Эдикт хильперика

Клотар II и эдикт 614 года

Возможно, по своей собственной инициативе, но, во всяком случае, по договоренности с епископатом Клотар II созвал в Париже собор в составе семидесяти прелатов и ассамблею знатных людей. Как гласит статья II-я эдикта от 18 октября 614 года, целью созыва было обеспечение «с Христовой помощью на все времена мира и порядка в нашем королевстве, а также пресечение наисуровейшим образом мятежа и наглых вылазок злоумышленников». В течение долгого времени историки сталкивались с проблемой толкования текста этого документа. Прежде всего вставал вопрос о том, распространялось ли его действие только на владения, которые Клотар унаследовал от своего отца (отныне их можно было бы называть «Нейстрия»), или же на все Франкское государство. Но достаточно вспомнить о присутствии на Парижском соборе двенадцати архиепископов и о недвусмысленном упоминании в статье 9-й эдикта о налогах на торговые места, которые взимались во времена королей Гонтрана, Хильперика и Сигебера, чтобы понять: сфера действия акта охватывала всю Галлию. Само содержание эдикта интерпретировалось историками как доказательство полного подчинения короля требованиям церковной и светской знати, чей дух независимости окреп в годы междоусобных войн, особенно в Австразии и Бургундии. И эта знать якобы хотела получить эдикт в уплату за свое присоединение к королю Парижа. В действительности же эдикт пронизывает прежде всего явное стремление установить хитроумное равновесие между различными силами, действовавшими в тот момент.

Начнем с того, что предусматривались конкретные меры для восстановления порядка («дисциплины») в королевстве. В особенности запрещения касались хищений, злоупотреблений властью со стороны чиновников, сборщиков налогов на торговые места и других представителей фиска; ограничивались права гражданских судей и королевских сборщиков налогов на церковных землях. Таким образом закладывались законодательные основы привилегии иммунитета, в соответствии с которой церковь и ее имущество ограждались от вторжения королевских чиновников. Такой привилегией короли (и в особенности Хильперик) уже начали одаривать церковь. В перечисленных мерах надо видеть большее, чем просто уступку знати. Таким образом короли восстанавливали необходимую им власть над чиновниками, лихоимство которых умножилось во время «междуцарствования» (в эдикте прямо употребляется этот термин — «interrigna»). Далее, если эдикт и признает независимость церкви от королевской власти («да будет каждый новый епископ избираться духовенством и народом»), то он одновременно утверждает и надзорное право короля (требуется обязательное одобрение результатов всех выборов). Более того, предусматривалось продвижение в состав епископата лиц из королевского окружения (при условии, если эти последние «имеют личные заслуги и преуспели в учености»). Дальнейшая история, особенно период царствования Дагобера, покажет своевременность установления такой процедуры. Что же касается высшей знати — в тексте эдикта говорится то о «potentes» (могущественных), то об «oplimates» (аристократах), а норой, в гораздо более персонализированной форме, о «верных людях» (fideles) или крупных вассалах (leodes) — в соответствии с эдиктом ей должно было быть возвращено все имущество, если вассалы на всем протяжении конфликта сохраняли верность своему «законному господину» (королю).

Особенно много чернил потратили исследователи на статью 12-ю документа, поскольку она могла представляться им как важное звено в медленном процессе феодализации франкского общества. В соответствии с этой статьей ни одно должностное лицо (это слово judex, могло обозначать как графа, так и любого подчиненного ему человека) не должно было назначаться в область, не имея там владений. Разумеется, применение этого принципа таило в себе риск того, что сословные интересы знати возобладают над интересами гражданского управления. Но что оставалось от этого управления после десятилетий междоусобиц? Фактически из самого текста виден эмпирический характер подобного решения, которое, по здравому разумению, представляется полностью обоснованным. Действительно, было необходимо, чтобы должностные лица отвечали своим имуществом за причиненный ими ущерб. И аристократы, которые намеревались усилить свою фактическую власть за счет передаваемых им функций гражданского управления, получали палку о двух концах.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Король, принесший процветание королевству

Неаполитанское королевство расположилось на территории Южной Италии и охватывало остров Сицилия. Наибольшей централизации и процветания государство достигло при Фридрихе II Гогенштауфене. Он был сыном германского короля Генриха VI и Констанции, дочери короля Сицилии Вильгельма II. Детство Фридрих провёл в Палермо. Рано оставшись без отца будущий король до своего совершеннолетия находился под опекой папы римского Иннокентия III.

В 1212 году Фридрих стал сицилийским королём. В 1220 году получил трон германского императора под именем Фридриха II. Король в основном жил в Италии. Он обустроил королевский дворец в Палермо на восточный лад. Роскошь и великолепие дворца поражало современников.

Перед собой Фридрих II поставил цель: добиться ослабления власти феодалов и создать сильное централизованное государство.

Внутренняя и внешняя политика неаполитанского короля

Своё правление Фридрих II начал с восстановления королевского домена. Много земель было отторгнуто во время его несовершеннолетия графами и баронами. Папа Иннокентий III, будучи опекуном молодого короля, часть территорий королевского домена передал церкви.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Неаполитанское королевство в XIII-XV вв. 410 руб.
  • Реферат Неаполитанское королевство в XIII-XV вв. 270 руб.
  • Контрольная работа Неаполитанское королевство в XIII-XV вв. 230 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Фридрих II провёл важные реформы для усиления власти короля.

  1. Верховным сюзереном назначался король.
  2. Требовалось обязательное разрешение короля при передаче ленов.
  3. Феодалам запрещалось носить оружие и вести междоусобные войны.
  4. По приказу короля были разрушены крепости, построенные сеньорами после смерти Вильгельма II.
  5. Для руководства государственной администрацией создавалась королевская курия.
  6. Всё королевство подразделялось на 11 округов, во главе которых стояли юстициарии (королевские чиновники), обладавшие правом высшей юрисдикции.
  7. Города были поставлены под контроль королевской власти (хотя это и тормозило их развитие).

Замечание 1

Во внешней политике неаполитанский король стремился осуществить имперские амбиции. Он совершил походы в Среднюю и Северную Италию, но завоевать города-государства не сумел. Сильным противником выступала католическая церковь в лице папы римского. Григорий IX и Иннокентий IV боролись с вольнолюбивым императором и не один раз предавали его анафеме.

Неаполитанское королевство под властью французов

Фридрих II умер в 1250 году. Его наследнику сыну Манфреду пришлось бороться за престол Сицилийского королевства с графом Карлом Анжуйским. Карл являлся владельцем Прованса и братом французского короля Людовика IX. В 1268 году граф Анжуйский провозгласил себя королём Сицилии. Он увеличил налоги, так как направил многочисленную армию для завоеваний в Италии, Тунисе и на Ближнем Востоке. Ужесточение налогового бремени привели к восстаниям на острове. В 1282 году в Палермо был полностью вырезан французский гарнизон. Это послужило сигналом к началу восстания по всей Сицилии. В 1302 году Арагонский правитель подчинил остров и включил его в состав Арагонского королевства. Граф Анжуйский остался королём Неаполитанского королевства, расположенного в Южной Италии.

Господство Анжуйской династии привело государство к кризису и ослаблению политического единства. В экономике всё большую роль стали играть купцы из Флоренции, Венеции и Генуи. Они приобретали земли, поставили под контроль важнейшие торговые операции. Купцы предоставляли неаполитанским королям кредиты, за что те брали их на государственную службу.

Ослабление экономических связей различных регионов страны привело к усилению власти графов и баронов на местах. Это нарушало политическое единство королевства. На неаполитанский престол претендовал Альфонсо I король Арагона и Сицилии. Анжуйского правителя поддержал Филиппо-Мариа Висконти из Милана. Двадцатилетняя война закончилась в 1442 году включением Неаполитанского королевства в состав Арагона.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *