День памяти Иоанна Кронштадтского

2 января православные чтят память святого праведного Иоанна Кронштадтского.

2 января Православная Церковь чтит память святого праведного Иоанна Кронштадтского. В этот день редакция сайта телеканала «Санкт-Петербург» вспоминает места, непосредственно связанные со святым.

Андреевский собор в Кронштадте

53 года своей жизни отец Иоанн отдал именно этому собору. Святой праведник служил здесь c 1855 по 1908 годы.

Андреевский собор был заложен в Кронштадте еще Петром Первым в 1717 году. Уже через год храм освятили также в присутствии императора.

Первое здание Андреевского собора было деревянным. Ни его план, ни изображения первоначального вида до наших дней не дошли. Нам известно, как выглядел построенный на месте деревянной церкви каменный собор в стиле ампир, созданный Чарльзом Камероном в 1817 году. Собор этот был разрушен в советское время. Сегодня на его месте установлен памятный камень.

Мемориальный музей-квартира в Кронштадте

Более полувека Иоанн Кронштадтский прожил в доме на пересечении Посадской (Михайловской) и Андреевской улиц. Там он и умер 20 декабря 1908 года (2 января 1909 года – по новому стилю).

Сейчас в Кронштадте на улице Посадской, 21 находится музей-квартира святого праведника.

Мемориальный музей в Петербурге

По благословению отца Иоанна Кронштадтского в Петербурге основали подворье Леушинского Иоанно-Предтеченского женского монастыря Новгородской епархии. Здание подворья спроектировал архитектор Николай Никонов. Он взял за образец ярославские храмы XVII века. В 1894 году храм освятили.

Иоанн Кронштадтский здесь часто служил. На втором этаже для него даже были устроены гостевые покои. Там же располагалась келья игумении Таисии. Сюда и переместилась духовная жизнь монастыря после его закрытия в 1920-е годы.

1 ноября 2007 года здесь, при храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, создали мемориальный музей. Его экспозиция посвящена настоятельнице монастыря игумении Таисии и святому праведному Иоанну Кронштадтскому.

Иоанновский монастырь на реке Карповке

Поклониться мощам Иоанна Кронштадтского стремятся паломники из самых разных стран. Для этого они приезжают в Иоанновский монастырь на реке Карповке. Именно там, в храме-усыпальнице, который сам отец Иоанн устроил для себя в крипте монастыря, покоятся мощи святого.

Изначально Иоанн Кронштадтский задумал построить на Карповке монастырь как подворье Иоанно-Богословской женской общины, которую он создал в родном селе Сура. В мае 1900 года освятили место для подворья. Через год община получила статус монастыря, а подворье стало самостоятельной обителью.

Монастырь в неовизантийском стиле построили в 1902 году по проекту епархиального архитектора Николая Никонова. Новая обитель получила имя в честь преподобного Иоанна Рыльского, духовного покровителя Иоанна Кронштадтского.

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Новостях», Instagram и «ВКонтакте».

Читайте нас в «Яндекс.Дзене».

Фото и видео: телеканал «Санкт-Петербург»

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

«Се воистинну израильтянин, в немже льсти несть.»
(Ин 1,47)

Господь наш Иисус Христос сказанные сейчас слова изрек об одном израильтянине, жителе города Каны Галилейской, Нафанаиле, когда сей, по совету знакомца своего Филиппа, шел навстречу Иисусу Христу, чтобы удостовериться, Он ли именно обещанный Израилю Мессия.

Филипп сказал Нафанаилу: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорить ему: пойди, и посмотри. Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорить о нем: вот, подлинно израильтянин, в котором нет лукавства.

Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде, нежели позвал тебя Филипп, когда ты быль под смоковницею, Я видел тебя, т. е. знал все твои помышления, твою веру, твои чаяния Мессии, твое будущее служение. Сердцеведец Господь, как видно, коснулся самой живой струны сердца Нафанаила, самой задушевной его мысли, задушевного желания, чаяния, показав ему воочию Свое божественное всеведение; и вот Нафанаил уловлен в веру Христову. Он восклицает: Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев, и потом делается Его учеником, под именем Варфоломея, значить — одним из двенадцати (Ин 1,45-51) .

Но почему в это воскресенье, называемое неделей Православия, положено Церковью читать это Евангелие, в котором повествуется о беседе Господа с Нафанаилом? Потому что в словах Господа Нафанаилу показан характер истинного или православного христианина и характер вообще истинной православной Церкви Христовой. Вот, подлинно израильтянин, — сказал Господь о Нафанаиле, в котором нет лукавства, т. е. вот человек, который право и прямо, твердо мыслит, рассуждает, верует, уповает, говорит и действует — так как Нафанаил прямо, сразу уверовал в Иисуса Христа, как Сына Божия, и уже никогда не колебался в вере и уповании, не изменял своих мыслей касательно божественного Лица Его.

Не таков ли должен быть и истинный христианин; не таково ли должно быть все богоучрежденное общество христиан православных; не такова ли должна быть, как и есть православная Церковь? Какая высокая похвала Нафанаилу от Испытующего сердца и утробы в словах: вот подлинно израильтянин, в котором нет лукавства! Какая высокая похвала тому христианину, о котором Господь изрек: вот истинный христианин, в котором нет лукавства, и той Церкви, о которой Господь изрекает: вот Церковь, в которой нет лукавства, или суетных измышлений человеческих, т. е. которая вся — истинна во всем ее учении, таинствах, богослужении, управлении, во всем ее устройстве.

А таковы именно — все наши святые угодники; такова вся православная Церковь от начала ее и доныне, как свидетельствует беспристрастная история Церкви и Сам Бог различными знамениями и чудесами, содеваемыми в Церкви. Она есть, по Апостолу, столп и утверждение истины (1 Тим 8,15); есть славная церковь, не имущая скверны или порока, или нечто от таковых (Еф 5,27).

И какими подвигами кровавыми, какою борьбою с врагами истины, какими и сколькими смертями ревнителей чистоты, святости и православия веры и Церкви приобретено нам с вами, братия мои, православие нашей веры, руководительницы нашей к вечному животу!

Как за сохранение и целость отечества нашего и в нем нашей веры православной пролиты реки крови нашими предками — русскими воинами и вождями, воевавшими и с язычниками, и с магометанами, и с христианами, чуждыми Церкви православной, так за сохранение православной веры пролиты реки крови апостольской, пророческой, мученической; много перенесено страданий преподобными отцами и другими поборниками веры.

Но что же мы, чада Церкви православной? Храним ли мы это драгоценнейшее наследие — веру православную, следуем ли ее учению, заповедям, правилам, уставам, советам? Любим ли службу приносить Богу, плод устен исповедающихся имени Его (Евр 13,15)? Обновляемся ли ею; освящаемся ли на всякий день, исправляем ли себя, достигаем ли совершенства, которого достигали святые? Совершенствуемся ли в любви к Богу и ближним; дорожим ли своею верою; считаем ли за величайшую милость Божию, за величайшее и первейшее благо жизни то, что мы имеем счастье принадлежать к Церкви православной, которая есть единая, святая, соборная и апостольская? Что мы ответим на эти вопросы, если хотим отвечать по совести?

К стыду нашему мы должны сознаться, что у многих, многих из христиан православных не только нет в сердце и в жизни веры православной, а нет даже и на языке, и она у них совсем испарилась, или же обратилась в совершенное безразличие относительно какой бы то ни было веры: католической, лютеранской, иудейской, магометанской, даже языческой. Слышим от многих, что во всякой вере можно угождать Богу, т. е. будто бы всякая вера угодна Богу, и как будто ложь и истина, правда и неправда для Бога безразличны. Вот до чего дошло у многих незнание своей веры, незнание духа и истории своей Церкви, отчуждение от ее жизни и богослужения, до чего затмилось понятие о православии, о неправославии и иноверии!

Хроника современных происшествий рассказывает случай, что где-то в России один начальник на испытании учеников назвал нелепою историю о приношении Исаака в жертву. Это тьма, хаос, гибельное невежество! Христианин, как член Церкви, должен знать свою веру и стараться жить по вере, спасаться своею верою, потому что враги спасения нашего не дремлют и ищут нашей погибели на всякий час, — и не бросать свою веру, как какую специальность некоторых только людей, или как ненужную игрушку, свойственную только датскому возрасту, или как достояние якобы только необразованной черни.

Мечтающим таким образом не мешало бы помнить почтенную древность нашей веры, современной началу человеческого рода и ее непосредственное происхождение от Бога, и то, что в этой вере жили и спаслись люди всякого рода, звания, состояния, пола: и цари славные и мудрые философы, и законодатели и величайшие витии, знатные и простые, богатые и бедные, мужской пол и женский, краса и слава человечества. Следует и то сказать к славе веры православной, что ни одна религия, кроме веры православной, не может привести человека к нравственному совершенству или святости и совершенному угождению Богу, что показывает и история Церкви и нетленные, чудотворные останки св. угодников Божиих и дивные подвиги святых православной Церкви, коими они совершенно угодили Богу, быв еще при жизни прозорливцами и чудотворцами. Так и быть должно по здравому смыслу: к совершенству может привести только совершенная вера со всеми божественными силами, со всем духовным всеоружием Божиим против страстной плоти, мира и диавола.

Если же ныне многие и христиане православные живут хуже магометан и язычников, так что глава магометан в России публично, во всеуслышание всех недавно в Петербурге провозгласил похвалу своим единоверцам за то, что между ними нет таких нечестивых, как между христианами, посягающих на жизнь царей, то такая подлинно нечестивая жизнь христиан не должна ни мало, конечно, ставиться в упрек вере православной, которая непоколебима в своих началах истины и святости, по обетованию Самого Спасителя и по свидетельству истории. Такие люди, хотя вышли от нас, но они не были наши по существу, а только по имени.

Да, братия мои, только вера православная очищает и освящает оскверненное грехом естество человеческое, растлившее обновляет, особенно посредством таинств крещения, покаяния и причащения; омраченное просвещает; уязвленное грехами врачует; оледеневшее согревает; смердящее страстями делает благоухающим посредством благодати Духа Святого; омертвевшее оживотворяет; отринувшееся от Бога воссоединяет, отчужденное от Него присвояет Ему; расслабевшее укрепляет; обезображенное возображает и украшает; падшее восстановляет; работное делает свободным; враждебное исполняет любовью, как Павла апостола и многих других; богохульное исполняет непрестанным славословием Богу; отчаянное исполняет надеждой; унылое утешает; повинное избавляет от осуждения и наказания в геенне; смятенное умиротворяет; изнемогшее укрепляет; утесненное распространяет неправедное обогащает правдою; лукавое делает простым; злое — благим; развращенное исправляет; алчное творит воздержным; блудное целомудренным; скупое щедрым; безумное умудряет; оземленевшее творит небесным; грубое утончает; плотяное одуховляет; вещелюбивое делает боголюбивым; самолюбивое — самоотверженным и вселюбящим; бесоподобное — богоподобным и — о чудо! — божественным! Вот какие чудеса творит в человеке вера православная!

Хотите убедиться в этом? Читайте истории жизни святых, историю Церкви: и вы воочию увидите все эти чудеса в жизни святых. Вы увидите волков обратившимися в агнцев, блудников и блудниц в праведников и в равноангельных; сребролюбцев — в милостивых, сластолюбцев в воздержников, людей власти и земного величия и роскоши увидите в смиренном одеянии инока.

Вот подлинно были истинные христиане; вот ангелы во плоти; на земле — небесные граждане, и вместе верные слуги отечества земного, как и воспоминаемые сегодня 40 мучеников Севастийских! Вот что может делать наша вера православная с теми людьми, которые искренно ее содержат и следуют ее руководству!

От чего же она в нас не производит такой спасительной перемены? От нашего маловерия или безверия, от легкомыслия, от испорченности и нераскаянности сердца; от усилившихся в нас и овладевших нами страстей, от удаления от Церкви, оттого, что многие нимало не проникаются духом и жизнью Церкви, а многие — только слабо и более формально, неискренно держатся ее. От того же родились у нас и все современные общественные пороки: убийства, самоубийства, цареубийства, поджоги, похищение общественного имущества, непомерная роскошь, разврат, мотовство, погоня за всякими чувственными удовольствиями.

Чтоб нам быть настоящими православными христианами, нам, прежде всего, надобно иметь живое, постоянное общение с православною Церковью, или участие в ее молитвах, учении, таинствах; прилежно изучать свою веру и проникаться и жить ее духом, руководствоваться ее правилами, заповедями, уставами, главное же — восстановить в себе истинным и глубоким покаянием образ истинного православного христианина по образу древних и новых святых или лучше — по образу Самого Господа нашего Иисуса Христа, говорящего: образ дах вам, да яко же Аз сотворих, и вы творите (Ин 13,15), да речет и о нас Господь, как некогда о Нафанаиле: се воистинну новый израильтянин в немже льсти несть (Ин 1,47). Аминь.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Люди тянулись к нему как к живому свидетельству того, что Небеса ещё живы, божественны и благодатны.

Митрополит Вениамин (Федченков)

Совсем недавно, осенью 2009 года, в Санкт-Петербурге прошли торжества в честь 180-летия со дня рождения и 100-летия со дня кончины одного из славнейших сынов земли русской, святого праведного Иоанна Кронштадтского. Представители 144 храмов всего мира, посвящённых святому, приехали в град Петров, чтобы почтить его память. В те же дни одной из малых планет было присвоено имя «Иоанн Праведный». О нём пишутся книги, снимаются документальные фильмы. Его собственные труды переиздаются огромными, по нынешним временам, тиражами. Как бесценную реликвию народ хранит память о великом угоднике Божием, уже при жизни признанном чудотворцем. Проповедник Любви, он с беспримерной щедростью отдавал её людям. И русский народ отвечал ему тем же. Тысячные толпы собирались у Андреевского храма, настоятелем которого он был, чтобы исповедаться и причаститься именно у него, у всенародного батюшки.

Масштаб его личности особенно хорошо виден теперь, когда всё то страшное, о чём предупреждал отец Иоанн, наша страна в полной мере испытала в XX веке. Но даже в наши сравнительно благодатные для православных времена вряд ли можно говорить о полном осознании того, кем же был и остаётся Иоанн Кронштадтский для России и всего мира. …На Ивановском кладбище Екатеринбурга есть одна особо чтимая православными могилка. Могилка эта словно звено невидимой духовной цепи, связывающей наш город со святым Иоанном. В ней покоится иеросхимонах Константин (Шипунов), уральский старец, духовный сын Кронштадтского подвижника. Будучи ещё совсем молодым человеком, он попал на военную службу в Санкт-Петербург, где произошла его встреча с батюшкой Иоанном, который прозорливым оком увидел в простом солдате будущего старца. «Солдат, мотай на ус, будешь наставником», — сказал ему батюшка, давая прикровенное благословение на грядущий старческий подвиг, а затем долгое время вёл с отцом Константином переписку.

Как в капле родниковой воды заключаются все свойства водной стихии, так и в этой, на первый взгляд, мало чем примечательной истории проявляется сущность прекрасной души Иоанна Кронштадтского.

Бесконечное количество страждущих стремилось в Кронштадт, надеясь обрести у отца Иоанна и душевное равновесие, и панацею от невзгод. Тысячи и тысячи шли к всенародному батюшке. И, тем не менее, отец Иоанн, у которого за службами, требами, беседами, ежедневным ведением духовного дневника порой и времени не оставалось на сон, уделял внимание каждому, кто в нём нуждался, даже обыкновенному солдатику, по воле Божией из глухой провинции попавшему в столицу. Сколько же ещё таких «солдатиков» Иоанн Кронштадтский благословил на служение Господу?! Скольким будущим пастырям он передал частицу своей души, помогавшей им в дальнейшем нести подвижнический крест?!

Перед самой своей кончиной святой Иоанн Кронштадтский благословил на патриаршество митрополита Московского Тихона, сказав такие слова: «Теперь, Владыко, садитесь Вы на моё место, а я пойду отдохну». О патриаршестве тогда и речи быть не могло, но мудрый провидец Иоанн Кронштадтский предвидел восстановление патриаршества в России, что и произошло 15 августа 1917 года. А между тем, по всем мирским и церковным понятиям он был до конца своей жизни простым батюшкой. В этой простоте, наверное, и кроется разгадка его необычайной духовной силы.
Биография Ивана Ильича Сергиева укладывается в несколько строк. Родился в 1829 году, 19 октября, в селе Сура Архангельской губернии. Окончил Архангельскую духовную семинарию. Затем Санкт-Петербургскую духовную академию. 12 декабря 1855 года принял сан священника. Последующие 53 года вплоть до своей кончины служил в Андреевском соборе города Кронштадта. Предал Богу душу в 1908 году 20 декабря по старому стилю. Святые мощи праведника покоятся в Санкт-Петербурге, в Иоанновском женском монастыре на Карповке. Казалось бы, обычный жизненный путь священнослужителя, похожий на многие другие. Но за этими сухими строками — великий подвиг во имя Господне ради всего мира, ради рода человеческого, который весь без исключения он мечтал привести в Жизнь Вечную. «Что такое души человеческие? Это одна и та же душа, или одно и то же дыхание Божие, которое вдохнул Бог в Адама, которое от Адама и доселе распространяется на весь род человеческий. Все люди поэтому всё равно что один человек, или одно великое древо человечества», — так говорил отец Иоанн, полвека пастырского служения которого стали величайшим событием в жизни Русской Церкви.

Родившийся слабеньким, он был сразу же окрещён благочестивыми родителями, не надеявшимися на то, что младенчик выживет, в честь святого Иоанна Рыльского. После крещения происходит первое чудо: дышащий на ладан ребёнок пошёл на поправку, став вполне здоровым, склонным к внутренней сосредоточенности мальчуганом. Семья была бедная. Но отец, сельский псаломщик Илия Сергиев, и мать, Феодора, дали сыну главное — любовь к молитве, богобоязненность. Уже повзрослев, Иоанн настолько строго придерживался Божией заповеди о почитании родителей, что, будучи больным, отказался нарушить Великий пост — на чём настаивал лечащий его врач — без благословения матери. Феодора благословения не дала: духовное здоровье важнее телесного.

Начало его жизни носит черты сходства с детством преподобного Сергия Радонежского. Поначалу он так же с трудом осваивал грамоту. Но непрестанная горячая молитва Богу о даровании света разума была услышана. «У меня точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове», — вспоминал он. После этого, он, как и Радонежский чудотворец, уже не испытывал никаких проблем с учёбой. Третье чудо произошло с ним после того, как он переступил порог Андреевского собора. Потрясённый Иоанн узнал тот самый храм, который был ему явлен во сне во время учёбы в Академии, когда он ещё склонялся к тому, чтобы избрать стезю миссионера в диких краях алеутов и эскимосов. Но по промыслу Божиему ему предстояло стать миссионером среди уже крещённых, но забывших о данных Богу обетах.
Со вступлением отца Иоанна на пастырскую стезю теряется счёт чудесам, происходившим с ним и с теми, за кого он молился. Кронштадт того времени был, своего рода, клоакой, местом ссылки для нарушителей порядка: мелких воришек, бродяг, попрошаек, пропойц и прочих разнообразнейших маргиналов. Коренные кронштадтцы терпели множество скорбей от «посадских», называемых так, поскольку расселяли этих бедолаг на городских окраинах. По ночам выходить на улицу не рекомендовалось. Именно с них, людей, потерявших человеческий облик, и начал свою проповедь Любви молодой священник, твёрдо убеждённый в том, что «нужно любить всякого человека и в грехе его, и в позоре его. Не нужно смешивать человека — этот образ Божий — со злом, которое в нём». Именно они, эти люмпены, потерянные для общества, подобно раскаявшемуся на кресте благоразумному разбойнику, стали первыми, кто ощутил на себе животворящую силу святости батюшки Иоанна.

Конечно, не сразу достучался он до очерствевших сердец, не сразу снискал их доверие. Не боявшийся ни угроз, ни насмешек, он просто делал своё угодное Богу дело: шёл в смрадные грязные жилища, в подвалы и на чердаки, разговаривал по душам, помогал в житейских проблемах, больным приводил доктора, голодным давал деньги на пропитание. Домой порой возвращался без шубы и сапог, оставив их тем, кто нуждался в них больше, чем он. Но сначала к отцу Иоанну потянулись босяцкие детишки. Они, по причине малолетства ещё не утратившие способности удивляться, не могли не проникнуться любовью к необыкновенному батюшке, который разговаривал с ними, как со взрослыми, но при этом сияя глазами, как ребёнок.

Он, и в самом деле, до конца дней своих оставался ребёнком, хранящим в душе горячую безотчётную любовь к Господу. С совершенно детским чувством, сочетающим в себе скорбь и радость, слёзы и восторг, он служил литургии. Его проникновенная молитва, воодушевленные возгласы оживляли души всех молящихся в храме благодатным огнём истинной веры. В молитве он умирал для мира, и мир со всеми своими благами — для него. Он разговаривал с Богом, стоя пред Престолом Его.

Вместе с батюшкой и вся паства предстояла перед Богом. Даже те, кто случайно или из любопытства зашёл в храм, начинали чувствовать необычайный боговдохновенный прилив душевных сил во время богослужения. Мудрый и заботливый пастырь в буквальном смысле вёл своё словесное стадо к животворному Источнику Вечной Жизни. Оставаться теплохладным после такой литургии было просто невозможно. Его всероссийская слава росла, как снежный ком. Со временем число желавших исповедаться и причаститься у отца Иоанна Кронштадтского с сотен перевалило за тысячи. Ему приходилось прибегать к общей исповеди, во время которой горячий порыв к очищению охватывал всех кающихся (люди, не стесняясь никого, кричали в голос о своих грехах, из бесноватых изгонялись бесы). Причастие длилось по нескольку часов.

После службы вдоль улицы выстраивались шеренги нищих. Они ждали, когда отец Иоанн выйдет из храма, чтобы получить от него милостыню, которую он раздавал с особой щедростью и не только нищим, а всем, кто просит. Он — мудрый наставник, прозорливец и чудотворец — был ещё и обожаемым народом благотворителем: все суммы, иногда весьма значительные, поступавшие к нему от состоятельных людей, передавались бедным и на благие дела. И это было одним из проявлений его жизни во Христе. Впрочем, батюшка отдавал себе отчёт, что благотворительностью помощь человеку ограничить невозможно, что полученные без труда деньги не всегда идут на пользу. Всё-таки для получения материальной пищи нужно затрачивать определённые усилия, иначе какая речь может идти о самоуважении.

Следуя словам апостола Павла «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (1 Фес. 4:12), отец Иоанн стал основателем непривычного для России учреждения — «Дома трудолюбия». В нём все те, у кого не было возможности получить работу по причине шаткого социального положения, могли если и не реализовать полностью свои таланты, то хотя бы почувствовать себя людьми. Впрочем, «Дом Трудолюбия» предполагал не только работу: кроме мастерских, при нём были устроены церковь, приют, школа. Не это ли зачатки того самого настоящего христианского братства, тот самый коммунизм, идею которого извратили и опошлили большевики, надеявшиеся «железной рукой загнать человечество в счастье»? О святом отце нашем Иоанне Кронштадтском можно говорить и рассуждать бесконечно. О его замечательном характере, позволявшем ему быть ровным и обходительным в общении с любым человеком — от студента-вольнодумца до государя императора всея Руси. О его жене, матушке Елизавете, с которой они жили как брат с сестрой, отказавшись от семейных радостей ради служения Господу. О чудесных исцелениях, совершённых по молитвам праведника не только православных, но даже иноверцев, и даже посредством телеграмм.

О многочисленных храмах и монастырях, заложенных при участии отца Иоанна, многие из которых спустя 30-40 лет просто не смогли разрушить безбожники — настолько прочными оказались их стены. О решительной борьбе отца Иоанна с вероотступниками, с которыми, не взирая на лица, будь то сам Лев Николаевич Толстой, кроткий батюшка становился непримиримым обличителем, приравнивавшим врагов православной Церкви к гнусным растлителям. Невозможно рассказать о Кронштадтском подвижнике в рамках одной небольшой статьи. Можно лишь обозначить самые важные вехи его служения.

Страшные болезни современности — духовная закоснелость и душевная лень. Даже сейчас, когда нет гонения на Церковь, когда двери храмов открыты для всех, русский народ не торопится припасть в живительному источнику веры. Многие из крещённых в православии приходят в храм лишь следуя традиции, по большим праздникам, не понимая ни смысла Евхаристии, ни необходимости частого причащения. В странной ситуации, когда душами правят средства массовой информации, а не Свет Христов, набатным колоколом звучат слова святого Иоанна Кронштадтского: «Только стяжание Святого Духа в результате духовных и телесных подвигов христианского образа жизни, проверенного и проторенного почти двухтысячелетним опытом подвижничества, озаряет душу Солнцем Правды, освящая при этом и плоть смертного, еще при земной жизни».

В годы пастырского служения отца Иоанна Россия напоминала вулкан бушующих страстей, готовый взорваться. Нынче же это скорее антивулкан, потухающий, готовый вотвот покрыться ледяной коркой. Большинством российских граждан овладело стремление к постоянному расслаблению и плотским удовольствиям по примеру западного гедонизма. Словно надвигается новый ледниковый период, грозящий заморозить человеческие души окончательно.

Но наши небесные заступники не оставляют Россию своими молитвами. И значит, нет и не может быть места унынию, если, стоя пред святыми образами, мы будем помнить о словах праведного Иоанна Кронштадтского, обращённых к православным христианам России XXI века: «Я предвижу восстановление мощной России, ещё более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу, крепкая своею верою во Христа Бога и Святую Троицу и будет, по завету великого князя Владимира — как единая Церковь… Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть Подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».

Алексей и Галина Коршун

Источник: Журнал «Православный Вестник» №1 (90) / 12 января ‘10

Пожертвовать

13 июня 2012г. Просмотров: 1756

2 ЯНВАРЯ 2020 (Четверг) 13:56:57Святой праведный Иоанн Кронштадтский родился 19 октября 1829 года в семье бедного причетника Илии Михайловича и Феодоры Власьевны Сергиевых в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии. В роду его отца были священники на протяжении 350 лет. Мальчик был слаб здоровьем, часто болел. Мать подолгу молилась о сыне, и Ваня, видя молящуюся мать, сам учился проникновенной молитве. Отец с раннего детства постоянно брал его в церковь и воспитал в нём особенную любовь к богослужению.
Школьные дела у Иоанна шли плохо. Он много молился о даровании ему разума к постижению учения, и Господь услышал его: однажды ночью, когда Иоанн молился особенно горячо, Божественная благодать осенила его, и, по его собственному выражению, «мгновенно как бы завеса спала с его глаз». С тех пор он стал делать большие успехи в учении. После приходского училища он окончил Архангельскую духовную семинарию первым по успеваемости и Санкт-Петербургскую Духовную академию со степенью кандидата богословия. Женился на дочери протоиерея Константина Несвицкого, Елизавете. Супруги приняли на себя подвиг девства. По рукоположении молодой священник был назначен ключарем Андреевского собора города Кронштадта.
В то время правительство ссылало в Кронштадт убийц, воров и прочих уголовных преступников. На этих отвергнутых всеми людей и обратил внимание молодой кронштадтский священник. Ежедневно он приходил в их землянки и подвалы не на 5-10 минут, чтобы исполнить какую-либо требу и уйти; он шёл к живой бесценной душе, к братьям и сестрам, оставался там часами, беседовал, увещевал, утешал, ухаживал за больными, плакал и радовался вместе с ними. Он сам отправлялся в лавочку за продуктами, в аптеку за лекарством, за доктором, отдавая беднякам все свои деньги, одежду и обувь. Уходил он оттуда радостный, надеясь что Господь пошлёт средства для дальнейших благодеяний. Кронштадтские жители видели, как он возвращается домой босой и без рясы, и приносили матушке обувь, говоря: «Твой отдал свою кому-то, придёт босым».
Раздавая бедным все свои средства, отец Иоанн скоро убедился, что такая благотворительность недостаточна, чтобы удовлетворить всех нуждающихся. Он призвал жителей Кронштадта помочь бесприютным беднякам. Люди деятельно откликнулись на просьбу пастыря. Стараниями отца Иоанна в Кронштадте был устроен Дом трудолюбия с мастерскими, школой, детским садом, приютом, столовой, библиотекой, бесплатной лечебницей, ночлежным и странноприимным домом. Благотворительная деятельность отца Иоанна исчислялась миллионами рублей в год. Он говорил: «У меня своих денег нет. Мне жертвуют, и я жертвую».
Истинной здравницей скорбящих душ отец Иоанн считал храм Христов, а самым действенным средством исцеления Божественную литургию. Отец Иоанн совершал Литургию каждый день. Он говорил: «Христос Спаситель установил таинство Причащения, чтобы очистить нас огнём Своего Божества, искоренить грех, сообщить нам Свою святость и правду, сделать нас достойными рая и радости неизреченной». Когда отец Иоанн молился, казалось, он видит перед собой Бога и дерзновенно говорит с Ним. Он умолял, упрашивал и даже настаивал, словно, схватившись за ризу Христову, был готов не выпустить её из рук, пока не будет услышан.
По молитвам отца Иоанна стали происходить чудотворения; слухи о них распространялись в Кронштадте и Петербурге, их стали публиковать и обсуждать в печати. Люди тянулись к нему сначала десятками, затем сотнями и тысячами. На исповеди, длившиеся по 12 часов, проходило до 6 тысяч человек. Андреевский собор, вмещающий 7 тысяч, всегда был переполнен. Такого влияния на все слои русского народа, какое имел отец Иоанн, не было ни у кого. Святитель Феофан Затворник (†1894) писал: «Отец Иоанн Кронштадтский Божий человек. Молитва его доходит к Богу по великой вере его».
Сила слова отца Иоанна излилась в его замечательной книге духовном дневнике «Моя жизнь во Христе». Не только со всей России, но и из Европы, Индии, Америки присылали Кронштадтскому пастырю тысячи писем и телеграмм с просьбой о молитве. Отец Иоанн говорил: «Я не ищу и не искал славы, она сама идёт ко мне. Воздаю славу Тому, Кто сказал: Я прославлю прославляющих меня». Вместе со всем русским народом чтил отца Иоанна и Император Александр III, который перед своей кончиной призвал батюшку к себе в Ливадию. Отец Иоанн позже говорил: «Я мёртвых воскрешал, а батюшку-царя не мог у Господа вымолить. Да будет на всё Его святая воля».
9 декабря 1908 года отец Иоанн совершил последнюю Литургию, а утром 20 декабря тихо предал свой дух Богу. Похоронен в нижнем храме основанного им в 1900 году Иоанновского женского монастыря на реке Карповке в Петербурге.
Прославлен Святой Праведный Иоанн Кронштадтский в 1990 году Поместным Собором Русской Православной Церкви. Память празднуется 20 декабря (2 января нов. ст.), в 3-ю неделю по Пятидесятнице в Соборе Санкт-Петербуржских святых и 19 ноября (1 декабря нов. ст.) в Соборе святых Эстонской земли. Память Святого Праведного Иоанна Кронштадтского совершается также в день его рождения и тезоименитства 19 октября (1 ноября нов. ст.) и в день прославления в лике святых 1 июня (14 июня нов. ст.)./ sobor.by/ biblioteka3.ru
(просмотров 459)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *