Духовные ценности: что это?

Христианские ценности и служение милосердия1

Иларион (Алфеев), митр. Волоколамский


Иларион (Алфеев), митр. Волоколамский

Общество и создаваемая им культура покоятся на системе ценностей. Ценности определяют как характер самого общества и перспективы его развития, так и тип человека, который формируется в лоне культуры. Таким образом, чтобы понять состояние и перспективы развития современного общества, необходимо, прежде всего, проанализировать систему ценностей, которым оно руководствуется.

Вскрывая причины кризиса европейского общества и европейской культуры, обозначившегося уже на рубеже XIX-XX веков, один из основоположников аксиологии, немецкий философ Макс Шелер (1874-1928) приходит к выводу, что в его основе лежит кризис человека и, в конечном счете, кризис системы исповедуемых им ценностей. Начало этому процессу было положено, как известно, в эпоху Просвещения, когда ее идеологи, по словам Святейшего Патриарха Кирилла, провозгласили человека «абсолютной и конечной ценностью, а его благо — критерием справедливости общественного устройства» .

В сформировавшемся секулярном обществе, где человек становится, используя выражение древнегреческого софиста Протагора, «мерой всех вещей», ценности по необходимости носят индивидуалистический характер. Человек, исходя из исключительно субъективных предпосылок, сам решает для себя, что для него значимо, сам выстраивает иерархию собственных ценностей и следует ей. В результате такого индивидуального произвола не только происходит девальвация самого понятия «ценность», поскольку зачастую низменные интересы приобретают характер «высших ценностей» в жизни человека, но возникают и неизбежные конфликты в обществе.

Так, например, одной из ценностей современного европейского общества является «солидарность». Однако если мы посмотрим на общественную ситуацию в Европе, сложившуюся в результате продолжающегося там экономического кризиса, то увидим, что основное бремя его последствий вынуждены нести наименее защищенные слои населения, которые должны были бы, напротив, пользоваться поддержкой наиболее обеспеченных классов из принципа солидарности. Таким образом, столь высокая ценность, как солидарность, на деле оказывается декларативной, поскольку в реальности современное европейское общество руководствуется более низкими ценностями корпоративных или индивидуальных интересов.

Уже в начале XX века М. Шелер критиковал западное общество за то, что в нем моральные, философские и религиозные ценности отодвигаются на задний план. Это с особенной силой стало проявляться в современном обществе, которое, как пишет Патриарх Кирилл, «всячески приучает человека к мысли о том, что религиозная вера — исключительно внутреннее, сокровенное и едва ли не интимное дело человеческой личности… Что же касается иных аспектов человеческого существования, то здесь места для религиозной мотивации нет и быть не может» .

Для выхода европейского общества из кризиса необходимо вернуть нравственным и религиозным ценностям должное место в иерархии общественных ценностей. В подлинной иерархии ценностей, которую Шелер называл «объективным откровением Бога», они выстраиваются по принципу «от материальных к духовным», таким образом поднимаясь от «чувственных ценностей» как самой низшей ступени в иерархии, через ценности гражданские, жизненные и культурные, к ценностям религиозным. Только при следовании такой иерархии ценностей, имеющей не субъективный и индивидуалистический характер, а характер объективный как «откровение Бога», и общество, и формируемый им человек могут иметь перспективу полноценного и гармоничного развития.

Именно такую систему ценностей, укорененных в Боге, всегда проповедовало христианство. Принцип иерархии ценностей вполне выражен уже в синтетически емком евангельском призыве: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33; ср. Лк. 12:31). Благодаря проповеди Церкви о Христе, Который, по выражению Оригена, «Сам и есть Царство», сформировалась христианская система ценностей, а в ней — представление о высочайшем достоинстве человека. Именно в рамках христианского учения о Боговоплощении возникло понятие «человеческой личности». Поскольку Бог стал человеком, человек приобрел бесконечную ценность вне зависимости от его положения в обществе, пола, национальности или цвета кожи. В силу такого подхода к человеку было осуждено и уничтожено рабство, выработалась процедура объективного суда, сформировались высокие социально-политические стандарты жизни, определилась этика межличностных отношений, получили развитие наука и культура. Более того, сама концепция прав человека возникла на основе христианского учения о достоинстве человека, его свободе и нравственной жизни. В христианской святоотеческой антропологии эти две категории — свобода и нравственность — всегда находились в нерасторжимой связи.

В христианстве нравственные ценности имеют абсолютное значение, как абсолютное значение для любого христианина имеет пример Богочеловека Иисуса Христа. По словам многих Отцов Церкви, «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». В свете этой тайны открываются бесконечные перспективы совершенствования человека, нравственное состояние которого всегда будет определяться степенью соответствия Идеалу. Нет предела человеческому восхождению, и этот принцип находит прекрасное выражение в словах Блеза Паскаля: «Человек бесконечно превосходит человека». В определенном смысле притчи Спасителя о Царстве Божием и его постепенном росте в мире (см., напр., Мф. 13:31-33) говорят о совершенствовании как жизненной задаче для каждого конкретного человека и человечества в целом.

Когда Господь наставляет Своих учеников: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48), Он призывает их, прежде всего, к преодолению собственной ограниченности и собственных, слишком мелких, представлений о высшей из нравственных ценностей — ценности любви. Вопреки слишком человеческому пониманию любви как отношения к своим близким, друзьям и тем, кто отвечает взаимностью, Христос заповедует любить даже врагов, людей неправедных, злых и социально чуждых, то есть, призывает распространить свою любовь на всех людей без исключения. Так заповедь о любви в христианстве приобретает безусловное, абсолютное значение и тем самым бесконечно превосходит или, лучше сказать, восполняет секулярное понятие солидарности. Таким же образом христианское понимание милосердия неизмеримо глубже светской концепции благотворительности, которая в контексте церковного служения бедным наполняется поразительным по своей новизне содержанием.

По выражению святителя Григория Богослова, «превосходнейшую часть любви должна составлять любовь к бедным, жалость и сострадательность, ибо никакое служение не угодно Богу так, как милосердие» (Слово 14. О любви к бедным). Милосердие — одно из свойств Божиих, открытых нам в Священном Писании. Скажем больше, в кенозисе Боговоплощения и Искупления Бог являет Себя как само милосердие по отношению к падшему человечеству. Несмотря на существующую разницу в социальном статусе, все люди без исключения — это грешники, без всяких заслуг и даром, по одному только милосердию Божию, получившие спасительную благодать. Принятие этой аксиомы, то есть осознание себя нищим и нуждающимся в благодати, — необходимое условие для вхождения в Царство, как нам говорит первое из «блаженств»: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5:3).

В данной перспективе привычные представления светской благотворительности, в которой четко разделяются благодетель и благодетельствуемый, ломаются: с точки зрения христианского милосердия, отношения между ними являются, прежде всего, взаимным служением «нищих духом». Поэтому нельзя согласиться с современными попытками сместить смысловой центр христианской диаконии от служения милосердия в правовую сферу, рассуждая о «правах благополучателя», о «dutybearers» и «right holders». Это приводит к тому, что служение начинает приравниваться к секулярной социальной услуге, что вытесняет самую его суть — нести любовь и сострадание.

В христианском служении милосердия не только нуждающийся получает вспомоществование, но и сам благотворитель, помогая ближнему своему, духовно обогащается. Христос ставит вечное спасение Своих учеников в прямую зависимость от деятельного служения бедным, с которыми Сам Себя отождествляет (см. Мф. 25:34-40): «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5:7). Тем самым, согласно духовному порядку вещей, присущему Царству Божию, в противовес логике мира сего, благотворитель оказывается благодетельствуемым, а бедный — благодетелем. Авва Дорофей в своих «Душеполезных поучениях» так представляет эту парадоксальную диалектику деятельной христианской любви: «Более больной благотворит ему (служащему), нежели он больному».

Сегодня, когда социальные и национальные антагонизмы по причине экономического кризиса с каждым днем становятся все сильнее, мир нуждается, в первую очередь, в деятельном свидетельстве христиан о том, что можно жить согласно иной системе ценностей, в которой приоритетом является взаимное служение любви. Во все эпохи христианской истории именно бескомпромиссное следование евангельским ценностям было самой убедительной проповедью этих ценностей внешнему миру. Древняя апостольская община, по свидетельству Деяний святых апостолов, находилась «в любви у всего народа» в том числе и потому, что являла любовь внутри самой себя: «Все верующие были вместе и имели все общее: и продавали имения и собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян. 2:44-45, 47).

В XX веке в русской православной традиции прекрасные примеры жертвенного служения оставили сестры Марфо-Мариинской обители вместе с ее основательницей преподобномученицей Елизаветой Федоровной и объединение «Православное дело» во Франции, в котором участвовали священник Димитрий Клепинин, мать Мария (Скобцова) и другие. Многие общины нашей Церкви, занимающиеся сегодня социальным служением, ориентируются на эти высокие образцы.

Множество примеров служения милосердия являют и движения мирян в Римско-Католической Церкви. Один из самых ярких — деятельность Общины святого Эгидия, которая через свое служение любви привлекла ко Христу многих, открывших для себя смысл жизни в Церкви. И я рад, что благодаря этой нашей совместной конференции мы получили возможность поделиться не только идеями, но и конкретным опытом церковного служения милосердия. Полагаю, сейчас сотрудничество между христианами различных Церквей и общин в данной области имеет особенно большое миссионерское значение.

В наше время перед обществом встают новые проблемы, в решении которых необходимо участие Церкви. Одна из них — стремительное распространение новых заболеваний, в частности, ВИЧ/СПИДа. В течение 12 лет в нашей Церкви действует программа профилактики и борьбы с распространением этой опаснейшей эпидемии. За это время в ряде епархий были открыты телефоны доверия по проблемам ВИЧ/СПИДа и службы психологического консультирования, организован паллиативный уход за больными и их пастырское окормление, совершаются регулярные молебны о здравии болящих и оказывается помощь ВИЧ-инфицированным сиротам.

Церковь считает, что причины столь быстрого распространения этого заболевания кроются, прежде всего, в утрате обществом нравственных ценностных ориентиров, проявляющейся в нравственной деградации, девальвации семейных ценностей, росте наркомании, сексуальной распущенности. Поэтому наша Церковь предложила свой подход к профилактике ВИЧ-инфекции среди молодежи. Этот подход основывается на формировании у подростков мотивации к ответственному поведению, основанной на нравственно-ценностных ориентирах. Для школ были разработаны программы профилактики рискованного поведения, которое может привести к заражению ВИЧ и наркомании. На занятиях дети в открытой дискуссионной форме обсуждают такие понятия, как любовь, семья, добро и зло, цель и смысл жизни, свобода и выбор и многие другие. Они учатся осознавать себя как личности, ответственно выстраивать свой жизненно-ценностный ряд и самостоятельно принимать ответственные решения в ситуации нравственного выбора и конфликта ценностей.

Должен сказать, что поначалу такого рода программы были встречены врачами и преподавателями с определенным скепсисом. Наши светские коллеги полагали, что в эпоху потребительских ценностей молодежь не способна воспринимать призывы к нравственному образу жизни. Но опыт свидетельствует об обратном: программы успешно осуществляются в обычных школах и колледжах в 10 регионах России, а также в Украине и Беларуси. Только за последний год в России обучение по эти программам прошли около 10 000 подростков. Администрация школ, родители и сами дети свидетельствуют о больших положительных изменениях в поведении участников этих программ.

Профилактика ВИЧ/СПИДа и помощь страдающим этим недугом — это поле совместной деятельности разных христианских конфессий. С 2005 года в России действует Межхристианский координационный комитет по ВИЧ/СПИДу, в который входят представители восьми исповеданий. Римско-Католическую Церковь в нем представляет известная международная организация «Каритас». Благодаря деятельности этого Комитета, все участвующие в нем конфессии разработали свои официальные позиции по проблемам ВИЧ/СПИДа, создали программы по паллиативному уходу за ВИЧ-инфицированными, по профилактике СПИДа, проводят обучающие курсы для священнослужителей и социальных работников. Открыты региональные отделения Комитета. В некоторых регионах осуществляются межцерковные проекты. Так, в Санкт-Петербурге проводятся совместные тренинги для сестер милосердия из разных христианских конфессий, ухаживающих за ВИЧ-инфицированными. В Москве уже много лет представители «Каритас» и Русской Православной Церкви вместе опекают ВИЧ-инфицированных сирот.

В ноябре 2010 года в нашей Церкви была создана Ассоциация православных сестричеств, в которую вошли 118 общин сестер милосердия России и некоторых стран Содружества Независимых Государств. Идею такого объединения подсказали нам наши католические братья из Польши. Сегодня православные сестричества в нашей стране играют весьма заметную роль в помощи детям сиротам, бездомным, больным, престарелым, ВИЧ-инфицированным. Еще в 1990-е годы мы с нуля начали создавать систему профессионального обучения сестер милосердия. В этом нам помогали Церкви Дании, Германии, США и других стран, в которых к тому времени был накоплен большой опыт этого служения. А сегодня православных сестер милосердия приглашают читать лекции в светские медицинские колледжи, чтобы они научили студентов, как организовать уход за пациентом, и, самое главное, научили милосердному отношению к страждущим.

Мы с радостью отмечаем растущее в светском обществе понимание того, что передовые технологии и достижения науки не способны заменить участия, душевной поддержки и сопереживания больному, которым учит Церковь; и считаем, что особая задача Церкви — свидетельствовать об этих ценностях, которые в современном обществе не менее актуальны, чем 100 и 200 лет назад. Каким станет наше общество в будущем, зависит от того, какой системе ценностей оно последует. Мы стоим на перепутье, и сегодня, как и всегда, жизненно важным смыслом наполнены для нас слова пророка Моисея о том, что человеку необходимо соблюдать заповеди Божии для его же собственного блага: «жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:19). Церковь, совершая миссию проповеди Царства Божия, завещанную ей Христом, не оставляет надежды, что прекрасный идеал евангельской любви как высшая из христианских ценностей, привлекая к себе человеческие сердца, сможет сохранить и преобразить жизнь мира.

Митрополит Кирилл. Обстоятельства нового времени // «Церковь и время», 1999, № 2 (9), С. 79.

Митрополит Кирилл. Норма веры как норма жизни. Проблема соотношения между традиционными и либеральными ценностями в выборе личности и общества // «Церковь и время», 2000, № 2 (11), С. 203.

1 Иларион, митр. Волоколамский. Христианские ценности и служение милосердия / Международная конференция «Церковь и бедные. Православные и католики в служении милосердия». Москва 5 декабря 2012 года // Патриархия.ру – официальный сайт РПЦ Московского Патриархата. . Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/1212811.html (дата обращения: 26.07.2013)

ПРЕСС-РЕЛИЗ

Конференция
«Волонтёрство, социальные проекты и православные ценности в молодёжной среде: время перемен»

26 апреля в 13:00 в Воронежской областной универсальной научной библиотеке им. Никитина состоится конференция «Волонтёрство, социальные проекты и православные ценности в молодёжной среде: время перемен», цель которой – проинформировать молодёжное сообщество о новых событиях, проектах, движениях, меняющих социальную среду и способствующих развитию каждого.
Конференция является открытой информационной площадкой. Организаторы приглашают представителей СМИ, вузов, волонтёрских проектов, общественных активистов и всех тех, кто чувствует желание и готовность участвовать в социальных проектах и волонтёрских движениях, а также ищет единомышленников для реализации идей, связанных с популяризацией духовных ценностей.
На конференции будут рассматриваться следующие темы: итоги I съезда православной молодёжи; события, запланированные движением социальных волонтёров в 2018 году; какими будут «Православная кухня» и День семьи, любви и верности; роль культурных и спортивных мероприятий в распространении духовных ценностей и другие. На мероприятии выступят представители духовенства и добровольческих движений.
Для участия в конференции необходимо зарегистрироваться по тел.: 8-908-134-86-92 или по электронной почте mo010203eparhia@yandex.ru (в теме письма необходимо указать «конференция 26 апреля»). Окончание регистрации: 24.04.2018 г.
Мероприятие инициировано молодёжным отделом Воронежской епархии.

Конференция «Волонтёрство, социальные проекты и православные ценности в молодёжной среде: время перемен» состоится 26 апреля в 13:00 по адресу: пл. Ленина, 2, к. 302.

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого

№ 4, декабрь 2015 г.

Г. В. Валеева

Тульский государственный педагогический университет

им. Л.Н. Толстого

ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ XIX-XX ВВ. И СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

В статье рассматриваются духовные ценности в контексте русской философской мысли и современного общества. Аксиологическая проблематика русских мыслителей XIX-XX вв. была тесно связана с православием и его идеей абсолютности Бога и совершенствования личности. Особенностью ценностей русской культуры является примат духовного над материальным, а такие духовные ценности как единение (соборность), религия (православие), Бог, истина, любовь и служение родине, справедливость, свобода и т.д., установившиеся благодаря тысячелетней истории — являются традиционными для нашего современного общества.

Ключевые слова: ценности, духовные ценности, русская культура, русская философия, общество, личность

G. V. Valeeva

TSPU (Tula, Russia)

SPIRITUAL VALUES IN THE CONTEXT OF RUSSIAN PHILOSOPHICAL THOUGHT OF XIX-XX CENTURIES AND THE MODERN SOCIETY

Keywords: values, spiritual values, Russian culture, Russian philosophy, society, personality

Современное российское общество, характеризующееся социальными, экономическими и политическими переменами находится в ситуации кризиса. В контексте такой социокультурной ситуации, происходит переоценка ценностей и резкая смена идеалов. Приоритетными становятся личное благополучие, материальное благосостояние, карьерный рост и т.д. Таким образом, одной из значимых доминант происходящих преобразований является изменение системы ценностей. Не случайно Президент РФ на ежегодной прессконференции отметил в своем послании: «Мы должны вернуться

к традиционным духовным ценностям и на их базе двигаться вперёд… Без этих ценностей общество деградирует» .

В широком смысле, «ценность — это «сложившаяся в условиях цивилизации и непосредственно переживаемая людьми форма их отношения к общезначимым образцам культуры и к тем предельным возможностям, от осознания которых зависит способность каждого индивида проектировать

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4, декабрь 2015 г.

будущее, оценивать «иное» и сохранять в памяти прошлое» . Однако, содержание понятия «ценность» изменчиво, поскольку характер отношения индивида к окружающему мирозданию меняется в процессе социального и культурного развития. Тем самым, разные исторические эпохи и философские системы «накладывают свой отпечаток» на понимание сущности ценности. Так, в русской философии конца XIX начала XX вв., сущность ценностей определяется через понятие «духовность», имеющей божественное происхождение. По мнению русского мыслителя Н.О. Лосского, ценность «есть нечто всепроникающее, определяющее смысл и всего мира в целом, и каждой личности, и каждого события, и каждого поступка» . Ценности в его учении подразделяются на абсолютные и относительные, субъективные и объективные, положительные и отрицательные, а так же отдельный ранг составляют ценности служебные. Иерархию ценностей мыслителя венчает Абсолютная ценность — «абсолютно положительная ценность, безусловно оправданная (самоценность), имеющая характер добра в любом отношении и любого субъекта» . Ценности, в учении Лосского, связаны с жизнью субъекта, т.е. «для себя бытием, целестремительной активностью». Так же, он отмечает, что «в Царстве Божьем и тварном мире есть только самоценности -абсолютные, объективные и общезначимые» . Абсолютная сомоценность, в свою очередь подразделяется на ценности всеобъемлющие и частичные; всеобъемлющие — на первичные и тварные. Абсолютная положительная ценность, заключающая оправдание своего бытия, имеющая характер совершенного, безоговорочного добра и являющаяся объективной, поскольку общезначима — основа аксиологии Лосского. Такой абсолютной, всеобъемлющей, первичной самоценностью является Бог — абсолютное Добро: «… как само Добро, абсолютная полнота бытия, сама в себе имеющая смысл, оправдывающий ее, делающий ее предметом одобрения, дающий безусловное право на осуществление и предпочтение чему бы то ни было другому». Абсолютной, всеобъемлющей, тварной самоценностью выступает личность, наделенная свободой выбора и обладающая потенциальной возможностью приближения к «абсолютной полноте бытия», к абсолютному Добру. К абсолютным частичным ценностям Лосский относит любовь красоту, истину, жизнь, нравственность и т.д. — это абсолютные положительные ценности, но не всеобъемлющие, а выступающие аспектами абсолютной полноты бытия Бога. Частичные ценности не существуют без целого, поскольку: «Бог есть само Добро во всеобъемлющем значении этого слова: он есть сама Истина, сама Красота, Нравственное Добро, Жизнь и т. д.», но остаются самоценностями, поскольку обладают свойствами, присущими абсолютному Добру («несамозамкнутость, непричастность какому-то ни было враждебному противоборству, совместимость, сообщаемость, бытие для себя и для всех, самоотдача» . Однако, такие ценности, присутствуя в бытии свободной в своем выборе личности, часто бывают смешаны со злом, и потому становятся ценностями относительными (в определенном смысле для одних такая ценность — добро, для других и в другом отношении — зло), являющиеся неким отражением или подобием ценностей абсолютных. Однако,

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого

№ 4, декабрь 2015 г.

относительное добро, рассмотренное вне условий своего появления и своих следствий, является проявлением какого либо порядка и гармонии и т.о., разные виды относительного добра имеют значение для личности в виде ценностей субъективных, имеющих значение лишь для отдельных субъектов. Еще один ранг выделяет Лосский в своей системе — ценности служебные, как средства для достижения положительных ценностей, однако, мыслитель отмечает, что широкое использование таких ценностей, может существенно снизить уровень духовной жизни личности.

Отрицательные ценности, по мнению Н.О. Лосского, это «все то, что препятствует достижению абсолютной полноты бытия» . По существу, это есть ни что иное, как зло в разных формах проявления (физическое, моральное, общественное и т.д.). Мыслитель отмечает, что в отличие от абсолютного Добра, зло не самостоятельно и не первично. Зло производно, и существует в материальном, тварном мире, как следствие свободного волеизъявления личности. Таким образом, противоположность положительных и

отрицательных ценностей, в учении Н.О. Лосского, находится в зависимости от их удаленности или направленности к исполнению «абсолютной полноты бытия», а так же связана с полярностью их выражения — добро или зло, удовольствия или страдания. Добро и зло выступают здесь именно в ценностноонтологическом смысле: «добро как высшая ценность в понимании Н.О. Лосского, и его отрицание мнения о небытийственности зла, которое пребывает в мире исключительно по вине человека. Следуя по пути добра, человек живет полной жизнью, следуя по пути зла, человек теряет истинное бытие. Зло, таким образом — это недостаток добра, не имеющее онтологического существования» .

Итак, абсолютная, всеобъемлющая полнота бытия, абсолютное Добро -Бог, излучает ценность на тварные и частичные самоценности, на относительное добро, являющейся «моментом полноты бытия» , на субъективное и служебное добро. На наш взгляд, Бог, как абсолютное Добро и как главная ценность трактуется мыслителем достаточно широко и заключает в себя весь спектр духовных ценностей, тем самым, подчеркивая их всеединство и равновеликость. В современном мире необходимо учитывать разнородность и разноплановость добра как ценности, видеть его подлинную природу, что позволит «делать правильный нравственный выбор, обогатит духовно человека, спасет от одномерного восприятия действительности и будет способствовать духовному взрослению личности» и общества в целом.

Русский мыслитель С.Л. Франк определяет ценность как «свойство явления, которое выделяет в сознании последнее из ряда других, безразличных явлений, заставляет стремиться к нему, делает данное явление не только объектом познания, но и объектом известного чувства или желания» . Т.е. ценность это то, что важно для личности, то, чем личность дорожит и к чему стремиться. Мыслитель осознает ценность как понятие родовое: существуют нравственные, религиозные, эстетические, научные и т.д. ценности, и связывает его с потребностями личности (религиозное

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого

№ 4, декабрь 2015 г.

рассматривается как потребность человека в вере, эстетическое — в красоте и

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

т.д.).

Основой ценностей, у С.Л. Франка, выступает Бог (абсолютная ценность), а полнота бытия Бога обнаруживается через духовную жизнь личности. К такому осознанию мыслителя приводит концепция всеединства. В работе «Духовные основы общества» мыслитель, используя понятие «всеединства» отмечал, что состояние общества в большей или меньшей степени отражает его связь с Богом. «Всеединство» выступает у Франка как всеобъемлющее бытие, заключающая в себя идеальное (вневременное) и реальное (временное) бытие, связь которых Франк усматривает как «само время и временное бытие возможно не иначе как на почве самой вечности» и через духовно-нравственную жизнь личности, поскольку человек «через свою телесность и душевность принадлежит временному миру и миру идеально-сверхвременного, «через самобытие, поскольку оно есть реальность для себя сущая и себе самой открывающаяся» . Через свое самобытие (внутренний, интимный мир), личность, путем откровения, приобщается к Богу, к его полноте бытия: «тогда весь совокупный бесконечный мир представляется чем-то имеющим смысл и значение лишь в связи с этим потаенным внутренним миром, который есть единственное истинное средоточие бытия вообще, единственно подлинное бытие-в-себе» .

В работе «Ф. Ницше и этика любви к дальнему», С.Л. Франк выделяет такие ценности как: истина, красота, божественность, справедливость, честь и признает их абсолютность и объективность, а так же осознает как определяющие, положительные начала мотивов действий личности. Статья «Этика нигилизма» — это критика Франка тотального утилитаризма и нигилизма, являющихся основой мировоззрения интеллигенции. Под нигилизмом, мыслитель понимает «отрицание или непризнание абсолютных (объективных) ценностей» . Франк отмечает, что нравственным является лишь тенденция служения во благо народа и человечества в целом, в силу чего такие ценности как истина, божественное, красота и т.д. заменяются на благополучие, выгоду и т.д. «Русская интеллигенция не ценит, прежде всего, богатства духовного, культуры, той идеальной силы и творческой деятельности человеческого духа, которая влечет его к овладению миром и очеловечению мира, к обогащению своей жизни ценностями искусства, религии и морали» . Мыслитель особенно отмечает неприемлемость нигилизма и утилитаризма по отношению к культуре. Необходимо четкое осознание того, что основанием культура являются объективные ценности, находящиеся выше ценности полезности: «…культура в этом смысле может быть прямо определена как совокупность осуществляемых в общественно-исторической жизни

объективных ценностей. С этой точки зрения культура существует не для чьего-либо блага или пользы, а лишь для самой себя; культурное творчество означает совершенствование человеческой природы и воплощение в жизни идеальных ценностей и в качестве такового есть само по себе высшая и самодовлеющая цель человеческой деятельности» . О цели жизни и ее ценностном осмыслении, С.Л. Франк говорит в работе «Смысл жизни»: «мы

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого

№ 4, декабрь 2015 г.

ищем осмысленной полноты жизни, такой блаженной удовлетворенности, которая в себе самой есть высшая, бесспорная ценность» . Жизнь личности, дабы быть осмысленной, необходимо должна быть служением абсолютному, высшему благу. «Жизнь становится осмысленной, поскольку она свободно и сознательно служит абсолютному и высшему благу, которое есть вечная жизнь, животворящая человеческую жизнь, как ее вечная основа и подлинное завершение, и есть вместе с тем абсолютная истина, свет разума, пронизывающий и озаряющий человеческую жизнь» . Исходя из этого, существуют несколько условий возможности смысла жизни человека: бытие Бога и причастность этому бытию личности. Характеризуя собственную философию, С.Л. Франк отмечает: «Мои религиозно-общественные воззрения я определяю как «христианский реализм», в нем признание божественной основы и потому положительной религиозной ценности всего конкретного сущего…»

В.С. Соловьев в работе «Оправдание добра: нравственная философия», характеризует ценность как «безусловное значение, как указание на некий высший религиозный смысл реальных явлений и людей» . Высшей ценностью, абсолютной полнотой бытия и абсолютным добром для мыслителя так же является Бог. Бог как абсолютное добро — основа духовности и нравственности; высшая ценность, пронизывающая все остальные ценности; абсолютная цель жизни личности. Идея всеединства, являющейся ключевой в учении Соловьева, в аксиологическом плане является единством таких ценностей как истина, красота и дух — «соответствующих трём Ипостасям Божественной Троицы. Я называю истинным или положительным всеединством такое, в каком единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех» . Бог — абсолютное всеединство; мир (заключающий в себя абсолютное единство как идею) — всеединство в процессе развития и становления. Абсолютное единство выражает собой гармонию и размеренность мира; это есть идеал, к которому необходимо стремиться личности и обществу в целом. Согласно В.С. Соловьеву, единство людей существует в форме православной церкви, призванной сближать их и способствовать становлению «царства Бога» на земле. Приобщение каждой личности к христианским ценностям есть одухотворение, т.е. приобщение к абсолютной полноте бытия и нарастание меры добра и любви в обществе. Идеал общественного устройства -есть единство церкви, общества и государства, благодаря чему, по мнению мыслителя, будут реализованы идеалы добра, справедливости и мира.

Итак, аксиологическая проблематика русской философской мысли конца XIX — начала XX вв., была тесно связана с православием и его идеей абсолютности Бога и совершенствования личности (ее приближение к абсолютной полноте бытия). «Сложность и разноплановость учений русских мыслителей показывает, что добро является главной, высшей ценностью в иерархии ценностей человека. От осознания и восприятия добра будет зависеть жизнь человека и общества в целом. Семья, отечество, религия, любовь, красота, истина, увенчанные высшей, положительной ценностью — добром,

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого

№ 4, декабрь 2015 г.

данные нам «в веках» и укорененные в самобытности русского народа — это все то, что должно нравственно развивать и направлять человека на его пути «полноты жизни»» . Бог — абсолютное добро и божественная полнота бытия как высшая, абсолютная ценность в учениях Н.О. Лосского, С.Л. Франка и В.С. Соловьева является основой и воплощением духовных ценностей русской культуры. Русская религиозная философия представляет

мировоззренческую систему, самобытно трактующую действительность, и «характеризуется тем, что философское познание есть познание целостным духом, в котором разум соединяется с волей и чувством, и в котором нет рационалистической рассеченности» Учения русских мыслителей отражают самобытность и мировоззрение российского народа, что в настоящий момент является весьма значимым и актуальным, поскольку концептуальный анализ проблемы ценностей и ценностных предпочтений личности показывает, что достаточно важное место в системе важнейших детерминант жизнедеятельности человека, занимают духовные ценности.

«Современное российское общество ориентировано на ценностные предпочтения, которые связаны с развитием рыночных отношений, с экономической и политической ситуацией, с усложнением отношений между людьми, с ростом материальных потребностей. Человек современного российского общества ориентирован на ценность индивидуализма, которая предполагает приоритет свободы личности, ее прав и интересов. А в качестве мировоззренческого ориентира человек выбирает благо личности как высшей цели» . Однако, стоит отметить, что особенностью ценностей русской культуры является примат духовного над материальным, а такие духовные ценности как Бог, религия (православие), единение (соборность), истина, любовь и служение родине, справедливость, свобода и т.д., установившиеся благодаря тысячелетней истории — являются традиционными для нашего общества. В стратегии развития воспитания в Российской Федерации (на период до 2025 года), отмечается, что государство опирается на систему духовных ценностей, сложившихся в процессе социокультурного развития России. В документе отмечены следующие духовные ценности:

«справедливость, честь, совесть, воля, достоинство, стремление к исполнению нравственного долга перед самим собой, своей семьей и своим Отечеством» . Так же, на заседании Валдайского форума, главой российского государства было отмечено: «Очевидно, что наше движение вперед

невозможно без духовного, культурного, национального самоопределения. Иначе мы не сможем противостоять внешним и внутренним вызовам, не сможем добиться успеха в условиях глобальной конкуренции… Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство. Россия будет отстаивать свою духовную идентичность, основанную на религиозных ценностях» . В настоящее время религиозные ценности воспринимаются обществом как необходимая составляющая духовности, как социокультурный феномен, имеющий важную роль в становлении национальной идентичности и самосознания. Отметим, что

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого

№ 4, декабрь 2015 г.

русское общество всегда было и остается многоконфессиональным, однако исключительное место занимает православие, для которого характерно соборность, равенство, духовность и что не мало важно, терпимость к прочим религиям: «Соборное единение различных народов предполагает возможность взаимопроникновения национальных культур» . А «процесс духовного, нравственного самосовершенствования для православного человека неотделим от жизненного процесса» .

Требование главы российского государства «… обеспечить суверенитет духовного пространства Российской Федерации» предполагает укрепление духовной основы общества в целом, путем возврата и следования традиционным, духовным ценностям российской культуры, духовного обогащения личности и становления национальной идентичности.

Литература

2. Валеева Г.В. Нравственные ценности «добро» и «зло» в контексте современного российского общества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. № 6. Ч. 1., 2015. С. 36-38.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Лосский Н. О. Бог и мировое зло. М.: Республика, 1994. 432 с.

7. Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. М.: Политической литера-

dobra.php (дата обращения: 11.11.2015) // Электронная библиотека Одинцовского Благочиния URL:

http://www.odinblago.ru/cennots i bitie/3 (дата обращения: 11.11.2015)

// РБК Ежедневная деловая газета URL:

http://rbcdaily.ru/economy/562949988967150 (дата обращения: 11.11.2015)

10. Соловьев В.С. Оправдание добра: нравственная философия. // Библиотека ВЕХИ URL:

11. Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до

12. Франк С.Л. Непостижимое. Онтологическое введение в философию

религии. // Библиотека ВЕХИ URL:

14. Франк С.Л. Реальность и человек. СПб.: РХГИ, 1997. 440 р.

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого

№ 4, декабрь 2015 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11.11.2015) (In Russ.)]

20. Цепелева Н.В. Проблема добра в философии Н.О. Лосского/ Вестник Волгоградского педагогического университета. Выпуск № 8 / том 52, 2010.

21. REFNEWS // REFNEWS URL:

День рождение Иисуса — самое время для того, чтобы священники и политики напоминали нам о «христианских ценностях», на которых якобы основано наше общество. Они редко объясняют, в чем состоят эти христианские ценности, но считают само собой разумеющимся, что все знают, что это такое. А когда начинаешь с этим разбираться, то выясняется, что это что-то вроде любви к ближнему, иногда похожей на демократию, государство благосостояния и права человека.

Здесь ни в коем случае нельзя умалять такую христианскую деятельность, как работа в больницах, помощь нуждающимся и забота о бездомных. Наоборот, это заслуживает добрых слов. Но это всего лишь небольшая часть христианства.

С точки зрения истории религии можно сказать, что христианские ценности не существуют в строго определенной форме и никогда в таковой не существовали. Самодовольная мантра — это хамелеон, фата-моргана, которая исчезает, как только ее начинают исследовать серьезно.

Христианские ценности определялись различными, иногда радикально несовместимыми способами в зависимости от времени, места и основной христианской ориентации. Вот только шесть примеров.

1) Как и нынешние сектантские руководители, глава своей секты Иисус мог призывать людей бросать свои семьи и отказываться от еврейского богатства (Лука 14,26-27: Марк 10,21). Сегодня главное на Рождество — это день рождения Иисуса, а для датчан Рождество — это праздник семьи и оргия дарения подарков. Не многие пасторы говорят об этом, хотя некоторые призывают к этому во весь голос.

2) На ранней стадии христианства существовало мнение, что «дружба с миром есть вражда против Бога» (Послание Иакова 4,4). На протяжении больших периодов истории церкви естественную природу воспринимали как домен Сатаны. В XIX веке папа Пий IX констатировал: «У человека нет никаких обязательств перед животными». Сегодня папа Франциск настаивает на том, что мы должны оберегать Землю как дар Божий. В наше время дружба с миром стала дружбой с Богом.

3) Согласно Третьей книге Моисеевой 20,13, мужчина, занимающийся любовью с мужчиной, должен быть казнен. Согласно Датскому Закону 1683 года, в котором ощущается влияние лютеранства, виновные в мужеложстве должны были подвергаться «сожжению на костре», и это закон действовал до 1866 года. А с 2012 года гомосексуалисты могут сочетаться браком в датской лютеранской Народной церкви. Нечто вроде поворота на 180 градусов. Однако консервативные христианские фундаменталисты постоянно выступают против этого.

4) Согласно Второй книге Моисеевой 22,17, «ведьма» должна быть наказана смертью. Это имело большое значение в позднее средневековье и во время Реформации. Лютер считал, что «ведьмы» были потаскухами Дьявола, и требовал их смерти. И в XVI, и XVII веках в лютеранских Дании и Норвегии с ними так и поступали. Сегодня большинство христиан считает сожжение людей совершенно несовместимым с христианскими ценностями. Но в прошлом такое сжигание было следствием именно христианских ценностей.

5) Иисус сказал, что нужно возлюбить врага своего (Матфей 5,44). Он мог также говорить некоторым неверным, что они должны умереть, если только они не последуют за ним (Лука 13,1-5). Кроме того, Павел мог следующим образом осуждать нехристиан: «Если кто-то не любит Господа, да будет он проклят!» (Первое послание к коринфянам 16,22). С четвертого столетия, когда церковь заключила фатальный пакт с политической властью, многие христиане сочли законным бороться с «еретиками» и язычниками, используя принуждение и силу. Спасение было ведь делом самих грешников, в противном случае они должны были попасть в Ад.

В XIII веке появились католические суды инквизиции, которые отправляли упрямых еретиков на костер. Лютер и другие ведущие лютеранские теологи несли факел нетерпимости еще дальше и призывали казнить, в частности, перекрещенцев и богохульников. Терпимость по отношению к другим формам религии, кроме своей, не могла быть оправдана перед Богом, потому что это было то же самое, что терпеть марионеток Сатаны на Земле.

Лишь в XVIII-XIX веках начала появляться смена парадигмы ценностей и законодательства. Сегодня многие христиане считают религиозную свободу христианской ценностью.

6) В Третьем рейхе немецкие христиане протестантистско-нацистского движения считали, что разные расы создал Бог, и поэтому «смешение рас» было бунтом против Бога. Некоторые немецкие христиане считали, что немцы были новым богоизбранным народом, который должен спасти мир, что Гитлер был рупором Бога, и что великолепие Царства божьего пришло в Германию с захватом власти Гитлером в 1933 году. Никак не меньше.

Для немецких христиан антисемитизм и яростный национализм нацистов были воплощением христианских ценностей. Для большинства христиан нашего времени нацизм — это воплощение совершенно противоположного. Самое большое зло.

Тем не менее, сегодня есть очень националистически и антисемитски настроенные христиане с нацистскими взглядами. К тому же тех, кто в наше время больше всего настаивают на том, что Дания — это христианская страна, часто можно найти среди тех, кто очень холодно относится к беженцам.

В заключение нужно сказать, что христианские ценности — это чрезвычайно переменчивое понятие, которое может поддерживать все: от целенаправленных массовых убийств до безусловного самопожертвования. В ходе исторического развития эти ценности время от времени совершают настоящий кульбит и начинают означать совершенно противоположное тому, что они означали ранее. И сегодня можно найти христианские организации, которые, с точки зрения ценностей, отличаются друг от друга как день и ночь.

Дело в том, что христианские ценности сами по себе не являются гарантией чего-либо. Это связано не только с тем, что Библия и история христианства являются феноменами, состоящими из громадного количества разных частей, где можно найти все что угодно. Это также связано с тем, что всегда находятся люди, которые дают этим ценностям содержание и краски. И они это делают, исходя из собственных предпочтений и различных потребностей и идеологий различных общественных режимов.

Нечто подобное отличает и ислам, который сегодня используется для того, чтобы узаконить все возможное: от халифата до демократии, от религиозного насилия до религиозной свободы, от патриархальной дискриминации до равноправия полов. И снова главным в религии является человек.

Особенно характерным для христианства является его способность присваивать все. То, что в определенный момент истории христиане с бешеной яростью осуждали, позже они начинают прославлять. Когда, кстати говоря, все уже поддерживают это.

Это, в частности, относится к демократическому правлению и праву на различные свободы. Да, некоторые христиане сегодня воспринимают их как основные христианские ценности. Они мало себе представляют, что демократическое правление и право на различные свободы находится в резком противоречии с главной частью Библии и историей христианства.

Всем хорошего зимнего солнцестояния.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *