Что такое родноверие?

Дурные шутки «славянских богов»

Современное неоязычество, и в частности родноверие, на первый взгляд, кажется просто одним из самых нелепых и смешных заблуждений. Разговоры о Перуне, «русских богах», «Велесовой книге» и «дохристианском православии» с серьезным лицом вызывают желание ущипнуть себя… или того, кто это говорит. Казалось бы, что поделаешь, если чтение хороших книг уходит в прошлое, а телевизор убеждает нас в том, что невозможное возможно? При таком положении дел, рассудок потерять легко.

Но не все так безобидно. Запад не стал бы выделять деньги на проект «неоязычество в России» только для того, чтобы нас посмешить. Если это делает стратегический враг, значит, этот проект разрушителен для России и русских.

Что же стоит за современным язычеством, родноверием? Раз есть родноверы и прочие люди, которые принимают эти явления всерьез, давайте всерьез их и рассмотрим.

Откровение бывшего язычника

Оттуда я впервые узнал слово «язычник». И чья-то умелая рука подвела меня к идее, что для того чтобы стать сильным, успешным и победить всех нацменов я должен стать язычником! А что такое стать язычником? Это в первую очередь отрицать христианство по каждому пункту, ведь только лишь благодаря ему гордые Русичи стали тем разобщённым биомусором, которым являются сейчас. Скупать маечки и балахончики с коловратами, купить себе оберег со свастичным символом эдак за 3000 р. серебряный, купить «русскую рубаху» расшитую свастичным символом. И плевать, что это раздражает каких-то там ветеранов. Нас интересуют лишь далёкие предки, которые жили до Крещения Руси. А эти, прадедушки и прабабушки — зомбированные коммунисты или православные с промытыми мозгами — они для язычника не авторитет.

Трудно быть русским

Диакон Андрей Кураев
«Неоязычники», клянущиеся в любви к русскому народу, на самом деле этот народ презирают. Не с народных былин и не колыбельных начали они свой путь к языческим кострищам, а с масонско-оккультной макулатуры (Блаватской, Штейнера, Рерихов и т.п.). Если бы они любили русский народ и были воспитаны на его преданиях, то они полюбили бы православие. А они, видите ли, отказывают народу в доверии. Мол, народ предал «веру дедов» и тысячу лет шел не в том направлении…

Антихристианская мифология неоязычников

Игорь Куликов
Практически у всех неоязыческих сект и групп вероучения не отличаются особенной оригинальностью и обязательно содержат стандартный набор положений, якобы доказывающих негативность Православия и христианства в целом. Но эти утверждения могут убедить лишь человека несведущего. Целесообразно разобрать несколько основных направлений нападок на Православие. Причем во избежание претензий к автору имеет смысл привести мнение авторитетных специалистов.

Неоязычники. Ставим точки над i

Кирилл Петров
Язычников правильнее называть «неоязычниками» — как их религиоведы и этнографы обычно и именуют. Неоязычников от исторических язычников отличает прежде всего факт РЕКОНСТРУКЦИИ мифологем и обрядов, философских и мистических представлений, свойственных традиционным «этническим» религиям (кстати сказать, русское слово «язычники» происходит от старославянского «язык» — «народ», «племя» и является калькой новозаветного «ethnikoi» — «племенные», «народные»).


Россия и новое язычество

Иеромонах Виталий (Уткин)
Начать работу над этой темой меня побудила книга томского автора И.В.Ташкинова, вышедшая в издательстве Рязанской писательской организации «Узорочье». Называется она «Древний Египет и Русь: вопросы истории, мифологии и языкознания». Официальная история фальсифицирована и подлежит пересмотру. Таков основной тезис И.В.Ташкинова. Он считает, что египетская культура — это культура славянская. Египетская цивилизация, знакомая нам по школьным учебникам, создана нашими предками-язычниками.

Волхвы с Лубянки (о возрождении язычества в России)

Роман Днепровский
Что-то слишком много в последнее время в родном городе появилось людей (в первую очередь, молодежи), именующих себя «родноверами», заявляющих, что они исповедуют некий «культ древнеславянских богов», являются адептами каких-то «волхвов», которые, якобы, «обладают сакральными знаниями» — и прочее в том же духе. По началу было смешно, сейчас — не очень…

Неоязыческие тенденции в обществе

Илья Агафонов
Феномен общественно-политической активности современного российского неоязычества, использование неоязыческой и антихристианской тематики в общественной деятельности заслуживает самого пристального внимания. До недавних пор подобные проявления не могли рассматриваться иначе, как маргинальные, представляющие интерес лишь для узкого круга специалистов. Сегодня, однако, мы должны сказать, что распространение этих тенденций, пока еще сравнительно небольшое, может представить в дальнейшем серьезную угрозу для духовного здоровья нации, для межнациональной и межконфессиональной стабильности, для молодежи…

Язычество и неоязычество

Игорь Кузьменко
На Руси становление единой государственности постепенно сформировало русскую народность, а Христова Вера стала тем прочным основанием, на котором воздвиглось все здание русской цивилизации. Современные неоязычники в России тщетно пытаются восстановить культовую систему «русского язычества». Сделать это просто невозможно. Строго определенного пантеона богов, системы верований тогда не существовало, как не существовало и русского народа в нашем современном понимании. Все языческие народы широко и постоянно заимствовали друг у друга обряды, культы, верования. Подобно тому, как ныне бездельничающие дамочки бальзаковского возраста обмениваются рецептами «элексиров жизни», адресами гадалок и телефонами «целителей»…

Русское и украинское неоязычество

Как правило, языческие группы организованы по национальному и территориальному признакам. Единого руководства нет. Общины автономны, хотя и входят в состав национальных объединений. В России к числу таких объединений относятся «Союз Венедов», «Велесов круг» и «Союз Славянских Общин». На Украине славянское язычество представлено «РУНВерой» и Объединением единоверцев Украины и диаспоры, известным как «Украинские Язычники». «Союз Славянских Общин» и «Украинские Язычники» являются соучередителями Всемирного конгресса языческих религий, основанного в 1998 году.

Что думают ученые о «Велесовой книге»

Виталий Питанов
«Велесова книга» — что это? Уникальный исторический памятник, написанный новгородскими жрецами в IX веке? Или это достаточно примитивная фальсификация, созданная много позже? Учитывая, что данное произведение издается стотысячными тиражами, и делаются активные попытки внедрения его в учебную программу для среднего и высшего образования в нашей стране, ответ на этот вопрос не перестает быть актуальным. Почему же это так? Ведь для ученых вопроса о подлинности «Велесовой книги» не существует. Они давно доказали, что «Велесова книга» является фальшивкой, написанной в середине XX века.

«Велесова Книга» (история одной фальсификации). Часть 1

Сергей Аксёненко
Защитники древнего происхождения текста, который ныне принято называть «Велесовой книгой» (далее ВК), всегда сравнивают её со «Словом о полку Игореве» (далее «Слово»). Оно и понятно ВК делалась именно с учётом авторитета «Слова» и в оборот её запускали, зная судьбу «Слова», а именно — неожиданное открытие этого памятника и гибель первоносителя в пожаре жестокой войны. Говорят — «Ну и что, с того что таблички с текстом ВК не сохранились, оригинал «Слова», ведь тоже исчез». Такое сравнение не корректно, исходя из следующих аргументов.

«Велесова Книга» (история одной фальсификации). Часть 2

Сергей Аксёненко
Я не согласен с доктором Твороговым в том, что «главным препятствием (доказательства древнего происхождения «Велесовой книги» — С.А.) является не содержание «Велесовой книги» (мол, в древних и средневековых источниках нам встречаются самые фантастические легенды и сложные для интерпретации пассажи), а прежде всего ее язык». Давайте представим себе, что подделывал бы её специалист уровня Творогова. Так что тогда пришлось бы переписывать мировую историю?

«Велесова Книга» (история одной фальсификации). Часть 3

Сергей Аксёненко
Я не лингвист, и наверно, поэтому не считаю святотатством сравнение «Слова о полку Игореве» с «Велесовой книгой». Более того, на мой взгляд, и ВК не лишена определённого художественного уровня. Здесь я не согласен с большинством филологов. Текст ВК написан искренне, порой даже страстно. Чувствуется, что автор (или авторы?) любит историю своего народа и, сочиняя фальшивку, он хотел, что бы всё это было на самом деле. Есть в «Велесовой книге» несколько удачных фраз — это относится, прежде всего, к религиозной составляющей. Оригинальна и сама идея поместить текст на якобы разрозненные таблички, выделить осколки фраз. Этот принцип задал работу многим поколениям поклонников ВК, они имеют возможность компоновать текст по разному, спорить о том какой фрагмент был раньше, какой позже…

«Удар русских богов» – чтиво для дураков

Флинт
По Истархову (не будем забывать, что он все же «патриот») все беды Вселенной происходят от евреев и их страшного изобретения — мировых религий, основанных на Ветхом Завете — иудаизме и христианстве (на ислам он не нападает, в чем сам честно и признается, оттого, чтобы мусульман не обидеть — они ж не совки и европейцы, за своего Мухаммеда всегда по шапке дать могут), а также от масонства, впрочем, тоже иудейского изобретения. В доказательство он приводит неискушенному в богословских понятиях советскому читателю отрывки Священного Писания, призванные доказать всякую неприглядность христианства.


Версия для печати

Громкий скандал минувшей недели: по жалобе петербургского язычника возбуждено уголовное дело против его единоверки за… оскорбление чувств православных верующих. Соцсети бурно обсуждают этот неординарный подарок РПЦ ко дню крещения Руси, а «Огонек» исследует феномен популярности язычества в Северной столице.

Мария Башмакова, Санкт-Петербург

Неоязычники в религиозный авангард не рвутся: напротив, любят подчеркнуть, что их выбор — индивидуален. Но в том, что большинство шагнуло в язычество после разочарования в православии, трудно не видеть симптом. Так что спустя 1029 лет после крещения Руси в самый раз выяснить, чем привлекает искушенную питерскую публику экзотический религиозный выбор и что им хотят сказать.

Истинно разочарованные

Первое, что бросается в глаза, когда присматриваешься к сегодняшним язычникам, это то, что они — люди с противоположными взглядами. Одних захлестывает патриотизм, другие принципиально сторонятся политики. Кто-то из несогласия с православием ищет свою религиозную правду «в корнях»; а кто-то примкнул к неоязыческим группам и по мотивам сексуальной ориентации или симпатии к феминизму. Уже одно то, что «свою» идеологию на этом религиозном поле ищут и находят столь разные люди, вызывает вопросы: какая тут связь с «корнями», когда под «корни» подводится что угодно?

В моде на язычество все смешалось: и поиск «новой эстетики», и обращение к «корням», и желание подчеркнуть свою «особость»

Фото: Сергей Воронин, Коммерсантъ

Впрочем, язычников это обилие течений не смущает, а привлекает: каждый нащупывает, а затем трепетно отстаивает религиозную идентичность. При этом никто из искателей не мыслит себя изгоем, хотя знает, что к деятельности неоязычников относятся настороженно. Митрополит Волоколамский Иларион дал понять, что РПЦ видит в неоязыческих культах серьезную угрозу для психики, семейного уклада и даже для жизни. Но это не останавливает — похоже, даже наоборот…

— Я вот со школы считал себя язычником: спорил с завучем и попами,— говорит популярный тату-мастер из Петербурга Кирилл Тотай.— Современное язычество напоминает костюмированные фестивальчики. Но на них замечательно себя чувствуешь!

Сам Кирилл в общинах не состоит, обряды не проходит, но себе наколол родное. Сколько таких, как он, в Питере считают себя неоязычниками, сказать трудно: серьезных исследований, во что веруют в мегаполисе, практически не было, объяснил «Огоньку» религиовед, доктор социологических наук Михаил Смирнов.

— К тому же,— продолжает эксперт,— неоязычество — обидное слово не для всех новых «поганцев» (от древнерусского «поганъ» — «языческий».— «О»), а только для тех, кто считает свои воззрения восстановлением истинной веры. То есть не новацией, а возвратом к традиции. Иными словами, поскольку в России нет аутентичных источников, рассказывающих об этом, «традицию» конструируют на свой лад.

Алексей Гайдуков, кандидат философских наук и доцент кафедры социологии и религиоведения РГПУ им. А.И. Герцена, считает язычество популярной тенденцией современности и связывает это с тем, что в прошлом ищут опору, не связанную с православием. Однако сказать, сколько язычников в Петербурге, затруднительно. Как их подсчитать?

— Есть десяток общин разной численности,— говорит Гайдуков.— Кто-то совершает обряды регулярно, кто-то ездит на фестивали, кто-то вообще свои взгляды не афиширует. Без особого исследования не различить, сколько тех, кто считается, кто сам назвался, а кто действительно живет как язычник. Полагаю, активных язычников в городе 2-3 сотни, а сочувствующих — несколько тысяч.

Итак, кто они?

Сеющий добро

Фото: Сергей Воронин, Коммерсантъ

— Имя — это энергетическая программа, изменяющая человека,— рассуждает ясноглазый родновер (этническая форма неоязычества, преимущественно славянского) Горыня.

В свои неполные 30 лет он успел побывать и Драконом, и Твердимиром, хотя по паспорту — Дмитрий. Только это имя Горыня считает мертвым, из прошлой жизни. Настоящую фамилию тоже не называет, использует псевдоним Патриотов. Есть еще имя сакральное, известное только Горыне и волхву.

Он работал охранником в автосервисе, был управляющим этномагазина, организовывал — и организовывает — фестивали. Но вообще-то Горыня — «славянский купец». Мы встретились в его лавке в спальном районе Петербурга: амулеты, утварь, сумки — все для язычников. Сам купец сидит перед ноутбуком. Выглядит подобающе: русые волосы ежиком, толстовка с тематическими узорами — все в масть. Себя считает пробивным лидером. От слова «язычник» морщится, термин «неоязычник» ему противен — из-за нацистских ассоциаций.

Горыня — глава общины, проводит обряды, но от титула «волхв» сторонится. До родноверия был православным, правда, не воцерковленным. Свои религиозные искания определяет так:

— В родноверии человек — потомок богов, в христианстве — слуга Бога. Плюс я обнаружил, что и само христианство идеологически весьма искусственно, как губка, впитавшее множество учений. Пришло осознание, что есть родное, а есть чужеродное, а святая земля не Иерусалим, а Русь… Смысл родноверия не самоистязание, а жизнь в гармонии с собой и миром. Христиане рождаются во грехе, и женщина у христиан — это грязное создание, а у родноверов женщина — почти богиня.

Определившись и нащупав научную базу, Горыня со временем вошел в руководство общины, а три года назад создал свою. Он подчеркивает: члены его общины живут «вне политики» — в уставе сказано, что тот, кого заметили на политическом мероприятии, будет исключен без права восстановления. Политика, объясняет Горыня, дело грязное: на выборы не ходит, но, говорит, что, если враг на родину нападет, бросится защищать.

— Надо не митинговать, а менять свою жизнь,— рассуждает он.— За ситуацией в мире не слежу. А смысл?

Родновер должен «сеять добро», говорит Горыня, и стремиться к гармонии с силами мироздания. В общине 11 человек. Вступить могут доказавшие, что им это необходимо. В уставе сказано: община — это чуть меньше, чем семья, и больше, чем друзья. Мужчин и женщин поровну, возраст от 18 до 60. Женщина, объясняет Горыня, обустраивает быт, «завоеванный мужчиной». Славянская женщина — это богиня, рождающая новую жизнь. Свою богиню Горыня пока не встретил: он не женат. Сокрушается, что современный мир отнимает у мужчины возможность быть добытчиком. Нужен, понятно дело, сильный мужик. Где его взять? Выращивать, отвечает Горыня. Как и кому — вопрос открытый… Что касается настоящей женщины, то ей следует духовно расти и следить за собой. А косметику никто не запрещал…

— Родноверие не догматическая религия: кто-то из членов общины в браке с иноверцем, это не смущает,— объясняет Горыня.— Нужно не просто кричать «Слава Руси!», а самоидентифицироваться как народу. Русские перестали гордиться собой, а мы — величайшая империя!

По специальности — технолог лесной промышленности — он не работал, хотя она его взглядам вроде под стать. Досуг у главы общины как у обычного горожанина: боулинг, картинг, кафе, тир. Жизнь, говорит, с принятием родноверия поменялась кардинально: окружают теперь люди без вредных привычек и с духовными поисками. При этом другие язычники, случается, упрекают Горыню в несоответствии идеальному образу волхва. Достается и от иноверцев: капища, говорит Горыня, недруги разрушали не раз. Но родноверов это не пугает, а сплачивает.

Национальный вопрос

Фото: Сергей Воронин, Коммерсантъ

А вот другой язычник-славянин в политику пророс крепко. Владимир Голяков, ныне жрец Богумил, окончил рыболовное училище, служил в армии, работал сварщиком на заводе, а в апреле прошлого года поставил на холме питерского пустыря «перунову стрелу» — скандал вышел громкий. Обращаться к нему надлежит «владыка», тем паче что жреческий стаж у 49-летнего Богумила богатый. К тому же у него много страниц в соцсети с разными именами и обрядовыми фото. Богумил говорит нарядно, от прямых вопросов уходит. Так, у него «народное высшее образование», а живет он на «добровольную помощь своего народа». Мечтает о запрете «свободной прессы». Ратует за национальное самосознание и утверждает, что все славяне имеют божественное происхождение. Говорит, «бог проявлен властью, а не любовью», то есть в «государе» и «государство образующем народе». Поясняет: «божественный государь» — президент, «чистый по крови». Вождь, значит. Рассуждает о «сословиях»: государству нужно начальство и подчиненные, остальных — гнать. Творческую интеллигенцию не любит: мешают исполнению приказов.

— В душе я всегда был националистом,— признается еще один жрец, Белояр, в миру Максим Ионов, объяснив, что под национализмом понимает любовь к своему народу, культуре, обычаям предков.— Слово «национализм» несет опасность для так называемой демократии, поскольку здравый национализм может стать знаменем объединения русского народа, а затем и всех славян.

45-летний Белояр говорит, что никогда не исповедовал другой веры, кроме язычества, и всегда ощущал, что христианская религия чужеродна для славянского суперэтноса. Но право других народов на свою культуру он уважает. Белояр — глава Союза славянских общин славянской родной веры. Союз существует с 1997-го, выпускает журнал, есть сайт. С 2011 года на союзной земле площадью 4,75 га действует культурно-этнографический комплекс «Красотынка» (Калужская область). На праздники собираются до 600 человек.

Из захожан в викинги

— Сигвальд. А вообще — Евгений Салтыков,— представился в кафе энергичный длинноволосый собеседник.— Я — «годи»! Это вроде главы клана, кроме прочего, ведущего обряды. А вообще к богам может обратиться любой «верный», сделав жертвоприношение.

Сигвальд — юрист, ему 38. А еще он — скандинавский язычник со стажем, пришел к этой вере в 2000-х. До того был «православным захожанином». Говорит, перелома не было: христианское мировоззрение вытеснила «традиционная культура».

Тонкие пальцы «годи» — в серебряных перстнях, один из которых говорит о принадлежности к клубу исторических реконструкторов. Его носят «особо верные», образуя братство. Другой — массивный амулет, реплика английского украшения X века. Как глава языческой скандинавской общины и юрист Сигвальд зарегистрировал свою религиозную группу в местном муниципальном округе. Сколько людей в общине, сказать затрудняется: членского учета нет, но мужчин больше, средний возраст — 30-45 лет.

— Мы на пике интереса к скандинавской культуре. Куда ни плюнь: везде викинги, брутальные мужики с топорами,— смеется Сигвальд. Фильм «Викинг» при этом он не смотрел: трейлер отвратил искажением истории. Сам Сигвальд участвует в реконструкциях в образе главы дружины Северного Приладожья.

У Сигвальда с женой Татьяной двое детей, все — язычники. Всего в Питере две общины скандинавских язычников, но единоверцы из разных общин и регионов периодически вместе проводят обряды, правила которых создаются стихийно после знакомства с мифологией и фольклором. Канона нет. Жертвоприношения — от стихов и музыки до телят. «Годи» уверен, что нет религии более толерантной, чем язычество, так как «в его основе — разнообразие», а вообще в религиозных вопросах люди навязывать свое не должны. Из политики Сигвальд не выключен, ходит на выборы, голосовал за Путина. Патриархален, во взглядах — традиционалист. Считает себя патриотом, от националистических идей далек. А на днях и вовсе выступил как оплот толерантности: подав жалобу на язычницу из-за изображения, где викинг занес молот над горящим православным храмом, он добился возбуждения уголовного дела за оскорбление чувств… православных. В интервью блогу Paganka разъяснил: важно не поощрять «моду на нетерпимость». Впрочем, тут же нашлись и язычники, возмущенные этим поступком: жертве доноса Сигвальда нужна помощь, заявляют они.

Выбрать свою богиню

Документы на регистрацию языческой общины Сигвальд подавал вместе Еленой, то есть Рагной. Правда, потом не поладили на религиозной почве. Елене 26 лет, замужем, по образованию врач, выбрала скандинавское язычество 7 лет назад. До того была и православной, и атеисткой. Библию читала внимательно. Но отошла. Говорит, перестала принимать единобожие и идею грехопадения, всемогущества божества и сотворение человека. На мировоззрения повлияли и естественные науки, они не мешают языческой картине мира. Веру Елена не афиширует, ее мать была православной и умерла, так и не узнав, что дочь — язычница. Наивное православие матери Елену смущало. Ее муж — атеист, хотя в прошлом язычник. Сына, кстати, супруги воспитывают светски, не навязывая свои взгляды.

Елена прочла «Старшую Эдду», изучила древнеисландский. Как администратор группы «В контакте» признает: агрессивных выпадов было много… от язычников. Только славянских. «Русские обязаны быть славянскими язычниками»,— убеждали они. Кто-то смешивает Тора с Перуном, переплетая языческие направления, а порой и уходя в национализм. Но боги, говорит Елена, поддерживают. Ей близка Скади — богиня решительная, волевая и самостоятельная. Елена не политизирована, но от мира не оторвана. На выборы ходит, голосовала за КПРФ. К вере подходит как исследователь, а не как мистик, старается читать больше по теме.

— Меня привлекает политеизм: в язычестве много богов и есть разные модели поведения. Можно выбрать свое — и для полигамных женщин, и для хранительниц очага,— говорит она.— И я замечаю, что многое изменилось — например, мое отношение к смерти. Сейчас не страшно, даже если после смерти ничего нет. Верю: все в мире живет по законам природы, и человек и боги. И еще я не воспринимаю больше выходные и светские праздники как время отдыха. Живу в другом ритме, отличном от ритма обычного светского человека. Стала терпимее к представителям других религий и к атеизму.

Дитя цветов

Александру 25 лет: высок, светловолос, в ухе — серьга. В детстве и отрочестве был воцерковленным православным. Разочаровался, а в 20 лет принял посвящение в викку. (Викканство, от древнеанглийского «колдун» — оккультно-неоязыческое движение, появилось в Западной Европе после Второй мировой войны.)

— Я пришел на службу в собор Петра и Павла в Петергофе,— вспоминает парень.— И ощутил, что это место для меня пусто и мне не следует там находиться. Пробовал ходить в другие церкви, везде то же самое. Есть много вещей в православии, в христианстве вообще, с которыми я не могу согласиться. Например, я гомосексуален. Церковь отвергает таких. Моя вера — нет. Великая Богиня любит меня как свое дитя и не требует ломать личность.

Три года Александр служил жрецом в викканской общине Петербурга, потом основал свою ритуальную группу. От слова «неоязычник» не шарахается, называет себя именно так. Он из Твери, живет в Колпино. Свои зовут жреца — Айтварас, это мифологическое существо в литовском фольклоре. По образованию — философ-религиовед. В викканской общине Питера сейчас примерно 12-15 постоянных участников. В ритуальной группе Александра 8-9 человек. В викке традиционно больше женщин, чем мужчин. Иногда думают, что это «женская религия», поскольку тут, говорит жрец, у женщины те же права, что и у мужчины. Средний возраст — 25-30 лет. Основная функция жреца — руководить процессом коллективного ритуала. Александр признается: ответственность немного пугает, зато не расслабишься. Виккане, объяснил Александр, считают окружающий мир «зримым проявлением Богини и Бога». Природные циклы, идея бесконечного рождения-смерти-возрождения, цветение, увядание и новое цветение — концепты этой религии. Вот Александр и старается держаться корней, то есть стеблей. Он работает флористом в цветочном магазине. Да и сам похож на растение: высокий, гибкий. Жрец показывает селфи с последнего ритуала вместе с «коллегой»-жрицей: на заднем плане его букет.

— У наших ритуалов,— объясняет Александр,— традиционная структура, в рамках которой мы можем делать авторские вещи. Последний ритуал писал я. Но главное — между тобой и богами не должно стоять никаких посредников.

В прошлом жрец-викканин — хиппи, среди его друзей и православные, и атеисты, и агностики, хотя, конечно, теперь он чаще общается с единоверцами. Виккане, говорит Александр, имеют право на любые политические убеждения, кроме откровенно деструктивных. Сам он, впрочем, думает о политике меньше, чем о своей вере. Потому пишет религиозные тексты и сокрушается, что необходимой литературы на русском мало…

И защита, и нападение

Экспертиза

Среди неоязычников хватает как борцов за чистоту расы, так и тех, кто верит в универсалистское начало всего человечества. Как это сочетается?

Борис Фаликов, кандидат исторических наук, доцент Центра изучения религии РГГУ

Корни неоязычества уходят в XIX век. Ближе к его концу стало усиливаться недовольство издержками цивилизации. Материалистическая наука движет прогресс, но не лишает ли она человека души и не отрывает ли его от природы? Такие настроения все чаще овладевали умами образованных городских жителей в Европе и США. Отсюда поиски истинной религии, которая не была бы испорчена буржуазным духом. Кто-то ищет ее в экзотических землях, а кто-то — в глухих уголках собственной, полагая, что народ наверняка сохранил древние обряды, которые вернут покой мятущейся душе. А совершать их лучше всего на лоне природы, подальше от испорченной городской культуры.

Но от культуры убежать нелегко. И вот уже систематизируется фольклор, изучаются древние саги и былины и на этом материале создаются реконструкции древних мифов и ритуалов. В начале прошлого века в лесах под Мюнхеном уже совершались жертвоприношения коня громовержцу Тору и ритуалы поклонения солнцу, исконному божеству индоевропейцев. Правда, сами участники предпочитали именовать своих предков более звучно — арийцами. Так в неоязычестве стал формироваться тренд, который ставил во главу угла поиск и утверждение национальной идентичности. Ведь именно ее следовало защитить от космополитизма механической цивилизации. Со временем защита превратилась в нападение…

Одновременно с этим на Западе рос интерес к верованиям и обычаям Востока. Антропологи совершали экспедиции, проводили исследования, издавали книги. На основе этих обильных материалов любители экзотики создавали собственные реконструкции, где в причудливый синтез вступали мифы и ритуалы самых разных народов мира. Вскоре после Второй мировой войны Джеральд Гарднер создал движение «Викка», в котором на равных соединил наследие британского ведовства и ритуалы, подсмотренные на колониальной службе. В неоязычестве стало формироваться крыло, которое противопоставляло тяготам цивилизации баснословное прошлое всего человечества.

Вот вокруг двух этих полюсов — националистического и универсалистского — и кристаллизуются сегодня разнообразные неоязыческие группы и движения. Поэтому в них можно найти и сторонников патриархальных ценностей (почитающих воинственных богов германского и славянского пантеонов), и ярых феминисток, поклоняющихся Великой богине. Можно найти сторонников расовой чистоты, которые запросто поколотят инородца, и тех, кто с удовольствием практикует самые необычные ритуалы со всех уголков света. И Россия не представляет собой исключения.

Однако за всем этим разнообразием просматривается и ряд общих черт. Это почитание природы, которое толкает к активной защите окружающей среды. И акцент на игровое начало, которое порождает самые диковинные реконструкции. Экологизм и ролевые игры вы увидите и у «западника» викканина, и у «исконно посконного» родновера — несмотря на все их идейные разногласия.

Андрей Александров/Sputnik

Группа людей в пестрых этнических одеждах собирается вокруг кучи сухих веток. «Когда мы обращаемся к богам, мы поднимаем руки к небу, но не потому, что боги живут на небе. Боги живут внутри нас», — говорит один из волхвов, молодой человек с редкой бородкой и светлыми волосами, одетый в самодельную рубашку с символами солнца. – «Мы стоим на Матери-Земле и обращаемся к Отцу-Небу, и мы указываем, от сердца к солнцу воздымая длань, показываем наш путь…» – речь волхва сопровождается «римским салютом» Все это – часть неоязыческого праздника, организованного современными русскими. «Слава Сварожичу, Богу Огня!» –восклицает другой волхв, и все повторяют: «Слава!». Кто-то бьет по кожаному барабану, а кто-то перебирает струны на гитаре. Куча веток в центре круга превращается в костер. Этот ритуал посвящен богам огня (Сварожич) и Солнца (Ярило), но все обряды, слова и одеяния придуманы самими верующими. Имеет ли современное русское язычество исторические корни или это просто модное увлечение?

Избранные

Сейчас в России существует 10 официальных языческих религиозных организаций. Численность верующих-язычников в таких регионах, как Алтай, Якутия и Республика Тыва высока – более 13%. Но в основном это местные шаманские культы, не связанные со славянским язычеством. В центральных регионах язычество нельзя назвать популярным: численность зарегистрированных язычников – обычно не более 1,5%, в некоторых областях их нет вовсе.

В России славянское неоязычество стало появляться в 1980-х годах. Первые «гуру» этого движения, такие, как волхв Велемудр (Алексей Наговицын) или волхв Велеслав (Илья Черкасов), вместе начали справлять древние славянские праздники, такие, как Масленица, летнее солнцестояние и Иван Купала.

Последователи славянского неоязычества называют себя родноверами. Их первая официальная религиозная организация была зарегистрирована в 1994 году. В настоящее время одна из самых влиятельных общин у родноверов называется «Союз славянских общин славянской родной веры» (ССО СРВ). Она была основана в 1997 году и в настоящее время включает несколько местных неоязыческих групп по всей России, в основном в центральном регионе.

Но, кроме родноверов, есть и другие люди, которые также разделяют взгляды неоязычников и пытаются им подражать. Группа VK «Славяне. Язычество. Русь», насчитывает около 250 тысяч человек подписчиков. Страница в основном посвящена древнему славянскому фэндому – постам о мистических верованиях, славянски принципах жизни и мотивирующим картинкам. Елизавета Орлова, официальный администратор этого сообщества, называет себя верующей-язычницей, но говорит, что в основном она исповедует свою веру в одиночку: «Каждый день я не совершаю обряды из за отсутствия единомышленников, и вообще считаю что каждый день это излишне, периодически делаю наполнение сил стихиями и так же использую руны в некоторых целях», – говорит Елизавета.

Память рода

Владимир Коваль, историк, археолог

stupinomuseum.ru

Какие же источники использовали неоязычники для воссоздания верований и обрядов, которые они практикуют? Владимир Коваль, кандидат исторических наук, заведующий отделом археологии средневековья Института археологии РАН, подтверждает, что единственным источником, рассказывающим нам о дохристианском славянском язычестве, являются летописи. «Археологические данные о язычестве либо отсутствуют, либо спорны. Более всего известно о погребальных обрядах (кремациях), но даже тут все очень неоднозначно», – утверждает Владимир Коваль. – «Восточное славянство до 988 г. безусловно было языческим, однако оно не оставило грандиозных памятников типа Стоунхенджа». В чем же проблема с летописями? Дело в том, что они были созданы спустя несколько сотен лет после принятия христианства и написаны в православных монастырях, поэтому вся информация в них передана предвзято.

На вопрос об отсутствии исторических источников Елизавета даже не повела бровью: «Данных действительно очень мало, но в людях присутствует родовая память и некоторые люди вспоминают некоторые вещи, да и иногда подсказывают силы, которые выше нас, богами я их называть не рискну».

Збручский идол

Виктор Онищенко/Legion Media

Но существовали ли вообще славянские боги? Мы знаем, по крайней мере, одного из них, Перуна-громовержца, но ни одно из его святилищ еще не было обнаружено. До недавнего времени «Збручский идол», каменная скульптура, изображающая четырех славянских богов, был самым известным археологическим открытием, связанным со славянским язычеством, но в 2011 году украинские историки Алексей Комар и Наталья Хамайко предоставили убедительные доказательства того, что скульптура является подделкой 19-го века. Изучение состава камня показало, что он намного моложе 10 века, к которому должен был принадлежать.

Оскверненные святилища

Меснянкин/Sputnik

Русская Православная Церковь категорически против славянского неоязычества. Бывший Патриарх Московский Алексий II осудил язычество в 2004 году, сравнив его с терроризмом. В 2014 году Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл назвал попытки воссоздать псевдорусские языческие верования» «болезненными и опасными».

Известно, что христиане, или люди, которые соотносят себя с ними, иногда оскверняют святилища, созданные неоязычниками. Елизавета упоминала, что какие-то люди нарисовали граффити на Синем Камне, который язычники считают священным. В 2017 году были уничтожены деревянные идолы в лесном массиве парка Царицыно в Москве – неизвестные сожгли их и раскололи топором. Тогда местные верующие-язычники создали группу в социальной сети, которая поддержала возведение и защиту новых статуй идолов. «Данное капище не является собственностью какой-либо общины!» – говорится на официальной странице святилища. «Это народное капище, куда каждый может смело приходить с добрыми намерениями!»

Мы никоим образом не умаляем значения убеждений, которые используют неоязычники, но считаем, что эти системы убеждений можно легко сравнить с изобретенными культами нового времени, такими как «Викка» или другие альтернативные духовные культы.

Никита, часто бывавший на неоязыческих праздниках, говорит, что подобные святилища могут быть использованы для воссоздания «жертвоприношений»: «Так как общепринятого перечня молитв, заклинаний или прочего нет, то люди, как правило, говорят некую речь, обращенную к Родным местам, Родной Земле, а также к ближайшим природным объектам – если это пригород, то обязательно найдётся некое место, где когда-то предки что-то делали, если город, то обязательно найдётся место которое что-то помнит. Вероятнее всего, всё это выдумывает сам автор текста. Так как сказанное отражает вкусовые и мировоззренческие идеалы собравшихся, то из присутствующих никто не против.. После этого проводится некий обряд, в зависимости от того, кому именно поклоняется данный волхв. Обычно, берётся мясо из магазина и ритуальным ножом разделывается и или съедается или закапывается в землю, аналогично с другими продуктами. Всё это дар богам».

Некоторые неоязыческие организации официально запрещены в России, и не по религиозным соображениям. «Эти люди часто яростно настроены против правительства. Многие из них негативно относятся к современной России, они думают, что страну захватили евреи, что необходимо построить российское национальное государство и так далее», – говорит Никита. Православная церковь, по их мнению, также чужда россиянам. Неоязычники высокомерно отстраняются от всех других «русских». Если говорить о людях, которые относят себя к правым, и об их идеологии, Елизавета отмечает, что «многие люди отстраняются от семьи и друзей, поэтому принятие язычества не останется незамеченным. Около 50 процентов членов нашей общины являются людьми правых взглядом. И с этим есть проблемы, потому что иногда нас сравнивают с Третьим рейхом!»

Шкловский идол, одна из подлинных находок славянского языческого периода. Он значительно менее детализирован, чем Збручский идол

histmuseum.by

Маловероятно, что древние славянские языческие верования могли быть связаны с идеей расового превосходства – эти верования родились на традиционно многонациональной территории современной Украины, (именно там находится большинство археологических находок, связанных с язычеством). Но, как говорит археолог Владимир Коваль, сейчас в любом случае настало время пересмотреть наши знания о русском прошлом: «Сегодня археология России находится на этапе трудной переоценки старых («романтических» или, проще сказать «фантазийных») представлений о язычестве, в поиске понимания чрезвычайно сложного процесса освоения православных ценностей языческим сообществом, сохранения в уже православных общинах громадного числа остатков язычества. Этот поиск пока не привел к созданию какой-то стройной концепции, однако уже ясно, что прежние схемы были именно схемами, т.е. далекими от реалий эмоциональными конструктами, которые уже невозможно воспринимать как строго научные построения.

Скажу еще откровеннее: советские археологи отдавали предпочтение не фактам (коих было мало), а гипотезам, основанным на их домыслах. Но я не стал бы делать отсюда поспешный вывод о ненаучности наших предшественников. Этот путь прошла не только советская археология, но и археология Европы, Америки. Это закономерный этап научного познания».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *