Добровольный уход от жизни

В австралийском штате Виктория узаконили добровольный уход из жизни при помощи врачей. В Нидерландах же, которые известны как страна, первой признавшая эвтаназию, к разряду медицинских услуг относится каждый двадцатый случай смерти.

СЕРГЕЙ МАНУКОВ

Победа Виктории

Законодательная ассамблея (нижняя палата парламента) австралийского штата Виктория проголосовала за легализацию эвтаназии; закон вступает в силу 1 июня 2019 года. Решение далось нелегко. Законопроект обсуждался полтора месяца — в общей сложности более 100 часов, причем три заседания затянулись до утра.

Законодательный совет (верхняя палата) принял закон об эвтаназии тоже после марафонских дебатов и тоже незначительным большинством голосов: 22 против 18. Заключительное голосование заняло 28 часов.

Надо сказать, что в Австралии добровольный уход из жизни впервые был легализован не в штате Виктория.

Закон «О правах неизлечимо больных пациентов» — первый в мире закон об эвтаназии — принял в 1995 году парламент Северной территории, но через два года его отменили на федеральном уровне.

За это время врачи помогли уйти в мир иной четырем безнадежно больным пациентам. Не исключено, что федеральные законодатели упразднили бы и эвтаназию в Виктории, но законы, принятые в этом штате, им неподвластны.

Сторонники эвтаназии добивались принятия закона два с половиной года. «Я горжусь тем, что сейчас в центре нашей парламентской и политической деятельности — сострадание к людям»,— прокомментировал ситуацию премьер штата Виктория Дэниель Эндрюс, отец которого недавно скончался от рака в страшных мучениях. Естественно, премьер закон поддерживает.

Закон о правах неизлечимо больных пациентов принимают уже не в первый раз

Фото: Getty Images

Виктория — самый маленький из австралийских штатов по площади, но самый экономически развитый — обеспечивает четверть ВВП страны. Принятое там решение наверняка воодушевит сторонников эвтаназии из других штатов. В начале ноября аналогичный закон чуть было не появился в Новом Южном Уэльсе: за проголосовали 19 депутатов, против — 20. Также стоит упомянуть, что в 2013 году законопроект об эвтаназии отверг парламент Тасмании.

Умереть в один день

Финал этой непридуманной истории можно обозначить заключительными словами из рассказа Александра Грина, ставшими крылатым выражением: «Они жили долго и умерли в один день». 91-летние супруги голландцы Ник и Трис Эльдерхорсты поцеловались на прощание, взялись за руки и покинули этот мир посредством двойной эвтаназии, сообщает нидерландская газета Algemeen Dagblad.

Ник и Трис Эльдерхорст вместе прожили долгую жизнь и вместе из нее ушли

Фото: CEN / Familie Elderhorst

Эльдерхорсты осуществили давнее желание — по словам их дочери, они мечтали умереть вместе. Пара скончалась в окружении родственников в собственном доме в Дидане. В 2012 году Ник перенес инсульт, в связи с чем утратил подвижность и испытывал постоянные боли. Здоровье Трис тоже оставляло желать лучшего. Ей все чаще изменяла память, врачи диагностировали сосудистую деменцию — проще говоря, слабоумие. Трис уже не могла ухаживать за Ником. Несмотря на помощь многочисленных родных и близких, супруги боялись, что, когда один из них умрет, оставшемуся в живых придется провести последние дни в доме для престарелых.

Эльдерхорсты решили прибегнуть к эвтаназии. Добровольный уход из жизни в королевстве разрешен, однако пара была вынуждена отправиться на полгода в клинику Levenseindekliniek («Конец жизни»), где их обследовали две группы врачей.

Медики проверяли, соответствуют ли престарелые супруги требованиям, необходимым для проведения эвтаназии.

«Это уникальное совпадение,— прокомментировал супружескую эвтаназию Дик Боссхер, представитель Нидерландской ассоциации добровольного ухода из жизни.— Они оба получили разрешение на эвтаназию. Такие двойные просьбы удовлетворяются крайне редко».

По своей воле

Голландия — пионер эвтаназии, и ее опыт изучают другие страны, решившиеся встать на этот путь. В 2001 году она приняла закон, разрешающий врачам проводить эвтаназию, то есть активно убивать пациентов, а также помогать в совершении самоубийства, назначая смертельные дозы лекарств. Закон «О прекращении жизни по требованию и о помощи в самоубийстве» вступил в силу 1 апреля 2002 года.

Тема эвтаназии стала одной из самых горячих в Нидерландах в середине 70-х годов прошлого века — после громкого дела врача Гертруды Постма. В 1973 году она после неоднократных просьб безнадежно больной матери сделала той смертельную инъекцию. Постма настояла, чтобы ее судили, и постаралась привлечь к процессу внимание общественности. Наказание было символическим: неделя тюрьмы условно и еще неделя испытательного срока. Кроме того, эксперты по поручению суда представили перечень условий, исходя из которых врач теоретически мог бы совершить эвтаназию.

Над законом об эвтаназии медики и другие заинтересованные лица работали два десятилетия. На рассмотрение в парламент законопроект внесла министр здравоохранения Элс Борст.

Врач должен быть уверен, что пациент принял решение об эвтаназии добровольно и обдуманно, мотивом являются невыносимые страдания и отсутствие надежд на улучшение состояния, при этом больной в полном объеме информируется о перспективах. Врач обязан посоветоваться как минимум с одним коллегой, а тот — тщательно осмотреть пациента и выдать письменное заключение. Больному должно быть не менее 12 лет. Для эвтаназии пациентов в возрасте от 12 до 16 лет требуется согласие родителей.

Для более юных пациентов эвтаназия законом не предусмотрена. Однако медики совместно с прокуратурой разработали так называемый Гронингенский протокол, который содержит критерии, определяющие возможность эвтаназии для детей до 12 лет.

Чаще всего эвтаназия в Нидерландах осуществляется путем внутривенной инъекции тиопентала натрия. Примерно через минуту наступает кома, после чего вводится панкуроний, который вызывает остановку дыхания и смерть. Реже применяется раствор пентобарбитала.

За полтора десятилетия эвтаназия стала в Голландии рядовым явлением. По данным New England Journal of Medicine, в 2015 году доля узаконенных эвтаназий и самоубийств в общей статистике смертей в Нидерландах составила почти 5% — 6091 случай.

В 2017 году этот показатель превысит отметку 7000. Тогда как в 2012-м при помощи медиков добровольно ушли из жизни 4188 голландцев — плюс 67% за последние пять лет. В связи с чем директор упомянутой Levenseindekliniek (единственное в королевстве специализированное медицинское учреждение, обеспечивающее уход из жизни) Стивен Плейтер провозгласил, что

голландцы привыкли к эвтаназии и относятся к ней как к обычной медицинской процедуре.

Резкий рост популярности эвтаназии начался десять лет назад — в 2007 году. По словам профессора Тео Бойера, голландцам словно понадобилось пять лет, чтобы привыкнуть к самой идее организованной смерти.

В 2017 году количество просьб о проведении эвтаназии достигло 18 тыс. с учетом примерно 2500 обращений в Levenseindekliniek (в 2015-м было вдвое меньше — 1234). Кстати, сама процедура в клинике, расположенной в центре Гааги, проводится бесплатно. В 2012-м, в год ее открытия, медики провели 32 эвтаназии, а в 2017-м — около 720. В связи с таким ажиотажем Стивен Плейтер объявил набор персонала — он планирует увеличить его к концу 2018 года вдвое (сейчас в клинике работают 57 врачей и медсестер). Предполагается также новая услуга — эвтаназия на дому.

«Если в отношении эвтаназии и существовало какое-то табу, то оно исчезло,— рассказывает Стивен Плейтер.— Послевоенное поколение обладает более четким и выраженным взглядом на то, какими должны быть последние минуты их жизни. Я полагаю, что количество эвтаназий будет расти и дальше».

«Сейчас пациенты все чаще просят провести эвтаназию, а врачи все чаще их просьбу выполняют»,— говорит один из последовательных сторонников добровольного ухода из жизни, руководитель исследования Агнес ван дер Хейде, профессор Медицинского центра при университете Эразма, Роттердам.

Исследование охватывает период в четверть века. В 1990 году, то есть еще до легализации, на эвтаназию и помощь в самоубийствах пришлось 1,7% смертей в Нидерландах. В 2010-м показатель вырос до 2,8%, в 2015-м — до 4,5%. У подавляющего большинства ушедших из жизни таким способом (92%) были очень серьезные заболевания. Чаще всего (87%) — рак, фатальные проблемы с легкими или сердцем, а также болезни нервной системы. Остальных замучили разнообразные нарушения, порожденные преклонным возрастом. Более трети прибегнувших к эвтаназии были старше 80 лет.

В 2010 году в Голландии была создана инициативная группа «По своей воле», которая принялась собирать подписи под петицией с требованием изменить закон об эвтаназии. По мнению энтузиастов, она должна быть разрешена для всех голландцев старше 75 лет.

Уход или увод?

С эвтаназией человечество знакомо не одну тысячу лет. Само это слово греческого происхождения и означает «благая смерть». У сторонников и противников добровольного безболезненного ухода в мир иной есть сильные аргументы. С одной стороны, эвтаназия обеспечивает возможность выбора и должна быть непременным атрибутом настоящей демократии. Она избавляет человека от невыносимой боли и высвобождает медицинские ресурсы для тех больных, которых можно спасти. Но, с другой стороны, эвтаназия снижает ценность человеческой жизни. Нельзя сбрасывать со счетов и опасность того, что добровольная эвтаназия может незаметно преобразоваться в принудительную.

Древние греки и римляне были большими поклонниками «благой смерти». Они негативно относились к идее поддержания жизни безнадежно больных людей любой ценой и не видели ничего плохого в самоубийстве.

Авторство термина «эвтаназия» приписывается английскому философу Фрэнсису Бэкону.

Эвтаназия была в почете у философов-утопистов. Томас Мор, к примеру, считал, что без нее не может функционировать идеальное общество будущего.

В Средние века отношение к добровольному уходу из жизни изменилось — самоубийцы сделались преступниками. В XIX веке в авангарде движения против эвтаназии оказались Соединенные Штаты. В Нью-Йорке в 1828 году, а затем и в других американских городах и штатах были приняты законы против добровольного ухода из жизни.

Через 100 лет новый разворот. В нацистской Германии принудительная эвтаназия стала частью государственной политики. В 1939 году была принята программа Action T4 по умерщвлению умственно или физически неполноценных детей в возрасте до трех лет. Постепенно в нее начали включать детей и более старшего возраста, а также взрослых. В рамках программы из жизни ушли более 150 тыс. человек.

Фашисты подвергли принудительной эвтаназии тысячи людей

Фото: Getty Images

Одним из главных противников эвтаназии как во времена фашистской Германии, так и сейчас является христианская церковь. Поскольку Бог дал человеку жизнь, утверждают священнослужители, только Он может ее и забрать.

Сейчас в самом разгаре скандал, связанный с эвтаназией в Бельгии, где она разрешена с 2003 года. Папа Франциск, грозя отлучением, потребовал от благотворительного ордена «Братья милосердия» отказаться от намерения проводить эвтаназию в 15 центрах, где содержатся психически нездоровые люди. Однако монахи не подчинились и продолжают в своих центрах оказывать помощь в уходе из жизни.

Католическая церковь не только выступает против эвтаназии, но и отказывается отпевать тех, кто ушел из жизни таким путем

Фото: EPA / Vostock Photo

Ультиматум понтифика раскритиковал экс-президент Евросовета Херман ван Ромпёй, состоящий в попечительском совете «Братьев милосердия». К слову, за год до этого в Бельгии был оштрафован примерно на $6600 дом для престарелых в Диесте: заведение отказало в эвтаназии 74-летней женщине, страдающей от рака легких.

Кроме Нидерландов и Бельгии эвтаназия разрешена в Люксембурге (с 2009 года), Колумбии (с 2015-го) и Канаде (с 2016-го).

В Бельгии динамика эвтаназии напоминает голландскую. В 2015 году, к примеру, была проведена 2021 процедура, а годом раньше — 1924. Председатель комиссии по эвтаназии Вим Дистельманс полагает, что реальное количество может быть больше, поскольку не все случаи эвтаназии попадают в официальную статистику.

Бельгия вырвалась вперед в детской эвтаназии, которая разрешена в королевстве с 2014 года. Первый такой случай был зафиксирован в 2016 году.

В Швейцарии и ряде американских штатов легализована помощь в самоубийстве. В 1997 году Орегон стал первым штатом, разрешившим это медикам: речь шла о пациентах, которым осталось жить не больше шести месяцев. За 20 лет закон «Умереть достойно» (DWD) применялся в Орегоне 1545 раз.

В 2001 году администрация президента Буша-младшего безрезультатно пыталась сделать так, чтобы DWD признали неконституционным. Сейчас схожие законы действуют в Колорадо, Монтане, Калифорнии, Вермонте, Вашингтоне и округе Колумбия.

Билет в один конец

В России, как и в подавляющем большинстве стран, эвтаназия запрещена. Разговоры о ее легализации ведутся давно, но законодатели считают, что наше общество до узаконивания добровольного ухода из жизни пока не доросло. В 90-е годы прошлого века на волне либеральных настроений отношение к эвтаназии было довольно благосклонным. Однако в XXI веке эта тенденция ослабла.

45-я статья закона «Об охране здоровья граждан» запрещает российским врачам «удовлетворять просьбы больного об ускорении его смерти».

Категорически против эвтаназии, которая является в России уголовно наказуемым преступлением, выступает и православная церковь.

Полгода назад у безнадежно больных россиян, желающих уйти из жизни, появилась надежда. Компания «Мегаполис-курорт» предложила туры в Швейцарию с билетом в один конец. Оказалось, однако, что к эвтаназии все это отношения не имеет.

Тем не менее Швейцария уже давно считается центром так называемого суицидального туризма. В 2007 году термин sterbetourismus даже был признан в немецкоговорящих кантонах словом года. Со всех концов континента — но главным образом из Германии, Великобритании и Франции — в Цюрих везут безнадежно больных пациентов.

Швейцарский адвокат Людвиг Минелли, основатель организации Dignitas («Достоинство»), помогает желающим покинуть этот мир уже 30 лет

Фото: Zuma Press / DIOMEDIA

Адвокат Людвиг Минелли основал организацию Dignitas («Достоинство») в 1998 году. С тех пор эта «фабрика смерти», как ее часто называют сами швейцарцы, помогла расстаться с жизнью более чем 2100 больным из разных стран. Услуги она реализует в нескольких квартирах в Цюрихе, а также в деревне Шварценбах недалеко от города. Сотрудники Dignitas могут также выехать на дом к пациенту. Помощь в самоубийстве стоит от €4 тыс. до €7 тыс. В €4 тыс. обойдется обычная эвтаназия, когда клиенту дают раствор пентобарбитала или предлагают уйти в мир иной с помощью полиэтиленовой емкости, наполненной чаще всего гелием. Вторая сумма — цена с учетом похорон.

Пациент должен все сделать самостоятельно, но под присмотром сотрудника Dignitas и родственника, которые официально являются свидетелями. Активная эвтаназия в Швейцарии запрещена, а вот помогать совершить самоубийство можно с 1942 года. От самоубийцы требуется справка врача, подтверждающая, что клиент уходит из жизни добровольно; также необходимо доказательство отсутствия у помощников мотивов финансовой выгоды.

Клиенты швейцарской «клиники самоубийств» заранее оплачивают похоронные расходы

Фото: Reuters

Все попытки противников эвтаназии запретить суицидальный туризм провалились. Так, в мае 2011 года 85% жителей кантона Цюрих высказались на референдуме за легализацию эвтаназии для безнадежно больных швейцарцев и суицидальных туристов из других стран. 78,4% выступили против запрета суицидального туризма в масштабах страны.

Главные ценности

Эвтаназия — предмет горячих споров во всем мире, по ходу которых часто поминают глобальную проблему самоубийств. Согласно докладу Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), самоубийства уносят больше человеческих жизней, нежели военные конфликты и насильственные преступления,— почти 1 млн в год, а попыток суицида фиксируется до 20 млн. В большинстве стран доведение до самоубийства и подстрекательство к нему являются преступлением. А, к примеру, в Индии и Нигерии преступниками считаются и сами самоубийцы.

В некоторых странах, где эвтаназия запрещена, самоубийц считают преступниками

Фото: Reuters

ВОЗ выявила примерно 800 причин самоубийств, при этом почти в половине случаев (41%) причина остается неизвестной. Дальше идут страх наказания — 19%, психические расстройства и депрессии — 18% (среди больных депрессией примерно каждый седьмой совершает самоубийство), проблемы в семье — 18%. Доля физических болезней — 1,2%.

American Journal of Preventive Medicine приводит результаты исследования, предметом которого стали 2674 американца-самоубийцы и 267 400 человек из контрольной группы. Оказалось, что 17 из 19 болезней, обнаружившихся у участников исследования, существенно повышали вероятность самоубийства. Кроме онкологических заболеваний, мигреней и болей в спине до самоубийства, как выяснилось, часто доводят черепно-мозговые травмы.

Скажем, нарушения сна и СПИД увеличивают риск суицида почти вдвое, а последствия черепно-мозговых травм — в девять раз.

Как бы то ни было, количество тех, кто считает, что человек вправе полностью распоряжаться своей жизнью, в частности завершить ее с помощью эвтаназии, растет. Неудивительно, что увеличивается и число стран, где обсуждается возможность легализации добровольного ухода из жизни. Однако движение по этому пути сильно тормозится по причине чрезвычайной сложности и деликатности вопроса.

В мире все больше стран, где характеристики выживания (вроде потребления мяса и овощей) уходят на второй план. Более важными становятся такие понятия, как личное благополучие, автономия, самореализация, то есть ценности самовыражения. Споры об эвтаназии — отражение этого процесса.

В дискуссии об эвтаназии и ее сторонники, и противники кивают на страны Бенилюкса, которые имеют богатый опыт в узаконенной практике добровольного ухода из жизни. Конечно, и в этих сравнительно благополучных маленьких странах можно обнаружить злоупотребления, о которых так любят говорить противники эвтаназии. Например, когда добровольный уход по разным причинам оборачивается уходом принудительным. Однако востребованность эвтаназии там растет — это очевидно.

Динамика эвтаназии после ее легализации в Нидерландах, Бельгии и Люксембурге — основной аргумент сторонников этой системы, делающих вывод о том, что она вполне отвечает этическим нормам современного общества.

Инициатива сейчас на стороне защитников эвтаназии. Стран, которые от обсуждения эвтаназии переходят к практическим действиям по ее легализации, становится все больше. В данный момент такая дискуссия идет в Великобритании, Новой Зеландии, в отдельных штатах Австралии. Конечно, узаконивание этой практики — дело тяжелое, но оно движется.

Активнее в пользу эвтаназии высказываются в развитых странах, где доминируют как раз качественные, а не количественные критерии благополучия, но и там дорога сторонников добровольной смерти не усыпана розами (что хорошо заметно при анализе данных ценностных опросов — Всемирного и Европейского).

Французы выступают за мягкую и достойную смерть, но эвтаназия во Франции пока запрещена

Фото: Corbis via Getty Images

Когда именно произойдет коренной перелом в отношении общества к эвтаназии, судить трудно. Очевидно, что не скоро. Возможно, лишь тогда, когда ослабнет авторитет религии, которая защищает святость жизни и категорически не приемлет любое оправдание самоубийства. Тем не менее соображение, что человек должен обладать правом на смерть наряду с правом на жизнь, свободой слова и вероисповедания, многим сегодня представляется рациональным.

Федеральный конституционный суд Германии 26 февраля постановил, что запрет на эвтаназию на коммерческой основе противоречит Основному закону ФРГ. Судьи в Карлсруэ увидели в нем нарушение прав тяжелобольных людей и докторов. Таким образом эвтаназия на коммерческой основе официально разрешена и в Германии.

В Бельгии закон об эвтаназии вступил в силу почти 20 лет назад. С тех пор бельгийцы имеют право обратиться к врачу с просьбой помочь им добровольно уйти из жизни, например, в случае неизлечимого заболевания. Бельгийский закон об эвтаназии называют самым либеральным в мире, но его принятию предшествовали бурные дискуссии.

После того, как эвтаназия была официально разрешена, отдельные случаи ее применения то и дело становятся предметом судебных разбирательств, и это указывает на необходимость пересмотреть границы дозволенного в случаях, когда речь идет в буквальном смысле о жизни и смерти людей.

Эвтаназия при психических заболеваниях — «серая зона»

Один из самых громких случаев, вызвавший споры в обществе, произошел 10 лет назад. В 2010 году трое врачей помогли уйти из жизни 38-летней Тине Нис, которая долгое время страдала от тяжелого психического заболевания. Она шесть раз пыталась покончить с собой, оказалась в инвалидной коляске, 15 раз проходила лечение в психиатрической больнице и много раз заявляла о том, что хочет уйти из жизни.

Родные Тины Нис обратились в суд

Причиной психического заболевания Нис стали психологические травмы: в детстве она подвергалась сексуальному насилию и жестокому обращению. В конечном итоге ее психиатр решил удовлетворить просьбу пациентки, поскольку ее заболевание было неизлечимым и доставляло ей невыносимые страдания.

В этом случае казалось, согласно бельгийскому законодательству, все критерии к применению эвтаназии были соблюдены. В Бельгии и Нидерландах такая практика помощи при добровольном уходе из жизни разрешена и в случае тяжелых душевных заболеваний. Но история Тине Нис стала предметом судебного разбирательства, поскольку родственники умершей сочли действия врачей неправильными. По их мнению, Тине должны были помочь, не прибегая к эвтаназии.

В конце января 2020 года суд в Генте после длительного процесса признал трех врачей, которым ранее было предъявлено обвинение в убийстве Тине Нис, невиновными. Этот случай показал, что применение эвтаназии в Бельгии при тяжелых психических заболеваниях остается «серой зоной», и врачи могут оказаться на скамье подсудимых.

Число желающих добровольно уйти из жизни растет

С 2018 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) занимается еще одним спорным случаем применения эвтаназии. Суд решает, нарушил ли бельгийский врач право на жизнь пациентки, долгое время страдавшей от сильнейшей депрессии, когда помог ей умереть. Ее сын, обратившийся в ЕСПЧ, сейчас ожидает решения из Страсбурга. В 2015 году судьи ЕСПЧ вынесли решение, согласно которому, человек, страдающий от паралича нижних конечностей и находившийся в коме, имел право на эвтаназию. А сейчас ЕСПЧ должен принять решение, возможно ли ее применение и в случае тяжелых психических заболеваний.

Марике Верворт на Паралимпийских играх 2016 года (фото из архива)

Случаи применения эвтаназии широко не обсуждаются в бельгийском обществе и фактически касаются лишь тех лиц, которые добровольно решают уйти из жизни, и их родственников. Согласно статистике, в 67% случаев использования эвтаназии речь шла об онкобольных, у которых не было шанса на выздоровление; в 19% — о пациентах с множеством различных неизлечимых заболеваний и в 3% — о лицах, страдающих психическими заболеваниями. При этом три четверти пациентов, подвергшихся эвтаназии, были в возрасте от 60 до 90 лет.

Для бельгийских врачей все более сложным является принятие решения об эвтаназии, если пациент страдает от деменции. В 2018 году произошел случай, когда врач помог больному уйти из жизни, опираясь лишь на согласие родственников. Кроме того, согласно статистическим данным, применение эвтаназии постоянно растет. Если после вступления в силу закона официально было зарегистрировано несколько сот случаев в год, то, по последним данным, эта цифра составляет 2300.

История Марике Верворт

5 лет назад в Бельгии разрешили применение эвтаназии в отношении детей. По каждому из таких случаев отдельно решение принимает специальная комиссия. С момента, когда закон вступил в силу, эвтаназия была применена в отношении двух детей и одного неизлечимо больного подростка. Во всех трех случаях пациенты страдали от невыносимых болей. В прошлом году к теме помощи при добровольном уходе из жизни вновь было привлечено общественное внимание в связи с делом бельгийской спортсменки-паралимпийки Марике Верворт.

В подростковом возрасте у Верворт обнаружили неизлечимое прогрессирующее заболевание мышц, из-за которого она более 15 лет была вынуждена передвигаться в инвалидной коляске. Верворт завоевывала золотую, две серебряных и бронзовую медали на двух Паралимпиадах. А в 2016 году она стала спортсменом года в Бельгии.

В 2008 году Верворт подписала все необходимые документы, дав согласие на эвтаназию в том случае, если ее состояние ухудшится до невыносимого. На Паралимпиаде-2016 Верворт стала серебряным призером на дистанции 400 м и бронзовым — на 100 м. Перед началом той Паралимпиады она сообщила в интервью газете The Telegraph, что намерена добровольно уйти из жизни. Но затем заявила, что журналисты неправильно поняли ее слова. 22 октября 2019 года Марике Верворт добровольно ушла из жизни с помощью эвтаназии.

«За» и «против» эвтаназии

Между тем дискуссии об эвтаназии в Бельгии не утихают. Карин Брошье из Европейского института биоэтики — одна из тех, кто выступает против эвтаназии. Она приводит в пример случай, когда врачи применили эвтаназию к пациентке, которая жила в доме престарелых. И это выглядело так, будто врачи зашли слишком далеко, безоговорочно исполнив ее желание. «Эвтаназия — это право каждого человека, но применяемое лишь в исключительных случаях, тогда, когда все другие средства уже не могут помочь», — указывает Брошье.

Профессор-онколог Ян Бернхайм из Свободного университета Брюсселя, в свою очередь, придерживается иного мнения. Он сформулировал определение «интегрированной паллиативной помощи», когда речь идет о том, что эвтаназия может стать частью паллиативной помощи. Таким образом, считает он, «адвокаты, выступающие за легализацию эвтаназии, имеют основания поддерживать паллиативную медицину, а оппоненты не будут долго выступать против эвтаназии».

Смотреть видео 26:25

Внешний контент

передовая статья

Тема самоубийства занимала человечество начиная с Античности. Наиболее известный, наверное, в истории самоубийца – это Сократ. На фото: картина 1787 года «Смерть Сократа» кисти художника Жака-Луи Давида (Jacques Louis David, 1748-1825). akg-images Этот контент был опубликован 11 июля 2016 года — 11:00 11 июля 2016 года — 11:00 Лариса М. Билер

Родилась в 1978 году в Куре, кантон Граубюнден. Изучала германистику, экономику и политологию в Цюрихе. Много лет проработала фрилансером для региональных изданий, в 2013 году стала главным редактором газеты Bündner Tagblatts. С 2016 года возглавляет SWI swissinfo.ch.

Больше информации об авторе | Редколлегия

Лариса М. Билер ( Лариса М. Билер) Доступно на 9 других языках

Неизлечимая болезнь или просто желание покончить, наконец, с утомительной суетой окружающего мира: в рамках ведущихся в Швейцарии дебатов на тему организованного суицида традиционно центральное место занимает такое понятие, как личностный суверенитет. Люди, которые задумываются над опцией добровольного ухода из жизни, хотели бы иметь возможность принимать все свои решения совершенно автономно и самостоятельно.

В рамках ассистированного суицида, признанного и не запрещенного в Швейцарии, последнее слово должно принципиально принадлежать самому пациенту, именно он и только он должен решать, принять ли ему, например, смертельную дозу медикаментов, или нет? Роль же врачей в данном случае должна ограничиваться только помощью и поддержкой, оказываемой в рамках так называемой паллиативной медицины.

Лариса М. Билер, главный редактор портала swissinfo.ch Nikkol Rot

Что касается в целом организованного суицида, то в этой сфере Швейцария принадлежит к одной из самых прогрессивных стран мира. И не случайно поэтому, что она является лидером в области так называемого суицидального туризма, поскольку тут право на самоубийство в старости не регулируется практически никакими юридическими нормами обязательного характера. При этом, однако, не следует думать, что либеральная Швейцария в области добровольного суицида совсем уж не сталкивается ни с какими проблемами.

Напротив, данная тема в Конфедерации является постоянным общественным раздражителем и предметом порой весьма ожесточенных общественных дебатов, в центре которых стоят общечеловеческие ценности политического, религиозного, социального и этического характера. Может ли и должна ли человеческая жизнь ставиться под вопрос в случае наступления чрезвычайной ситуации? Дискуссии на предмет возможного законодательного запрета суицидального туризма разгораются в Швейцарии с настойчивой постоянностью.

С точки зрения таких организаций ассистированного суицида, как «Dignitas» или «Exit», возможность получения человеком «поддержки при суициде» является его неотъемлемым правом. Человек должен быть в состоянии получить такую помощь, если он твердо приходит к выводу о том, что силы его на исходе и бороться со смертью (или жизнью) он больше не может.

Высшим судией в этом смысле остается воля пациента. Желание умереть следует воспринимать с уважением, без какого-либо морализаторского осуждения. Недавно в Швейцарии большого медийного шума наделал случай политика из кантона Гларус Виса Дженни (This Jenny), который принял решение лечь в клинику и прибегнуть к помощи ассистированного суицида. Однако, как бы там ни шумели СМИ, многое на их страницах выглядит порой слишком уж плоско и упрощенно, мол, личность, которая принимает такое решение, должна, как видно, обладать какими-то сверхъестественными качествами, гвозди бы делать из таких людей, способных принимать столь трагические решения и потом твердо идти по избранному пути — до самого конца.

Оттенки и интонации могут меняться, но, как правило, добровольный уход из жизни заметной, общественно значимой фигуры, описывается в средствах массовой информации именно в таком ключе. Возможность с достоинством, не испытывая презрения или гнева общества, принять решение об уходе из жизни, шанс на поддержку со стороны специалистов из области паллиативной медицины — все это представляется в СМИ в качестве некоего великого достижения, какой-то сенсации. И Швейцария является в этом контексте, якобы, самой настоящей Меккой добровольного суицида.

Как в Швейцарии регулируется ассистированное самоубийство?

Все зависит от правовой ситуации в данном кантоне. Тенденция, однако, очевидна: все больше клиник и домов престарелых предлагают услуги медицинского сопровождения сознательного ухода из жизни людей, твердо решивших покончить с собой.

Так, в 2014 году швейцарская организация ассистированного самоубийства Exit провела 583 суицидов, из них 60 состоялись на базе домов престарелых. В Базеле дома престарелых имеют право самостоятельно решать, оказывают ли они услуги по ассистированному самоубийству, или нет.

А вот в католическом швейцарском кантоне Вале такие организации, как Exit, изначально не имели, и не имеют до сих пор права появляться на территории домов престарелых. В клиниках же Цюриха и домах престарелых Лозанны такая опция существует.

End of insertion

Однако если посмотреть на то, какая работа проводится сейчас в Швейцарии в рамках вышеупомянутой паллиативной медицины, цель которой — снять с проблематики добровольного ухода завесу запретного табу, сделать ее как можно более прозрачной, доступной для общества и для общественно значимых дебатов, то можно понять, что на деле все выглядит не столь уж гламурно. Возникают тысячи и тысячи вопросов, например, есть ли какие-то альтернативы суициду, с учетом того, что добровольный уход из жизни может стать для родственников ушедшего непосильной моральной ношей? Какой путь в какой ситуации следует предпочесть — и почему?

Воля клиента — превыше всего, но одновременно не следует забывать, что эта воля должна быть выражена абсолютно точно и четко, без каких-либо интерпретаций и разночтений. А вот как раз это случается не везде и не всегда. Опыт показывает — степень желания смерти, как правило, обратно пропорциональна степени запущенности болезни. Снижается желание уйти из жизни и в результате активной просветительской работы с пациентом — чем больше знаний, тем, вопреки поговорке, менее печалей! А это означает, что в момент наибольшей слабости пациент не должен оставаться один. Об этом говорит и, в частности, теолог и пастор из Швейцарии Сюзанна Майер Кунц (Susanna Meyer Kunz) в интервью газете «Bündner Tagblatt». Поддержка, оказанная в трудную минуту пациенту, по ее словам, может стать причиной самых неожиданных событий. Желание смерти может пропасть, на его место могут заступить просветление, примирение, страх может уйти, ужас — исчезнуть!

Нередко человек «устает» от жизни, постепенно, особенно находясь в продвинутом возрасте, он начинает ощущать, что «наелся» ею досыта. Совершенно иначе случается с неизлечимо больными людьми. Для них трагический диагноз нередко превращается в своего рода гром среди ясного неба! Вопрос о том, как и в каком состоянии мне придется завершить свою жизнь, ставится вдруг перед ними в прямом смысле ребром. На волю пациента в этот момент оказывается воздействие с самых разных сторон — это может быть мнение посторонних людей, это могут быть ценности его собственной религии, это может быть, в конце концов, просто страх. В такой ситуации задача точно «расшифровать» волю пациента становится сложнейшим ребусом, и ответ на самый основной вопрос — жить или не жить? — может быть решающим для определения дальнейшей судьбы данного человека.

Паллиативная медицина не панацея, однако в просвещенном обществе она может стать инструментом прозрачного и ясного поиска ответов на вопросы, неизбежно возникающие в такой нелегкой сфере, как смерть и отношение к ней человека и общества. Социум имеет право вести дискуссию на данную тему — и в точно такой же степени человек имеет право на самостоятельный выбор своей собственной судьбы. Медицинская «поддержка акта суицида» обладает сейчас в Швейцарии позитивным имиджем — может быть даже слишком позитивным. Наверное, человек, особенно в момент его наибольшей слабости и осознания своей полной зависимости от окружающих, имеет право знать о том, что есть на этом свете, помимо пресловутого «глотка цикуты», куда более гуманные способы распрощаться с этим светом, и что одна лишь свобода автономной воли — это еще далеко не всё! Он имеет право задуматься над простым вопросом, а именно, неужели же идеальное воплощение свободы воли — это всего лишь самоубийство? В Швейцарии этот вопрос пора поставить со всей откровенностью, и уж конечно же упомянутая «поддержка акта суицида» не должна стать привычным средством медицинского вмешательства, наряду с аспирином!

А каково Ваше мнение? Является ли право на добровольный уход из жизни «правом человека»? Или же автономия личности должна иметь четко очерченные границы? Мы ждем ваших комментариев!

Ассистированное самоубийство — что говорит закон?

С юридической точки зрения законодательство Швейцарии различает:

— «пассивную помощь при самоубийстве» («passive Sterbehilfe»), в рамках которой врачи прекращают оказывать неизлечимо больному какую-либо помощь и просто сопровождают его методами паллиативной медицины на пути к смерти;

— «непрямую помощь при самоубийстве» («indirekte Sterbehilfe»), в рамках которой врачи, например, купируют болевые синдромы больных при помощи сильных доз опиатов и других аналогичных средств;

— «поддержку акта суицида» («Beihilfe zur Selbsttötung» / «assistierter Suizid»), когда врач активно помогает пациенту уйти из жизни, и, наконец,

— «активную помощь при суициде» («aktive Sterbehilfe»), когда врач, например, специальной инъекцией фактически убивает пациента по его желанию.

Законом в Швейцарии запрещена только «активная помощь», все остальные виды ассистированного суицида в Конфедерации не запрещены.

Печальная статистика констатирует, что в последнее время в нашем районе наблюдается тревожная тенденция: повышается количество совершения самовольных уходов несовершеннолетними из дома, учреждений и организаций для детей-сирот, образовательных учреждений.

Безнадзорность ребенка или его самовольный уход из дома либо социозащитного учреждения является самой распространенной причиной совершения преступлений и правонарушений несовершеннолетними или в отношении несовершеннолетних.

Обычно граждане думают, что дети уходят из неблагополучных семей, где родители постоянно злоупотребляют алкогольными напитками, воспитанием своих детей не занимаются, что детям, и физически и морально тяжело находиться в такой семье. Однако практика показывает, что подростки уходят из разных семей — и неблагополучных и вполне обычных и даже обеспеченных. Если в первом случае понятно, почему несовершеннолетние бегут их дома, где зачастую родители имеют асоциальный образ жизни, где дети предоставлены сами себе и привыкли вести бесконтрольный образ жизни. То в благополучных семьях, ситуация другая: очень часто родители в таких семьях заявляют, что вынуждены много работать, чтобы обеспечить своему чаду достаток и комфорт, на духовное же воспитание ребенка времени часто не остается. Дети быстро привыкают к тому, что мать или отец, вкусно накормив, купив новую вещь, не будут интересоваться, что по телевизору они посмотрят, на какие интернет сайты зайдет, с кем пойдет гулять.

Причиной совершения самовольного ухода ребенком из семьи чаще всего бывает:

— семейное неблагополучие, неустроенный быт;

— конфликтные ситуации в семье либо в образовательном учреждении, при которых, поддаваясь эмоциям, ребенок стремится уйти от проблем, не понимая, что вместо решения проблемы порождает массу других;

— занятость законных представителей, и, как следствие, ослабление контроля за времяпрепровождением детей и ослабление доверительных внутрисемейных отношений;

— неорганизованность занятости несовершеннолетних;

— самоутверждение подростков, а также стремление выйти из под контроля законных представителей и жить самостоятельно.

Что же касается причин совершения самовольных уходов детей из государственных учреждений то, как правило, это желание несовершеннолетних проживать с родственниками, иметь больше свободного времени, не соблюдать режим данного учреждения.

Последствия самовольных уходов:

— применение к несовершеннолетним мер профилактического характера и мер воздействия в соответствии с законодательством России, а в некоторых случаях и постановка на профилактический учет в подразделения по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Российской Федерации;

— привлечение законных представителей к административной ответственности в соответствии с положениями ст. 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в случае ненадлежащего исполнения родительских обязанностей по воспитанию и содержанию детей, а также несвоевременного обращения в полицию с заявлением о розыске несовершеннолетних;

— отсутствие доверия со стороны взрослых лиц, более строгое отношение к подросткам;

— вовлечение в антиобщественную и асоциальную среду, склоняющую к совершению несовершеннолетними правонарушений;

— можно стать жертвой противоправных посягательств.

Для оказания помощи детям, имеющим попытки самовольных уходов и склонность к суицидальному поведению необходимо привлекать школьных психологов, классных руководителей, социальных педагогов и проводить семейную терапию. Этой же цели служит «телефон доверия» 8-800-2000-122 или 8 (812) 576-10-10.

Уважаемые родители!

Чтобы избежать ненужных конфликтов и ухода детей из дома, старайтесь соблюдать следующие правила:

1. не давайте подростку чрезмерных нагрузок, когда у него не остается времени даже для того, чтобы погулять во дворе. Не забывайте — он еще ребенок;

2. если кто-то жалуется на поведение вашего ребенка, не спешите сразу его наказывать, выясните мотивы его поступков;

3. выбирайте меру наказания, соразмерного поступку. Не наказывайте несовершеннголетнего из-за того, что у Вас плохое настроение или «для профилактики»;

4. будьте внимательны и справедливы к своим детям, не самоустраняйтесь от совместного решения их проблем.

Если Вы столкнулись с ситуацией, когда Ваш ребенок бежит из дома, или у Вас с ним пропало взаимопонимание, не спешите винить в этом друзей подростка, школу, улицу. Все начинается с семьи! Поведение ребенка является зеркальным отражением ситуации в семье. Найдите общее занятие, стремитесь проводить с ребенком больше времени, интересуйтесь им, старайтесь жить его жизнью.

Уважаемые жители района!

Если на улице Вы столкнулись с чужим беспризорным ребенком не проходите мимо, не отворачивайтесь, делая вид, что не замечаете его. Постарайтесь помочь этому ребенку.

Попытайтесь заговорить с ним, обратив внимание на его внешний вид, состояние здоровья, попробуйте выяснить, где он живет, кто его родители, почему он оказался один на улице!

В случае выявления беспризорного ребенка или совершения несовершеннолетним самовольного ухода незамедлительно обратитесь в дежурную часть ближайшего отдела полиции.

Контактные данные отделов полиции УМВД России по Кировскому району г. СПб:

Дежурная часть УМВД России по Кировскому району г. СПб расположена по адресу: г. СПб, пр. Стачек, д.18, телефон: 573-13-10;

Информация: КДНиЗП совместно с ПДН УМВД России по Кировскому району Санкт-Петербурга

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *