Догмат о боговоплощении

В дни, когда свершается празднование великого юбилея 2000-летия Рождества Христова и на благословенной Самарской Земле открывается форум тружеников святого дела христианского просвещения, посвященный этому великому в истории человечества событию, я рад сердечно приветствовать вас, дорогие во Христе отцы, братия и сестры, всем хорошо известными, но никогда не стареющими в сознании христиан словами: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение».
Каждый год мы их слышим в храме в установленное церковью время, но в эти дни торжеств, посвященных Великому юбилею, с особой силой ударяют они в слух и совесть человеческую, заставляют по особому оценить прожитое и постичь глубину милосердия Божия по отношению к человечеству. Драматический ХХ-й век заставил нас вновь и вновь увидеть, насколько хрупок наш земной мир, и только милосердием Божиим продолжает он существовать, несмотря на войны, катаклизмы, великие человеческие страдания. Празднуя Юбилей, проводя настоящую конференцию, мы не просто преисполняемся радости о Господе, не просто работаем Богу, мы оцениваем ход истории, размышляем о смысле Бытия. И размышления эти приводят нас к осмыслению и пониманию великой тайны завершающего века, тайны Боговоплощения.
Вот уже две тысячи лет прошло с того момента, как совершилось Боговоплощение, как открылась тайна Богочеловечества. Но, несмотря на такой огромный по человеческим меркам отрезок времени, как мало люди вдумывались в эту тайну, как мало проникали в глубокое, неизмеримое значение ея в жизни современной человеческой цивилизации. А между тем, исполнение ея явилось гранью двух миров — древнего и нового; со времени Боговоплощения история человечества, как бы от поворотного пункта, движется по совершенно иному руслу.
С тех пор как помнит себя человек, на всех ступенях развития, во всех пережитых формах жизни своей, он стремился в мысли, в чувствах, в образе приблизить и исповедать великое таинство Богочеловечества. Только при свете этой мысли становятся понятны все проявления духовной жизни древнего человечества: величественные храмы, безчисленные жертвы, высокая напряженность религиозных интересов, которая сквозит в каждой строчке завещанных нам седой стариной памятниках письменности, сказания о постоянных сошествиях Божества на землю и т. д. Человек никогда за две тысячи лет не удовлетворялся одною только плотскою жизнью, он мучительно искал приближения к Божественному началу и соединения с Ним. Без этого соединения и в древности, и в средневековье, и в наше время научно-технического прогресса человек не представлял и не представляет возможности осмысленного существования. Не только в сфере религии проявлялись эти духовные искания: им служила философия, литература, народный фольклор, мифология — все сферы жизни человеческой.
Только этим внутренним подготовлением можно объяснить себе, что христианство, в конце концов, несмотря на жесточайшие гонения прошлых веков и нынешнего XX века, было принято лучшими людьми и народами мира:
оно отвечало тайным запросам человеческой души, которая по природе -христианка. Да и что могло удовлетворить жаждущее знаний и истины человечество без Богообщения.

Философия, вследствие противоречивых выводов, пришла в древнем мире в конце концов к мрачному сомнению во всем, этой страшной попытке духа человеческого на самоубийство; на Западе внешнее устроение жизни на основе права вылилось в форму государства Римского, все победившего и все подавившего. Но что же дальше? И к чему все это? Вот роковые вопросы, без ответа на которые теряла смысл языческая государственность, теряла смысл и жизнь, и вся история человеческая.
При всех достижениях тогдашнего человечества жизнь его была как бы без души, ибо в жизни той отсутствовало нравственное начало. Но вот совершилось засвидетельствованное в Евангелии св. Апостолом Иоанном таинство Боговоплощения: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин. 1, 14).
Отныне в лице Богочеловека-Христа соединилось навеки Божественное начало с человеческим. Тайна эта приемлется верою, хотя не противоречит и разуму. Но раз воспринятая, она совершенно преобразует жизнь людей: ибо, как бы по образу и подобию Богочеловека, создается среди людей богочеловеческое общество.
Жизнь такого общества представляет свободное согласование Божественного и человеческого начала. Отныне благородные усилия человеческой мысли и искания истины, возвышенные запросы совести и искания пути жизни, святая и неистребимая в человеке жажда вечности — все это находит ответ в Том, о Ком сказано: «Когда Слово плоть бысть, и вселися в ны» (Ин. 1, 1). Своим Воплощением все человеческое Бог признал не чуждым Себе, но и людей обязал все Божественное во Христе считать не чуждым себе. Люди стали призванными в единство вечной Божественной жизни как дети Бога, как Его друзья.
Так, своим Рождеством, своим вочеловечением Христос возродил человечество, проникая не только в личные, но и в общественные отношения. Богочеловек ничто истинно-человеческое не подавил своим Божеством, напротив, человеческое получило высший смысл и высшее освящение в Божественном начале.
Теперь и государство, как высшая из форм общественной жизни, становится христианским и находит для себя истинную цель и смысл существования: оно служит Царству Божию, оно не может отказаться от нравственных задач. «В христианском государстве, — пишет один из известных русских мыслителей 20-го века Владимир Соловьев, — находится все то, что было в государстве языческом, но все это получает иное значение, обновляется в духе истины. Есть в христианском государстве господство, но господство не во имя своей силы, а во имя общего блага и согласно указаниям церковного учения. Есть в христианском государстве подчинение, но не из рабского страха, а по совести и добровольно, ради того общего дела, которому одинаково служат и повелители, и подданные.
Есть в христианском государстве закон, но не в смысле простого узаконения действительных отношений, а в смысле их исправления по идеям высшей правды.
Есть в христианском государстве верховная власть, но не как обоготворение человеческого произвола, а как особое служение воле Божией. Представитель власти в христианском государстве не есть только обладатель всех прав, как языческий кесарь, — он, главным образом, есть носитель всех обязанностей христианского общества по отношению к делу Божию на земле». С этой точки зрения вполне объяснимо и понятно нынешнее понимание христианами 20-го века существа верховной власти. Христианин смотрит на верховную государственную власть как на проявление воли Божией в человеческом обществе, но не как на проявление не существующей в действительности народной воли.
«Государство до пришествия Спасителя в мир было все, но, как самодовлеющее над личностью, оно было бессмысленно, христианство возвысилось над государством и этим дало ему смысл и значение», — писал в свое время великий учитель Церкви св. Иоанн Златоуст.
И то, что было сказано отцами Церкви о государстве, можно вполне применить и к обществу. Ибо цивилизованное высоконравственное общество в нашем понимании впервые и было создано христианством. Потому что государство в христианстве одухотворялось через служение высшим религиозным интересам и притом через свободное служение, а благодаря этому было уничтожено рабство и угнетение, силы общества становились свободными и стремились к воплощению в своей жизни не внешних целей царства человеческого, а внутреннего соучастия в Царстве Божием. Так созидалось богочеловеческое общество. Задачей его жизни стало свободное воплощение Божественного начала, ибо Христа — Богочеловека нужно принять и внешним и внутренним образом. Это внутреннее принятие Христа, это свободное усвоение Его Евангелия, — а иным оно быть не может, ибо все принудительное и внешнее не может быть названо нравственным, -требует постепенности и времени.
И истинная слава Истинному Богу на небе и мир на земле — мирное сближение народов и благоволение в человеках — устроение общественных отношений по христианскому идеалу — все это воплощается в истории постепенно, как результат, с одной стороны, Божественного воспитания и руководительства, с другой стороны, свободного стремления и деятельности всех сил и способностей человеческой души. То, что сделано, ручается за то, что будет сделано. А в смысле прояснения религиозных стремлений, в смысле очищения и облагорожения человеческих отношений христианством сделано так много, что в этом не может сомневаться ни один самый озлобленный враг христианства.
Наш русский народ, создавший общественную и государственную жизнь под влиянием Божественного Слова, пришедши к Слову-Богу из первобытного язычества, наглядно убедился в том, как христианство укрощало зверя в человеке, как оно смягчало нравы, прививало новые понятия. И сегодня, на пороге нового тысячелетия, как никогда важно осознание глубокой связи человека и человечества с их Творцом и Искупителем. Ведь любое отступление от Бога порождает омертвение душ человеческих, победу зла над добрым началом человека и стремление последнего к самоуничтожению.
Человечество XX века, провозгласив себя властелином вселенной, на деле оказалось неспособным без Бога совладать со своими собственными
низменными страстями, противостоять нравственным искушениям и испытаниям. Наряду с могуществом и силой, полученными от Творца, человек второго тысячелетия проявил поразительную немощь перед грехом и злой волей демонических адских сил. Никогда еще народы в своей гордыне научно-техническими достижениями так далеко не удалялись от Бога. Но даже и эти многочисленные отступления служат своеобразной поддержкой христианства, ибо в них можно увидеть, какой ужас ожидает человечество без Божией любви и благодати.
По слову святителя Афанасия Великого, «главное в деле спасения человека -соединение последнего с Богом и его обожение. Божие Слово вочеловечилось, чтобы мы обожились. Ибо Слово есть Бог — и человек, соединяясь с ним, обожествляется, причем не вообще человек, но каждый индивидуум, ибо Христос Господь был и остается во всем, кроме греха, нам подобным. Он наш сотелесник. Он подлинно самый любящий всех людей Брат и Друг. А так как Он и возлюбленный Сын Отца Небесного, то велико Его ходатайство о нас, действенная помощь всем, стремящимся к нему с чистым сердцем». Православие никогда не ставило научные теории вровень с догматами веры. Оно отчетливо разделяет абсолютность Богооткровенных истин и неизбежную относительность человеческого знания со всеми его выводами и предположениями. Разные науки могут до некоторой степени приблизиться к пониманию происхождения и развития мира. Однако история подтверждает, что даже самое прочное обоснование научных законов не гарантирует смены одних знаний другими, более совершенными. Дивен и чудесен мир Божий, даже в нынешнем расстроенном своем состоянии. «Вся премудростию сотворил еси», — восклицал пророк и псалмопевец царь Давид. Изучение устройства тварного мира еще в глубокой древности вело людей к естественному богословию, к прославлению Творца и познанию Его воли. Недаром многие ученые, исследователи и естествоиспытатели обратились к вере. Но никакое приближение к истине Божией не в состоянии заменить саму Истину, открытую людям в Боговоплощении. Для христианина постижение истины — не игра любопытствующего ума, а смысл жизни, т. к. истина неразрывна с добром и красотой.
Таинственный рубеж тысячелетий и Юбилей Боговоплощения напоминают нам: подлинная тайна свободы, тайна науки, тайна культуры — во Христе, Сыне и Слове Божием, Искупителе и Спасителе мира. Постижение этой тайны возможно для человека, но немыслимо без Церкви Божией, вне ее. В ней -светоч Православной веры, истинной и неповрежденной. Православие было, есть, всегда будет великой духовной традицией и потому не может быть сведено к сектантской узости и самозамкнутости. Оно не может остаться собою, если утратит свою вселенскую полноту, широту, благожелательность и открытость всем людям, преображающую силу, данную апостолам по благодати Святаго Духа. И сейчас Божественное слово, благое и зиждительное, ежедневно открывает Себя … во всем, ибо Им все стоит и живет. А в нем и чрез него являет Отец и Себя Самого, как говорит Спаситель: «Аз во Отце, и Отец во мне есть» (Ин. 14, 10). Это Слово пришло в мир, чтобы, воплотившись в человеческое естество, обновить и воссоздать созданного по Образу Божию человека. Оно пришло, чтобы нести нам снова познание Бога. Оно пришло исторгнуть грех с корнем и, таким образом, разрушив дела диавола, совершенно освободить нас от его власти. Слово пришло, чтобы
снова вселить в нас надежду на Бога, чтобы примирить нас, усыновить, обожить и соединить со Святым Духом и теснее соединить людей между собой. И наша с вами миссия — миссия духовного, просветительского, образовательного служения обществу и человечеству, как нельзя лучше должна воплотить в реальной жизни идею Бога — Слова, идею добра, красоты и созидания.
Уважаемые участники конференции! С приходом в мир Господа нашего Иисуса Христа пошел счет «последним дням», нам не следует забывать, что история человечества не безцельна: она направлена к пределу, где совершится тайна последнего откровения Бога человечеству, и после сего «времени уже не будет».
И я желаю каждому из вас до сей поры правильно распорядиться дарами, полученными от Господа, дабы не погубить напрасно своих талантов. Люди, даже самые положительные, склонны забывать о Боге, но Он Своей властию напоминает о Себе. Вот и этот 2-тысячелетний рубеж есть своего рода напоминание всем нам. Это напоминание о свершившемся ради нас Боговоплощении, которое ввело нас в новый век, бодрит наши умы, властно ударяет в совесть и вызывает на безкорыстную и непрестанную работу все лучшие и благороднейшие силы современного человечества. Не жалкое отчаяние, не безсмысленные попытки заменить евангельские начала иными, вроде справедливости и равенства, которые хотел бы утвердить недавно канувший в небытие общественный строй на месте христианской любви и милосердия, не безумно жестокое учение о сверхчеловеке и переоценке исконно русских нравственных ценностей, и не современные увлечения пресловутым «правовым строем» — не это спасет Россию и человечество и выведет его на путь «обновленной» и просветленной жизни. Путь этот указан в Боговоплощении и в идеале богочеловечной жизни. Боговоплощение — основа дальнейшего развития нашей цивилизации, оно вводит нас в новую эру. Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий 02.06.2000

Боговоплощение как основа спасения

Догмат о воплощении Сына Божия составляет основу и сущность христианства. Это — камень, лежащий во главе угла христианской религии (Мф. 21,42–44). На вере в Боговоплощение зиждется все мировоззрение христианства, вся его духовная жизнь, все его чаяния и упования, его спасение. «Аз есмь Путь, Истина и Живот, — учил Христос Спаситель— Никто же приидет ко Отцу, токмо Мною» (Ин. 14, 6).

Вместе с этим догмат Боговоплощения есть догмат таинственнейший. «Велия есть благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3,16), то есть настолько великая и глубокая, что превосходит разумение не только человеческое, но и ангельское. Боговоплощение, «можно гадать, нужно было по целям, для коих дано бытие миру и к коим он непостижимыми для нас путями ведется. Но и это все — дело благоизволения Божия» .

Воплощение Бога Слова со стороны Триипостасного Божества, устрояющего наше спасение, есть бездна милосердия Его к нам, проявление беспредельной благости и Божественной любви к роду человеческому. «Движимый любовью, Господь, — учит епископ Феофан Затворник, — не терпя, чтоб любимое Его творение — человек — погибал в сем бедственном положении, благоволил низойти на землю, принять на Себя человеческое естество, страданием и смертью удовлетворить правде Божией и, по воскресении, вознестись на небо и, седши одесную Бога и Отца, снова открыть человеку свободный доступ к живому богообщению» .

Род человеческий через падение прародителей потерял общение с Богом, «стал виновным пред Богом» , подвергся проклятию Божию, расстроился в самом себе и попал под власть диавола. «Люди, во Адаме, отпали от Бога, в Коем их живот, — отпали и погрязли в область смерти» . Чтобы спасти человека, надо было восстановить живой союз его с Богом, Который является источником вечного блаженства. Восстановить этот союз люди не могли собственными силами, потому что не были способны очиститься от грехов. Никто не мог осуществить обновление человека, кроме Самого Бога, потому что никакое тварное существо не обладает властью и возможностью оправдания грешника и устранения всех следствий греха. Тяжесть грехов всего человечества и ответственность за них так велики, что никакое тварное существо не могло вынести полного и достаточного за них наказания, равно как и заменить всеобщее непослушание Богу своим послушанием.

Спасти падшего человека, воссоздать его и очистить не мог даже пикто из Ангелов, поскольку и ангельское могущество ограничено. Это мог сделать только Тот, Кто создал человека вначале. «Затем и воплотился Единородный Сын Божий и Бог, что премудрость Божия не находила иного удобнейшего способа к нашему спасению» .

Для восстановления общения между Богом и людьми необходим был посредник, и притом такой, который был бы в сродстве с Богом и людьми. Таким посредником стал Господь Иисус Христос. Сын Божий воплотился, чтобы примирить человека с Богом, воспринял чистую человеческую природу в единстве Своей Божественной Ипостаси. В Боговоплощении положено начало и основание примирения с Богом. «Бог Слово восприемлет человечество, чтоб опять воссоединить его с Богом» .

Как ни глубоко повредил грех природу человека, но в ней сохранились остатки добра. Хотя через грехопадение человек исказил в себе образ Божий, обусловливающий в нас наличие религиозной жизни, но не изгладил, не уничтожил его в себе и, таким образом, не потерял способности к воссоединению с Богом без нарушения личной свободы. «По падении человек остался человеком, — пишет святитель Феофан, — назначение его и цель есть тоже богообщение» . Остатки добра в человеке и делали возможным его спасение.

Чтобы спасти человека, необходимо было снять с него клятву за грехопадение, «оправдать его пред Богом, явить его праведным пред Лицем Его беспредельного правосудия, примирить с Ним» . Но для того, чтобы снять осуждение с людей, надо было загладить не только грех одного праотца, но и грехи всего рода человеческого — от Адама до конца веков.

Для достижения истинной цели своего бытия — воссоединения с Богом — человеку необходимо было восстановить образ Божий, устранить грех и его последствия в своем существе и природе внешней. Но для оправдания человека было недостаточно только снятия с него виновности за грех. Полное оправдание или «полное удовлетворение правды Божией состоит не в принесении только умилостивительной жертвы за грех, но и в обогащении милуемого делами правды, чтобы ими наполнить время жизни, проведенное в грехе и по помиловании оставшееся пустым» , чтобы вся земная жизнь человека была не только безгрешной, но и вся, во всех своих моментах полна добрых дел или плодов правды.

«Спрашивается теперь, как же и чем восполнить сей недостаток добра в жизни грешника? — задает вопрос преосвященный Феофан и отвечает: — очевидно, что сам человек сделать сего не может» , потому что если после покаяния перестанет он грешить и начнет делать одни добрые дела, то «что бы он в сем роде ни делал, будет делать лишь то, что для него обязательно делать в то время, когда делает, и чем потому нельзя восполнять прошедших опущений» .

С другой стороны, так как дела эти должны иметь вечное и беспредельное значение, потому что в них имеют нужду все люди, всех времен и мест, то и богатство их должно быть столь велико, чтобы могло удовлетворить всех, и сила их должна простираться на все времена и на все человечество. Но значение дел и сила всякого тварного существа не могут простираться далее пределов его естества, и никак не могут обнять все человечество.

Восполнение недостатка должных дел возможно для человека «только через усвоение ему таких дел чужих или дел другого лица» |Там же], которое восприимет на себя человеческое естество и, сочетав его со своею личностью, его силами будет творить дела человеческие, не будучи обязано творить их по своему естеству чтобы, имея их в себе свободным богатством, иметь власть обогащать других.

По словам епископа Феофана, никакая тварь не может «восприять другое естество и творить дела его силами, необязательными для него самого» , ибо всякая тварь имеет свое назначение и свой круг дел, которыми должны исполняться все моменты ее бытия и жизни. Поэтому она не имеет времени делать дела за других и для других. Ни одна тварь не свободна от закона. «Все заняты своими делами и не могут делать таких дел, которые бы могли быть передаваемы или усвояемы другими» . Ни Ангелы, ни Архангелы, ни иная какая тварь не может исполнять лого для нас, это возможно только «при ипостасном соединении Божества с человечеством в одном лице, или при воплощении Бога» .

Для спасения человека недостаточно только оправдать его пред Богом, надо еще совершенно переродить его, дать ему новую жизнь, истребить в нем начало жизни, достойной осуждения, направить его на стезю новой жизни. «Если б мы и получили какимлибо образом прощение и помилование, — наставляет епископ Феофан, — но остались не обновленными, никакой от того не получили бы пользы; потому что без обновления мы непрестанно пребывали бы в греховном настроении и непрестанно источали бы из себя грех, а через грехи снова подвергались бы осуждению и немилости, или все оставались бы в том же пагубном состоянии» .

Для обновления поврежденного в самом корне тела человека надо было извне влить в него начало истинной жизни. Необходимо было древо человечества привить от другого, полного здравой жизни, древа, чтобы оно, под действием живительных соков последнего, переродилось внутри и начало давать новые живые отростки.

Чтобы духовно возродить род человеческий, необходимо было восстать новой главе человечества, новому родоначальнику — новому Адаму, от которого все ищущие спасения черпали бы новую жизнь и в союзе с ним составили новое тело человечества, полное истинной, благодатной жизни.

Новый родоначальник человеческого рода должен был не только возрождать людей к новой жизни, но и соединять всех и между собою, и с Ним, чтобы все, живя единой жизнью и под единой главою, составляли единое живое тело. Поэтому человеческое естество в этом родоначальнике должно принадлежать «иному лицу, всюду сущему, все содержащему и вечному, чтобы соединять в себе людей всех времен и мест, блюсти их и направлять к последнему концу» .

Новый родоначальник должен был быть человеком, чтобы даровать нам человеческую жизнь, и должен был быть Богом, чтобы «порождая новое человечество, не истощаться, а пребывать всегда полным, дабы не отрождать только новых членов, но отродивши всех, живить в их пребывании временном и вечном» .

Таким образом, ни оправдание человека, ни дарование ему новой жизни не могло совершиться иначе, как действием и силой воплощенного Бога. «Бог приемлет человеческое естество в Свою личность и, облекшись в него, сообщает ему присноживую неистощимую полноту» .

Целью воплощения Сына Божия требовалось принятие Им полного и совершенного человечества. Свое служение как Ходатая или Посредника между Богом и людьми Христос мог совершить не иначе, как сделавшись истинным человеком. «Господь Иисус Христос в Своем Лице явил естество наше безгрешным, чистым и совершенным» с его немощами, кроме греха.

Хотя воплотившийся Бог Слово и во всем подобен нам по сущности воспринятой Им от Пресвятой Девы Марии человеческой природы, однако образ Его земного происхождения иной. Христос Спаситель есть Единородный Сын Божий, и Его рождение на земле превышало законы тварного мира, ибо Он родился от Пресвятой Девы по наитию Святого Духа. «Непостижимо — великое дело воплощения, сила которого простирается на всю вечность, прикрыто отовсюду глубоким самоуничижением и смирением и совершилось в смиренной хижине древоделателя, в городе, от которого никто не чаял ничего доброго» . «Веруем, — учат восточные патриархи, — что Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, восприял на Себя в Собственной Ипостаси плоть человеческую, зачатую во утробе Девы Марии от Святого Духа, и вочеловечился» .

Исповедуя в Иисусе Христе два естества — Божеское и человеческое, Церковь вместе с тем исповедует, что в Нем — одно Лицо, то есть человеческое естество воспринято в Ипостась Бога Слова. Божество и человечество и по соединении их в едином Лице воплотившегося Бога Слова не перестают быть двумя различными сстествами. В Лице Его человечество воссоединено с Божеством ипостасно, как невозможно ему быть соединенным ни в ком другом. Церковь учит, что два естества в Иисусе Христе соединены неслитно, неизменно, нераздельно и неразлучно» .

Рождество Христово явилось величайшим событием в истории человечества и судьбах мира. «В час события Рождества Христова все небо подвиглось изумлением и радованием, видя начало исполнения предвечных предначертаний, подготовленное откровениями, учреждениями: прообразами, явлениями, пророчествами» .

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Пришествие Христа

Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены (Гал 4,4). Слово стало плотию и обитало c нами (Ин 1,14). Боговоплощение есть великое чудо, отличающее христианство от других религий.

Причины Боговоплощения содержатся в Апостольском Символе веры: «Нас ради, людей, и ради нашего спасения сошел с Небес». Слово стало плотию, чтобы спасти нас, примиряя с Богом, и чтобы сделать нас причастниками Божеского естества (2 Петр 1,5). Как показали св. Ириней Лионский (140-200) и св. Афанасий Великий (295-373), высшее благо, достигаемое в христианстве, есть обóжение человеческой природы. Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом.

Христос – истинный человек. Человеческими Своими руками Он трудился, человеческим Своим разумом Он мыслил, человеческой волею Он действовал, человеческим Своим сердцем Он любил.

Иисус проявил Свое Божество не только словами, но и Своими Божественными поступками. Он проявил Свою власть над природой (ветер и море повинуются Ему, Мк 4,41), над болезнью (Он исцелял всякую болезнь и немощь в людях, Мф 4,23) и над смертью (ср. Мф 9,18-26; Лк 7,11-17; Ин 11,1-45). У Него была Божественная власть прощать грехи (ср. Мк 2,5-12). Иисус проявил Свое Божество прежде всего тогда, когда Он, Своей личной властью, совершил чудо Своего Воскресения.

Ипостасный союз

Слово стало плотью путем не превращения божества в человечество, но обóжения человеческой природы (души и тела) Второй Ипостасей Пресвятой Троицы. Слово Божие действительно стал человеком, воистину оставаясь Богом. Это соединение человеческой природы c божественной природой в Сыне Божием мы называем ипостасным союзом.

Эту истину веры Церковь вынуждена была защищать и разъяснять на протяжении первых веков перед лицом ересей, искажавших ее. Христологический догмат был окончательно сформулирован Халкидонским Собором (451 г.).

Халкидонский догмат явился завершением длительной борьбы против попыток объяснить Воплощение путем умаления то Божественной, то человеческой природы Христа.

Попытки умаления Божественной природы Христа:

– «Арианство» отрицало Божественную природу Сына. По мнению Ария (256-336), александрийского священника, Сын Божий произошел по воле Бога, раньше времени и веков, именно когда Бог восхотел создать нас через Него. По Арию, Логос имел начало своего бытия. Он не произошел из существа Отца, а создан из ничего по воле Отца. Он есть тварь. Противник Ария, св. Афанасий Великий (295-373) неустанно повторял, что Сын произошел из сущности Божества. Арианство было осуждено на Никейском Соборе (325 г.), провозгласившем, что Сын Божий единосущен Отцу.

– «Несторианство» утверждало, что во Христе кроме Божественного Лица есть и человеческое лицо. В понимании Нестория (381-451), константинопольского Патриарха, только человеческое лицо Христа родилось от Девы, и поэтому Мария есть Матерь Христа, а не Матерь Бога. Она не «Богородица», а «Христородица». Несторианство разделяло Христа на два различных лица. Несторий не мог постигнуть тайну личности, он мыслил личность в терминах природы и, в конце концов, отождествлял одно с другим. Если во Христе нет единства личности, значит человеческая природа не воспринята подлинно Богом. Если во Христе нет истинного единства, то нет и возможности соединения человека с Богом. Противник Нестория, св. Кирилл Александрийский (376-444) просил Папу высказать свое суждение по делу Нестория. Ефесский Собор (431 г.) провозгласил, что во Христе есть одно только Лицо, Божественное, воспринявшее человеческую природу. Этот Собор провозгласил Марию «Богородицей».

Попытки умаления человеческой природы Христа:

– «Докетизм» (от греч. dokeо – «казаться») утверждал, что человечество во Христе не истинно, а только видимо. Эта ересь была осуждена самими апостолами. Всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста (1 Ин 4,3).

– «Аполлинарианство» утверждало, что человечество во Христе несовершенно. По мнению Аполлинария Лаодикийского, у Христа нет человеческой души. В Нем человеческая душа уступает место Божественному Логосу, который управляет телом, как безвольным органом. Христос Аполлинария был не столько Богочеловеком, сколько животной природой, соединенной с Богом. На самом деле, Логос не занимает места какого-либо из элементов человеческой природы: Он есть Лицо, которое воспринимает природу во всей ее полноте. Противники Аполлинария, свв. Григорий Богослов и Григорий Нисский доказали необходимость признания во Христе разумной человеческой души. Халкидонский Собор (451 г.) исповедует Христа, истинного человека, состоящего из разумной души и тела.

– «Монофизитство» утверждало, что во Христе есть одна только природа – Божественная. По мнению Евтихия, константинопольского архимандрита, человечество во Христе было поглощено Логосом. Александрийский Патриарх Диоскор признал правильным учение монофизитов. Против Евтихия и Диоскора святой Папа Лев I написал к Константинопольскому архиепископу Флавиану следующее послание: «Мы не могли бы победить виновника греха и смерти, если бы нашего естества не воспринял и не усвоил Он… Отрицать истинную плоть – значит отрицать и страдание во плоти. А это значит отрицать действительность нашего спасения. Католическая Церковь живет и преуспевает тою именно верою, чтобы во Христе Иисусе не исповедовать ни человечества без истинного Божества, ни Божества без истинного человечества… Оба естества сохраняют свои свойства без всякого ущерба… каждое из двух естеств в соединении с другим действует так, как ему свойственно… Алкать, жаждать, утруждаться и спать, свойственно человеку; но 5000 человек насытить пятью хлебами, но жене самарянской дать воду живую, от которой пьющий уже не будет более жаждать, но не мокрыми ногами ходить по поверхности моря, и утешением бури украшать возмущение волн, без сомнения есть дело Божественное». Осуждая монофизитов, Халкидонский Собор (451 г.) исповедал «Христа в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно».

После Халкидонского Собора появились новые формы монофизитства, которые, подчиняясь букве Символа веры, пытались по существу уничтожить его содержание.

– «Моноэнергизм» (или монергизм) признавал две природы, но утверждал, что их действие, т.е. энергия, в которой они проявляются, одно – Божественное. В таком случае различение человеческого и Божественного превращается в чистую абстракцию. Это учение опровергалось на III Константинопольском Соборе в 681 году. Каждая природа содействует в едином акте присущим ей способом. «Не человеческая природа воскрешает Лазаря, не Божественная сила плачет над его гробом», – пишет св. Иоанн Дамаскин (675-753).

– «Монофелитство» признавало существование во Христе двух природ, но только одну волю – Божественную. Это учение опровергалось на том же Соборе. У Христа подлинная человеческая душа с ее духовными способностями: человеческим разумом и человеческой волей. Все домостроительство спасения зиждется на подчинении человеческой воли Христа воле Отца, т.е. общей воле Пресвятой Троицы: Не Моя воля, но Твоя да будет (Лк 22,42). Не как Я хочу, но как Ты (Мф 26,39).

Твердым противником моноэнергизма и монофелитства был св. Максим Исповедник (580-662).

Человечество Иисуса Христа

В Боговоплощении человеческое естество было воспринято, но не поглощено Словом Божиим. Церковь исповедует полную реальность как человеческой души, со всеми ее действиями ума и воли, так и человеческого тела Христа.

Тело Христа было образовано Святым Духом в чреве Девы Марии. Душа Христа была сотворена непосредственно Богом и присоединена к телу. Слово Божие соединилось с телом и душой Господа. Все эти действия совершились одновременно.

Господь воспринял человеческое естество, не проявив в Своем Человечестве ту сверхъестественную славу, которая принадлежала Ему. Он уничижил Себя Самого (Фил 2,7), переживал голод, усталость, и т.п. Он восхотел уподобиться нам во всем, кроме греха.

Во Христе не было «греховного корня», Он не родился в первородном грехе и не должен был ни страдать ни умереть. Ради нашего спасения Он добровольно принял страдание и смерть.

Человеческий разум Христа обладает тройственным знанием, идущим от тройственного источника:

– От блаженного созерцания, состоящего в непосредственном лицезрении Бога и всего Божественного. Силой своего союза со Словом Божиим человеческое естество Христа знало все, что подобает Богу.

– От знания по наитию, через непосредственно сообщаемые идеи. В Своем человеческом знании Иисус проявлял Свое Божественное проникновение в сокровенные мысли человеческих сердец.

– От опытного знания, приобретенного посредством чувств и разума: Он преуспевал в премудрости и возрасте и любви у Бога и человеков (Лк 2,52).

Христу надлежит поклоняться не только в Его Божестве, но и в Его Человечестве, ибо Человечество Его есть Богочеловечество: Пред именем Иисуса преклонилось всякое колено (Фил 2,10).

Пресвятое Человечество Господа есть путь к Божеству. Святость состоит в том, чтобы уподобиться Христу и соединиться с Ним. Действием Святого Духа христианин становится вторым Христом.

Прообразы и пророчества о пришествии Христа

Путем прообразов и пророчеств Бог возвещал пришествие Христа: Исследуйте Писания, ­– говорил Иисус иудеям, – они свидетельствуют обо Мне (Ин 5,39).

Пророчества предвозвещают, что Искупитель родится в племени Иуды и семье Давида (ср. Ис 11,1; Иер 23,5). Пророк Михей возвестил Рождество Христово в Вифлееме (Мих 5,2). Исайя возвестил рождение Христа от Девы: Се, Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил (Ис 7,14). Он возвестил Его страдания и смерть (Ис 52,13 до 53,12). Более 60 пророчеств Ветхого Завета о Христе исполнилось в Новом Завете.

Главные прообразы Искупителя в Ветхом Завете таковы:

– Праведный Авель, приносящий жертву, угодную Богу, и сам ставший первой жертвой завистливой злобы брата, предвозвещает Христа, отданного на заклание, Великого Праведника, преданного Иудой;

– Первосвященник Мелхиседек, появляющийся в глубинах истории, без отца, без матери, без родословной, держа в руках хлеб и вино для жертвоприношения, предвозвещает Иисуса Христа, Вечного Священника;

– Исаак, восходящий на гору Мория, с ношей дров для жертвоприношения, предвозвещает Христа, восходящего на Голгофу, согбенного под тяжестью креста;

– Иосиф, преданный и проданный братьями за несколько серебряных монет предвозвещает Христа преданного и проданного людьми ради нашего спасения;

– Заклание пасхального агнца предвозвещает заклание Христа – Агнца Божия, взявшего на Себя грехи мира. Пасхальная трапеза была одним из величайших обрядов у иудеев. Эта трапеза должна была напоминать евреям, что некогда, накануне чудесного избавления рукою Моисея, отцы их участвовали в аналогичной трапезе. И как раз в праздник Пасхи, Иисус был заклан. Кровью Своей Он окропил древо креста, и тем открыл нам врата неба.

– Пребывание пророка Ионы в чреве кита предвозвещает смерть Иисуса и Его воскресение: И знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. Ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи (Мф 12,39).

Имена Иисуса Христа

Иисус по-древнееврейски значит «Бог спасает». Родит же Сына, и наречешь Ему имя: Иисус; ибо Он спасет людей Своих от грехов их (Мф 1,21).

Христос – это греческий перевод древнееврейского термина «Мессия», означающего «Помазанник». В Израиле священники, цари и пророки помазывались. Иисус есть Христос, ибо Он был помазан Духом Святым и таким образом сделался Священником, Пророком и Царем с определенным поручением установить Царство Божие во веки.

Господь (по-гречески Kyrios) обозначает саму Божественную власть. Это значит, что власть, честь и слава, принадлежащие Богу Отцу, принадлежат и Иисусу. Иисус – Господь наш еще потому, что Он искупил нас Своей кровью.

Христос есть новый Адам. Как Адам, который был главой рода человеческого по природе, так Христос, источник всякой благодати, есть Глава Церкви (ср. 1 Кор 15,45-49).

Христос есть единственный Посредник между Богом и людьми

Иисус Христос есть истинный Бог и истинный Человек в единстве Своей Божественной Личности; поэтому Он – единственный Посредник между Богом и людьми (ср. 1 Тим 2,5). Как Посредник Христос есть Священник, Пророк и Царь.

Он Пророк (т.е. Учитель), ибо Он научил нас познанию Триединого Бога и Его Замысла. Пророки Ветхого Завета были посланы Богом с целью предвозвестить пришествие Высшего Учителя, Который есть единственное и совершенное Слово Отца, т.е. полнота Откровения.

Он Священник. Священникам свойственно приносить жертвы Богу за грехи (ср. Евр 5,1-3): Христос принес Себя Самого в Жертву Богу на Кресте, чтобы искупить наши грехи и примирить нас с Богом (ср. Евр 9,14).

Он Царь не потому только, что Он сын Божий, но и потому еще, что ценой искупления Он завоевал это достоинство. Христос царствует, привлекая к Себе все сущее и всех людей Своей Смертью и Своим Воскресением (ср. Ин 12,32). Его царство – царство духовное и вечное: оно начинается на земле и совершенствуется на Небе. Это царство святости, любви, истины и мира. Христос царствует Своим служением. Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мф 20,28).

Все крещеные участвуют в этих трех заданиях Христа и несут ответственность за миссию и служение, которые из них вытекают.

Вся жизнь Христа имеет искупительное значение

Вся жизнь Христа, не только Его общественное служение, Страдания, Смерть и Воскресение, но и годы Его повседневной работы и семейной жизни в Назарете, имеет искупительную ценность. «С того момента, – говорил отец Александр Мень, – когда Сын Человеческий принял наши радости и страдания, нашу любовь, наш труд, – природа, мир, все, в чем Он находился, в чем Он родился, как человек и Богочеловек – не отброшено, не унижено, а возведено на новую степень, освящено».

A. Мень, Лекция от 8.09.1990, Московский Дом Техники.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *