Духовный наставник, это кто?

Можно ли подвизаться без духовного руководства? Вопрос праздный, ибо ответ на него очевиден: нельзя. Без наставника в такой сложной области, как духовная, никак не обойтись. Но как найти духовного руководителя? Надо ли активно и целенаправленно искать, ездить по обителям, ходить от одного батюшки к другому?.. Как понять, что вот этот батюшка – твой духовник? И каким должно быть его руководство? Разъяснения дают пастыри Русской Церкви.

Тайна Божиего попечения

Игумен Лука (Степанов) Игумен Лука (Степанов):

– Как найти духовника? Не искал, не знаю. Мне, 22-летнему, духовник был дарован Богом в момент моего крещения. Потому его роль в своей жизни я осознаю как промыслительную данность, необходимую для моего спасения. Если даже земные браки «свершаются на Небесах», то обретение духовника тем более обнаруживается из тайны Божиего попечения о верующей во Христа душе.

У нас есть пример Христа, есть Евангелие, есть Предание Церкви

Иеромонах Иларион (Резниченко):

Иеромонах Иларион (Резниченко) – Тут нет одного ответа, это глубоко индивидуально. Как найти духовника? Не знаю, его может Бог послать неожиданно, а бывает, что его можно всю жизнь искать и не найти или найти. У всех по-разному, но что важно для всех христиан: никто не отменял Евангелия, Предание Церкви, выраженное в ее непростой истории, традиции, духовной литературе, богослужении. Разве это второстепенные вещи? Духовник – это не панацея и не решение всех проблем. Наверное, 95% христиан не имеют духовников (не просто исповедующих батюшек, а именно духовников). И им закрыто Царство Небесное? А Христос? Не Он ли его дарует? Поэтому если духовник ищется, чтобы стать живым Христом на земле, заслонить Его, – в нем нет никакого смысла, а только вред.

Бог пошлет тебе духовного руководителя – только не пропусти

Протоиерей Сергий Правдолюбов:

– Духовного руководителя найти трудно. Но замечено многими людьми: и учеными, и богословами, и подвижниками: если ты просишь у Бога духовного руководителя, Он пошлет его тебе. Он пошлет тебе, только не пропусти. Но если ты будешь просить какого-то совершенно невероятного, великого, святого, ты можешь просто не дождаться такого. Владыка Онуфрий в одном из интервью сказал: «Мне не нужно прозорливого руководителя, потому что я сам знаю все свои грехи. Что там больше обозревать? И так все ясно. Мне не нужно святого руководителя, зачем? что мне это даст для спасения? Мне нужен человек, который поймет меня, который не осудит, который подставит плечо. И который знает, что нельзя требовать от человека невероятных и удивительных высот, которых мы никак не достигаем. Он просто может понять, почувствовать и помочь в самых трудных моментах». Если просить такого руководителя, о котором говорил владыка Онуфрий, то Бог пошлет его.

Протоиерей Сергий Правдолюбов А без духовного руководства вообще спасаться нельзя. Без духовного руководства это гибельно и смертельно. Нельзя ни в чем никогда на себя полагаться. Я всегда для современных людей привожу такое сравнение: космические корабли и космические станции летают непременно при помощи и под внимательным контролем станции наземного управления, потому что в космосе, как известно всем, космонавты даже юмор воспринимают не так, как на Земле. И они могут не понять и не увидеть того, что с их космическим кораблем делается. Им осторожно-осторожно так с Земли говорят: «Мы должны включить такие-то двигатели, чтобы выровнять вашу орбиту, приподнять ее чуть-чуть, чтобы она больше не снижалась». Это значит, что через 10 минут на полторы, 25 или 30 секунд включатся двигатели, и вы не дергайтесь, не пугайтесь этого. Чтобы они осознали это и действительно не испугались.

Нечто похожее требуется любому человеку. У нас сознание, не твердо отражающее действительность. Оно постоянно меняется. У меня есть даже такой термин: «плавающее сознание». Нет постоянного и твердого соответствия нашего сознания действительности. И вот тут необходим духовник. Он должен сказать: «Стоп-стоп-стоп! Почему? А это куда? А это что такое?» Он должен помогать – и помогать доброжелательно, с любовью.

Никто не застрахован от ошибок и промахов. И даже самые великие подвижники обязательно идут к духовнику и исповедуются.

Духовник необходим, чтобы в нужный момент сказать нам: «Стоп! Ты куда?»

На меня очень сильное впечатление произвело, как Святейший Патриарх Пимен, у которого я был иподиаконом, однажды во время службы, прямо перед Причастием, вдруг подозвал отца Алексия Демина, 90-летнего клирика Патриаршего Богоявленского собора, и сказал: «Я должен исповедоваться». Он отошел к жертвеннику и исповедовался. И простой батюшка сельский, обычный, взял крест напрестольный, прочитал разрешительную молитву и благословил голову Святейшего Патриарха. Потому что патриарх, как хороший опытный монах, знает, как страшно небольшое отклонение в сторону, и если сейчас не затормозить – даже в исповеди простому священнику, последствия могут быть ужасающими и страшными.

Вот почему необходимо всегда исповедоваться, во всех случаях, даже вот как Святейший Патриарх Пимен на ходу исповедовался, чтобы быть твердым умом и твердо стоящим на земле без всяких отвлечений и всяких уходов в сторону в созидании своего спасения.

Послушание – это принцип богоподобия

Протоиерей Максим Козлов Протоиерей Максим Козлов:

– Важность духовного руководства исходит из простого, но совершенно базового христианского принципа – принципа послушания. Сын был послушлив Отцу даже до смерти, и смерти крестной. Принцип послушания – это не дисциплина в церкви, для того чтобы епископам и священникам проще было управлять паствой, а это принцип богоподобия, который может и должен быть нами реализован в нашей жизни. Безусловно, это возможно в семье у детей по отношению к родителям, у младших по отношению к старшим, у супругов по отношению друг к другу в той или иной мере. Но естественнее всего это может быть реализовано через духовное руководство в Церкви: на приходе, в монастыре.

Меры и пределы здесь могут быть очень различными, но самое главное, на мой взгляд, чтобы тот, кого вы ищете в качестве духовного руководителя, был хорошим человеком. Все остальное может быть очень по-разному, это все остальное – трудно измеряемые вещи: молитвенность, многолетний опыт и еще что. Просто по-настоящему хорошим человеком. Не значит – без ошибок, без греховных отступлений, без каких-то несовершенств, но в главном, в основном, в том, что душа чувствует, – хорошим человеком. Хорошего человека можно слушаться.

Если нет традиции преемства духовничества, мы имеем дело с новоделом

Чтобы не обмануться в духовнике, надо четко знать, что у него тоже есть духовник

Протоиерей Олег Стеняев:

– Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорил: в последнее время духовных наставников не будет – спасайтесь по книгам. Это субъективная реальность наших дней, но, по милости Божией, еще сохраняются люди, которые имеют навык духовного руководства.

Протоиерей Олег Стеняев Но для того, чтобы не обмануться в духовнике, надо четко убедиться, что у него тоже есть духовник, а у того духовника – тоже духовник. Потому что если нет этой традиции преемства духовничества, то мы имеем дело с новоделом. А новодел – всегда плохо, это всегда имитация чего-то. Поэтому очень важно, чтобы сохранялось преемство духовного руководства от одного духовника к другому. Этим, кстати, была сильна Оптина пустынь, которая через Паисия Величковского возродила афонскую традицию преемства от одного старца к другому. К сожалению, сейчас очень многим этого недостает и старцами становятся какие-то младостарцы, которые сами не находились под духовным управлением, и, общаясь с такими людьми, мы рискуем выдать за что-то действительно ценное и значимое то, что на самом деле является дешевым новоделом и не более того.

Без духовника в духовной жизни не будет основательности

Священник Валерий Духанин Священник Валерий Духанин:

– Тот, кто вовремя нашел духовника, – счастливый человек. Мне в этом отношении очень не повезло. Прежде чем обрести здравое духовное руководство, я прошел через ложное наставничество и понес огромное душевное повреждение. Поэтому мне есть с чем сравнивать.

Руководство у духовника – бесценный дар, который, может быть, даже не сразу осознается. Разве мы сразу ценим то, что у нас есть родители? Понимаешь ценность этого только потом. Так и в отношении духовника.

Без духовника в духовной жизни не будет основательности. Можно ли самому научиться водить автомобиль, выучить иностранный язык без учителя или пройти без проводника через незнакомую местность? Если и бывает такое, то лишь в исключительных случаях. Для всех же общим правилом является необходимость руководства. В самых тяжелых ситуациях моей жизни не раз спасала от бед именно откровенность перед духовником и его молитва и внимание. Поэтому сейчас я знаю точно: хочешь спасти свою душу, имей духовника.

Для человека вообще важно, чтобы кто-то услышал его в бедах и горестях, смог дать нужный ему совет. И, собственно, кто мог бы стать здесь еще более надежной опорой, как не священнослужитель, которому Бог вверил Свою благодать для укрепления верующих? Духовничество очень нужно. Иначе христиане вместо священника будут спешить к психологу и говорить, что у него они получили пользы больше, нежели у батюшки.

Конечно, для прощения греха неважно, кто тебя исповедует. Само Таинство исповеди с чистым раскаянием испепеляет грехи, потому что перед Святым Духом наши грехи словно солома перед огнем. Раскаянный, исповеданный грех исчезает. Но если посредством греховной жизни и погружения в заблуждения с душой произошли внутренние сломы, то раны остаются еще долго, они напоминают о себе. Вот почему так бывает нужен духовник, тот, кто знает все твои душевные особенности, все жизненные преткновения, ошибки, слабости и повреждения, полученные и совершенные твоей душой. Духовник – это тот, кто находит ключик к проблемам твоей души и помогает тебе выйти из них, обратившись к Богу. Духовник помогает обрести тот твой личный путь, на котором душа раскроется перед Господом и примет Его благодать.

Как же найти духовника? Во-первых, надо очень просить об этом Господа. Во-вторых, постарайтесь заметить, перед кем из батюшек ваша душа в особенности раскрывается, чьи наставления особенно разрешают возникшие у вас проблемы.

Духовник, прежде всего, обнаруживает внутреннее неустройство духовного чада

Зачастую мы идем к духовникам с каким-то вопросом, надеясь найти ответ. При этом наивно думаем, что, получив разрешение вопроса, тут же облегчим себе жизнь. Однако опытные духовники видят, что каждый из нас страдает не от нерешенного вопроса, а от целого комплекса духовных проблем, о которых мы, может быть, даже и не задумываемся. Поэтому подлинное духовничество заключается не только в разрешении сиюминутных вопросов, а прежде всего во вскрытии в духовном чаде его основных внутренних неустройств, в решении проблем, мешающих чаду, по сути, быть с Богом.

Зачастую нам нравятся те духовники, которые позволяют нам делать то, чего мы сами хотим. Услышать горькую правду о своем образе жизни больно, менять себя страшно, и потому мы часто ищем, чтобы духовник подстраивался под нас, смягчал требования духовной жизни и помогал, так сказать, заключать компромисс нашей совести с нашей расхлябанностью. Вот это очень неправильно. Важно найти духовника, который бы помогал потихоньку менять себя, освобождаться от ветхости, который подбирал бы то духовное лечение, которое окажется наиболее эффективным против наших главных страстей.

Духовник видит нас со стороны

Священник Александр Сатомский Священник Александр Сатомский:

– Духовное руководство крайне необходимо для христианина. В любом деле, начинаемом с нуля, человеку нужен помощник, наставник. Нельзя добиться результатов в иностранном, занимаясь по самоучителю. Невозможно получить результата в спортзале, не обращаясь к тренеру. Так же и в духовной жизни: нужен кто-то, кто видит вас со стороны, а также (дай Бог) обладает определенными навыками в духовной жизни, которым может не от книжек, а от опыта научить.

Духовник – это тот человек, у которого прихожанин регулярно исповедуется и с которым советуется по разного рода вопросам внутренней жизни. Для того чтобы такого человека встретить, нужно молиться о такой встрече, побывать на богослужениях в нескольких храмах. Посмотреть на общины – каковы люди, на то, как служит и как проповедует священник. Если к кому-то расположилось сердце, подойти и договориться о встрече, на которой можно задать вопросы, и/или об исповеди. Так может завязаться тот контакт, который перерастет потом в серьезные отношения духовного роста как прихожанина, так и священника.

Настоящие духовники не ломают духовную и социальную жизнь своих чад

Диакон Владимир Василик Диакон Владимир Василик:

– Для начала надо самому пройти хорошую школу духовного руководства. Это как в армии, так и в Церкви. Править и повелевать может только тот, кто прошел школу повиновения, смирения, управляемости. Тот, кто знает, каково быть подчиненным.

Не быть духовным руководителем, а самого себя подготовить к окормлению духовником.

Кто знает, каково быть подчиненным, тот относится милосердно и с состраданием к подчиняемым, к пасомым. Когда в архиереи выскакивает человек, не прошедший подлинной духовной школы – ни серьезной приходской, ни монашеской, а потершийся некоторое время вокруг архиерея в иподиаконах и по сути дела не знающий жизни паствы, то ничего доброго из этого выйти не может. Разве что по великой милости и благодати Божией. Это что касается пастырства вообще и церковного управления.

Что же касается духовного руководства, именно спасения душ, то это наука, и сам человек на себя это брать не должен.

Нам деваться некуда, поскольку исповедь перед Причастием у нас обязательна. Поэтому ставят исповедовать и молодых неопытных священников. В Греции отношение к исповеди совершенно другое: неопытных на исповедь не ставят. Другое дело, что там далеко не все, увы, исповедаются. Молодым священникам в Греции запрещается исповедовать. Отправляют на исповедь к опытным серьезным духовникам. У нас это нереально, неосуществимо. И молодые священники, на мой взгляд, должны быть очень осторожны. В ряде случаев, если они сталкиваются с той проблемой, которая для них явно не разрешима, явно выше их духовного опыта, они должны знать, к кому отправить исповедующегося, если он проявляет к этому достаточную волю. Здесь нужно четкое понимание своей компетенции. Это, во-первых.

Во-вторых, не следует искать духовного руководства, испытывать стремление стать духовным руководителем.

Как же найти себе духовного руководителя? В Писании сказано: «С преподобным преподобен будеши… и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися» (Пс. 17: 26–27). Надо искать таких людей, которые и преподобны, и избранны, и молитвенны. Не обязательно, чтобы это были люди славные, известные и информационно освещенные. Главное, чтобы это были люди благодатные, вокруг которых царит любовь и мир и жизнь чад которых устрояется ко спасению.

Каковы черты подлинных пастырей? – Отсутствие властолюбия и в то же время реальная духовная власть

Каковы черты таких пастырей? Я отмечу так: отсутствие властолюбия и в то же время реальная духовная власть, потому что от непродуманного властолюбия духовников очень много нехорошего происходит в жизни пасомых. Настоящие духовники не ломают духовную и социальную жизнь своих чад. Они, как опытные садовники, напротив, аккуратненько выпрямляют кривое; как опытные врачи, перевязывают хромающее; пробуждают к жизни все живое, что есть в их чаде. Часто говорят, как мой покойный духовник отец Василий Ермаков: «Думай сам». Не становятся костылями, не становятся заменителями, но, напротив, стараются, чтобы их чада скорее пошли сами, большую часть своей жизни думали, делали, решали сами. Они не попирают богоданной свободы своих чад, а удивительно деликатно советуют, как это делал отец Иоанн (Крестьянкин). Я вспоминаю общение с ним: он деликатно советовал. Я получал «по полной программе», если его не слушался, и уже после это понимал, но он и тогда принимал меня со всей любовью, несмотря на мое упрямство, ослушание, глупость, неразумие, гордыню. Это тоже удивительная черта настоящего духовника – такое терпение и любовь.

Страшные беды возникают от властолюбия и от взыскания духовной власти, от духовной тирании. Я знал один случай просто трагический, связанный с весьма известным духовником – не буду называть его имени. Его чадо, будущий священник, пришел к нему на прием со своей невестой, которую он любил. На приеме у этого духовника сидела на диване одна девица. Этот будущий батюшка спрашивает старца: «Батюшка, благословите меня на брак с такой-то». – «Нет, она не твоя, а вот твоя, тебя ждет, – и указывает на совершенно незнакомую девицу, на диване сидящую. – Вот на ней ты и повенчаешься. Ясно?» Тот по послушанию духовнику, разорвав общение с невестой, с которой все было договорено, женился на той, которую посоветовал старец. Что произошло? Его жена полюбила его всей душой, а он ее видеть не мог. Когда она приезжала к нему на место служения, он буквально через несколько часов отправлялся с ней на вокзал, покупал ей обратный билет и провожал до следующей станции, чтобы она по дороге не вздумала выпрыгнуть и вернуться к нему.

Столько трагедий возникало от властолюбивого и неразумного руководства духовников!.. Настоящий духовник не должен властолюбиво попирать свое чадо. Где надо, он, конечно, должен и вмешиваться, и свидетельствовать о неправде его жизни, и наставлять его крепко. Но там, где нет вещей зазорных и греховных, там, где чадо должно и может действовать само, там настоящий духовник должен давать этому «зеленый свет».

Надо четко разделять проблемы духовной жизни и те, что связаны с нашими социальными и семейными обязанностями

Как найти настоящего духовника? Об этом надо молиться. Надо вести регулярную церковную жизнь и просить Господа. Тут даже не обязательно, чтобы духовник был славным, великим, духовным. Достаточно, чтобы он был просто добрый батюшка, добросовестно относящийся к своим духовным обязанностям, внимательный и молитвенный. Если человек ему доверяет и молится Богу, чтобы Бог через него открыл Свою волю, то он все получит по своему прошению, получит все, что надо ему для спасения.

Другое дело, что надо четко разделять вещи, относящиеся к нашей духовной жизни, к нашему спасению – а с другой стороны, к нашим социальным и семейным обязанностям. У моей покойной бабушки был такой случай. На исповеди священник ее спросил: «Вы где работаете?» А она работала на Балтийском оборонном заводе, о месте своей работы говорить не имела права. И она нашла в себе мужество и разум духовный сказать: «Батюшка, простите, это к исповеди не относится». Нужно рассуждение и трезвение и для самого духовника, и для его чада.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Художественное воплощение наставничества в русской прозе 1920-1930-х годов»

Понятие «наставничество», заявленное в названии работы, имеет давнюю традицию и в мировой культуре, и в русской культуре, в частности. Значения этого слова в толковых, энциклопедических словарях, в словарях культурологических, психологических терминов обнаруживают его тесную связь с понятиями «учить», «направлять», «воспитывать», «содействовать», «руководить», «вразумлять». Использование понятия «наставник» в прямом значении традиционно для мировой культуры; это слово тесно связано с древнегреческим «пайдагогос» — «ведущий детей»1.

Потребность личности (иногда неосознанная) в духовном помощнике, проводнике на жизненном пути отражена в мировой культуре, религии, литературе. Понятие «наставничество» приобретает особое значение и в переломные исторические периоды для целого народа, и на определенном этапе становления личности конкретного человека. Религиозно-духовному наставничеству в русской культуре всегда отводилось особое место, что наиболее явственно отражается в XX веке в литературе русского зарубежья.

В мировой культуре понятие «наставничество» имеет древние корни и ассоциируется с человеком мудрым, обладающим способностью научить, направить, часто являющимся образцом для подражания: в восточных религиях, к примеру, — сэнсэй (учитель), гуру (духовный наставник). Одним из значений латинского слова magister также является «наставник». Понятие «наставничество» в русском языке обращает нас в первую очередь к православной традиции, когда духовник — священник, принимающий исповедь, считается духовным наставником верующего.

В античной культуре и философии наставник понимался как мудрец-философ, дающий братству посвященных уроки практической философии.

1 «Слово «педагогика» переводится с греческого как «детоводство», совместный путь ученика и его наставника». — Православная педагогика. — Самара, 1998.- С.7.

Так, известен культ «семи мудрецов», которые оставили после себя афоризмы, составлявшие суть их философии. Число «семь» в данном случае является сакральным и символизирует гармонический союз избранных. По свидетельству Платона, семь мифических мудрецов посвятили свою мудрость Аполлону, а в храме Аполлона в Дельфах начертали: «Познай самого себя» и «Ничего слишком «. Наставничество мудреца-философа в братстве посвященных предполагало смиренное ученичество «братьев», каждый из которых являлся неофитом, постигающим сакральный смысл бытия и тайны эллинских мистерий.

В христианском мироощущении духовный диалог Учителя и Ученика играет огромную роль. В центре евангельского учения — взаимоотношения Учителя (Христа) и Учеников (апостолов и паствы). Христиане называют наставниками родителей, а также своих духовных отцов — тех людей, благодаря которым произошло становление их как личностей. Отцом называют и священника, поскольку Господь и Церковь даровали ему священный сан. Однако главным учителем, источником и основателем духовного учения является Христос, поскольку и апостолы, и святые — прежде всего ученики Мессии. Ученик таким образом понимается как служитель, один из братьев, передающий другим исходящее от Учителя -Христа учение. Служители Учения, соответственно, должны не властвовать над своими духовными детьми, а вносить в них дух смирения и простоты душевной.

Ближайшим духовным наставником человека в христианском учении является ангел-хранитель, который находится рядом с человеком на протяжении всей его земной жизни, если человек сохраняет веру в Бога. Ангел-хранитель понимается как духовный наставник человека в делах веры и благочестия, хранящий его душу и тело и заступающийся за него перед Творцом. Согласно христианскому вероучению, ангелы-хранители отводят души умерших в вечность, осуществляя таким образом последний этап земного наставничества.

Понятие «духовный наставник» имеет прямое значение в церковно-богослужебных словарях (духовник, старец), а также множество оттенков, имеющих в первую очередь такое значение: человек, оказывающий благотворное влияние, наставляющий на путь истинный, научивший чему-либо хорошему.

В Православной церкви существовал и существует доныне институт старчества, когда старец понимается как проводник верующего в земном бытии, наставник, учитель. Старец не только выслушивает исповедь верующего, но и поучает его, дает духовные советы в различных тяжелых случаях жизни, обладая способностью говорить по вдохновению свыше. Преподобный Паисий Величковский приводит «неукоснительные критерии, которыми греческие отцы определяют служение истинного старца: бесстрастие, чистота души, пребывание в Духе Святом, способность духовного рассуждения».2 Старец может быть не только священником, но и простым монахом (или монахиней, поскольку в Православии существуют не только духовные отцы, но и духовные матери). Существует традиция преемства, когда наставник-старец сам избирает преемника из числа ближайших учеников: «Настоящий духовник не просто ведет кого-то по жизни, но и готовит его на смену себе, и что самое важное, содействует возрастанию духовного младенца <.> во взрослого мужа <.> Таким был институт старчества во многих монастырях <.>»3. Наконец, духовными наставниками верующего могут быть иконы, таинства, обряды, Священное Писание.

2 Иеродиакон Николай (Сахаров). Учение архимандрита Софрония о старчестве: старчество и послушание в богословии Архимандрита Софрония (Сахарова). Начало: Журнал Института богословия и философии. — Спб. — 2001. — С.88.

3 Священник Владимир Зелинский. Дружба как духовничество // http: // www/otechestvo.org.ua руководство, инструкция, наказ. Наставлятелъ <,.> кто наставляет кого <.> поучает. Наставитель м. -ница, наставник м. -ница ж. учитель или воспитатель, руководитель; наставитель может заняться этим случайно; наставник по прямой обязанности. Наставничество ср. звание, должность, дело наставника. Наставительство ср. действие или занятие наставителя. Наставчивый, охочий наставлять, назидать или поучать»4; «Назидать кого, учить, поучать, давать духовные или нравственные наставления».5

В толковом словаре Д.Н.Ушакова предлагается разъяснение слова ментор9′. «Наставник, воспитатель (теперь в ироническом значении)»10.

4 ДальВ.И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4-х томах. Т.2.-М.:Русский язык., 1989. — С.474

5 Там же. — С.416.

6 ДальВ.И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4-х томах. Т.З -М.:Русский язык., 1989. -С.544.

7 Словарь русского языка XT- XVII вв. под ред.Ф.П.Филина. Выпуск 10.-М.: Наука, 1983,-С.262-265. о

Этимологический словарь славянских языков. Праславялский лексический фонд. Выпуск 23.-М.:Наука, 1996,-С.72-73.

9 В поэме Гомера «Одиссея» Ментор является другом Одиссея и наставником его сына Телемаха.

Подобное значение и у слова мэтр: «Учитель», «наставник». Немецкое meister также имеет прямое значение — наставник. В толковом словаре

Н.Уэбстера приводится следующее разъяснение слова mentor: «мудрый и внушающий доверие советчик и помощник (для неопытного человека)».

Наставник, -а, м. Учитель, руководитель, воспитатель»11. Эти толкования обращают нас к следующим понятиям — «учить» и «воспитывать»:

1 ^ Наставлять чему-н., побуждать к чему-н.»

Необходимо иметь в виду разъяснение слова «наставить» в церковно-богослужебном словаре: «Наставити — в смысле перевести, провести»14. В том же словаре рассматривается значение следующего слова: «Наказание — научение, наставление. Наказати(ся) — научаться, вразумляться, совершенствоваться»15.

10 Толковый словарь русского языка: В 3 т. Т.1. / Под ред. проф. Д.Н.Ушакова. — М.: Вече, Мир книги.

11 Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. докт. Филол .наук, проф. НЮ.Шведовой.-М.: Рус. яз., 1983 С.345.

12 Там лее,- С.89.

13 Там же.-С.752.

14 Краткий церковно-богослужебный словарь. М.: Благовест, 1997. — С.97.

15 Там же. — С.95.

16 Фасмер М. Этимологический словарь русского языка в 4-х том. Т.Ш.- Спб.: Азбука, 1996. — С.742.

Пояснение понятия «наставник» содержится и в теософском словаре: «Онех (евр.) Феникс. Назван так по Еноху, или Феноху, т.к. Енах (Хенох) буквально означает посвящающий и наставник»17.

Таким образом, в качестве ключевых понятий в контексте слова «наставничество» можно выделить следующие: направлять, оказывать помощь, поддержку в выборе пути, в совершенствовании. Понятие «путь» в данном случае осмыслено философски и понимается как духовное восхождение личности, как глубокая личностная метаморфоза. В психоаналитической философии К.Г. Юнга18 путешествие понимается как поиск потерянной Матери — вечно-женственного начала мироздания. Путь, путешествие можно рассматривать как символ страстного стремления, поиска истины. Функция наставника как проводника в процессе путешествия-познания может быть уподоблена роли «чудесного помощника» в русской волшебной сказке.

Как отмечал В.Я. Пропп, чудесный помощник может рассматриваться как персонифицированная способность героя к волшебному действию, а волшебные предметы — как частный случай помощника19. Если герой потенциально способен на некое магическое действие, наделен необыкновенным даром или редкой физической силой, то появляется чудесный помощник или волшебный предмет, помогающий герою реализовать эти скрытые способности (такова Натали в «Городе Эн» Л.И.Добычина; обломок сургуча, соотнесенный с памятью о родине в рассказе Н.А.Тэффи «Тихий спутник»).

В исследуемых нами произведениях Б.Л. Пастернака («Детство Люверс»), Л.И. Добычина («Город Эн»), В.А. Никифорова-Волгина («Земля

Теософский словарь // http: // www.google.ru

18 На основе работ КГ.Юнга психологи и социологи выделяют наставников в отдельный социотип, чему есть подтверждение в современных работах (В.В.Гуленко «»Наставники» философствуют. Об особой судьбе этико-интуитивного экстраверта». — Киев, 1994; С.В.Ковалев «Теория Внутренних наставников (Наставники Круглого Стола) http:// www.humans.ru / humans / 79070).

19 Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки.- М., 1990.- С. 150. именинница» и «Дорожный посох»), Н.А.Тэффи, А.Т.Аверченко в роли наставников (чудесных помощников) героя, осуществляющих прямое и опосредованное наставничество, могут выступать различные персонажи и группы персонажей, а также символы, священные предметы: Их можно классифицировать следующим образом:

1) универсальный Логос, язык, Слово, Имя (повесть Б.Л. Пастернака «Детство Люверс», первоначально названная «Три имени», «Земля именинница» и «Дорожный посох» В.А.Никифорова-Волгина);

2) отец и мать как воплощение мужского и женского начал бытия (повесть Б.Л. Пастернака «Детство Люверс», роман Л.И.Добычина «Город Эн»), нравственного ориентира героя («Земля именинница» и «Дорожный посох» В.А. Никифорова-Волгина);

3) женские образы, осмысленные как земное воплощение Вечной Женственности (образ Тусеньки в романе Л.И. Добычина «Город Эн»);

4) святые, ангелы-хранители героев, олицетворенные в земных наставниках или являющиеся героям в видениях и снах («Земля именинница» и «Дорожный посох» В.А.Низсифорова-Волгина);

5) священники, лица монашеского звания, служители церкви, старцы («Земля именинница» и «Дорожный посох» В.А. Никифорова-Волгина);

6) учителя и гувернеры (образы этих наставников амбивалентны, часто гувернантки и учителя представлены как «худые наставники», плохие советчики и помощники по отношению к доверенным им детским душам. Выполняемое ими наставничество является двойственным (например, гувернантка-француженка в повести Б.Л. Пастернака «Детство Люверс», Карманова в романе Л.И.Добычина «Город Эн»);

7) старшие товарищи, любимые героем (героиней) люди или литературные персонажи, символизирующие идею гармонического слияния душ в дружбе и любви (в романе Л.И. Добычина «Город Эн» это герой-рассказчик и Серж; Манилов и Чичиков в восприятии героя);

8) священная книга — Библия, иконы, символика религиозного учения, церковные праздники, обряды и таинства;

9) книги, картины, фамильные реликвии, дары, исходящие от наставников, предметы, соотнесенные с воспоминаниями;

10) память о родной природе, образах родного дома, об искусстве России в прозе русского зарубежья (рассказы В.А.Никифорова-Волгина, А.Т.Аверченко, Н.А.Тэффи); воспоминания о погибших, перешедших в мир иной людях или об «утраченном рае» детства.

Нам представляется немаловажным рассматривать понятие «наставничество», саму личность наставника в положительном смысле, так как вышеизложенные толкования и пояснения к слову «наставничество» могут быть соотнесены прежде всего с положительным влиянием личности наставника на душу ученика. При этом нельзя забывать, что имеет место и негативная сторона наставничества: существует выражение «худой наставник». В данном случае наставник воспринимается как плохой советчик, то есть созидательная функция духовного проводника искажается, приобретает отрицательное значение.

Толкования слов «наставничество», «наставник» в различных словарях позволяют сделать вывод о непреходящей ценности наставничества и возможности придания ему более широкого смысла, нежели только как «звание, должность, дело наставника»20. Это предположение подтверждается следующим примером: слова, имеющие сходную словообразовательную

91 структуру (старчество, подвижничество ), употребляются не только в

ДальВ.И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4-х томах. Т.2.-М.:Русский язык., 1989.-С.474.

21 И.Г.Минералова отмечает: «Старчество — есть указание на некий статус «основателей рода», долженствующих быть мудрыми». Минералова И.Г. «Сказка о рыбаке и рыбке» А.С.Пушкина и «Сказка о рыбаке и его жене» Братьев Гримм: индивидуальный стиль и внутренняя форма // Мировая словесность для детей и о детях. Вып. 4. — М., 1999. — С. 14. В то же время старчество в православии понимается как церковный институт, как «форма аскетически — монашеского православия». Худякова Е.В. Старчество в русской художественной культуре конца XIX — начала XX веков. — Автореф. дисс. канд. культурол. наук. — Ярославль, 2003. — С.4. прямом значении, но и шире, с учётом ключевых понятий, обнаруживающихся в контексте значений этих слов.

В этом случае появляется возможность для многомерного рассмотрения образа наставника:

1) духовный учитель (в прямом значении), направляющий на путь совершенствования;

2) реальный близкий человек, оказывающий поддержку, систематически воспитывающий;

3) посторонний человек, повлиявший на становление личности на определенном этапе жизни;

4) метафизический наставник (в православной молитве верующие просят послать им в пути «Ангела хранителя и наставника»).

Внимание к роли наставника в жизни ребенка отражено в зарубежной литературе (к примеру, в трактате Эразма Роттердамского «О раннем и достойном воспитании детей», 1529, в романе Ж.Ж. Руссо «Эмиль или о воспитании», 1762). Оно обозначено в «романе воспитания» и «романе о гувернантке», в автобиографической прозе и социально-психологическом романе (О.Бальзак «Евгения Гранде», 1833, Э. Бронте «Агнесс Грей», 1847, Ч.Диккенс «Оливер Твист», 1839, «Дэвид Копперфилд», 1850, Д.Джойс «Портрет художника в юности», 1916, А.Франс «Маленький Пьер», 1919, Ю.Борген сб, «Душа ребенка», 1937, и во многих других),

В русской литературе тема наставничества отражается еще в древнерусских памятниках («Слово о законе и благодати» (XI в.) митрополита Иллариона, «Поучение» (ХП в.) Владимира Мономаха, «Домострой» (XVI в.)) и преподносится в прямом значении наставления, поучения, назидания. В данных произведениях образ наставника и образ автора составляют единое целое.

Тенденция к вычленению образа наставника обнаруживается в конце XVII века, когда появляются произведения Симеона Полоцкого и Кариона

Истомина, В ХУ1П веке выходит в свет «Первое учение отрокам» Феофана Прокоповича, созданное в традициях жанра поучения и содержащее наставления для юношества. Назидательный смысл, своего рода наставление содержится и в сказках Екатерины П («Сказка о царевиче Хлоре», 1781). Отразили проблему наставничества и «романы воспитания», к примеру, роман А.Е.Измайлова «Евгений, или Пагубные следствия дурного воспитания и сообщества» (1799). Интерес к проблеме воспитания, наставничества, характерный для русского общества XVTH века, выражен в неоконченной пьесе Д.И.Фонвизина «Выбор гувернера» (1790-1792). В журнале Н.И.Новикова «Детское чтение для сердца и разума» образ наставника, взрослого друга, собеседника приобретает самостоятельное значение. Нам представляется важным подчеркнуть, что в России традиционно наставничество рассматривалось прежде всего в нравственном, духовном ключе, тогда как в понятие «воспитание» включалась помощь в физическом становлении и систематическом обучении чему-либо. Л.П.Найденова, рассматривая в своей книге «Мир русского человека XVI-XVII вв.» (2003) структуру «Домостроя», пишет: «В памятнике говорится о «воспитании», «наказании» и «поучении» детей, где «воспитанием» называется забота об их физическом развитии, «наказанием» — забота о нравственном воспитании, а «поучение» чаще обозначает заботу о развитии религиозном».22

В первой половине XIX века в России появляется интерес к традиции альбомных посланий, которые заключали в себе функцию наставлений. Альбом передавался из поколения в поколение, и таким образом пожелания, наставления родителей- и близких способствовали тому, что ребенок чувствовал принадлежность своему роду, непрерывающуюся духовную связь с предками. Забота «о наставничестве запечатлелась в русской литературе лл

Многогранность понятия «наставничество» позволяет осмыслить типологию в художественных формах его воплощения, запёчатлённых русской прозой 1920-1930-х годов: наставник в прямом значении (понятие, включающее в себя такие составляющие, как учитель, гувернер, близкий человек, находящийся с ребенком в важные моменты взросления, осознания себя);

— наставничество опосредованное, связанное с культурными и религиозными традициями, с памятью о человеке, оказавшем существенное влияние на личность; с воспоминаниями о предметной среде, повлиявшей на судьбу. Необходимо отметить, что понятие «наставничество» впервые рассматривается в таком аспекте.

Феномен наставничества в русской прозе 1920-1930-х гг. не изучался как самостоятельный предмет исследования; не разработана типология наставничества в русской литературе рассматриваемого периода. Этими факторами обусловлена актуальность нашей работы.

Выбор временных границ работы обусловлен следующим: первая треть XX века — особенно сложное время для русской культуры, связанное с расколом русского народа, общества, страны и потребовавшее переосмысления, переоценки прошлого и поиска пути. 20-30-е годы как период разрушения старого уклада жизни и созидания нового придали теме наставничества особое звучание и значимость, так как предстояло сохранить национальные традиции, использовать нравственный опыт поколений, в передаче которого роль наставника (прямого и опосредованного) огромна.

Литература метрополии и русского зарубежья со всей полнотой отобразила духовный подвиг народа, преодолевающего ситуацию разлома времен ради грядущих поколений.

Объектом исследования является русская художественная проза 1920-1930-х годов (повесть Б.Л.Пастернака «Детство Люверс», роман Л.И.Добычина «Город Эн», сборники рассказов В.А.Никифорова-Волгина «Земля именинница» и «Дорожный посох», рассказы Н.А.Тэффи, А.Т.Аверченко). Особое внимание уделено произведениям «неклассической прозы», знаковым для своего времени, но еще не прочитанным с достаточным вниманием (повесть Б.Л.Пастернака «Детство Люверс», роман Л.И.Добычина «Город Эн»). Не исследовано творчество В.А.Никифорова-Волгина, отразившего в своих произведениях православное мироощущение русского человека. Как и для Б.К.Зайцева, И.С.Шмелева, тоже навсегда оторванных от России, для В.А.Никифорова-Волгина, жившего в Эстонии, воссоздание православного мироздания означало «обретение родины

23 духовной» . Таким образом, рассматриваемые нами сборники Никифорова -Волгина «Земля именинница» и «Дорожный посох» позволяют соотнести проблему наставничества с религиозным опытом православия.

Как культурный феномен наставничество рассматривается в современных исследованиях разных направлений: к примеру, в докторской диссертации Л.В.Рябовой «Феномен учителя жизни (философско-культурологический анализ)» (1995), в кандидатской диссертации А.В.Иванова «Педагогическая система святителя Тихона Задонского» (2000), в кандидатской диссертации Д.А.Красило «Ориентирующий образ наставника в процессе реального самоопределения (период вхождения во взрослость)» (2005), в статье священника Владимира Зелинского «Дружба как духовничество»24.

23 Любомудров A.M. Духовный реализм в литературе русского зарубежья: Б.К.Зайцев, И.С.Шмелев. — Спб.: «Дмитрий Буланин», 2003. — С.48.

Цель данного исследования: — рассмотреть особенности художественного воплощения феномена наставничества в переломный для русской культуры и истории период 1920-1930-х годов, определивший дальнейшее развитие отечественной литературы.

Задачи исследования:

— раскрыть специфику темы наставничества в литературе метрополии и русского зарубежья 1920-1930-х годов;

— выявить наиболее значимые формы духовного наставничества, отразившиеся в ней;

— разработать классификацию образов- наставников, учитывая основные типы героев-наставников;

— подчеркнуть взаимосвязь темы наставничества с мотивами движения (физического и духовного), странствия, пути.

Достижение цели и решение задач исследования связаны с применением структурно-семантического, системно-типологического, интертекстуального анализа выбранных произведений.

Новизна исследования состоит в осуществленном нами целостном осмыслении феномена наставничества в русской прозе 1920-1930-х годов, в классификации образов наставников, воссозданных в произведениях Б.Л. Пастернака, Л.И.Добычина, В.А.Ншсифорова-Волгина, Н.А.Тэффи, А.Т.Аверченко. Нами была исследована типология наставников, представлена классификация их образов. Были выделены основные группы наставников — как реальных, земных, так и метафизических, относящихся к высшей реальности; наставничество опосредованное, связанное с культурными и религиозными традициями, с памятью о человеке, оказавшем существенное влияние на личность; с воспоминаниями о предметной среде, повлиявшей на судьбу.

И земные, и небесные наставники понимаются нами как помощники героев, как проводники на жизненном пути. Они неотделимы от символики пути, путешествия, странствия, паломничества, которые рассматриваются нами не только как физическое перемещение героев в пространстве, но и как духовный, нравственный процесс, как метафизическое движение в поисках высшей духовности, «утраченного рая». Наставник, соответственно, является ангелом-хранителем, спутником, «путеводной звездой» героя (героев).

В качестве наставников могут выступать не только персонажи (группы персонажей), но и «чудесные предметы» (иконы, книги, фамильные реликвии, произведения искусства), родная природа. Наставницей для героя (героев) может стать память, понимаемая как сокровищница духа, как культурная память человечества. Для прозы русского зарубежья 1920-1930-х годов особенно важным является мотив памяти о России. Речь идет о благодатных, исцеляющих воспоминаниях о родине, которые являются путеводной звездой для героев-эмигрантов, дарят им возможность преодолевать разлуку с Россией хотя бы в сознании. Творящая память искусства, культурная память также понималась писателями русского зарубежья как наставница и советчица.

Необходимо подчеркнуть, что понятие «наставничество» впервые рассматривается в таком аспекте.

Достоверность полученных результатов обеспечивается комплексной методологией исследования с акцентированным системным осмыслением феномена наставничества на мировоззренческом и на формально-семантическом уровнях.

Теоретическая значимость работы связана с тем, что предложенная научная концепция наставничества и методика анализа отражения культурного феномена наставничества в русской литературе описываемого периода, её системный инструментарий может с успехом применяться в исследованиях творчества русских прозаиков — и не только XX века.

Практическая значимость работы. Ключевые положения и выводы диссертации могут быть использованы в вузовском и школьном изучении истории и теории литературы, при разработке спецсеминаров, курсов по выбору, при создании дипломных, курсовых, научных студенческих работ.

Апробация работы. Основные положения исследования были изложены на межвузовской научно-практической конференции молодых ученых «Филологическая наука в XXI веке: взгляд молодых» в 2005 и 2007 годах. По теме исследования опубликованы три статьи.

Диссертация включает в себя Введение, две главы, разделенные на параграфы, Заключение и Библиографию, насчитывающую 211 наименований.

Гуру — духовный учитель, проводник на пути познания себя. И вопрос поиска учителя во многих традициях чрезвычайно важен. Актуален ли вопрос поиска гуру в современном мире? Можно ли развиваться самостоятельно, без духовного учителя? По каким критериям стоит оценивать его компетентность? Какие трудности могут возникнуть в вопросе поиска духовного учителя? И как же, собственно, его найти?

  • Воспринимать свой разум как опору на пути духовного развития.
  • Прислушиваться к голосу совести.
  • Осознать себя как бессмертную душу.
  • Научиться воспринимать окружающих людей как учителей.
  • Воспринимать мир как идеальный инструмент для саморазвития.
  • Проявлять здравомыслие при выборе учителя.
  • Брать пример с более компетентных людей, которые давно находятся на пути духовного развития.
  • При принятии решения руководствоваться тремя принципами здравомыслия — личным опытом, информацией из писаний и мнением компетентного человека.
  • Стать самому себе учителем.
  • Взаимодействовать с единомышленниками.

Попробуем эти и другие аспекты рассмотреть более подробно. И найти ответ на вопрос «как найти своего духовного учителя?»

Пять видов гуру

С точки зрения ведических писаний, существует пять видов гуру. Первый — это наш собственный разум. Разум —это единственное, что отличает человека от животного. Именно наш разум позволяет нам не действовать под влиянием инстинктов, а принимать решения, исходя из рационального взгляда на вещи. Однако стоит отметить, что, так или иначе, мы все подвергаемся воздействию социума и окружающей нас информации, и порой то, что мы считаем правильным и даже единственно верным в той или иной ситуации, может быть навязано нам извне.

Второй наш учитель — это совесть. Часто можно слышать выражение «жить по совести». Что это значит? Слово «совесть» можно разложить на две составляющие, которые в некоторой степени и раскрывают значение этого слова. «Со-весть» — это совместная весть. Что можно подразумевать под этим понятием? Если рассматривать этот вопрос с точки зрения реинкарнации, каждая живатма уже накопила некий опыт в прошлых жизнях, и именно этот опыт, можно сказать, и формирует совесть — глубинное осознание того, что такое хорошо и что такое плохо. То есть совесть — это «совместная весть» со свой изначальной природой. Наверняка у каждого ещё в раннем детстве возникало такое ощущение, что после некоторых поступков ощущается какой-то душевный дискомфорт. Это и есть голос совести, который проявляется с детского возраста и как раз таки может свидетельствовать об опыте прошлых воплощений.

Третьим учителем можно назвать наш внутренний голос. Что следует понимать под данной концепцией? Согласно древним писаниям, в сердце каждого живого существа присутствует частица вселенского разума. В частности, в «Бхагавадгите» Кришна, давая наставления Арджуне, подробно описывает наличие бессмертной души в сердце каждого живого существа. И, следуя элементарной логике, если эта частица внутри нас является частью вселенского разума, значит, она обладает совершенным знанием обо всех явлениях. Услышать этот внутренний голос не так просто, и порой возможность эта обретается лишь спустя годы движения по пути духовного развития. Но важно понимать, что всё знание и все самые лучшие и чистые качества уже есть внутри нас.

Четвёртый наш учитель — это все окружающие люди. Возможно, это прозвучит странно, но все, кто нас окружают, так или иначе являются нашими учителями. И даже в том случае, если нас окружают люди, которые в нравственном отношении, мягко говоря, далеки от совершенства, это отнюдь не означает, что они не могут быть нашими учителями. Даже, скорее, наоборот. Речь идёт о следующем: человеку вовсе не обязательно накапливать весь опыт, чтобы понять, какие пути являются ложными, а какие — истинными. К примеру, вовсе не обязательно приобретать опыт употребления наркотиков, чтобы понять, что это ведёт к разрушению. И именно люди, которые уже идут по этому губительному пути, могут нам на своём примере показать, что это путь в никуда. Пример с наркотиками — наиболее грубый, но этот принцип проявляется и в более простых вещах. Порой мы можем видеть, как гнев, ревность, зависть, алчность и так далее толкают людей на безумные поступки, последствия которых могут быть весьма плачевными. И именно это позволяет нам понять, что такое поведение является деструктивным. Существует даже мнение, что некоторые учителя высокого уровня могут намеренно разыгрывать такой «спектакль», совершая безнравственные и глупые поступки, чтобы показать окружающим, к каким последствиям это приводит. Если почитать буддийские писания, то можно встретить там множество удивительных историй о том, как просветлённые существа совершали, на первый взгляд, дурные поступки, но лишь для того, чтобы кого-то чему-то научить. И с этой точки зрения, вполне можно предположить, что человек, который в отношении нас ведёт себя некорректно, может быть просветлённым учителем, который специально пришёл, чтобы преподать нам урок. Таким образом, все окружающие нас люди осознанно или неосознанно могут быть нашими учителями.

И, наконец-то, пятый вид гуру (так называемый дикша-гуру) — это и есть учитель в прямом понимании этого слова. То есть человек, который берёт на себя ответственность за своего ученика. Порой европейцу весьма сложно бывает понять все тонкости взаимодействия учителя и ученика. Ярким примером таких отношений могут быть отношения Марпы и Миларепы. Читая о том, какие суровые испытания являл Марпа своему ученику, можно даже сделать несколько поспешные и неправильные выводы. И лишь по завершении их истории становится понятно, что Марпа действовал исключительно из чувства глубокого сострадания. Возможны ли в современном мире такие отношения между учителем и учеником — вопрос открытый. И дело не только в несовершенных учениках, но и в том, что в нынешнее время и учителя под влиянием определённых тенденций современного общества также становятся далеки от совершенства. Поэтому, скорее всего, такая безоглядная преданность учителю, которую проявлял Миларепа, является больше фанатизмом, нежели необходимым качеством ученика.

Принцип здравомыслия

Несмотря на трудности в поиске учителя, продвижение по пути духовного развития едва ли возможно без взаимодействия с более компетентными в этом вопросе людьми. Особенно в начале пути человеку, скорее всего, потребуется брать с кого-нибудь пример. И как не ошибиться в этом выборе?

В первую очередь, следует смотреть на то, чтобы слова того или иного человека, который может быть примером для окружающих, не расходились с делом. Вообще, есть три принципа здравомыслия. Когда мы сталкиваемся с какой-либо идеей или концепцией, следует проверить её: насколько она созвучна с нашим личным опытом, с тем, что пишется в писаниях, и с мнением компетентного человека. И лишь в случае, если все три принципа совпадают, такую концепцию можно считать адекватной. Любопытно, что сам Будда Шакьямуни призывал своих учеников не верить слепо даже ему. Он говорил так: «Не принимайте моё учение только лишь из уважения ко мне, проверяйте всё на личном опыте». А перед уходом из этого мира на вопросы своих учеников о поиске учителя он сказал: «Будьте сами себе светильниками».

Учителя и ученики. Взаимодействие с единомышленниками

Существует мнение, что у каждого, кто уже столкнулся с йогой, есть опыт в этой практике из прошлых жизней, а это значит, что также существуют как кармические учителя, так и кармические ученики. Проще говоря, есть те, с кем мы связаны, и это могут быть как люди, которые уже продвинулись на этом пути дальше нас, так и те, с кем мы сами можем чем-то поделиться. И для гармоничного развития важно найти не только своих кармических учителей, но и кармических учеников. Почему это так важно?

С поиском учителей более-менее понятно. Общение с человеком, который продвинулся дальше нас, возвышает наше сознание, позволяет ускоренно эволюционировать. Но также важно найти и своих кармических учеников. Дело в том, что особенность такого типа кармических связей такова, что если у вас есть какой-то кармический ученик, то именно вы сможете этому человеку донести определённые вещи. К примеру, практически все знают, что алкоголь вреден, но это не мешает большинству его употреблять. А если у человека, который его употребляет, есть кармическая связь с вами, то, возможно, только вы сможете ему объяснить это так, что он вас услышит и изменит свою жизнь. Причём неважно, какие при этом будут слова: так работают кармические связи между учителями и учениками. Авторитетность ваших слов будет в разы выше, чем любого учёного, пусть даже нобелевского лауреата.

Именно поэтому так часто говорится о важности распространения знаний. Можно возразить, что сейчас эпоха интернета, и любой желающий и так может всё прочитать. Но, как уж сказано выше, вполне возможно, что есть люди, которых сможете «пробудить» именно вы.

Также стоит отметить, что есть как позитивные кармические связи, так и негативные. Это, разумеется, условное разделение, ведь всё, что проявляется в нашей жизни, способствует нашему развитию. Но если говорить о негативных кармических связях, то это связи с людьми, которые, несмотря на ваши попытки, скорее всего, не смогут вас услышать, или же донести до таких людей какие-то знания будет немного сложнее. Но это также важные уроки, которые в данном случае должны пройти обе стороны. И если на появление в жизни таких людей реагировать достойно, это будет способствовать развитию.

Таким образом, подводя итог, можно сказать, что на пути поиска учителя важно проявлять здравомыслие. Скорее всего, идеалистичные отношения между учителем и учеником, которые часто описываются в писаниях, для современного мира и общества не актуальны. Но достойного человека, с которого можно брать пример, который вдохновляет на движение по пути и готов поддержать советом, пожалуй, каждому суждено встретить. Если же пока что этого не произошло, следует воспринимать весь окружающий мир как своего учителя и каждую жизненную ситуацию — как урок. И помнить о главном принципе: «Готов ученик — готов учитель». То есть когда придёт время, судьбоносная встреча обязательно произойдёт.

по материалам лекции Андрея Верба

Надеемся, что выписка из книги «Как найти духовника» поможет Вам сделать правильный выбор в этом важном деле.

«Как найти духовника.

Духовника найти трудно. Духовный руководитель может быть дарован Господом по усердным молитвам: «Вы должны со слезами молить Господа Бога, чтобы даровал вам наставника или наставницу незаблудную, ибо по гнилости недугов нужен и врач или лекарка опытная и благоискусная. Потому и должно хворому искать не столько обильную и покойную больницу, сколько врача искусного» (преподобный Антоний Оптинский). «Если хочешь получить истинного учителя, мужа святого и духовного, не рассчитывай, что можешь узнать его сам по себе, своим рассмотрением, потому что это невозможно. Но прежде всего другого… подвизайся в добрых делах, в милостынях, в посте, молитве, в непрестанном молении, чтобы Бог помог и содействовал тебе» (преподобный Симеон Новый Богослов).
«Не спешите первого встречного священника назвать духовником, — пишет в одном из писем архимандрит Иоанн (Крестьянкин). — Ходите в церковь, исповедуйтесь, спрашивайте о волнующих вас вопросах у многих, и только когда поймете, что из многих — один самый близкий душе вашей, будете обращаться только к нему». Архимандрит Кирилл (Павлов) говорит, что «духовного отца надо искать по расположению своей души. Когда вы доверяете своему духовному отцу во всем, и сердце ваше раскрывается перед ним, вы тайны своей души доверяете, можете ему открыть. Вот в таком случае вы избираете такого духовника, что он будет свободно с вами говорить, чтобы вы могли ему спокойно вверять свои тайны сокровенные. И тогда вы чувствуете, что получаете от этого духовную пользу, что он руководит вами, дает вам утешение, наставления для совершенствования в духовной жизни».
В завершение здесь будет уместно вспомнить слова преподобного Иоанна Лествичника: «Не ищи ласкателя в духовнике», — то есть того, кто будет говорить по-человечески приятное. Это относится и к тому священнику, к которому мы просто ходим на исповедь. Духовного же руководителя тем более надо искать такого, который будет помогать возрастать духовно, имеет духовный опыт, начитан в писаниях святых отцов и поэтому может дать совет, основываясь на своем опыте или на опыте святых, и кроме всего прочего имеет любовь и жалость к людям.

Как относиться к духовнику

Можно исповедоваться время от времени у разных священников, но духовный отец должен быть один. Отношения с ним должны строиться на искренности, понимании и доверии.
Духовный отец не может прожить жизнь вместо своего духовного чада. Духовный отец только помощник, советчик и молитвенник. «Духовный отец, как столп, только указывает путь, а идти надо самому. Если духовный отец будет указывать, а ученик его сам не будет двигаться, то никуда не уйдет, а так и сгниет у этого столба», — писал преподобный Никон Оптинский. В другом месте он так говорил о духовничестве: «Духовный отец нужен для чего? Чтобы при помощи его незаблудно шествовать и достигать царства небесного, а для этого необходимо, главным образом, исполнять на деле наставления, советы и указания духовника, жительство свое проводить благочестиво. Были примеры, что некоторые имели возможность часто бывать у старца, иные даже постоянно сидели возле старца, непрестанно слушали его наставления, даже и жительствовали с ним, и оставались бесплодными. А некоторые имели редкую возможность бывать у старца и удостаивались слышать краткое наставление, но преуспевали… Так вот, не в том сила, чтобы часто бывать у отца духовного, а в том, чтобы его наставления исполнять, чтобы не быть бесплодными». А вот что пишет старец схиигумен Иоанн (Алексеев): «Какого же толку хочешь получить, когда сама не хочешь потрудиться исполнять его советы? Нет, честнейшая, так не бывает. Если будешь только спрашивать, читать и говорить о спасении, а трудиться не будешь — толку не будет».
Если христианину посчастливилось обрести духовного наставника, то он уже не предпринимает никакого важного шага, не получив благословения духовника или, по крайней мере, не посоветовавшись с ним; пользуется указаниями духовника относительно молитвенного правила, частоты причащения, постов и дел служения людям; приводит свою жизнь в согласие с нравственными нормами и требованиями Церкви по указаниям духовника.
Беспрекословное послушание, на котором основывается отношение послушника к старцу в монастырях и которое описано в творениях древних подвижников, не может применяться в приходской практике во взаимоотношениях между священниками и его паствой. Это приложимо лишь к монашескому образу жизни, так как монах при постриге дает обет послушания и подвизается в том, чтобы полностью отвергать свою волю».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *