Е поселянин

Был человек по имени Ху-н-Инпу
— «Анубисом хранимый», поселянин
из Соляного Поля. У него
была жена; она носила имя
«Возлюбленная» — Мерет.
И однажды
сказал своей жене тот поселянин:
«Послушай, собираюсь я спуститься1
в Египет, чтоб оттуда для детишек
продуктов принести. Так что — ступай,
отмеряй ячменя мне; он — в амбаре:
остатки прошлогоднего зерна».

Две меры он отмерил ей обратно,
тот поселянин, и сказал жене:
«Вот две ячменных меры в пропитанье
тебе с детьми твоими. Мне же сделай
из остальных шести — хлебов и пива
на каждый день. Я этим проживу».

И вот в Египет этот поселянин
отправился, ослов своих навьючив
растениями, солью, древесиной
и шкурами свирепых леопардов,
и волчьим мехом; а еще — камнями,
растений благовонных семенами
да голубями и другою птицей3
поклажа та наполнена была.
Все это были Соляного
Поля различные хорошие дары.

Шел поселянин, направляясь к югу, —
в ту сторону, где город Ненинесут.
Достиг он вскоре области Пер-Фефи,
что севернее Меденит4. И там —
там встретил поселянин человека,
на берегу стоявшего. Он имя
носил Джехутинахт — «Силен бог Тот»;

он сыном приходился человеку
по имени Исери. Оба были
людьми распорядителя угодий
вельможи Ренси, сына Меру5.

Этот
Джехутинахт, едва лишь он увидел
ослов, которых поселянин гнал,
,
как в его сердце алчность загорелась,
и сказал Джехутинахт:
«Эх, вот бы мне изображенье бога6
с такою чудодейственною силой,
чтоб удалось мне с помощью той силы
добро у поселянина отнять!»

А дом Джехутинахта находился
у тропки, что вдоль берега тянулась.
Узка дорожка там, не широка:
набедренной повязки вряд ли шире;
обочина ее — вода речная,
а по другую сторону — ячмень.

И приказал Джехутинахт холопу,
его сопровождавшему: «Иди-ка
и принеси мне полотно льняное
из дома моего».
И тотчас ткань
доставлена была Джехутинахту.
Он тут же расстелил ее на тропке
:
один конец — в ячменные колосья,
другой, где бахрома, — на воду лег.

Все люди той дорогой беззапретно
могли ходить. И поселянин тоже
спокойно шел. Как вдруг Джехутинахт
его окликнул: «Эй, поосторожней!
Смотри не потопчи мои одежды!»

Ему на это молвил поселянин:
«Что ж, поступлю я, как тебе угодно.
Мой верен путь. 7″.
И он поднялся выше по обрыву.

Тогда Джехутинахт прикрикнул грозно:
«Что ты собрался делать, поселянин?
Иль мой ячмень тебе дорогой будет?»

Ему сказал на это поселянин:
«Мой верен путь.
Обрывист берег — не взойти на кручу,
а здесь — ячмень встал на пути стеною,
дорогу же ты нам переграждаешь
одеждами своими… Может, все же
ты дашь пройти нам по дороге этой?»

Но только речь закончил поселянин, —
один из тех ослов, ,
стал поедать ячменные колосья
и полный рот колосьями набил.
И тут Джехутинахт вскричал: «Смотри-ка!
Осел твой жрет ячмень!.. Что ж, поселянин,
за это я беру его себе.
Отныне будет он топтать колосья
во время молотьбы8, «.

Промолвил поселянин: «Путь мой верен,
:
дорога здесь — одна, но ты ее
мне преградил. Вот почему повел я
ослов другой дорогою — опасной:

И вот теперь осла ты отбираешь
за то, что рот колосьями набил..?
Но я — учти! — я знаю, кто владыка
усадьбы этой: вся она подвластна
начальнику угодий, сыну Меру —
вельможе Ренси. Он — учти! — карает
грабителя любого в этих землях
до края их!.. Неужто буду я
в его поместье собственном ограблен?!»

Джехутинахт сказал: «Не такова ли
пословица, что повторяют люди:
мол, произносят имя бедняка
лишь потому, что чтут его владыку?..
Я говорю с тобою. Я!! А ты
начальника угодий поминаешь!»

Схватил он тамарисковую розгу
зеленую — и отхлестал нещадно
все тело поселянина той розгой;
ослов забрал, увел в свою усадьбу.

И поселянин громко разрыдался:
так больно ему было от побоев
и так коварно поступили с ним!

Тогда Джехутинахт сказал :
«Не возвышай свой голос! Ты ведь рядом
с обителью Безмолвия Владыки!9″

Но поселянин молвил: «Ты не только
меня избил и все мои пожитки
себе присвоил, — ты еще намерен
все жалобы из уст моих забрать,
замкнуть мне рот!.. Безмолвия Владыка,
верни мне мои вещи, дабы криком
мне больше не тревожить твой покой!»

И десять дней подряд тот поселянин
стоял и умолял Джехутинахта
вернуть ему добро. Но не внимал он.

И поселянин в город Ненинесут,
на юг пошел, чтоб с просьбой обратиться
к вельможе Ренси, сыну Меру.

Встретил
он Ренси у ворот его усадьбы,
когда тот выходил и вниз спускался,
чтоб сесть в свою служебную ладью, —
а та ладья принадлежала дому,
в котором правосудие вершится.

И поселянин вслед ему воскликнул:
«Ах, если бы дозволено мне было
возрадовать твое, вельможа, сердце10
той речью, что хочу тебе сказать!
, —
так пусть ко мне придет твой провожатый,
любой, что сердцу твоему угоден:

и с этим отошлю к тебе обратно».

И по веленью сына Меру Ренси
направился его сопровожатый,
который был его угоден сердцу,
которому он доверял всех больше.

,
послал его обратно поселянин,
и тот всю речь пересказал подробно.

Сын Меру про разбой Джехутинахта
уведомил сановников, что были
с ним рядом и в его входили свиту.
Они ему в ответ: «Владыка мой11!
По-видимому, этот поселянин —
его, , а пошел
к кому-нибудь другому по соседству.
Ведь так. они12 всегда и поступают
со всеми поселянами своими,
идущими к другим, что по соседству…
Ведь так они и делают всегда!

И стоит ли карать Джехутинахта
за горстку соли?.. Пусть ему прикажут
вернуть добро — и он его вернет».

Молчание хранил глава угодий
вельможа Ренси, сын вельможи Меру:
сановникам своим он не ответил,
не дал и поселянину ответа.

Тогда явился этот поселянин,
чтоб умолять правителя угодий
вельможу Ренси, сына Меру.
Молвил
он сыну Меру: «О, глава угодий,
владыка мой, великий из великих!
Тебе подвластно все, что есть на свете,
и даже то, чего на свете нет!
Коль спустишься ты к озеру, вельможа, —
к тому, что Справедливостью зовется,
и поплывешь под парусом13, — пускай же
твои не оборвутся паруса,
ладья твоя движенья не замедлит,
беды с твоею мачтой не случится,
и реи не сломаются твои,
не поскользнешься ты, сходя на берег,
не унесет тебя волна речная
и не вкусишь ты ярости потока,
каков лик страха — не увидишь ты!
Плывут к тебе стремительные рыбы,
ты только жирных птиц сетями ловишь, —
по той причине,
что ты — родной отец простолюдину,
муж для вдовы и брат для разведенной,
и потерявшим матерей — защитник.

Дозволь же мне твое, вельможа, имя
прославить по земле — прославить больше
любого справедливого закона!
О предводитель, скаредности чуждый;
великий, чуждый низменных деяний;
искоренитель лжи, создатель правды, —
на голос вопиющего приди!
Повергни зло на землю! Говорю я,
чтоб слышал ты! Яви же справедливость,
восславленный, хвалимыми хвалимый,

Главная / Все авторы

Е. Поселянин

Книги Е.Н. Погожева (публиковавшегося под псевдонимом Е.Поселянин), широко известные и популярные в дореволюционной России, при Советской власти не издавались; в последние годы они вновь стали вызывать к себе интерес, прежде всего — в православном сообществе.

Евгений Николаевич Погожев (21 апреля 1870, Москва, — 13 февраля 1931 года) — русский публицист и духовный писатель, подписывавшийся псевдонимом Е. Поселянин; автор книг, статей и очерков православного характера. В числе известных работ Е. Поселянина — «Старец Иларион Троекуровский» (1895), «Поэзия веры и А. Н. Майков как поэт Православия и России» (1898), «Святыни Земли Русской» (1899), «Константин Николаевич Леонтьев» (1900), «Сказание о святых вождях Земли Русской» (1900), «Воины Христовы. Рассказы из жизни святых» (1902), «Петербургские святыни» (1903), «Письма о монашестве» (1911), «Герои и подвижники лихолетья XVII в.», «Краса русской армии братья Панаевы» (1917).

Евгений Николаевич Погожев родился в Москве в семье известного терапевта Николая Александровича А. Поселянина (ум. в 1902 году), несколько лет преподававшего в Московском университете и на медицинском поприще заслужившим личное дворянство. Мать Лидия Николаевна происходила из знатной семьи; известно, что её восприемниками были генерал Д. С. Левшин и княгиня Н. В. Оболенская.

В 1887 году Е. Н. Погожев окончил с золотой медалью 1-ю московскую гимназию, год спустя поступил на юридический факультет Московского университета. За несколько месяцев до этого, побывав в Оптиной пустыни, он стал духовным сыном старца Амвросия, благословившим его «писать в защиту Веры, Церкви и Народности».

В 1892 году, по завершении университета Е. Поселянин выпустил книги «Ясные дни» и «Повесть о том, как чудом Божиим строилась Русская земля», которые преподнёс Александру III. Беллетристические опыты дебютанта поддержал великий князь Константин Константинович, в литературе известный под псевдонимом «К. Р.».

В 1931 году Е. Поселянин был репрессирован и 13 февраля — расстрелян. Его книги, широко известные и популярные в дореволюционной России, при Советской власти не издавались; в последние годы они вновь стали вызывать к себе интерес, прежде всего — в православном сообществе.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *