

— А родители могут делать замечания по поводу поведения на службе, в алтаре? Могут ли советоваться с батюшкой и говорить ему о своих наблюдениях? Или ребенок попадает в алтарь и обретает там новых наставников, а родителей эта сторона его деятельности не касается?

— Родители в любом случае авторитетны для своих детей. И не надо питать иллюзий: вот его в стихарь одели — и все хорошо. Нужно понимать, что идет духовная борьба за сердце каждого из нас. В алтаре мальчик или не в алтаре, она не прекращается. Благодать в храме, конечно, дается человеку. Но она без наших усилий нас не спасает.

Нельзя устраняться от воспитания собственных детей. Нужно разговаривать со священником, самим исповедоваться, причащаться, молиться о своих детях. Родителям дается власть над детьми, а мы — священники, сотрудники храма — соработники Богу и людям, лишь их помощники.

— Как воспитывать у детей благоговение? Как Вы думаете, дети вообще способны слышать и понимать разговоры на высокие духовные темы?

— Конечно, способны. Нужно только палку не перегибать. Порой и пошутить можно немного, когда они устали и служба была долгая, порой нужно быть требовательным и серьезным. Дети чувствуют искренность, честность. Если в переходном возрасте подростки начинают баловаться, шуметь в алтаре, нужно делить их на группы, устанавливать череду. Не допускать того, чтобы их было много, чтобы им нечего было делать. Ребенка нужно постоянно занимать. В противном случае лучше, чтобы он в алтарь не попадал.

— А бывают ситуации, когда ребенка лучше отстранить от помощи в алтаре?

— Конечно, если мальчик стал вести себя там как-то неадекватно, его нужно наказать — то есть преподнести урок в воспитательных целях, показать, что он лишается радости, чести помогать в храме. Думаю, что так нужно делать. Конечно, от человека, от его семьи зависит, пойдет ли ему это наказание на пользу.

— Как Вы учите детей? Вряд ли с юных лет они читают серьезные книги по литургике.

— Провожу устные беседы, сделал для них специальные письменные подсказки, памятки. Требую, чтобы у каждого был блокнот, куда поначалу пономарь записывает ход службы, замечания. Кто относится к этому прилежно, быстро изучает службу. Это еще и от воспитания зависит — помогает ли ребенок дома в уборке, приучен ли он к труду. Если да, то и нам с ним в алтаре легче.

— В наши дни очень многие матери вынуждены в одиночку воспитывать сыновей. И отдавая мальчика в алтарь, они стремятся восполнить недостаток мужского воспитания. Как Вы думаете, их ожидания оправданны?

— Отчасти да. Конечно, воспитание дает семья, и отца священник не заменит. Но если батюшка горит душой, то он может закинуть семена веры в душу мальчика, стать для него положительным примером.

— Взрослому тяжело совмещать выполнение внешних действий и молитву, а ребенку возможно ли?

— Опять-таки зависит много от родителей. Если мама учит его молитве, то можно. Священник должен напоминать, что алтарь — место молитвы. Хотя с детей, конечно, спрос другой. С них не требуются молитвенные стояния, подвиги, просто внимание, доброе расположение. А самое главное послушание для него — выполнять четко внешние действия, чтобы священнику не мешать, а помогать молиться.

— Как становятся пономарями?

— Для этого недостаточно одного желания ребенка. Ему сначала нужно объяснить суть этого послушания. Затем подойти за благословением к настоятелю. А потом можно и попробовать потрудиться на этом поприще.

— Юный пономарь обязательно становится в будущем священником?

— Не обязательно. Время пономарства дается мальчику, юноше, чтобы он мог понять, хочет ли посвятить свою жизнь служению Церкви. Если да, то этот опыт очень пригодится ему в будущем. Но он может избрать и другой путь, и никто его не осудит за это. Он станет просто добрым христианином, мирянином, который будет служить Богу и людям на ином поприще. Никто свободу выбора мальчишек не ущемляет. Можно вообще всю жизнь помогать в алтаре. Есть ведь даже в наших святцах святые пономари.

Беседовала Марина Шмелева

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *