День рождения Дмитрия Донского

ПОТОМКИ ДМИТРИЯ ДОНСКОГО

При потомках Дмитрия Донского Русское государство, преодолев тяготы феодальной войны середины XV в., превращается в могущественное централизованное государство. В 1480 г., при Иване III, было сброшено ордынское иго, брак Ивана III с наследницей византийских императоров придал Московской Руси в глазах современников как бы статус преемницы империи. Потеряли остатки былой самостоятельности Тверь и Новгород. Конец XV в. был временем Русского Предвозрождения; интенсивно развивается летописание, составляются огромные компиляции по всемирной истории, на Русь проникают из Южной и Западной Европы памятники исторической беллетристики и сочинения на «мировые сюжеты»: сербская версия романа об Александре Македонском, латинский роман о Троянской войне. Распространяется свободомыслие, но церковь тенденциозно квалифицировала его как «ересь», и на рубеже XV—XVI вв. на Руси запылали костры инквизиции.

Рассмотрим биографии князей Рюриковичей, живших в XV в.

Василий Дмитриевич (1371—1425). Старший сын Дмитрия Донского. В 1383 г. он был послан им в Орду домогаться у нового хана Тохтамыша подтверждения отцовских прав на великое княжение; соперником Дмитрия, как говорилось, выступил тверской князь, Михаил Александрович. Дмитрий ярлык получил, но Василия хан оставил у себя до уплаты Москвой огромного долга, достигавшего 8000 руб. серебром. Лишь в 1386 г. Василию удалось бежать из Орды через Молдавию и Литву.

По завещанию отца Василий наследовал ему на великом княжении. После недолгого размирия Василий восстановил тесные отношения с верным союзником отца, своим дядей Владимиром Андреевичем Серпуховским. В 1391 г. Василий женился на Софье, дочери Витовта, ставшего в 1385 г. великим князем литовским. В 1392 г. Василий вновь посетил Орду, добившись права на наследственное владение Нижегородским княжеством.

В 1395 г. Русь едва не подверглась новому тяжкому испытанию: к ее границам двинулись орды Тимура (Тамерлана). Тимур разгромил хана Тохтамыша, вторгся в пределы Рязанской земли, захватил Елец. Василий, оставив Владимира Серпуховского оборонять Москву, выступил навстречу Тимуру и занял переправы на Оке. Однако полки Тимура неожиданно повернули назад, и Василий возвратился в столицу. Это событие оставило глубокий след в душе современников; неожиданное избавление от Тимура объясняли заступничеством иконы Владимирской Божьей Матери.

Княжение Василия протекало в сложной обстановке. Ухудшились его отношения с тестем — великим князем литовским Витовтом. В 1404 г. Витовт отторг от Руси Смоленск. Не прекращались размолвки с новгородцами, которые всячески противились стремлению великого князя лишить их традиционных прав и вольностей. В 1408 г. на Русь напал татарский полководец эмир Едигей. Он разбил свой лагерь в Коломенском, в непосредственной близости от Москвы. Татарские отряды разорили Переяславль, Юрьев, Ростов, Серпухов, Нижний Новгород. Василий с женой и детьми вынужден был уехать в Кострому, а оборонять Москву остался Владимир Андреевич Серпуховской. Едигей неожиданно предложил мир. Причиной его поспешного ухода были начавшиеся в Орте раздоры, но не знавшие об этом москвичи уже успели ублаготворить эмира щедрым выкупом. В 1412 г. Василий ездил в Орду и отстоял, несмотря на противоборство нижегородских князей, свои права на Нижегородское княжество. В последние годы правления Василий стремился к мирным отношениям с Литвой, он даже поручил опеке тестя своего малолетнего сына и наследника Василия.

От брака с Софьей Витовтовной Василий имел пятерых сыновей и четырех дочерей, однако три его сына не пережили отца, и наследовал Василию десятилетний Василий, известный в историографии как Василий Темный.

Ист.: Повесть о Темир Аксаке // ПЛДР: XIV— середина XV века. С. 230—243; Сказание о нашествии Едигея // Там же. С. 244—255.

Лит.: Экземплярский. 1. С. 124—147.

Василий II Васильевич Темный (1415—1462). Василий II — одна из самых трагических фигур русской истории. Василий Дмитриевич словно бы предчувствовал беды, ожидающие его сына, поручая наследника опеке матери и тестя. И действительно: у княжича не замедлили объявиться серьезные соперники — его дяди Юрий и Константин, а также наследники Владимира Андреевича Серпуховского. Тревожные симптомы проявились сразу же после смерти Василия Дмитриевича: его брат Юрий не приехал в Москву на похороны, а стал собирать войско в своем Галиче. Бояре великого князя поспешили принять ответные меры и двинули полки к Костроме. Юрий бежал в Нижний Новгород, откуда впоследствии вернулся в Галич и предложил великому князю мир. В Галич отправился на переговоры митрополит Фотий, и Юрий пообещал не домогаться великокняжеского стола силой, а положиться на решение хана.

И вот в 1432 г. Василий вместе с боярином своим Иваном Дмитриевичем Всеволожским едет в Орду. Туда же прибыл и Юрий. Ему покровительствовал один из ордынских князей Тегиня. Василию помогло дипломатическое искусство Всеволожского, сумевшего восстановить других ордынских князей против Тегини и его фаворита Юрия. Льстивая речь Всеволожского, возлагавшего от имени своего князя все надежды на решение хана, растрогала Улуг-Мухаммеда, и он не только передал ярлык Василию, но даже приказал Юрию в знак покорности повести коня, на котором сидел великий князь. Однако семнадцатилетний Василий не захотел бесчестить своего почти что шестидесятилетнего дядю и отказался от этого унизительного ритуала. В феврале 1433 г. на свадьбе Василия Васильевича с Марией Ярославной, внучкой Владимира Андреевича Серпуховского, произошел эпизод, обостривший вражду между дядей и племянником.

На свадебном пиру мать Василия Софья Витовтовна сорвала драгоценный пояс с княжича Василия — сына Юрия Дмитриевича (впоследствии он станет известен под прозванием Косой). Пояс этот принадлежал некогда Дмитрию Донскому — он получил его в приданое за Евдокией — потом был украден и подменен и оказался в семье Юрия. Оскорбленный Василий Юрьевич и брат его Дмитрий Шемяка поспешно покинули Москву.

Разумеется, эта ссора не была единственной причиной, подогревшей старую вражду: быстрота, с какой собрал войско Юрий Дмитриевич и двинул его на Москву, говорит о том, что к войне он готовился. В апреле на берегах Клязьмы произошла битва. Дружина Василия была невелика, «а от москвич, — как утверждает летописец, — не бысть никоея же помощи, мнози бо от них пиани бяху, а и з собою мед везяху, что пити еще». Василий потерпел поражение, обратился в бегство, но был схвачен в Костроме. Юрий отправил его в Коломну, которую пожаловал в удел свергнутому великому князю, а сам вступил в Москву. Но многие московские служилые князья, бояре и дворяне потянулись из Москвы в Коломну, к Василию. Почувствовав шаткость своего положения, Юрий вынужден был примириться с племянником и покинуть Москву.

Но на следующий год Юрий вновь разгромил Василия, великий князь бежал в Новгород, а войска галицкого князя вступили в Москву. На этот раз в плену оказались мать и жена Василия. Положение великого князя, перебравшегося в Нижний Новгород, стало критическим. Однако внезапно Юрий умирает. Василий возвратился в Москву и примирился с сыновьями Юрия Дмитриевича. Один из них — Василий — вскоре нарушил клятву, выступил против великого князя и был разбит, попал в плен, его отослали в Москву, где Василий был ослеплен, получив с той поры прозвище Косой.

В 1445 г. Василий Васильевич отправляется на помощь Нижнему Новгороду, который осадили татарские царевичи Махмутек и Якуб. Прибыв в Суздаль, великий князь стал пировать в лагере. На утро следующего дня, когда Василий рассчитывал еще немного «опочинуть» (поспать), ему сообщили о приближении татар. Войско великого князя было невелико, ибо Шемяка обещанных полков не прислал, но тем не менее сначала перевес был на стороне русских. Затем ход битвы переменился, и татары победили. Великий князь попал в плен. Татарские воеводы отослали в Москву снятый с Василия нательный крест, чтобы убедить в пленении князя его мать и жену. Это случилось 7 июля. А 14 июля в страшном пожаре «выгоре» вся Москва, так что, по словам летописца, в городе не только не осталось деревянных построек, «но и церкви каменные распадошася, и стены градныа каменныа падоша в мнозех местах». Город оказался беззащитным перед возможным нападением татар. Началась паника. Великие княгини поспешили уехать в Ростов.

Дмитрий Шемяка, узнав о пленении великого князя, послал дьяка Федора Дубенского, наказав ему убедить татар ни в коем случае не выпускать Василия из плена. Но великому князю удалось получить свободу ценой обещанного огромного выкупа — 200 тысяч рублей серебром. Он прибыл в Переяславль, а оттуда с женой, матерью и боярами вернулся в Москву.

Шемяка все же не оставлял надежд расправиться с Василием. И вскоре ему представился удобный случай. Великий князь с небольшой свитой поехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Шемяка поспешил захватить Москву и пленить обеих великих княгинь. К Василию со страшной вестью примчался некий Бунко. Однако Василий не поверил ему и велел прогнать прочь. Все же князь решил принять меры предосторожности и выслал дозор к Радонежу. Однако князь Иван Можайский (сын Андрея Дмитриевича, двоюродный брат Василия) перехватил воинов великого князя. Он спрятал своих ратников в возах с сеном; они незамеченными доехали до дозорных, а поравнявшись с ними, выскочили из саней и захватили стражей Василия в плен. Когда великому князю донесли о приближении врагов, он бросился на конный двор, но готового коня не оказалось. Князь укрылся в одном из монастырских храмов. Услышав возгласы Ивана Можайского: «Где есть князь великий?», Василий с образом в руках сам вышел на порог церкви, взывая к справедливости и напоминая о крестном целовании (т. е. соглашении, скрепленном целованием креста) с Шемякой. Иван Можайский пообещал князю: «Аще ти възхощем коего лиха, буди то над нами лихо» — и отошел в сторону. Тогда один из приближенных можайского князя — Никита, положив на плечо Василию руку, произнес: «Поиман еси великим князем Дмитрием Юрьевичем». На голых санях Василий был отвезен в Москву и там ослеплен. Отсюда и его прозвание — Василий Темный.

Великий князь был выслан в Углич, а Софья Витовтовна — в Чухлому. Сыновей Василия Шемяка обманом вызвал из Мурома и также отправил в Углич. И все же Шемяка, считаясь, как бы сказали теперь, с общественным мнением, вынужден был уступить: Василия освободили и отправили в Вологду, переданную ему в удел. Но опальный князь пробыл там недолго: он побывал в Белоозере, заручился моральной, а главное — финансовой поддержкой в тамошних монастырях и оттуда направился в Тверь, где закрепил союз с тверским князем Борисом Александровичем браком своего сына Ивана с дочерью Бориса — Марией. После этого объединенные силы Василия и его сторонников двинулись к Москве. В феврале 1447 г. великий князь вернул себе столицу и положение.

Дальнейшее княжение Василия протекало без новых потрясений. Напротив, он стремился к всемерному упрочению своей власти. В 1456 г. был арестован князь серпуховско-боровский Василий Ярославич, а его удел ликвидирован. Михаил Андреевич Верейский (сын Андрея Дмитриевича, внук Дмитрия Донского) полностью зависел от великого князя. После его смерти (в 1486 г.) верейский удел перешел в собственность великого князя (в то время уже Ивана III). В 1456 г., после победоносного похода Василия на Новгород, были существенно урезаны права Новгородской земли.

Василий Темный был женат на Марии Ярославне, внучке Владимира Серпуховского, и имел от нее семь сыновей и дочь.

Лит.: Экземплярский. 1. С. 148—188; Зимин А. А. В борьбе за Москву (вторая четверть XV в.) // ВИ. 1982. № 12. С. 75—90.

Иван III Васильевич (1440—1505). Старший (после умершего Юрия) сын Василия Темного. Стал великим князем после смерти отца в 1462 г. Детские годы его были омрачены драматическими событиями феодальной войны. Он вместе с братом Юрием находился в Троицком монастыре в роковые дни, когда его отец был схвачен князем Иваном Можайским и увезен в Москву. Мальчиков (Ивану было шесть лет) увезли в Муром, но Шемяке удалось выманить княжичей оттуда и отправить к отцу в заключение. Вместе с опальным отцом Иван побывал в Вологде и Твери, где был обручен с Марией Борисовной, дочерью тверского князя (свадьба состоялась в 1452 г.). Отроком Иван участвовал в походах против татар в 1448, 1449, 1454 и 1459 гг.

По завещанию отца Иван получил самый большой по территории и значимости удел, в который помимо части Москвы входили Коломна, Владимир, Переяславль, Кострома, Устюг, Суздаль, Нижний Новгород, Муром и др. города. Его братья Андрей Большой, Андрей Меньшой и Борис получили в уделы Углич, Вологду и Волоколамск.

Иван продолжил политику отца по консолидации Русского государства. Первым шагом на этом пути было подчинение Новгорода, где существовала сильная антимосковская партия, возглавлявщаяся вдовой посадника Марфой Борецкой и ее сыновьями. Она ориентировалась на политическую поддержку Великого княжества литовского, что дало основание подозревать ее приверженцев в симпатиях к католичеству. Поэтому Иван III смотрел на новгородцев, как скажет московский летописец, «не яко на христиан, но яко на язычник и на отступник православья». Направленное им войско в 1471 г. двинулось по Новгородчине, «пленующе и жгуще и люди в плен ведуще». Решающая битва произошла на р. Шелони (к западу от озера Ильмень); профессиональная московская рать без труда разгромила новгородские полки, состоявшие в значительной части из ремесленников, многие из которых отродясь не сидели на боевом коне. По условиям перемирия, заключенного в селении Коростыни, самостоятельность Новгорода была существенно ограничена, а в 1478 г. Новгород был окончательно присоединен к Московской Руси.

В 1467 г. Иван овдовел и в 1473 г. женился на Софье (Зое) Палеолог, дочери деспота Мореи, племяннице последнего византийского императора.

Безусловно, крупнейшим событием правления Ивана III было крушение ордынского ига. Могущественный государь могучей страны, Иван нарушил традицию: он, как подчеркивает Ю. Г. Алексеев, «был первым из русских великих князей, который никогда — ни до, ни после вокняжения — не приезжал к хану. Он был также первым, кто сел на великое княжение без прямой санкции ханской власти» (Алексеев Ю. Г. Освобождение Руси от ордынского ига. Л., 1989. С. 81). Отказался Иван ехать к ордынскому хану Ахмату по его вызову и в 1476 г. Желая добиться прежней покорности, Ахмат летом 1480 г. во главе огромного войска двинулся на Русь; Иван III вышел ему навстречу и преградил татарам путь у Коломны. Ахмат, не решившись пробиваться к столице кратчайшим путем, совершил обходный маневр и к сентябрю сосредоточил свои полки на южном берегу Угры. Княжич Иван Иванович и брат великого князя Андрей Васильевич Меньшой сорвали попытки ордынцев форсировать Угру, и оба войска надолго замерли на ее берегах. Переговоры с Ахматом зашли в тупик. Иван отказался выполнить ханские требования. После долгого «стояния» ордынцы ни с чем возвратились восвояси. В те дни русские люди ликовали, радуясь избавлению от очередного вражеского нашествия. Но произошло неизмеримо большее: в этот год Русь навсегда освободилась от ордынского ига.

В 1485 г. утратила независимость Тверь, и Иван III стал именоваться «великим князем всея Руси».

Последние годы жизни великого князя были омрачены тяжелыми внутрисемейными конфликтами. В 1490 г. умер сын Ивана от первого брака — Иван Молодой. При дворе образовались две противоборствующие группировки: одна поддерживала вдову Ивана Елену Стефановну и их малолетнего сына Дмитрия, другая — Софью Фоминичну и ее старшего сына Василия. В декабре 1497 г. Иван разгневался на Софью и Василия, княжич был посажен «за приставы на его же дворе», а в феврале 1498 г. был торжественно коронован Дмитрий Иванович. Но помимо титула он не получил никаких прав, а год спустя Иван III помирился с женой и Василием. В 1502 г. Дмитрий-внук оказался в опале, мать его Елена Стефановна была заключена в темницу, где и умерла.

А 27 октября 1505 г. на 67-м году жизни скончался и сам великий князь. Он был «одним из выдающихся государственных деятелей феодальной России. Обладая незаурядным умом и широтою политических представлений, он сумел понять насущную необходимость объединения русских земель в единую державу… На смену Великому княжеству Московскому пришло государство всея Руси» (Зимин А. А. Россия: на рубеже XV—XVI столетий. М., 1982. С. 243).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Дмитрий Иванович Донской (12 октября 1350 – 19 мая 1389) – правитель Московского и Владимирского княжеств, победитель Куликовской битвы.

Детство

Дмитрий Иванович родился 12 октября в деревне, которая на тот момент находилась на территории Московского княжества. Семья Дмитрия была очень религиозной, поэтому он и его младший брат воспитывались в достаточно строгих условиях. В возрасте двух лет Дмитрий пережил своё первое потрясение – смерть отца от чумы, считавшейся наиболее опасной инфекцией того времени. Мать Донского также заразилась после контакта с умирающим мужем, однако сумела вылечиться, поэтому успешно, как и все остальные члены семьи, пережила эпидемию.

После смерти отца забота и воспитание юного Дмитрия и его младшего брата ложится на плечи митрополита Московского княжества Алексия, с которым отец был в хороших и дружественных отношениях. Алексий был весьма состоятельным человеком с хорошей репутацией, поэтому семья не была против его влияния на обоих детей. К слову, он же распорядился и землей, которая осталась от умершего отца Дмитрия. Алексий разделил её поровну между двумя братьями, однако позже Донской теряет и младшего брата, которого уносит чума, и становится единоличным обладателем завещанных отцом земель.

Юность и дальнейшая судьба

Поскольку на тот момент Московское княжество являлось территорией постоянных междоусобных войн, которые вели правящие ханы, их сыновья и внуки, Алексий принимает решение обучить Дмитрия Донского военному делу. Благодаря его помощи, юноша обучается ведению боя и тактике, которая понадобится ему в дальнейшем. С этого же момента судьба его резко изменяется.

Мальчик, переживший смерть отца и брата и не знавший, что делать дальше, становится мужественным юношей, готовым к любым невзгодам судьбы. К Дмитрию приходит четкое осознание того, что именно он должен управлять Московским княжеством, поскольку постоянные лишения со стороны ханов невероятно сильно ослабили и сломали его народ.

В 1371 году Дмитрий Донской выступает в качестве полноправного военачальника и собирается подчинить себе Рязань, которая находится под гнетом ордынского войска. Но ошибка при планировании тактических ходов не позволяет Донскому овладеть тем самым преимуществом, на которое он изначально рассчитывал, поэтому после нескольких попыток Дмитрий оставляет Рязань Мамаю, на что тот отвечает двойным повышением дани. Однако и Донской не собирается отступать. Он поступает хитро и начинает заходить с другого конца, «меняя» ордынских ставленников Мамая в городах на русских таможенников. Так, к 1376 году на местах практически не остается тех, кто собирал бы дань татаро-монгольскому войску.

Вплоть до 1380 года продолжалось «дистанционное» противостояние Дмитрия Донского и Мамая. Но в 1380 году последний решился на финальной поход, после которого вся территория Московского княжества была бы гарантированно в его руках. Противники встретились в устье Дона, где Мамай потребовал от Донского возмещения невыплаченной дани взамен на жизнь его и армии. Военачальник ответил отказом и начал действовать. Он якобы увел войска за Оку, тем самым показав Мамаю свою капитуляцию. Но основные военные единицы в тот же момент оставались в Москве, и после соответствующей команды Донского выступили в наступление, окружив войско Мамая на Куликовом поле.

А поскольку командиры орды уже начали праздновать капитуляцию основного противника и предвкушать единоличную власть в княжествах, повторного появления Донского посредине голого поля вряд ли кто ожидал. Именно поэтому многие библиографы утверждают, что победа Донского над Мамаем была скорее формальной. Войско противника сдалось практически сразу.

После победы на Куликовом поле в 1382 году Дмитрий Донской становится единоличным правителем Московского и Владимирского княжества. За время своего правления он несколько раз вступает в схватку с Тохтамышем, побеждая его, а также пытается унять междоусобные войны, которые ведут соседние княжества. Донской становится первым правителем, кто полностью отказывается от даннической зависимости, которая на протяжении десятилетий поддерживалась князьями и ханами, царствующими в княжествах в разные годы.

РАЗНОЕ

(о реальной жизни)

Люди склонны идеализировать далекое прошлое, смело и обобщенно пенять на недавнее, смиренно помалкивать о настоящем и возлагать надежды на будущее, а подлинная, реальная жизнь — это и прошлое, и настоящее, и будущее в их неразрывной связи, и бесконечной борьбе идей и мнений, вкусов и решений, в постоянном совершенствовании общественных законов, уклада жизни и быта людей, облика Земли, городов и сел… (I,503)

(о времени жизни)

Настоящее нашей жизни, не менее загадочное чем прошлое или будущее, потому что каждый миг времени непостижимым образом растворяется в былом, переходя вгрядущее, и только попутное, реальное событие фиксирует его и закрепляет в памяти (V, 111)

(о краеведах)

Должно быть, всюду можно найти человека, который сильнее других любит и лучше прочих знает родные края — живые подробности больших событий истории, когда-либо посетивших эти места, приметные строения в округе, в том числе и навсегда уничтоженные войнами и небрежением, предания, родословные, судьбы интересных земляков, драгоценных документов и вещей. Их называют привычно краеведами, происходят они из бывших учителей, врачей, журналистов, военных, музейных, партийных и советских работников, и новая их служба, в которой они пребывают незаметно, часто донельзя скромно, чрезвычайно важна и нужна — они прививают согражданам привязанность к их родине, а через нее — к большой Родине, к миру и жизни, а сами эти увлеченные отставные трудяги, кажущиеся подчас чудаковатыми, составляют кое-где высшую духовную ценность местного общества, потому что выступают в добровольной роли хранителей памяти. (II,72)

(главные проблемы мира)

Только три проблемы существуют в сегодняшнем мире — они, эти три наиважнейшие заботы-работы, неразрывно сплетены друг с другом, а все остальные зависят от них и будут решаться только в связи с совокупным разрешением изначальных, основополагающих. Это — разоружение и сохранение мира, социальный прогресс, охрана и рациональное использование земной природы (III,494)

(о памятниках)

А в Москве хорошо бы проспект или площадь назвать именем Дмитрия Донского, монумент поставить, вернуть Ослябинскому и Пересветскому — переулкам их исконные названия, призреть, взять под крышу замечательный барельеф итальянского мрамора, изображающий Дмитрия Донского и других героев эпохи Куликовской битва; пока он — вот уже почти полвека — пребывает на подворье Донского монастыря, доступный солнцу и влаге, морозам и дымным городским ветрам. И давно пора поставить хотя бы памятный знак в Торжке, посвященный его героическим защитникам, мемориальную доску установить на московском памятнике всех Святых на Кулишках, а также в Серпухове, Звенигороде, Коломне, Белозерске и других городах, чье воинство приняло участие в Куликовской битве. Следовало бы поставить памятник Вячко в Тарту, Довмонту в Пскове, Василию в Козельске, где также хорошо бы создать живописную диараму обороны и реконструировать, поднять над славным рвом крепостную средневековую стену. Она станет единственной на всю страну. Сейчас там пустое место, и пятидесятитысячам ежегодных экскурсантов, посещающих ныне Козельск, посмотреть, в сущности, нечего… (II,548)

(о значении Куликовской битвы)

Куликовская битва — военно-политическое столкновение огромной исторической значимости, отразившее назревающие социально-экономические процессы. Уклад и образ жизни, который на протяжении тысячелетий находил разрешение в захватнических набегах и нашествиях, опустошениях огромных территорий, военном грабеже и последующей непомерной эксплуатации покоренных народов, должен, был уступить зарождавшейся прогрессивной тенденции общественно-хозяйственных отношений, соответствовавших качественно новому, более высокому уровню развития производительных сил, торговых отношений, социальной дифференциации и сопутствующим этнопсихологическим процессам, происходившим на Восточно-Европейской равнине; история поставила перед русским и другими народами, населявшими эту равнину, великую задачу по созданию сильного централизованного государства нового времени, и они с этой задачей блестяще справились.

(о скульптуре)

Скульптура всегда была рассчитана в основном на восприятие рядового ценителя и в этом смысле может считаться самым, наверное, доступным и демократичным видом искусства… Искусство, рассчитанное только на узкий круг ценителей, на утонченных знатоков, — не искусство, а забава для немногих. (V,143)

(о погибших)

Все можно нажить и построить, все восстановить и приумножить соединенными усилиями природы и человеческих рук, но никогда и ничем не искупятся слезы матерей, вдов и сирот, ничем не заполнятся в человеческом роду пустые, расширяющиеся с каждым поколением клинья, идущие в вечность от каждого безвременно погибшего! (II,363)

(о человеке)

Только с годами мы начинаем осознавать бездонные глубины величайшей загадки, какой является человек с его подспудными — до поры до времени! — возможностями, способностями, талантами. (V,328)

НЕКОТОРЫЕ МЫСЛИ

Любое поколение людей опирается на муки и труды предыдущих. (II, 42)

Ничего на свете не делается по щучьему велению, надо работать, терпеливо доказывать свою правоту, бороться, опираясь на умных, знающих, видящих перспективу людей. (IV,36)

В вере, как в вере в бога, нет точного знания, нет твердости. Путь к убежденности лежит через глубокие раздумья уже дозревшего ума, через «взрослое» изучение фактов жизни. (IV,96)

Тот кто начинает любое дело с нуля, тот отстает. (IV,145)

Расстояние уменьшает, а время возвеличивает. И возвеличивает не все подряд, а лишь одно-единственное — достойные деяния людей. (IV,193)

Пусть живет средь людей и народов вечная добропамять! (II,567)

Да воцарится мир меж людьми и народами! (II,574)

Художник умирает в человеке, оторвавшемся от своего народа. (V,26)

Явление таланта должно признать одной из величайших тайн природы и жизни. (V,125)

Дело писателя — его слово. (V,128)

Современно то, в чем живет будущее. (IV,94)

Вне национального нет художественного.

Жизнь есть накопление знаний и преодоление трудностей.

Победят те, кем движет святая идея служения своему народу.

Реальная жизнь — это и прошлое, и настоящее, и будущее в их неразрывной связи.

Веру в свое будущее наш народ найдет в величии своего прошлого.

Тревожная реальность на первое место выдвинула ныне борьбу за мир и сохранение жизни на Земле, требуя от всех нас терпения, жертв и усилий, мерила коих завещали нам предки.

Самое верное дело — ценить человека по его отношению к работе, по тому вкладу, который он вносит в общий труд. (VI,29)

Существует такая великая сила, как историческая память народов и живая память современников. Народы, теряя память, теряют жизнь.

Было бы подлое дело, а подлец найдется.

О прошлом мы знаем примерно столько же, сколько о будущем.

Свидетельство нашего времени – легион потребителей и единицы бьющих в набат почти беззвучными колоколами.

Пишущий должен страдать за что-то такое, что заботит народ.

Историческая память и сознание – цемент будущего.

Жизнь… трудная и прекрасная в своем движении. Память – животворная сила настоящего.

Каждый человек – наследник великого прошлого народа, его деяний, его духа.

Народы, теряя память, теряют жизнь.

Писательство – способ участия в жизни и влияние на нее.

Жизнь есть накопление знаний и преодоление трудностей.

Самое верное дело ценить человека по его отношению к работе, по тому вкладу, который он вносит в общий труд.

Если я сбегу, ты, он, кто же будет налаживать дела на нашей родной земле?

Не бойтесь прямой дороги – жизнь любит тех, кто идет ею.

Достичь высот можно лишь в кровной связи с народом.

Говоря об охране и защите чего бы то ни было, мы должны иметь в виду охрану и защиту человека.

Любовь к природе, как и любовь к Родине, — это не только область чувств, это также сфера деяний.

Писать нелегко, но и молчать нельзя.

Что-либо путное приходит в голову редко и только тогда, когда постоянно думаешь на одну тему и в одном направлении.

Все конфликты, о которых мы думаем, говорим и пишем, — это конфликты между тем, что есть, и тем, что должно быть.

Веру в свое будущее наш народ найдет в величии своего прошлого.

Может быть подлинная цена человека измеряется искренностью и чистотой его любви?

История – огромный нравственный, духовный и политический капитал нынешнего и грядущих поколений.

Захочешь увидеть в людях хорошее – всегда увидишь.

Завещаю Вам любить свой народ, русскую литературу, язык своего народа так хотя бы, как я все это любил.

Поделиться Памятник Дмитрию Донскому перед Маринкиной башней Коломенского Кремля.

В 19 веке репертуары российских театров не обходились без широкомасштабных костюмированных пьес на исторические темы. Особой популярностью у публики пользовались драмы и трагедии о героических событиях, серьёзно повлиявших на судьбу Отечества.

Сегодня мы говорим о благоверном князе Дмитрии Донском и трагедии Владислава Озерова «Димитрий Донской».

Место действия — Древняя Русь.

Время действия — вторая половина 14 века.

Дмитрий, старший сын великого московского князя Ивана Красного, уже в девятилетнем возрасте стал правителем Московского княжества.

Имея своими духовными наставниками святителя Алексия Московского и преподобного Сергия Радонежского, князь Дмитрий всю свою жизнь посвятил делу объединения русских земель вокруг Москвы и освобождению Руси от монголо-татарского ига.

Битва под предводительством Дмитрия Ивановича на Куликовом поле описана во многих литературных произведениях.

В начале 19 века к этому историческому сюжету обратился русский поэт и драматург Владислав Александрович Озеров, создав трагедию в стихах «Димитрий Донской».

Действие пьесы происходит накануне решающей битвы с татарами. Главный герой — князь Дмитрий Донской — призывает соратников сбросить наконец-то татаро-монгольское иго.

Российские князья, бояре, воеводы,
Прешедшие чрез Дон отыскивать свободы
И свергнуть наконец насильствия ярем!
Доколе было нам в отечестве своем
Терпеть татаров власть, и в униженной доле
Рабами их сидеть на княжеском престоле?

Трагедию «Димитрий Донской» Владислав Озеров написал в 1807 году, и в первой половине 19 века она с большим успехом шла на сценах российских театров. Император Александр Первый оказал автору особую честь, побывав на публичном спектакле и подарив драматургу памятный перстень.

Зрители видели параллель между событиями 14 века и Отечественной войной 1812 года. Зал всякий раз взрывался аплодисментами, когда видели сцену, в которой соратники уговаривали князя Дмитрия Донского не подвергать себя смертельной опасности на поле боя, а он им говорил в ответ…

Мой долг: в день мира суд, и мужество в день брани.
Могу ли ратнику сказать: иди вперёд,
Коль духу мой пример ему не придаёт?
И если Бог судил в своем благом совете,
Для счастья Россиян мне дни продлить во цвете,
Чего страшитеся? Средь вражеских полков
Приосенит меня, как щит, его покров.

Знатоки истории не раз указывали Озерову на существенные недостатки его пьесы. В угоду модному в 19 веке литературному направлению под названием «сентиментализм», когда в произведении должно было быть как можно больше чувств и мелодраматических переживаний, драматург ввёл в пьесу вымышленную и явно искусственную историю любви князя Дмитрия к некой княжне Ксении.

Хорошо известно, что московский князь Дмитрий Иванович был женат, благочестив и счастлив в браке.

Князь Дмитрий Донской умер в возрасте тридцати восьми лет, оставив своим сыновьям московское княжество, которое за годы его правления увеличилось в несколько раз.

В пьесе Озерова «Димитрий Донской» звучит наказ главного героя хранить Русь от посягательства врагов: «Так лучше жить престать или вовсе не родиться, чем племенам чужим под иго покориться».

1 июня отмечается День памяти благоверного великого князя Димитрия Донского.

Благодаря своему браку с княжной Евдокией — который называют образцом христианской семьи — Дмитрий Донской в православии считается покровителем брака.

Дмитрий Донской: что сделал

Чем же Дмитрий Донской заслужил себе звание святого? Если кратко, то житие Дмитрия Донского выглядит так.

Он был сыном князя Иоанна Красного и княгини Александры, родился (12) 20 октября 1350 года. В воспитании будущего князя принимал самое деятельное участие преподобный Сергий Радонежский. К слову, именно Сергий Радонежский впоследствии присоветовал князю Дмитрию выбрать в жены дочь суздальского князя Евдокию.

Димитрий вырос на рассказах о славных предках — Александре Невском, Данииле Московском и других князьях Руси.

Ключевым событием его биографии, несомненно, является Куликовская битва. Она произошла в сентябре 1380 года — в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы.

Силы татар намного превосходили силы русичей. Однако князь Дмитрий был уверен, что с божьей помощью они победят. Сам он в сражении участвовал наравне с простыми ратниками.

Картина А.П.Бубнова «Утро на поле Куликовом»

Началась битва поединком монаха Александра Пересвета, который принял вызов на бой от татарского богатыря Челубея. Воины нанесли друг другу по удару в полную мощь и оба упали замертво.

Выиграть бой князю помог засадный полк под командованием воеводы Димитрия Боброка и князя Владимира Андреевича Храброго (использовать полк было идеей князя Дмитрия), а люди религиозные верят — что еще и помощь Ангелов, Архистратига Михаила, страстотерпцев Бориса и Глеба, а также княжеского покровителя Димитрия Солунского.

Так или иначе, татары бежали, бросив обозы. За эту победу великий князь Димитрий и стал именоваться Донским, так как битва произошла между реками Дон и Непрядва.

В благодарность Богу и Пресвятой Богородице за дарованную победу князь Димитрий устроил Успенский монастырь на реке Дубенке и создал храм Рождества Пресвятой Богородицы на могилах павших воинов. Тогда же в Троицкой обители святой князь начал всенародное поминовение убиенных воинов (так возникла Димитриевская родительская суббота).

Умер князь Димитрий от тяжелой болезни в 1389 году. Он похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. Канонизировали его в 1988 году.

Дмитрий Донской: дети

С Евдокией князь Дмитрий прожил в браке 22 года. У них было 8 сыновей (двое из которых умерли в раннем возрасте) и 4 дочери.

Дмитрий Донской: интересные факты

Как уже отмечалось, в православии Дмитрий Донской считается покровителем брака. Однако Евдокию он до брака и в глаза не видел — это был брак по расчету. В выборе супруги помогал Сергей Радонежский. Союз с Суздалем должен был помочь Москве укрепиться с нижегородской стороны. На момент брака ему было 16 лет, а невесте — всего 13 лет.

Многие считают, что своей необычайной гармонией этот брак во многом обязан кроткому нраву князя Дмитрия. Миролюбие он унаследовал от отца, прозванного за дипломатичный подход «Кротким». Впоследствии эту черту характера ему помогли развить и его наставники — митрополит Московский Алексий и игумен Сергий Радонежский.

Дмитрий Донской сделал Москву белокаменной: именно в период его правления был построен первый каменный Кремль.

Дмитрий Донской скончался молодым — ему не было и 39 лет — всего через несколько дней после рождения своего младшего сына.

Дмитрий Донской: лодка

С 2007 года на атомной подводной лодке «Дмитрий Донской», внесенной в Книгу рекордов Гиннеса как самая большая в мире, открыта выставка музея-заповедника «Куликово поле».

Подводный крейсер-ракетоносец «Дмитрий Донской»

Дмитрий Донской: о чем молятся

Перед иконой Дмитрия Донского православные просят о помощи в создании крепкой семьи. Также считается, что икона Дмитрия Донского помогает в защите дома от нежелательного вторжения.

Икона «Святые Сергий Радонежский и Дмитрий Донской». Архив

Кроме того, Дмитрию Донскому молятся о:

• разрешении политических проблем;

• делах государственного устроения;

• для урегулирования военных конфликтов.

Дмитрий Донской: молитва

О, святый угодниче Божий, праведне Димитрие! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на Небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже взирающе на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании жительства твоего и чтем святую память твою. Ты же, предстоя Престолу Божию, приими моления наша и ко Всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков. Аминь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *