Дарвин атеист

Содержание

Чарльз Дарвин происходил из нонконформистской унитарианской среды. Хотя некоторые члены его семьи открыто отрицали традиционные религиозные верования, он сам поначалу не подвергал сомнению буквальную истинность Библии. Он ходил в англиканскую школу, затем в Кембридже изучал англиканскую теологию, чтобы стать пастором, и был полностью убеждён телеологическим аргументом Уильяма Пейли, согласно которому разумное устройство, видимое в природе, доказывает существование Бога. Однако его вера начала колебаться во время путешествия на «Бигле». Дарвин подвергал сомнению данные представления, удивляясь, например, прелестным глубоководным существам, обитающим в таких глубинах, в которых никто не смог бы насладиться их видом; содрогаясь при виде осы, парализующей гусениц, которые должны послужить живой пищей для её личинок. В последнем примере он видел явное противоречие представлениям Пейли о всеблагом мироустройстве. Путешествуя на «Бигле», Дарвин всё ещё придерживался вполне ортодоксальных взглядов и вполне мог ссылаться на авторитет Библии в вопросах морали, однако постепенно начал рассматривать креационную концепцию как ложную и не заслуживающую доверия:

«… пришел к сознанию того, что Ветхий Завет с его до очевидности ложной историей мира, с его вавилонской башней, радугой в качестве знамения завета и пр. и пр., … заслуживает доверия не в большей мере, чем священные книги индусов или верования какого-нибудь дикаря».

Энни Элизабет Дарвин

По возвращении он приступил к сбору доказательств изменяемости видов. Он знал, что его религиозные друзья-натуралисты считают подобные взгляды ересью, подрывающей чудесные объяснения социального порядка и знал, что столь революционные идеи будут встречены особенно негостеприимно в то время, когда позиции Англиканской церкви оказались под огнём радикальных диссентеров и атеистов. В тайне развивая свою теорию естественного отбора, Дарвин даже писал о религии как о племенной стратегии выживания, веря в Бога как в верховное существо, определяющее законы этого мира. Его вера постепенно ослабевала со временем и, со смертью его дочери Энни в 1851 году, Дарвин, наконец, потерял всякую веру в христианство. Он продолжал оказывать поддержку местной церкви и помогал прихожанам в общих делах, однако по воскресеньям, когда вся семья направлялась в церковь, уходил на прогулку. Позже, когда его спрашивали о религиозных взглядах, Дарвин писал, что никогда не был атеистом, в том смысле, что не отрицал существование Бога, и что, в целом, «было бы более правильно описать состояние моего ума как агностическое».

Наряду с этим, отдельные высказывания Дарвина можно расценивать как деистические или атеистические. Так, шестое издание «Происхождения видов» (1872) заканчивается словами в духе деизма:

«Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с её различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм; и, между тем как наша планета продолжает вращаться, согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм».

При этом Дарвин отмечал, что представление о разумном творце как первопричине «сильно владело мною приблизительно в то время, когда я писал «Происхождение видов», но именно с этого времени его значение для меня начало, крайне медленно и не без многих колебаний, всё более и более ослабевать». Как атеистические, можно расценивать высказывания Дарвина в его письме Гукеру (1868): «…не согласен, что статья правильная, я нахожу чудовищным утверждение, будто религия не направлена против науки… однако когда я говорю, что она неправильна, я отнюдь не уверен, не было ли бы самым разумным для людей науки полностью игнорировать всю область религии».

В «Автобиографии» Дарвин писал:

«Так понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и в конце концов я стал совершенно неверующим. Но происходило это настолько медленно, что я не чувствовал никакого огорчения и никогда с тех пор даже на единую секунду не усомнился в правильности моего заключения. И в самом деле, вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным; ибо если оно таково, то незамысловатый текст показывает, по-видимому, что люди неверующие — а в их число надо было бы включить моего отца, моего брата и почти всех моих лучших друзей — понесут вечное наказание. Отвратительное учение!».

В написанной им биографии деда Эразма Дарвина Чарльз упоминал о ложных слухах, согласно которым Эразм взывал к Господу на смертном одре. Весьма сходные истории сопровождали кончину самого Чарльза. Наибольшую известность из них приобрела так называемая «история леди Хоуп», английской проповедницы, опубликованная в 1915 году, в которой утверждалось, что Дарвин претерпел религиозное обращение во время болезни незадолго до смерти. Подобные истории активно распространялись разного рода религиозными группами и, в конце концов, приобрели статус городских легенд, однако они были опровергнуты детьми Дарвина и отброшены историками как ложные.

Ниже доступна аудиозапись этой статьи для незрячих

Религиозный взгляд Обелиск с религиозными текстами.

Рели́гия (от лат. religio — составное латинское слово. Лига — союз, соединение, ре — приставка, означающая возвратный характер действия. Все вместе — «воссоединение») — одна из форм общественного сознания, обусловленная верой в существование сверхъестественного (в сверхъестественную силу или личность). Эта вера — основной признак и элемент любой религии, которую представляют верующие.

Другие определения религии:

  • образ жизни.
  • поклонение человека высшим силам, в реальность которых он верит так же, как в возможность взаимодействовать с ними путём молитв, жертвоприношений и других различных форм культа
  • система символов, моральных правил, обрядов и культовых действий, исходящая из представления об общем порядке бытия

Религиозная система представления мира (мировоззрение) опирается на веру или мистический опыт, а не на данные, проверяемые научным экспериментом.

Виды религий

С археологическими находками согласуется точка зрения о том, что религии предшествовал простой супранатурализм — вера в магию, сверхъестественное — дологический мистицизм. Атеизм зарождение религии связывает с такими практиками, как фетишизм, зоолатрия, тотемизм, анимизм, культ предков, шаманизм, пантеизм.

Для религий Древнего Египта, Индии, Греции, ацтеков, майя, древних германцев, древней Руси характерно было многобожие — политеизм.

Иерархическая организация божественного пантеона и понимание того, что все боги суть проявления единой синкретической сущности вело к появлению единобожия — монотеизма, характерного для таких религий как иудаизм, христианство, ислам и зороастризм. С точки зрения верующих, верящих в вышеперечисленные религии, появление их стало следствием Божественного действия.

Существуют также религии без бога — вера в абстрактный идеал: буддизм, джайнизм.

Адепты одних религий могут классифицировать другие как языческие, еретические или сектантские.

Религия как социальное явление: основные черты

Религия включает в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий, а также объединения людей в организации (церковь, религиозную общину).

Основы религиозных представлений большинства мировых религий, как правило, записаны людьми в священных текстах, по убеждению сторонников религии либо продиктованных или вдохновленных непосредственно богами, либо написанных людьми, достигшими с точки зрения данной религии высшего уровня духовного развития, великими учителями, особо просветлёнными или посвящёнными, святыми и т. д. и т. п.. Большинство религий поддерживаются профессиональными священнослужителями.

Религиозная система представления мира (религиозное мировоззрение), в большинстве случаев, опирается на веру или личный духовный или мистический опыт, далеко не всегда на данные, проверяемые научным экспериментальным путём.

В социологии в структуре религии выделяют следующие компоненты:

  • религиозное сознание, которое может быть обыденным (личное отношение) и концептуальным (учение о Боге, нормы образа жизни и т. п.),
  • религиозная деятельность, которая подразделяется на культовую и внекультовую,
  • религиозные отношения (культовые, внекультовые),
  • религиозные организации.

Попытки научного осмысления религиозного опыта

Религиозно-мистический опыт может быть вынесен из симптоматики эпилептических и других приступов, шизоидных расстройств, деменций, опыта терминальных состояний или употребления галлюциногенов. Эксперименты психиатра Станислава Грофа с применением ЛСД показывают, что некое подобие ярких переживаний мистического и религиозного плана могут быть достаточно надёжно получены в лабораторных условиях, и, по-видимому, имеют глубокие корни в человеческой психике. Галлюцинации могут вызываться также переутомлением, высокой температурой, постом, и другими событиями.

Основные функции религии

  • Мировоззренческая — религия, по утверждениям верующих, наполняет их жизни неким особым значением и смыслом.
  • Компенсаторная, или утешительная, психотерапевтическая, также связана с её мировоззренческой функцией и обрядовой частью: суть её состоит в возможности религии возмещать, компенсировать человеку его зависимость от природных и социальных катаклизмов, удалять ощущения собственного бессилия, тяжёлые переживания личных неудач, обид и тяжести бытия, страх перед смертью.
  • Коммуникативная — общение верующих между собой, «общение» с богами, ангелами (духами), душами умерших, святыми, которые выступают как идеальные посредники в обыденной бытовой жизни и в общении между людьми. Общение осуществляется, в том числе, и в обрядовой деятельности.
  • Регулятивная — осознание индивидом содержания определённых ценностных установок и нравственных норм, которые вырабатываются в каждой религиозной традиции и выступают своеобразной программой поведения людей.
  • Интегративная — позволяет людям осознавать себя как единую религиозную общность, скреплённую общими ценностями и целями, даёт человеку возможность самоопределиться в общественной системе, в которой имеются такие же взгляды, ценности и верования.
  • Политическая — лидеры различных общностей и государств используют религию для оправдания своих действий, сплочения либо разделения людей по религиозной принадлежности в политических целях.
  • Культурная — религия содействует распространению культуры группы-носителя (письменность, иконопись, музыка, этикет, мораль, философия и т. п.)
  • Дезинтегрирующая — религия может быть использована для разъединения людей, для разжигания вражды и даже войн между разными религиями и вероисповеданиями, а также внутри самой религиозной группы.

Возникновение религии

Для каждой из религий её возниконовение является следствием либо прямого божественного вмешательства или участия, или же какого-либо момента откровения знаний, и в большинстве религий соответсвует по их представлениям началу существования всего.

Религия как явление, присущее человеческому обществу на протяжении значительной части его истории и религиозные убеждения характерны до настоящего времени для подавляющей части населения земного шара.

В религии можно рассматривать две стороны: внешнюю — как она представляется постороннему наблюдателю, и внутреннюю, которая открывается верующему, живущему в соответствии с духовными и нравственными принципами данной религии.

С внешней стороны, религия представляет собой, прежде всего, мировоззрение, включающее в себя ряд положений (истин), без которых (хотя бы без одного из них) она теряет самое себя, вырождаясь или в колдовство, оккультизм и подобные псевдорелигиозные формы, являющиеся лишь продуктами её распада, извращения, или в религиозно-философскую систему мысли, мало затрагивающую практическую жизнь человека. Религиозное мировоззрение всегда имеет общественный характер и выражает себя в более или менее развитой организации (церкви) с определённой структурой, моралью, правилами жизни своих последователей, культом и т. д.

С внутренней стороны, религия — это непосредственное переживание религиозного опыта.

Предварительное понимание религии даёт и этимология данного слова.

Исследование вопроса возникновения религии ведется в рамках различных отраслей научного знания.

В различных направлениях философской мысли даются разные ответы на вопрос о происхождении религии.

С точки зрения известного эволюциониста и популяризатора научного атеизма Р.Докинза, изложенной в книге «Иллюзия бога», религия представляется как побочный продукт какого-то социально-полезного явления, обладающий признаками «психического вируса» — мема.

В марксизме считается , что корнем религии является реальное практическое бессилие человека, проявляющееся в его повседневной жизни, выражающееся в том что он не может самостоятельно обеспечить успеха своей деятельности. Известно выражение марксистов о том, что «религия — опиум для народа».

Согласно представлениям концепции «дорелигиозного периода», в истории человечества существовал период, когда не было никаких религиозных представлений. Впоследствии в силу тех или иных причин у людей возникли религиозные верования. Но идея «дорелигиозного периода» ещё не объясняет, как же всё-таки возникли религиозные представления у людей. Со времён Античности и до наших дней некоторые атеистически настроенные мыслители высказывали мнение о происхождение религиозных представлений. Например, утверждалось, что вера человека в сверхъестественные силы возникла в результате страха перед природными стихиями, или в результате обмана одних людей другими, или обожествления реальных царей и героев древности. Но реального научного обоснования эти идеи не имеют.

С точки зрения теории прамонотеизма, религия в человеческом обществе существовала изначально, то есть с момента появления человека. Впервые как научно обоснованная концепция прамонотеизма была сформулирована шотландским учёныи и литератором Э. Лэнгом, впоследствие получила свое развитие в 12-томном труде католического священника и учёного-этнографа В. Шмидта «Происхождение идеи Бога». Согласно данной теории, во всем многообразии существующих и существовавших религий можно обнаружить отголоски древнейшей, изначальной веры в Единого Бога-Творца, которая предшествовала всем известным религиям.

Религия и общество

Согласно исследованиям почетного профессора психологии Ульстерского Университета Ричарда Линна в Великобритании доля верующих среди образованных людей значительно меньше, чем среди необразованных . По мнению почетного профессора психологии Ричард Линна, спад религиозности в обществе за последнее столетие объясняется повышением уровня образования.

Религия и преступность

Существует оспариваемое мнение о том, что религия служит фактором, снижающим уровень преступности. По данным ФСИН темп прироста верующих заключенных почти вдвое превышает темп роста общей численности осужденных. В соответствии с данными ФСИН и Левада-Центра, доля верующих среди заключенных выше доли верующих в целом по России, заключенные значительно чаще посещают церковные службы.

Религия и мораль

Религия и политика

Часто религия используется политическими деятелями для достижения собственных целей. Особенно это касается харизматических политических лидеров, склонных становиться народными идолами. Явление, когда светские власти имеют чрезмерное влияние на церковь, называется цезаро-папизмом. Обратное явление, когда патриархи церкви имеют возможность управлять делами светского правительства, называют папо-цезаризмом. Последний имел место в Средневековье, когда католическая церковь во многом определяла политическую ситуацию в Европе. Что касается цезаро-папизма, то он был характерен для Византии, России и фашистской Италии.

Религии и верования мира

Архаические верования и обряды

Магия

Основная статья: Магия

В основе магии лежит вера в сверхъестественную силу, от которой зависит результат человеческих действий, то есть, жизнь человека и желание человека стремится любым способом воздействовать на эту силу, чтобы отвратить от себя неудачи и получить желаемое.

Тотемизм

Основная статья: Тотемизм

Тотемизм многие атеистически настроенные исследователи рассматривают как одну из древнейших и универсальных религий первобытного человечества. Следы тотемизма можно найти во всех религиях и даже в обрядах, в сказках и мифах.

Анимизм

Основная статья: Анимизм

В основе находится вера в духов и потусторонние существа, в одушевленность всех окружающих человека предметов и вещей.

Фетишизм

Основная статья: Фетишизм

Вера в предметы, обладающие различными сверхъестественными силами.

Религиозный синкретизм античного мира

Религия Древнего Египта

Религия древних египтян зародилась в первобытнородовых общинах и прошла за 3000 лет длительный путь развития до сложных теологических систем Востока: от фетишизма и тотемизма, до политеизма и монотеистическоого мышления — признание единого культа бога Атона, появились теогония и космогония, культ, разнообразные мифы, представления о загробной жизни, организации клира (жречество) и его положения в обществе,обожествление фараона и т. д.

В Египте была впервые сформулирована концепция единобожия во время правления фараона Эхнатона. Этот фараон предпринял попытку религиозной реформы, целью которой было централизовать египетские культы вокруг бога Солнца, Атона. Идея не прижилась, во многом по причине неудачного правления Эхнатона.

Религии Древней Греции и Рима

Основная статья: Древнеримская религия

Одной из самых сложных и тщательно разработанных систем политеистического мировоззрения была религия древней Греции и древнего Рима.

У древних греков существовал многочисленный, но строго очерченный пантеон человекоподобных богов (Зевс, Аполлон, Афродита и т. д.) и полубогов (героев), и внутри этого пантеона существовала жёсткая иерархия. Древнегреческие боги и полубоги ведут себя так же, как ведут себя люди, и, в зависимости от их поступков, происходят те или иные события.

Антропоморфная сущность богов естественным образом предполагает, что добиться их благосклонности можно материальными средствами — подарками (в том числе человеческими и иными жертвами), уговорами (то есть обратиться к ним с молитвой, которая, в том числе, может иметь характер самовосхваления или даже обмана) или особыми поступками.

В священных книгах монотеистических религий также содержатся подробные рекомендации о порядке жертвоприношения; а также описывается поведение бога, основанное на эмоциях. Первоисточники монотеистических религий указывают и на существование других богов.

Из современных религий к политеистическим относятся синтоизм и ряд направлений в индуизме.

Авраамические религии

Основная статья: Авраамические религии

Авраам, согласно Пятикнижию, считается основателем этой традиции, отраженной в иудаизме, христианстве и исламе.

Иудаизм включает в религиозную сферу все стороны жизни человека. Иудей — это одновременно и религиозная, и национальная принадлежность, и обязательство следовать своду предписаний, которые определяют всю повседневную жизнь человека (Галаха). Иудаизм лишён некоторых необходимых для мировой религии черт: подавляющее большинство верующих принадлежит к нему от рождения, но в иудаизм можно перейти, для этого достаточно пройти гиюр. То же самое можно сказать и относительно некоторых других религий (например, зороастризма), однако при определении статуса того или иного учения необходимо учитывать всю совокупность его характеристик, в том числе и пройденный ею исторический путь. Так, тот же зороастризм когда-то (может быть, ещё полторы тысячи лет назад) был открыт для людей любой национальности.

Христианство, которое изначально считалось сектой внутри иудаизма, со временем, отходя от своих истоков, отделило собственно религию от сопутствующих культурных факторов (традиции), и, таким образом, превратилось из одного из направлений иудаизма в самостоятельную религию, ознаменовав новый этап развития религиозного мышления — космополитическое. Для христианства «нет ни эллина, ни иудея», в том смысле, что христианином может быть любой, вне зависимости от его национальной принадлежности. Потому, в отличие от иудаизма, являющегося национальной религией, христианство стало мировой религией. Нет в нём и никаких санитарно-гигиенических предписаний, типа кашрута. Взяв из иудаизма лишь то, что касается непосредственно религии, христианство, тем самым, сняло со своих последователей множество ограничений.

Одним из самых важных нововведений христианства следует считать изменение концепции служения Богу с более формальной идеи принесения жертвоприношений на идею личной жертвенности. Иисус из Назарета в христианстве отождествляется с жертвенным агнцем, традиционно приносимым на алтарь в Храме.

Ислам возник на Аравийском полуострове, где в ту пору царствовало язычество. Многие религиоведы (см. Люксенберг, Кристоф) склонны утверждать, что Мухаммад многое позаимствовал из иудаизма и христианства. Хотя к VII веку нашей эры христианство уже распространилось на огромную территорию, включая и южное побережье Средиземного моря, на территории Аравийского полуострова его последователи были не очень многочисленны. Единственное христианское царство — Йемен — которым на момент рождения Мухаммада правили эфиопы-монофизиты, и то в период становления ислама перешло под власть персов-маздеанцев. Впрочем, кланы и племена Аравии жили бок о бок с евреями и христианами на протяжении нескольких веков, и были хорошо знакомы с идеей монотеизма. Так, Варака, двоюродный брат Хадиджи, жены Мухаммада, был христианином. Монотеисты или люди с монотеистическими наклонностями были известны как «ханифы». Считалось, что они следуют религии Авраама.

Ислам признаёт в качестве пророков основателей всех предыдущих монотеистических религий, впервые вводя концепцию прогрессирующего Откровения:

Скажите: «Мы уверовали в Бога и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано Аврааму, Исмаилу, Исааку, Иакову и коленам, и что было даровано Моисею, Иисусу и Пророками от Господа их; мы не различаем между кем-либо из них, и Ему мы предаёмся» (сура II, 130). Мы отправили к каждому народу Посланника, изрёкшего: «Служите Богу своему и сторонитесь идолов». Были среди них те, кого Бог повёл прямым путём, a были те, кому оказалось суждено заблуждение (сура XVI, 38).

В исламе дополнительно введён запрет на потребление спиртных напитков, азартных игр и нормы, направленные против внебрачных половых связей.

Дхармические религии

Основная статья: Дхармические религии

Религии, основной концепцией которых является вера в дхарму — универсальный закон бытия. Практически все дхармические религии (за исключением сикхизма) принимают за базовую концепцию кармическую череду перерождений. К древнейшим и известнейшим дхармическим религиям относятся:

  • Индуизм
  • Джайнизм
  • Буддизм
  • Сикхизм

Мировые религии

Основная статья: Мировая религия

Под мировыми религиями принято понимать буддизм, христианство и ислам (указаны в порядке древности). Чтобы религия считалась мировой, она должна иметь весомое число последователей по всему миру и при этом не должна ассоциироваться с какой-либо национальной или государственной общностью.

Распределение численности последователей по конфессиям

По данным на 2005 год более 54 % верующих людей на Земле являются приверженцами одной из авраамических религий. 33 % из них — христиане, 21 % — мусульмане, 0,2 % — иудеи. 14 % жителей планеты исповедуют индуизм, 6 % — буддисты, 6 % исповедуют традиционные китайские религии, 0,37 % — сикхи, 7 % — приверженцы других верований.

Направления в основных религиях

Направления в христианстве

  • Католицизм
    • Католическая церковь
      • Римско-католическая церковь
      • Восточно-католические церкви
    • Старокатолицизм
  • Православие
    • Старообрядчество
    • Катакомбная церковь
  • Копты
  • Нехалкидонские вероисповедания
    • Монофизиты
    • Несториане
    • Армянская Апостольская Церковь
  • Протестантизм
    • Адвентисты Седьмого Дня
    • Англиканская церковь
    • Баптизм
    • Кальвинизм
    • Пресвитерианство
    • Квакеры
    • Лютеранство
    • Меннонизм
    • Методизм
    • Пятидесятники
    • Харизматы
    • Молокане
  • Парахристианские конфессии
    • Мормоны (Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней)
    • Ученики Христа
    • Свидетели Иеговы
    • Исследователи Библии
    • Виссариониты

Направления в исламе

  • Сунниты
  • Шииты
  • Суфии
  • Хариджиты

Направления в буддизме

  • Тхеравада
  • Махаяна
  • Ваджраяна

Направления в индуизме и близкие им вероучения

  • Вайшнавизм
  • Шиваизм
  • Шактизм
  • Джайнизм
  • Сикхизм

Религии Восточной Азии

  • Конфуцианство
  • Синтоизм
  • Даосизм
  • Као Дай
  • Бон
  • Дзогчен

Другие национальные религии и традиции

  • Растафарианство
  • Язычество
    • Марийская традиционная религия
    • Шаманизм
    • Вуду
    • Магия
    • Неоязычество
      • Родноверие
      • Асатру
      • Викка

Исторические (язычество)

    • Религия Древнего Египта
    • Религия Шумеров
    • Язычество славян
    • Древнегреческий пантеон
    • Древнеримский пантеон
    • Германский пантеон
    • Зороастризм

Синкретические учения

  • Сикхизм
  • религия Друзов
  • Караимизм
  • Церковь Объединения (мунисты)

Религии, появившиеся в XIX веке

  • Бабизм
  • Бахаи
  • Мормоны

Религии, появившиеся в XX веке

  • Као Дай (Вьетнам)
  • Болгарское Белое братство
  • Общество Красной Свастики (Китай)
  • Нуль-буддизм (Южная Корея)
  • Учение Ошо (Индия)
  • Саентология (США)
  • Раэлиты

Движение Нью-Эйдж

Эти религии некоторые считают сестринскими религиями эпохи Нью-Эйдж. Эти религии (кроме двух последних) поддерживают между собой тесное экуменическое общение..

Атеизм как религия

Основная статья: Атеизм

Среди определённой части людей распространено убеждение, что, несмотря на противопоставление атеизма религии, атеизм является лишь одной из разновидностей религии, так как любое мировоззрение, согласно их мнению, предполагает опору на недоказуемые аксиомы. Многие атеисты в свою очередь считают, что это вызвано непониманием терминов «религия» и «религиозная вера». Согласно этой точке зрения, «атеисты не верят в Бога, следовательно, они верят в отсутствие Бога». Атеисты пародируют такую логику фразой «некурящий не курит табак, следовательно, он курит отсутствие табака». Близкой к этой точке зрения является убеждение, что атеизм можно считать разновидностью религии в тех случаях, когда атеист в своих взглядах опирается на предубеждения («меня учили, что бога нет»), а не приходит к отрицанию религии опираясь на логику и факты.

Примечания

См. также

  • Религиозные символы

Литература

  • Книги по религиоведению в библиотеке Гумер
  • Юрий Семёнов. «Возникновение религии и ее первая, исходная форма — магия»
  • Юрий Семёнов. «Основные этапы эволюции первобытной религии»
  • Юрий Семёнов. «Тотемизм, первобытная мифология и первобытная религия»
  • Альберт Эйнштейн. «Религия и наука»
  • Зубов А. Б. История религии. Курс лекций. Книга первая. М.: МГИМО-Университет, 2006. — 436 с — ISBN 5-9228-0243-7
  • З. Фрейд «Тотем и Табу»
  • З. Фрейд «Будущее одной иллюзии»

Критика

Апологетика

Ссылки

мифологическое | религиозное | мистическое | философское | научное | художественное | политическое| архаическое | традиционное | модерновое | постмодернистское | современное

История британского шоколадного бренда Cadbury началась в 1824 году. В тот год англичанин Джон Кэдбери, которому только что исполнилось 22 года, открыл небольшой магазин в фешенебельном районе Бирмингема, где начал продавать горячие напитки.

Стоит заметить, что Джон был членом влиятельной протестантской семьи Бирмингема. Это важная деталь, поскольку воспитание и принципы Кэдбери оказали серьезное влияние на его дело. Прежде всего он был убежденным противником пьянства, которое, как и все протестанты, считал главной причиной бедности. Он был убежден, что людей можно отучить от алкоголя, предложив вкусную и безопасную альтернативу. Следуя этой логике, в своем магазине Джон стал продавать чай и кофе, а в качестве экзотических для того времени и бирмингемской публики напитков предложил какао и жидкий шоколад. Кстати, последний Кэдбери готовил собственноручно.

Джон Кэдбери

Одним из самых популярных продуктов того времени был Cadbury’s Cocoa Essence, который рекламировался как «абсолютно чистый и, следовательно, лучший». Он был полностью натуральным, поскольку изготавливался исключительно из какао-бобов.

Покупателей у Джона было немного — далеко не каждый житель города мог заплатить несколько фунтов за кружку шоколада. Но даже притом что продажи напитков были далеки от мечтаний, дела у Кэдбери шли неплохо.

Первый магазин Джона Кэдбери

Спустя 3 года с момента открытия магазина он стал одним из ведущих торговцев в Бирмингеме. Во-первых, гостей привлекал дизайн магазина – большие зеркальные витрины, витражные окна. Во-вторых, Джон Кэдбери активно размещал рекламу в городских газетах, которые англичане с присущей им прилежностью читали ежедневно.

Реклама горячего какао от Кэдбери

В 1842 году в прайс-лист магазина входило 16 наименований питьевого шоколада. Некоторые названия были весьма оригинальными: «Испанский шоколад», «Исландский мох», «Шоколад верующего». Также в магазине Кэдбери продавались 11 видов какао-порошка.

В 1847 году Джон купил уже фабрику, причем в самом центре Бирмингема.

Шоколадная фабрика Cadbury в Бирмингеме

Его партнером стал младший брат Бенджамин, вместе они основали компанию Cadbury Brothers of Birmingham. А через 7 лет Кэдбери стали официальными поставщиками какао и шоколада для двора королевы Виктории.

Казалось бы, настала пора успеха и расцвета, но из-за бизнес-разногласий тандем братьев распался, и в 1861 году Джон отошел от дел из-за ухудшения здоровья. Его компания стала нести убытки, и управление взяли в свои руки его сыновья Ричард и Джордж. Первые пять лет во главе семейного бизнеса стали для Ричарда и Джорджа очень сложными, и только сила характера, передавшаяся им от отца, удержала их от закрытия компании.

Знаковым для компании Cadbury стал 1866 год, когда в Голландии был изобретен пресс для отжима масла из какао-бобов. Впечатлившись разработкой, братья Кэдбери рискнули и установили пресс на фабрике. Новая технология позволила создать вкусный и питательный напиток без добавления крахмала. Как раз в это время в британском парламенте обсуждалась проблема низкого качества некоторых продуктов питания, и появление чистого какао-порошка Cadbury назвали прорывом в производстве какао. Мало того, это событие повлекло за собой разработку новых законов Великобритании против фальсификации продуктов, принятых в 1872 и 1875 годах.

Все это стало отличной рекламой для компании, и продажи Cadbury значительно выросли.

Бизнес братьев Кэдбери расцвел, производство надо было расширять, поэтому Ричарду и Джорджу пришлось искать новое здание для фабрики. В то время как многие компании стремились обосноваться в деловом центре Бирмингема, они решили, напротив, его покинуть, чтобы построить фабрику-сад в сельской местности с чистым воздухом, где людям было бы приятно работать и жить. В июне 1878 года бизнесмены нашли подходящее место — поместье Бурнбрук в четырех милях к югу от Бирмингема. С географической точки зрения оно было расположено очень удачно: неподалеку от железной дороги и Вустерского канала, связывавшего фабрику с Бристолем, куда из-за моря прибывали какао-бобы. Рядом проходили две крупные дороги, к тому же в поместье был источник чистой воды — непременное условие для работы любой фабрики.

Новая фабрика, которую назвали «Брунвилль», заработала в сентябре 1879 года. Братья Кэдбери решили, что качество продукции будет таким, какого у них еще не было.

Для того чтобы реализовать свои смелые планы в жизнь, они в 1880 году пригласили работать на фабрику шоколадных дел мастера Фредерика Киншельмана, на фабрике его прозвали Фредерик-француз. Перед ним и сотрудниками «Брунвилля» поставили задачу создать твердый шоколад, который мог бы соревноваться с лучшими образцами из Франции и Швейцарии. Первые эксперименты по выпуску шоколадных плиток проводил еще Джон Кэдбери, но их вкус был грубоватым, поэтому тот шоколад Кэдбери не мог конкурировать с продукцией ведущих европейских производителей.

Современная фабрика «Брунвилль»

Вскоре старания Фредерика Киншельмана дали результат, и Cadbury поставила на поток производство высококачественного плиточного шоколада, нуги, конфет, мармелада в шоколаде, карамели. Британская публика почти все новинки компании встречала благосклонно, а со временем сладкой продукцией Cadbury заинтересовались и зарубежные сладкоежки. Первый заграничный заказ компания получила в 1881 году из Австралии, и с этого момента география поставок стала расширяться. Шоколад Cadbury был известен и в дореволюционной России.

После неожиданной смерти Ричарда Кэдбери в 1899 году руководство компанией фактически перешло в руки представителей третьего поколения семейства Кэдбери. Молодежь в совете директоров проголосовала за научную модель управления. При компании были созданы научно-исследовательская лаборатория, рекламный и калькуляционный отделы, отдел продаж, рабочий комитет, пенсионный фонд для сотрудников. Много внимания уделялось дизайну новой продукции и маркетингу.

В 1905 году в ассортименте Cadbury появился легендарный шоколад Dairy Milk. После долгих экспериментов мастерам компании удалось разработать рецепт с нежным и насыщенным сливочным вкусом, который впервые поколебал господство швейцарцев на рынке молочного шоколада. По сей день Dairy Milk в трех ипостасях — Dairy Milk, Fruit & Nut и Whole Nut — остается визитной карточкой Cadbury.

Эволюция обертки шоколадной плитки Dairy Milk

А его рецепт — полтора стакана цельного молока на каждые полфунта продукта — со временем превратился в символ качества, и сейчас полтора стакана молока украшают логотип компании. Ежегодно производится более 250 млн плиток шоколада Dairy Milk, а общая прибыль от его продаж превышает 100 млн фунтов стерлингов.

К концу 2009 года Cadbury представляла собой крупную компанию с многочисленными филиалами и представительствами. Компания имела производственные площадки в Австралии, Индии, Японии, Китае, России, Европе, США, Африке. Общая численность сотрудников компании в то время составляла более 50 тыс. человек, а доля, которая принадлежала Саdbury на мировом кондитерском рынке, оценивалась более чем в 10%.

Как менялся логотип Cadbury

В сентябре 2009 года Kraft Foods начала переговоры с семьей Кэдбери о продаже их бизнеса за 16,7 млрд долларов. В процессе обсуждения цена поднялась до 19 млрд долларов, и совет директоров Cadbury рекомендовал владельцам компании принять новое предложение американского продовольственного гиганта. В январе 2010 года стороны подписали договор о купле-продаже.

В октябре 2012 года Kraft Foods разделила свой бизнес на две независимые компании — глобальную, получившую название Mondelez International, и североамериканскую, ориентированную только на рынок США и Канады и сохранившую за собой название Kraft. Бренд Cadbury перешел в управление Mondelez International.

В 2015 году Mondelez начала закрывать фабрики Cadbury в Ирландии, Канаде, США и Новой Зеландии и перемещать производство в страны с более благоприятными производственными условиями, в числе которых оказались Китай, Индия, Бразилия и Восточная Европа.

Религиозные взгляды Ч. Дарвина

В своих работах Ч. Дарвин в явном виде не поднимал вопроса о мироздании в целом, а объяснял одну из самых сложных его сторон: происхождение живого и дал его объяснение, исключающее целесообразность. Поэтому учение Дарвина, получившего название дарвинизм, свойственное скорее философским системам, и стали рассматривать, как косвенный ответ на вопрос о причинности и целесообразности в органическом мире. Дарвинизм казалось, дал возможность подвести органический мир под общее материалистическое воззрение на природу, способствуя тем самым секуляризации общества.
Исповедовал ли сам Ч. Дарвин бытие личного Бога, являющегося Причиной всего существующего, каково было его отношение к религии?

В связи с этими вопросами особый интерес представляют «Автобиография» и опубликованные письма Ч. Дарвина, являющиеся неотъемлемой частью его научного наследия.
Работая над темой о происхождении видов в 1844 г. Ч. Дарвин писал своему другу и последователю, английскому ботанику Дж. Д. Гукеру (1817-1911): «Наконец появились проблески света, и я почти убежден…, что виды (это равносильно признанию в убийстве) не неизменны». Работая над сочинением о видах, Ч. Дарвин постепенно утверждался в своих выводах. Так в 1845 г., он сообщал пастору и натуралисту Л. Дженинсу (1800-1893), что хотя его выводы о происхождении видов и кажутся бесспорными практически ему одному, все же по его мнению пробелов у него «меньше, чем в общепринятой точке зрения (о неизменности видов — Т.В.)».
Из письма Ч. Дарвина от 20 июля 1856 г. к американскому ботанику и пропагандисту дарвинизма Аза Грею (1810-1888) узнаем об отношении Дарвина к своей работе: «Девятнадцать лет (!) назад мне пришло в голову, что, работая в других областях естественной истории, я, быть может, хорошо сделал бы, если бы стал отмечать всевозможные факты, касающиеся вопроса о происхождении видов, и с тех пор я это и делал. …Но как честный человек я должен сказать Вам, что я пришел к еретическому заключению, что независимо сотворенных видов не существует и что виды суть только сильно выраженные разновидности».
Обращаясь к тому же адресату в 1857 г. Ч. Дарвин писал: «Дорогой Грей, если я подвергаюсь столь ожесточенным нападкам со стороны моих стариннейших друзей, нет ничего удивительного, что я постоянно ожидаю, что мои взгляды будут встречены с презрением». Как следует из этого и других писем, Ч. Дарвин довольно болезненно относился к мнению о себе окружающих и боялся, что его учение может быть высмеянным. Можно предположить, что это было одной из причин крайней осторожности в высказываниях английского ученого относительно его отношения к религии и подобным проблемам. «Пожалуйста, не говорите никому о моих надеждах на то, что моя книга о видах будет иметь успех и что сбыт ее с лихвой окупит расходы, (что было бы пределом моих мечтаний), ибо, если она потерпит полную неудачу, это сделает меня еще более смешным», — из письма Гукеру, 1859 г.
В письмах Ч. Дарвина нашли свое отражение его взгляды и относительно первопричины мира. Для примера приведем отрывок письма (октябрь 1959) Дарвина английскому геологу Ч. Ляйелю (1797-1875): «Я много размышлял над тем, что Вы говорите относительно необходимости постоянного вмешательства творческой силы. Я не усматриваю этой необходимости; а допущение ее, я думаю, сделало бы теорию естественного отбора бесполезной». В этом письме, как собственно и в своем знаменитом труде «Происхождение видов», Ч. Дарвин однозначно не признает представление о Боге как создателе живой природы.
Обращает внимание неоднозначность позиции Ч. Дарвина в вопросах о предопределенности. В «Автобиографии» он пишет, что «доказательство на основании наличия в Природе преднамеренного плана, как оно изложено у Пейли, доказательство, которое казалось мне столь убедительным в прежнее время, ныне, после того как был открыт закон естественного отбора, оказалось несостоятельным. … По-видимому, в изменчивости живых существ и в действии естественного отбора не больше преднамеренного плана, чем в том направлении, по которому дует ветер. Все в природе является результатом твердых законов».
В письме А. Грею (1860) он высказывается также против предопределенности: «Если ни смерть человека, ни смерть комара не предопределены, я не вижу достаточного основания верить, что их первое рождение или возникновение должны быть непременно предопределены». В другом письме ему же (1861 г.) Дарвин еще более категоричен: «На Ваш вопрос о том, что могло бы убедить меня в предначертанности, трудно ответить. Если бы я увидел ангела, сошедшего на землю учить нас добру, и, убедившись на основании того, что и другие люди видят его, что я еще не сошел с ума, я бы поверил в предначертание. Если бы я мог вполне увериться в том, что жизнь и разум каким-то неведомым путем суть функции другой невесомой силы, это убедило бы меня. Если бы человек был создан из меди или железа и не находился бы ни в каком родстве с любым другим когда-либо жившим организмом, быть может, я бы убедился. Но все это детская болтовня».
А в письме Ляйелю (1860) Дарвин утверждает, что эти вопросы недоступны уму человека, выражая, таким образом, свой агностицизм в этом вопросе. «Заключение, к которому я пришел, как я говорил Аза Грею, таково, что затронутый в этом письме вопрос (о вмешательстве божества в создании «странных и удивительных особенностях, естественно отбиравшихся на пользу самих живых существ» – Т.В.) находится за пределами человеческого разума, подобно «предопределению и свободной воли» или «происхождению зла». И через семь месяцев Дарвин пишет А. Грею: «Но с огорчением должен сказать, что по чести не могу идти так далеко, как Вы, в вопросе о предустановлении. Я сознаю, что безнадежно запутался. Я не могу допустить, что мир, каким мы его видим, является результатом случайности; и, однако, я не могу рассматривать каждое отдельное явление как результат предустановления».
Свой агностицизм по этому вопросу Дарвин откровенно высказывает в письме к Дж. Фордайсу (1879): «Каковы могут быть мои собственные взгляды – это вопрос, не имеющий значения ни для кого, кроме меня самого. Но, поскольку Вы спрашиваете, я могу высказать, что мое суждение часто колеблется… В моих самых крайних отклонениях (fluctuations) я никогда не был атеистом в смысле отрицания существования Бога. Я думаю, что вообще (и чем я делаюсь старее, тем больше и больше), но не всегда было бы наиболее правильным назвать мой образ мышления агностическим (agnostic)».
Большой интерес для понимания религиозных взглядов Дарвина представляет его письмо от 22 мая 1860 г., адресованное постоянному корреспонденту Аза Грею: «теперь относительно теологической стороны вопроса. Это всегда болезненно для меня. Я в замешательстве. У меня не было намерения выражать атеистические взгляды. Но я признаюсь, что не могу видеть столь ясно, как другие, и как хотел бы видеть доказательства предначертания и благоволения во всем, нас окружающем. Мне кажется, что в мире чересчур много горя. … С другой стороны, я никак не могу взирать на эту чудесную вселенную и, особенно на природу человека и довольствоваться заключением, что все это – результат грубой силы. Я склонен смотреть на все, как на результат предначертанных законов, причем разработка деталей – хорошая или плохая – предоставлена тому, что мы называем случаем. Не то, чтобы это понимание вполне удовлетворяло меня. Я очень ясно чувствую, что этот вопрос чересчур глубок для человеческого разума. … Пусть каждый человек уповает и верит как может. Конечно, я согласен с Вами, что мои взгляды вовсе не обязательно атеистичны. … Но чем больше я думаю, тем больше теряюсь, что, вероятно, явствует из этого письма». Позже (1870) в письме Гукеру он скажет: «Ваш вывод, что всякое умозрение относительно предопределения есть напрасная трата времени, — единственно разумный: но как трудно не вдаваться в умозрение! Моя теология – это просто хаос; я не могу не смотреть на вселенную как на результат слепого случая, однако не могу усмотреть и доказательств благотворного предначертания, или вообще какой-либо преднамеренности в деталях».
Любопытны высказывания Ч. Дарвина об отношении религии к науке: «… не согласен, что статья правильная, я нахожу чудовищным утверждение, будто религия не направлена против науки… однако когда я говорю, что она неправильна, я отнюдь не уверен, не было ли бы самым разумным для людей науки полностью игнорировать всю область религии». В упоминаемой Дарвином статье в приведенном отрывке письма к Гукеру (1868), автор возражал против какого бы то ни было противопоставления религии науке, говоря, что «религия – это наше мнение об одной группе вопросов, наука – наше мнение о другой группе вопросов». В данном контексте Дарвин выступал как атеист, поскольку именно атеизму характерно противопоставление науки и религии.
«Так понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и, в конце концов, я стал совершенно неверующим».
Судя по автобиографии до своего кругосветного путешествия (1831-1836) на корабле «Бигль» молодой Дарвин не видел противоречий между наукой и религией и был «вполне ортодоксален», но постепенно (с октября 1836 г. до января 1839 г.) он «пришел к сознанию того, что Ветхий завет с его до очевидности ложной историей мира, с его вавилонской башней, радугой в качестве знамения завета и пр. и пр., … заслуживает доверия не в большей мере, чем священные книги индусов или верования какого-нибудь дикаря».
Выступая «публично» Ч. Дарвин соблюдал крайнюю осторожность в высказываниях о религии, справедливо утверждая, что его взгляды по этим вопросам являются его «частным делом». Всячески уклоняясь от категорических суждений по этому вопросу, он обычно ссылался на свою занятость, нездоровье, некомпетентность и даже на нежелание причинять огорчение родным.
На многочисленные письма гимназистов и студентов по вопросу о совместимости твердой убежденности в правоте дарвинизма с верой в Бога, и следует ли выбирать между теорией Дарвина и верой в Бога, Дарвин отвечал, что «он считает, что теория эволюции вполне совместима с верой в Бога; но Вы обязаны иметь в виду, что разные люди по-разному определяют то, что они понимают под словом Бог». Или, оставаясь на позиции агностика, утверждал «что невозможность представить себе, чтобы эта величественная и чудесная вселенная вместе с нашим самосознанием «я» возникла случайно, кажется мне главным доводом в пользу существования бога; но я никогда не мог решить, имеет ли этот довод реальную ценность. Я знаю, что если мы допускаем первопричину, разум все еще жаждет узнать, откуда она появилась и как она возникла. Не могу я также не видеть противоречия, когда думаю о том, сколь много страдания во всем мире. Я также склонен в известных пределах считаться с суждением многих одаренных людей, которые твердо веровали в бога; но и здесь я вижу, какой это слабый довод. Наиболее верным кажется мне заключение, что весь вопрос выходит за пределы, доступные человеческому разуму, но человек может исполнять свой долг». Нередко Дарвин сообщал: «очень занят, стар и не располагаю временем, чтобы подробно ответить на Ваши вопросы – да на них и нельзя ответить. Наука не имеет никакого отношения к Христу, за исключением того, что привычка к научному исследованию делает человека осторожным в принятии доказательств. Я лично не верю ни в какое откровение. Что же касается загробной жизни, то каждый человек должен сам сделать для себя выбор между противоречивыми неопределенными вероятностями».
В письме К. Марксу (1880) он сообщал: «я всегда сознательно избегал писать о религии и ограничил себя областью науки. Впрочем, возможно, что тут на меня повлияла больше чем следует мысль о той боли, которую я причинил бы некоторым членам моей семьи, если бы стал так или иначе поддерживать прямые нападки на религию». Для справки заметим, что К. Маркс хотел посвятить Ч. Дарвину том «Капитала».
Менее чем за два месяца до смерти, в письме от 28 февраля 1882 г. английскому геологу Д. Макинтошу (1815-1891) Ч. Дарвин отмечал, что по его мнению «до сих пор не было выдвинуто сколько-нибудь стоящих доказательств в пользу образования живого существа из неорганической материи, все же мне кажется, что такая возможность когда-нибудь будет доказана на основании закона непрерывности. …Если когда-либо будет обнаружено, что жизнь может возникать на земле, жизненные явления подпадут под некий общий закон природы. Может ли быть доказано существование сознательного бога на основании существования так называемых законов природы (т.е. определенной последовательности событий) – вопрос сложный, и я много думал над ним, но не нашел ясного ответа».
Таким образом, судя по письмам и последнему прижизненному (шестому) изданию «Происхождения видов» (1872) Ч. Дарвин был деистом. Здесь поясним, что деизм – это религиозно-философское воззрение, которое признает Бога, но только как Творца мира и его законов, отвергая всякое дальнейшее вмешательство Бога в закономерное развитие природы.
Указанное издание «Происхождения видов» заканчивается словами: «Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с ее различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм; и, между тем как наша планета продолжает вращаться, согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм».
В «Автобиографии» Дарвин объяснял свой деизм трудностью «представить себе эту необъятную и чудесную вселенную, включая сюда и человека с его способностью заглядывать далеко в прошлое и будущее, как результат слепого случая или необходимости», поэтому он и вынужден был обратиться к Первопричине, обладавшей «интеллектом, в какой-то степени аналогичным разуму человека». Правда, Дарвин отмечал, что умозаключение о Первопричине «сильно владело мною приблизительно в то время, когда я писал «Происхождение видов”, но именно с этого времени его значение для меня начало, крайне медленно и не без многих колебаний, все более и более ослабевать».
«Вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было, мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным; ибо если оно таково, то незамысловатый текст показывает, по-видимому, что люди неверующие — а в их число надо было бы включить моего отца, моего брата и почти всех моих лучших друзей — понесут вечное наказание. Отвратительное учение!»
«Автобиография» Ч. Дарвина помогает проследить постепенную трансформацию ученого в религиозном плане. Получив религиозное образование, молодой Дарвин мечтал об открытиях, подтверждающих все сказанное в Евангелиях. Но со временем ему становилось «все труднее и труднее придумать такое доказательство, которое в состоянии было бы убедить» его в истинности Евангелия. Ч. Дарвин пишет: «Так понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и, в конце концов, я стал совершенно неверующим». Надо сказать, что потерю веры Дарвин перенес без особых переживаний, поскольку по его словам «происходило это настолько медленно, что я не чувствовал никакого огорчения и никогда с тех пор даже на единую секунду не усомнился в правильности моего заключения». Впрочем, по замечанию Дарвина, вряд ли «религиозное чувство было когда-либо сильно развито» в нем. Здесь уместно заметить, что религиозное образование Чарльза Дарвина приходится рассматривать, как вопрос выбора профессии, а не как вопрос тех или иных убеждений. Известно, что в Англии в начале 19 века профессии врача и священника были довольно широко распространены среди интеллигенции.
Для лучшего понимания религиозного мировоззрения Дарвина приведем некоторые фразы о христианстве из его «Автобиографии»: «вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было, мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным; ибо если оно таково, то незамысловатый текст показывает, по-видимому, что люди неверующие — а в их число надо было бы включить моего отца, моего брата и почти всех моих лучших друзей — понесут вечное наказание. Отвратительное учение!»
Приведенный выше материал по нашему мнению однозначно свидетельствует о деизме английского ученого в начале его ученой карьеры и в конечном итоге потери Ч. Дарвином веры. Видимо, иначе и быть не могло, ведь личность ученого неразрывно связана с его творческой деятельностью. Начав работу над «Происхождением видов» Дарвин отказался от господствующего в его время учения о неизменности организмов, их исходного многообразия и изначальной целесообразности (креационизм), что в дальнейшем и привело его к разрыву с религией. Очевидно, что автору труда «Происхождение видов», направленного по возможности на устранение Творца, не было никакой необходимости в общении с Богом.

В своих работах Ч. Дарвин в явном виде не поднимал вопроса о мироздании в целом, а объяснял одну из самых сложных его сторон: происхождение живого и дал его объяснение, исключающее целесообразность. Поэтому учение Дарвина, получившего название дарвинизм, свойственное скорее философским системам, и стали рассматривать, как косвенный ответ на вопрос о причинности и целесообразности в органическом мире. Дарвинизм казалось, дал возможность подвести органический мир под общее материалистическое воззрение на природу, способствуя тем самым секуляризации общества.

Исповедовал ли сам Ч. Дарвин бытие личного Бога, являющегося Причиной всего существующего, каково было его отношение к религии?

В связи с этими вопросами особый интерес представляют «Автобиография» и опубликованные письма Ч. Дарвина, являющиеся неотъемлемой частью его научного наследия.

Работая над темой о происхождении видов в 1844 г. Ч. Дарвин писал своему другу и последователю, английскому ботанику Дж. Д. Гукеру (1817-1911): «Наконец появились проблески света, и я почти убежден…, что виды (это равносильно признанию в убийстве) не неизменны». Работая над сочинением о видах, Ч. Дарвин постепенно утверждался в своих выводах. Так в 1845 г., он сообщал пастору и натуралисту Л. Дженинсу (1800-1893), что хотя его выводы о происхождении видов и кажутся бесспорными практически ему одному, все же по его мнению пробелов у него «меньше, чем в общепринятой точке зрения (о неизменности видов – Т.В.)».

Из письма Ч. Дарвина от 20 июля 1856 г. к американскому ботанику и пропагандисту дарвинизма Аза Грею (1810-1888) узнаем об отношении Дарвина к своей работе: «Девятнадцать лет (!) назад мне пришло в голову, что, работая в других областях естественной истории, я, быть может, хорошо сделал бы, если бы стал отмечать всевозможные факты, касающиеся вопроса о происхождении видов, и с тех пор я это и делал. …Но как честный человек я должен сказать Вам, что я пришел к еретическому заключению, что независимо сотворенных видов не существует и что виды суть только сильно выраженные разновидности».

Обращаясь к тому же адресату в 1857 г. Ч. Дарвин писал: «Дорогой Грей, если я подвергаюсь столь ожесточенным нападкам со стороны моих стариннейших друзей, нет ничего удивительного, что я постоянно ожидаю, что мои взгляды будут встречены с презрением». Как следует из этого и других писем, Ч. Дарвин довольно болезненно относился к мнению о себе окружающих и боялся, что его учение может быть высмеянным. Можно предположить, что это было одной из причин крайней осторожности в высказываниях английского ученого относительно его отношения к религии и подобным проблемам. «Пожалуйста, не говорите никому о моих надеждах на то, что моя книга о видах будет иметь успех и что сбыт ее с лихвой окупит расходы, (что было бы пределом моих мечтаний), ибо, если она потерпит полную неудачу, это сделает меня еще более смешным», – из письма Гукеру, 1859 г.

В письмах Ч. Дарвина нашли свое отражение его взгляды и относительно первопричины мира. Для примера приведем отрывок письма (октябрь 1959) Дарвина английскому геологу Ч. Ляйелю (1797-1875): «Я много размышлял над тем, что Вы говорите относительно необходимости постоянного вмешательства творческой силы. Я не усматриваю этой необходимости; а допущение ее, я думаю, сделало бы теорию естественного отбора бесполезной». В этом письме, как собственно и в своем знаменитом труде «Происхождение видов», Ч. Дарвин однозначно не признает представление о Боге как создателе живой природы.

Обращает внимание неоднозначность позиции Ч. Дарвина в вопросах о предопределенности. В «Автобиографии» он пишет, что «доказательство на основании наличия в Природе преднамеренного плана, как оно изложено у Пейли, доказательство, которое казалось мне столь убедительным в прежнее время, ныне, после того как был открыт закон естественного отбора, оказалось несостоятельным. … По-видимому, в изменчивости живых существ и в действии естественного отбора не больше преднамеренного плана, чем в том направлении, по которому дует ветер. Все в природе является результатом твердых законов».

В письме А. Грею (1860) он высказывается также против предопределенности: «Если ни смерть человека, ни смерть комара не предопределены, я не вижу достаточного основания верить, что их первое рождение или возникновение должны быть непременно предопределены». В другом письме ему же (1861 г.) Дарвин еще более категоричен: «На Ваш вопрос о том, что могло бы убедить меня в предначертанности, трудно ответить. Если бы я увидел ангела, сошедшего на землю учить нас добру, и, убедившись на основании того, что и другие люди видят его, что я еще не сошел с ума, я бы поверил в предначертание. Если бы я мог вполне увериться в том, что жизнь и разум каким-то неведомым путем суть функции другой невесомой силы, это убедило бы меня. Если бы человек был создан из меди или железа и не находился бы ни в каком родстве с любым другим когда-либо жившим организмом, быть может, я бы убедился. Но все это детская болтовня».

А в письме Ляйелю (1860) Дарвин утверждает, что эти вопросы недоступны уму человека, выражая, таким образом, свой агностицизм в этом вопросе. «Заключение, к которому я пришел, как я говорил Аза Грею, таково, что затронутый в этом письме вопрос (о вмешательстве божества в создании «странных и удивительных особенностях, естественно отбиравшихся на пользу самих живых существ» – Т.В.) находится за пределами человеческого разума, подобно «предопределению и свободной воли» или «происхождению зла». И через семь месяцев Дарвин пишет А. Грею: «Но с огорчением должен сказать, что по чести не могу идти так далеко, как Вы, в вопросе о предустановлении. Я сознаю, что безнадежно запутался. Я не могу допустить, что мир, каким мы его видим, является результатом случайности; и, однако, я не могу рассматривать каждое отдельное явление как результат предустановления».

Свой агностицизм по этому вопросу Дарвин откровенно высказывает в письме к Дж. Фордайсу (1879): «Каковы могут быть мои собственные взгляды – это вопрос, не имеющий значения ни для кого, кроме меня самого. Но, поскольку Вы спрашиваете, я могу высказать, что мое суждение часто колеблется… В моих самых крайних отклонениях (fluctuations) я никогда не был атеистом в смысле отрицания существования Бога. Я думаю, что вообще (и чем я делаюсь старее, тем больше и больше), но не всегда было бы наиболее правильным назвать мой образ мышления агностическим (agnostic)».

Большой интерес для понимания религиозных взглядов Дарвина представляет его письмо от 22 мая 1860 г., адресованное постоянному корреспонденту Аза Грею: «теперь относительно теологической стороны вопроса. Это всегда болезненно для меня. Я в замешательстве. У меня не было намерения выражать атеистические взгляды. Но я признаюсь, что не могу видеть столь ясно, как другие, и как хотел бы видеть доказательства предначертания и благоволения во всем, нас окружающем. Мне кажется, что в мире чересчур много горя. … С другой стороны, я никак не могу взирать на эту чудесную вселенную и, особенно на природу человека и довольствоваться заключением, что все это – результат грубой силы. Я склонен смотреть на все, как на результат предначертанных законов, причем разработка деталей – хорошая или плохая – предоставлена тому, что мы называем случаем. Не то, чтобы это понимание вполне удовлетворяло меня. Я очень ясно чувствую, что этот вопрос чересчур глубок для человеческого разума. … Пусть каждый человек уповает и верит как может. Конечно, я согласен с Вами, что мои взгляды вовсе не обязательно атеистичны. … Но чем больше я думаю, тем больше теряюсь, что, вероятно, явствует из этого письма». Позже (1870) в письме Гукеру он скажет: «Ваш вывод, что всякое умозрение относительно предопределения есть напрасная трата времени, – единственно разумный: но как трудно не вдаваться в умозрение! Моя теология – это просто хаос; я не могу не смотреть на вселенную как на результат слепого случая, однако не могу усмотреть и доказательств благотворного предначертания, или вообще какой-либо преднамеренности в деталях».

Любопытны высказывания Ч. Дарвина об отношении религии к науке: «… не согласен, что статья правильная, я нахожу чудовищным утверждение, будто религия не направлена против науки… однако когда я говорю, что она неправильна, я отнюдь не уверен, не было ли бы самым разумным для людей науки полностью игнорировать всю область религии». В упоминаемой Дарвином статье в приведенном отрывке письма к Гукеру (1868), автор возражал против какого бы то ни было противопоставления религии науке, говоря, что «религия – это наше мнение об одной группе вопросов, наука – наше мнение о другой группе вопросов». В данном контексте Дарвин выступал как атеист, поскольку именно атеизму характерно противопоставление науки и религии.

«Так понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и, в конце концов, я стал совершенно неверующим».

Судя по автобиографии до своего кругосветного путешествия (1831-1836) на корабле «Бигль» молодой Дарвин не видел противоречий между наукой и религией и был «вполне ортодоксален», но постепенно (с октября 1836 г. до января 1839 г.) он «пришел к сознанию того, что Ветхий завет с его до очевидности ложной историей мира, с его вавилонской башней, радугой в качестве знамения завета и пр. и пр., … заслуживает доверия не в большей мере, чем священные книги индусов или верования какого-нибудь дикаря».

Выступая «публично» Ч. Дарвин соблюдал крайнюю осторожность в высказываниях о религии, справедливо утверждая, что его взгляды по этим вопросам являются его «частным делом». Всячески уклоняясь от категорических суждений по этому вопросу, он обычно ссылался на свою занятость, нездоровье, некомпетентность и даже на нежелание причинять огорчение родным.

На многочисленные письма гимназистов и студентов по вопросу о совместимости твердой убежденности в правоте дарвинизма с верой в Бога, и следует ли выбирать между теорией Дарвина и верой в Бога, Дарвин отвечал, что «он считает, что теория эволюции вполне совместима с верой в Бога; но Вы обязаны иметь в виду, что разные люди по-разному определяют то, что они понимают под словом Бог». Или, оставаясь на позиции агностика, утверждал «что невозможность представить себе, чтобы эта величественная и чудесная вселенная вместе с нашим самосознанием «я» возникла случайно, кажется мне главным доводом в пользу существования бога; но я никогда не мог решить, имеет ли этот довод реальную ценность. Я знаю, что если мы допускаем первопричину, разум все еще жаждет узнать, откуда она появилась и как она возникла. Не могу я также не видеть противоречия, когда думаю о том, сколь много страдания во всем мире. Я также склонен в известных пределах считаться с суждением многих одаренных людей, которые твердо веровали в бога; но и здесь я вижу, какой это слабый довод. Наиболее верным кажется мне заключение, что весь вопрос выходит за пределы, доступные человеческому разуму, но человек может исполнять свой долг». Нередко Дарвин сообщал: «очень занят, стар и не располагаю временем, чтобы подробно ответить на Ваши вопросы – да на них и нельзя ответить. Наука не имеет никакого отношения к Христу, за исключением того, что привычка к научному исследованию делает человека осторожным в принятии доказательств. Я лично не верю ни в какое откровение. Что же касается загробной жизни, то каждый человек должен сам сделать для себя выбор между противоречивыми неопределенными вероятностями».

В письме К. Марксу (1880) он сообщал: «я всегда сознательно избегал писать о религии и ограничил себя областью науки. Впрочем, возможно, что тут на меня повлияла больше чем следует мысль о той боли, которую я причинил бы некоторым членам моей семьи, если бы стал так или иначе поддерживать прямые нападки на религию». Для справки заметим, что К. Маркс хотел посвятить Ч. Дарвину том «Капитала».

Менее чем за два месяца до смерти, в письме от 28 февраля 1882 г. английскому геологу Д. Макинтошу (1815-1891) Ч. Дарвин отмечал, что по его мнению «до сих пор не было выдвинуто сколько-нибудь стоящих доказательств в пользу образования живого существа из неорганической материи, все же мне кажется, что такая возможность когда-нибудь будет доказана на основании закона непрерывности. …Если когда-либо будет обнаружено, что жизнь может возникать на земле, жизненные явления подпадут под некий общий закон природы. Может ли быть доказано существование сознательного бога на основании существования так называемых законов природы (т.е. определенной последовательности событий) – вопрос сложный, и я много думал над ним, но не нашел ясного ответа».

Таким образом, судя по письмам и последнему прижизненному (шестому) изданию «Происхождения видов» (1872) Ч. Дарвин был деистом. Здесь поясним, что деизм – это религиозно-философское воззрение, которое признает Бога, но только как Творца мира и его законов, отвергая всякое дальнейшее вмешательство Бога в закономерное развитие природы.

Указанное издание «Происхождения видов» заканчивается словами: «Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с ее различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм; и, между тем как наша планета продолжает вращаться, согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм».

В «Автобиографии» Дарвин объяснял свой деизм трудностью «представить себе эту необъятную и чудесную вселенную, включая сюда и человека с его способностью заглядывать далеко в прошлое и будущее, как результат слепого случая или необходимости», поэтому он и вынужден был обратиться к Первопричине, обладавшей «интеллектом, в какой-то степени аналогичным разуму человека». Правда, Дарвин отмечал, что умозаключение о Первопричине «сильно владело мною приблизительно в то время, когда я писал «Происхождение видов”, но именно с этого времени его значение для меня начало, крайне медленно и не без многих колебаний, все более и более ослабевать».

«Вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было, мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным; ибо если оно таково, то незамысловатый текст показывает, по-видимому, что люди неверующие – а в их число надо было бы включить моего отца, моего брата и почти всех моих лучших друзей – понесут вечное наказание. Отвратительное учение!»

«Автобиография» Ч. Дарвина помогает проследить постепенную трансформацию ученого в религиозном плане. Получив религиозное образование, молодой Дарвин мечтал об открытиях, подтверждающих все сказанное в Евангелиях. Но со временем ему становилось «все труднее и труднее придумать такое доказательство, которое в состоянии было бы убедить» его в истинности Евангелия. Ч. Дарвин пишет: «Так понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и, в конце концов, я стал совершенно неверующим». Надо сказать, что потерю веры Дарвин перенес без особых переживаний, поскольку по его словам «происходило это настолько медленно, что я не чувствовал никакого огорчения и никогда с тех пор даже на единую секунду не усомнился в правильности моего заключения». Впрочем, по замечанию Дарвина, вряд ли «религиозное чувство было когда-либо сильно развито» в нем. Здесь уместно заметить, что религиозное образование Чарльза Дарвина приходится рассматривать, как вопрос выбора профессии, а не как вопрос тех или иных убеждений. Известно, что в Англии в начале 19 века профессии врача и священника были довольно широко распространены среди интеллигенции.

Для лучшего понимания религиозного мировоззрения Дарвина приведем некоторые фразы о христианстве из его «Автобиографии»: «вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было, мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным; ибо если оно таково, то незамысловатый текст показывает, по-видимому, что люди неверующие – а в их число надо было бы включить моего отца, моего брата и почти всех моих лучших друзей – понесут вечное наказание. Отвратительное учение!»

Приведенный выше материал по нашему мнению однозначно свидетельствует о деизме английского ученого в начале его ученой карьеры и в конечном итоге потери Ч. Дарвином веры. Видимо, иначе и быть не могло, ведь личность ученого неразрывно связана с его творческой деятельностью. Начав работу над «Происхождением видов» Дарвин отказался от господствующего в его время учения о неизменности организмов, их исходного многообразия и изначальной целесообразности (креационизм), что в дальнейшем и привело его к разрыву с религией. Очевидно, что автору труда «Происхождение видов», направленного по возможности на устранение Творца, не было никакой необходимости в общении с Богом.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *