Декалог сериал смотреть онлайн

Короткие истории из жизни обыкновенных людей. Рецензия на цикл телевизионных фильмов «Декалог», режиссер: Кшиштоф Кесьлевский, 1989 год

«Декалог» — это попытка рассказать десять историй, которые могли случиться с каждым. Это истории о людях, захваченных жизненной суетой, но в результате неожиданного стечения обстоятельств обнаруживающих, что они топчутся на одном месте, забывая про действительно важные цели. Мы стали слишком эгоистичны, чересчур сосредоточенными на себе и своих потребностях. Мы вроде бы много делаем для своих близких, но когда наступает вечер, оказывается, что у нас уже нет ни сил, ни времени, чтобы их обнять ли приласкать, сказать им что-то хорошее. У нас не хватает на это жизненной энергии. Мы уже не способны выразить свои настоящие чувства. А жизнь проходит.

(с) Кшиштоф Кесьлевский

Краткое описание: «Декалог» — телевизионный минисериал состоящий из 10 серий и рассказывающий истории обычных людей проживающих в Польше в конце 80-х годов прошлого века с которыми происходят трагические и не очень события, но все они наполнены глубоким смыслом замаскированным под обыденностью.

Итак, польско-французский (последние 4 фильма поставлены уже во Франции) кинорежиссер Кшиштоф Кесьлевский к огромному сожалению, у нас в стране широко неизвестен, как и в целом польские мастера, кроме Романа Полански. Его творчество можно разделить на 2 этапа: картины поставленные на Родине и французские работы. «Декалог» является вершиной кинематографического мастерства польского периода, после которого появилась его знаменитая «цветная» трилогия (Три цвета: синий, белый, красный), но уже во Франции.

Кесьлевский своими работами не в состоянии тягаться с европейскими мэтрами кино, создавших свои миры, но он делает главную вещь, а именно переносит жизни обычных людей на кинопленку и следит за ними, ведь камера самый честный и точный свидетель происходящего.

«Декалог» — десятиэпизодный минисериал (корректнее, наверное назвать его фильмом), состоит из новелл, формально ссылающихся к десяти христианским заповедям. Это нигде не указано, но киноведы неустанно ищут связи отдельного эпизода с конкретной заповедью. Самое ценное в этой картине то, что она совершенно не имеет религиозной основы или пропаганды. Десять историй, как зеркало человеческих чувств, слабостей и пороков. Они задевают за живое намного сильнее, чем мифические предания из далекого прошлого и отстраненные заповеди по ним. В цикл также вошли 2 сокращенные версии ранее снятых фильмов: «Короткий фильм об убийстве» и «Короткий фильм о любви» — Декалог 5 и 6 соответственно.

Выдающимся достижением можно считать способность режиссера Кесьлевского и сценариста Песевича (тоже Кшиштофа) уместить действительно глубокое содержание в хронометраж чуть менее одного часа. Каждая новелла подобно жизненной истории произнесенной из уст мудрого старика, которую он наблюдал где-то неподалеку. Фильм заставляет посмотреть по сторонам и задать себе вопрос о возможности подобных историй в жизни соседей, друзей или родных. Тем более, пейзажи поздней эпохи социалистической Польши легко узнаваемы любому жителю Казахстана.

«Декалог» — это внимательный взгляд внутрь себя и путешествие по событиям с которыми мы можем столкнуться в любой момент.

Коротко о каждом эпизоде. На иллюстрации выше каждый номер имеет отсылку к сюжету, но самым шокирующим остается Декалог 5.

Декалог 1. История профессора верующего в абсолютную непогрешимость компьютера и он учит тому же своего сына. Правда судьба не верит технике.

Декалог 2. История беременной женщины посещающей своего умирающего в больнице мужа. Она беременна от другого и просит врача сказать ей правду о состоянии ее супруга. Если он выживет, то она сделает аборт, теперь судьба ребенка в руках врача.

Декалог 3. История человека покинувшего семью по требованию бывшей любовницы и теперь они катаются по улицам Варшавы.

Декалог 4. История девушки открывшей конверт в комнате отца с надписью «Не открывать до моей смерти». В конверте письмо скрывающее тайну и изменившее взаимоотношение отца и дочери.

Декалог 5. История молодого человека убившего таксиста и адвоката путающегося его защитить. Сокращенная версия картины «Короткий фильм об убийстве».

Декалог 6. История о юношеской влюбленности к женщине за которой главный герой наблюдает в подзорную трубу. Сокращенная версия картины «Короткий фильм о любви».

Декалог 7. История девушки похитившей свою шестилетнюю дочь, так как девочке внушают о том, что мать на самом деле является ее сестрой.

Декалог 8. История девушки занимающейся исследованием судеб еврейских военных оставшихся в живых, но у девушки есть своя тайна.

Декалог 9. История ревнивого мужчины, который следит за своей неверной женой и решился на серьезный шаг.

Декалог 10. История двух братьев совершенно неожиданно получивших небольшое наследство от своего отца.

Фильм I

Фильм II

Фильм III

Фильм IV

Фильм V

Фильм VI

Фильм VII

Фильм VIII

Фильм IX

Фильм X

Сериал «Декалог» — цикл из десяти фильмов польского режиссёра Кшиштофа Кеслёвского. Фильмы не являются буквальной иллюстрацией десяти библейских заповедей. Более того, не каждый фильм возможно однозначно соотнести только с какой-либо одной заповедью. Ни в титрах, ни в тексте фильмов нет упоминаний или отсылок к конкретным заповедям, а попытки сделать это остаются не более чем частными, притом разными, мнениями киноведов.
Кшиштоф Кеслёвский объяснял замысел цикла так: «Декалог» — это попытка рассказать десять историй, которые могли случиться с каждым. Это истории о людях, захваченных жизненной суетой, но в результате неожиданного стечения обстоятельств обнаруживающих, что они топчутся на одном месте, забывая про действительно важные цели. Мы стали слишком эгоистичны, чересчур сосредоточенными на себе и своих потребностях. Мы вроде бы много делаем для своих близких, но когда наступает вечер, оказывается, что у нас уже нет ни сил, ни времени, чтобы их обнять ли приласкать, сказать им что-то хорошее. У нас не хватает на это жизненной энергии. Мы уже не способны выразить свои настоящие чувства. А жизнь проходит.

Режиссер: Кшиштоф Кесьлёвский
В ролях: Ежи Штур, Артур Барчиш, Ольгерд Лукашевич, Оляф Любашенко, Пётр Махалица, Ян Тесаж, Катажина Пивоварчик, Генрих Барановский, Кристина Янда, Александр Бардини, Станислав Гавлик
Страна: Польша, ФРГ
Жанр: драма
Год выпуска: 1989–1990

Декалог (фильм)

У этого термина существуют и другие значения, см. Декалог.

Декалог

Жанр

притча

Режиссёр

Кшиштоф Кеслёвский

Автор
сценария

Кшиштоф Кеслёвский
Кшиштоф Песевич

В главных
ролях

Майя Коморовска, Кристина Янда, Ольгерд Лукашевич, Даниэль Ольбрыхский, Гражина Шаполовска, Ежи Штур, Збигнев Запасевич, Богуслав Линда, Артур Барчиш

Оператор

  • Собочинский, Пётр

Композитор

Збигнев Прайснер

Кинокомпания

Киностудия «Тор»

Длительность

550 мин. (10 фильмов)

Страна

Польша

Язык

польский

Год

IMDb

ID 0092337

«Декалог» — цикл из десяти телевизионных фильмов польского режиссёра Кшиштофа Кеслёвского, снятый в 1989 году. Фильмы не являются буквальной иллюстрацией десяти библейских заповедей. Более того, не каждый фильм возможно однозначно соотнести только с какой-либо одной заповедью. Ни в титрах, ни в тексте фильмов нет упоминаний или отсылок к конкретным заповедям, а попытки сделать это остаются не более чем частными, притом разными, мнениями киноведов.

Структура цикла

Бюст Кеслёвского в одном из скверов Варшавы.

Сюжеты фильмов представляют собой отдельные истории, однако они объединены между собой общим замыслом фильма, местом и временем действия (современная циклу Польша), появлением в них персонажей из других серий (иногда почти незаметным), а также странной фигурой в исполнении актёра Артура Барцися, появляющейся в эпизоде в каждой серии, которую киноведы трактуют, в частности, как «появление Ангела».

Кшиштоф Кеслёвский объяснял замысел цикла в книге «О себе»:

«Декалог» — это попытка рассказать десять историй, которые могли случиться с каждым. Это истории о людях, захваченных жизненной суетой, но в результате неожиданного стечения обстоятельств обнаруживающих, что они топчутся на одном месте, забывая про действительно важные цели. Мы стали слишком эгоистичны, чересчур сосредоточенными на себе и своих потребностях. Мы вроде бы много делаем для своих близких, но когда наступает вечер, оказывается, что у нас уже нет ни сил, ни времени, чтобы их обнять или приласкать, сказать им что-то хорошее. У нас не хватает на это жизненной энергии. Мы уже не способны выразить свои настоящие чувства. А жизнь проходит.

Картины сняты в различных жанрах — от преобладающей тяжёлой психологической драмы до комедии (в заключительной серии), но в едином стиле.

Пятая и шестая серии «Декалога» созданы на одном материале с фильмами Кеслёвского «Короткий фильм о любви» и «Короткий фильм об убийстве», однако разный монтаж делает эти работы двумя парами версий двух картин, допускающих даже различные трактовки замысла авторов.

Декалог 1

Обычно связывается с первой и второй заповедями: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим»; и: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои».

В ролях

  • Хенрик Барановский — Кшиштоф
  • Войцех Клата — Павел
  • Майя Коморовская — Ирена
  • Мария Гладковская — Аня
  • Артур Барцись — мужчина, сидящий над льдом
  • Агнешка Брустман — шахматистка

Оператор — Веслав Здорт

Декалог 2

Киноведы связывают фильм либо с третьей заповедью: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно», — либо с девятой заповедью — «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего».

В ролях

  • Кристина Янда — Дорота Геллер
  • Александер Бардини — доктор
  • Ольгерд Лукашевич — Анджей Геллер
  • Артур Барцись — лаборант

Оператор — Эдвард Клосиньский

Декалог 3

Фильм весьма опосредованно может быть связан с четвёртой заповедью: «Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай в них всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и всё, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его».

В ролях

  • Даниэль Ольбрыхский — Януш
  • Мария Пакульнис — Эва
  • Йоанна Щепковская — жена Януша
  • Артур Барцись — водитель трамвая
  • Дорота Сталиньская — железнодорожница на скейтборде
  • Влодзимеж Мусял — работник в вытрезвителе
  • Хенрик Барановский — Кшиштоф

Оператор — Пётр Собоциньский

Декалог 4

Фильм связан с пятой заповедью: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо и чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, даёт тебе».

В ролях

  • Адрианна Беджиньская — Анка
  • Януш Гайос — Михал
  • Артур Барцись — байдарочник
  • Адам Ханушкевич — профессор в театральной академии
  • Александер Бардини — ординатор

Оператор — Кшиштоф Пакульский

Декалог 5

Пронзительный протест против убийства и вообще насилия, фильм можно соотнести с шестой заповедью: «Не убий».

В ролях

  • Мирослав Бака — Яцек
  • Кшиштоф Глобиш — Пётр
  • Збигнев Запасевич — член адвокатской комиссии
  • Здзислав Тобяш — судья
  • Артур Барцись — рабочий

Оператор — Славомир Идзяк

Декалог 6

Фильм о юношеской влюблённости опосредованно связан с седьмой заповедью: «Не прелюбодействуй».

В ролях

  • Гражина Шаполовска — Магда
  • Олаф Любашенко — Томек
  • Артур Барцись — мужчина с чемоданом
  • Стефания Ивиньская — тётя Томека
  • Пётр Махалица — Роман
  • Ян Пехоциньский — любовник Магды
  • Анна Горностай — медсестра

Оператор — Витольд Адамек

Декалог 7

Фильм обычно связывают с восьмой заповедью: «Не укради».

В ролях

  • Майя Барелковская — Майка
  • Анна Полони — Эва
  • Владислав Ковальский — Стефан
  • Богуслав Линда — Войтек
  • Божена Дыкель — кассирша
  • Артур Барцись — мужчина на станции

Оператор — Дариуш Куц

Декалог 8

Обычно фильм связывается киноведами с девятой заповедью: «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего». На семинаре, посвящённом мотивам человеческого поведения в различных ситуациях, одна из студенток для примера рассказывает историю, являющуюся сюжетом второй серии.

  • Мария Косьцялковская — Зофья
  • Тереза Марчевская — Эльжбета
  • Артур Барцись — студент
  • Тадеуш Ломницкий — портной
  • Мариан Опаня — декан
  • Бронислав Павлик — сосед Зофьи

Оператор — Анджей Ярошевич

Декалог 9

Фильм с некоторой долей натяжки привязывают обычно к части десятой заповеди: «…Не возжелай жены ближнего твоего…»

  • Пётр Махалица — Роман
  • Эва Блащик — Ханка
  • Ян Янковский — Мариуш
  • Артур Барцись — велосипедист
  • Ежи Треля — Миколай

Оператор — Пётр Собоциньский

Декалог 10

Фильм связан с десятой заповедью: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего».

В ролях

  • Збигнев Замаховский — Артур
  • Ежи Штур — Ежи
  • Хенрик Биста — филателист, владелец магазина
  • Мацей Штур — Пётрек
  • Ежи Турек — филателист
  • Анна Горностай — медсестра

Оператор — Яцек Блавут

Создание цикла

Съёмки фильма продолжались, по словам режиссёра, 11 месяцев, а по воспоминаниям Ежи Штура, около двух лет.

Почти все фильмы цикла были сняты разными операторами, поскольку Кеслёвский хотел добиться, чтобы каждая история имела свой стиль повествования. При этом режиссёр предоставил всем операторам полную свободу. В дальнейшем Кеслёвский отмечал, что все фильмы «Декалога» как будто сняты одной рукой. По его мнению, схожесть получившихся картин является «…доказательством существования некоего духа, характера сценария. И если оператор умен и талантлив, то, какие бы средства он ни использовал, неизбежно этот дух уловит».

В фильме снялись многие ведущие актёры польского кино (Майя Коморовская, Кристина Янда, Ольгерд Лукашевич, Даниэль Ольбрыхский, Гражина Шаполовская, Ежи Штур, Збигнев Запасевич, Богуслав Линда и другие). Никогда до съёмок «Декалога» Кеслёвскому не приходилось работать с таким большим количеством актёров.

Кристина Янда считала съёмки в «Декалоге», по её словам, «задачей очень легкой и в этом смысле скучной». Кеслёвский предложил ей на выбор три роли в разных частях цикла, и она выбрала роль во втором фильме, которая уже во время съёмок показалась ей самой слабой, но изменить она ничего не смогла.

По воспоминаниям Ежи Штура, ему было предложено выбрать любую из мужских ролей, и он остановился на «Декалоге 9» (роль Романа, страдающего импотенцией). За время съёмок первых семи фильмов Кеслёвский пришёл к мысли, что на эту роль Штур всё-таки не подходит, и актёр сыграл в заключительной части в паре со Збигневом Замаховским.

Центральной проблемой в том сценарии было то, что одна из самых главных сфер человеческой жизни оказалась для молодого человека перечеркнута. В молодости это действительно страшно. А когда ты уже реализовался — да черт с ним, подумаешь, какое дело. И зритель это сразу почувствует. Вот таким образом Кшиштоф объяснил мне, что на эту роль я не гожусь по возрасту.

Музыку к фильму написал польский композитор Збигнев Прайснер, сотрудничавший с Кеслёвским при создании многих других фильмов, например, картин «Без конца», «Двойная жизнь Вероники», трилогии «Три цвета»: («Синий», «Белый», «Красный»).

Съёмочная группа — галерея

Признание

Фильм получил ряд премий на международных кинофестивалях и очень высокую оценку критиков и коллег-кинематографистов. В частности, с большой похвалой отозвался о «Декалоге» Стенли Кубрик, написавший вступительное слово к изданию сценариев к этому фильму. В число своих любимых фильмов включил «Декалог» американский киногуру Роджер Эберт.

При этом в Польше фильм был принят хуже, чем за рубежом. Кристина Янда вспоминала в своей книге:

«Декалог» повсюду пользовался огромным успехом — об этом фильме говорили, что он «покорил весь мир». К своему удивлению, за границей я встречала восторженных критиков, зрителей, продюсеров.

Премии

  • 1989 — премия ФИПРЕССИ на Венецианском кинофестивале
  • 1989 — премия критиков на международном кинофестивале в Сан-Паулу
  • 1989 — премия OCIC на международном кинофестивале в Сан-Себастьяне

Примечания

  1. Драган Куюнджич. Кинотаф: скорбь Кесьлёвского (недоступная ссылка). Киноведческие записки, № 65 (2003). Дата обращения 15 февраля 2010. Архивировано 9 января 2007 года.
  2. 1 2 3 Кшиштоф Кеслёвский. О себе. Иностранная литература, № 10-11, 1998 (1998). Дата обращения 15 февраля 2010. Архивировано 18 апреля 2012 года.
  3. 1 2 3 Ежи Штур. Притворяться всерьёз. Искусство кино (05-2003). — Фрагменты книги. Дата обращения 15 февраля 2010. Архивировано 18 апреля 2012 года.
  4. 1 2 Кристина Янда. У звезд красные когти. Искусство кино (10-2002). — Фрагменты книги. Дата обращения 15 февраля 2010. Архивировано 18 апреля 2012 года.
  5. Kubrick on Kieslowski. The foreword to Kieslowski & Piesiewicz, Decalogue: The Ten Commandments, London: Faber & Faber, 1991 (англ.)

Ссылки

  • «Декалог» (англ.) на сайте Internet Movie Database (Проверено 25 апреля 2012)
  • «Декалог» (англ.) на сайте Rotten Tomatoes (Проверено 25 апреля 2012)
  • Декалог (англ.) на сайте allmovie (Проверено 25 апреля 2012)
  • С. Кудрявцев. «Короткий фильм об убийстве»
  • С. Кудрявцев. «Короткий фильм о любви»

Декалог (сериал)

Кшиштоф Кеслевский из той категории неизвестных либо малоизвестных режиссеров, о чьем творчестве доводится узнавать лишь много лет спустя его ухода и раз за разом сокрушаться по поводу того, что же он мог еще наснимать, оставшись в живых. Творчество Кеслевского можно поделить на два периода: польский и французский. Возможно, даже на три, потому что в польском периоде он прошел этап роста и становления как Художника. И это еще более располагает к нему, ведь понимаешь, что человек не родился гением, а все-таки создал гения в себе, путем упорного труда. «Декалог» — вершина польского периода его творчества, его апогей, его кульминация. Его путевка в сытую, богатую и куда более перспективную Францию. После «Декалога» будет некое извинение перед родиной в виде «Двойной жизни Вероники» и вошедшая в анналы мирового кино «цветная» трилогия. Будут проникновенные человеческие истории, будет симфония человеческих чувств, будут шикарные кадры и цветовые решения, но атмосфера десятисловия уже не повторится.
«Декалог» — это десятиэпизодный сериал либо (что мне куда более импонирует) фильм, состоящий из десяти новелл, каждая из которых чисто формально посвящена одной из 10 заповедей. Впрочем, на этом связь «Декалога» с теологическими науками можно считать завершенной. Если кто-то подумает, что нас ожидает религиозная агитка либо перенос на экран нужных частей Библии, тот глубоко ошибется. Не секрет, что поляк по имени Кшиштоф был большим гуманистом. И именно это главный посыл сего монументального творения, проходящий красной нитью по всему произведению.
Энциклопедия людских чувств, желаний, пороков, добродетелей, переживаний. Энциклопедия, составленная верными наблюдателями человеческой жизни. Наблюдателей этих трое, в особе Кшиштофа Кеслевского, его верного со-сценариста Кшиштофа Писевича и композитора Збигнева Прайснера. Три творца, десять историй, легион исполнителей, ни грамма фальши. Попытка найти там горстку лжи, щепотку неискренности или горсть морализма не приведет соискателя ни к чему хорошему, а успех этой кампании выдаст в искателе большого циника. Сейчас модно говорить о прошибающей реалистичности и правдивости того или иного произведения. Хотя если задуматься, то часто ли наша жизнь нас так уж и прошибает? Часто ли мы по-киношному бросаемся в слезы и стойко держим удары судьбы? Часто ли мы совершаем поступки, достойные экранизации? Часто ли мы так уж уникальны и разительно отличаемся от окружающего мира? Ну, так вот: дав себе ответы на подобные вопросы, пожалуй, и стоит решать для себя задачу о том, стоит ли тратить время на просмотр этого фильма.
Так как действие происходит во времена и в интерьерах социалистической Польши, каждый зритель увидит знакомые до боли пейзажи, по стечению обстоятельств, одинаковые для всех стран того самого договора имени столицы той самой Польши. Удивительно, как за более чем 500 минут повествования Кеслевский не решается и не считает нужным бросаться в религиозные или политические нравоучения. Удивительно, как умеет ни разу не повториться, ни разу не показаться банальным, ни разу не дать зрителю засомневаться и выкрикнуть едкое: «Не верю!».
Не исключено, что в том числе и в «Декалоге» черпали вдохновение целая плеяда новообразованных румынских кинематографистов, чьи фильмы несколько последних лет гремят на различных фестивалях. Ведь те же длинные планы, та же неприкрашенная действительность, те же пейзажи социалистической Восточной Европы — все так знакомо и уже ранее успешно опробовано в такой близкой и такой далекой Польше. Хотя, с другой стороны, в фильме никаких революционных открытий, никакого проповедничества, никакой заумности, никаких технических прорывов, обескураживающих сюжетных поворотов и финальных твистов. Кеслевский поступает предельно честно со своим зрителем. Не вскрывая его черепную коробку насильственным методом, а как-то так мягко выступая в качестве рассказчика очередной человеческой истории. Смотреть каждую новеллу его фильма — будто услышать рассказ умудренного жизнью старика, оказавшегося случайным попутчиком в длительном путешествии поездом. И хотя на самом деле хочется пройтись по соседним купе в поиске симпатичных девчонок, пробежаться к проводнику за бутылочкой пива, подышать задымленным воздухом в прокуренном тамбуре или залепить уши наушниками с любимыми музыкальными мотивами, но чисто из вежливости начиная нехитрый разговор, постепенно втягиваешься в него и слушаешь, слушаешь, слушаешь…
Легко найти в каждом из героев каплю себя, легко им сочувствовать, легко им сопереживать. Да потому и легко, что в каждом из них капля нас. Не идеальных, не всегда добрых, не всегда вежливых, не всегда думающих о ближнем, не всегда отгоняющих от своей головы ненужные мысли, но всегда остающихся людьми. Не Людьми с большой буквы, а просто самыми обычными людьми. И поверьте, вы не увидите в фильме ни одного монстра и ни одного святого. Кеслевский не приемлет крайностей. Вы не увидите чудовища ни в юнце, совершившим жестокое убийство, ни в жене, изменяющей мужу, ни в маме и дочке, похитивших друг у друга детей, так же само никак не зажигается нимб над головой у одинокого отца, воспитавшего взрослую дочь, ни у доктора, спасшего две человеческих жизни, ни даже у верной жены, всегда кротко ожидающего своего мужа домой. Таких людей встречаешь каждый день на улице, живешь с ними на одной лестничной клетке, с такими ссоришься в транспорте, с такими потягиваешь пиво у киоска, такие продают нам хлеб в булочной — на таких не обращаешь никакого внимания до тех пор, пока жизнь не сведет ваши судьбы на одну дорожку.
«Декалог» — будто затяжная одиссея внутрь самого себя, по самим тайным и дальним уголкам души и откапывающая там самые невероятные соединения эмоций. Каждая история уникальна, представляющая собой неоспоримую ценность и как самостоятельное произведение, в то же самое время, служащее одной цели — быть составляющей частью Произведения. Фабулу каждого из них легко уместить в несколько недлинных предложений, но эмоциональную и смысловую составляющую можно расщеплять долгие часы. Именно поэтому я в самом начале упомянул, что «Декалог» лишь формально связан с десятью заповедями. Некоторые темы доминируют (дети и родители, супружеская измена, отношения родственников, одиночество), некоторые лишь проходят вскользь в многочасовом рассказе, но нет лишнего, того, что хочется перемотать. И искренний смех в конце последнего, десятого эпизода здорово разряжает обстановку и приводит мысли в полный порядок.
И хоть Кеслевский отнюдь не мастер по созданию своих собственных миров, чем славятся многие самобытные режиссеры, он делает что-то иное и куда более важное — переносит жизнь на кинопленку. И делает это не объективом камеры слежения, а взглядом настоящего Художника.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *