Дерево жизни

Существует множество положительных знаков в славянской мифологии. Обозначение дерева, благодаря своей структуре, часто используется для отображения человека в мире, его связи с природой, семьей.

Символ древо жизни обладает мощной позитивной энергетикой. Трепетное отношение славян к растительному миру связано с языческими верованиями, в которых деревья приравниваются к живым существам. Встречаются изображения, совмещающие черты растения и человека, символизирующие глубокую связь с природой. Символ используется в качестве семейного оберега, хранителя очага, защитника, покровителя. Его также называют Мировое древо, подразумевая устройство вселенной.

Значение символа древо жизни

Древесная символика присутствует у разных народов, затрагивает языческие, христианские, эзотерические верования. Символ древо жизни у славян показывает представление о мировом устройстве, месте человека на земле. Он имеет обобщенный собирательный образ. Изображается в виде переплетенных ветвей и корней в круге, тем самым подразумевая единство жизни и смерти, земного и духовного, прошлого и будущего.

Кельты высоко чтили деревья из-за глубокой естественной связи с ними. Они кормили плодами, давали строительный материал для жилья, были источником тепла, приготовления пищи. В кельтских верованиях дерево обладает магической силой, является проводником в другие миры.

Значение символа древо жизни связано непосредственно со строением дерева. Корни олицетворяют связь с предками, растущий ствол – жизнь человека, плоды, побеги – детей. Образ объединяет земную и воздушную стихию воедино, подразумевая сочетание быта с духовной сферой. Люди тянутся к небесной силе, она дает им жизнь, подобно свету, необходимому для роста дерева. Символ отображает стойкую связь человека с энергией вселенной.

Оберег

Амулет в виде Древа или с его изображением обладает рядом позитивных качеств:

  • защищает от порчи, сглаза, зависти;
  • придает уверенность, спокойствие, приносит надежду;
  • способствует развитию, достижению целей;
  • хранит семейные ценности, отношения, любовь.

Этот талисман универсален благодаря присутствию во многих верованиях, не провоцирует религиозных конфликтов. Его можно сочетать с другими символами, украшениями. Рекомендуется ношение оберега беременным женщинам для защиты ребенка.

Украшения тончайшей ручной работы, выполненные мастерами Руян, уникальны и неповторимы. Ювелирные изделия на тему древо жизни привнесут особый шарм и энергетику, зарядят позитивом и придадут уверенность.

Христианство — вероучение, исходящее от Иисуса Христа и основанные на нем формы организации общественной религиозной жизни.

Самой ранней формой было новые религиозные общины иудео-христиан после первой проповеди апостолов в Иерусалиме. Путем проповеди апостолов и их преемников, передвижения римских легионов, торговых сношений, путешествий Христианство проникло в Галлию, Германию, Испанию, Британию, Египет, и в начале III в. христианские общины существовали во всех частях тогдашнего мира.

Устройство и администрация первобытных общин были очень просты. Служители церкви избирались обществом верующих и делились на 3 степени: диаконов, пресвитеров и епископов. Первоначально в высшем римском обществе христианское учение встречено враждебно и в течение трех веков христиане подвергались жестоким гонениям. Но проникновение Христианства в армию заставило Константина Великого (306-337) издать ряд эдиктов, гарантировавших Христианству свободу и духовенству льготы. Окончательное торжество Христианства наступило при преемниках Юлиана Отступника (Валентиниане, Грациане, Феодосии I и Юстиниане).

Кроме внешних гонений, христианскую Церковь тревожили расколы и ереси:

  • с I в. назареи, эвиониты;
  • во II в. гностики (дуализм духа и материи), аскетические секты;
  • в III в. манихеи и донатисты.

Развитие ересей привело к созыву Вселенских Соборов для разрешения догматических вопросов и издания правил церковного благочиния. В тесной связи с деятельностью Вселенских Соборов стояли творения отцов и учителей церкви: Афанасия Великого, Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста и др. Важное нравств. воспитат. значение имело монашество.

В духовной иерархии Христианства с течением времени произошли перемены: за епископами столичных городов Вселенские Соборы признали особые права и титул патриархов (римск., александрийск., антиохийск., иерусал., константиноп.). Область римских патриархов расширилась на весь запад Европы и получила важное политическое значение, на котором римские папы основывали свои притязания на первенство в духовной иерархии.

Богословские и административные разногласия привели к разделению церквей на западную или римско-католическую, и восточную, греческую или православную. В XVI и последующих веках вместе с реформацией возникли различные протестантские церкви лютеранская, реформатская, англиканская и много различных сект.

Статистика

  • По состоянию на начало 2014 года по данным Бостонского Центра по изучению мирового Христианства (Gordon-Conwell-Seminar) :
    • В мире насчитывается 2,4 млрд. христиан (около 33 % всего мирового населения)
    • Количество христиан в 2013 году увеличилась на 200 млн. человек.
    • Число прихожан, регулярно посещающих богослужения в церкви, составляет примерно 310 млн.
    • Католиков насчитывается более 1,2 млрд. человек, протестантов — 441 млн., православных — 280 млн., англикан – 92 млн., прочих христиан — 110 млн.
    • 563 млн. христиан проживает в Латинской Америке, 561 млн. — в Европе, 520 млн. – в Африке, 368 млн. – в Азии, 229 млн. – в Северной Америке и 25 млн. – в Океании.
    • В мире насчитывается 4,7 млн. христианских культовых сооружений.
    • В мире 12,5 млн. человек являются христианскими священниками.

Литература

  • Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Каждый третий житель Земли — христианин, портал Седмица.RU, 30 января 2014 года:

«И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла» – читаем мы в книге Бытия (2:9). В дальнейшем одно из этих деревьев сыграет ключевую роль в истории грехопадения: именно плод с дерева познания добра и зла вкусит Ева, а потом угостит им Адама, вопреки ясному запрету. В результате оба окажутся изгнанными из рая, отрезанными от другого дерева – дерева жизни.

И что же это за деревья, интересуются читатели Библии? Причем тут вообще какая-то растительность?

Если мы обратимся к отцам Церкви, мы не найдем у них единого мнения. Св. Иоанн Златоуст считал, что само выражение «познание добра и зла» указывает на результат: Адам и Ева вкусили от плодов этого дерева и на собственном опыте убедились, что послушание Богу есть добро, а непослушание – зло (7-я беседа на Бытие). Он категорически отрицает мнение, будто само по себе дерево давало людям какое-то познание. Здесь Златоуст явно с кем-то спорит, но с кем?

На самой заре христианства существовала даже такая секта офитов (от греч. ὄφις «змей»). Это была разновидность гностицизма – широкого и расплывчатого течения, сторонники которого видели высшую ценность в тайном религиозном знании, недоступном простым смертным. Гностики создавали сложные мифологические системы со множеством всяких сущностей и действующих лиц – такое знание, действительно, не всякому доступно. Так вот, офиты, помимо прочего, верили, что в плодах этого самого дерева заключалось некоторое спасительное для людей знание, которого их хотело лишить злое божество. А доброе божество, обернувшись змеем, убедило их отведать плодов. Понятно, что прямому смыслу Библии такое толкование противоречит, и Златоуст его сходу отвергает.

Впрочем, мы видим, что Златоуст тут скорее рассуждает о грехопадении, а про дерево не говорит практически ничего конкретного. Он, как и другие богословы антиохийской школы, впрочем, считает это дерево вполне настоящим. Другая богословская школа, александрийская, как обычно, старалась интерпретировать его в аллегорическом духе. Так, св. Григорий Богослов считал, что «дерево греха есть созерцание божественных вещей, запрещенное несовершенным, но доступное совершенным» (Слово 38), подобное говорил и Св. Иоанн Дамаскин. Но при таком подходе получается, что никаких деревьев там вообще не было, что это всего лишь поэтическая фигура речи.

Итог дискуссиям подвел в VІІ в. Анастасий Синаит: «истинная природа двух райских деревьев совершенно неизвестна и знание ее не является необходимым для Церкви». Очень трезвый вывод, особенно для тех, кто считает, будто отцы Церкви ответили абсолютно на все вопросы и были притом вполне единомысленны меж собой.

А что можем сказать мы сами, исходя из библейского текста?

Во-первых, что такое «добро и зло?» Как «небо и земля» означает весь этот мир, а «день и ночь» – сутки (включая утро и вечер), так, по-видимому, это выражение относится ко всему спектру нравственных оценок. А что же тогда такое «познание»? В библейском языке это не просто «владение информацией»: муж познает свою жену в первую брачную ночь не в том смысле, что он узнает о ней нечто новое, а в том, что между ними возникает самая тесная близость, какая только возможна между людьми. Есть в Библии и выражение «познавать Бога» – не просто читать о Нем разные умные книги, а стремиться к жизни в единстве и гармонии с Ним, насколько это доступно человеку.

Итак, получаем что-то вроде «опытного проживания всех нравственных оценок». Туманно… Но не о том ли говорил и Златоуст? Именно плод этого дерева позволил Адаму и Еве на собственном опыте понять, что есть добро (жизнь с Богом) и что есть зло (преступление заповеди). Причем выбор они сделали сами. Если повернуть это немного иной стороной, у нас получится вот что: человек в какой-то момент принимает решение действовать самостоятельно, без Бога определять, что будет для него благом, а что – вредом. И это не просто умозрительное заключение, это действие, это опыт, это, если угодно, навык. Именно такой выбор, стремление самому выстроить для себя шкалу нравственных оценок, и уводит человека от Бога.

Тогда он лишается «древа жизни», то есть доступа к источнику вечной жизни в ее полноте и многообразии. Обратим внимание, что автор и здесь мог сказать «древо жизни и смерти», предоставив человеку выбор – но не сказал, ибо выбора нет. Так для младенца материнская грудь – источник пищи, а не «пищи и голода», любви, а не «любви и безразличия», единения с матерью, а не «единения и разлуки». Голод, безразличие, разлука и смерть тоже будут у человека – но лишь тогда, когда он лишится этого источника.

Возможно ли возвращение к этому дереву? Собственно, вся остальная Библия повествует о трудном обратном пути. В самом ее конце, в книге Откровения (22:2) рассказывается о Новом Иерусалиме, то есть новом мире, который возникнет, когда исчезнет этот: «Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева ­– для исцеления народов». Удивительный образ дерева, растущего одновременно по обе стороны реки, непредставим в нашем мире (хотя сразу вспоминаются рассказы физиков про электрон как волну и частицу и про принцип неопределенности). Видимо, это символическое указание на преодоление в Царствии Небесном всего, что разделяет нас здесь и сейчас.

Но были ли там настоящие деревья, или это просто такой красивый образ? Следуя за Анастасием Синаитом, мы можем только сказать: точно не известно, да и не обязательно нам это знать. В конце концов, и слова «рай» мы не найдем в оригинальных текстах Библии: еврейское גַּן, греческое παράδεισος означают просто «сад» или «парк» (такие были при дворцах персидских царей, собственно, греческое слово заимствовано из персидского языка). Понятно, что рай, каким бы мы себе его ни представляли, лишь похож на парк, но не является парком в том же смысле слова, что и, к примеру, Парк Культуры в Москве. Возможно, так было и с деревьями – мы имеем дело со сложной метафорой, если есть парк или сад, то должны быть и плодоносящие деревья, слово для обозначения рая само задает следующий за ним образ. Но может быть, там, в закрытой для нас глубине веков, действительно были какие-то деревья со своими плодами. В любом случае, мы верим, что тот мир, который существовал до грехопадения, был мало похож на наш, и деревья в том мире тоже должны были быть другими. Какими – нам не известно.

Да, и последнее. На многих изображениях мы видим, что плод с древа познания добра и зла выглядит как яблоко. Традиция это настолько сильна, что надкушенное яблоко было выбрано фирмой Apple в качестве своего логотипа (сегодня эта фирма не дает прямых отсылок к книге Бытия, но среди рекламных плакатов ее ранних лет есть и такие, которые явно указывают на историю грехопадения).

Что ж, фирма имеет на это полное право: мы все живем в падшем мире и символика этого грехопадения на наших айфонах и айпадах вполне может напоминать нам об этом. Тем более, что их использование и в самом деле может оказаться сродни тому, что произошло в райском саду, так что надкушенное яблоко здесь выглядит как предупреждение, как череп с костями на столбе с проводами высокого напряжения.

Вот только ниоткуда не следует, будто это было и в самом деле яблоко. Просто плод надо было как-то изобразить – а какой плод в Европе или даже на Ближнем Востоке привычней яблока? Стали изображать яблоки. Вечные истины вообще с трудом переводятся на повседневный язык, тут неизбежна большая доля условности. Но что поделать, если иначе о них не рассказать тем, кто живет в повседневности?

На анонсе картина Густавп Климтп. Древо жизни. 1905 — 1911 гг.

Мы выяснили, кто стоит за широко рекламируемыми реабилитационными центрами
С тех пор, как буквально на каждом столбе Нижнего появились объявления с призывами «Свобода от наркотиков!», к нам в редакцию позвонило немало читателей. Люди просили выяснить, кто стоит за этими плакатами, а главное – зачем им понадобилась вся эта благотворительность. Нет ли, мол, тут подвоха?
Мы провели независимое расследование.
Чаю? Кофе? Присядете?
Для начала мы отправились на сайты narko-net и narkoprotest, чьи адреса были указаны на этих объявлениях. Изучив первый из них, узнали, что протестантская церковь «Краеугольный камень» предлагает наркозависимым программу христианской реабилитации «Жизнь во Христе». На интернет-ресурсе сообщается: «Наш реабилитационный центр находится в 60 км от города в живописном месте. Мы не используем медикаменты, утро начинается с молитвы, в течение дня – изучение Библии и работа. В свободное время – спорт, просто отдых. Содержание в центре осуществляется при финансовой поддержке родителей».
Реабилитация в «Жизни во Христе» состоит из двух этапов. На первом — молитва, разбор Библии, Поклонение, Богослужение, а также дежурства по кухне, кочегарке и жилым помещениям. Второй этап реабилитации — подготовка к так называемому служению. Те, кто заслужил доверие церкви, перебирается в другой центр – уже в Нижнем. Но они по-прежнему остаются под контролем старшего смены. Если разрешит пастор – так в протестантских церквях называют священников — по двое выходят в город. Что ж, немного тюрьму напоминает, но, наверно, есть в этом свой смысл…
Иду на сайт narkoprotest и узнаю, что свою помощь наркозависимым предлагает христианский центр «Обновление». Под эгидой опять же протестантской церкви «Дерево жизни». Пожалуй, надо лично сходить на собрание. Легенда такая – сын лучшей подруги начал колоться, и вот я вызвалась помочь ей и изучить, так сказать, рынок реабилитационных услуг.
В центре «Обновление» меня встречают приветливые молодые люди и девушки – все не старше 25 лет. Чай, кофе, присаживайтесь, тут вам будет поудобнее… Исключительно предупредительный пастор Антон деликатно интересуется моими проблемами. Грамотная речь, вкрадчивый голос, излучающий тепло взгляд… Антон рассказывает про реабилитационную программу – она примерно такая же, что и в «Краеугольном камне» — никаких лекарств, только изучение Библии и молитвы.
— Подруга боится, что под видом исцеления ее сына затянут в секту, — запускаю я пробный шар.
— Знаете, я сам бывший наркоман, — доверительно сообщает пастор. — Когда три года назад я пришел сюда впервые, тоже подумал, что это секта. Но ведь что такое секта? Это то место, куда легко войти, но трудно выйти. У нас же полная свобода. И вообще, помните, как в Библии говорится: «По плодам вы их узнаете…»?
…В дверях я сталкиваюсь с глубоко пьющим на вид мужичком – из тех, что не стесняются стрелять у прохожих «рублик» на опохмел души. Мужичок грязен, от него плохо пахнет. Но пастор Антон поднимается ему навстречу с доброжелательной улыбкой:

— Здравствуйте! Чаю? Кофе? Присаживайтесь сюда, здесь вам будет удобнее…
Прощай, наркотик. Здравствуй, сектозависимость?
Так что же это за организации такие – «Дерево жизни» и «Краеугольный камень»? Обе они – как и уже 15 лет работающий в Нижнем Библейский центр «Посольство Иисуса» — входят в Российский объединенный Союз христиан веры Евангельской (РОС ХВЕ). Иначе их называет пятидесятниками. Каждая из трех упомянутых церквей имеет не по одному реабилитационному центру в Нижегородской области. Месяц пребывания в них обходится родственникам страждущего в 5-7 тысяч. Однако представители церквей подчеркивают, что это – добровольные пожертвования.
На первый взгляд, безобидные общественные организации занимаются благим делом – наставляют на путь истинный наркоманов и алкоголиков. Однако священники Русской православной церкви (РПЦ) к их деятельности относятся весьма настороженно. Вот что говорит протоиерей Александр Новопашин, заместитель директора Центра религиоведческих исследований:
— Сейчас только ленивый не использует тему реабилитации наркозависимых. И самые активные в этом направлении – неопятидесятнические секты, так называемые «русские протестанты». Это сравнительно молодое движение родилось в ХХ веке в Америке, затем перекочевало в Европу, а в смутные перестроечные годы хлынуло в Россию.
Вопреки тому, что новохристианские общины упорно красятся под протестантизм, к историческому явлению протестантизма они отношения не имеют. Сами лютеране настаивают, что неопятидесятническое заблуждение даже христианством назвать нельзя, и носит оно ярко выраженный оккультный характер. Его использовал еще Адольф Гитлер, когда целые стадионы видели в нем божество и впадали в транс…
Реабилитация, которую обещают и рекламируют в различных «христианских» центрах, приводит к так называемой перезависимости, — продолжает отец Александр. — То есть, «освобождаясь» от тяги к наркотикам, человек приобретает зависимость от псевдомолитвенного состояния, в которое его ввергает священнослужитель — пастор. Гипнотический транс – эффективная форма управления сознанием, которая позволяет внушать человеку все что угодно.
Особый род сектантской молитвы называется «молитвой мук рождения»: молящийся должен просто кричать изо всех сил, не произнося никаких слов и стараясь вопить как можно громче и дольше. То, что происходит на молитвенных собраниях харизматов, называется глоссолалия (несвязная речь, бормотание, крики), а в православной духовной практике определяется однозначно – беснование.
Иногда служения заканчиваются тем, что все участники вповалку лежат на полу, ползают под стульями.
Есть еще «феномен Торонто», или «святой смех». С подачи проповедника аудитория заходится в многочасовом истерическом смехе. Люди катаются по полу, теряют сознание. Это называлось «евангельским пробуждением» и «радостью о Господе».
— Беда в том, что люди знают всего лишь одну сторону явления – красочную, любвеобильную… словом, ту, которую сектанты демонстрируют, — продолжает отец Александр. — Ложь обаятельна и заманчива. Сначала перед вами выступает группа экзальтированных верующих, ранее «смертельно больных», но счастливо «исцеленных», потом вас баюкают уверением, что «мы – не секта, не хотите, не ходите», потом предлагают ряд проповедей… И вот, с убеждением, что в любой момент вы можете выйти из общины, вы садитесь на крючок!
…Но, может быть, лучше ходить на подобные богослужения, чем колоться? В ответ на это протоиерей Александр Новопашин приводит следующие шокирующие данные.
— Шведским психиатрам, супругам Свартлинг удалось обследовать несколько десятков адептов тоталитарной неопятидесятнической секты «Движение Веры», которая зарегистрирована у нас как Российский объединенный союз христиан веры евангельской. Ученые выяснили, что 93% сектантов испытывают панические страхи, 86% страдают нарушением сна, 88% испытывают чувство опустошенности, 75% имеют трудности с концентрацией внимания, 77% боятся потерять разум, 60% отмечали в себе чувство потери личности. Каждый четвертый опрошенный предпринял серьезную попытку самоубийства.
Год назад РПЦ провела круглый стол, на который пригласила психиатров и наркологов (резюме встречи доступно на www.narkotiki.ru).Участники обсуждения выразили обеспокоенность тем, что «в процессе обработки сознания «вновь обращенных» в подобных организациях используются разрушительные для человеческой психики технологии. Чтобы радикально изменить сознание человека, за ним устанавливают тотальный психологический контроль. Контролируется все: поведение, эмоции, мысли, поступающая информация. Каждая из этих форм контроля оказывает огромное влияние на человеческий мозг. Вместе они образуют тоталитарную паутину, при помощи которой можно манипулировать даже очень сильной личностью».
Психиатры предупреждают, что выйти из деструктивного культа очень трудно. «Людям постоянно внушают, что на уход из секты толкает слабость духа, незрелость, глупость, гордыня, греховность. И если человек все же покидает группу раньше срока, то чувство вины и стыда за невыполнение обязательств, данных им, как им кажется, самому Богу в лице лидеров неопятидесятнической группы, приводит его к психическим проблемам». А отсюда и до самоубийства недалеко, считают психиатры.
В итоговом документе встречи приводится и перечень подобных организаций, зарегистрированных в России и ближнем зарубежье. В длинном списке мы видим и «Дерево жизни», и «Краеугольный камень». При этом нас предупреждают, что это отнюдь не полный перечень. «Дело в том, что в случае возникновения каких-либо проблем с государственными надзорными органами подобные организации быстро меняют свое название и место дислокации. Кроме того, в последнее время их представители стали умело маскироваться, категорически отрицая свою причастность к неопятидесятническому движению. Гораздо проще вербовать новых адептов, называясь общественной организацией, желающей бескорыстно помочь наркозависимым обрести трезвую жизнь».
«Сыну внушали: «Без церкви ты ничто»
А вот что рассказала мне об опыте реабилитации ее сына-наркомана в одном из местных неопятидесятнических центров нижегородка Лариса Ивановна:
— Я увидела объявление о помощи наркоманам и решила сначала сама сходить на такое богослужение. В зале было яблоку негде упасть. Вскоре девушки на синтезаторах заиграли какую-то приятную, но очень привязчивую мелодию. Нам раздали листки с текстом. Через слово там было: «Иисус нас спасет». Многие стали петь и пританцовывать. Я иначе представляла себе богослужение, поэтому через 10 минут в шоке выскочила на улицу.
Но сына надо было как-то спасать, и в следующее воскресенье я опять пришла на богослужение. Снова было пение, танцы, а потом нас призвали пожертвовать «десятину». Многие отдавали приличные суммы. Я, пенсионерка, пожертвовала 500 рублей. А потом мальчик, который собирал деньги, обошел зал по второму разу. И все опять подали.
Как-то я узнала, что одна женщина, у которой в реабилитационном центре находились сразу муж, дочь и зять, пожертвовала церкви загородный особняк с большим участком земли.
Затем я познакомилась с пастором Максимом и стала ходить к нему на домашние собрания. Мы пили чай и говорили о Спасении. Сам Максим – бывший наркоман, его жена – тоже. Они не закончили и девяти классов. Из-за отсутствия то ли образованности, то ли жизненного опыта молоденький пастор часто не мог ответить на терзающие меня вопросы.
А потом я заметила, что старенький телевизор в их квартире поменялся на большой плазменный, пастор купил машину, а потом они с женой на месяц поехали в круиз по Дальнему Востоку. Я задалась вопросом: уж не на деньги ли прихожан роскошествует пастор?
Мой сын провел в реабилитационном центре пять месяцев. Он рассказал, что они много молились, читали Библию, играли в футбол. Старшими у них там были такие же, как они, бывшие наркоманы. Что мне понравилось – они друг за другом ходят как самые лучшие няньки, не оставляют ни на минуту. Что не понравилось – внушается, что без церкви они – никто и ничто. Перестанете ходить в церковь – опять сорветесь.
Но надо отдать должное – после реабилитации сын уже около семи месяцев не употребляет наркотики. Правда, в ту церковь мы больше не ходим.
А вот что рассказала Сусанна Т., мама 18-летней наркозависимой дочери:
— До обращения в христианский реабилитационный центр моя девочка уже дважды проходила курс в известной клинике. За 35 дней я выкладывала 50 тысяч. Но каждый раз она срывалась. Тогда я уговорила дочку на реабилитационный центр. Она вернулась домой на следующее утро.
— Спрашиваю: «Что случилось, доченька?» А она мне: «Меня все время заставляли молиться. А я не знаю, как. Спросила, а мне сказали: как умеешь – так и молись. Весь день крутили религиозные фильмы. А утром вывели на улицу и заставили громко благодарить Иисуса за то, что трава зеленая, небо синее и солнце светит. При этом никто не интересовался моим внутренним миром и переживаниями. Мне показалось, что если я останусь здесь, то потеряю свою личность. И я сбежала».
«По полу не катаемся и под стульями не ползаем»
— Я вас уверяю, что на наших богослужениях никто не катается по полу и не залезает под стулья, — улыбается пастор Денис Зорин, руководитель фонда социальной помощи ПФО при Библейском центре «Посольство Иисуса». – Если где-то когда-то такое и произошло, то не надо всех равнять под одну гребенку.
Да вы приходите на наши богослужения, сами все увидите… Мы не секта, вербованием адептов, как их называют, не занимаемся.
— Почему же о пятидесятнических церквях упорно говорят как о сектах?
— От незнания. Люди просто не знают истории протестантизма. Наряду с нашими организациями работают похожие, которые действительно являются сектами – «Свидетели Иеговы», мормоны. Но ведь и в православной церкви были пензенские сидельцы, также сектанты.

— В чем состоит ваша работа с наркоманами?
— У нас четыре центра духовной – подчеркиваю, не медицинской – реабилитации. Мы не занимаемся лечением наркоманов, мы освобождаем их от старой жизни. Они читают Библию, молятся, трудятся, занимаются физкультурой.
— И каков процент тех, кто бросает?
— Очень большой. Посмотрите на меня. Я девять лет не употребляю наркотики, у нас с женой здоровый ребенок, я не имею никаких медицинских и психических отклонений. И таких, как я – бывших наркоманов, но сейчас не курящих, не пьющих, не колющихся — в нашей общине сотни. Наши реабилитанты восстанавливают семьи, устраиваются работать в хорошие места. Вот, посмотрите на эту фотографию. Разве вы скажете, что этот молодой человек – бывший бомж и алкоголик? У него не было денег даже на то, чтобы доехать до нашего центра на Бору. Так он пришел пешком из Нижнего – по льду Волги. И вот, смотрите, мы уже гуляем на его свадьбе!
— Денис, как вы считаете, почему у православных священников столько претензий к деятельности пятидесятнических объединений?
— Мне это непонятно. Я знаю, что в верхах между РПЦ и РОС ХВЕ царит согласие. У нашего епископа Сергея Ряховского — хорошие отношения с патриархом Кириллом. Они вместе входят в совет по религиозным вопросам при президенте РФ.
— Организации, подобные вашей, часто обвиняют в корыстолюбии. Что скажете?
— Да что можно взять с наркомана или алкоголика? Когда я пришел сюда, то был настоящим оборванцем.
— Но вы стали другим человеком и сейчас-то с вас есть что взять…
— Ну, так можно договориться до того, что это мировой заговор. Но кому придет в голову мысль вкладывать в какого-то наркомана, чтобы потом – непонятно когда — с него что-то получить? Нет-нет, это абсурд.
А напоследок Денис Зорин произнес фразу, которую накануне я уже слышала от пастора Антона: — В Библии сказано: «По плодам узнаете их, чьи они ученики». Это значит, что если вы признаете дерево хорошим, то признайте хорошими и плоды. И наоборот. Мы можем по праву сказать, что у нашей деятельности — хорошие плоды.
Встретимся в пятницу у «Неупиваемой чаши»
Между тем, пока протестанты активно борются за души заблудших нижегородцев, Нижегородская епархия начала работать с наркоманами и алкоголиками относительно недавно. И чувствуется, полного понимания, как это делать, у наших батюшек пока нет.
— Мы готовы работать только в связке с системой здравоохранения, наркологами, — говорит священник Михаил Зазвонов, руководитель отдела по взаимодействию с медицинскими и социальными учреждениями Нижегородской епархии. – Методы, которые предлагают протестантские реабилитационные центры, для нас неприемлемы, поскольку они отвергают вмешательство наркологов. Мы же готовы работать с наркозависимым, когда он уже получил лечение у нарколога, когда ему сняли состояние интоксикации, когда с ним можно поговорить по душам, а не кнутом вбивать ему слово Божие. Хочу обратиться к страждущим и их родственникам: подумайте, прежде, чем довериться христианским реабилитационным центрам. Вместо одной зависимости – наркологической – вы можете получить другую.
— Протестанты призывают судить об их деятельности по ее плодам. А это, по их словам, десятки людей, которые теперь не пьют, не колются, имеют работу, создали семьи…
— По моим данным, плоды у них как раз и не хороши. Иначе бы наркоманы, которые уже прошли через эти реабилитационные центры, не обращались бы к нам.
От лица РПЦ работу с наркоманами и алкоголиками в Нижнем ведет священник храма Сергия Радонежского Игорь Балабанов. Каждую пятницу, в 17.30 специально для них отец Игорь проводит молебен с акафистом у иконы «Неупиваемая чаша», а потом беседует со страждущими и их родственниками. Есть у него и помощник – глава общественной организации «Осознание», 33-летний дзержинский предприниматель Алексей Фирстов, который сам целых 10 лет плотно «сидел» на героине.
— Я был конченым человеком, — рассказывает «НР» Алексей. – За курсы лечения в коммерческих центрах мой отец отдал целое состояние. Но толку не было: выдержу дня 3-4, максимум месяц – и снова уколюсь. Не раз «перекумаривался» — снимал «ломку» — в наркологической больнице на Дьяконова. Там накалывали лекарствами до растительного состояния… К сожалению, нынешняя государственная наркологическая помощь – это только вывод из «ломки». Но вот ты трезвый вернулся домой, а на тебя тут же куча проблем наваливается – работы нет, полно долгов, нормального круга общения нет. Плюс жуткая тяга к наркотику. И ты опять срываешься.
Как-то отец Алексея узнал, что в Гороховце с наркоманами работает игумен мужского монастыря Петр (Радзин). Наш собеседник прожил у него в монастыре четыре месяца и потом почти год не кололся. Но как-то выпил, потом потянулся за шприцом, и все понеслось по-старому…
До финиша доходят два из десяти
Алексей опять приехал к батюшке Петру, снова несколько месяцев жил в монастыре.
— А потом я решил открыть свой реабилитационный центр, — продолжает Алексей Фирстов. – Игумен Илья, преемник умершего отца Петра, свел меня с иереем Сергием Пылаевым, моим земляком из Дзержинска. Он принял сан в довольно зрелом возрасте, и вот ему дали приход в деревне Гришино Владимирской области.
Увидев разрушенную сельскую церковь, отец Сергий несколько растерялся. Как же тут служить? Алексей Фирстов предложил: организуем в деревне реабилитационную общину. Где? Да вот хоть в этой заброшенной избе. Пусть заблудшие души воцерковляются, отрезвляются и храм восстанавливают.
— Привозили их сюда еще под кайфом, — вспоминает Алексей. – А самое страшное для наркомана – это пережить ломку. Но, знаете, как случалось? Для нормального человека чудо – это когда икона начинает мироточить. А для наркомана чудо – это когда уже через три дня пребывания в общине «ломка» у него проходит, и он наконец-то может уснуть. А почему так происходит? Потому что мы молимся друг за друга…
Сейчас в четырех общинах Фирстова – одна из них женская — учатся трезвости 22 человека от 19 до 60 лет. Родственники платят за их содержание около семи тысяч в месяц. В общине вставшие на путь исправления живут год, а потом Фирстов старается устроить их на работу. Некоторые – самые активные, волевые – становятся старшими новых реабилитационных центров.

— Но не думайте, что у нас любой берется за ум, — предупреждает Алексей. – Тут никаких гарантий быть не может. Как правило, до финиша доходят только два человека из десяти. Некоторые уже через 3-4 месяца считают, что выздоровели. Уезжают. А потом срываются и опять возвращаются к нам.
Но вот что удивительно: православные центры Фирстова расположены в Гороховецком и Вязниковском районах – а это Владимирская область. Сейчас предприниматель ведет переговоры об открытии центра в Муроме. И только на нижегородской земле почему-то до сих пор нет ни одного православного реабилитационного центра.
— В начале осени 2008 года был готов проект, который мы планировали запустить весной. Но помешал кризис, — объясняет отец Михаил Зазвонов. — Пока нет денег. Но я молюсь о том, чтобы наше начинание воплотилось в жизнь как можно скорее…
Мнение
Главврач ГУЗ НО «Наркологическая больница», главный нарколог Нижнего Новгорода Андрей Федоров:
— По официальной статистике, сейчас в Нижнем Новгороде насчитывается около пяти тысяч наркозависимых. На самом же деле их раз в пять больше – как минимум. Резкий рост числа наркозависимых мы отмечали в начале 1990-х, сейчас он поспокойнее – 3-4 процента в год. На базе ГУЗ НО «Наркологическая больница» мы помогаем пациентам как в амбулаторных, так и в стационарных условиях. Первый этап – это снятие абстиненции, или «ломки». Это состояние, которого наркоманы боятся больше всего, длится 5-7 дней. Но едва наркоман переживает «ломку», он чувствует себя здоровым и часто отказывается от дальнейшего лечения. И скоро попадает к нам в очередной раз. Те же, кто настроен серьезно, проходят полный курс стационарного и амбулаторного лечения, а также амбулаторной реабилитации. При нашей больнице действуют нерелигиозные реабилитационные программы, которые основаны на взаимопомощи наркозависимых. Это программа «12 шагов» или «Анонимные наркоманы». В данной работе также участвуют такие общественные организации как «Родители против наркотиков», «Второе рождение», «Право на жизнь». Эффективность такой реабилитации: 20 процентов пациентов после нее не употребляют наркотики свыше года. Однако эту эффективность можно повысить, если включить в программу третье звено – стационарную реабилитацию – адаптацию наркомана к жизни в обществе, к труду. Ведь зачастую он ни дня не работал или трудовые навыки потерял… И по всей видимости, скоро при областном наркодиспансере будет создан центр медико-социальной реабилитации, где ежегодно смогут получать помощь до 300 пациентов. Это одна из мер, заложенных в программе «Совершенствование наркологической медицинской помощи на 2009-2011 годы», которую правительство Нижегородской области приняло полгода назад. Что касается так называемых реабилитационных центров, то я против их деятельности. В них вместо одной зависимости пациенты получают другую.
Психолог Татьяна Зайкова (www.annews.ru):
Существуют специальные приемы, позволяющие заменить одну зависимость на другую, более легкую. Например, наркоманию на алкоголизм. Хотя с моральной точки зрения такое «лечение» назвать корректным можно с большой натяжкой. Есть и другие виды зависимости. Так, в последнее время в психиатрии появился новый термин – сектозависимость. Вовлеченные в деструктивную организацию, больные перестают употреблять наркотики и с головой уходят в ее учение, оставаясь по-прежнему, как и в период потребления наркотических веществ, выключенными из активной социальной жизни.
Я далека от мысли, что сектанты действительно хотят вылечить больных, помочь людям восстановить их внутреннее душевное равновесие. На самом деле лидерам сект нужны безграничная власть над своими адептами и деньги, много денег.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *