Чудесные спасения

1418 долгих дней и ночей длилась Великая Отечественная, через которую в рядах действующей армии прошло более 34 миллионов наших соотечественников. И многие, очень многие не вернулись с войны. Грянул выстрел, просвистел осколок от мины, грохнула бомба — и нет человека. Каждый фронтовик, воевавший на переднем крае, неоднократно был на волосок от смерти. Что помогало выжить? Чудо? Воинское умение? Случай? Воля Божья? А может, всё вместе?

Герой Советского Союза Петр Трайнин воевал механиком-водителем с 1941 года. Прошел с боями от стен Москвы до Праги. Многократно таранил вражеские машины, горел в танке и не раз оставался единственным выжившим из всего экипажа.

28 января 1942 едва не стало последним днем его жизни. В ходе зимнего контрнаступления под Москвой, экипаж его танка БТ-7 неожиданно на северо-восточной окраине села Вельмежа наткнулся на немецкую батарею 105-миллиметровых орудий. Выстрелив по ним пару раз, танк на большой скорости ринулся на батарею и, передавив несколько пушек, был подбит.

Как это было? «Башнер, скорчившись, лежал бездыханный на днище. Рядом с ним, только привалившись к моторной перегородке, застыл мертвый командир. Их обоих уже охватило пламя и вытащить было невозможно. Кроме того, вот-вот должны были взорваться бензобаки и оставшиеся боеприпасы. Плача от ярости и бессилия, я соскочил с танка. И тотчас внутри машины раздался глухой взрыв, черный дым высоким столбом взвился вверх. Я упал на снег, продолжая рыдать», — вспоминал потом Петр Трайнин.

А герой Советского Союза Сергей Мацапура служил в пехоте, ходил в штыковые атаки, стрелял из пушки прямой наводкой по немецким танкам, был разведчиком, пулеметчиком, сапером. В 1943 году стал механиком-водителем танка.

Смерть не раз проходила рядом. Как в том страшном рукопашном бою летом 1941 года: «Сошлись мы во ржи. Кто-то со спины, как клещами, сжал мне горло. Дыхание перехватило, в глазах поплыло красное с черным. Не знаю, как изловчился, ударил фашиста каблуком в живот. Падая, он потянул и меня за собой. Так и грохнулись вместе — он на землю, я на него. Хватка фашиста ослабла, я впился ему в горло руками, теперь уж он захрипел.

Слышу: «С-серега!» Это Соболев.

Я инстинктивно отклонился в сторону. Второй фашист промахнулся по мне прикладом. А Соболев не промахнулся, ударил его по стальной каске так, что приклад расщепился. Я вскочил, шарю руками винтовку, а в глазах муть, шатаюсь как пьяный. Не знаю, сколько времени прошло, пока стал соображать. Вижу, рядом стоит Соболев, разглядывает приклад своей винтовки. Рожь кругом потоптана, вперемешку лежат убитые — наши и противника. Тишина».

Иван Орленко воевал летчиком на Балтике. Его боевая специальность -«торпедоносец» — по праву считалась одной из самых опасных в авиации. Морские летчики уходят на сотни километров от своих берегов, а под крылом только вода. Завидя цель, пилот снижается на 20-30 метров, направляя под непрерывным огнем вражеской зенитной артиллерии свою машину на неприятельский корабль. Отвернуть уже нельзя – самолет идет боевым курсом, и штурману надо так сбросить торпеду, чтобы она точно поразила цель. Тут нужны стальные нервы, зоркий глаз и… везение.

«Мне повстречался механик моего самолета Н. А. Стерликов, — рассказывал Орленко.

— А вы под счастливой звездой родились, товарищ майор, — полушутя полусерьезно сказал он.

— Да? Не уверен. С чего это вы взяли?

— Осколок зенитного снаряда пробил пол в кабине прямо перед вашим сиденьем, а вас даже не задело…

— Ну, может быть, вы и правы, — засмеялся я».

Войсковой разведчик Георгий Егоров прошел Сталинградскую и Курскую битвы, но один бой остался в его памяти навсегда.

Тогда 14 разведчиков ушли в ночной рейд за «языком», а вернулись лишь двое. Сам Егоров, который делал еще только первые шаги в разведке, и командир Иван Исаев. Остальных скосил немецкий пулеметчик, которого они с Исаевым и скрутили, получив за это медали «За отвагу».

«Я не могу с точной последовательностью восстановить в памяти, что было после того, как все вскочили, словно подброшенные, — признавался Егоров. — Помню только, что я стрелял длинными очередями поверх голов бегущих впереди меня ребят. Передо мной рвались гранаты, а в лицо — прямо в глаза — ослепительно яркие вспышки бьющего в упор пулемета. В это пламя я и стрелял. Ребята падали, а я бежал. Я уверен был, что позади меня они снова поднимаются и бегут следом. И вдруг все стихло…

И еще снится, как я бегу на амбразуру. А ребята впереди меня падают и падают. И я знаю, что вот-вот должен упасть и я. Но бегу и не падаю.

Тридцать с лишним лет бегу и каждый раз жду, что вот теперь-то и я упаду и мне от этого станет сразу легче — я буду лежать рядом со всеми. Но каждый раз снова и снова преодолеваю то расстояние до дзота и каждый раз вижу, как падают и падают ребята…»

А вот исповедь другого разведчика, который, так же, как Егоров, начинал воевать под Сталинградом. Леонид Вегер ушел на фронт сразу после школы. В 1943 году был ранен, стал инвалидом II группы. После войны работал ведущим научным сотрудником института экономики РАН.

Итак, февраль 1943 года, ночь, заснеженное поле нейтральной полосы и очередная отчаянная попытка добыть «языка». Внезапно Вегер вспоминает, что перед ними – минное поле.

«Идти ночью по минному полю — не сахар. Ужас сковывал меня при каждом шаге. Как только я делал шаг и выносил ногу вперед, меня охватывал страх.

Мне казалось, что именно в этот момент раздастся взрыв, и у меня оторвет…

Я почти физически ощущал, как это произойдет. Что может быть страшнее для восемнадцатилетнего юноши?

Так прошли еще минут пять. Потом неожиданно из земли вырвалось черно-красное пламя. Раздался взрыв. На мгновенье я инстинктивно зажмурился. А когда открыл глаза, шедшего впереди солдата не было. Это было как чудо. Только что он был, и вот его нет. Вокруг тишина. Ни стона, ни звука. Все замерли в оцепенении. Затем повернулись на одной ноге на сто восемьдесят градусов и зашагали обратно».

Там же, под Сталинградом, в 1942 году начал воевать и Исаак Кобылянский. Служил артиллеристом, командиром орудийного расчета батареи 76-мм полковых пушек, носивших прозвище «Прощай, Родина!» — за их открытые позиции на переднем крае. И, как и его однополчане, многократно мог быть убит.

Говорят, в окопах не бывает атеистов. Вот и Кобылянский, член ВКП (б), в самые страшные мгновения инстинктивно обращался к Богу – как это было во время жуткой бомбежки, после того, как он чудом избежал плена:

«Прижавшись всем телом к сырой траве и уткнувшись в нее лицом, я «защитил» голову ладонями, плотно зажмурил глаза и, неверующий, молча молился неведомым высшим силам: «Сохраните мне жизнь! Ведь я еще так молод, не имею детей, и если погибну сейчас, никакого следа от меня на Земле не останется!» Подобное случалось несколько раз, всегда в критических ситуациях, когда от тебя ничего не зависит, ты беззащитен, бессилен, обречен на бездействие и покорно ждешь своей участи».

Протоиерей Рафаил Маркелов ушёл на фронт 1943 году в 17 лет. Туда, где с первого месяца войны воевал его отец. Мать к тому времени давно умерла, а младший брат и сестры попали в детский дом. Воевал он снайпером в 208-й стрелковой дивизии.

6 августа 1944 при освобождении Латвии 18-летнего новгородского паренька тяжело ранило из миномета, и в строй он уже не вернулся. На всю жизнь остались в ноге три осколка.

По словам отца Рафаила, снайпер – не пехотинец, стреляет во врага только один раз и тут же уходит. «Не ушел — тебя убьют».

К Богу обращались постоянно, и не только он, но и его сослуживцы. «Молиться мы так уж не молились, но все же, в основном, люди были верующие, я так думаю. Во всяком случае, крестики очень многие носили, да и «Господи помилуй» постоянно слышалось. Особенно когда в атаку идти, перед боем. Хотя и не разрешалось это, но все равно всегда ведь найдешь место, где помолиться: на посту стоишь и молишься про себя, просишь у Бога, что тебе нужно. Никто не помешает».

Но, как говорится, на Бога надейся да сам не плошай. На вопрос, что было самым трудным на войне, отец Рафаил ответил: «Уберечь себя, остаться живым. Там ведь как? Дело делай, а по сторонам-то не зевай, смотри в оба, а то пропадешь».

Известный отечественный искусствовед, член-корреспондент Российской академии художеств Николай Никулин воевал под Ленинградом — в пехоте и артиллерии. Он написал на редкость честную и правдивую книгу «Воспоминания о войне».

Что такое чудо, он, четырежды раненный и контуженный, знал не понаслышке. Вот лишь один день из его жизни на передовой – 16 июля 1943 года.

В полдень Никулин вместе с одним пожилым и одним молодым солдатом идет в тыл — доставить пакет. «Мина ударила в бруствер и, обдав меня комками земли, шлепнулась рядом со мною. Она прокатилась некоторое расстояние по наклонной плоскости и застыла сантиметров в пятидесяти от моего носа. Волосы встали у меня дыбом, по спине побежали мурашки. Как зачарованный смотрел я на эту красивую игрушку, выкрашенную в ярко-красный и желтый цвета, поблескивающую прозрачным пластмассовым носиком! Сейчас лопнет! Секунда, другая… Минута… Не разорвалась! Редко кому так везет!»

К вечеру в том же составе они возвращались обратно. «Вдруг неожиданный рев, какой-то шлепок. Лицо и грудь забрызгало чем-то теплым и мокрым. Инстинктивно падаю. Все тихо. Протираю глаза — руки и гимнастерка в крови. На земле лежит наш старичок. Череп его начисто срезан болванкой. Молодой стоит и отупело смотрит вниз, машинально стряхивая серо-желтую массу с рукава. Потом начинает икать… Беру документы убитого и веду паренька под руку дальше. Наверное, у него припадок… Сдал фельдшеру».

…Все они были на волосок от смерти. Что помогало выжить? Чудо? Воинское умение? Случай? Воля Божья? А может, всё вместе? Думать, спорить и сомневаться будут всегда. Одно известно: пройдя через горнило страшных боев, эти люди остались в живых. Хотя рядом гибли их товарищи. О павших помнит и рассказывает каждый из наших героев. О тех, ушедших от нас. Кому посвящено одно из самых пронзительных стихотворений, написанное военкором подполковником Александром Твардовским.

«Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте,
На левом,
При жестоком налете.
Я не слышал разрыва
И не видел той вспышки, —
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна, ни покрышки.
И во всем этом мире
До конца его дней —
Ни петлички,
Ни лычки
С гимнастерки моей…»

На заставке: фото Семена Фридлянда

Не так давно прошли юбилейные торжества, где много и щедро чествовали древний наш Воронеж и его богатую на события историю. По иронии судьбы эпопея с генеральским домом началась сразу после того, как умолкли юбилейные речи. И возможно, о печальных перспективах старинного здания на исчезновение никто бы и не узнал, но 25 декабря добровольцы общественного движения «Вантит» объявили о сборе подписей в защиту дома генералов. Инициатива получила широчайший резонанс. О судьбе здания, нынешней и прошлой, рассказывает одна из руководителей движения «Вантит», краевед Ольга Рудева:
— Генеральский дом был построен ровно сто лет назад, в 1911 году, для статского советника Пиррен-Синельникова. Предположительно проектировщиком был знаменитый архитектор Михаил Замятин. Дом сохранился в очень хорошем состоянии: красивый фасад, роскошная планировка квартир, множество уникальных архитектурных деталей, старинный, положенный еще в начале 20-го века, кафель. В этом здании – единственная уцелевшая в нашем городе великолепная беломраморная лестница и настоящая винтовая черная лестница.
Дом – сама история. «Генеральским» его нарекли после Великой отечественной войны – здесь жили генерал-полковник Михаил Шумилов, Герой Советского Союза, генерал армии Афанасий Белобородов, командующий Воронежского военного округа и дважды Герой Советского Союза и другие военачальники. Здание каким-то чудом пережило революцию и две войны. Сейчас оно имеет статус памятника культурного наследия.
Но некоторое время назад здание перешло в частные руки. Новые владельцы планируют полностью перестроить, превратив в современный офис.
Но как это стало возможным, если дом имеет статус памятника культурного наследия?
Дом признали «аварийным». Тому предшествовала долгая эпопея с выселением жильцов. Но это не так, это дом-крепыш, и находится в отличном состоянии. И когда нам говорят, что генеральский дом не имеет исторической и художественной ценности, я немного теряюсь – а что же тогда имеет ценность? Причем нам об этом заявляют не какие-то несведущие люди, а руководители комитета по сохранению исторического наследия.
В некоторых странах, скажем, в Великобритании, переделка, перестройка и ремонт старинных домов возможны только с разрешения муниципальных властей.
Да, государство должно стоять на страже своих интересов и охранять памятники. И инвесторы должны знать и считаться с этим. Но тут возникает еще и вопрос внутренней культуры и бережного отношения к истории. Вот покупает человек старинный особняк в центре города. Что делать – ломать или сохранить? Отнестись к нему как к дорогому куску земли или же как к частице истории?
Судьба объектов исторического и культурного наследия должна решаться с нескольких сторон – нужно учитывать мнение не только инвесторов, но и историков, краеведов и общественности. Иначе мы потеряем еще десятки зданий. Когда речь идет о старых домах, находящихся в центре города, всегда можно найти к чему придраться, для того чтобы объявить дом аварийным. А после этого его можно смело сносить и строить все что угодно: офис, банк, частный дом. Таким образом Воронеж уже потерял несколько памятников исторического значения. Но тогда «аварийными» можно назвать все что угодно – от питерского Зимнего дворца до лондонского Биг-бена.
Так что можно и нужно сделать сейчас, чтобы Генеральский дом уцелел?
Надо во что бы то ни стало остановить снос здания. Бить во все колокола. Собирать подписи. Устраивать пикеты, если угодно. Мы уже направили открытые письма губернатору области Алексею Гордееву, Председателю городской Думы, руководителю Госинспекции историко-культурного наследия Воронежской области, руководителю областного управления культуры. Также обращения отправлены в областную прокуратуру и представителю президента по нашему региону. Мы уже собрали более 500 подписей. Необходимо приостановить снос дома – а работы должны начаться со дня на день – и добиться проведения независимой экспертизы. Мы призываем всех людей, неравнодушных к истории и культуре, обратить внимание на старинный генеральский дом и помочь нам его сохранить.

Генеральский дом 2012 годГенеральский дом

Мы постоянно сталкиваемся с удивительными историями о людях, выживших в ситуациях, когда выжить, казалось бы, было невозможно. Эти невероятные случаи учат нас, что веры в свои силы и позитивного настроя может иногда оказаться достаточно, чтобы выйти невредимым (или подлежащим восстановлению, по крайней мере) из самых критических положений.

Модель, чье тело держится на 11 металлических стержнях
Очаровательная модель Катрина Бургесс выжила в автомобильной катастрофе, которая сломала ее шею, спину и ребра, повредила ее таз, проколола ее легкие и нанесла множество других ран. Автомобиль Катрины на скорости более 100 км/ч съехал с шоссе в придорожную канаву.

Ее тело скреплено 11 металлическими стержнями и бесчисленными винтами, что наверняка доставляет ей некоторые проблемы при прохождении металлодетекторов в аэропортах.

На следующий день после аварии доктора вставили стержень в левое бедро девушки от стопы до колена. Он держится на 4 титановых шпильках. Через неделю, в теле Катрины появилось 6 горизонтальных стержней, которые должны поддерживать ее спинной хребет. Спустя еще неделю титановый винт прикрепил шею Катрины к ее хребту.

Катрина Бургесс смогла жить без обезболивающих препаратов только спустя 5 месяцев после аварии. Сегодня Катрина Бургесс — известная модель.

Альпинист, отрезавший себе руку
Аарон Лее Ралстон, 1975 г.р. инженер-механик по профессии и альпинист по призванию был вынужден сам себе ампутировать зажатую валуном правую руку, чтобы освободиться.

Несчастный случай произошел в штате Юта (США), в апреле 2003 года, во время занятий альпинизмом в национальном парке Каньонлэндс. 300-килограммовый валун упал на правую руку альпиниста и зажал ее. Отправляясь на подъем Ралстон никому не сказал о своих планах и маршруте, поэтому знал, что искать его никто не будет.

В течение 4 дней Аарон лежал около камня. Потом у него закончилась вода, ему пришлось пить собственную мочу. Аарон вырезал свое имя на стене каньона (с датой своей предполагаемой смерти) и сделал прощальную запись на камере телефона. По автобиографической книге был снят оскороносный фильм «127 часов».

Потом пришло осознание, что терять уже нечего и альпинист решил бороться. Аарон резким движением попытался извлечь руку из-под камня. Но при этом сломал руку. Тупым ножом он разрезал кожу, мышцы и сухожилия, отделив таким образом руку от своего тела. После этого Аарон смог спуститься с 20-метровой стены и начал свой путь к спасению. К счастью, ему встретились туристы, они накормила и напоили Аарона, а так же вызвали спасателей, которые доставили альпиниста в больницу и нашли отрезанную руку. Рука позже была кремирована.
На фото: камень, прижавший руку альпиниста Арона Ли Ралстона

Спустя некоторое время Аарон Лее Ралстон написал книгу «В безвыходном положении», в которой описал произошедшее с ним. Он продолжает заниматься альпинизмом, женат, имеет ребенка.

Мексиканский революционер, выживший после расстрела
Мексиканская революция — это вооруженный конфликт, длившийся 7 лет (с 1900 по 1907 год). 18 марта 1915 года Венсеслао Могуэль, сражавшийся на стороне революционеров, был захвачен в плен и без всякого суда приговорен к расстрелу. Революционера поставили к стенке, раздался залп расстрельного взвода. Венсеслао получил 9 пулевых ранений, включая одно от контрольного выстрела, сделанного офицером в голову в упор.

Солдаты ушли, справедливо решив, что революционер мертв. Но Венсеслао очнулся, смог добраться до своих и после этого прожил долгую беспокойную жизнь. Но фото Венсеслао Могуэль в 1937 году демонстрирует шрам, оставленный контрольным выстрелом, на шоу NBC, которое называлось «Веришь или нет?».

Женщина, родившая ребенка во время операции на мозге
24 летняя жительница Екатеринбурга (Россия) Юлия Шумакова была доставлена в больницу в критическом состоянии после того, как она вернувшись с работы, внезапно потеряла сознание. Юлия была на 32 неделе беременности. Обследование выявило уплотнение в ее мозгу, что и стало причиной приступа. Пациентке был поставлен неутешительный диагноз, с таким заболеванием люди умирают в 96% случаев даже не доехав до больницы. Врачи приняли решение производить операцию на мозге и одновременно делать кесарево сечение. Шансов практически не было. Но, к удивлению родственников больной и самих докторов, и мать, и ребенок смогли выжить.

Учитель музыки, переживший множество несчастных случаев
Учитель музыки из Хорватии Френк Селак является, возможно, самым везучим человеком в мире. Поезд, на котором ехал Френк, сошел с рельсов и упал в ледяную воду. Его автобус перевернулся. У самолета, на котором летел учитель, сорвало дверь. Две машины сгорели, когда за рулем был Френк Селак.

В дополнение ко всему во время поездки по горной дороге Френк не справился с управлением и его автомобиль упал в пропасть. Сам водитель при этом упал на разлапистое дерево и наблюдал за полетом своего автомобиля еще на 100 метров вниз и за его взрывом. Казалось бы вполне достаточно просто пережить все эти несчастья, но Френк Селак еще выиграл 1 миллион долларов в лотерею.

Мужчина, почти разрезанный пополам поездом
Этот несчастный случай произошел в июне 2006 года с Труманом Дунканом, стрелочником сортировочной станции в г.Клебурн (Cleburne), Техас. Он ехал на дрезине к ремонтному доку, но подскользнулся и упал на передние колеса. Труман изо всех сил пытался удержаться от падения на рельсы под колеса дрезины, но вместо этого был зажат между колесами вагонной тележки.

В таком положении дрезина протащила его 25 метров, разрезав туловище стрелочника практически пополам. Он смог позвонить 911 и ждал помощи в течение 45 минут. Труман перенес 23 хирургические операции, утратил правую и левую ногу, таз и левую почку.

Женщина, пережившая крушение самолета в результате удара молнии
Как Вы считаете, что более опасно для жизни: получить удар молнии, выпасть из самолета или 9 дней с многочисленными ранениями пробираться через тропический лес? Старшеклассница Джулиана Кёпке прошла через все эти несчастья и осталась жить. 24 декабря 1971 года рейс LANSA 508 (Перу) попал в грозу и в него попала молния. В этот момент самолет находился над тропическим лесом на высоте 3 километров. Самолет развалился на части.

Ряд сидений, к одному из которых была пристегнута Джулиана, рухнул в лес в 3 километрах от основного места аварии. Остальные 92 человека, летевшие тем злополучным рейсом, погибли. Сама девушка утверждала, что ряд сидений в падении вращался, как лопасть вертолета, что, вероятно, замедлило скорость падения, кроме того сидения упали в густые кроны деревьев.

После падения с 3 километровой высоты у Джулианы была сломана ключица, сильно расцарапана рука, правый глаз заплыл от удара, все тело было покрыто синяками и царапинами. Но, к счастью, травм, мешающих передвижению, не было. На бога надейся, но и сам не плошай! Отец Джулианы был биологом, она неоднократно бывала с ним в джунглях и имела представление, как выжить в лесу и выбраться из него. Джулиана смогла добыть себе пропитание, потом нашла ручей и пошла вниз по его течению, надеясь таким образом добраться до реки, где можно встретить людей. Спустя 9 дней она наткнулась на рыбаков, которые и спасли девушку.

Случай с Джулианой Кёпке лег в основу двух кинофильмов. Саму Джулиану после ее приключения от живой природы не отвратило и она стала зоологом.

На фото: Джуиана в молодости

Жертва землетрясения провела 27 дней под завалами
Халид Хуссейн (Khaleed Hussain) — 20 летний сельскохозяйственный рабочий был заживо погребен под обломками своего дома в результате землетрясения, произошедшего 8 октября 2005 года. Деревянные и кирпичные обломки зажали его в очень неудобной позе, немного могли двигаться только руки. Обе руки продолжали совершать непроизвольные копательные движения даже после его спасения, что дает возможность понять, какой ужас пережил похороненный живым человек. Халид был случайно обнаружен только 10 ноября, то есть спустя почти месяц после землетрясения. Его правая нога была сломана в нескольких местах.

Ребенок с редкой опухолью, которому довелось родиться дважды
Кери МакКартни (Keri McCartney) находилась на 4 месяце беременности, когда доктора обнаружили на теле ребенка опасную опухоль, размером с грейпфрукт, которая мешала циркуляции крови у ребенка и ослабляла его сердце. Доктора решили попытаться спасти ребенка.

Врачи Техасского центра фетальной хирургии плода (Texas Children’s Fetal Center) (США) вскрыли утробу матери и наполовину извлекли плод, чтобы удалить опухоль. Операция была произведена очень быстро, после чего плод был помещен обратно. Ребенок выжил и следующие 10 недель беременности Кери прошли без осложнений.

В положенное время Кери МакКартни родила дочку, которая стала дважды рожденным ребенком.

Пассажиры самолета, прожившие в зимних горах 72 дня после его крушения
Рейс 571 Уругвайских авиалиний (известный также как «Чудо в Андах» и «Катастрофа в Андах») разбился в Андах 13 октября 1972 года. На борту находилось 45 человек, среди них игроки команды по регби, их семьи и друзья. 10 человек погибли сразу, остальным пришлось 72 дня выживать в горах практически без пищи и теплой одежды.

Остающиеся в живых люди были вынуждены есть мясо умерших, оно хорошо сохранялось на морозе. Переиграть смерть удалось лишь 16 пассажирам, остальные погибли от голода и снежной лавины.

После того, как оставшиеся в живых пассажиры рейса 571 услышали по радио, что их поиски прекращены, двое из них без горного снаряжения, одежды и пищи отправились за помощью и спустя 12 дней наткнулись на людей. Выжившие пассажиры были спасены 23 декабря 1972 года. О героизме и воле к жизни пассажиров рейса 571 была написана книга и снят кинофильм.

Капитан за лобовым стеклом
25 лет назад, 10 июня 1990 года, капитан авиалайнера BAC 1-11 Series 528FL Тим Ланкастер выжил после продолжительного пребывания за пределами своего самолета на высоте около 5 тысяч метров. Пристегиваться ремнем важно не только для автомобилистов: командир самолета BAC 1-11 компании British Airways Тим Ланкастер, наверняка, навсегда запомнил это элементарное правило безопасности после 10 июня 1990 года.

Управляя самолетом на высоте в 5273 метра, Тим Ланкастер расслабил ремень безопасности. Вскоре после этого у авиалайнера лопнуло лобовое стекло. Капитан тут же вылетел через проем, и его прижало спиной к фюзеляжу самолета с наружной стороны. Ноги Ланкастера застряли между штурвалом и панелью управления, а сорванная воздушным потоком дверь кабины пилотов приземлилась на радио- и навигационную панель, разбив ее. Находившийся в кабине бортпроводник Найджел Огден не растерялся и крепко схватил капитана за ноги. Второй пилот смог посадить самолет только через 22 минуты, все это время капитан воздушного судна находился снаружи. Бортпроводник, державший Ланкастера, считал, что он мертв, но не отпускал, так как боялся, что тело попадет в двигатель и тот сгорит, уменьшив шансы лайнера на благополучную посадку.

После приземления выяснилось, что Тим жив, медики диагностировали у него синяки, а также переломы правой руки, пальца на левой руке и правого запястья. Спустя пять месяцев Ланкастер снова сел за штурвал. Стюард Найджел Огден отделался вывихнутым плечом, обморожением лица и левого глаза.

Механик на крыле
Когда 27 мая 1995 года во время тактических маневров МиГ-17, сойдя с полосы ВВП, застрял в грязи, механик наземной службы Петр Горбанев вместе с товарищами бросился на выручку. Общими усилиями самолет вытолкали на ВВП. Освободившийся от грязи МиГ стал быстро набирать скорость и спустя минуту взмыл в воздух, «прихватив» механика, которого воздушным потоком перегнуло вокруг передней части крыла.

Набирая высоту, пилот истребителя почувствовал, что машина ведет себя странно. Осмотревшись, он увидел на крыле посторонний предмет. Полет проходил в ночное время, и поэтому рассмотреть его не удалось. С земли посоветовали стряхнуть «посторонний предмет» путем маневрирования. И в этот момент летчику силуэт на крыле показался очень похожим на человека, поэтому он запросил разрешения на посадку. Истребитель приземлился в 23 часа 27 минут, проведя в воздухе около получаса. Все это время Горбанев провел в сознании на крыле перехватчика – его прочно держал встречный воздушный поток. После посадки выяснилось, что механик отделался сильным испугом и переломом двух ребер.

Прыжок с 7 тысяч метров без парашюта
В январе 1942 года штурман Иван Чисов вылетел на бомбардировку немецких войск в районе станции Вязьмы. Их звено было атаковано «мессершмитами», которые вскоре подбили бомбардировщик Ивана. Необходимо было покинуть горящий самолет, однако немцы добивали наших летчиков в воздухе, поэтому Иван решил спускаться затяжным прыжком.

Однако когда пришло время раскрыть парашют, штурман потерял сознание. В итоге рухнул с высоты 7000 метров (по другим сведениям — с 7600) на склон огромного сугроба, а затем долго скользил по снежному скату оврага. Когда Чисова обнаружили, он был в сознании, но получил несколько серьезных переломов. После выздоровления Иван стал преподавателем в штурманском училище.

Не получить ни одной царапины, прыгнув с высоты 5 тысяч метров
Уникальный случай, произошедший с 21-летним сержантом Николасом Стефеном Алькейдом 24 марта 1944 года, задокументирован официально. Во время налета на Германию его бомбардировщик был подожжен огнем немецких истребителей. Случилось так, что пламя уничтожило и парашют Николаса. Не желая погибать в огне, сержант выбросился из самолета, посчитав, что так погибнет быстрее.

С высоты 5500 метров парень рухнул на ветки сосен, а затем в мягкий снег и потерял сознание. Когда Алькейд очнулся, он с удивлением отметил, что ни одна кость не сломана. Посмотрев на звезды над головой, сержант достал сигарету и закурил. Вскоре его обнаружило гестапо. Немцы были так поражены случившимся, что даже выдали ему сертификат, подтверждающий это чудесное спасение.

Встреча с Полом Маккартни после удачного падения с высоты 10 тысяч метров
Этой женщиной-стюардессой установлен рекорд по выживанию при падении с большой высоты – более 10 000 метров. На злополучный рейс JAT 367 тогда еще 22-летняя девушка попала по ошибке – должна была лететь Весна Николич, но в авиакомпании что-то напутали, и в рейс отправилась Весна Вулович. На высоте около 10 000 метров в самолете, предположительно, сработало самодельное взрывное устройство, и кабину оторвало от основного корпуса. Обломки самолета упали на заснеженные сосны, что, вероятно, смягчило падение.

Девушке повезло, что ее обнаружил местный крестьянин Бруно Хонке, работавший во время Второй мировой войны в немецком госпитале и умевший оказывать медицинскую помощь. Травмы девушки были серьезные, но она выжила: Весна провела 27 дней в коме и 16 месяцев в больнице.

В 1985 году ее случай был зафиксирован в Книге рекордов Гиннесса как самый высотный прыжок без парашюта. А соответствующий сертификат Вулович вручил ее кумир Пол Маккартни.

75 руб. за жизнь
Имя Ларисы Савицкой вошло в российское издание Книги рекордов Гиннесса как единственного человека, выжившего после падения с высоты 5200 м, и как человека, получившего минимальную сумму компенсации физического ущерба — 75 руб. Авиакатастрофа произошла в августе 1981 года. 20-летняя студентка возвращалась с мужем в Благовещенск из свадебного путешествия и по случайности села в хвосте самолета, хотя билеты у нее были в середину салона. В момент пассажирского столкновения Ан-24 с военным бомбардировщиком Ту-16, произошедшего из-за ошибки диспетчеров, Лариса спала.

Проснувшись от сильнейшего удара, она ощутила ожог, так как температура резко упала до −30 °C. При разломе фюзеляжа Савицкая оказалась на полу в проходе, но успела подняться, добежать до кресла и вжаться в него, прежде чем «ее» обломок спланировал на березовую рощу. После приземления она несколько часов была без сознания. Очнувшись, она увидела тело мужа и, несмотря на горе, переломы ребер, руки, сотрясение мозга и травмы позвоночника, начала бороться за жизнь.
На фото: Лариса Савицкая с мужем Владимиром

Из обломков самолета она построила себе подобие хижины, чтобы спасаться от дождей, согревалась чехлами с сидений и укрывалась пакетами от комаров. Спасатели нашли ее через два дня после катастрофы.

Как выжившей Ларисе Савицкой выдали 75 руб. (по нормативам Госстраха в СССР полагалось 300 руб. компенсации ущерба за погибших и 75 руб. за выживших в авиакатастрофах). Советская пресса сообщила о происшествии лишь в 1985 году как о катастрофе в ходе испытания летательного аппарата. Сама Лариса утверждала, что в момент крушения ей вспомнился итальянский фильм «Чудеса еще случаются» о героине, которая выжила в такой же ситуации.
На фото: Лариса Савицкая, наши дни

76 дней на надувном плоту
Яхтсмен из США Стивен Каллахэн собирался принять участие в одиночной гонке через Атлантический океан на паруснике «Наполеон Соло», но случилось непредвиденное — по словам спортсмена, судно протаранил кит и корабль пошел на дно.

Каллахэну удалось спасти с тонущего судна надувной плот и мешок с набором для выживания, за которым пришлось нырять в затопленную каюту. В этом мешке лежала книга о выживании в океане. Яхтсмен ловил рыбу с помощью гарпуна и ел ее сырую, сражался с волнами, пережил нападение акулы. Он видел, как мимо проплыли девять судов, но ни одно не заметило маленький плот.

Плот проделал путь от полуострова Зеленый Мыс (Сенегал) до острова Мари-Галант в Карибском море (архипелаг Гваделупа): когда его прибило к берегу, местные рыбаки обнаружили исхудавшего путешественника с язвами от соленой воды на теле. Всего Каллахэн провел в море 76 дней и преодолел 3300 км. Описанные события произошли в 1982 году, почитать о них можно в мемуарах яхтсмена «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря». Стивен Каллахэн был консультантом при съемках фильма «Жизнь Пи» Энга Ли.

Три недели в джунглях Амазонки
Израильтянин Йоси Гинсберг отправился вместе с тремя друзьями искать племя аборигенов в джунглях Боливии. По дороге компания из-за ссоры раскололась надвое, Йоси остался с напарником Кэвином, они стали спускаться по реке на плоту и наткнулись на порог: друг Гинсберга сразу выплыл на берег, а он сам оказался вовлеченным в поток водопада и чудом не погиб.

Следующие три недели Йоси в одиночку выживал в джунглях Амазонки. Ему пришлось питаться сырыми яйцами птиц и фруктами, отбиваться от ягуара — его удалось отпугнуть с помощью спрея от насекомых, который Йоси догадался поджечь, а в конце путешествия он чуть не утонул в болоте. «Самым сложным моментом был тот, когда я понял, что я совсем один, — вспоминал впоследствии Гинсберг. — В какой-то момент я решил, что готов на любые страдания, но не остановлюсь».

Когда путешественника наконец нашел местный поисковый отряд, он был покрыт укусами насекомых и ожогами от солнца, на его теле поселилась целая колония термитов. Об этом незабываемом путешествии, случившемся в 1981 году, Гинсберг написал книгу «Один в джунглях», каналом Discovery был снят документальный фильм «Я не должен был выжить», и скоро будет снят художественный фильм «Джунгли» с Кевином Бэйконом в главной роли (прокат намечен на 2016 год).

41 день в океане
Путешествие молодой пары по маршруту Таити — Сан-Диего было сорвано внезапным ураганом. 12-метровые волны перевернули парусное судно, в котором плыли 23-летняя американка Тами Эшкрафт и ее жених британец Ричард Шарп. От удара волны девушка потеряла сознание. Когда Тами очнулась спустя сутки, она увидела, что лодка разбита, а спасательный пояс ее друга разорван.

Тами построила временную мачту, вычерпала воду из каюты и продолжила путешествие, ориентируясь по звездам. Ее плавание в одиночку продолжалось 41 день, запасов воды, арахисового масла и консервов еле хватило, чтобы не умереть от истощения.В итоге девушка в одиночку проплыла 2400 км и самостоятельно зашла в гавайскую гавань Хило. О своем печальном путешествии, случившемся в 1983 году, Тами Эшкрафт рассказала лишь в 1998 году в книге «Небо, багровое от печали».

Авария на шахте Сан-Хосе
5 августа 2010 года на шахте Сан-Хосе, близ Копьяпо, Чили, произошёл обвал породы. 33 горняка оказались замурованными на глубине около 700 м и примерно в 5 км от входа в шахту. В результате аварии людям пришлось находиться под землёй в течение рекордных 69 дней.
На фото: замурованные под землей чилийские шахтеры смотрят в спущенную к ним камеру.

Работы по расчистке завалов начались сразу же, причём спасатели попытались спуститься вниз традиционным способом, через вентиляционные шахты — однако быстро выяснилось, что завалило и вентиляционные проходы. После этого в работах задействовали тяжёлую технику, которая должна была расчистить завал непосредственно на входе в забой, где, по расчётам, могли находиться уцелевшие шахтёры. Но использование тяжёлой техники осложнило нестабильную ситуацию в шахте, произошёл новый обвал, и от этой идеи отказались.
На фото: родственники горняков, оказавшихся под завалами в золото-медной шахте, собрались у экрана, на котором показывают видеозапись из шахты в Копьяпо, к северу от Сантьяго, Чили.

Кроме того, выяснилось, что у руководства шахты нет точной и подробной карты всех подземных тоннелей, так что спасателям вскоре пришлось действовать почти вслепую. Суть операции состояла в том, чтобы бурить почти что наугад вертикальные скважины с двойной надеждой: что одна из этих скважин достигнет тоннелей и что в этих тоннелях ещё будут живые люди. Скважины бурили более двух недель, так что надежды спасти кого-нибудь постепенно таяли. Но 22 августа пробурили новую вертикальную скважину и подняли бур, в котором находилась записка, смысл которой состоял в том, что все 33 шахтёра, бывшие в шахте, живы и находятся в безопасном убежище.

Было принято решение использовать американское бурильное оборудование, разрабатываемое при участии НАСА для использования в космических программах. Данное оборудование было рассчитано на работу с особо прочной горной породой и призвано было ускорить темпы спасательной операции. И действительно, использование дорогостоящего оборудования (общая стоимость спасательной операции превысила 20 миллионов долларов) помогло проделать аварийный шурф к 9 октября. К 12 октября спасательная операция, финальная стадия которой заключалась в поднятии люльки, в которой помещался только один шахтёр, через шурф диаметром около 90 сантиметров, была благополучно завершена.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *