Что такое сребролюбие?

Протоиерей Вячеслав Поневин

Как понять, что материальные блага стали для вас не средством, а целью? Надо ли что-то в этой ситуации менять? Протоиерей Вячеслав Поневин, настоятель Николаевского храма Енакиево, рассказывает, насколько по-разному может проявляться грех сребролюбия, и советует, как бороться с этой страстью.

Маркеры сребролюбия

У каждого есть основная страсть, которой он подвержен и которая преследует его на протяжении всей жизни. Если это сребролюбие, то обычно неважно, богатый человек или бедный. Важно понимать: если некто богат, это не значит, что он сребролюбец — как и бедность не предполагает, что у бедняка этого греха нет.

Из сребролюбия может произрастать множество разных грехов. Человек, имеющий материальные блага, часто впадает в греховный образ жизни, поскольку может многое себе позволить. Это могут быть разврат, излишества и бесчинства.

Иногда, чтобы подпитывать свою страсть, человек идёт на сделки с совестью, может продавать свои убеждения только ради того, чтобы получить побольше денег. Страсть сребролюбия, как любой грех, имеет тенденцию прогрессировать, и если мы никак её не лечим, полностью порабощает нашу жизнь.

Всем нам нужно что-то зарабатывать, чтобы жить. Нормально, если мы расстраиваемся, когда у нас нет денег, когда не можем купить что-то нужное. Если же отсутствие денег вгоняет человека в уныние, отчаяние, панику, то это звоночки о том, что у него присутствует страсть сребролюбия.

Христианин должен во всём полагаться на Бога. Понятно, что финансовые проблемы могут сбить с ног, но отчаиваться нельзя. Многие люди очень часто полагаются на деньги. Они думают: вот, у меня есть определённая сумма — значит, я защищён, могу позволить себе лечение в больнице, могу куда-то поехать, что-то купить. Человек, имеющий деньги, чувствует себя в безопасности. Свою безопасность и жизнь он вверяет деньгам, не Богу. Надо понимать: это очень шаткая основа, которая может легко разрушиться и навредить нам.

Святые о сребролюбии:

«Сребролюбец есть страж своего имения, а не владелец; раб, а не господин. Для него легче отдать часть своего тела, чем уделить сколько-нибудь из своего богатства» (свт. Иоанн Златоуст).

«Тот, кто вожделеет денег, осуждается как сребролюбец, хотя бы совершенно ничего не имел» (прп. Симеон Новый Богослов).

«Кто стал служить маммоне, тот уже отказался от служения Христу» (прп. Симеон Новый Богослов).

«Сребролюбие и лихоимство не только другим причиняют зло, но и своих ревнителей ввергают в бедствия» (свт. Тихон Задонский).

«Сребролюбие может оправдывать накопительство под предлогом раздаяния милостыни, а оканчивается ненавистью к бедным» (прп. Иоанн Лествичник).

«Эта несчастная страсть не от бедности, а скорее сознание бедности от неё» (свт. Григорий Палама).

Не стать паразитом

Здесь нужно сделать ремарку: уповать на Бога важно, но это не значит, что можно ничего не делать, питаясь от трудов других людей, паразитируя на ком-то. Таких людей много, каждый из нас их встречал. Практически возле каждого храма можно встретить нищих, просящих подаяния — вполне трудоспособных людей, которые, однако, вовсе не стремятся зарабатывать. Им удобнее жить за счёт доброты других. Такие люди — тоже сребролюбцы, поскольку, получая от окружающих, никогда ничем не делятся. Они — только потребители.

Сребролюбцы не делятся, не жертвуют, а если и отдают, то только для того, чтобы приобрести ещё больше. Нищие, о которых я упоминал, считают, что им все обязаны. Их доходы больше, чем у бабушек, которые им помогают, однако это не мешает им позиционировать себя как жертву, которой все должны. Всё, что им дают, словно уходит в бездонную яму, насытиться они не могут. Я всегда говорил и говорю своим прихожанам: помогая таким людям, вы спонсируете их деградацию. Им помогать не нужно. Они выживут в любой ситуации, всегда найдут тех, к кому могут присосаться — потому что рядом с каждым паразитом всегда есть тот, кто позволяет ему паразитировать. Это ненормально.

Сейчас такие ситуации встречаются сплошь и рядом. Например, дети паразитируют на своих родителях, считая, что те им должны. Родители развратили их своей заботой. Это созависимость, которая встречается не только в среде алко- или наркозависимых. Есть люди, которым всегда нужна какая-то жертва, о которой они будут заботиться. У них тоже есть свои страсти — гордость, возможно. Когда они о ком-то заботятся, это даёт им ощущение нужности, реализованности. Они мучаются и несчастны в таком союзе, но когда рядом нет паразитирующего человека, ощущают пустоту и снова находят такого.

Иллюзии эпохи потребления

Продолжая разговор о сребролюбии, замечу, что сегодня активно создаётся общество потребления. Человек считается успешным, если может потреблять много и качественно. Менять телефон каждый год, постоянно покупать модные вещи, новые марки авто. Посмотрите, сейчас всё постоянно обновляется. Люди, чтобы позволить себе это, надрываются на работе, берут кредиты — делают всё, чтобы купить ненужные, по большому счёту, гаджеты и вещи, становясь их рабами. Это замкнутый круг, поскольку человек полагает свою жизнь на погоню за новыми приобретениями. Если вдруг он не смог что-то себе позволить, то считает, что его жизнь не сложилась, он несчастен. Это тоже проявление страсти сребролюбия, которое выражается в любви не только к деньгам, но и к удобствам, накоплению имущества. Возникает иллюзия: чем больше ты купил, тем богаче, чем богаче — тем в большей безопасности находишься.

Любопытно, что грех сребролюбия может проявляться совершенно противоположно у разных людей: один имеет большие средства, но не тратит их, накапливая; другой, наоборот, не имея достаточных средств, бездумно их тратит. К сребролюбию, как правило, присоединяется гордыня: человек получает удовольствие от того, что может себе позволить и то, и это. Вообще, гордыня пронизывает каждый из грехов, неслучайно её называют матерью всех страстей. Тот, кто не тратит, тоже гордец, который считает себя рачительным и мудрым распорядителем своих средств.

Не так безобидно, как кажется

Сребролюбие ожесточает сердца людей. Я слышал историю об очень богатой женщине, которая всю жизнь практически ничего не тратила из имеющихся богатств. Когда её сын тяжело заболел, она отправила его в бесплатную клинику для бедных, хотя имела возможность оплатить дорогостоящее лечение у лучших специалистов страны.

Сребролюбцы, как правило, не имеют мира душевного: богатство требует попечения о его сохранности.

Если обратиться к Евангелию, то самая яркая иллюстрация относительно губительности сребролюбия — это Иуда. Он был сребролюбцем, что привело его сначала к жадности и воровству, потом к предательству, а затем — отчаянию и самоубийству. Сребролюбие омрачает ум человека: вспомните, какую цену дали за Христа его гонители. Это была цена самого дешёвого раба. Конечно же, Иуда мог просить много больше, и ему дали бы, поскольку враги Христа прекрасно знали, что Он — не простой человек. Иуда же соглашается на первую предложенную сумму, при виде денег теряет разум и здравомыслие.

Последствия сребролюбия:

«Пристрастившиеся к деньгам неизбежно бывают и завистливы, склонны к клятвам, вероломны, дерзки, злоречивы, исполнены всех зол, хищны и бесстыдны, наглы и неблагодарны» (свт. Иоанн Златоуст).

«Из-за этой страсти человек не устрашится допустить злодеяние лжи, ложной клятвы, воровства, нарушить верность, воспламениться вредным гневом» (прп. Иоанн Кассиан Римлянин).

«Страсти, порождаемые сребролюбием, делают трудно победимым неверие в Божественное Промышление. Неверующий в это Промышление опирается на богатство своею надеждой» (свт. Григорий Палама).

«Замечай здесь, христианин, к чему ведёт сребролюбие своих поклонников. Иуда не ужаснулся продать за такую малую цену бесценного Христа, своего Благодетеля и Учителя, и так купил себе вечную гибель» (свт. Тихон Задонский).

Причём здесь идолопоклонство?!

Сребролюбие может привести к самым непредсказуемым результатам. Я читал о случае с одним купцом, который жил до революции и ездил на восток России, где в те времена ещё сохранилось язычество, колдуны и тому подобное. Внезапно он стал с большим вниманием относиться к религии тех язычников, их богам, стал совершать языческие обряды, молиться. Однажды он попросил подарить ему идола, чтобы он мог привезти его в Петербург и молиться там. Эти люди в своей простоте подарили ему этого идола, но дело в том, что идол был из чистого золота. Для язычников это было совершенно не важно, для них он обладал только духовной ценностью. А этот человек, чтобы получить кусок золота, изменил своей вере.

Сребролюбцы часто впадают в суеверия — вспомните, сколько их связано с деньгами! Нельзя передавать их через порог, хранить небрежно, нельзя дарить пустой кошелёк, и так далее. Удивительно, что порой в это верят даже люди с высшим образованием.

Как излечиться?

Как бороться со страстью сребролюбия? Конечно, нужно стремиться искоренять её с помощью милостыни. Поделюсь своими опытом и взглядами на то, как это делать. Я решил, что тунеядцам помогать не буду, а вот тем, кто испытывает какие-то финансовые затруднения — да. Например, есть на приходе молодые люди, которые хотят заниматься спортом, развиваться, учатся в вузах, но не имеют достаточных средств, чтобы осуществить свои планы. Стараюсь помогать таким. Проще, конечно, дать десять копеек нищему, чем помочь студенту посещать спортзал, прихожанину — что-то купить или съездить отдохнуть, но лучше, на мой взгляд, помочь именно так. Можно материально поддержать стариков, которые живут на нищенскую пенсию. Надо помогать тем, кто действительно нуждается.

Такая помощь приносит замечательный результат. Я бы рекомендовал так поступать тем, кто выявил в себе склонность к сребролюбию. Радость от этой помощи заменяет радость накопительства. Человек ценнее всего: денег, вещей, каких-то благ. Материальное приходит и уходит. Главное — понимать, что всё это даёт Бог. Тот, кто отдаёт, никогда не бывает обездоленным. Да, бывают периоды, когда случаются какие-то кризисы, но они проходят. Для тех, кто делится, деньги — не цель жизни. Когда человек откладывает их, он теряет душевный покой: а вдруг инфляция? А что, если банк обанкротится? Когда же постоянно вкладываешь в добрые дела, то живёшь спокойно.

Сребролюбие неразрывно связано со страхом: либо не найти деньги, либо потерять их. Христианин не может жить в страхе. Неслучайно сребролюбие ещё называют идолопоклонством. Многие люди поклоняются своим деньгам или имуществу, служат им. Чем больше такой человек накапливает, тем больше ему нужно: надо ведь обслуживать имеющееся добро. В итоге приходится работать, чтобы содержать купленное. Он в рабстве, и потому не радуется.

«Спокойная и скромная жизнь приносит больше счастья, чем стремление к успеху, сопровождаемое постоянным беспокойством», — утверждал Эйнштейн. Человек, гоняющийся за благосостоянием, пребывает в постоянном стрессе, оттого часто не рад тому, что имеет. В итоге он грешит неблагодарностью: Бог даёт ему средства, но он снова и снова недоволен.

Как бороться со страстью:

Усерднее служить Богу: «Если воздействует на тебя сребролюбие, этот «корень всех зол» (1 Тим. 6:10), и, обратив к себе все чувства, приводит в такое неистовство, что впадаешь в идолослужение, то твёрдо отвечай ему верным словом: «написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф. 4:10)» (прп. Исидор Пелусиот).

Надеяться на Него: «Не надейся на тленное богатство и не спеши за золотом, но возлагай упование на Бога живого, Который пребывает вовеки и всё сотворил. Не бойся оскудения ни в чём, ибо прежде ты не имел ничего — теперь же имеешь, и если не имеешь — будешь иметь» (свт. Димитрий Ростовский).

Быть благодарным Ему: «Не гонись за многим, но будь благодарен за малое» (свт. Димитрий Ростовский).

Когда человеку говоришь о Христе, любви, свободе, вечной радости — его это не интересует. Для этого нужно что-то делать, менять себя. Люди не хотят этого, их всё устраивает. Они предпочитают пытаться изменить людей вокруг, обстоятельства жизни, уровень благосостояния. Люди жалуются на то, что Бог не слышит их молитв, но о чём они молятся? — чтобы изменились родители, дети, родственники, обстоятельства. Кто говорит: «Господи, как мне изменить себя? Помоги мне измениться!»?

Когда обидели, когда больно — стань и помолись: «Господи, как мне в этой ситуации поступить по любви?» Вот это христианство. Думаю, такую молитву Бог услышит. Более того: это формула преодоления любой страсти — помолиться Богу и попросить, чтобы Он помог поступить по любви. Когда вы насаждаете любовь, взращивается любовь. Когда вы сеете месть, злобу, зависть — вырастут они. Это наша задача: когда зло проникает в нас, уничтожить его с помощью Божьей. Надо попросить Бога: «Помоги мне! Дай мне Свою помощь, любовь и поддержку». Тогда зло умирает, потому что молитвой и любовью побеждаются страсти.

Записала Екатерина Щербакова

Примеры употребления слова сребролюбивый в литературе.

А это то значит, — начал дворецкий дрожащим голосом, — что Гаврила ваш сребролюбивый — убийца и колдун.

Молодой человек, только что павший на поле сражения, был единственной преградой, защищавшей наследство, которое останется после меня, от моей не в меру сребролюбивой родни, — ведь вам известно, что мой брак бесплоден.

Верховная власть православного Государя одновременно есть покровительница народных святынь и гарантия политической стабильности общества, непреодолимая преграда на пути разрушительных партийных склок, вернейшая защита России от беспредела амбициозных и властолюбивых политиканов, рвущих страну на части во имя удовлетворения своих сребролюбивых и тщеславных вожделений.

Это предложение заставило Санчо выпучить глаза и развесить уши, и, мысленно порешив выпороть себя на совесть, он сказал своему господину: — Так и быть, сеньор, я готов угодить вашей милости и доставить вам удовольствие, с пользою, однако ж, и для себя: из любви к детям и к жене поневоле станешь сребролюбивым.

Источник: библиотека Максима Мошкова

См. раздел: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ

  • Страсть сребролюбия и борьба с ней прот. Сергий Филимонов
  • Страсть сребролюбия свящ. Сергий Дергалев
  • Сребролюбие свящ. Павел Гумеров
  • О духе сребролюбия прп. Иоанн Кассиан Римлянин
  • Сребролюбие Энциклопедия изречений
  • Повесть прп. Даниила о Евлогии каменосечце
  • О том, что сребролюбие – самая губительная из всех страстей прп. Никодим Святогорец
  • Помоги, Господи, изжить моё сребролюбие игумен Митрофан (Гудков)

***

Сребролю́бие – третья из восьми главных страстей, состоящая в ненасытном увеличении материальных благ. Противоположной сребролюбию добродетелью является нестяжание.

Сребролюбие – нарушение второй заповеди, идолопоклонство, поклонение «золотому тельцу»: «Нельзя служить Богу и маммоне» (Мф.6:24), то есть богатству. Основные виды сребролюбия: жадность (страсть к обладанию) и скупость (страсть к сохранению). Жадность хочет захватить чужое, скупость боится отдать свое.

Сребролюбие паразитирует на неуверенности в будущем (потребности в безопасности) и гордости (потребности быть признанным, уважаемым).

Преподобный Иоанн Лествичник называет эту страсть «тмоглавым бесом сребролюбия». Существует множество разновидностей этого недуга: жадность, скупость, любостяжание, мшелоимство, лихоимство, скверноприбытчество, корыстолюбие… Во всех проявлениях страсти сребролюбия есть один общий мотив – любовь к самому процессу приобретения и обладания.

***

Если гордость оценивается святыми отцами как корень всех зол, то почему апостол Павел назвал корнем всех зол сребролюбие?

В Первом послании к Тимофею апостол Павел и действительно назвал корнем всех зол сребролюбие (1Тим.6:10).

Однако это свидетельство не идёт вразрез с оценкой отцов и учителей Церкви. Выражаясь иначе, между ними нет принципиальных противоречий. Объяснить эту кажущуюся разницу можно при помощи следующих доводов.

Определение гордости как первопричины (или, что то же, корня) всякого зла строится на том основании, что изобретателем зла вообще и его главным сеятелем в нынешнем мире является диавол.

Как известно, диавол пал отнюдь не из-за сребролюбия. В самом деле, о каком сребролюбии могла идти речь в невещественном ангельском мире, совершенно чуждом товарно-денежных отношений?

По свидетельству Божественного Откровения, диавол пал, возгордившись своими совершенствами, из-за гордости (Ис.14:12-14). Как святые отцы, так и апостол Павел говорят об этом со всей убежденностью (1Тим.3:6). Следовательно, в вопросе о первоисточнике зла, апостол и вселенские отцы были единодушны.

Если даже вынести факт падения сатаны за скобки и определить, в чём состояла внутренняя причина грехопадения самого человека, окажется, что и в этой редакции не сребролюбие нужно называть причиной и корнем всех зол.

Известно, что по создании человека ему была предоставлена во владение вся земля, причём предоставлена как Божественный дар (Быт.1:28).

То есть все те блага, которые в нынешнем веке имеют денежный эквивалент, все те блага, стремясь заполучить которые, современные грешники предаются обогащению, Бог предоставил Адаму и Еве бесплатно.

Тем не менее они всё же пошли против Бога, склонились ко злу. Что же послужило толчком? Горделивое расположение сердца (а не сребролюбие), желание стать как Бог (Быт.3:5).

Принимая в соображение слова апостола Павла, необходимо обратить внимание на контекст его речи.

В интересующем нас наставлении он говорит о желающих обогащаться. Здесь же он сообщает, к чему приводит эта греховная страсть: сребролюбцы запутываются в сетях искушений, впадают во многие вредные и безрассудные похоти; через это они погружаются в бедствия и пагубу (1Тим.6:9).

Из слов апостола явствует убедительно, что сребролюбие служит корнем множества зол. Но почему же тогда он не сказал прямо «множества», но сказал «всех» (зол)?

С одной стороны это можно назвать риторическим преувеличением, использованным им для усиления мысли, гиперболой (примеры подобного рода преувеличений встречаются в Писании неоднократно).

С другой стороны сребролюбие можно считать одной из форм проявления гордости (ведь не является же сребролюбие характерной чертой смиренномудрого человека).

Это значит, что хотя не каждый гордец — сребролюбец, тем не менее каждый сребролюбец — гордец. Соответственно сказанному, каждый сребролюбец бывает искушаем как прочие гордецы. До тех пор, пока он подвержен сребролюбию (как одной из особенностей проявления гордости) — он подвержен и самой гордости.

I. Что такое сребролюбие? — Его свойства

По апостолу, сребролюбие есть идолослужение. И не раз он произносит эти страшные для христианина слова. Любостяжание… есть идолослужение, умертвите его, — пишет он к колоссянам (Кол. 3, 5). Знайте, — предупреждает ученик Спасов ефесян (Еф. 5, 5), — что никакой… любостяжа-тель, который есть идолослужителъ, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога.

Хотя, повторяю, и жестоки эти слова, но нрав сребролюбца, действительно, есть нрав идолослужителя. Он уже не Богу работает, а мамоне, не евангельские заповеди исполняет, а то, что велит мамона2.

И, таким образом, скупой и корыстолюбивый во всем отвергает Бога и Его повеления и слушает диавола. Поэтому святые отцы не находят достаточно слов, чтобы заклеймить всю мерзостность и отвратительность этого порока.

«Сребролюбие есть поклонение идолам, — говорит св. Иоанн Лествичник4, — дщерь неверия, извинение себя своими немощами… Сребролюбец есть хулитель Евангелия и добровольный отступник».

Бес сребролюбия весьма изворотлив и научает такими же быть и своих последователей. Поэтому можно часто видеть, как страсть эта облекается в самую благовидную фор-188му и как сребролюбец сам не верит тому, что он отчаянный скупец и лю бостяжатель.

Обыкновенно у монахов и у подвизающихся в миру скопление в своих руках каких-либо вещей или денег начинается под предлогом благотворения и помощи нищим5. А затем, когда человек, имея постоянно под руками те или иные суммы или вещи, от которых раз и навсегда отрекся, постепенно и незаметно пристрастится к ним, демон тотчас же изменяет тактику нападения — «сжимает

руку» человека , делает немилостивым его сердце и доводит своего пленника нередко даже до преступления8.

Иногда — как мы видели (и еще увидим) — происходит перепродажа человека одним бесом другому. Так, «есть бес сребролюбия, который часто принимает лицемерный образ смирения; и есть бес тщеславия, который побуждает к раздаянию милостыни; то же делает и бес сластолюбия»9. На эти тонкие замечания святого Иоанна Лествичника можно всегда найти достаточно примеров в окружающей жизни, надо быть только внимательным.

Вот один из многих. Поэт А. Фет рассказывает о писателе И. Тургеневе, что когда однажды они ехали вместе из Полесья и речь зашла о материальных средствах (о которых Тургенев «обыкновенно говорил, что он о них и не думает»), то последний «внезапно самым внушительным образом пропищал10:

— Да вы дайте мне за все мои имения семьдесят тысяч рублей, и я сейчас же вылезу из тарантаса и стану у вас в пыли у ног валяться…»11

Но как бы отвратительны и разнообразны ни были свойства сребролюбия, его никак не должно смешивать с обладанием богатством, которое само по себе не делает человека отвратительным и не имеет никакого отношения к спасению, но, употребленное на исполнение евангельских заповедей, может принести человеку большую духовную пользу, ибо, если он не способен ни к каким подвижническим трудам, может легко возместить их делами милосердия.

Что, действительно, все дело не в богатстве, а в пристрастии к богатству, об этом говорится во многих местах Священного Писания. Я приведу только одно выражение Иисуса Христа из притчи о сеятеле, которое с первого раза можно оставить без внимания, хотя оно имеет большой смысл. (И, кстати сказать, всегда у нас так: надо бы в Еван-189-

гелии каждое слово, каждую букву рассматривать со всех сторон, почему именно так сказано, а не по-другому; ведь ожидалось лучше вот таким-то образом сказать, а мы без внимания пропускаем целые фразы. А если начнем исследовать, то непременно дойдем до сомнения и даже до настоящего богохульства: «Почему здесь так сказано, теперь так не делают, это неправильно, это невозможно, это подделано, и этого никогда Христос не говорил, а если говорил, какой же Он Бог…»

Объясняя эту притчу Своим ученикам, Господь между прочим сказал, что одной из причин, по которой люди, слыша слово Божие, не принимают его к сердцу и к делу, является лесть богатства (Мф. 13, 22). Не сказал богатство, но лесть — п апатп (обольщение, обманное действие) — богатства. Как и выше не сказал Господь, что век сей подавляет в душе человека благие порывы и пробуждающее их слово Божие, а выразился: печаль века сего — п ^epi^va (дума, чрезмерная забота, ломанье головы над всякими непредвиденными обстоятельствами — «как-де проживем, трудно, некогда в церковь ходить, работать надо, сам не достанешь, а с неба не свалится» и прочие безумные вещи…). Вот Христос все это и врачует. Век тут ничем не виноват, и мир не может насильно погубить человека. Можно и в миру жить, и сыном века сего числиться, а заботами его не обременяться и помощи ждать не от него, а от Единого Истинного Отца Небесного. Также обстоит дело и с богатством. Не богатство само по себе бывает причиною гибели человека, а пристрастие к нему. И как точно, метко охарактеризовал Господь это состояние обольщения, назвав его «лестью»! Действительно, что такое удовольствия, слава, роскошь? — Одна только пустота, призрак, мираж в пустыне, прелесть в подвижническом смысле. Говорит пророк-псалмопевец: …уснуша сном своим, «предавшись нерадению и беспечности в жизни», и ничтоже обретоша ecu мужие, «во время

Божественного суда», богатства в руках своих, «хотя и были богаты прежде в

смертной жизни» (Пс. 75, 6).

Из всего вышесказанного следует, что можно быть очень и очень богатым человеком и в то же время не сребролюбцем и можно не иметь лишнего гроша за

душою и быть величайшим скрягой, ибо, как говорит св. Иоанн Лествич-ник , «любостяжательный за иглу готов состязаться до -190-

смерти». В первом случае и богатый может быть величайшим святым (Авраам, Иов и другие), во втором — полная нищета легко сводит в ад. Потому-то и Господь ублажает не вообще нищих, а только нищих духом (Мф. 5, 3).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как воспринимается современным человеком слово «сребролюбие»? Если вдуматься, смысл понятен: сребролюбие есть любовь к деньгам. Эта любовь, наверное, самая главная в современном мире. Без нее не существовало бы «общества потребления». Какие опасности таит такой взгляд на жизнь?

Само слово «сребролюбие» сегодня воспринимается как достаточно архаичное. «Любовь к серебру» означает, в первую очередь, любовь к деньгам, а деньги уже давно практически везде бумажные. Они всего лишь эквивалент, бумажное (чаще «зеленое», а не «серебряное») выражение золотовалютного запаса страны… Однако Церковь, бережно храня свое наследие богословской и аскетической мысли, активно пользуется и этим, казалось бы, устаревшим словом. Им описывается одна из основных и пагубных человеческих страстей.

Преподобный Иоанн Лествичник называет эту страсть «тмоглавым бесом сребролюбия». Действительно, существует множество разновидностей и типов этого недуга. Сребролюбие, любостяжание, мшелоимство, лихоимство, скверноприбытчество, элементарная жадность, скупость, корыстолюбие… Список синонимов и смысловых оттенков можно продолжать, но во всех этих неприятных проявлениях человеческой греховности есть один общий мотив—желание и любовь обладать многим: много иметь, много приобретать; любовь к самому процессу приобретения и обладания. Для описания этого состояния человеческой души мы чаще всего пользуемся словом «сребролюбие» по той причине, что именно деньги дают человеку больше всего возможностей приобретать, обладать, получать услуги и удовольствия, и, соответственно, любовь к обладанию переносится на деньги.

Сами по себе деньги, имущество, доход не являются греховными. Господь дает их человеку для чего-то, и важно, как человек относится к тому, что имеет. «Богатство аще течет, не прилагайте сердце» (Пс. 61: 11). Можно быть очень богатым человеком и несребролюбцем, а можно, ничего не имея, быть скрягой, готовым перегрызть всем горло из-за шнурка или булавки… Деньги, конечно, искушают человека, но ведь человек к тому и призван, чтобы достойно перед Богом переносить все испытания. В притче о сеятеле Господь указывает, что причиной неприятия слова Божия в сердце человека является «забота века сего» и «обольщение богатства», а не само по себе богатство и не сам по себе век. Мир не может насильно погубить человека. Потому и говорится об «обольщении» богатством, о том, что человек сам себе врет, когда уповает на богатство, на то, что оно принесет славу и удовольствия и застрахует от неприятностей в будущем.

Такое упование на богатство лежит в основе страсти сребролюбия. Оно же делает сребролюбца по сути идолопоклонником—упование и надежду, которые человек должен возлагать на Бога, любостяжатель переносит на мертвые вещи и металл, или вообще, на абстрактные бумажные знаки, виртуальные деньги, делая из них себе божество, идол. «Сребролюбие,—говорит преподобный Иоанн Лествичник,—есть поклонение идолам, дщерь неверия, извинение себя своими немощами… Сребролюбец есть хулитель Евангелия и добровольный отступник».

Как отмечает святитель Василий Великий, «нередко само благоденствие жизни служит для многих вместо испытания». И надо сказать, что сегодня испытание благоустроенной жизнью оказалось более страшным, чем многие бедствия в истории человечества. Современное «благоденствие» как никогда раньше способствует тому, чтобы, в частности, то же сребролюбие развивалось и проявлялось в самых разнообразных и «экзотических», не сразу распознаваемых формах… Их настолько много, что мы порой не замечаем вовсе, что стали закоренелыми любостяжателями.

Именно это разнообразие форм сребролюбия двигает нашу экономику и технический прогресс. Самый бросающийся в глаза факт—банковская система, построенная на принципе «роста» —взимания платы за то, что тебе одолжили на время деньги… О противоречии принципам христианства и о греховности такой практики было много сказано в святоотеческой литературе. Сам Господь призывал давать взаймы, не ожидая ничего (Лк. 6: 35).

Стремление к роскоши и комфорту стало повсеместным проявлением любви к многоприобретению. Удовлетворив свои насущные нужды, человек очень скоро начинает искать не просто многих вещей, но дорогих и выдающихся по своим качествам. Во все времена этот порок обличали и указывали на то, что именно из-за этого стремления льется много слез и крови. Но ослепленные грехом не хотят об этом и думать. К тому же сейчас вся экономика развивается на основе удовлетворения спроса на роскошь и комфорт.

Поиск особенных вещей выливается в привычку, страсть под названием «коллекционирование». По поводу проявления этой страсти даже в церковной среде стоит привести замечание епископа Варнавы (Беляева): «…Здесь и археология как страсть должна быть обличена, когда не только светские ученые, но и люди с богословским образованием и в высоком сане смотрят на каждую икону и священную вещь только с точки зрения археологии, а не благочестия. Таким образом, иконы у них превращаются в настоящих идолов, и, если обстановка храма не «стильна», они не могут молиться».

Сребролюбие начинается с забвения Промысла Божия и с заботы о «черном дне». Система страхования основана на этой же тревоге перед неизвестными неприятностями, тревоге, неведомой человеку, уповающему на Господа. Страховать имущество придумали в Средние века средиземноморские купцы, отправлявшие свои товары морем и очень беспокоящиеся о том, доплывет ли их груз по назначению. Теперь страховка стала неотъемлемой частью нашей жизни, страховые компании процветают…

Та же забота о «черном дне» не позволяет сребролюбцу расслабиться—ему чужда лень, он очень трудолюбив. И здесь доходит до патологии. Многие страны уже обеспокоены размахом трудоголизма. Япония призывает своих граждан «отдыхать, чтобы сохранить здоровье нации»…

Естественная жажда знаний сегодня перерастает в любостяжательное по сути стремление обладать информацией. Обладать, порой не понимая до конца то, что прочел, услышал или увидел. Казалось бы, пустое многознайство—а какое множество шоу, умных «аналитических» передач и «познавательных» журналов делается на основе этой любви обладать информацией обо всем!.. Вы никогда не задумывались: а зачем Вам персональный компьютер с таким огромным объемом памяти? Все ли из того, что сохранено в нем или записано на множество купленных Вами дисков, Вы сможете хотя бы один раз просмотреть, прослушать или пробежать текст по диагонали? Но Вам ведь приятно чувствовать, что у Вас это есть, что Вы владеете самой широкой подборкой фильмов, и у Вас на флэшке чуть ли не вся Национальная библиотека?..

К этой же страсти накопительства—накопления многих знаний—можно отнести и просмотр, «потребление» новостных программ и изданий. Зачем нам столько знать о происходящем в мире? Конечно, многознание связано также с тщеславием и гордостью, но сегодня это скорее проявление именно страсти накапливать—ведь мы даже не успеваем похвастаться, блеснуть своими знаниями геополитической обстановки перед своими знакомыми…

Сегодня мы стремимся накапливать, «коллекционировать» контакты, иметь много знакомых и друзей. Актуальная проблема для тех, кто ведет блоги—»стоит ли продолжать «френдить» всех, кто «зафрендил» тебя, если в твоей «френд-ленте» уже 400 человек?»…

Еще один «изысканный», и в то же время, повальный вид многостяжания—фотографирование. Мы, как одержимые, стремимся остановить и прикарманить чуть ли не каждое мало-мальски интересное мгновение своей жизни. Многие из сделанных когда-то фотографий (еще на пленочной мыльнице) я до сих пор не распечатал…

Прогресс—это когда преодолевают естественные преграды, ограничивающие наше стремление обладать многим. У вас нет денег? Не вопрос—дадим в кредит, у нас очень развитая банковская система. Вы не можете себе позволить купить все книги или сделать фотографии всего, что видели? Нет проблем, вот вам диски и флэш-карта—загружайте! И так далее…

Хотя все основано на простом принципе, подмеченном норвежским писателем Эрлендом Лу: «Похоже, что американцы руководствуются в жизни простой теорией, которая сводится к тому, что два лучше, чем один, а три лучше, чем два и т.д. Так, например, они считают, что иметь двести долларов лучше, чем сто. Умилительная теория! <…> По-видимому, из теории, которая гласит, что два лучше, чем один, как следствие вытекает, что большое лучше, чем маленькое, а высокое лучше, чем низкое. Идея, в общем, привлекательная и ведущая к успеху». Мы привыкли критиковать американцев, но эту идею мы бесспорно разделяем…

Богатство не постыдно, а по- стыдно пристрастие к нему. Богатство даже может принести пользу человеку, т.к., если человек не способен ни к каким подвижническим трудам, то он может легко возместить их делами милосердия. Главное—избавиться именно от сребролюбия, а не от приобретений, дохода и богатства. Возвыситься до той мысли, что вещи—Божьи, а не наши, и даны Богом нам во временное пользование для оказания помощи нищим и бедным, чтобы через это получить вечную жизнь.

Дмитрий Шило,
студент I курса МинДА

Просмотрено: 0 раз.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *