Дореволюционный русский

История русского письма — Е. Э. Иванова 2018

7.2.1. Орфография XVI-XVII вв.

Первые попытки создания орфографических руководств предпринимаются в XVI в., правда, пока лишь в составе грамматик церковнославянского языка.

Орфографический раздел есть в Грамматике Адельфотес (др.- составленной в Львове в 1588 г. ректором и преподавателем братской школы Арсением Элассонским, но изданной лишь в 1591 г.1. Рассматривает орфографические вопросы и Лаврентий Зизаний в Грамматике словенской (Вильно, 1596 г.).

В XVII в. вопросами орфографии последовательно занимается Мелетий Смотрицкий, грамматика которого вышла в 1619 г. в Литве. Автор пытается упорядочить употребление дублетных букв, подчеркивает необходимость раздельного написания слов. В грамматике достаточно последовательно проводится идея написаний морфологического типа. Правда, ни общей формулировки морфологического принципа, ни каких-либо обобщенных правил, основанных на нем, в грамматике нет. Она выдержала много изданий и активно использовалась справщиками церковной литературы. Сам Ломоносов учился по грамматике Смотрицкого и называл ее впоследствии «вратами своей учености». Однако она не могла применяться в качестве ориентира в деловой письменности, ведь это была грамматика церковнославянская, поэтому не отвечала на многие вопросы правописания, возникающие в русском национальном языке. Разница между «словенским» и «русским» в то время осознавалась очень хорошо.

1 Полное название «Адельфотес. Грамматiка доброглаголиваго еллино- словенскаго языка. Совершеннаго искуства осми частей слова. Ко наказанiю многоименитому Росiйському роду — греческо-церковнославянская грамматика».

Можно говорить об относительной устойчивости русской орфографии XVII в. Главная причина этого не в распространенности грамматик (церковнославянских!), а в том, что на практике основной принцип русского правописания (морфологический) уже определился. Он был осуществлен в большинстве текстов, которые осознавались как образцовые. Известную роль в становлении русской орфографии сыграло и то, что некоторым жанрам письменного общения, прежде всего деловым бумагам, была свойственна устойчивость языковых форм. Иначе говоря, в основном судьбу русской орфографии XVII в. решили не грамматические теории, а писцовая практика.

7.2.2. Орфография XVIII в.

Начало XVIII в. ознаменовалось Петровской реформой. Это была реформа графики, но она отразилась и на орфографии. Старые правила об употреблении тех или иных букв перестали существовать, новых же не было. Каждый пишущий по-своему пытался решить эту проблему. Правописание этого времени было охарактеризовано А. П. Сумароковым в статье «О правописании». Автор выражает сожаление об отсутствии в России орфографических руководств и, как следствие, — орфографического единообразия: «Но чем пособить, когда Россия не имеет собрания, пекущегося о языке и словесных науках: да и в школах ни Российскому правописанию, ни грамматике не учат. Это удивительно и достойно великого примечания» . Вопрос о правописании стал общественным вопросом.

Долгое время считалось, что первым по вопросу реформирования орфографии выступил В. К. Тредиаковский. Он написал трактат «Разговор между чужестранным человеком и российским об орфографии старинной и новой и о всем, что принадлежит к сей материи» (1747). Однако ранее была написана грамматика В. Е. Адодурова (1738), но не была опубликована. Оба автора предлагали переход на фонетический принцип правописания.

«Так должны мы, — считал В. Е. Адодуров, — самое произношение почитать за наше главное правило и оному в письме сколько можно точно следовать» . «Праведнее и правильнее писать по звону, не взирая ни на какие затруднения. Что мне нужды, что произведения корень не виден будет?» — писал В. К. Тредиаковский .

Предлагаемая орфография не только не прижилась, но навлекла на Тредиаковского насмешки и издевательства со стороны современников. Однако предложенный автором фонетический принцип правописания не мыслился как нечто чрезвычайное. «Сама мысль Тредиаковского писать и печатать «по звонам”, то есть в соответствии с фонетикой живого московского разговорного языка, — пишет В. В. Виноградов, — служит ярким свидетельством растущей в русском обществе потребности национально-языкового самоопределения, эмансипации от средневековой церковно-книжной культуры» . Можно утверждать, что такая идея не могла не возникнуть в русском обществе, когда кириллическая орфография осознавалась как «старинная», а гражданская как «новая». Удивляться приходится скорее тому, что эта идея возникла с запозданием, когда новая печать имела тридцатилетнюю традицию, а не сразу же с введением гражданицы. Традиция же оказалась в основе своей морфологической.

Были и некоторые другие, дополнительные причины, почему идея В. Е. Адодурова и В. К. Тредиаковского не могла осуществиться. Определенную роль сыграла диалектная расчлененность русского языка, но это второстепенная причина: диалектные различия в некоторых языках, имеющих фонетическую орфографию (например, в итальянском) отнюдь не меньше, чем в русском. Кроме того, в первой половине XVIII в. русская культура начинает испытывать значительное влияние немецкой. В Германии же в это время также происходит нормирование орфографической системы, и происходит оно на «этимологической», «словопроизводственной» основе. И даже такой самобытный ученый, как М. В. Ломоносов, несомненно, испытал влияние немецких ученых в теоретических взглядах на проблему правописания. Поэтому он выступает оппонентом Адодурова и Тредиаковского. В 1755 г. вышла «Российская грамматика» Ломоносова, в которой он высказался за письмо «по произвождению речей», т. е. за письмо, основанное на морфологическом принципе. Ломоносов рассматривает письмо не только с теоретической стороны (как оно должно быть устроено), но и с практической — каковы законы и правила его использования. Грамматика М. В. Ломоносова не описательная, а нормативно-стилистическая. Однако эти нормы не всегда и не всеми соблюдаются.

В XVIII в. появляются орфографические руководства школьного типа. Они становятся необходимыми в связи с указом Екатерины II о введении русского языка как предмета школьного образования (1786). Переводчик при Академии наук В. П. Светов написал руководство для преподавателей русского языка «Опыт нового российского правописания, утвержденный на правилах Российской Грамматики и на лучших примерах российских писателей» (1787). В предисловии к Опыту автор говорит, что его цель — устранить хаос в правописании, для этого надо установить разумные и неизменные правила. Орфографический труд В. П. Светова не представлял полного свода правил, он рассматривал лишь случаи сомнительного и трудного правописания.

В целом, XVIII в. в истории орфографии можно охарактеризовать как век орфографического дуализма, как время существования двух орфографических традиций — печатной и рукописной. В печати в целом господствует морфологический принцип написания, хотя встречаются и колебания. В рукописях орфография остается архаичной и нерегулярной, до сих пор присутствуют титла и выносные, нерегулярны и редки прописные буквы, значительны колебания слитного и раздельного написания слов.

7.2.3. Орфография XIX в.

XIX в. называют веком унификации русского правописания. Русский язык вошел в XIX в., не имея единого правописания и не имея «собрания, пекущегося» о русском правописании. Это выражалось в отсутствии орфографической упорядоченности в практике письма. Даже в каждом отдельном журнале редко соблюдалось одно правописание. В прижизненных изданиях Пушкина одно и то же слово печатается по-разному: счастье и щастье, ключь и ключъ, пошёл и пошол, тихiй и тихой.

Эта ситуация отчетливо сознавалась современниками. По мнению Н. М. Карамзина, которое изложено им в работе «Записки о древней и новой России», «в целом государстве едва ли найдется человек сто, которые совершенно знают правописание» . В. Г. Белинский, К. С. Аксаков пишут статьи о русском

правописании, касается этого вопроса В. И. Даль в предисловии к своему известному словарю. Однако долгое время вопрос о реформе письма не выходит за рамки частных высказываний.

После реформы 1861 г., в связи с освобождением народа, возник вопрос о его грамотности. Русская интеллигенция была охвачена идеей сделать безграмотную Россию грамотной.

В 1862 г. была организована первая орфографическая комиссия под руководством В. Я. Стоюнина, известного педагога-словесника. Несмотря на то, что среди членов комиссии не было единства во взглядах на усовершенствование русского правописания (были сторонники морфологических, фонетических и традиционных написаний), комиссия признала разумным исключить буквы на конце слов как не соответствующие живому состоянию языка. Однако проект не был утвержден. Орфографическая комиссия В. Я. Стоюнина не оказала никакого влияния на практику письма, но побудила развитие орфографической мысли в реформаторском направлении. В целом деятельность комиссии оценивается положительно, так как это было первое организованное движение за реформу.

Слова А. П. Сумарокова об отсутствии в России надежных орфографических руководств оставались актуальными для второй половины XIX в. Газета «Голос» (1872) в публикации Н. Скандовского выражала сожаление о плачевном состоянии русского правописания: оно дошло до такой степени, что «во всем свете нет человека, который в своем сочинении не сделал бы, по крайней мере, 20 грамматических ошибок» . Такое состояние орфографической кодификации и практики приводило к анархии в школе: принимаемое за ошибку одним преподавателем не принималось другим, и наоборот. Учащиеся без оснований оставались на второй год или за стенами университетов.

Относительный порядок в орфографии был наведен академиком Я. К. Гротом, который изложил свои взгляды в работе «Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне» (1873). Грот считал, что нормы русского языка достигли достаточной стабильности, и нет необходимости в коренных изменениях правописания, необходимо лишь его упорядочить. В работе Грота установлены нормы орфографии. К книге приложен справочник, в котором прокомментировано написание около 3 000 слов.

По поручению Академии наук, для практических целей Я. К. Грот составил книгу «Русское правописание». Первое издание вышло в 1885 г., а последнее, двадцать второе, — в 1916 г. Нормы, установленные Гротом, сохранялись до реформы 1917-1918 гг.

Печать приняла это правописание с большой осторожностью. Но Министерство народного просвещения согласилось сделать это руководство обязательным для школы, которая проявила при этом безрассудный догматизм. Те орфографические тонкости, которых Грот коснулся лишь в научных целях, были возведены в ранг абсолютной обязательности. Школа стала жертвой гротомании, основанной на бесконечных зубрежках. Например, список первообразных слов с буквой подлежащих заучиванию, составлял свыше 150 слов, с буквой — около 60.

В целом деятельность Грота оценивают положительно. Труд Грота внес строгий порядок в орфографию, кроме того, он стал одним из поводов к дискуссии о упрощении русской орфографии.

В конце XIX — начале XX в. за упрощение русской орфографии ведется борьба в педагогических кругах Москвы, Петербурга, Казани и других городов.

7.2.4. Орфография XX в.

XX век стал веком революции в истории русской орфографии.

4 января 1900 г. начала работать орфографическая комиссия Московского педагогического общества под председательством профессора Московского университета Р. Ф. Бранда. Комиссией был предложен проект упрощения правописания, однако реформы не последовало.

В 1904 г. при Академии наук была образована новая орфографическая комиссия под председательством Ф. Ф. Фортунатова. В составе комиссии работали такие известные ученые, как А. А. Шахматов, А. И. Соболевский, И. А. Бодуэн де Куртене. Комиссия издала «Предварительное сообщение», предлагавшее проект нового правописания. Последовали многочисленные отклики: замечания, возражения, пожелания. Представители педагогических кругов искренне и с радостью поддерживали реформу, деятели литературы в основном не признавали вмешательства в существующую систему письма.

Газета «Русь» от 15 апреля 1904 г. опубликовала интервью с Л. Н. Толстым, где он попутно выразил свое отношение к планируемому упрощению орфографии:

Для меня, например, очень трудно разбирать письма без твердого знака: сплошь да рядом читаешь и не знаешь, к какому слову отнести промежуточную букву: к предыдущему или последующему.

Но к этому еще можно привыкнуть. Вы так и запишите: к отсутствию твердого знака можно привыкнуть. Что касается до уничтожения «Э» и «ЯТЬ», и прочих подобных букв, то это уже нелепо. Это, как я уже сказал, упростит, может быть, письмо, но зато безусловно удлинит процесс чтения. Вот я очень бегло читаю, так как вижу всегда несколько вперед: и если, например, я впереди вижу то я уже знаю, что это именно а не темя, или что-либо другое. И, зная, что это тень, я уже предугадываю всю фразу, и мне это облегчает процесс чтения .

Многочисленные пожелания и замечания были рассмотрены и учтены. Однако революционные события 1905 г. отвлекли от реформы, а в 1914 г. скончался Фортунатов.

29 марта 1917 г. снова создается орфографическая комиссия под председательством академика А. А. Шахматова. 11 мая 1917 г. были приняты Постановления совещания при Академии наук, которые сводятся к следующим пунктам:

8. Писать в именительном и винительном падежах множественного числа женского и среднего рода прилагательных, причастий и местоимений -ые, -ие вместо -ыя, -ия (добрые, какие, старые).

9. Писать они вместо в именительном падеже множественного числа женского рода.

  10. Писать в женском роде одни, одних, одним, одними вместо

11. Писать в родительном падеже единственного числа личного местоимения женского рода её вместо ея.

12. При переносе слов ограничиться следующими правилами:

  а) согласная (одна или последняя в группе согласных) непосредственно перед гласной не должна быть отделяема от той гласной;

  б) группа согласных в начале слов не отделяется от гласной; в) буква Й перед согласной не должна быть отделяема от предшествующей гласной; г) конечная согласная, конечное Й и группа согласных в конце слов не могут быть отделены от предшествующей гласной; д) при переносе слов, имеющих приставки, нельзя переносить в следующую строку согласную в конце приставки, если эта согласная находится перед согласной, например, надлежит делить под-ходить, а не по-дходить.

13. Допустить слитное и раздельное написание в наречиях, составленных из сложения существительных, прилагательных и числительных с предлогами (втечение и в течение, сверху и с верху).

Каждый пункт сопровождался историческими комментариями, объясняющими, почему необходимо то или иное изменение.

Постановления утверждены в июле 1917 г., но в школе так ждали реформу, что уже в мае во все учебные округи России рассылаются циркуляры о ней.

Второе распоряжение Министерства народного просвещения от 22 июня 1917 г. было опубликовано в нескольких журналах: «Родной язык в школе», «Журнал Министерства Народного Просвещения», «Русский филологический вестник», «Известия по народному образованию». Это распоряжение содержит конкретные рекомендации по проведению реформы. Наиболее важная из них — о постепенности воплощения реформы. Обязательным новое правописание было только для младшего отделения начальной школы; на высших ступенях обучения следовало «лишь рекомендовать учащимся переходить к новому правописанию». Проводимая реформа не предполагала никакого диктата. Чтобы не превратить ее в насильственную, МНП настаивало на необходимости всемерно разъяснять научные основы реформы и ее целесообразность.

За короткий срок была подготовлена учебная литература по новой орфографии. С сентября 1917 г. русская школа перешла на обучение по новому правописанию. Печать же встретила реформу недружелюбно.

В Советской России вопрос об упрощении орфографии стал одним из первостепенных. 23 декабря 1917 г. опубликован декрет Наркомпроса за подписью А. В. Луначарского. Его сразу же назвали «декрет-плагиат»: он содержал те же 13 пунктов, но без исторических комментариев. Также он предписывал в кратчайшее время осуществить переход к новому правописанию и с 1 января 1918 г. печатать по-новому. Первоначально декрет не имел никакого резонанса. Луначарский писал: «На декрет, можно сказать, и ухом никто не повел, и даже наши собственные газеты издавались по старому алфавиту» .

В 1918 г. публикуются еще два документа от имени советского правительства:

1. Декрет Совнаркома от 10 октября 1918 г. Он почти полностью повторяет текст предыдущего, но с исключением двух пунктов: о желательном использовании буквы Ё (5); о слитных и раздельных написаниях наречий (13). Новые правила правописания здесь представлены как разработанные Народным комиссариатом просвещения.

2. Постановление Высшего совета народного хозяйства «Об изъятии из обращения общих букв русского алфавита в связи с введением новой орфографии» от 14 ноября 1918 г. За нарушение постановления устанавливался штраф до 10 000 руб. Общими здесь назывались дублетные буквы.

Посланные в типографии матросы изымали литеры ненужных букв. Такой жесткий порядок был далек от замыслов тех, кто стоял у истоков реформы. Назревшая и научно обоснованная реформа по сути стала репрессивной.

В связи с этим за рубежом новую реформу отождествили с новым ненавистным режимом и предали анафеме. Большинство периодических изданий русского зарубежья сохраняло верность дореформенному письму до последнего номера: берлинская газета «Руль» печаталась по нормам старой орфографии до 1931 г., парижский литературный журнал «Современные записки» до 1939 г., парижская газета «Возрождение» до 1940 г.

Социалистические издания сразу печатались по нормам новой орфографии, например, журнал «Социалистический вестник», основанный Ю. О. Мартовым в Берлине в 1921 г.

Многие авторитетные ученые зарубежья выступали за реформу орфографии (С. И. Карцевский, А. Д. Григорьев), но ее большевизм доминировал в сознании эмиграции. Русская эмиграция все же пришла к новой орфографии. До настоящего времени старая орфография сохраняется лишь в изданиях Свято-Троицкого монастыря в Нью-Йорке. Одним из его изданий стал выпуск ежемесячного журнала «Православная жизнь». На протяжении многих лет в нем публиковались статьи, посвященные вопросам орфографии. Новое правописание называют советским, искаженным, «революционным кривописанием», которое нанесло смысловые раны и литературе, и языку.

Самостоятельный путь прошла реформа орфографии в Сибири, которая до 1920 г. оставалась за пределами Советской России. Новое правописание, не испытав карательной силы декретов, стало доминирующим к концу 1919 г.

Решив основные вопросы по упрощению русского письма, реформа 1917-1918 гг. не коснулась регулирования частных вопросов русского правописания, не устранила многих дублетных и колеблющихся написаний.

В 1929 г. по инициативе «Учительской газеты» возобновилось обсуждение орфографических вопросов. Комиссией при Нарком- просе создан новый проект упрощения правописания, который ориентирован на неграмотных и малограмотных (1930). Основным был провозглашен фонетический принцип, но он проводился непоследовательно (предлагалось писать Шылер, делаишь, соцыализм). Однако, как показывает опыт, при господстве морфологического принципа такой путь развития орфографии невозможен. Попытка новой реформы не удалась.

С середины 1930-х гг. упорядочением правописания стали заниматься две орфографические комиссии: в Москве (под председательством Д. Н. Ушакова) и Ленинграде (под председательством С. П. Обнорского). В 1939 г. они были объединены в одну Правительственную орфографическую комиссию. Основным направлением деятельности комиссии стало завершение кодификации послеоктябрьского правописания. Работа, проводившаяся под лозунгом «Нужен советский Грот», была прервана войной.

Обсуждение орфографических вопросов было возобновлено в начале 1950-х гг. В 1954 г. комиссией был подготовлен проект, который широко обсуждался на страницах журнала «Русский язык в школе» и «Учительской газеты».

В 1956 г. был официально утвержден ныне действующий свод «Правила русской орфографии и пунктуации». Одновременно были внесены некоторые изменения в правила, но главное значение этого издания не в них, а в том, что дело кодификации современного русского письма было, наконец, доведено до конца.

В 1962 г. по инициативе учителей вновь был поднят вопрос об упрощении правописания. В ноябре 1962 г. при Институте русского языка Академии наук СССР была образована Орфографическая комиссия под председательством академика В. В. Виноградова. Комиссия работала до смерти академика (1969). В 1964 г. опубликованы «Предложения по усовершенствованию русской орфографии», которые имели достаточно радикальный характер. Вот некоторые из них:

1. ЦИ всегда писать через И (огурцы, отцы, циган).

3. После шипящих под ударением всегда писать О, без ударения — Е (чорный, шолк, но шелка, чернота). Исключение составляют некоторые заимствованные слова: шоссе, шофер.

4. Заменить разделительный Ъ на Ь, а Ъ изъять из русского алфавита.

5. Отменить чередования гласных в корне, всегда писать по ударному образцу (гарь — гарит).

Проект реформы широко обсуждался в печати. И опять «за» выступали учителя, «против» — деятели литературы.

Реформы не последовало. Однако эту дискуссию нельзя признать бесплодной: она привела к оживлению теоретической работы в области орфографии. Был создан содержащий богатейшую библиографию обзорный труд о попытках усовершенствования

нашей орфографии в XVIII-XX вв.2 Появляются многочисленные пособия с разбором трудных вопросов правописания, из которых наибольшую известность приобрели книги Д. Э. Розенталя.

2 Обзор предложений по усовершенствованию русской орфографии (XVIII-XX вв.) / отв. ред. В. В. Виноградов. М.: Наука, 1965.

Почему реформа орфографии не удалась ни в 1930-х, ни в 1960-х гг.? Академик Л. В. Щерба, размышляя о реформе 1917-1918 гг. писал, что полезные плоды реформы зреют не сразу — напротив, первое время наблюдается снижение грамотности, вызванное прежде всего подрывом авторитета орфографии. Поэтому слишком частые реформы не принесут ничего, кроме вреда .

7.2.5. Современный этап русской орфографии

Социальные потрясения, переживаемые страной с конца 1980-х гг., спровоцировали и новую волну орфографических дискуссий. К этому времени вполне определился круг тех правил, из числа вошедших в свод 1956 г., которые вызывали трудности даже у вполне грамотных людей.

Один из блоков таких правил — правила слитного, раздельного и дефисного написания наречий и наречных сочетаний. Трудности в этой сфере носят объективный характер: они связаны со сложными и подчас противоречивыми процессами формирования наречия как части речи.

Однако есть четыре блока правил, трудность применения которых обусловлена неудачными формулировками именно орфографического характера. Во-первых, это правила употребления прописных букв. Их теоретические основания оказались столь зыбкими, правила были столь тесно связаны с чисто политическими обстоятельствами, что распад СССР и другие политические события совершенно дезориентировали пишущих в употреблении прописных букв. Второй блок — правила переноса, неоправданно сложные и к тому же не поддающиеся алгоритмизации, а значит, недоступные для компьютерной техники. Третий блок — слитные и дефисные написания сложных слов: неясно, например, почему Новосибирск пишется слитно, а Горно-Алтайск — через дефис, хотя оба слова образованы по одной модели. Четвертый блок — одна и две -н- в суффиксах отглагольных образований типа жженый — сожженный, данный (почему не даный?) — отданный.

Кроме того, свод правил 1956 г. «отстал от жизни». За 50 лет в языке произошли изменения, «расшатывающие» старые правила. Появилось много новых слов, написание которых не регламентировано (дилер, киллер, рэкет и др.).

Словом, назрела необходимость подготовки новой редакции свода 1956 г. С этой целью была создана новая орфографическая комиссия при Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН во главе с В. В. Лопатиным.

В 2000 г. вышел новый «Свод правил русского правописания. Орфография и пунктуация». Это новая, переработанная и значительно дополненная редакция правил 1956 г. Ставилась задача упростить некоторые правила. Изменения касались, в основном, двух разделов:

— слитных, раздельных и дефисных написаний (например, предлагали писать пол- всегда через дефис);

— прописных и строчных букв (например, названия, связанные с религией предлагали писать с большой буквы: Бог, Господь, Богородица, Святки).

К сожалению, комиссия решила внести некоторые мелкие изменения и в те правила, которые удачно сформулированы, соблюдаются, но содержат некоторые исключения. Например, предложили слова парашют, брошюра писать с буквой у (так как слова обрусели и шипящие произносятся твердо), а жюри оставить без изменений (так как иногда сохраняется мягкое произношение). Между тем эти исключения помнит любой человек средней грамотности.

Такие предложения вывали гневный протест общественности. Начались разговоры, что комиссия замышляет «реформу русского языка», а язык — наше достояние и посягать на него преступно, и т. п. Такого рода риторика широкой общественности, неквалифицированная, а порой невежественная (смешение языка и орфографии!), тем не менее подействовала на правительство, проект был отложен в долгий ящик, словарям, изданным по новым правилам (к счастью, небольшим тиражом), пришлось давать «задний ход». Так, в «Русском орфографическом словаре» 2005 г. были почти полностью восстановлены правила 1956 г.3 Орфографическая комиссия пошла в конце концов по пути детализации существующих правил, учета всякого рода частных случаев, и просто подготовила новую редакцию свода 1956 г. В 2007 г. вышли «Правила русской орфографии и пунктуации: Полный академический справочник».

Анализируя реакцию общества на проект свода, ученые пришли к выводу, что надо четко различать мнение специалистов — лингвистов, преподавателей — и мнение населения, точку зрения которого во многом формируют журналисты. Протест против реформы привел к движению за возвращение к старой дореформенной орфографии. В Санкт-Петербурге «Общество возрождения духовных традиций Руси» разработало проект контрреформы. Выдвигались требования: восстановить репрессированную буквукоторая, якобы, несет в себе православный крест; отказаться от написания в приставке без-бес- буквы с во избежание рекламы беса, и т. д.

Конечно, опыт усовершенствования письма еще надо изучать, но уже сейчас можно сделать вывод: даже если общество недовольно орфографией, стоит специалистам выступить с конкретными предложениями, как они неизменно встречаются в штыки. Это естественно: ведь если человек усвоил орфографию, то всякое ее изменение делает его снова как бы неграмотным и вызывает протест. Все орфографические улучшения делаются в интересах будущих поколений. Вот почему, хотя проблема правописания касается всех и каждого, нельзя привлекать широкую общественность к решению орфографических вопросов — их должны решать специалисты. Сегодняшняя ситуация в русской орфографии — одно из доказательств этого.

Григорьева Т. М. Три века русской орфографии (XVIII- XX вв.): ист. очерк / Т М. Григорьева. — М.: Элпис, 2004. — 456 с.

Истрин В. А. 1100 лет славянской азбуки / В. А. Истрин. — М.: Наука, 1988. — 192 с.

Обзор предложений по усовершенствованию русской орфографии (XVIII-XX вв.) / отв. ред. В. В. Виноградов. — М.: Наука, 1965. — 500 с.

1. Назовите основной принцип русской орфографии. В чем его суть?

2. Какие принципы русской орфографии существуют, кроме основного? Приведите примеры написаний, в которых отражены эти принципы.

3. Как Вы оцениваете труд Я. К. Грота «Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне» и его использование в школе?

4. В чем суть реформы 1917-1918 гг.? Кто ее подготовил и кто реализовал?

5. Какие предложения по усовершенствованию русской орфографии были в 30-е и 60-е гг. XX в.? Какие из них Вы считаете обоснованными?

6. Когда утвержден свод современных правил русской орфографии? Почему потребовалась новая редакция свода и какова ее судьба?

Выполните практическое задание № 10.

Реформа 1918 г. (взято отсюда:
(ссылка не работает)
Реформа обсуждалась и готовилась задолго до её практического проведения. Впервые она оформилась в виде «Предварительного сообщения» Орфографической подкомиссии при Императорской Академии наук под председательством А. А. Шахматова (1904). В 1911 г. особое совещание при Академии наук в общем виде одобрило работы предварительной комиссии и вынесло по этому поводу свою резолюцию: детально разработать основные части реформы; постановление об этом было опубликовано в 1912 г. Официально реформа была объявлена 11 (24) мая 1917 года в виде «Постановлений совещания по вопросу об упрощении русского правописания», а 17 (30) мая на основании указанных материалов Министерство народного просвещения Временного правительства предписало попечителям округов немедленно провести реформу русского правописания; ещё один циркуляр вышел 22 июня (5 июля). Впрочем, реформа тогда началась только в школе, что было подтверждено декретом советского Народного комиссариата просвещения от 23 декабря 1917 г. (5 января 1918 г. по новому стилю). Для прессы и делопроизводства обязательным стал только декрет Совета народных комиссаров от 10 октября 1918 г. (опубликован в «Известиях» 13 октября) и постановление президиума Высшего совета народного хозяйства «Об изъятии из обращения общих букв русского языка» (имеются в виду буквы с общим значением: і=и, ѣ=е, ѳ=ф), опубликованное на следующий день.
1) из алфавита исключались буквы «ять», «фита», I («и десятеричное»); вместо них должны употребляться, соответственно, Е, Ф, И;
2) исключался твёрдый знак (Ъ) на конце слов и частей сложных слов, но сохранялся в качестве разделительного знака (подъём, адъютант);
3) изменялось правило написания приставок на з/с: теперь все они (кроме собственно с-) кончались на с перед любой глухой согласной и на з перед звонкими согласными и перед гласными (разбить, разораться, разступиться → разбить, разораться, но расступиться);
4) в родительном падеже прилагательных, причастий и местоимений окончания -аго, -яго заменялось на -ого, -его (например, новаго → нового, лучшаго → лучшего, ранняго → раннего),
5) в именительном и винительном падежах множественного числа женского и среднего родов -ыя, -iя — на -ые, -ие (новыя (книги, изданiя) → новые);
словоформы женского рода множественного числа онѣ, однѣ, однѣхъ, однѣмъ, однѣми заменялись на они, одни, одних, одним, одними; словоформа родительного падежа единственного числа ея (нея) — на ее (нее) или её (неё).
В последних пунктах реформа, вообще говоря, затрагивала не только орфографию, но и орфоэпию и грамматику, так как написания онѣ, однѣ, ея (воспроизводившие церковнославянскую орфографию) в некоторой степени успели войти в русское произношение, особенно в поэзию (там, где образовывали рифму: онѣ/женѣ у Пушкина, моя/нея у Тютчева и т. п.).
Реформа ничего не говорила о судьбе редкой буквы Ѵ (ижицы); на практике она также оказалась изъятой из алфавита.
Практическая реализация
Согласно Декрету, «все правительственные издания, периодические (газеты и журналы) и непериодические (научные труды, сборники и т. п.), все документы и бумаги должны с 15 октября 1918 г. печататься согласно при сем прилагаемому новому правописанию».
Таким образом, частные издания формально могли печататься по старой (или вообще какой угодно) орфографии. Переучивание ранее обученных старой норме согласно декрету не допускалось.
На практике же государственная власть достаточно скоро установила монополию на печатную продукцию и весьма строго следила за исполнением декрета. Частой практикой было изъятие из типографских касс не только букв I, фиты и ятя, но и Ъ. Из-за этого получило широкое распространение написание апострофа как разделительного знака на месте Ъ (под’ём, ад’ютант), которое стало восприниматься как часть реформы (хотя на самом деле, с точки зрения буквы декрета Совнаркома, такие написания являлись ошибочными). Тем не менее, некоторые научные издания (связанные с публикацией старых произведений и документов; издания, набор которых начался ещё до революции) выходили по старой орфографии (кроме титульного листа и, часто, предисловий) вплоть до 1929 г.
Положительные стороны реформы
Реформа сократила количество орфографических правил, не имевших опоры в произношении, например, различие родов во множественном числе или необходимость заучивания длинного списка слов, пишущихся через «ять» (причём относительно состава этого списка среди лингвистов велись споры, а различные орфографические руководства местами противоречили друг другу).
Реформа привела к значительной экономии при письме и типографском наборе, исключив Ъ на конце слов.
Реформа устранила из русского алфавита пары полностью омофоничных графем (ять и Е, фита и Ф, И и I), приблизив алфавит к реальной фонологической системе русского языка.
Критика реформы
Несмотря на то, что реформа была разработана задолго до революции без каких-либо политических целей, реально принята и внедрена она была большевиками (хотя первые шаги к её реализации были приняты Временным правительством). Это определило резко критическое отношение к ней со стороны политических противников большевизма. Она не использовалась в большинстве изданий, печатавшихся на контролируемых белыми территориях, а затем и в эмиграции. Издания русского зарубежья перешли на новую орфографию только в 1940-х — 1950-х годах.
Реформа встретила также лингвистическую критику: её обвиняли в недостаточном устранении непоследовательности старой орфографии (Н. С. Трубецкой).
Широко известна критика орфографической реформы И. А. Ильиным, содержащая элементы политико-философской и лингвистической критики (в частности, Ильин упрекал новую орфографию в увеличении количества омографов после исчезновения различий вроде есть/ѣсть, миръ/мiръ).

Правила русской орфографии
(оригинал: http://www.rusyaz.ru/pr/index1.html)

Ять прописной & # 1122 ;

Ять строчный & # 1123 ;

Фита прописная & # 1138 ;

Фита строчная & # 1139 ;

Ижица строчная & # 1141 ;

Ѣ («ять») — читается как нынешняя «е».

θ («фита») — как «ф».

i («и» десятиричное) — как «и»

ѵ («ижица») — тоже как «и»

Для удобства я советую переназначить малоиспользуемые клавиши вашей клавиатуры (таких, как $ или т. п.) для ввода старых букв. Нужно только учитывать, что в MS Word коды символов будут иными!

О целесообразности проведения эксперимента со старой орфографией можно судить по результатам в «Книгѣ Судебъ»

Правила заключает малый словарь основных слов.

Правописанiе гласныхъ

1) Послѣ г, к, х, ж, ч, ш, щ никогда не пишутся я, ю, ы, а пишутся — а, у, и.

3) Слова, которыя можно измѣнить такъ, что звукъ е переходитъ въ ё или о пишутся черезъ е, напримѣръ: весло — вёсла; везти — возить; вести — водить.

4) Слова, теряющiя при измѣненiи звукъ е, нужно писать черезъ е, напримѣръ: левъ — льва; купецъ — купца.

6) Десятеричное i ставится передъ гласными и полугласной й, напримѣръ: сiять, позднiй, а также въ словѣ мiръ (вселенная).

Передъ согласной же пишется всегда и.

Правописанiе существительныхъ

2) Сущ., оканчив. на iй, iя, iе имѣютъ букву и въ предлож. пад. (и въ дат. для жен. р.).

3) Послѣ ж, ч, ш, щ въ именахъ мужскаго рода пишется ъ, въ именахъ женскаго рода ь, напримѣръ: ножъ, мечъ, рожь, печь.

4) Имена существительныя женскаго и средняго родовъ съ основами на ж, ч, ш, щ въ родительномъ падежѣ множественнаго числа имѣютъ окончанiе ъ, напримѣръ: кожъ, свѣчъ.

5) Существительныя женскаго рода на ня съ предыдущей согласной или полугласной й въ род. падежѣ множ. числа оканчиваются на ъ, за исключенiемъ словъ: барышня, кухня, деревня.

6) Звуки ж, з, с передъ суффиксомъ чикъ не сливаются въ щ, напримѣръ: разнос-чикъ, перевоз-чикъ, перебѣж-чикъ.

7) Передъ суффиксомъ чикъ и щикъ не пишется послъ «н» ь, напримѣръ: денщикъ, каменщикъ, бубенщикъ.

8) Въ окончанiи ель пишется всегда е, напримѣръ: метель, учитель и т. п., за исключенiемъ слова свирѣль.

9) Окончанiе щина послѣ д, т, ж измѣняется въ чина, напримѣръ: солдат-чина, муж-чина.

10) Въ нѣкот. сущ. уменьшит. слышится инь, а пишется ень: маменька, тятенька.

Правописанiе прилагательныхъ

1) Прилагательныя, оканчивающiяся въ именительномъ падежѣ единственнаго числа на ой, напримѣръ: глухой, слѣпой въ родительномъ падежѣ оканчиваются на ого.

2) Въ жен. родѣ вин. пад. оканчив. на ую, юю, в творит. оканчив. на ою, ею: ядовитую змѣю — ядовитою змѣею, раннюю зиму — раннею зимою.

5) Если прилагательное произведено отъ существительнаго, въ которомъ уже есть одно н, то въ немъ пишется два нн: осень — осеннiй, весна — весеннiй, камень — каменный.

6) Прилагательныя, произведенныя отъ глаголовъ и оканчивающiяся на еный, пишутся черезъ одно н, напримѣръ: вареный — прич. сваренный, жареный — прич. сжаренный, бѣшеный — прич. взбѣшенный, мороженый — прич. замороженный.

7) Именительный падежъ множественнаго числа прилагательныхъ оканчивается на е, если они стоятъ при существительныхъ мужскаго рода, и на я, если стоятъ при существительныхъ женскаго и средняго родовъ, напримѣръ: хорошiе столы, хорошiя книги, хорошiя перья.

Правописанiе числительныхъ

2) Количественное числительное одинъ въ родител. падежѣ единственнаго числа оканчивается на ого.

3) Количественныя: 15, 16, 17, 18, 19 въ серединѣ не имѣютъ ь.

4) Количественныя: 50, 60, 70, 80, 500, 600, 700, 800 и 900 имѣютъ въ серединѣ ь, а на концѣ ъ.

5) Числит.: седьмой и восьмой имѣютъ въ серединѣ ь.

6) Одиннадцать пишется черезъ два нн.

7) Числительное пол передъ словами, начинающимися съ гласной буквы и согласной л, пишется съ ъ и отдѣляется черточкой, напримѣръ: полъ-аршина, полъ-яблока, полъ-листа; передъ остальными же согласными пишется вмѣстѣ, напримѣръ: полсажени, полкопейки, полрубля.

Правописанiе мѣстоименiй

1) Ѣ пишется:

а) Въ дательномъ и предложномъ падежахъ личныхъ мѣстоименiй: я, ты и возвратнаго себя: мнѣ, тебѣ, себѣ, о мнѣ, о тебѣ, о себѣ.

б) Въ творительномъ единственнаго числа мѣстоименiй: кто, что, весь, тотъ: кѣмъ, чѣмъ, всѣмъ тѣмъ.

в) Во всѣхъ падежахъ множественнаго числа мѣстоименiй: тотъ и весь: тѣ, тѣхъ, тѣмъ и т. д.; всѣ, всѣхъ, всѣмъ и т. д.

г) Въ именительномъ падежѣ множественнаго числа женскаго рода мѣстоименiя онъ — онѣ.

д) Въ неопредѣленныхъ мѣстоименiяхъ: нѣкто, нѣчто и во всѣхъ падежахъ нѣкоторый, нѣкiй, нѣсколько.

3) Родительный единственнаго числа мѣстоименiя она — ея, винительный — ее.

4) Винительный падежъ единственнаго числа отъ мѣстоименiя сама — самое.

Правописанiе глаголовъ

1) Ѣ пишется въ неопредѣленномъ наклоненiи передъ окончанiемъ ть. Исключаются слова: тереть, (за)переть, (у)мереть.

2) Передъ окончанiемъ чь, пишется е, за исключенiемъ слова сѣчь.

3) Если глаголъ имѣетъ гласную ѣ передъ окончанiемъ ть, то и всѣ производныя отъ этой формы слова, гдѣ сохраняется звукъ е, пишутся черезъ ѣ, напримѣръ: видѣть пишется черезъ ѣ, и всѣ производныя будутъ писаться черезъ ѣ: видѣнiе, провидѣнiе, видѣнный, видѣлъ и т. д.

4) Глаголы: брелъ, мелъ, плелъ, (про)челъ, шелъ со всѣми производными пишутся черезъ е.

5) Ь. Въ неопредѣленномъ наклоненiи окончанiя ть, чь пишутся черезъ ь.

6) Второе лицо единствен. числа наст. вр. оканчивается на ь.

7) Ь пишется въ повелительномъ наклоненiи: сядь, кинь, брось, сядьте, киньте, бросьте и т. д.

8) Причастiя прошедшаго времени страдательнаго залога образуются отъ совершеннаго вида глагола и бываютъ двухъ окончанiй: опредѣленнаго и неопредѣленнаго; причастiя опредѣленнаго окончанiя пишутся черезъ нн, а неопредѣлен. окончанiя черезъ н.

Правописанiе нарѣчiй

1) Ѣ пишется въ слѣд. нарѣчiяхъ:

2) Нарѣчiе нѣкогда пишется черезъ ѣ въ смыслѣ «когда-то», но въ смыслѣ «нѣтъ времени» черезъ е.

3) Ь пишется въ нарѣчiяхъ: въявь, лишь, сплошь, точь-въ-точь, прочь, весьма, чуть-чуть, настежь, наизусть, наотмашь, вишь, навзничь.

4) Ъ пишется въ нарѣчiяхъ: близъ, межъ, ужъ, вверхъ, покамѣстъ.

Правописанiе предлоговъ

3) Въ приставкахъ без, чрез буква з никогда не изменяется, напримѣръ: безпечный, чрезмѣрный.

Правописанiе союзовъ

1) Такь же пишется отдѣльно, если въ другомъ предлож. слѣдует какъ, напримѣръ: онъ такъ же хорошо приготовилъ урокъ, какъ и ты.

2) Союзъ тоже пишется слитно, въ отлич. отъ мѣстоименiя то же, котор. пишется отдѣльно.

3) Чтобы въ отлич. отъ мѣстоим. что бы пиш. вмѣстѣ.

Переносъ словъ

1) При переносѣ нельзя раздѣлять слогъ, напр.: ра-бо-та, по-здра-вить.

2) Одна гласная не оставляется и не переносится, напримѣръ нельзя перенести: И-ванъ или путешествi-е.

3) При стеченiи двухъ одинаковыхъ согласныхъ, одна оставляется, другая переносится, напримѣръ: суб-бота, клас-сы.

4) Нельзя раздѣлять сочетанiя: бл, вл, пл, мл, фп, жд, ст, ск, кс. ств, др, тр, напримѣръ: лю-блю, ло-влю, ве-личе-ство, цар-скiй, Але-ксѣй.

5) Вообще при переносѣ слѣдуетъ стараться приставку или окончанiе отдѣлить отъ корня, если только это возможно, напримѣръ: класс-ный, со-жженный.

Словарь дореволюционной орфографии

А

Аббатъ

Абонементъ

Аввакумъ

Агаθья

Аграфена

Адъюнктъ

Адъютантъ

Азiатскiй

Азiатецъ

Аккомпанировать

Аккордъ

Аккуратно

Алексѣй

Аллегорiя

Аллея

Алфавитъ

Амуницiя

Амфитеатръ

Анаθема

Англiйскiй

Андрей

Апелляцiя

Аппетитъ

Апрѣль

Арабъ (житель Аравiи)

Арапъ (негръ)

Ариθметика

Армеецъ

Артиллерiя

Архiерей

Арьергардъ

Ассигнацiя

Ассистентъ

Атмосфера

Аттестатъ

Аудiенцiя

Аэростатъ

Аθанасiй

Аθины

Аθонъ

Б

Баллада

Балластъ

Баллотировка

Баллъ (шаръ, отмѣтка)

Балъ (вечеръ танц.)

Банщикъ

Барыня, -шня

Басенка

Бассейнъ

Басурманъ

Башенка

Безалаберный

Бездѣлица

Безжалостный

Безжизненный

Беззавѣтный

Беззастѣнчивый

Безсмѣнный

Безспорный

Безсѣмянка

Безчисленный

Безызвѣстный

Безыменный

Безыскусственный

Безысходный

Белена

Беллетристика

Бельэтажъ

Бесѣда

Бечева, -вка

Биллiонъ

Благовѣстъ

Благоговѣнiе

Благолѣпiе

Благословенiе

Блеять, блеешь, блеютъ

Близлежащiй

Блѣдный

Богодѣльня

Боленъ

Болѣзнь

Болѣе, болѣ

Борьба

Бреду, брести

Брежу, бредить

Брезжиться

Брешь

Брею

Брильянтъ

Британнiя

Брошюра

Брюзжать

Буднишнiй

Будто

Бульонъ

Бухгалтеръ

Бѣгать

Бѣда

Бѣлила

Бѣлка

Бѣсъ

Бѣшеный

Бюллетень

В

Ванечка (а не Ваничка)

Ванна

Вареникъ

Вареный

Варθоломей

Вблизи

Вверху, вверхъ

Ввечеру

Ввѣкъ

Вглубь

Вдалекѣ, вдали

Вдвое, вдвойнѣ

Вдобавокъ

Вдоволь

Вдохновенный

Вдребезги

Ведро, -яный

Вездѣ

Везти, везу, везъ

Векша

Великолѣпный

Велѣно

Вена (кров. жила)

Вентиляторъ

Вепрь

Вереница

Веретено

Вертелъ

Вертѣть, вертѣлъ

Верхъ, верхомъ

Весеннiй, вешнiй

Вести, веду, велъ

Ветхiй, ветошь

Ветчина

Взадъ и впередъ

Взаймы

Взамѣнъ

Взаперти

Взапуски

Взашей

Взбаламошный

Взбудоражить

Взгрустнуться

Взять, возьму

Взъерошить

Виденъ, -дна, -дно (не видѣнъ — кратк. прилаг.)

Видѣнный (видѣть — причастіе)

Визжать

Високосный

Висѣлица

Вихрь, вихорь

Вкопаный (прилаг.)

Вкопанный (прич.)

Вкось

Вкратцѣ

Вкривь

Владѣлецъ

Влѣво

Вмигъ

Вмѣсто, вмѣстѣ

Внаймы

Вначалѣ, но въ началѣ года, недѣли

Внизъ

Вновь, вновѣ

Внутренно, -iй

Внѣ

Во-время

Вовсе

Во-вторыхъ

Вовѣкъ, вовѣки

Водяной

Воедино

Военачальникъ

Вожделѣнiе

Вожжа

Возженный

Воззвать

Воззренiе

Возлѣ

Возмездiе

Вознамѣриться

Возрастъ

Возстать

Возчикъ

Возымѣть

Воистину

Вообще

Воочiю

Во-первыхъ

Во-свояси

Восемь

Восемнадцать

Восемьдесятъ

Восемьсотъ

Воспитанникъ

Воспрiемникъ

Восьмеричный

Восьмой

Вотрушка

Вотчимъ

Вотчина

Впервой, впервые

Впереди

Вперемежку (по-перемѣнно, то одинъ, то другой)

Вперемѣшку (смѣшанно)

Вплавь

Вплотную

Вполнѣ

Вполпути

Вполсыта

Впопыхахъ

Впослѣдствiи

Впотьмахъ

Вправо, вправѣ

Впросакъ

Впрямь

Вразсыпную

Время, времечко

Вровень

Врознь, врозь

Всевѣдующiй

Вселенная

Всемiрный

Всенощная

Всеобъемлющiй

Все-таки

Всечасно

Вскачь

Всклоченный

Вскорѣ

Вслухъ

Вслѣдствiе

Вслѣдъ, вослѣдъ

Всмятку

Всплошную

Встарину

Встрепенуться

Встрѣтить

Всуе

Втайнѣ

Втихомолку

Втиши

Второпяхъ

Втридорога

Второе, втройнѣ

Втуне

Втупикъ

Вчернѣ

Вчетверо

Вчужѣ

Въ бродъ

Въ виду

Въ теченiе

Въявь, въявѣ

Выгадать

Выздоровленiе

Выигрышъ

Высшiй

Вьюга

Вѣдьма

Вѣднiе

Вѣеръ

Вѣко

Вѣкъ

Вѣна (городъ)

Вѣнецъ (житель Вѣны)

Вѣникъ

Вѣрить

Вѣсить

Вѣскiй

Вѣсть

Вѣтвь

Вѣтеръ

Вѣтреность

Вѣтреный (человекъ)

Вѣтряный (мельница)

Вѣха

Вѣче

Вѣщать

Вѣять

Вязать

Вящщiй

Г

Гаданый

Галлерея

Гауптвахта

Геенна (адъ)

Генiальный

Гигiена

Гiена

Гладкiй

Глиняный

Глодать, гложутъ

Глухонѣмой

Глѣбъ

Гнести, гнету

Гнетъ

Гнѣвъ

Гнѣдой

Гнѣздо (мн. — гнѣзда)

Говѣть, -нiе

Голландiя

Гостиный (дворъ)

Гостиная

Гостиница

Гордей

Грамматика

Грамота, -ей

Грезить, грезы

Грести, гребу

Гривенникъ

Грубiянъ

Группа

Грызть

Грѣхъ

Гусеница

Гуттаперча

Д

Давеча

Давешнiй

Далече

Двадцать

Двухсотый

Двухъэтажный

Двѣнадцать

Девятнадцать

Девятьсотъ

Декабрьскiй

Денщикъ

Деньжонки

Деревянный

Дерзкiй

Днѣпръ

Днѣстръ

Дождь

Доконать

Докрасна

Доносчикъ

Доселѣ

Достоинъ

Досыта

До тла

Дотолѣ

Дочиста

Дребезжать

Дрожки

Душеприказчикъ

Дьяволъ

Дьяконъ

Дѣвать, дѣть

Дѣвушка

Дѣдъ

Дѣлать

Дѣлить

Дѣти

Дядька

Дяденька

Е

Евангелiе

Егерь

Ежевый

Елисѣй

Ель, елка

Епархiя

Епископъ

Еремѣй

Ефрейторъ

Ж

Жалованiе (дѣйствiе)

Жалованье (содержанiе)

Жареный

Жданый

Желанный

Желтый

Желчь

Желѣза

Желѣзо

Жестянный (мастеръ)

Жестяной (сдѣланный изъ жести)

Жечь, жгу, жжешь, жгутъ

Жженiе, жженный

Жолобъ

Жолудь

Жужжать

З

Заведенiе

Зависѣть, завишу

Завѣдывать

Завѣтъ

За границей

За границу

Заграничный

Задхлый и затхлый

Заживо

Закадычный

Заказчикъ

Замертво

Замерзшiй (замерзать)

Замершiй (замереть)

Замужемъ, замужъ

Заново

Заносчивый

Заодно

Запечатлѣнъ

Заплатишь, заплатятъ, заплаченъ

Заплѣснѣть

Заповѣдь

Заподозрѣнъ

Запрячь, запрягъ (произв. запречь, запрегъ)

Заранѣ, -ѣе

Зарасти

Застрѣленъ

Застѣнчивый

Затменiе

Затѣмъ

За тѣмъ

Затѣя

Заутреня

Зачастую

Зачѣмъ

За чѣмъ

Заячiй, -чье

Званый (созванный)

Здравствовать

Здравствуй

Зеленной (отъ зелень), зеленная лавка

Землетрясенiе

Зиждитель

Злодѣй

Змѣй

Зыбкiй

Зѣвать

Зѣница

И

Идиллiя

Иждивенiе

Извнѣ

Извозчикъ

Извѣстiе

Издавна

Издалека

Издѣваться

Издѣтства

Изжарить

Иззябнуть

Изморось

Изнутри

Изрекать, изречь

Изреченiе

Изрѣдка

Изстари

Изъ-за

Изъ-подъ

Изъянъ

Изящный

Иллюминацiя

Иллюстрацiя

Именины

Именинникъ

Имѣньице

Индѣецъ

Интеллигенцiя

Искусный

Искусство, -енный

Исповѣдь

Исподлобья

Исподтишка

Истина (сущ.)

Истинна (кратк. прил. женск. р.)

Искреннiй, -нно

Исцѣлять

Итти

Iезуитъ

Iерей

Iероглифъ

Iерусалимъ

Iоаннъ

Iовъ

Iудея

Iюнь, iюньскiй

Iюль, iюльскiй

К

Кавычка

Казакъ

Каллиграфiя

Калоша

Калѣка

Каменщикъ

Кампанiя (походъ)

Капюшонъ

Карикатура

Карθагенъ

Каθедра

Клеенка

Клѣтка, клѣть

Кое-какъ, кое-что, кое-гдѣ, кой-куда

Кожаный

Кожевенный

Колея

Коллегiя

Коллекцiя

Колодецъ

Колоссъ, колоссальный

Колосъ, колосистый

Колѣно

Комиссiя

Коммерцiя

Компанiя (общество)

Конгрессъ

Копейка

Коридоръ

Корреспонденцiя

Крайне

Кристаллъ

Крѣпкiй

Курiозный

Курьеръ

Кутерьма

Л

Лазейка

Лазутчикъ

Легавый

Ледяной

Лезвiе

Лелѣять

Лепетать

Лечь, лягутъ

Лотерея

Лучшiй

Лѣвый, лѣвша

Лѣзть, лѣзутъ

Лѣкарь, лѣкарство

Лѣнь

Лѣпить

Лѣстница

Лѣсенка

Лѣсъ

Ляжка

М

Майоръ

Мало-мальски

Мало-по-малу

Маменька

Масленица

Масляный (изъ масла сдѣланъ)

Масса

Массивный

Масштабъ

Матвѣй

Матерiалъ

Матерiальный

Матросъ, -сскiй

Мачеха

Медвѣдь

Межа

Междометiе

Между прочимъ

Мелкiй, мелочь

Мель, мелѣть

Мелькомъ

Меньше

Менѣе

Месть

Мерещиться

Металлъ, -ическiй

Метать, мечешь, металъ

Метель

Меθодiй

Мизинецъ

Миллiардъ

Миллiонъ

Минiатюра

Миропомазанiе

Мировой

Миръ

Мiръ, Мiровой

Мiрской, мiрянинъ

Мнѣнiе

Можетъ быть

Можетъ-статься

Можжевельникъ

Молоть, мелешь

Мороженое

Мошенникъ

Мудреный

Мужчина

Мундштукъ

Мысленный

Мѣдь

Мѣлъ

Мѣнять

Мѣра

Мѣсить

Мѣстоименiе

Мѣсяцъ

Мѣта, мѣтить, мѣчу, мѣтятъ

Мѣткiй, мѣтокъ не тотъ, кто ловко метаетъ, а тотъ, кто хорошо мѣтитъ, попадаетъ въ мѣту

Мѣхъ

Мѣшать

Мѣшкать

Мѣщанинъ

Мяконькій

Н

Набалдачникъ

Набекрень

Набѣло

Наважденiе

Наверхъ, -у

Навеселѣ

Навзничь

Навзрыдъ

Наврядъ

Навсегда

Навстрѣчу

Навыворотъ

Навѣкъ

Навязчивый

Наголову

На голову

Нагрузчикъ

Надвое

Надежда

Надменный

Надолго

Надсмотрщикъ

Надѣвать

Надѣяться

Наединѣ

Наземь

Назло

Наискось

Наканунѣ

Налегкѣ

Налету

Налицо

Налѣво

Намедни

Намекать

Намѣренiе

Наотрѣзъ

Наперсникъ

Наподобiе

Направо

Напримѣръ

Наравнѣ

Нараспашку

Нарасхватъ

Нареканiе

Нарѣчiе

На ряду

Настежь

Насторожѣ

Насѣкомое

Натощакъ

Наугадъ

Начерно

Начисто

Наяву

Невдогадъ

Невдомекъ

Невпопадъ

Невѣдѣнiе

Невѣста

Негдѣ

Недѣля

Не зачѣмъ

Нездоровиться

Нейти

Некогда (нѣтъ времени)

Некстати

Некуда

Ненавидѣть

Необезпеченный (прилаг.)

Не обезпеченный (прич.)

Неподалеку

Непремѣнный

Несмотря

Несмѣтный

Нехотя

Не что иное

Ни за что

Низшiй

Нимало

Ниоткуда

Ни при чемъ

Нисшествiе

Ничей, -чьего

Нищенка

Ноль, нуль

Ноябрьскiй

Нынѣ, нынче

Нѣга

Нѣкiй

Нѣкогда (когда-то)

Нѣкоторый

Нѣманъ

Нѣмецъ

Нѣмой

Нѣчто

Няньчить

О

Обезопасить

Обезсмертить

Обезьяна

Обжогъ

Обитель

Обоюдный

Образчикъ

Обрастать

Обремененiе

Обрусенiе, обрусить

Обрусѣніе (обрусѣть)

Обрѣтать

Объемъ

Объездчикъ

Объяденье

Объять

Обыграть

Обыденный

Обѣдъ

Обѣтъ

Овощъ

Огнедышущiй

Одежда

Одиннадцать

Одышка

Одѣвать

Одѣяло

Оземь

Окаянный

Оклеечный

Околотокъ

Октябрьскiй

Омерзѣнiе

Опереться

Опрометью

Орѣхъ

Орθографiя

Осеннiй

Остервенѣнiе

Острастка

Осѣдлый

Отвѣтъ

Отдохновенiе

Отколѣ

Отмеска

Отнѣкиваться

Отнюдь

Отреченiе

Отроду

Отселѣ

Отсутствiе

Оттепель

Оттого

Отъ того

Отчего

Отъ чего

Отчество

Отъэкзаменовать

Охмелѣть

Оцѣпенѣнiе

П

Падчерица

Пансiонъ (воспит. зав.)

Папенька

Параллельный

Пассажиръ

Пастбище

Пастьба

Пасѣка

Паять, паяютъ

Паθосъ

Пенсiонъ, пенсiя

Пенять

Перебѣжчикъ

Переводчикъ

Переписчикъ

Переплетчикъ

Пересказъ, -чикъ

Переть, прутъ

Песчаный

Печеный

Печенѣгъ

Писчiй

Письмо

Письменный

Платяной

Плашмя

Племянникъ

Плохонькiй

Плѣнъ

Плѣсень

Плѣшь

Поблизости

По-братски

Повидимому

Повѣсть

Поганый

Подданный

Поддевка

Подлинно

Подлѣ

Подмастерье

Подоконникъ

Подписчикъ

Подчасъ

Подъемъ

Подъ рядъ (т. е. сряду)

Подъячiй

Пожалуйста

Поздно, позже

Позѣвывать

Покамѣстъ

Поколѣнiе

По крайней мѣрѣ

По-латыни

Полгода

Ползти

Полати

Полоумный

Полтораста

Полтретья

Полѣно

Полъ-аршина

Помаленьку

Помощникъ

Помело

Помѣшанный

Понамарь

Понапрасну

Поневолѣ

Понемногу

Понынѣ

Поодаль

Поперемѣнно

Пополамъ

По-прежнему

Поромъ

По-свойски

Послѣзавтра

Пострѣлъ

Потатчикъ

Потчевать

Потѣха

Похмелье

Похѣрить

Поцѣлуй

Праздникъ

Предмѣстье

Предубѣжденiе

Предъявлять

Предыдущiй

Предѣлъ (граница)

Преемникъ

Пренiе (отъ гл. переть)

Пререканiе

Прессъ-папье

Преуспѣянiе

Приведенiе (приговора)

Привидѣнiе (духъ)

Привилегiя

Привѣтъ

Привязчивый

Приданое

Придѣлъ (доб. алтарь)

Приказчикъ

Примѣненiе

Притча

При чемъ

Прiѣзжiй

Провидѣнiе

Программа

Происшествiе

Проповѣдь

Просьба

Профессiя

Прѣсный

Прѣнiе, прѣть (увлажняться)

Пряденый

Путаница

Пьедесталъ

Пьеса

Пьяный

Пѣгiй

Пѣна

Пѣтухъ

Пѣшiй

Пятнадцать

Пятьдесятъ

Пятьсотъ

Р

Развѣ

Роздать (роздалъ)

Разжигать

Разиня

Разносчикъ

Разостлать, разстелютъ

Разсвѣтать

Разсказъ

Разсмотрѣнiе

Разсолъ

Разстрѣлянный

Разсорить (соръ)

Разсорить (ссора)

Разсчитать

Разсылать, разослать, разошлю

Разѣвать

Разыскать

Разыграть, но — розыгрышъ

Раненый

Расписанiе

Расписка, но — роспись

Расти, росшiй

Расчесть, разочтутъ

Расчетъ

Расщелина

Ремесленникъ

Реченiе

Ретивый

Ротозѣй

Рѣдкiй

Рѣдька

Рѣпа

Рѣсница

Рѣчь

Рѣшето

С

Салазки

Сбитень

Сбоку

Сбруя

Свадьба

Сведенiе (отъ гл. вести)

Сверстникъ

Сверху

Свидѣтель

Свирѣль

Свирѣпый

Свиснуть (отъ гл. висѣть)

Свистнуть

Свѣдѣнiе

Сгоряча

Сегодняшнiй

Седьмой

Семнадцать

Семьдесятъ

Сентябрьскiй

Серебряный

Серiозный

Серьги

Сжечь, сожгутъ, сожженъ

Сзади

Синтактическiй

Склянка

Словесный

Словесность

Слышенъ

Смежный

Смекать

Сметана

Смолоду

Смышленый

Смѣта

Смѣтка

Смѣтливый

Смятенiе

Снаружи

Сначала

Совѣсть

Совѣтъ

Соленый

Солнце

Соломенный

Сострить

Спесь

Сплошь

Спьяна

Спѣшить

Срамъ

Ссора

Стамезка

Статскiй

Стлать, стелешь, стелютъ

Стремглавъ

Стремя

Стрѣла

Стѣсненiе

Суббота

Субъектъ

Сужденiе, суженый (от судить)

Сузить, суженный, суженiе

Сумасбродъ

Сумасшедшiй

Съежиться

Сыграть

Сыздѣтства

Сызнова

Сѣверъ

Сѣдло

Сѣдой

Сѣмя, -ечко

Сѣно

Сѣра

Сѣтовать

Сѣчь

Т

Тезка

Тезоиментство

Телѣга

Тереть, тру

Терраса

Тимоθей

Тиранъ

Тлѣнiе, тлѣнъ, тлѣнный

Тождество и тожество

Тоньше

Точь-в-точь

Третьягодняшнiй (произв. третёва, -iй)

Треугольный

Трехъэтажный

Тридцать

Тринадцать

Тунеядецъ

Тщательный

Тщедушный

Тщеславiе

Тѣло

Тѣснить

Тѣсто

Тѣшить

Тюрьма

У

Убѣжденiе

Увѣнчать

Увѣчье

Угнетать

Удаться (а не удасться)

Удлиненiе

Уздцы

Узкiй

Указчикъ

Уменьшать

Умереть

Университетъ

Уплаченъ

Упряжь

Уравнять (равный)

Уровнять (ровный)

Усомниться

Усопшiй

Успенiе

Утонченiе

Утреннiй

Утренникъ

Утреня

Ученый

Ф

Фальшь

Фарисей

Фейерверкъ

Фельдшеръ

Физiономiя

Филиппъ

Фонвизинъ

Француженка

Французскiй

Фуражка

Х

Хлѣбъ-соль (жен. р.)

Хлѣвъ

Хмель

Хоругвь

Хребетъ

Хрестоматiя

Хрѣнъ

Ц

Цвѣсти, цвѣлъ

Центиметръ

Церковь

Цифра

Цыганъ

Цырюльникъ

Цѣдить, цѣдятъ

Цѣлебный

Цѣловать

Цѣлый

Цѣль

Цѣна

Цѣпенѣть

Цѣпъ

Цѣпь

Ч

Чародѣй

Человѣкъ

Челядь

Черезчуръ

Черкесъ, -сскiй

Черствый

Четвергъ

Четвереньки

Четверка

Четырнадцать

Чортъ

Чуть-чуть

Ш

Шажкомъ

Шелкъ

Шелуха

Шестнадцать

Шестьдесятъ

Шестьсотъ

Шлюпка

Шнурокъ

Шовъ

Шоколадъ

Шоссе

Штатскiй

Штора

Щ

Щелкать

Щетка

Ѣ

Ѣда, ѣшь, ѣдятъ, ѣсть

Ѣздить, ѣзжу, ѣздятъ

Ѣхать, ѣду, ѣдутъ

Э

Экзаменъ

Экземпляръ

Экiй

Экономiя

Эллины

Этакiй, этакъ

Эффектъ

Эθиръ

Эθиопъ

Ю

Юбка

Ювелиръ

Юдиθъ

Юный

Юность

Я

Явственный

В 1758 году в алфавит вернули «ижицу»

После петровской реформы нормы русского письма продолжили меняться: «эстафету грамоты» перехватила Академия наук. В 1738 году она исключила из тогдашнего алфавита еще несколько букв: Ь («кси»), 3 («ижицу») и Й («зело»). Также единым стало написание необычной для глаза современного читателя буквы : — вместо привычных двух точек она теперь обозначалась всего одной. Точку эту использовали только перед гласными, Й и в слове «мiр» в значении Вселенной. Еще одной реформой Академии, в 1758 году, в алфавит все-таки была возвращена «ижица».

Октябрьская революция изменила и нормы русского языка

Потом русский язык на некоторое время оставили в покое, однако Октябрьская революция, перевернувшая мир с ног на голову, коснулась в том числе и «старых» языковых норм. К моменту революционного переворота в языке продолжили использоваться некоторые буквы, существенно усложняющие процесс обучения грамоте: это были уже знакомые нам :, «ижица», а также Ѳ («фита») и Ѣ («ять»). Их реформа 1917 — 1918 годов отменила первым делом, на месте дореволюционных символов появились современные Е, Ф и И.

Реформа буквы И вместо i вызвала рьяные споры в народе: общество буквально разделилось на два лагеря. Сторонники сохранения i в русском алфавите апеллировали тремя доводами:

1. Данная буква не может быть спутана с другими по схожести написания, в отличие от И (со схожими на письме Н и П);
2. Она близка к западноевропейскому алфавиту;
3. Занимает меньшее количество места при типографской печати и на письме.

«И с точкой» заменили на И

Причины эти могли показаться весомыми, но победу всё же одержали сторонники И. С их точки зрения, одна из наиболее часто используемых букв не должна была приводить к изменению традиционного графического восприятия языка. Немаловажную роль в поражении команды «И с точкой» сыграл в том числе и неудачный петровский опыт по введению i в русскоязычный алфавит: отношение к реформам первого российского императора было более чем спорным в условиях нового строя.

Какие же еще изменения претерпело правописание в начале двадцатого века? На конце слова теперь не увидишь твёрдого знака, он становится исключительно разделительным. Появились новые нормы правописания приставок, заканчивающихся на С и З: перед глухими согласными на стыке корня и приставки стало принято писать С, перед звонкими — З.

Вместо «ранняго» стали писать «раннего», вместо «лучшаго» — «лучшего»: так изменились окончания родительного и винительного падежей в прилагательных и причастиях. Ушли и формы -ыя и -iя во множественном числе среднего и женского родов: книги стали новые, а «новiя изданiя» остались в прошлом. Привычное нам «её платье» в прошлом звучало как ея; они, одни, одних до ликвидации «ять» выглядели как онѣ, однѣ, однѣхъ.

Твердый знак стал только разделительным

Как удалось разом перестроить типографское дело под новую реформу? Декретом от 10 октября 1918 года «О введении новой орфографии». Все издания — правительственные, периодические и непериодические, все бумаги, документы должны были перейти на «новый стиль» уже с 15 октября. Кто осуществлял контроль за выполнением данного декрета? Государство. К тому моменту оно уже обладало полной властью, монополией на всю печатную продукцию.

У государства — монополия на печатную продукцию

Хотя бы если учесть тот факт, что распределение бумаги для типографий осуществлялось под государственным контролем, то несложно понять рычаги давления на сопротивлявшиеся издания. «Большевистский» стиль письма не нравился противникам режима, хотя на самом деле реформа не несла никакой политической подоплеки. Тем не менее, издания русского зарубежья, например, перешли на новое правописание только спустя двадцать, а то и тридцать лет после проведения реформы.

Однако умалять достоинства «нового стиля» тоже не стоит: алфавит максимально приблизился к фонологическому («как слышится, так и пишется»), что упростило письмо на практике; исключение твердого знака на конце слов существенно уменьшило типографские затраты на печать.

У реформы 1917 — 1918 гг. были и преимущества

Насколько эти изменения были необходимы, сейчас сложно ответить, ведь мы уже не одно десятилетие пользуемся плодами этой реформы… Впереди еще изменения 1956 и 1962 годов, но о них вы узнаете в следующей статье нашего цикла.

Подробно и полностью про дореволюционную орфографию русского языка я сейчас здесь не напишу, но постараюсь кратко объяснить, какие буквы потерял русский язык от действий большевиков.
Русский язык потерял букву i, эта буква называется «и десятиричное», по-простому «и с точкой». Обозначает цифру 10. Скорее всего, это буква пришла в русский язык из греческого. В греческом языке аналогичная буква называется «йота» и пишется как ι. В греческом языке перед другими гласными пишется обычно именно йота, как в словах Ρωσία, εισιτήριο. И в русском языке перед гласными и перед «й» всегда писалась буква i, но не «и». Например, Россiя, бiют (бьют).
Русский язык потерял букву «ять», эта буква пишется как ѣ. Это общая для всех славянских языков буква. Это чисто славянская буква, причём очень важная. Она произносится как «е», только в московском диалекте русского языка. В других диалектах русского языка и в других славянских языках она произносится по-разному, но не как «е». В одном из диалектов русского языка буква «ять» произносится как «ие», например в слове «лѣс». В сербохорватском языке она тоже произносится как «ие». В украинском языке эта буква произносится как «и «, а пишется как «i». У поляков буква «ять» произносится как «я», у болгаров — как «е», и как «я». В чешском языке буква «ять» пишется как ě, и в некоторых случаях произносится как «ье». Если после изменения слова звук «е» будет превращаться в «ё» или вообще исчезать, то в этом месте отсутствует буква «ять». Буква «ять» чаще всего находится под ударением, под ударением всегда находится и буква «ё». Но, там где «ять», там не может быть «ё», за исключением слов: гнѣзда, звѣзды, сѣдла, цвѣлъ, приобрѣлъ, запечатлѣнъ, позѣвывать. Итак, буква «ять» не может ни пропадать, ни переходить в «ё», кроме случаев указанных исключений. Причём русская буква «е» в других славянских языках не всегда пишется передаётся как «е». Приведём слова с буквой «е»: отец — отца, пёс — пса, пень — пня, день — дня, то есть здесь буква «е» выпадает при изменении слова и здесь не может быть буква «ять». Эти же слова в сербском языке пишутся так: отац, пас, пањ, дан. Приведём слова с буквой «ять»: лѣс — выйти из лѣса, бѣс — изгнать бѣса. То есть, буква «ять» находится под ударением и не может исчезать при изменении слова, мы не говорим: «выйти из льса, изгнать бса». Слово «тебѣ» (ответ на вопрос «кому?») в украинском языке произносится как «тобі». Опять же, на месте русской буквы «е» стоит буква «о». Есть такая догадка, что украинской буквой «о» и сербской буквой «а» не может передаваться буква «ять». И слово «тобі» оканчивается на ту букву, которой в украинском языке передаётся буква «ять». Известная сербская певица Дивна Любоевич при исполнении церковных песнопений произносит церковнославянское слово «Тебѣ» сербским произношением как «Тэбье». То есть, где слышно «-ье» или «-ие» при сербском произношении, там стоит буква «ять». Ещё существует такое диалектное русское слово, которое произносится «йисть», это значит кушать. В начале этого слова стоит буква «ять», в дореволюционной русской орфографии оно писалось как «ѣсть». Буква «ять» употребляется только в словах славянского происхождения, за исключением слов «Вѣна» и «Нѣман».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *