Духовное прозрение

Из книги митрополита Филарета (Вознесенского) «Глаголы жизни вечной», изданной в серии «Духовное наследие русского зарубежья», выпущенной Сретенским монастырем в 2007 г.

Что в наше время редко приходится встречать примеры сильной, живой, могучей веры, вряд ли кто-либо станет против этого возражать. Но в то же самое время приходится порой слышать, — это приходилось слышать не раз и мне, и другим, — как иногда люди сами о себе говорят: «О, я очень религиозный, я глубоко верующий», и говорят это искренне, думая, что они в самом деле с полным основанием могут о себе так сказать. Но, увы — на это в большинстве случаев ответ будет такой: «Возлюбленные, не обманывайте себя! Посмотрите в Евангелие — там точно указаны признаки истинной веры». Вот только что в Евангелии читалось о том, каковы признаки этой веры. Господь Сам говорит, что верующих истинно, действительно, по-настоящему верующих, будут на их жизненном пути сопровождать следующие знамения: «…именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мк 16, 17–18). Вот признаки истинной веры!

Так скажи же ты, похваляющийся своей верой, есть ли у тебя эти признаки? А если нет, то чем ты хвалишься?.. Ведь из жизни Церкви мы видим, что те, кто действительно имели истинную веру, всегда думали о себе и о своей вере очень смиренно, всегда считали и сознавали себя маловерными. Получается парадокс — как бы самопротиворечивое положение: тот, кто действительно верует, своей вере не доверяет и видит себя маловерным, а тот, кто истинной живой веры, по существу, не имеет, тот думает, что он глубоко верует, и говорит о себе: мол, я очень религиозный и глубоко верующий…

Должно заметить, что подобный же парадокс мы видим и в моральной, нравственной, духовной оценке человека; в этом смысле справедливо говорят, что праведники видят себя грешниками, а грешники видят себя праведниками. Почему это так, легко уразуметь из простых примеров.

Представьте себе комнату, пыльную, душную и темную. Пока в ней темно, пыли никто не видит; но когда в нее врывается луч солнца, то он освещает комнату, и в этом луче пылинки становятся видными. Вот так же, пока человек не озарен лучом Божественной благодати, в его душе только мрак греха и суеты, он не видит как должно своих грехов и не понимает их тяжести; приходит на исповедь и не знает, о чем ему говорить. А когда человек озарен лучом Божественной благодати, тогда в свете этой благодати он видит свои прегрешения. Это и есть то, о чем мы молимся в Великом посту: «Даруй ми зрети моя прегрешения», ибо без света Божией благодати человек их и не увидит.

Другой пример: всякому известно, что на чистой простыне, на чистой скатерти и малое пятнышко видно, и бросается в глаза; а на грязной тряпке и крупные комья грязи не заметны, — там все слилось. Вот так же в душе человека грешного, не просвещенного Божией благодатью, не думающего о духовной жизни, не думающего об исправлении, не думающего об ответе пред Богом все слилось, и сам он ничего разобрать в этом не может; только всевидящий Господь видит печальное состояние души этого человека. Сам же он этого не чувствует, не замечает и думает, что он не так уж плох и то, что в Евангелии говорится о великих грешниках, к нему уж никак не относится. Святым он, быть может, себя не считает, но полагает, что он не так уж и плох…

Угодники Божии мыслили о себе совсем иначе и видели себя и свое духовное естество совсем в ином свете. Один подвижник все время плакал; ученик его спрашивал: «Отче, о чем ты так плачешь?!» — «О грехах моих, сын мой», — отвечал тот. «Да какие у тебя грехи? И почему ты их так оплакиваешь?» — «Сын мой, — отвечал подвижник, — если бы я мог, как должно, увидеть свои грехи, во всем их безобразии, то я и тебя бы просил оплакивать мои грехи вместе со мной». Так говорили о себе эти необыкновенные люди. Мы же, люди обыкновенные, не видим своей греховности и не чувствуем ее тяжести. Отсюда и получается то, о чем я только что сказал: придет человек на исповедь и не знает, что ему сказать. Иная исповедница так и говорит: «Батюшка, я все забыла». А как вы думаете, если человек, у которого болит рука, нога или какой-либо внутренний орган, идет к доктору, забудет ли он, что у него болит? Так и душа; если она действительно горит покаянным чувством, она не забудет грехов своих. Конечно, ни один человек не может вспомнить все свои грехи — все до одного, без всякого исключения. Но истинное покаяние непременно требует того, чтобы человек сознавал свою греховность, искренно сокрушался о ней.

Таким образом, грешник в силу своей духовной слепоты кажется самому себе чуть ли не праведником, а праведник считает себя грешником, потому что он привык вглядываться в свою душу и видеть в ней пятна греха и нечистоты. Как уже было сказано, мы молимся в Великом посту, чтобы Господь даровал нам зреть наши прегрешения — наши, а не чужие. Но об этом нужно молиться не только в посту, а всегда — молиться о том, чтобы Господь научил нас видеть себя как должно, и не помышлять о своей мнимой праведности. Будем же помнить, что только милость Господня может открыть человеку глаза на его истинное духовное состояние и этим поставить его на путь истинного покаяния. Аминь.

Купить эту книгу можно

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Христос воскресе!

Поздравляю, дорогие братья и сёстры, с праздником воскресного дня, а также с памятью Апостола Иакова Зеведеева. Мы с вами сегодня были слушателями, надеюсь, внимательными, Священного Писания, истории евангельской о том, как Господь наш Иисус Христос исцелил слепого, рожденного в слепоте.

Эта история удивительна тем, что это случилось над человеком, исцеление которого было невозможно. И действительно, как свидетельствует Священное Писание, не было в истории случая, чтобы рождённый слепым прозрел. Бывают разного рода глазные болезни.

Медицина и искусство врачевства помогают, способствуют врачеванию в меньшей или большей степени. Но никогда не было такого, чтобы человек, с детства родившись слепым, который долгое время сидел у входа в храм и просил милостыни, был исцелен, да еще и столь чудесным образом. Люди уже привыкли к нему, сидящему и просящему милостыни. И тут вдруг Господь в день субботний слепил кусочек грязи, помазал глаза больному, и тот прозрел, омывшись в Силоамской купели.

Но эта история не закончилась тем, что он исцелился. Как всегда фарисеи стали возмущаться. Удивительно, что даже фарисеи, многие из них признали, что не подвластны такие чудеса простому человеку. И они поделились на две партии. Одни говорили, что не может обычный человек творить такие чудеса (Ин. 9:16, 24), а другие говорили, что Он грешник, что творит эти чудеса силой князя веельзевула, сына князя бесовского. А многие из простых людей, прозрённые духом и телом, из числа которых и был слепец, признали в Нём Сына Божьего. И когда вопросили его: «Кто тебя исцелил, как ты назовёшь этого Человека?», он отвечал, что это пророк Божий (Ин. 9:17), потому что ещё не знал Его. А когда Господь у него спросил, верует ли он в Иисуса, то тот ответил, что верует и признает в Нём Христа.

Эта история очень поучительна для нас, и всякий раз, когда мы её вспоминаем, говорим о наших немощах, о нашей духовной слепоте. И она действительно имеет место в нашей жизни – духовная слепота.

Мы видим, и многие из нас прозревшие. Надо это признать. Как только мы переступили порог храма, приняли Святое Крещение – всё, духовная слепота от нас отошла, мы стали с вами людьми нового века, стали людьми Божьими, чадами света. И в свете Божьем нам открываются тайны этого мира. Здесь на земле, и в будущей жизни мы познаём Бога. Чем мы ближе к этому свету, тем больше открывает нам Господь и открывает такие вещи, которые недосягаемы для людей, например, учёных, которые всю свою жизнь посвятили познанию каких-то естественных наук. Наши знания – выше, потому что знания наши из духовной области и, порой, не от мира сего. Наряду с тайнами вечной жизни, Господь открывает нам и тайны земного бытия.

Вы знаете, очень много таких святых, которые были прозорливыми, в народе их называют ясновидящими. Само слово, да? Ясно видел, не просто, то, что его окружало и то, что можно потрогать. А он ясно видел будущее, он прозревал внутреннее человека и, порой, даже движения сердца. Не успел человек помыслить плохо, а он это уже замечал. Или, наоборот, он видел красоту души, которую сам человек даже не замечал в себе на протяжении многих лет жизни. Они подталкивали людей к духовной жизни, направляли её так, чтобы избежать подводных камней в течение этого земного бытия, чтобы, соприкоснувшись с Богом, мы увидели всю красоту: и Божию, и этого мира. Удивительно, что многие из святых отцов говорят, что если мы видим богозданную красоту, значит, мы уже не видим Бога. Хотя многое из того, что мы видим, свидетельствует о том, что это сотворил Бог. У святых была такая острота зрения, что они прозревали сквозь земное бытие Бога. И увидев, и познав красоту Божию, их уже не интересовала красота земного бытия.

Я могу согласиться, что это особенное состояние души, когда нас не радует красота сего мира, когда только один Бог может радовать сердце человека и наполнять его жизнь. Более того, как только мы прозреваем и смотрим на этот мир глазами Божьими, то все ценности меняются местами. Мы любим, допустим, вкусно покушать – это естественно, согласны? Нам хочется удовлетворить свою плоть, потому что мы плотяны, потому что у нас есть природа человеческая, которая хочет кушать и порой хочет кушать много и вкусно.

А у этих людей меняются ценности, они воздерживаются для того, чтобы оставить место Святому Духу. Святой праведный Иоанн Кронштадтский однажды интересно отметил, что он меньше кушает для того, чтобы во время молитвы в него вместился больше Дух Святой. Казалось бы, какое имеет отношение Дух Святой к нашей плоти? Если Он наполняет наше существо, то наполняется не только плоть, но и душа, и дух. Мы уже становимся боготворёнными, сам Бог в нас что-то творит необычное. Но тем не менее вот эта связь, плотная: тела, души и духа. Получается, наполняется всё Святым Духом.

Мы принимаем Тело и Кровь Христову. Тоже, какое великое чудо! Всё, мы становимся уже другими. Мы причастились Тайн Христовых – в наших жилах течёт Кровь Христа. Только подумайте: в жилах течёт Кровь Христова! Мы восприняли Плоть, которую дала Христу Божия Матерь. Мы говорим о чистоте. Многие люди женского пола стремятся красиво выглядеть, чтобы у них было чистое лицо, чистые руки, чтобы не было никаких изъянов. Не дай Бог, морщинка появилась – они начинают замазывать кремами. А вы подумайте только, мы воспринимает пречистую плоть и кровь Царя Небесного. Разве это не чудо?

Это заставляет многих из нас стремиться больше к Богу, причащаться чаще Святых Таинств Христовых. Потому что мы уже с вами особенные. И эту особенность было бы хорошо выделить от всего прочего. Не надо нам отождествляться с этим миром! Он живёт своими законами. И, к сожалению, эти законы порой ведут к деградации духовной. Потому что плоть ищет удовлетворения плоти. Но мы с вами люди Духа и ищем удовлетворения своему духу. Если вдруг у нас что-то родилось светлое, доброе, и ещё у нас не погасло желание жить в Боге, то тогда мы должны сделать хотя бы малое усилие, чтобы идти по тому пути духовного просвещения, который нам указал Господь. И те, кто идёт, обязательно находят в себе и силы, и мужество, и решительность, а вместе с этим Господь наделяет его Своими Дарами Святого Духа. Вот тогда можно сказать, что, прозрев, мы пошли за Христом. Вы зрячие все, прозревшие. Осталось только ножками двигаться ко Христу.

Я каждому из вас желаю, чтобы сегодняшний день послужил нам указанием по пути к вечной жизни, чтобы мы нашли в себе твёрдую решительность идти по нему. Аминь.

Христос Воскресе!

Монахиня Иулиания (Соколова)

Как понимать зрение духовное?

Зрение духовное само по себе необъяснимо. Мир духовный не имеет ничего общего с нашей действительностью. Обычному пониманию и восприятию плотского или душевного человека он не поддается.

Видеть может только живой человек. Плотский же человек, у которого все мысли, чувства и стремления направлены лишь на устроение земного благополучия и угождение плоти, мертв в духовной области; она ему чужда, и он в ней слеп. У душевного человека очи ума (духа) затуманены мятущимися чувствами сердца и чрезвычайной образностью мысли. Почти все мы, а особенно художники, мыслим образами земного мира, перемешанными с фантазией, и все увлекаемся кружением чувств и сердечных влечений, а это все, как дымовой завесой, застилает от нас невещественность инобытия. Духовный мир если и видится, то видится тускло, слабо и искаженно. Поэтому ни плотской, ни душевный человек не может проникать в эту таинственную область, тем более не может черпать из нее какие-либо образы для своего творчества

Между тем, изобразительное искусство основывается на зрении. И если обычному художнику, чтобы что-то изображать, необходимо прежде научиться видеть, то и касающемуся искус­ства церковного, возвышенно-духовного, необходимо прозреть в этой области. А чтобы прозреть, надо в ней ожить, ощутить ее реальность, задышать ее воздухом (молитвой), почувствовать ее умиренность и бесстрастие, плениться красотой ее чистоты, радостью благоговейного предстояния пред Лицом Божиим

Евангелие говорит: «Чистый сердцем Бога узрят’ (Мф. 5, 8). Чистое сердце — это смиренное сердце. Высочайший образец смирения и чистоты нам дан Самим Господом Иисусом Христом, и к следованию Ему призваны все. Достижение же этой чистоты сердца есть дело жизни и духовного опыта. Ни из слов, ни из книг этому научиться нельзя. Поэтому нельзя научить и видению духовному. Оно дается не только живущему жизнью духовной, но и достигшему уже чистоты сердца; дается как дар Божий и не всем в равной степени.

История Святой Церкви от самых первых дней Христовой Церкви до настоящего времени изобилует примерами дивного просветления духовного зрения. Преподобная Мария Египет­ская, никогда не видавшая преподобного Зосиму, назвала его по имени, объявила его священный сан, а потом повелела пере­дать игумену его монастыря, чтобы он внимательнее смотрел за собою и за братией, ибо им надо во многом исправиться. Они тоже были подвижниками, но, по-видимому, многого за собою не замечали.

Преподобный Андрей, Христа ради юродивый, видевший Покров Божией Матери во Влахернском храме, встретил на городском рынке инока, которого все восхваляли за доброде­тельную жизнь, которому исповедовали свои грехи и давали много золота для раздачи нищим. Проходя мимо него, препо­добный Андрей увидел, что его обвивает страшный змей, а вверху, в воздухе, он прочел надпись черными буквами: «Корень всякому беззаконию — змий сребролюбия». Инок же не видел и не чувствовал своей беды.

Преподобный Сергий, сидя за трапезой с братией, вдруг встал и молча поклонился до земли святителю Стефану Перм­скому, направлявшемуся в то время в Москву, не имевшему времени заехать в обитель Сергиеву и издалека благословившему Преподобного и его братию. Ученики же только потом узнали от своего святого игумена причину такого его поступка

Старец Амвросий Оптинский задержал на три дня гостив­шего у него купца, хотя тот очень торопился по делам домой, а после, отпуская его, заповедал ему со временем поблагодарить Бога за Его к нему милость. И только через несколько лет, уже после смерти старца, открылось, что тогда купца на дороге три дня подстерегали убийцы.

Дети, не испорченные дурным воспитанием или товариществом, за чистоту своих сердец также иногда способны бывают видеть сокровенное. Старец иеросхимонах Гавриил рассказывал, что в детстве он видел то, что делается далеко, и то, что другим не видно. Рассказы его пугали мать, простую, но глубоковерующую крестьянку. Она его предостерегала и просила не вдаваться в это. С годами эта способность у него пропала и снова возникла, когда он стал уже иеросхимонахом. Он воспринимал мысли человеческие, как явный разговор, видел совершающееся на расстоянии, удостаивался видеть усопших и родников Божиих. Старец понял, что способность зреть сокровенное является у человека только при чистоте его сердца. Рассказывая кое-что об этом, он с умилением говорил: «Воистину справедливо слово Христово: чистый сердцем Бога узрят и не только Бога, но в Боге и все сокровенное мира сего узрят».

Такого просветления духовного зрения сподобляются рев­нующие о чистоте сердца в конце борьбы с самим собою и с врагом рода человеческого.

Но духовное прозрение имеет множество степеней.

Через деятельное следование за Христом, через молитву, при сосредоточенном внимании ко всему тому, что человек делает, говорит и мыслит, изо дня в день, из года в год по крупинке, незаметно накапливается у него духовный опыт. Без такого личного опыта духовный мир непостижим. О нем можно философствовать, читать, рассуждать и быть в нем мертвым и слепым. И если направление пути взято правильное, то человек, прежде всего, начнет видеть свои недостатки, ошибки, свое подлинное лицо без прикрас. Увидит и путь, по которому идет, где опасности и как их избегать и т.д. Это и есть начало просветления духовного зрения. О нем мы и молимся постоянно и на утренних и вечерних молитвах, и в богослужениях, и в Псалтири, и в акафистах, и в других молитвословиях. «Молим Твою безмерную благость: просвети наша мысли, очеса и ум наш от тяжкаго сна лености восстави» (утренние молитвы). «Свет невечерний Рождшая, душу мою ослепшую просвети» (утренние молитвы). «Просвети очи мои, Христе Боже, да не когда усну в смерть» (Вечерние молитвы). «Иисусе, Свете мой, просвети мя» (акафист Спасителю). «Христе, Свете истинный, просвешаяй и освящаяй всякаго человека…» и т.д. (молитва 1-го часа).

Все случающееся в жизни нашей: скорби, болезни, страсти душевные и телесные, самые грехопадения — попускается нам для того, чтобы не в теории, а из опыта каждый познал свою глубокую немощь. Познавая же себя, мы смиряемся, по мере преуспеяния в смирении очищаемся, покаянием привлекаем благодать Божию, которая врачует духовную слепоту и дает прозрение духовным очам. Без такого, хотя бы начального, прозрения в области духовной, что может дать в своем искус­стве человек, чуждый этой жизни? Образ, создаваемый им, не будет соответствовать тому, что он дерзнет выразить в красках.

«Когда кто хочет, — говорит преподобный Симеон Новый Богослов, — рассказать о доме каком, или о поле, или о царском дворце… надо наперед видеть и хорошо рассмотреть все такое и потом уже со знанием дела рассказывать о том Кто может что сказать сам от себя о каком-либо предмете, который прежде не видел? Если таким образом о видимом и земном никто не может сказать что-либо верное, не видев то своими глазами, то как можно сказывать и извещать что-либо о Боге, о Божественных вещах и святых Божиих, то есть какого общения с Богом сподобляются святые, что это за ведение Бога, которое бывает внутри их и которое производит в сердцах их неизъяснимые воздействия; как можно сказать о сем что-либо тому, кто не просвещен наперед светом ведения?»

Поэтому VII Вселенский Собор, деяния которого посвяще­ны были утверждению иконописания, признает истинными иконописцами святых отцов Церкви. Они творят художества, ибо они опытно последовали Евангелию, имеют просветленные духовные очи и могут созерцать то, что и как надлежит изобразить на иконе. Те же, кто только владеет кистью, относятся или к исполнителям, мастерам этого дела, ремеслен­никам, или иконникам, как их называли у нас на Руси.

«Иконописание совсем не живописцами выдумано. Живо­писцу принадлежит техническая сторона дела Иконописание есть изобретение и предание святых отцов, а не живописцев. Сами оные божественные отцы наши, учительски… объявшие таинство нашего спасения, изобразили его в честных храмах, пользуясь искусством живописцев» (VII Вселенский Собор, деяние 6-е).

Итак, повторяю, видение духовное есть дар Божий, и само по себе оно необъяснимо. Здесь «мрак» как говорят святые отцы. Есть такое выражение: «Он вошел во мрак видений». В первом ирмосе канона на День Святой Троицы поется: «Божественным покровен медленноязычный мраком, извитийствова богописанный закон, тину бо оттряс очесе умнаго, видит Сущаго…» Ум — это дух Тина — здесь скорее не грех, ибо грех заваливает духовные (умные) очи, подобно непроницаемой глыбе камня, тиною же здесь может быть наша мечтательность, образность мысли, заволакивающая умные, духовные очи. Ум должен быть покрыт «темновидным» («Лествица»), то есть необъяснимым даже на языке святых отцов смирением, должен очиститься от образов мира вещественного, и тогда его духовные очи могут прозреть, но опять не сами собою, а через прикосновение Божественных перстов.

Однако не следует думать, что сподобившийся этого дара способен бывает видеть тайны сокровенные так же свободно, как мы, например, видим окружающий нас мир внешним зрением. Под духовным просветлением зрения надо понимать особую чуткость, способность сокрушенного и смиренного сердца к восприятию того, что Богу угодно будет открыть человеку. «В душах смиренных — небесные видения», — говорит «Лествица». Это подтверждается примерами из Свя­щенного Писания и Житий святых. Когда скорбящая о смерти сына сонамитянка бросилась к ногам пророка Елисея, а его ученик хотел отстранить ее, пророк удержал его, сказав: «Оставь ее, душа у нее огорчена, а Господь скрыл от меня и не объявил мне…» ее горе (4 Цар. 4, 27).

К такому духовному зрению приложимо наименование созерцания того, что открывается по воле Божией. Одним из таких видений и откровений является древняя икона, одиноко стоящая в изобразительном искусстве всех времен и всех народов.

Итак, задачу развить видение внешнее и научить изобра­жать увиденное берут на себя художественные школы и научают. Умение изображать то, что постигается душевным зрением и другими нашими чувствами, является достижением художника при наличии его трудолюбия и талантливости.

Видению духовному, проникающему в мир божественный, ни самому научиться произвольно, ни научить невозможно. Его можно наблюдать через соприкосновение с древней иконой, если подходить к ней не поверхностно, а глубоко, внимательно и пристально, с должной (церковной) точки зрения; можно ему удивляться и убеждаться в его правдивости и истинности, но восхитить произвольно дар Божий невозможно.

Источник: Смысл и содержание иконы. Слово иконописца монахини Иулиании Соколовой. — М., МПДА, 2005.

Теги: Иконописец монахиня Иулиания (Соколова) 27 Апреля 2019

А таким телом может быть лишь тело, обладающее органами. Между тем части растений также суть органы, правда совершенно простые, как, например, лист есть покров для скорлупы, а скорлупа — покров для плода, корни же сходны с ртом: ведь и то и другое вбирает пищу. Итак, если нужно обозначить то, что обще всякой душе, то это следующее: душа есть первая энтелехия естественного тела, обладающего органами. Потому и не следует спрашивать, есть ли душа и тело нечто единое, как не следует это спрашивать ни относительно воска и отпечатка на нем, ни вообще относительно любой материи и того, материя чего она есть. Ведь хотя единое и бытие имеют разные значения, но энтелехия есть единое и бытие в собственном смысле.

Итак, сказано, что такое душа вообще. А именно: она есть сущность как форма, а это — суть бытия такого-то тела, подобно тому как если бы естественным телом было какое-нибудь орудие, например топор. А именно: сущностью его было бы бытие топором, и оно было бы его душой. И если ее отделить, то топор уже перестал бы быть топором и был бы таковым лишь по имени. Однако же это только топор. Душа же есть суть бытия и форма не такого тела, как топор, а такого естественного тела, которое в самом себе имеет начало движения и покоя. Сказанное нужно рассмотреть и в отношении частей тела. Если бы глаз был живым существом, то душой его было бы зрение. Ведь зрение и есть сущность глаза как его форма (глаз же есть материя зрения); с утратой зрения глаз уже не глаз, разве только по имени, так же как глаз из камня или нарисованный глаз. Сказанное же о части тела нужно приложить ко всему живому телу. А именно: как часть относится к части, так сходным образом совокупность ощущений относится ко всему ощущающему телу как ощущающему.

Но живое в возможности — это не то, что лишено души, а то, что ею обладает. Семя же и плод суть именно такое тело и возможности. Поэтому, как раскалывание и видение суть энтелехия, так и бодрствование; а душа есть такая энтелехия, как зрение и сила орудия, тело же есть сущее в возможности. Но так же как зрачок и зрение составляют глаз, так душа и тело составляют живое существо.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *