Довмонт князь псковский

«Если найдётся среди тебя … мужчина или женщина, кто … пойдёт и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному… то побей их камнями до смерти» (Второзаконие 17:2-5).
Земная жизнь была забот полна,
Пускай теперь при первом бранном зове
Себя отдаст за Господа она.
Войдем мы в царство вечных славословий,
Не будет смерти. Для прозревших внове
Блаженные наступят времена,
А славу, честь и счастье уготовит
Вернувшимся родимая страна…
Конон де Бетюн. Перевод Е. Васильевой
Бывало однако и так, что те же самые славяне и, в частности, псковичи, то есть жители города Пскова, сражались заодно с крестоносцами. А те не только пытались постоянно его завоевать, как это можно себе представить, читая школьный учебник по истории, но и посылали на Русь предложения совместно и на равных отправиться в поход, ну, скажем, против тех же литовцев, мотивируя это тем, что последние являются язычниками.

Рыцари Тевтонского ордена в атаке. Рис. Джузеппе Рава.
Дело в том, что прибалтийские племена находились в даннической зависимости от русских княжеств: ливы, латгалы, земгалы, курши должны были платить дань Полоцкому княжеству, а эсты – Новгородской республике. Поэтому всякий раз, когда крестоносцы под предлогом крещения этих народов совершали поход в их земли, славянские княжества шли на них походом в ответ, а нередко нападали первыми, чтобы дать почувствовать западным рыцарям тяжелую руку Великого Новгорода и его союзника города Пскова. Ну, а медленно тлеющий конфликт новгородцами и рыцарями Ордена меченосцев, первым обосновавшимся в Прибалтике, зародился ещё в 1210 году, когда рыцари напали на эстов. В результате новгородцы предприняли против них целых восемь военных походов, ну а готовили-то еще больше!
1. Первый и второй походы (1203, 1206)
2. Третий поход (1212)
3. Несостоявшийся поход (1216)
4. Четвёртый поход (1217)
7. Пятый поход (1219)
8. Шестой поход (1222)
9. Седьмой поход (1223)
10. Несостоявшийся поход (1224)
11. Несостоявшийся поход (1228)
12. Восьмой поход (1234)
Началось же все с того, что в 1184 году католический миссионер Майнхард фон Зегеберг попросил полоцкого князя проповедовать в землях ливов, и, получив от него согласие, основал и возглавил в 1186 году ливонскую епархию. В 1198 году его преемник Бертольд Шульте был убит ливами. Затем немецкие крестоносцы из северных земель Священной Римской империи основали укрепленный город Ригу (1200) и создали Ливонское братство воинов Христа (известное как «Орден меченосцев» в 1202).
Чтобы вернуть себе контроль над ливами, князь Владимир Полоцкий в 1203 году вторгся в Ливонию, где захватил замок Икскюль, и заставил платить ему дань. Но вот уже замок Гольм из-за сопротивления рыцарей ему захватить не удалось. В 1206 году епископ Риги Альбрехт фон Буксгевден попытался заключить с князем мир, но неудачно. Не удалась и попытка Владимира захватить Ригу, которую он осадил, но взять так и не смог.

Современные руины замка Кокнесе. Трудно себе представить, но когда-то он стоял на высоком холме. Это воды водохранилища от местной гидростанции вокруг все затопили.
В 1207 году Орден захватил крепость Кокнесе (в русских летописях как Кукейнос) – центр одного из русских удельных княжеств в Ливонии, находившихся в зависимости от полоцкого князя. А в 1209 году епископ Альбрехт с помощью Ордена захватил Герсик — столицу второго полоцкого удела в Ливонии — и пленил жену князя Всеволода, после чего тому пришлось изъявить покорность и подарить свою землю Рижскому архиепископству, получив назад лишь небольшую её часть в качестве феода.
В 1209 году на новгородском престоле оказался Мстислав Удатный (Удалой) – известный воитель. И уже в 1210 году он вместе с братом Владимиром псковским совершил поход на чудь и взял с них дань в 400 ногат. По мирному договору русские должны были отправить к ним священников, однако сделано это не было.
В январе-феврале 1212 года Мстислав с 15-тысячным войском, братьями Владимиром и Давыдом дошёл походом до Варболы в северной Эстонии и осадил её. После нескольких дней осады, получив откуп в 700 ногат, он вернулся на Русь.
В 1216 году по просьбе эстов Владимир Полоцкий вновь решил совершить поход на Ригу во главе полоцких и смоленских воинов, но неожиданно умер, взойдя на корабль, из-за чего поход и расстроился.
Зимой 1216/17 годов русские сборщики дани сожгли один из замков в Латгалии, после чего немцы взяли их в плен, но потом после переговоров отпустили. Затем они совершили набег на новгородские земли в начале января 1217 года.
В феврале 1217 года Владимир псковский вместе с союзными ему эстами собрал большую армию и 17 дней осаждал город Оденпе. В городе тоже были эсты и они попросили помощи у немцев, которые прислали 3-тысячное войско. Произошла битва, в которой рыцари потеряли двух военачальников и… 700 коней. Поэтому через три дня осаждённые сдали город при условии, что их отпустят в Ливонию.
Поскольку новгородцы опоздали с помощью эстов, когда крестоносцы захватили их крепость Вильянди в сентябре 1217 года, два года спустя князь Всеволод Мстиславович с 16-тысячным новгородским войском пришел в земли эстов для выступления против Ливонии. В свою очередь рыцари с ливами и латгалами выступили против них. Генрих Латвийский рассказывает о разгроме русского сторожевого отряда, его отступлении и преследовании до реки, за которой было сосредоточено основное русское войско. При виде множества русских воинов ливы и латгалы бежали, а вот немцам удалось помешать попытке переправы со стороны русских, которые потеряли 50 человек. Однако разбить русское войско им так и не удалось. Земли латгалов и ливов были разорены, после чего русские две недели держали в осаде Венден, пока немцы собирали по всей Ливонии свежие войска.

Крестоносцы. Фреска из замка Крессак.
В 1222 году был совершен очередной поход против немцев. Из Владимира пришло войско во главе со Святославом Всеволодовичем, которое вместе с литовцами осадило Венден и разорило прилегающие к нему земли.
15 августа 1223 года пал Вильянди, где стоял русский гарнизон. Генрих Латвийский пишет: «Что касается русских, бывших в замке, пришедших на помощь вероотступникам, то их после взятия замка всех повесили перед замком на страх другим русским…»
Спустя год эсты восстали, вновь пригласили на помощь новгородцев и разместили их в Вильянди и в Юрьеве, разделив с ними захваченное у крестоносцев имущество. Но после победы над эстами при Имере крестоносцы собрали 8-тысячное войско и отбили Вильянди.

Рыцарь первой половины XIII в. Современная реконструкция.
Тем временем 20-тысячное русское войско во главе с новгородским князем Ярославом Всеволодовичем двигалось в Ливонию. Получив известие о падении Вильянди, оно поменяло маршрут и четыре недели безуспешно осаждало город Ревель, но так и не смогло его взять. К 1224 году относится летописное известие о походе новгородцев на помощь Юрьеву.
Зато, когда в 1228 году князь Ярослав Всеволодович отправился в очередной поход против ордена, распространились слухи, что на самом деле он собирается идти на Псков. Тогда новгородцы отказались от участия в походе, а псковичи заключили союз с крестоносцами, в результате чего поход организовать не удалось.

Обратимся к эффигиям наиболее близкого к 1236 году времени. Перед нами фигура рыцаря с Уэльского кафедрального собора, датируемая 1240 годом. Уэльс, конечно, далеко от литовских болот, но вооружение европейских рыцарей всегда было в достаточной степени интернациональным. На этой фигуре шлема нет, но зато показано, что под ним носили на голове, а кроме того, на нем мы видим нашейник для защиты шеи. Щит большой, в форме утюга, гладкий без эмблем. Сюрко с фестонами по подолу.
В булле от 24 ноября 1232 года папа римский Григорий IX попросил Орден меченосцев направить войска, чтобы защитить наполовину языческую Финляндию, крещение которой проводили шведские епископы, от колонизации её новгородцами. В 1233 году новгородские беглецы вместе с князем Ярославом Владимировичем (сыном Владимира Мстиславича, жившим в Риге после смерти отца) овладели Изборском, но вскоре были выбиты оттуда псковичами. Решение о походе во владения Ордена было принято Ярославом после того, как крестоносцы совершили аналогичный набег на Тёсов в том же году.

Другая фигура с этого же собора. На щите мы видим умбон, что нетипично для того времени. На шлеме одна смотровая щель без перемычки и вертикальные отверстия для дыхания. Крестообразного отверстия для «пуговицы» на цепи нет, значит в моду цепи еще не вошли и снятые шлемы носились как-то иначе.
Зимой 1234 года Ярослав вышел из Переяславля с низовскими полками и вместе с новгородцами вторгся во владения Ордена. Затем он встал лагерем неподалеку от Юрьева, но город не осаждал. Тогда рыцари предприняли вылазку из Юрьева, но потерпели жестокое поражение. Кому-то, правда, удалось вернуться за крепостные стены, но часть рыцарей, преследуемая русскими, вышла на лёд реки Эмайыги, где провалилась и утонула. Среди погибших летопись упоминает «лучьших Нѣмцовъ нѣколико и низовець (то есть воинов Владимиро-Суздальского княжества) нѣколико» – то есть провались и утонули не одни только немцы. По сведениям новгородской летописи, «поклонишася Нѣмци князю, Ярославъ же взя с ними миръ на всеи правдѣ своеи».

Последняя фигура похожа на первую, но у нее «гладкие ноги». Возможно, что это уже латы из кожи, либо… просто недоработка скульпторов.
После этого крестоносцы вплоть до ослабления Северо-Восточной Руси монгольским нашествием в 1237–1239 годах совершали лишь набеги на Изборск и Тёсов. Однако воевать русским приходилось в этих землях не только с крестоносцами. Так, в 1225 году 7000 литовцев опустошили села около Торжка, не дойдя до города всего трех верст, перебили там многих купцов и захватили всю Торопецкую волость. Уходившие назад литовцы были разбиты, потеряли 2000 человек и потеряли всю добычу. В 1227 году Ярослав вместе с новгородцами ходил походом на ямь, а в следующем году отразил их ответное нападение. В том же 1227 году он осуществил крещение племени корела.

Просто замечательная эффигия Готфрида фон Каппенберга (1250), Тасселшейбен, Германия. Шлема, правда, нет. Но зато показана каждая складка сюрко и плаща, включая две его фибулы.
Между тем, покорив практически все балтийские племена, Орден меченосцев в 1236 году двинулся в крестовый поход против языческой Литвы. Считается, что магистр Ордена меченосцев Фолкин тянул с началом похода, так как опасался неизвестных земель, но все равно вынужден был выступить, ведь к этому походу его призвал сам Папа. И вот этот-то осенний поход и стал для него и его людей роковым. Хотя, казалось бы, волноваться у него оснований не было. Послано было за помощью в Европу и на Русь, в результате к нему прибыло 2000 саксонских рыцарей и ещё 200 дружинников из Пскова. По мнению литовского историка Э. Гудавичюса, первыми преградили путь войску крестоносцев дружины жемайтийских князей Саульской земли. Именно их увидели крестоносцы первыми «у одного ручья», как сообщается в «Ливонской рифмованной хронике». Они подошли к месту битвы вечером 21 сентября, а основное войско подтянулось лишь к утру перед началом сражения. Хотя, скорее всего, литовская рать уже стояла за спиной сторожевого отряда в полной готовности и лишь ждала от него сигнала. Но так или иначе, а утром 22 сентября 1236 года, в литовский языческий праздник осеннего равноденствия, посвящённой богине Жямине – Матери-Земле (у католиков день святого Мориса и его сомучеников), началась жестокая битва, получившая название «битва при Сауле».
Современная реконструкция рыцаря Тевтонского ордена.
В этой битве крестоносцы были разгромлены, при этом погибли магистр Ордена меченосцев Фолквин Шенке фон Винтерстерн, граф Генрих фон Даненберг, господин Теодорих фон Хасельдорф, 48 рыцарей Ордена меченосцев, а также много светских рыцарей и множество простых воинов из чуди.

Место битвы (предполагаемое) при Сауле.
«Новгородская первая летопись старшего извода» сообщает об этом так: «В лѣто 6745 . …Того же лѣта приидоша Нѣмцѣ в силѣ велицѣ изь заморья в Ригу, и ту совокупившеся вси, и рижанѣ и вся Чюдская просто земля, и плесковици от себе послаша помоць мужь 200, идоша на безбожьную Литву; и тако, грѣх ради наших, безъбожными погаными побѣждени быша, приидоша коиждо десятыи в домы своя».
Что же касается «Ливонской рифмованной хроники», то она об этой битве повествует так: «Фолквин с братьями узнал, что вдалеке существовал один духовный честный орден, весь справедливости исполнен, Немецким домом называем, опорой слабых почитаем, где добрых рыцарей немало.
Тогда всем сердцем возжелал он свой орден с тем соединить. Велел гонцов он снарядить, и Папу попросил о том, чтоб принял их Немецкий дом. К несчастью, он уже почил, Господь Всевышний так судил, в том не было вины его, с ним пилигримов полегло, тогда прибывших в Ригу, много. Они отправились в дорогу, наслышавшись о жизни в крае. От нетерпения сгорая, они просили лишь об этом, чтоб он поход возглавил летом. Из Хазельдорфа рыцарь славный стараний приложил немало, и граф фон Данненберг был с ними: И все герои так просили их на Литву вести. «Лишений вам перенести, — тогда сказал магистр Фолквин, — поверьте мне, придется много”. Заслышав эту речь, они: «За этим мы сюда пришли!”- все разом так проговорили, богаты или бедны были. Противиться не стал магистр боле. Сказал: «Мы здесь по Божьей воле, Господь нас сможет защитить. Охотно с вами мы пойти готовы, раз уж вы решили в бой. Лишь дайте срок нам небольшой, в поход вас поведу, и там добычи будет вдоволь вам”.
Гонцов на Русь тогда послал, их помощь вскоре прибыла. Проворно ополчились эсты, не медля, прибыли на место; латгалы, ливы в бой собрались, в селеньях дома не остались. И рады были пилигримы. Они рвались нетерпеливо в поход с большой прекрасной ратью: и до Литвы пришлось скакать им полями, много рек переходя. Лишений множество снеся, они в литовский край пришли. Здесь грабили они и жгли, всей силой край опустошая, и за собою оставляя повсюду ужас разоренья. На Сауле путь возвращенья их шел, среди кустов, болот.
Увы, к несчастью в тот поход задумали идти они! Лишь до реки они дошли, как неприятель показался. И мало в ком тот пыл остался, что в Риге их сердца сжигал. Магистр к лучшим подскакал, сказал: «Ну, пробил битвы час! Всей чести дело то для нас: как только первых мы положим, тогда уж без опаски сможем домой в веселье возвращаться”. «Но здесь мы не хотим сражаться, — ему герои отвечали, — нельзя, чтоб мы коней теряли, иначе станем мы пешцами”. Магистр сказал: «Вы что же, сами сложить c конями головы хотите все?” Так в гневе молвил.
Поганых множество пришло. На утро, только рассвело, поднялись воины Христовы, принять нежданный бой готовы, с врагами битву завязали. Но в топях кони увязали, как женщин, воинов перебили. Мне жаль героев, что почили там, без защиты оказавшись. Иные, сквозь ряды прорвавшись, бежали, жизнь свою спасая: земгалы, жалости не зная, без разбору их рубили, бедны те иль богаты были. Магистр с братьями сражались, героями в бою держались, пока их кони не упали. Они же биться продолжали: врагов немало положили, и лишь тогда их победили.
Магистр с ними пребывал, в бою он братьев утешал. Их сорок восемь оставалось, и эта горстка защищалась. Литовцы братьев оттеснили, на них деревья повалили. Господь, их души сохрани: погибли с честию они, и не один пал пилигрим; Господь, яви же милость к ним, за то, что приняли мученье. Их душам ты даруй спасенье! Таков конец магистра самого, а с ним и братьев ордена его».

Как видите, место красивое, но… болотистое и разъезжать здесь на тяжелых конях, да еще в полном вооружении было для рыцарей совершенно гиблым делом. Но хотя они и не хотели сражаться несмотря на все увещевания своего магистра, отступить почему-то они не могли и были вынуждены дать бой.
Очевидно, что причиной поражения крестоносного воинства стало неудачно выбранное место битвы. У реки местность была болотистой и топкой. Рыцарские кони вязли в мокрой земле, быстро выдыхались, а уж о том, чтобы быстро скакать, не могло быть и речи. Поэтому рыцари сделались легкой добычей для многочисленного литовского войска. Лошадей перестреляли из луков, а спешенных воинов постепенно всех перебили, окружив где-то в лесу среди деревьев, которые литовцы подрубили и уронили на окруженных рыцарей. Последних, как всегда, в битве участвовало не так уж и много. О чем свидетельствует продолжение хроники, повествующей, как Орден меченосцев вследствие тяжелых потерь решил перейти под юрисдикцию Тевтонского ордена, который отправил меченосцам в помощь… всего 54 рыцаря, посчитав, однако, что этого вполне достаточно!

Вот это происходит сейчас, но вполне могло происходить именно так и в 1236 году.
«Магистром в край Ливонский дальний: его брат Герман Бальке звали. Из лучших собран был отряд, где каждый был той чести рад: героя пятьдесят четыре. Их в изобилии снабдили едой, конями, добрым платьем. Пора настала выступать им в Ливонию тогда. Пришли в край гордо, без стыда. И были приняты по чести всеми рыцарями вместе; утешился край ими в горе. Христовы рыцари же вскоре свой знак отличия сменили, на платье черный крест нашили, как то велит Немецкий орден. Магистр был радости исполнен, и братья все возликовали, что с ним в краю том пребывали». (Перевод со средневерхненемецкого М. Бредиса)
Печать и герб Ордена меченосцев.
А теперь вывод. В то время люди на территории Руси не осознавали себя одной большой нацией («суперэтносом русов», как обычно здесь пишет Самсонов). При встрече они заявляли: «Мы псковские (прямо как солдат из фильма «Мы из Кронштадта»), мы владимирские, мы суздальские…» И интересы у них у всех были свои. Скажем так – «сугубо отчинные, ибо тебе милее свой стол отич и дедич, а мне – свой». Поэтому-то одно княжество и воевало с другим, а псковичи вполне могли отправлять своих воинов на помощь тем же самым ворогам-крестоносцам, чтобы заодно с ними пограбить иных ворогов – «безбожную Литву», потому как ведь «мы и они – христиане, а те, язычники, веруют во многих богов и бесов! Тьфу!

С летописями тесно связана «Повесть о Довмонте», одно из старейших произведений литературы Древнего Пскова, сохранившееся в рукописных книгах XV-XVIII вв.»Повесть о Довмонте представляет собой жизнеописание псковского князя Довмонта, который за свое 33-хлетнее княжение в Пскове (1266-1299гг.) одержал ряд крупных побед над Литвой, Ливонским орденом, чудью. «Повесть о Довмонте» составлена во 2-ой четверти XIV в.. Это время, когда закладывались основы псковской историографии, в псковских летописях появляются регулярные записи и обширные историко-литературные рассказы псковского происхождения, что связано с подъемом самосознания псковичей в борьбе за церковную и политическую самостоятельность. «Повесть», в которой княжение Довмонта рассматривается как начало политической независимости от Новгорода, как доказательство его военной самостоятельности и равноправного участия в делах великого князя отвечала общим настроениям этого времени.

Композиция «Повести о Довмонте» проста, несколько рассказов и лаконичных сообщений о походах Довмонта в литовские и ливонские земли, о победах князя у стен Пскова следуют друг за другом в хронологической последовательности. «Повесть» начинается сообщением о том, что в 1266 г. литовский князь Довмонт вместе с дружиной прибежал в Псков, ибо «побились литовцы друг с другом», крестился, получив христианское имя Тимофей, и был посажен псковичами на Псковский стол. Сразу же после этого Довмонт совершил поход в земли литовского князя Герденя, взял в плен его жену и двух детей, на реке Двине произошла битва с литовской погоней, закончившаяся победой псковичей. В 1268 г. Довмонт участвует в походе русских князей на Раковор, а затем самостоятельно идет в Поморье и возвращается с богатой добычей.»И прославилась земля его во всех странах, и страшились все грозы храбрости великого князя Дмитрия (сына Александра Невского, великого князя Владимирского), и зятя его Довмонта, и мужей их новгородцев и псковичей», — с гордостью завершает свое сообщение об этом походе автор. Когда ливонцы стали разорять псковские земли, Довмонт выезжает в погоню и на реке Мироповне побеждает врагов. Услышав о мужестве Довмонта, к Пскову идет магистр Ливонского Ордена. Довмонт с малою дружиною, «во многой ярости мужества своего» выезжает на битву и обращает ливонцев в бегство. И снова ливонцы приходят на Псковскую землю и разоряют ее, тогда Довмонт, отправившись за ними в погоню, «пленил землю и грады их пожег». 4 марта 1299 г. ливонские рыцари приходят на Псков, разоряют посад, осаждают город. Довмонт в битве у церкви Петра и Павла «на брезе» вновь одерживает победу. Это было последнее сражение Довмонта. Описание деяний Довмонта заканчивается похвалой, в которой автор славит христианские добродетели князя и его воинскую доблесть, уподобляет ратные успехи Довмонта победам великих князей Александра Невского и Дмитрия Александровича. Сообщение о преставлении и погребении Довмонта 20 мая 1299 г. завершается плачем и «жалостью великой» псковичей о любимом князе.
Уже в XIV в. Довмонт почитался псковичами как патрональный святой, защитник и покровитель города, однако его жизнеописание по композиции и стилю не соответствует канонам правильного жития. Отличается от жития и облик главного героя, в «Повести о Довмонте» воплощен светский идеал князя, в котором нашли отражения псковские представления о «благом» князе: это прежде всего воин, готовый в любую минуту встать на защиту города. Довмонт изображается исключительно в ратных ситуациях, одно сражение следует за другим, и в этой непрерывности вечного боя, в энергичном ритме его жизни главными достоинствами оказываются решительность, горячность, готовность постоять за свою честь и славу и за честь и славу Пскова. В «Повести о Довмонте» ощутимо влияние идеалов и стиля воинских повестей.
В изображении Довмонта много этикетного. Довмонт обращается к дружине с боевым призывом, творит молитву перед боем; дружина уверяет Довмонта в желании «живот свой дати на славу», князь возвращается в Псков со множеством добычи, псковичи с гордостью встречают его. Все это традиционные моменты в изображении князя. Но следование канонам в «Повести» не механическое. Боевой призыв Довмонта, несмотря на его этикетность, неповторим по своему содержанию и мотивам. «Братья мужи псковичи! Кто стар — тот мне отец, а кто млад — тот брат. Слышал я о мужестве вашем во всех странах, сейчас же, братия, нам предстоит выбрать жизнь или смерть. Братья мужи псковичи, постоим за святую Троицу и за святые церкви, за свое отечество».

«Повесть о Довмонте» читалась во всех трех псковских летописях, она вошла в состав общерусского летописного свода первой половины XV в. и многих летописей XV-XVII вв. Существует несколько внелетописных редакций Повести, среди них особо выделяется так называемая Распространенная редакция, составленная в конце XVI-начале XVII вв., она отвечает всем литературным нормам жанра жития, это типичное житие.

Гостям Пскова будет интересно посетить Довмонтов город на территории Псковского Кремля. Благодаря тому что Довмонт «не терпе обидим быти», не пускал врагов на Псковскую землю, во время его княжения город активно застраивался. Были возведены новая крепостная стена и несколько храмов. А в Псковском музее-заповеднике хранится меч князя. Этим мечом в XV веке опоясывали Псковских князей, давая им наказ служить Пскову, как прославленный Довмонт.

• XVI Юношеская конференция, посвящённая Дню славянской письменности и культуры и 745-летию начала княжения в Пскове Довмонта-Тимофея

• Князь Довмонт-Тимофей увековечен на памятнике Княгине Ольге в Пскове

***

«Муж доблести и чести безупречной…» — информационный сборник, посвященный 750-летию со времени начала правления в Пскове князя Довмонта-Тимофея, включает аннотированные рекомендательные списки книг, статей, Интернет-ресурсов и другую информацию, имеющую сведения о жизни и деятельности Довмонта, князя Псковского.
Пособие адресовано руководителям детского чтения, специалистам по внеклассной работе, библиотекарям и родителям.

Читать информационный сборник в формате PDF

Изображение Довмонта в Троицком соборе

Довмонт или Домант (год рождения неизвестен — умер 20.5.1299), в крещении Тимофей — псковский князь, происходивший из князей Великого княжества Литовского, правивший во Пскове с 1266 по 1299 год. муж св. кнг. Марии Димитриевны, зять вел. князя Владимирского и Переяславского св. Димитрия Александровича.

Довмонт вошёл в историю как талантливый полководец. Неоднократно разбивал литовцев и немцев, в том числе в Раковорской битве. При Довмонте Псковская земля фактически перестала зависеть от Новгорода. Довмонт причислен православной церковью к лику святых.Литовский князь Довмонт появился в Пскове летом 1266 года. Лишь триста воинов привел он с собой, спасаясь от своего врага — Войшелка, младшего сына великого литовского князя Миндовга.

Псковские бояре, принявшие изгнанника, преследовали свои интересы. На смену великому князю Александру Невскому, при котором враги остерегались нападать на земли северо-западной Руси, пришел новый великий князь Ярослав Ярославович. В Пскове он посадил наместником своего сына, княжича Святослава. Но Святослав, выполняя наказ отца, больше думал не о защите города, а об упрочении власти великого князя. Потому-то и приняли бояре Довмонта — князя, способного защитить город и от Литвы, и от Ордена, и к тому же более послушного посаднику, тысяцкому, боярам и духовенству Пскова, нежели великому князю. Укрепившись в Пскове, Довмонт стал водить свою дружину и псковских «ратных мужей» на врага. Князю сопутствовал успех, хотя воинов под его началом было пока немного.

Большое значение имел поход Довмонта на Полоцк, где княжил его злейший враг князь Герденя. Небольшая конная рать сумела незамеченной пробраться по дремучим лесам в междуречье реки Великой и Двины до самых стен Полоцка и внезапно захватила его. Ворвавшись в город, Довмонт взял в плен княгиню и детей князя, захватил богатую добычу и сумел безнаказанно уйти.Победа Довмонта над Герденей произвела большое впечатление не только на псковичей, но и на новгородцев. Поэтому когда великий князь Ярослав позвал новгородцев в поход на Псков, новгородское вече ответило ему отказом.

Вскоре Довмонт повел псковскую дружину в новый поход на Литву. Поход оказался успешным, и в 1267 году вместе с псковичами пошли на Литву и новгородцы. И вновь успех. Причем потери были невелики. Присмиревшие литовские князья теперь остерегались нападать на псковские земли. Но оставался более опасный враг — Ливонский орден. Вскоре князю Довмонту пришлось столкнуться с рыцарями-крестоносцами утвердившимися в то время на южном берегу Финского залива.

Борис Чориков. Князь Довмонт присягает Пскову

В 1268 г. новгородцы собрали большое под предводительством князя своего, Димитрия Александровича, сына Невского, получили помощь от великого князя Ярослава и, вместе с Довмонтом начали готовиться к походу против датчан. Узнав об этом походе, немцы отправили послов в Новгород, обещая не помогать датчанам, и затем присягнули в этом перед новгородскими послами, приехавшими в Ригу. Но когда русское ополчение приблизилось к Раковору (Везенбергу), то оно неожиданно увидело перед собою многочисленные немецкие полки, стоявшие «как лес дремучий», потому что немцы обманули новгородцев своей присягой, надеясь ложной клятвой ослабить их приготовления к походу.

Русские однако не испугались и вступили в бой. Летопись говорит, что побоище было страшное, какого не видали ни отцы, ни деды; в особенности жестока была битва в центре, где стояли новгородцы с псковичами в лицо «железному полку против великой свиньи». Русские сломили немцев и гнали их семь верст до самого Раковора; немцев пало такое множество, что русская конница не могла пробраться по их трупам.

Три дня простояло русское войско, хороня павших. Особенно тяжелы были потери среди новгородцев. Немало полегло и псковичей. Не раз князь Довмонт защищал новгородские земли, но и новгородцы не оставляли Псков в беде. В 1269 году немцы появились под стенами Пскова. Попытка взять город приступом закончилась неудачей. У князя Довмонта не оказалось сил, чтобы отогнать рыцарей от города. Новгородцы на конях и в лодках-насадах двинулись к Пскову. По сообщению новгородского летописца, немцы бежали, едва завидев новгородский полк.Немцы нечасто осмеливались нападать на сам Псков, как правило, ограничиваясь лишь набегами на пограничные псковские земли. Так, в 1271 году немцы напали на несколько окраинных псковских сел и попытались уйти в свою землю, но князь Довмонт нагнал их. У него было всего шестьдесят воинов на пяти стругах, немцев же оказалось восемьсот. Но псковичи по частям разбили врага.

Старый Псков. ХУДОЖНИК КОНСТАНТИН ГОРБАТОВ

В 1272 году ливонский магистр, собравшись с силами, организовал большой поход на Псков, но вновь потерпел поражение. По свидетельству новгородского летописца, к Пскову подошли конные рыцарские отряды и отряды кнехтов на кораблях. Были у врага и осадные пушки, что свидетельствует о намерении немцев взять Псков штурмом.Очевидно, магистр надеялся ворваться в Псков до того, как подойдут новгородские полки. Однако он просчитался. Довмонт не стал ждать помощи из Новгорода, а напал на немцев лишь с псковской дружиной. Рыцари, не ожидавшие такой дерзости, не сумели отбить нападение. Псковичи рассеяли немецкие полки, а Довмонт ранил немецкого магистра в лицо.Когда немцы уже отступали, к Довмонту на помощь явились новгородцы. Довмонт погнался за неприятелем, который и вынужден был заключить мир на всей новгородской воле. Тогда же и датчане запросили мира: «кланяемся на всей вашей воле, говорили они, Наровы всей отступаемся, только крови не проливайте». На этом условии и заключен был с ними договор.

Поход Раковорский сблизил Довмонта с князем Димитрием Александровичем, который и выдал за него дочь свою Марию; это возбудило против Довмонта враждовавшего с Димитрием великого князя Ярослава, который и пробовал, хотя неудачно, посадить вместо Д. князем во Пскове какого-то Айгуста, вероятно тоже литовца. Когда, после смерти Ярослава, великим князем сделался Димитрий, Довмонт помогал тестю в борьбе его с младшим его братом, кн. Андреем Александровичем, и новгородцами.

В 1281 году князь Андрей перекупил в Орде у нового ордынского хана Тудаменгу «ярлык» на великое княжение Владимирское. Сажать Андрея на великокняжеский престол отправились во главе конных татарских туменов ханы Кавдыгай и Алчедай.Татары, разыскивая великого князя Дмитрия Александровича, рассыпались по всей русской земле. По словам летописца, они опустошили окрестности Мурома, Владимира, Юрьева, Суздаля, Переяславля, Ростова и Твери и гнались за великим князем Дмитрием Александровичем до Новгорода. Но схватить Дмитрия им не удалось — вместе с семьей и боярами он заранее укрылся в своей крепости Копорье, где хранилась и княжеская казна.

Псков (Жизнь на реке Пскова). ХУДОЖНИК КОНСТАНТИН ГОРБАТОВ

В Копорье Дмитрий Александрович хотел преждать ордынское нашествие, но его предали новгородские бояре, с которыми вместе столько раз он сражался против рыцарских ратей.Новгородцы перехватили Дмитрия в пути и потребовали передать новгородским наместникам Копорье. В залог они взяли двух дочерей князя Дмитрия, его ближних бояр с женами и детьми. В Копорье, где осталась княжеская казна, встал новгородский гарнизон. Преследуемый татарами и преданный новгородцами, Дмитрий Александрович «иде за море».

И вот тут в усобицу, в первый и последний раз в своей жизни, вмешался Довмонт. Неизвестно, былое ли боевое братство сыграло свою роль или родство (Довмонт был зятем Дмитрия Александровича), а может и то и другое, но Довмонт Псковский решительным ударом взял Копорье и Ладогу, освободил людей князя Дмитрия и вернул ему казну.Дмитрий Александрович вернул себе великое княжение. А спустя четыре года он впервые в русской истории разбил в «прямом бою» ордынское войско, вторгшееся в его владения.

Икона Мирожской Божьей Матери с предстоящими св. князем Довмонтом и его супругой Марией Дмитриевной. Древний список в Псковском музее

В 1285 г. вместе с псковичами и литовцами Довмонт совершил неудачный поход на Тверскую землю. Здесь в вол. Олешня князь потерпел поражение от объединенного войска городов Твери, Торжка, Зубцова, Ржевы, Москвы, Волока Ламского и Дмитрова и попал в плен, через какое-то время был освобожден.В 1285 году князь Андрей Александрович Городецкий вновь попытался с помощью ордынцев захватить престол своего брата Дмитрия, но великий князь собрал рать и разбил татар. В 1293 году на Русь обрушилась «Дюденева рать». Дмитрий Александрович вновь был вынужден покинуть стольный град Владимир. И Довмонт принял великого князя в Пскове, не побоявшись ни ханского гнева, ни обиды нового великого князя Андрея.

После смерти тестя (1294) Довмонт установил контакты с новым великим князем Владимирским Андреем Александровичем. 4 марта 1299 г. псковский князь вновь нанес поражение войскам Ливонского ордена, внезапно захватившим псковский посад и разорившим окрестные монастыри. В битве на берегу р. Псковы у ц. апостолов Петра и Павла (вблизи нынешней ул. К. Маркса в Пскове) крестоносцы были разбиты, пленных Довмонт отправил во Владимир к великому князю Андрею. Это была последняя победа, одержанная Довмонтом Князь скончался во время эпидемии в Пскове, был похоронен в Троицком соборе, над гробницей был повешен его меч (приписываемый ныне Довмонту меч изготовлен во 2-й пол. XIV в.).

Умер 20 мая 1299 г. и был погребен в Псковском Троицком соборе, где доныне хранятся его меч и одежда. Церковь причислила его к лику святых.

Итоги деятельности

Черепанова Маргарита. Довмонт, князь Псковский-защитник Руси.XIII век.

В течение 33 лет Довмонт управлял Псковом и был единственным князем за всю историю города, который сумел так долго прожить в мире и согласии с псковским вечем. Он был справедлив и строго следил за правосудием других, щедро творил милостыню, принимая нищих и странников, благоговейно чтил церковные праздники, покровительствовал храмам и монастырям и сам основал обитель в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Князь Довмонт, как и святой Александр Невский, был славным защитником Русской земли. Основная заслуга благоверного князя Довмонта как полководца и государственного деятеля состоит в том, что в течение многих лет он надежно защищал северо-западную границу Русского государства от неприятельских нападений. Перед каждой битвой святой Довмонт приходил в храм, полагал свой меч к подножию святого престола и принимал благословение духовника, который препоясывал ему меч.

Святой Довмонт сделал псковскую крепость неприступной. В память о славном защитнике города каменная оборонительная стена, возведенная святым князем рядом с Кромом в конце XIII века, была названа Довмонтовой, а территория, огражденная стеной, до сих пор называется Довмонтовым городом. У святого защитника «Дома Святой Троицы» был еще один благочестивый обычай: в благодарность Господу, Именем Которого он одерживал победы, не зная поражений, благоверный князь Довмонт рядом с Кремлем возводил храмы в честь того святого, в день памяти которого одерживал победу. Ставили там храмы по особым обетам и другие жители Пскова. Небольшая территория нынешнего Довмонтова города была сплошь покрыта храмами. (Первый храм в честь святого Довмонта-Тимофея был построен в Довмонтовом городе в 1574 году.)

Крещение Домвонта Лицевой летописный свод, надпись под изображением: «В тоже лето (6774) князь Литовьский Домант и прииде во Псковъ со всем родомъ своимъ и крестися и наречено бысть имя его Тимофей»

Вокняжение кн. Довмонта в Пскове. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1.Л.41)

Святые кн. Довмонт и кнг. Мария. Икона. XV в. Псков (ГТГ)

Довмонт на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

« Помогать — Защищать — Лечить.

Тевтонский орден — военно-монашеский орден, основанный в конце 12 века.

История

История создания Тевтонского (Немецкого) ордена (полное название «Орден дома святой Марии Тевтонской») начинается с третьего крестового похода. В третьем крестовом походе (1189 — 1192 годы) против мусульман активное участие принимали сразу три западноевропейских государства: Англия, Франция и Германия.

Немецких рыцарей вел в поход германский император Фридрих I Барбаросса. Но в самом начале он погиб (утонул при переправе через одну из речек Малой Азии), после этого немецкие рыцари, возглавляемые герцогом Фридрихом Швабским, влились в войско англичан и французов, которыми командовали совместно король Англии Ричард Львиное Сердце и король Франции Филипп II.

Около двух лет осаждали рыцари крепость Акру. Много было убитых и раненых христианских рыцарей. Для оказания помощи раненым немецким рыцарям монахи из Бремена и Любека в своей палатке (из корабельного паруса) создали походный госпиталь, это произошло в 1190 году. После взятия Акры (в октябре 1190 года) при поддержке герцога Фридриха Швабского немецкое госпитальное братство монахов получило здание у городской стены под госпиталь. Папа римский Климент III дал согласие на учреждение госпиталя 6 февраля 1191 года. Так появился в городе-крепости Акре «немецкий госпиталь», вскоре перешедший под патронаж немецкой церкви святой Марии в Иерусалиме. Большинство уроженцев Германии жертвовали свои сбережения в пользу госпиталя, а некоторые оставались в нем работать, среди них было много рыцарей, которые образовали при госпитале немецкое рыцарское братство. В 1198 году герцог Фридрих, предводитель немецких крестоносцев на Святой Земле, с одобрения германского императора Генриха VI решил преобразовать немецкое госпитальное братство в рыцарский орден, открытый только для немцев (в других орденах принимали уроженцев разных стран). За основу были взяты уставы двух орденов. От госпитальеров — все, что касается ухода за больными и т. д., а от тамплиеров — все, что касается военных обязанностей. Сначала орден тевтонцев занимал подчиненное положение по отношению к госпитальерам, но уже в 1199 году Папа Инокентий III утвердил устав Тевтонского ордена, тем самым превращая его в самостоятельную организацию, резиденция которого находилась в немецком госпитале Девы Марии в Иерусалиме. Отличительным знаком тевтонских рыцарей стал черный крест на белых одеждах.

Современный реконструктор в доспехах тевтонского рыцаря.

Орден состоял из пяти классов:

1. Братья — рыцари (представители рыцарского сословия).

2. Братья — священники (проводили церковную службу и занимались научной деятельностью).

3. Прочие братья (простые воины и монахи).

4. Полубратья (миряне, задействованные на различных хозяйственных работах).

5. Фамилиары (богатые миряне, которые подчинялись ордену и оказывали материальную поддержку, а также в случае своей смерти завещали все свое состояние ордену). Позже в XIV веке добавились сестры и полусестры, они набирались в орден из низших сословий и исполняли обязанности служанок, а также ухаживали за больными и ранеными.

В 1196 году на Святой Земле в городах Аскалоне, Газе, Раме, Яффе и Замси тевтонскими рыцарями были основаны комтур-ства (комтурство — наименьшая административная единица рыцарского ордена). Это послужило началом для расширения владений Тевтонского ордена. Основная сфера деятельности Тевтонского ордена распространялась больше на Европу, чем на Восток. Это объясняется тем, что все хорошие территории Востока были уже заняты рыцарскими орденами, образованными раньше (госпитальерами и тамплиерами). К 1300 году Тевтонский орден насчитывал около трехсот комтурств, в основном в Европе. Ордену жертвовались большие денежные суммы, земельные владения, монастыри, поместья и т. д. У тевтонцев появились влиятельные покровители.

Рыцарь и арбалетчик Ордена.

Начиная с 1210 года, Тевтонский орден быстро набирает силу и становится одной из влиятельных и могущественных организаций (наряду с госпитальерами и тамплиерами). Такой успех — следствие умелого и грамотного управления орденом. Но все могло быть иначе, не стань магистром Герман фон Зальц (1209 по 1239 год). В одной из битв с мусульманами гибнет больше половины тевтонских рыцарей, а сам Великий магистр получает смертельную рану. Оставшиеся в живых избирают Германа фон Зальца главой ордена. Новый Великий магистр был опытным дипломатом и обладал редкими организаторскими способностями. За короткое время он восстанавливает боеспособность ордена и самое главное — завоевывает доверие Папы Римского и императора «Священной Римской империи». Папа и император передают ордену права на имущество в Армении, Апулии, Венгрии. С 1221 года, по императорскому указу, Тевтонский орден брался под опеку императора и освобождался от всех налогов и повинностей.

Магистру Тевтонского ордена Германа фон Зальц император присвоил титул князя «Священной Римской империи» и разрешил помещать имперского орла на гербах и хоругвях Тевтонского ордена. В свою очередь Папа Римский также провозгласил магистра князем и вручил Герману фон Зальцу драгоценный перстень. Этот перстень стал передаваться от магистра к магистру. Благодаря стараниям Германа фон Зальца Тевтонский орден становится крупным земельным феодалом. Тевтонцы основывают храмы на землях Баварии, Венгрии, Бельгии и Голландии. В войске Тевтонского ордена царила строгая дисциплина, чего недоставало многим армиям Европы. Также орден обладал разветвленной системой разведки, это давало большое преимущество при ведении боевых действий. В 1226 году Великий магистр Тевтонского ордена Герман фон Зальц по просьбе польского князя Конрада Мазовецкого, Папы Римского и императора Фридриха II идет завоевывать земли Пруссии. Объявляется крестовый поход против пруссов под предлогом христианизации языческого племени. Пруссы были язычниками и населяли побережье Балтийского моря от Вислы до Немана. Еще в X веке предпринимались миссионерские попытки насаждения христианства в Пруссии. Но все было бесполезно, епископов и миссионеров убивали, а церкви сжигали. и только в 1206 году был заложен в Лекно монастырь, на базе которого в 1215 году аббатом Готфридом было создано Прусское епископство. В 1217 году в Пруссии появились первые крестоносцы. Пруссы не хотели отдавать свои территории без боя. Оказывая сопротивление, пруссы сжигали церкви и поселения христиан. Только в Мазовии пруссами было уничтожено 250 приходских церквей, 10000 деревень, убито около 20000 человек, а 5000 угнано в плен. Поэтому князь Конрад Мазовецкий и призвал на помощь рыцарей Тевтонского ордена. По договору с Конрадом Мазовецким тевтонцы получили во владение Хельминскую землю в Польше в качестве плацдарма. Император разрешает ордену присвоить себе все земли, какие рыцари тевтонцы завоюют в Пруссии. Таким образом, Пруссия исключалась из ленных отношений империи. Это предоставило Тевтонскому ордену абсолютную автономию независимо от высшей власти императора. Для тевтонских рыцарей князь Конрад велел построить замок на горе левого берега реки Вислы, там разместился первый тевтонский гарнизон. Рыцари ордена успешно отражали все атаки пруссов и даже выдержали долгую осаду. С приходом подкрепления тевтонские рыцари в 1231 году во главе с Германом Бальком перешли к активным действиям. Тевтонские рыцари постепенно продвигались в глубь Пруссии. Схема завоевания земель была четко отработана. Первоначально на границе вражеской территории строился замок, потом на расстоянии дня пути в глубь вражеской территории строился второй замок и т. д. Эти замки служили опорными пунктами для рыцарей, возводились они достаточно быстро, так как строились из дерева, а пустоты заполнялись камнями и землей. Так возникла сеть замков по всей Пруссии, многие из них впоследствии переросли в города.

В 1234 году тевтонцы формально признали свои владения папским леном, но чувствовали себя полноправными хозяевами, поскольку слабая папская власть не могла оказать на них хоть сколько-нибудь существенного влияния. Великий магистр Тевтонского ордена Герман фон Зальц для привлечения на завоеванные земли Пруссии немецких колониалистов объявил, что новооснованным городам и их жителям предоставляются разные льготы и привилегии.

Фигурка тевтонского рыцаря.

В 1237 году Тевтонский орден присоединил к себе орден меченосцев, который потерпел перед этим поражения от русских, литовцев и земгалов. Орден меченосцев был переименован в Ливонский орден. В 1240 году тевтонские рыцари начали поход на Русь. Они захватили Копорье, Изборск, Псков и грабили земли Новгорода. Новгородский князь Александр Невский во главе русских войск выступил против Тевтонского ордена и уже к 1242 году освободил все русские земли от немецких рыцарей. К 1243 году тевтонские рыцари окончательно отказались от своих завоеваний в русских землях и заключили мирный договор с Новгородом. А тем временем в Пруссии война ордена с коренными жителями продолжалась. В феврале 1249 года часть пруссов окончательно подчинилась Тевтонскому ордену, и был подписан мирный договор в городе Христбурге. По этому договору пруссы обязались принять крещение, должны были построить церкви и служить в них церковную службу. Пруссам запрещалось многоженство. Орден предоставлял им имущественное и наследственное право. К 1252 году орден с помощью европейских рыцарей завоевал Поморье, а в 1254 году — Самбию. В 1255 году тевтонцами был основан портовый город-крепость Кенигсберг. В 1260 году произошло широкомасштабное восстание пруссов. Повстанцы сжигали костелы, убивали священников. Им удалось захватить небольшие тевтонские замки, а все крупные держать в осаде. и только к 1274 году Тевтонскому ордену благодаря непрерывному потоку подкрепления из Германии удалось подавить восстание в Пруссии. Всего ордену понадобилось 53 года для полного покорения прусских земель, последняя провинция была завоевана в 1283 году.

Земли ордена преграждали Польше, Литве и России выход к Балтийскому морю. Тевтонцы выделяли земли немецким баронам в качестве ленов, селили на завоеванных землях немецких крестьян и вместе с Ганзейским союзом городов основали ряд новых торговых поселений. С расширением подвластных территорий в структуре ордена происходят некоторые изменения. Комтурства преобразовываются в провинции, во главе которых стоят комтуры земель. Управлять владениями, находящимися в Германии, Ливонии и Пруссии, назначаются магистры земель (ландмейстеры). Всем орденом руководит Великий магистр (гроссмейстер). У Великого магистра были помощники: великий комтур и маршал. Генеральный капитул является высшим надзирательным и законодательным органом.

Одновременно с захватом новых земель Тевтонский орден, пользуясь безденежьем мелких земельных феодалов, скупал все земли до Одера. В результате своей деятельности Немецкий орден в Пруссии превратился в суверенное государство. Орденское государство приобрело международное признание, имело сильную, дисциплинированную и хорошо обученную армию и обладало правом чеканить свои монеты (золотые и серебряные монеты ордена имели хождение во всех странах Европы). До 1291 года резиденция Великого магистра Тевтонского ордена находилась в городе-крепости Акре, а после падения города и захвата его мусульманами резиденция была перенесена в Венецию. В 1309 году резиденция Тевтонского ордена переезжает в Мальборг.

Мальборг был столицей орденского государства. Сама резиденция Великого магистра находилась в Мальборгском замке, который считался неприступным.

Продуманная оборонительная система замка, состоящая из мощных стен, башен, ворот, каналов и мостов, позволяла даже небольшому гарнизону в пару сотен человек обороняться от превосходящих сил нападавших. Также внутри замка находилось достаточное количество продуктов, а правильно разработанная система вентиляции обеспечивала им длительное хранение. Колодцы и каналы обеспечивали гарнизон замка питьевой водой. Были в замке и свои тайны. Например, в одной из башен замка находился туалет, пол которого был с опасным секретом. Для того чтобы устранить неугодного ордену человека, достаточно было запустить в действие скрытый механизм, расположенный в соседней комнате. Пол опускался, и обреченный человек падал с большой высоты в воду канала. Интересно была устроена келья Великого магистра, там были незаметные слуховые отверстия, чтобы магистр имел возможность подслушивать разговоры своих подчиненных, а также имелась маленькая потайная дверь, через которую магистр мог незаметно покидать свою келью.

После того как Мальборг стал резиденцией Великих магистров ордена, комнаты, где принимали гостей и послов других государств, украшались и декорировались особенно тщательно. Это делалось для того, чтобы подчеркнуть могущество и богатство ордена.

Кстати, основная казна ордена хранилась в Мальборге на втором этаже замка, во избежание подкопа. Дверь хранилища замыкалась специальным замком со сложной конструкцией, открыть который можно было только одновременным поворотом трех разных ключей. Ключи от хранилища были у магистра, маршала и казначея.

Но в хрониках описывается случай, когда повара замка из кухни, расположенной под хранилищем, проделали лаз в сокровищницу и потихоньку воровали деньги ордена. Правда, их быстро вычислили, так как на городском рынке вдруг появились монеты, которые чеканились орденом для резервного хранения. Началось расследование, лаз был обнаружен, виновные казнены.

К началу XIV века орденское государство в Пруссии достигло высокого для своего времени экономического развития и даже стало одним из крупнейших производителей зерна в Европе. Также орденское государство вело торговлю янтарем, медом, древесиной и мехами. Было основано 93 города и 1500 деревень. Население орденского государства достигло 600000 человек. Несмотря на непрекращающиеся военные действия, орденское государство также многого достигло в области науки и искусства. Орден открывал в Пруссии приходские и народные школы, по окончании которых многих учащихся посылали на учебу в крупные средневековые университеты. Но, несмотря на все процветание, Тевтонский орден хотел расширить территорию своего государства за счет земель Польши и Великого княжества Литовского. В ходе военных действий против Польши в 1343 году король Казимир вынужден был подписать с тевтонцами мирный договор. В итоге Польша отказывалась от прав на Поморье и земли Михайловскую и Хельминскую. На земли Великого княжества Литовского в период с 1340 по 1410 год тевтонские рыцари осуществили около ста крупномасштабных походов. Грабительским нападениям немецких рыцарей подверглись города Брест, Вильно, Гродно, Новогрудок, Лида. Во второй половине XIV века произошло значительное усиление Польши, особенно после ее объединения с Литвой под властью династии Ягеллонов. В это время Тевтонский орден планировал очередное вторжение на земли княжества Литовского, но польская сторона высказала свое неодобрение, и было сказано, что если орден осуществит свои планы, то польское войско пойдет войной на земли тевтонские.

В ответ на это заявление 6 августа 1409 года орден объявляет Польше войну. Так началась «Великая война», которая длилась до 1411 года.

В начале войны тевтонским рыцарям удалось глубоко продвинуться на территорию Польши. Было захвачено много замков, а в замке Швец тевтонцами из польского плена был освобожден комтур Генрих фон Плауэн, который впоследствии станет магистром ордена. Под Велунем на территории Новой Марки 4 сентября тевтонцы нанесли поражение польскому войску. Но уже 23 сентября новое польское войско начало успешно отвоевывать свои земли у ордена. В это время литовское войско вместе с жемойтскими повстанцами стали осаждать замки ордена. Воевать на два фронта ордену было тяжело, поэтому тевтонцы были вынуждены предложить полякам заключить перемирие (до 24 июня), а также передать рассмотрение территориального спора между Тевтонским орденом и Польшей на суд чешского короля. Чешский король, получивший от ордена большую сумму денег (за дружественное посредничество), решил спор в пользу ордена. Поляков это не устроило, все понимали, что война неизбежна. Несмотря на то, что перемирие поляков с тевтонскими рыцарями было продлено до июля, обе стороны вели массовые приготовления к военным действиям. Так, например, по приказу Витовта в Беловежской пуще делаются запасы для дальнего похода. Заготавливаются продукты питания, оружие и бревна (для наведения мостов).

А Великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген особое внимание уделяет развитию артиллерии. Еще в 1408 году литейщикам Мальборга удалось отлить огромную пушку, получившую название «Бешеная Грета» (вес пушки — 16 тонн, калибр — 680 мм, максимальный вес ядра достигал 400 кг).

Ствол этой пушки при транспортировке разбирался на две части, а каждое ядро перевозили на отдельной телеге (в поход брали не больше 14 ядер). При штурме замков пушка «Бешеная Грета» показала свою эффективность. Гарнизоны осаждаемых замков были настроены на длительные осады, а тут пару выстрелов — и в стене образовывалась брешь, в которую устремлялись рыцари ордена, и через пару часов замок был уже взят.

До 24 июня еще продолжалось перемирие, но представители ордена и польского короля в Европе массово вербовали наемников, зачастую перекупая их друг у друга.

Тевтонский орден планировал, что Ливонский орден будет сдерживать литовское войско, пока тевтонцы будут громить поляков. Но у Ливонского ордена был подписан мирный договор с Великим княжеством Литовским. В случае его нарушения на ливонских рыцарей напали бы не только литовские воины, но и дружины из Новгорода и Пскова, так как к тому времени между княжеством Литовским, Новгородом и Псковом были установлены дружественные отношения и подписан договор в 1409 году. Поэтому Ливонский орден был вынужден оставаться на своей территории, а посланный небольшой отряд ливонских рыцарей в Пруссию был чисто символическим. В начале декабря 1409 года король Польши Владислав встречается в Бресте с князем литовским Витовтом. Эта встреча проводится в тайне от Тевтонского ордена. На этой встрече двумя правителями был разработан план наступления на земли ордена. В начале вторжения польский король концентрировал свои войска у разных участков орденской границы. Это привело к тому, что орден распылил свои силы, отправив множество отрядов рыцарей под предводительством комтуров для отражения всех предполагаемых ударов, а также часть рыцарей охраняла дороги, ведущие в столицу.

Объединение двух армий, Польши и Великого княжества Литовского, стало полной неожиданностью для Тевтонского ордена. Великий магистр ордена Ульрих фон Юнгинген первоначально даже не поверил очевидцу переправы союзных войск через Вислу.

А в это время объединенные войска Польши и княжества Литовского шли прямо на Мальборг. Великий магистр срочно отправляет войско навстречу неприятелю.

Встретились две армии на неровной местности между селениями Грюнвальд и Танненберг недалеко от города Дубровенск. Орденское войско, прибывшее раньше, успело принять меры по укреплению своих позиций. Но это не помогло выиграть битву, так как в этом сражении основную часть Орденского войска составляли не высокодисциплинированные тевтонские рыцари, а рыцари и наемники из многих стран Европы.

Отличительной чертой европейских рыцарей было то, что они в основном воевали индивидуально и плохо подчинялись приказам. Поэтому в Грюнвальдской битве 15 июля 1410 года победило союзное войско Польши и Великого княжества Литовского благодаря дисциплине и хорошей маневренности своих подразделений. Особенно отличилась легкая татарская конница, которая использовала свой традиционный тактический прием — ложное отступление, благодаря которому часть орденского войска попало в засаду.

В Грюнвальдской битве орден потерял убитыми 18000 человек, и 14000 было взято в плен. Погибли также Великий магистр Ульри фон Юнгинген и почти весь руководящий состав Тевтонского ордена. После поражения под Грюнвальдом Тевтонский орден потерял былое могущество и не смог осуществить свои планы по овладению всеми землями Прибалтики. Также рушились планы по созданию крупного государства на территории всей Восточной Европы. После Грюнвальдской битвы, немного отдохнув, союзное войско Польши и Великого княжества Литовского для окончательного разгрома ордена 17 июля двинулось на столицу орденского государства Мальборг. Но тевтонская столица была полностью готова к длительной осаде, надо сказать, что в то время оборонительные сооружения замка Мальборга считались одними из лучших в Европе.

Обороной Мальборга командовал временно исполняющий обязанности Великого магистра Генрих фон Плауэн. Гарнизон замка насчитывал около 2700 человек.

Союзное войско окружило замок. Для Польши и Великого княжества Литовского взятие Мальборга символизировало падение орденского государства в Пруссии. Но, несмотря на все усилия, захватить замок союзникам не удалось. В союзном войске нарастало недовольство. Польские дворяне (конница) и простолюдины (ополчение) хотели возвращаться домой. Наемники требовали окончательного расчета. А тут еще на выручку к тевтонским рыцарям спешили войска Ливонского ордена и европейские рыцари. К концу сентября союзное войско вынуждено было снять осаду и уйти на свои земли. После ухода союзных сил тевтонские рыцари вернули себе практически все земли. Генрих фон Плауэн в ноябре 1410 года был избран Великим магистром Тевтонского ордена. В 1411 году между орденом, Польшей, Великим княжеством Литовским и Мазовией был заключен мирный договор. Но не всегда орден захватывал новые земли силой. Например, в Польше многие города добровольно переходили под власть ордена. Их привлекали ясность и реальность тевтонских законов, а также магдебургское право и налоговые льготы. Польские короли в свою очередь шли войной на города, перешедшие к ордену. Горожане, таким образом, находились между двух огней и присягали на верность то одним, то другим. Так, например, после Грюнвальдской битвы почти все орденские города сдавались полякам без боя. Но точно так же они потом вернулись под власть Тевтонского ордена. В 1454 году орден вновь начинает войну с Польшей. Эта война заканчивается победой поляков, а проигравший Тевтонский орден вынужден признать себя вассалом Польши.

В 1525 году Великий магистр ордена Альбрехт фон Ансабах из рода Гогенцоллернов принял лютеранство и произвел секуляризацию Восточной Пруссии, ставшей отныне наследным герцогством, то есть он обратил владения католического ордена в собственность свецкую и из гроссмейстера Тевтонского ордена превратился в герцога Пруссии. Но сам орден не перестал существовать, его возглавил в 1526 году Вальтер фон Кронберг (1526 по 1543 год).

В 1801 году Франция присоединила земли ордена к западу от Рейна, а в 1809 году Наполеон своим декретом закрыл орден и отдал его земли на правом берегу Рейна германским союзникам. Тевтонский орден был восстановлен в Австрии в 1834 году в качестве католического дворянского союза. После 1918 года существует лишь священническая ветвь ордена (преобразованная папой Пием XI в духовный орден) с резиденцией в Вене. Орден продолжает существовать также в рамках протестантизма в Утрехте.

Структура ордена

Герман фон Зальца, скульптура в музее замка Мальборк

Верховной властью в ордене обладали великие магистры. Устав Тевтонского ордена не передаёт в руки великого магистра неограниченную власть. Его власть всегда ограничивалась Генеральным капитулом. Исполняя свои обязанности, великий магистр зависел от собрания всех братьев ордена. Однако с расширением ордена власть великого магистра значительно усиливается, ввиду невозможности собирать часто Генеральный капитул. На деле взаимоотношения Магистра и Капитула определялись больше правовым обычаем. Вмешательство Капитула было необходимым в кризисные ситуации, что порой приводило к отставке великих магистров с должности. В первую очередь великий магистр выполнял функции дипломата и управляющего хозяйством ордена. Выборы возводили его над статусом, которым он обладал по праву рождения. Он вёл пространную переписку с прелатами и монархами, включая императора и папу, много путешествовал, посещая различные монастыри ордена, проверяя дисциплину и расходование ресурсов должным образом. Наиболее важные из документов хранились у писцов великого магистра, прочие, а их насчитывалось сотни тысяч, — в местных монастырях.

Ландмейстер (нем. Landmeister) — следующая после великого магистра должность в структуре ордена. Ландмейстер являлся заместителем великого магистра на некоторых территориях Ордена. Всего в Тевтонском ордене существовало три вида ландмейстеров:

  • Немецкий ландмейстер (нем. Deutschmeister) — впервые немецкие ландмейстеры появились в 1218 году. С 11 декабря 1381 года их власть начинает распространяться и на итальянские владения ордена.
  • Ландмейстер в Пруссии (нем. Landmeister von Preußen) — должность была учреждена в 1229 году с началом завоевания орденом Пруссии. Первым ландмейстером стал Герман фон Балк, внеся значительный вклад в завоевание Пруссии. Его усилиями были основаны несколько замков, проведено множество походов на прусские земли. На протяжении всего XIII века основной задачей ландмейстеров стало подавление постоянных восстаний пруссов и войны с литовцами. В XIV веке «обязанность» руководить постоянными походами в Литву полностью перешла к Маршалам ордена. Должность существовала до 1324 года. После переноса столицы ордена в 1309 году в Мариенбург, необходимость в специальном «заместителе» великого магистра в Пруссии отпала. С 1309 по 1317 год должность оставалась свободной. С 1317 по 1324 год последним ландмейстером стал Фридрих фон Вильденберг.
  • Ландмейстер в Ливонии (нем. Landmeister von Livland). Должность учреждена в 1237 году после вхождения Ордена меченосцев в состав Тевтонского ордена.

Претенденты на наследие ордена

Государство Пруссия

Пруссия, несмотря на то, что была протестантским государством, претендовала на то, что является духовной наследницей ордена, особенно в части воинских традиций. В 1813 году в Пруссии был учреждён орден «Железный Крест», вид которого отражал символ ордена. История ордена преподавалась в прусских школах.

Нацисты

Нацисты считали себя продолжателями дела ордена, особенно в области геополитики. Доктрина ордена «Натиск на Восток» была полностью усвоена руководством нацистского режима в Германии. Также они претендовали и на материальное имущество ордена. После аншлюса Австрии 6 сентября 1938 года сохранившиеся владения ордена были национализированы. То же самое произошло после захвата Чехословакии в 1938 году. Сохранили независимость только орденские больницы и здания в Югославии и на юге Тироля. Была также произведена инспирированная Генрихом Гиммлером попытка создать некий собственный «Тевтонский орден» в целях возрождения немецкой военной элиты. В этот «орден» вошло десять человек во главе с Рейнхардом Гейдрихом. При этом нацисты преследовали священников настоящего ордена, а также потомков тех прусских семейств, чьи корни восходили к рыцарям ордена. Некоторые из этих потомков, как, например, Вернер фон дер Шуленбург, примкнули к антигитлеровской оппозиции.

Галерея

Добавить фото

Хотелось бы вас, друзья, познакомить с еще одним не очень известным видом холодного оружия времен средневековья, точнее позднего Ренессанса. Это так называемый «покойницкий», или «траурный» меч, или ХАУДЕГЕН.
ХАУДЕГЕН (англ. Mortuary sword, нем. Haudegen) — тяжелый кавалерийский меч, применявшийся с 1620-х годов кавалерией по всей Европе, особенно в Англии. Клинок часто имел одностороннюю заточку и длину не менее 900 мм. У гарды отсутствует крестовина но корзина ярко выражена. Рукоять часто очень сложно украшена. Весил хаудеген в пределах 1100-1200 грамм.
Хаудеген, вероятно британский. Начало 17 века. С сохранившейся оригинальной кожаной оплеткой рукояти. Длина клинка 840 мм.
В то же время австрийский оружиевед XIX века Вендален Бехайм определяет его как боевую шпагу имеющую однолезвийный клинок и двулезвийное острие. Однако современные авторы определяющей характеристикой хаудегена считают наличие корзинчатого эфеса при отсутствии крестовины. Однолезвийная заточка большинства экземпляров позволяет отнести их к палашам, меньшая часть имеет двустороннюю заточку, и таким образом является мечами.
Покойницкий меч 1640 года. Оплетка черена рукояти сделана из трех видов проволоки. На корзине выгравировано четыре бородатых лица. Длина клинка 810 мм. Полная длина 960 мм.
Откуда же появилось такое название — «траурный», или «покойницкий» меч? Дело в том, что большая часть корзинчатых эфесов этого типа холодного оружия украшалось изображением человеческих голов, или лиц. Что хорошо видно на фото двух приведенных выше образцов. Английские коллекционеры XIX века ошибочно решили, что роялисты таким образом поддерживали память о казни Карла I. В настоящее время известно, что подобные украшения использовались ещё как минимум с 1635 года, то есть за 14 лет до казни короля. Другое возможное происхождение этого названия происходит от внешнего вида корзинки гарды, щитки и дужки которой похожи на человеческую грудную клетку. Тем не менее английский вариант названия мечей этого типа: «mortuary sword», продолжает широко использоваться.
Еще один Хаудеген, на этот раз немецкий. Относится к середине 17 века. Клинок прямой, однолезвейный, с целой системой долов. Гарда с характерными узорами. Длина клинка 880 мм. Черенок рукояти кроме деревянного покрытия оплетен проволокой.
Траурный меч. Происхождение — Западная Европа. Клинок прямой, однолезвейный, с одним глубоким долом на 1/4 клинка. Длина клинка 850 мм. Меч абсолютно ничем не украшен. Тем не менее это именно хаудеген.
Таким образом, хаудеген это третий вид собственно европейских корзинчатых мечей, к которым относятся шотландский палаш http://mihalchuk-1974.livejournal.com/175817.html , скьявона http://mihalchuk-1974.livejournal.com/194665.html и хаудеген. Если же учесть еще валлонскую шпагу http://mihalchuk-1974.livejournal.com/676687.html , с которой оружиеведы еще так до конца не определились, то таких корзинчатых мечей в истории холодного оружия Европы насчитывается 4 вида. Исчезает хаудеген из использования, примерно к 1675-1680 году.
Английский «покойницкий» меч, второй половины 17 века.
Хаудеген из Золингена.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *