Чудо под рождество

Елена Сикирич
руководитель Философской Школы «Нового Акрополя»
Бывало ли с вами такое: вы задаете себе очень важный вопрос, много думаете о нем в поисках ответа — а ответ приходит самым неожиданным образом, в самый неожиданный момент? Нечто подобное произошло со мной, когда я писала эту статью.
Близится Новый год и Рождество. Мне показалось, что это самое подходящее время, чтобы поговорить о согласии. Я всегда особенно трепетно относилась к Новому году, к этому ощущению, когда заканчивается маленький этап моей жизни и начинается новый. Поэтому всегда чем ближе эта долгожданная «точка поворота», тем сильнее и тем естественнее потребность подвести итоги того, что было, помечтать о том, что будет, побыть вместе с любимыми, близкими людьми и показать им еще раз, по-новому, как сильно я их люблю. Именно поэтому тема согласия с самим собой, с другими людьми и с природой показалась мне актуальной… Кстати, она очень созвучна с символикой Рождества. Но я сразу поняла и то, что наша беседа не должна сводиться к простым советам психолога — слишком тонкая и красивая это тема… Вот тут все и началось.
…Поздно ночью я писала первый вариант статьи. Дело у меня не шло, никак не получалось то, что хотелось, — вроде бы все правильно, даже интересно, но… не то. Решив, что «утро вечера мудренее», я отложила статью. Перед сном открыла наугад свою любимую книгу о Древнем Египте и, прочитав пару страниц, заснула. И приснился мне сон… На прекрасной поляне, покрытой чистейшим белым снегом, я увидела маленькую девочку. Мне показалось, что ей холодно, и, чтобы согреть, я прижала ее к себе крепко-крепко… Что было дальше, я не запомнила. Помню только, что в какой-то момент задала ей вопрос: «Что ты хочешь, чтобы я тебе подарила на Рождество?» Девочка застенчиво и счастливо улыбнулась (эту улыбку я не забуду!) и ответила: «Подари мне сердце!»
Я проснулась с таким ощущением чистоты, умиления и спокойствия, какого у меня давно не было. «Подари мне сердце», — эти слова я повторяла вновь и вновь, словно предчувствуя, что в них скрывается какая-то тайна и ключ к разгадке. Я стала вспоминать то, что совсем недавно читала о цивилизации Древнего Рима. Для римлян Согласие — Concordia — было Добродетелью с большой буквы, одной из колонн, на которых держались мораль, благосостояние и счастье человека и государства. Эта добродетель была настолько важной, что римляне обожествляли ее. Конкордии, загадочной, прекрасной богине Согласия, посвящали храмы, возносили гимны, к ее ногам припадали и императоры, и простые смертные в надежде на благословение. Больше всего мне запомнились слова автора, что для понимания таинства великой богини недостаточно стараться достичь словесного согласия с теми, с кем находишься в разногласии. Он говорил, что согласие — это состояние души, которое постигается действиями сердца. Согласие — это способность действовать сердцем, общаться от сердца к сердцу.
«Подари мне сердце»… Для меня это стало откровением. В преддверии Рождества и Нового года говорить надо не просто о согласии, надо обращаться к сердцу! Случайностей не бывает: я сразу же вспомнила, что ночью свою любимую книгу я открыла именно в том месте, где рассказывалось о сердце. Я читала о том, что для древних египтян сердце было вместилищем разума, любви и воли, вместилищем всего истинного и сокровенного — надежд, мечтаний, воспоминаний, познаний, способностей, о которых человек даже не догадывается. Оно хранит тайну наших жизней, прошлых и будущих, — ключ, открывающий все тайны.
В то же время египтяне представляли сердце как сосуд, который сам человек наполняет собственными деяниями в течение своей земной жизни. Оно хранит следы наших мыслей, чувств, действий и намерений, как благих, так и разрушительных, и эти следы живые. Египтяне уподобляли их семенам, которые впоследствии вновь прорастут либо «сорняками», либо «пшеницей» — в зависимости от того, что являлось их источником. Поэтому в сердце находится все; в нем соседствует светлое и порочное, божественное и земное, вечное и тленное. Вся судьба человека, весь его путь — не только в жизни, но и после смерти — зависит от того, чем жило его сердце, какими «семенами» оно было наполнено. Если сердце отягощено ложью и пороками, оно становится тяжелым и инертным, а его владелец — «слепым». Он уже не может увидеть ни истину, ни свет, не в состоянии постичь ни любовь, ни мудрость, и из-за этого страдает и он сам, и то, что находится рядом с ним. Если сердце чисто, если оно наполнено светом и благородными деяниями, то оно становится легким и прозрачным, а его владелец — мудрым. Постигая любовь, он постигает мудрость, сердце открывает ему тайны бытия, он становится источником блага для всех, кто с ним соприкасается. Для древних египтян сердце являлось высшим критерием жизни, независимым судьей человека; оно одно по-настоящему любит, познает, мечтает, сражается, помнит и вспоминает о вечном. Оно одно видит то главное, то сокровенное, чего никогда не увидят наши физические глаза, о чем никогда не догадается наш ум с его обыденной логикой. Мудрецы Египта говорили об этом просто и красиво:
Следуй за сердцем своим, пока существуешь,
Твори же благо, то, в чем нуждаются,
Не сократится срок жизни того, кто за сердцем следует,
Не обделен он будет силой жизненной.
Впустую время не трать, в дней суете пребывая,
Наполняя дом свой, свое хозяйство.
Следуй за сердцем, если обрел богатство —
Ибо нет толка во мраке богатства ослепшем.
Любим богами тот, кто истину слышит,
Не дано слуха тому, кто богам ненавистен.
Лишь сердцем ты слышишь, лишь им понимаешь,
Все блага жизни — в сердце твоем.
Для египтян жизнь и смерть были двумя сторонами единой Жизни. То, что после смерти бессмертная душа человека продолжает жить и отправляется в великое странствие по иному миру, было для них таким же несомненным фактом, как земное существование. Как говорит древнеегипетский свиток «Речения выхода души в день», сегодня более известный под названием «Книги мертвых», именно чистое сердце и покровительство богов помогают душе умершего в этом путешествии преодолеть все врата мира иного и все испытания, ожидающие ее там. В сокровенном Зале Двух Истин душа умершего предстает перед ликом великого бога Осириса, определяющего меру грехов каждого человеческого сердца. Перед Осирисом — весы. На одной чаше весов лежит сердце умершего, на другой — перо богини истины, согласия и справедливости Маат. Невозможно обмануть великие весы. Если сердце отягощено ложью и пороками, то чаша с сердцем идет вниз, ибо перо истины оказывается легче. Если же сердце наполнено божественным светом и благородными деяниями, то оно становится таким же легким, как истина. При взвешивании на великих весах сердце должно оказаться легким, как перо богини Маат, чтобы душа могла продолжить странствие вместе с Солнечным божеством на Ладье Миллионов Лет и обрести счастливое пребывание среди других светлых душ на звездных полях Иалу, на полях вечной жизни.
…Прошу прощения за долгий рассказ — о Древнем Египте я могу говорить дни и ночи напролет. Боюсь, что я только запутала вас; и для меня многое из того, что египтяне говорили о сердце, остается загадкой. Но знаете, что впечатляет меня больше всего? Оказывается, сердце, которое нужно пробудить, чтобы прийти к согласию с самим собой, с другими людьми и с природой, — это не просто чувства, не просто теплые слова, знаки внимания или добрые дела. Оказывается, это нечто гораздо более глубокое и сокровенное — это моя судьба, и даже более того, нечто выходящее за ее пределы…
«Подари мне сердце», — попросила девочка в моем сне. Девочка, милая, я готова вынуть его из груди и положить на твои хрупкие, чистые ладони, но, боюсь, руки твои опустятся под его тяжестью. Не могу же я дарить его таким! Что мне сделать, чтобы сердце мое стало легче, прозрачнее? От каких глупостей, отягощающих его, нужно избавиться?
И тут я поняла, что этот вопрос стоит для меня довольно серьезно… Только если начну копаться в себе, то, может статься, раскопаю такое, что руки опустятся прежде, чем я смогу что-либо предпринять. Должен же существовать какой-нибудь другой способ? Хорошо, на этот вопрос попробую ответить чуть позже. Пусть пока «переварится»… Единственное, что я знаю, — это то, что в преддверии Рождества моему сердцу очень хочется хотя бы на мгновение почувствовать, что оно сбросило с себя весь груз проблем, всю тяжесть ошибок и упущенных шансов, стало светлее. Хочется почувствовать, что с него как рукой сняло всю грязь, усталость и пыль, накопившуюся в течение жизни. Хочется стать чище — не потому что я чувствую себя грешной, а потому что если уж дарить, так дарить по-настоящему — все, что могу…
«Подари мне сердце»… Сначала я подумала, что эта фраза, глубокая, красивая, включает в себя многое и потому несколько абстрактна. Я объяснила ее себе так: что бы ты ни делал, главное, чтобы это было от всей души, с полной отдачей и бескорыстно. Но теперь я поймала себя на мысли, что успокаиваться рано: что же тогда меняется? Ведь у меня и так иногда это получалось, а иногда, когда мешали разные обстоятельства, нет… И тут я поняла. Если уж дарить, так дарить то лучшее, что я имею.
А в чем же состоит, спросила я себя, то лучшее, что ты имеешь? В чем они, богатства твоего сердца, его таланты, способности, чем оно живет, что для него свято? Захотелось назвать вещи своими именами — иначе «проявлять сердце везде и во всем» легко может превратиться в «нигде и ни в чем». Когда я знаю конкретные достоинства, мечты и способности своего сердца — это уже иная ответственность, от которой не уйти так легко, без серьезного конфликта со своей совестью. Нужно ведь проявлять не все, а именно конкретное достоинство, конкретную мечту, конкретный талант. Нечего хныкать и сетовать на судьбу, нечего изобретать велосипед и искать что-то другое, у тебя же они есть! Если ты их не проявляешь и если через них другие люди не узнают твое сердце, что ты скажешь собственной совести, какую отговорку придумаешь? Что я скажу девочке, которая просит у меня не что-то абстрактное, а очень конкретные вещи — священные, дорогие моему сердцу, то, чем оно живет, то, чего никакие мои глупости и внешние обстоятельства до сих пор не могли уничтожить?
Оказывается, в моем сердце есть столько всего, что можно было бы дарить, целый золотой ларец! Я стала перебирать все свои сокровенные мечты. Кое-что уже сделано, уже не является невозможными, — а ведь раньше было… Это уже победа. Слава богу, первые шаги совершены… Как же я раньше этого не видела? Теперь я вижу отчетливо, что две вещи (простите, какие — не скажу), которые в прошлом году были действительно нереальными, уже созрели… Будет трудно, но знаю, что все получится — ведь я так давно об этом мечтаю! Сейчас я даже ясно вижу, с каких шагов нужно начинать… Поскорее бы! «Ну что, годится?» — спрашиваю я у своего сердца. «Годится», — отвечает оно. «Ну что, идем?» — спрашивает сердце у меня. «Идем!» — отвечаю я… «А надо ли?» — спрашиваю я у своей совести. «Надо», — отвечает моя совесть. «Надо так надо», — констатирую я, такая счастливая, какой не была очень давно. (Видели бы вы меня сейчас! Я улыбаюсь компьютеру, за которым работаю, потому что дома больше никого нет, спешу закончить статью, чтобы поскорее поделиться с любимым человеком и вместе с ним подумать, что дальше…) Я чувствую себя так, словно я вновь полюбила — полюбила еще сильнее то, что любила до сих пор, и тех, кто уже был дорог моему сердцу. Сейчас кажется, что такую же любовь я могла бы подарить всем, проявлять ее во всем… У меня появилась сила свернуть горы, жажда приключений, надежда… У меня появилась потребность сражаться по-новому, до последнего, за все то, во что я верю, что люблю и на что надеюсь… Для меня это важно, ибо только что я поняла, что значит быть в согласии с самим собой.
Я знаю, что такое удивительное состояние бывает редко. Оно волшебное и чем-то напоминает Рождество; словно звезда волхвов, оно так же быстро исчезает, как и приходит, чтобы вновь вернуться на пороге какого-то нового этапа моего пути… Но пока оно длится, я поделюсь еще одним откровением. Оказывается, моя совесть, мое сердце и тот загадочный внутренний голос, о котором говорили мудрецы древности, — это на самом деле одно и то же. И еще. Все мечты, любимые существа, достоинства и таланты, которые хранит мое сердце, не живут в нем независимо друг от друга, каждое в своем уголке. Торжественно заявляю, что в данный момент я чувствую их как единое целое. Судите сами: стоит мне только подумать о любимой мечте или о любимом человеке, и сразу же во мне проявляются такие достоинства и таланты, такая сила воли, чтобы сражаться со своими глупостями, какие никогда не проявились бы, если бы я не знала, ради кого и ради чего я это делаю — просто не хватило бы ни смелости, ни мужества, ни дерзновения… И наоборот. Предположим, я говорю себе, что пора развивать какие-то таланты или достоинства. Сразу же возникает вопрос: ради кого и ради чего? Если я знаю ответ, я горы сверну, потому что это для меня свято… Если ответа не знаю, то, скорее всего, брошу эту затею при первых же трудностях, потому что мне будет незачем сражаться. (Кстати, я вспомнила, был у меня вопрос, оставшийся без ответа. Как избавиться от глупостей, отягощающих сердце? Отвечаю себе: прежде чем спрашивать «как», спроси себя «ради чего» и «ради кого» — тогда преодоление любых трудностей и недостатков будет тебе под силу.)
Знаете, о чем я сейчас думаю? Наверное, я поняла, в чем суть того, что мудрецы древности называли индивидуальность, или состояние быть самим собой. Это не только мое сердце и все, чем оно живет. Это не только моя совесть, мечты, предназначение, сокровенные таланты, любимые существа, которые должны всегда восприниматься как единое целое, как часть меня самой. Это прежде всего то, как я за них сражаюсь. Это и есть тот тонкий «духовный стиль», «харизма», внутренний магнетизм, сокровенный свет, которым я отличаюсь от других, который у каждого человека свой, особый, неповторимый. Я не хочу, чтобы меня узнавали по новой прическе, модным ботинкам или заумной болтовне. Я хочу, чтобы меня узнавали по сердцу. Хочу, чтобы меня узнавали по тому, как я сражаюсь за свои мечты, за святое, за любимое мною, и по тому, как глубоко я это понимаю. Я не хочу, чтобы меня узнавали по красоте лица или красоте фигуры. Я хочу, чтобы меня узнавали по тому, как я люблю, как вдохновляю, как передаю свет, как делаю добро, как облегчаю страдания. Я хочу, чтобы меня узнавали не по глазам, а по свету и огню, горящему в них.
Я только сейчас поняла, что такое жить в согласии с другими людьми. Это по-настоящему получается тогда, когда живешь в согласии с самим собой. Это же две стороны одной медали. Слава богу, в этом вопросе не нужно никакой премудрости, не нужно много слов и рассуждений. Оставь свое любимое маленькое «я» в покое, забудь про себя, говорит мне загадочный внутренний голос. Понимай сердцем, действуй сердцем, дари сердце… все остальное тебе откроется в свое время.
Передо мной вдруг появились образы любимых людей, всех тех, за кого я в ответе… и лица не знакомых мне людей… Кто-то из них смеется, кто-то плачет, у кого-то радость, у кого-то горе. И я подумала: хватит мне сидеть и оставлять на далекое будущее то, что можно было бы сделать сразу… У меня ведь так много дел! Сколько людей на свете, которых можно было бы сделать чуточку счастливее одним маленьким действием сердца… А для начала — позвонить родителям, сейчас же.
Наверное, то, что я написала, не соответствует канонам хорошей, занимательной журнальной статьи… Но у меня есть оправдание. Я обращалась к вам, дорогие читатели, беседовала с вами, мои незнакомые друзья, — и у меня получилась не статья, а диалог со своим собственным сердцем, диалог, какого у меня давно не было… И в то же время получился диалог с вами — «от сердца к сердцу», пусть даже неуклюжий и несовершенный… В преддверии Рождества и Нового года вы уже совершили одно благое дело: в моем лице вы сделали одного человека очень, очень счастливым. Неплохое начало. Так держать! От всего сердца — счастливого вам Рождества и огромное спасибо!

Новый год

Рождественский пост, как никакой другой, связывают с добрыми делами. Что же так смягчает сердце человека? Рассказывает священник Алексей Агапов

Под Рождество скряга Скрудж становится щедрым и счастливым. Кадр из фильма Роберта Земекиса «Рождественская история» (2009 г). Фото с сайта thespot.ru

Мы видим чудо

Главная особенность Рождественского поста – это зримость события, которое он предваряет. Каждый может представить себе вифлеемскую пещеру, ясли, Мать и Младенца. Рождение ребенка – это опыт, близкий каждому из нас.

Есть некое стилистическое различие в праздновании Рождества и другого величайшего праздника – Пасхи Христовой. В пасхальную ночь мы славим Воскресение Христа – залог нашего будущего воскресения из мертвых. Но испытать это событие в собственной земной жизни нам не дано.

Мы верим во всеобщее воскресение, но не можем представить себе воочию, как это будет. Христос сошел во ад, сокрушил врата смерти, воссиял в преисподней тьме свет Своей любви и вечной жизни… Эти и многие другие словесные образы, которыми наполнена пасхальная служба, не могут дать нам возможности зримо, в конкретных визуальных формах представить себе победу Христа над нашей смертью.

Поэтому празднование Пасхи – это, преимущественно, ликование именно церковного богослужения. Для Церкви самый длинный день года – пасхальный: он длится целую неделю – до следующего воскресенья!

В отличие от тайны воскресения, рождение младенца включено в непосредственный опыт нашей жизни. Конечно, Рождество Христово чудесно, сопряжено с великой тайной. Зато сразу по рождении этого Младенца вокруг Него начинают совершаться такие чудеса, которые никак не скрыты от людей, от нашего мысленного взора! Ангелы являются и благовестят пастухам, волхвы видят звезду, и все они приходят поклониться Новорожденному – Богу, Который явил Себя миру; Ирод-царь безуспешно стремится погубить Младенца…

Все это очень ярко и очень представимо. Вот почему, наряду с радостной церковной службой, издавна и до наших дней жива народная традиция театрализованных рождественских представлений. Праздник Рождества отзывается в нас ожиданием волшебной сказки – да не придуманной, а всамделешней, в которую верят не только дети, но и взрослые.

Как сделать добро, но потом не хвастаться?

Итак, Рождественский пост – это подготовка ко дню рождения Христа. Но кроме того, чтобы не забыть позвать к празднику (в церковной молитве) всех сродников Новорожденного, следует приготовить и подарки.

Если Господь нам дорог, то к Его дню рождения мы будем готовиться не менее тщательно, чем ко дню рождения близких нам людей. Мы хотим поздравить Его, принести Ему свои дары, порадовать. «В Рождество все немного волхвы…», как писал Иосиф Бродский. Бог наш есть Любовь – и главный подарок, который мы можем Ему преподнести – это наше желание сделать что-нибудь из любви и сострадания.

Всем известно: настоящее доброе дело – то, которое совершается бескорыстно. Не то, что прямая выгода, – даже тщеславие, и даже не высказанное вслух, способно погубить любую добродетель. Это так.

Но когда мы сделали что-то доброе, кому-то помогли, мы радуемся. А вдруг эта радость и есть наша корысть, награда? Вдруг такое доброе дело – уже не бескорыстное, раз мне самому от него стало хорошо?

Такой мыслью смущаться не стоит. И тем более, не нужно из ложной скромности отказываться от совершения дел милосердия! К чему ставить добрые дела себе в заслугу? Ведь Бог нас для того и создал, чтобы мы творили дела любви. Мы попросту выполняем с Его помощью свое прямое предназначение (и притом еще не так часто, как могли бы!), делаем то, ради чего живем на этой земле – оттого и испытываем радость. А когда доброе дело совершается с корыстью – это не любовь, и радости в этом мало.

Но кто из нас полностью свободен от греха и горит чистой любовью? И все же мы, грешные, ищем, как приблизиться к Богу, как стать немножечко лучше и счастливее.

Бесспорно: даже с корыстью делать добрые дела – это все-таки лучше, чем делать с корыстью дела злые. С чего начинается лечение простуды? С того, что мы ставим градусник и видим: поднялась температура. Так и здесь: если мы увидели и признали собственное несовершенство, мы можем молиться Богу и просить Его помочь нам, исцелить наши неподобающие чувства, наше тщеславие.

Самый радостный пост

Священник Алексей Агапов, настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском. Фото с сайта sofia-sfo.ru

Рождественский пост воспринимается менее строгим и более «уютным», по сравнению с Великим. Конечно, на этот счет нет специальных церковных указаний: мол, Великим постом следует печалиться, а Рождественским – радоваться. Но все же разница заметна даже по богослужебным текстам.

В великопостных службах доля покаянных песнопений, сам «градус» выражаемого Церковью покаянного и аскетического настроя – гораздо выше, чем перед Рождеством.

Здесь, если судить по текстам богослужений, Церковь стремится, прежде всего, помочь бережно вспомнить все события, предварявшие Рождество Христа, и всех Его кровных сродников. Мы словно бы собираем родных и близких на день Рождения, чтобы всем вместе сесть за праздничный стол и порадоваться Новорожденному, поздравить Его Мать.

Недаром за две недели до Рождества бывает Неделя святых праотцов, за неделю – Неделя святых отцов: имеются в виду именно сродники Христа по плоти. Рождественский пост помогает Церкви вспомнить, что мы – семья Христова.

В Рождество спасение человечества только начинается. До Голгофы еще тридцать лет и три года, Христос только-только сошел на землю, все страшное свершится нескоро, но самое прекрасное – уже тут, с нами. Господь пришел в мир! Недаром европейская христианская традиция воспринимает этот пост (в западной традиции он так и называется: Адвент – «ожидание») как время исполнения чудес, посылаемых людям Божией милостью.

Сейчас модно упрекать Европу в бездуховности, в частности, приводя в пример предрождественское время: мол, они там совсем веру забыли, превратили Рождество Христово в череду оголтелых распродаж, лишили праздник христианского смысла – не то, что мы!

Я думаю, «у них там» есть люди настолько же разные, как и «у нас тут». И в нас духовного забвения – мягко говоря – ох как немало. И в христианских странах Европы тысячи людей бережно хранят дух Рождества и празднуют явление в мир Христа Спасителя. Христианин не должен забывать: все зло в моей жизни идет изнутри моего собственного грешного сердца. Ни Запад, ни Восток (а также ни Север и ни Юг) тут, по большому счету, ни при чем.

Есть прекрасный праздник в году название, у которого Рождество Христово. В ночь перед Рождеством дети поют колядки, рассказывают стихи, прославляют Бога и получают за это вкусные угощения. Мне всегда нравиться этот праздник. В этот период времени погода на улице по — настоящему зимняя. Часто вся земля укрыта снегом, который блестит на солнце. Деревья укутаны снежком и имеют привлекательный внешний вид. В домах собираются родные и близкие, которые хотят поздравить друг друга с самым лучшим праздником в году.

В этот день к нам часто приходят

гости. Это могут быть мои бабушка с дедушкой, а могут прийти мои крестные или друзья нашей семьи. В этот день мама готовит много вкусных блюд. Так как перед Рождеством Новый год, то у нас всегда украшена ель. Она придает этому празднику особый шарм. Мне нравиться отмечать Рождество и принимать поздравления с этим праздником. Я также старюсь всех поздравить в этот день и подобрать самые лучшие и душевные поздравления.

Рождество в моей семье

Волшебный праздник Рождества моя семья празднует каждый год. Традиция собираться всей семьей за большим столом существовала сколько я себя помню. Дедушка всегда сидит на

почетном месте и рассказывает истории из своей жизни. Многие его рассказы мы знаем наизусть, но каждый раз внимательно слушаем. Ему приятно наше внимание. Нарядная елка мигает разноцветными огнями и пахнет мандаринами и жареной уткой. Весь день перед праздником наполнен суетой и ожиданием чуда. Рождественский сочельник для меня полон чудес. Всегда что-то происходит, чего не ждешь. Приезжают гости, которым всегда некогда. У мамы вдруг получается самый красивый и вкусный торт. Выздоравливает долго и тяжело болеющий дядя. Или я нахожу под подушкой кусочек мяса, заботливо спрятанный котом.

Наступает вечер. Бабушка собирается на службу в храм. Иногда зовет меня с собой. Она не заставляет, просто предлагает прогуляться. Говорит к вере человек должен сам прийти, через свои мысли и поступки. Я всегда провожаю ее до храма. Мне нравится медленно идти, держа бабушку под руку и разговаривать с ней. Много интересных историй о православии слышал я от своей бабушки.

Я возвращаюсь, немного постояв у дверей храма. Народу много. Я не люблю толпу. Бабушка придет под утро спокойная и какая-то светящаяся. Она принесет в лампадке благодатный огонь, поставит его у икон, и ляжет отдыхать.

К обеду мы сядем за стол и начнем пир. Шумная компания будет смеяться, петь песни до позднего вечера.
Из года в год сценарий праздника примерно одинаков. Но никто в моей семье не хочет чтобы в этой традиции что-то изменилось. Мы все дорожим минутами проведенными вместе.

И слыша колокольный звон праздничной службы сердце замирает в ожидании чуда. Ведь ночь Рождества богата на волшебные моменты.

Вот такое Рождество в моей большой и дружной семье.

Следующая остановка — Киев! Место — K-Point Дата — 3 октября Время -… 18:30 БИЛЕТЫ ПО ССЫЛКЕ: https://magicbox.agency/…/tvorcheskij-…/ Идеолог движения «Поколение Открытых Людей» убеждён что вдохновение — базовое состояние человека. Если в эту секунду не испытываешь его — вероятнее всего, сознание перегружено чем-то. Поэзия Эдгара Винницкого направлена на раскрытие именно этого состояния вдохновения и осознанности его обычного присутствия в нас. Каждый человек может создавать и проявляясь наружу — реализует свой внутренний потенциал на максимум своих творческих возможностей. На этом вечере вы получите не только незабываемые эмоции и мурашки по всему телу от искренности автора. То состояние вдохновения, которое откроется — останется с Вами и станет приятным стартом для новых свершений в рабочей, любовной или любой другой из сфер жизни! Книга «ПОКОЛЕНИЕ ОТКРЫТЫХ ЛЮДЕЙ. ТОМ ll» представляет собой абсолютно новаторскую и не знающую аналогов концепцию. Это портативное карманное вдохновение. Перед каждым стихотворением есть QR код , сканируя который читатель слышит поэзию в исполнении автора. В конце каждого сборника есть 20 пустых чёрных листов, оставленных там уже для вдохновлённого читателя. Вдохновение будет неизбежно открывается по мере чтения/прослушивания книги и на этих пустых листах его как раз можно излить белым маркером, что в комплекте. Абсолютно неважно, что это будет: поэзия, идеи, картины, проекты или какой-то новый вид искусства… Начни создавать! Создавать себя! Информация по телефону 095-114-116-5 See More

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *