Экуменисты

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Экуменизм и антиэкуменизм в современном православии»

Актуальность исследования.

XX столетие — эпоха кровопролитных войн и возникновения движения за разоружение, роста секуляризации и законодательного утверждения принципов свободы совести, и одновременно — период появления фундаменталистских и крайне нетерпимых религиозных движений. В этих условиях крупнейшие христианские конфессии должны были дать свой ответ на острые проблемы современности проблемы как на межхристианском, так и на внутрицерковном уровне. Одной из форм поиска этого ответа стало создание концепции экуменизма и возникновение Экуменического движения.

Объединяющим фактором в Экуменическом движении является сама принадлежность к христианству и вера в Иисуса Христа. Однако парадоксальным образом, а также ввиду особенностей исторического развития взаимоотношений христианских конфессий, это стало камнем преткновения в вопросе понимания экуменизма в православных церквях.

В 1961 г. Русская православная церковь вошла в состав Всемирного совета церквей (ВСЦ) — исполнительного органа Экуменического движения, и стала одним из его активных участников. Развитие международных экуменических контактов способствовало укреплению позиций РПЦ на межхристианском уровне и усилению ее влияния на принятие тех или иных важных решений.

Однако расширение экуменической деятельности православных церквей в целом, и Русской православной — в частности, неоднозначно воспринимается в православных кругах. Работа в смешанных богословских комиссиях, проведение экуменических встреч с различными представителями других христианских церквей породили идеологический конфликт внутри православного сообщества, в значительной степени разделив его на экуменистов и антиэкуменистов. Сдержанно-положительное, граничащее со скептическим, отношение к- экуменизму со стороны официального руководства РПЦ способствует росту антиэкуменических настроений, которые, в свою очередь, сводятся к отрицанию не только экуменизма, но и к развитию ксенофобии и национализма.

Представленное диссертационное исследование посвящено изучению истории Экуменического движения, участию в нем православных церквей, в первую очередь Русской православной церкви (РПЦ), анализу различных позиций внутри русского православия по отношению к экуменизму и их влиянию на развитие самой РПЦ.

В связи с обширностью темы диссертант сосредотачивает свое основное внимание на отношении к экуменизму крупнейшей из православных церквей — Русской православной церкви. Однако в диссертации представлен краткий обзор истории участия Константинопольской православной церкви (КПЦ) в Экуменическом движении, так как данная церковь является «первой по чести» среди всех православных поместных церквей. Автор также счел необходимым дать краткий обзор исторических этапов диалога РПЦ с Римско-католической (РКЦ) и некоторыми протестантскими церквями, являющимися партнерами РПЦ в межхристианском диалоге.

Хронологические рамки исследования: вторая половина XX -начало XXI вв. Однако, в некоторых случаях автор расширяет временные рамки в связи с необходимостью выявления исторических корней важнейших про- и антиэкуменических тенденций.

Актуальность этого исследования определяется, также и тем, что РПЦ сегодня занимает весьма высокое положение в международном Экуменическом движении. Это определяет не только развитие самого движения, но и влияет на внутреннее состояние русского православного общества, создавая в нем конфликтные ситуации.

Объектом исследования выступают экуменические и антиэкуменические тенденции в православии, преимущественно в Русской православной церкви.

Предметом исследования являются историческое и философское становление экуменизма и Экуменического движения, исторические предпосылки и конкретные проявления участия в нем РПЦ, а также антиэкуменические настроения в русском православии.

Цель исследования — рассмотрение специфики православной позиции в отношении Экуменического движения, анализ особенностей и основных проявлений антиэкуменизма в рамках РПЦ.

Выполнение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. Выявить богословские и философские основания и социально-политические причины возникновения Экуменического движения, проследить его историческое развитие.

2. Определить основные принципы межхристианского богословского диалога.

3. Проследить истоки российской экуменической традиции.

4. Проанализировать развитие отношения официального руководства РПЦ к Экуменическому движению.

5. Рассмотреть основные этапы развития богословского диалога между РПЦ и РКЦ, РПЦ и некоторыми протестантскими церквями.

6. Определить предпосылки и формы проявления антиэкуменических настроений в РПЦ, проанализировать позицию антиэкуменистов.

Методология исследования была обусловлена целью и задачами диссертации, а также особенностями исследуемого материала. В ее основу был положен принцип аналитического исследования источников, проясняющий их логику и содержание, а также методы сравнительноисторического и типологического анализа. Это позволило рассмотреть историю развития экуменических контактов православных церквей, в частности РПЦ, в контексте политических и социальных изменений, происходивших в российской и мировой истории, а также в связи с историей иных христианских конфессий. Типологический анализ предоставил возможность выявить особенности появления и развития про-и антиэкуменических настроений в современном православии.

Источниковая база исследования.

Специфика темы исследования определила необходимость привлечения широкой базы богословских, философских и исторических источников, которые можно разделить на несколько групп.

К первой группе необходимо отнести официальные документы отдельных христианских конфессий по вопросу об отношении к остальным христианам и Экуменическому движению. Среди них — официальные документы Константинопольской православной церкви1, Русской православной церкви2, Римско-католической церкви3, совместные коммюнике и резолюции, подписанные в ходе совместных богословских встреч РПЦ с РКЦ и протестантскими церквями.4

Archbishop Demetrios. The Ecumenical Patriarchate and its Ministry of Reconciliation // Ibid http7/papalvisit.patriarchate огц/ (сайт Константинопольского (Вселенского) патриархата о визите папы римского Бенедикта XVI) и др.

Вторая группа источников включает в себя разнообразные документы, отражающие философию и историю экуменизма и Экуменического движения. Здесь можно выделить собрания материалов и документов различных экуменических комиссий и Всемирного совета церквей5, издание документов и материалов, осуществленное Отделом внешних церковных связей РПЦ6, многочисленные документальные подборки на иностранных языках.7

К третьей группе относятся работы русских религиозных философов, касавшихся вопроса достижения христианского единства. о

5 Экуменическое движение. Антология ключевых текстов / Сост. М. Киннемон, Б. Коуп. — М.: ББИ., 2002.

6 Православие и экуменизм Документы и материалы, 1902-1998. — М., 1999

8 Чаадаев П.Я. Полное собрание сочинений и избранные письма. — М.: «Паука», 1991

9 Киреевский И.В. Полное собрание сочинений. Т. 1,2. — М., 1911.

10 Хомяков A.C. Работы по богословию // Хомяков A.C. Сочинения в 2тт. — М., 1994, Т. 2. — С. 5-310

11 Аксаков И.С. // Лосский H.O. История русской философии. — М.: Высш. шк., 1991. — С. 26-66

12 Соловьев В. С. Россия и Вселенская церковь // http://www.vehi.net/soloviev/vselcerk/index.html; Вяч. Иванов. О значении Вл. Соловьева в судьбах нашего религиозного сознания // Pro et Contra: Личность и творчество Владимира Соловьева в оценке русских мыслителей и исследователей. — СПб., 2002

13 Бердяев H.A. Философия свободы. Смысл творчества. — М., 1989; Бердяев H.A. Русская идея. — М., СПб., 2005

14 Флоренский П.А. Собрание сочинений в 2 тт. — М.: «Мысль», 1996.

16 Флоровский Г. О границах Церкви // http://www.vehi.net/florovsky/index.html

Четвертую группу источников образуют работы, статьи и иные материалы, отражающие во многом неоднозначную и даже отрицательную позицию православных в отношении экуменизма и Экуменического движения. Необходимо отметить сочинения протоиерея Митрофана (Зноско-Боровского)17, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева)18, протодиакона Андрея (Кураева)19, бывшего епископа Анадырского и Чукотского Диомида (Дзюбана)20 и др. К этой группе

91 относятся также труды святых отцов Киприана Карфагенского и Василия Великого», посвященные вопросам понимания Церкви и ее границ, часто используемые радикальными антиэкуменистами для обоснования своих взглядов.

К пятой группе источников можно отнести мемуары и воспоминания о различных деятелях, сыгравших важную роль в развитии Экуменического движения. К числу таких деятелей следует отнести митрополита Никодима (Ротова)23, патриарха МП Алексия II, патриарха КПЦ Афинагора I24, папу римского Иоанна Павла II23 и др.

Степень научной разработанности проблемы.

В отечественном религиоведении существует значительное количество работ, посвященных различным аспектам избранной темы. В обобщающих трудах по истории РПЦ, вышедших из-под пера как

17 Мнтрофан (Зноско-Боровский), прот. Православие, Римо-католичество, Протестантизм и Сектанство. Лекции по сравнительному богословию, читанные в Свято-Троицкой духовной семинарии. — Челябинск, 1992

19 Кураев А., протодиакон. Вызов экуменизма. — М., 1997; http://www.kuracv.ru:

21 Киприан Карфагенский. О единстве Церкви // http://apologia.narod.ru/earlvfat/fath/lllage/kipri 1 .htm

22 Василий Великий. Нравственные наставления. — М., 2004

24 Клеман О. Беседы с Патриархом Афинагором I — Брюссель: «Жизнь с Богом», 1993

25 Кулеш О. Иоанн Павел II: вклад в историю: историографический очерк — Таганрог, 2008 церковных, так и светских историков, вопросы экуменизма затрагивались в самом общем плане. Здесь необходимо выделить работы митр. Михаила

Булгакова), прот. Владислава (Цыпина), о. Бронислава (Чаплицкого) , а также Д.В. Поспеловского, В.А. Ливцова~ и др. Говоря непосредственно об историографии проблемы «православие и экуменизм», следует отметить наличие довольно существенных различий между работами светских и церковных авторов. Если первые были достаточно свободны в выражении своей точки зрения, то вторые, как правило, писали со значительной оглядкой на официальное мнение РПЦ.

Исключением являются работы В.Ф. Федорова, который в своих исследованиях приводит философско-религиоведческий анализ феномена экуменизма. Он отмечает, что отмечает, что основой феномена экуменизма является культурная и религиозная толерантность.» В.Ф. Федоров подчеркивает не только теоретическую, но и практическую значимость экуменизма, отстаивает идеи необходимости экуменического воспитания и образования.

Из числа работ светских исследователей заслуживают внимания написанные еще в советское время работы Ю. В. Крянева и Н.С. Гордиенко.30 Первый исследовал экуменизм в широком историческом и философском контексте, второй сосредоточился на рассмотрении развития Экуменического движения и на вопросах участия в нем Русской

27 Поспеловский Д.В. Православная Церковь в истории Руси, России и СССР. — М.: ББИ, 1996, Ливцов

B.А. Экуменизм в системе ценностей религиозной жизни в России в 60-80-е гг. XX столетия // Российское общество в социально-культурном измерении: история и современность. Сборник научных трудов. М., 2000.

28 Федоров В. Межконфессиональный диалог и проблемы толерантности И Религия и гражданское общество: проблема толерантности. Материалы Круглого стола (16 ноября 2002). СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С. 37-40; Владимир (Федоров), прот. Православная миссия в современной России и ее экуменическая открытость // Миссия церкви и современное православное миссионерство. — М.: свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 1997.

29 Крянсв Ю.В. Христианский экуменизм. М. 1980

30 Гордиенко Н.С. Современный экуменизм. М., 1972; Гордиенко Н.С. Современное русское православие. -Л.: Лениздат, 1987 православной церкви. Несмотря на то, что эти исследования несут на себе отпечаток времени создания, они и по сей день не потеряли научного значения. В своих работах Н.С. Гордиенко опирается на широкую источниковую базу — документы Всемирного совета церквей и различные богословские документы, анализируя историческое и богословское значения экуменизма для судеб христианства в целом и РПЦ — в частности.

В 1990-е -2000-е гг. появилось несколько сборников статей, целью которых было рассмотрение проблем положения религии в постсоветской

России. В них были опубликованы и проанализированы данные социологических исследований, отражающие эволюцию отношения российского массового сознания к религии в 1990-е-2000-е гг. В этих изданиях затрагивается широкий спектр проблем, имеющих как прямое, так и косвенное отношение к экуменизму.

В двухтомной работе екатеринбургского религиоведа Е.А. Степановой «Проблема толерантности в межконфессиональных отношениях» дан подробный анализ «Хартии экуменизма», принятой в 2001 г., различных исторических и теологических аспектов Экуменического движения, участия в нем РПЦ и других православных церквей, проблем межконфессиональных отношений и диалога между различными конфессиями.

Что касается работ церковных авторов, то следует отметить многочисленные статьи, публиковавшиеся в официальном органе РПЦ -«Журнале Московской Патриархии» (ЖМП). Публикации об экуменизме начали появляться еще до вступления РПЦ во Всемирный совет церквей в 1961 г., в дальнейшем их число резко возросло. По тону и направленности этих статей можно проследить эволюцию официального отношения РПЦ к

32 Степанова Е.А. Проблема толерантности в межконфессиональных отношениях. — Екатеринбург, 2008. экуменизму. Так, например, в 1931 г. митрополит Сергий (Страгородский)»13 крайне негативно оценивал идеи христианского единства, а в 1948 г. в ЖМП была опубликована резолюция «Экуменическое движение и Православная- церковь»34, текст которой свидетельствовал о полном неприятии экуменизма как такового большинством поместных православных церквей. Но уже после вступления РПЦ в ВСЦ в 1961 г. в ЖМП появилась новая рубрика, освещающая ход работы экуменических организаций и участие в них РПЦ; в. 1960-80-ее гг. активно печатались статьи проэкуменической направленности.35 Характерно, что в 1990-е гг., когда РПЦ несколько разочаровалась в Экуменическом движении, количество статей об экуменизме на» страницах ЖМП резко снизилось, но не исчезло полностью.

В 1999 г. Отделом внешних, церковных связей РПЦ был издан сборник документов «Православие и экуменизм», который включает в себя обширное предисловие, написанное протопресвитером Виталием (Боровым) и доктором богословия, ответственным сотрудником Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата A.C. Буевским. Авторы, принимавшие активное участие в межхристианском диалоге в 1960-е — 1990-е гг., подробно описывают историю взаимоотношений РПЦ с Экуменическим движением начиная с XIX столетия и заканчивая 1998 г. Опыт участия православных церквей в. Экуменическом движении в целом, и ВСЦ — в частности, оценивается как имеющий «положительное значение» и соответствующий «основным

36 интересам православных церквей и их многострадальных народов».

Более сдержанно оценивают этот опыт протоиерей «Максим (Козлов) и профессор Московской- духовной академии и семинарии А.И. Осипов.

33 Митрополит Сергий (Страгородскии). Отношение Церкви Христовой к отделившимся от нее обществам. // ЖМП. 1931. № 4. — С.б-7

34 Резолюция «Экуменическое движение и Православная церковь» // ЖМП. 1948. № 7. — С. 26-27

35 Например, Ливерий (Воронов), прот. Конфессионализм и экуменизм. Отношение Православия к экуменизму. // ЖМП 1968 № 8. — С. 55-58

36 Православие и экуменизм. Документы и материалы 1902-1998 гг. — М., 1999. — С. 52

Профессор А.И. Осипов никогда особо не поддерживал идеи участия РПЦ в экуменическом диалоге, видя в нем возможность решения лишь социальных, но не религиозных проблем, и указывая на различное понимание «экуменизма» у православных и протестантов.37 Протоиерей Максим (Козлов) уверен, что участие РПЦ в Экуменическом движении представляло собой только вынужденную меру, которая спасла церковь от гонений в 1960-х годах. Но на современном этапе Экуменическое то движение видится им как явление, потерявшее свою актуальность. Точка зрения протоиерея Максима (Козлова) и профессора А.И. Осипова в определенной степени является отражением возрастающего скептицизма в отношении экуменизма, присущего РПЦ в настоящее время.

40 Никифорова М.Е. Планетарное католичество: Ватикан и глобализация. — М., 2010

41 Филатов С.Б., Воронцова Л., Судьба католицизма в России // журнал Иностранная литература, ноябрь 1998

44 Суттнер Эрнст Хр. Исторические этапы взаимных отношений церквей Востока и Запада. — М., 1998; Suttner, Ernst Christoph. Die Christenheit aus Ost und West auf der Suche nach dem sichtbaren Ausdruck für ihre Einheit. Würzburg: Augustinus-Verl., 1999.

46Лилиенфельд, фон Фэри. Жизнь. Церковь. Наука и вера: проф. Фэри фон Лилиенфельд рассказывает о себе и своем видении православия и лютеранства. Беседы с проф. Е.М. Верещагиным, состоявшиеся в Германии в 1996-2002 гг. — М.: «Индрик», 2004 церковных авторов, рассматривающие двусторонние богословские диалоги с «инославными» можно выделить работы иерея Николая (Дьякова)50, архимандрита Августина (Никитина)31, а также епископа Диоклийского Каллиста (Уэра) ~ и др.

Теме православного антиэкуменизма посвящено множество

53 публикаций , но большая их часть отражает крайне антиэкуменическую позицию авторов, иногда характеризующих экуменизм как «ересь» (митрополит Иоанн (Снычев)54, бывший епископ Диомид (Дзюбан)55 и др.). Такого рода сочинения следует рассматривать скорее как источники по проблеме современного православного антиэкуменизма.

Среди светских исследователей отметим A.M. Верховского и H.A. Митрохина. В своей книге «Политическое православие: русские православные националисты и фундаменталисты, 1995-2001 гг.» A.M. Верховский посвятил антиэкуменизму отдельную главу.56 H.A. Митрохин дает краткую характеристику православного антиэкуменизма, подразделяя его на консервативное и фундаменталистское направления.57

Можно констатировать, что в отечественной науке сложилась определенная традиция изучения проблем развития экуменических и антиэкуменических тенденций в современном православии. Однако

47 Сааринен Ристо. Вера и святость: лютеранско-православный диалог 1959-2002 гг. — М.: ББИ., 2003

49 Bremer, Tomas. Rome And Moscow, A Step Further// «Religion in Eastern Europe», Volume XXlll, Number 2, April 2003

50 Иерей Дьяков Николай. Экуменические контакты Русской Православной Церкви с англиканами на протяжении XIX и XX веков // Православный собеседник № 1(6), 2004

51 Архимандрит Августин (Никитин). История православно-лютеранских отношений в России. /Машинопись/-Л., 1982

52 Епископ Диоклийский Каллист (Уэр). Православная Церковь и объединения христиан. — М. Изд-е Библейско-Богословского института св. Апостола Андрея, 2001

5″ См., например, Интернет-журнал «Антиэкуменизм» http://www.stopoikumena ги/

54 Митр. Иоанн Снычев. Одоление смуты. СПб., 1995 и др.

57 Митрохин H.A. Русская православная церковь. Современное состояние и актуальные проблемы. — М., 2006 специальные работы по данной проблематике появляются достаточно редко, что позволяет говорить о наличии возможностей для новых исследований.

Научная новизна исследования.

В представленной работе впервые в отечественном религиоведении дается комплексный анализ православного экуменизма и антиэкуменизма. В имеющихся исследованиях их развитие рассматривалось, как правило, в общем плане — в контексте истории РПЦ и церковно-государственных отношений. Недостаточное внимание уделялось анализу содержания термина «экуменизм», его истокам, конкретным проявлениям экуменического диалога, влиянию экуменизма на процессы внутреннего развития РПЦ. В настоящей работе автор стремился представить православный экуменизм и антиэкуменизм как феномены, глубоко укорененные в российской религиозно-философской традиции.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Экуменическое движение, возникшее в начале XX века, по мере своего развития преобразовалось из протестантского в межрелигиозное движение, включив в себя и православные церкви.

2. Серьезное влияние на развитие идей православного экуменизма оказала русская религиозная философия середины XIX — начала XX веков.

3. Подключение РПЦ к экуменическому диалогу было вызвано как искренним стремлением ее руководства к преодолению внутрихристианских разногласий, так и желанием советского государства использовать РПЦ международной арене.

4. Участие РПЦ в Экуменическом движении способствовало развитию богословского диалога с Римско-католической церковью и протестантскими церквями.

5. Отношение РПЦ к Экуменическому движению является достаточно противоречивым: сама необходимость участия в нем не подвергается сомнению, но главной целью провозглашается свидетельство об «истинности» православия.

6. В РПЦ наличествуют серьезные антиэкуменические настроения, иногда принимающие радикально-националистические формы.

Практическая значимость работы. Материалы и выводы данного исследования могут быть использованы для дальнейшего исследования российского и мирового православия, анализа Экуменического движения. Материалы диссертации могут также применяться при подготовке вузовского курса, спецкурсов по истории РПЦ, проблемам религиозной толерантности и интолерантности.

Апробация работы.

Основные положения настоящего исследования представлены в публикациях автора. Диссертационное исследование прошло апробацию на различных религиоведческих конференциях: «XV-e Санкт-Петербургские религиоведческие чтения» (Санкт-Петербург, 2008 г.), «Человек верующий в культурах России» (Санкт-Петербург, 2009 г.), «Герценовские чтения 2010. Актуальные проблемы религиоведения» (Санкт-Петербург, 2010 г.), «VIII Конференция МРО «Религия и медиа» (Religion and the Media) (Москва, 2010 г.).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в периодических и продолжающихся изданиях, включенных в список ВАК РФ:

Статьи, опубликованные в научных изданиях:

Структура работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы.

  • Вызов экуменизма диакон Андрей
  • «Христианский» и нехристианский экуменизм иером. Серафим (Роуз)
  • Об обновленчестве, экуменизме и «политграмотности» верующих Т. Горичева
  • Православная Церковь и экуменизм прп. Иустин (Попович)
  • О целомудрии в вере свящ. Олег Стеняев
  • Хитросплетенный экуменизм католицизма А.И. Солодков
  • Почему православному христианину нельзя быть экуменистом архим. Серафим (Алексиев), архим. Сергий (Язаджиев)
  • Экуменическое движение и Русская Православная Церковь прот. Григорий Разумовский
  • Надо ли Русской Православной Церкви участвовать в экуменическом движении?» свт. Серафим (Соболев)
  • Апостольские и соборные правила (против экуменизма)
  • Экуменизм как явление современности М.В. Легеев

***

Экумени́зм (от греч. οἰκουμένη (ойкумене) — обитаемый мир) – широко распространенное в современном мире понятие, имеющее три смысла:

1. Общение православных христиан с представителями христианских и нехристианских сообществ. Такой экуменизм – диалог между Православной Церковью и иными религиозными общинами, направлен на координацию миротворческих действий в нехристианском мире. Этот диалог не предполагает создание некой единой организации или корректировку догматов.

2. Либеральное течение с тенденцией к объединению различных конфессиональных направлений в рамках одной церкви. Подобная форма экуменизма отрицается Православием, поскольку искусственное создание «новой церкви» будет отрицанием уже существующей, сохраняющей апостольскую преемственность и неповрежденное догматическое учение, приведет к умалению христианской духовности, ибо будет исходить из пренебрежения благодатными дарами Церкви и всеми сокровищами святоотеческой мудрости. (см.: Нужен ли православному экуменизм?).

3. Учение о возможном объединении всех религий в некой новой (синкретизм). Такое понимание экуменизма свойственно, например, неоязыческому движению нью эйдж. Оно является подчеркнуто антихристианским. Подобно прочим лжеучениям оно категорически отрицается Православной Церковью.

***

Говоря о присутствии среди собранных во имя Его, Спаситель не расширял смысл Своих слов до такого понимания, согласно которому любая социальная группа, объявившая целью своего единения исповедание имени Христа, автоматически становится местом особого Божьего присутствия, Его Святой Церковью, причастником Божьих благословений.

Проблема заключается в том, что далеко не всякое исповедание Христа (учение о Христе) является богоугодным, равно как и не всякая религиозная деятельность, осуществляемая под личиной истинного христианства.

История учит, что нередко вокруг имени Христа объединялись даже и самые злостные еретики, такие, например, как евиониты, докеты, ариане, монофизиты, монофелиты. Несмотря на то, что все они заявляли о себе как об истинно верующих христианах, — представители каждой подобной общины делали это в разрыве с апостольским Преданием, каждый по-своему (см.: Церковь без Предания — Церковь?) .

Нельзя забывать и о том, что именно под лозунгом служения Христу совершались такие безобразия как Крестовые походы, преследования, пытки, расправы, суды инквизиции).

Поучая о Церкви как о богоугодном собрании верующих, Господь имел в виду не какие бы то ни было религиозные общины вообще, а одну единственную Истинную Церковь. Именно об этой Церкви Священное Писание сообщает как о столпе и утверждении истины (1Тим.3:15), как о той, которой надлежит существовать до конца времен и которую не одолеют врата ада (Мф.16:18). Это — Православная Церковь.

Идея о том, что любая христианская община, в том числе Православная Церковь, содержит лишь часть истины, а полнота истины может усматриваться лишь в совокупности всех этих общин, служит одним из главных доводов, мотивирующих тех сторонников экуменизма, задачей которых является образование Новой Церкви на основе кооперации разрозненных ныне «христианских» общин.

Но такая идея не только не находит оправдания в Божественном Откровении, а и прямо противоречит ему. Ведь если представить, что на сегодняшний день Православная Церковь владеет истиной вероучения лишь отчасти, а отчасти её учение не соответствует истине, значит теперь она — не столп и утверждение истины, значит врата ада всё же её одолели.

***

Не единство, а истина, согласно опыту и убеждению Православия, должна стать главной целью экуменического движения; единство является, согласно этому опыту, ничем иным, как естественным следствием истины, её плодом и благословением.
протоиерей Александр Шмеман

1925 Натан Седерблом

Мы должны вести сражение за мир, бороться против раскола, против безумных действий, вызванных страхом, против жестокости мамоны, против ненависти и несправедливости

Из нобелевской речи, 1930 год

Шведский богослов и историк религии, член шведской Академии наук, с 1914-го до своей смерти в 1931 году архиепископ Упсальский. Автор классических для религиоведения ХХ века научных работ, изучавший с позиций феноменологического анализа природу религии на материале древневосточных и первобытных верований. Один из главных идеологов и инициаторов глобального межхристианского диалога. Свой девиз формулировал как «доктрина разъединяет, служение объединяет».

Лютера и Кальвина уже и на свете не было, когда появилась — и надолго, очень надолго стала бестселлером торговцев лубочными картинками — эта карикатура. Какой-то вопиюще немыслимый по тому времени саммит религиозных лидеров: в некоей церкви, на фоне алтаря, сошлись Лютер, Кальвин и папа римский. Сошлись если и для благоуветливых речей, то что-то у них совсем не заладилось. И гололицый Лютер вцепился в Кальвинову бороду, и Кальвин замахивается Библией, и напуганный папа, стоя между ними, то ли хватается за голову, то ли затыкает уши.

Нет, конечно, исторические Мартин Лютер и Жан Кальвин никогда не дрались — и даже не написали друг другу ничего оскорбительного. Но то, что почти сразу после 1517 года реформаторы начали уж очень буквально реализовывать апостольские слова «надлежит быть и разномыслиям между вами»,— это факт.

Иллюстрация из памфлета о противостоянии Лютера и Кальвина, XIX век

Фото: DIOMEDIA / Alamy

Филипп, ландграф Гессенский, о котором в этом цикле уже было сказано, еще в 1520-е пытался из прагматических соображений выступать примерно как наш Аввакум, взывавший к стремительно размежевывавшимся соратникам: «Пропадете как черви капустные!» Но уже тогда, в 1529-м, первое серьезное разделение — спор между Лютером и Цвингли по вопросу о присутствии Христа в Евхаристии — уврачевать не удалось. В разных краях, разных обществах и разных головах незамутненная истина христианского учения виделась по-разному. В Швейцарии процвело сначала цвинглианство, а потом и кальвинизм, захвативший изрядную часть протестантской Европы и разошедшийся с лютеранством без надежды на примирение. В Германии еще при Лютере полыхнул анабаптизм, потом возникли секты меннонитов и гернгутеров, а много позже и в среде самого лютеранства стали возникать обособленные течения; в вольной Голландии на кальвинистской почве произросли и отрицавшие Троицу социниане, и благодушные арминиане. Утвердившийся в Шотландии в форме пресвитерианства кальвинизм долго соблазнял паству пытавшейся держаться «среднего пути» Церкви Англии — и против нее восстали пуритане. Когда последних перестали преследовать, в Англии сложилось то спокойное многообразие направлений и сект — вспомним хотя бы квакеров, методистов и анабаптистов, возродившихся уже без приставки «ана-» как просто баптисты,— о котором Вольтер сказал: «Мир с тридцатью религиями лучше, чем война и отсутствие всякой веры». И это еще если ничего не говорить об Америке — где выходцы из чуть ли не всех протестантских церквей, деноминаций и сект, организовываясь, ссорясь, пророчествуя, замыкаясь, разделяясь и сливаясь, произвели совсем уж калейдоскопическую пестроту христианских сообществ, старых и новых.

И ведь почти никто не пропал, никаких капустных червей. Но представим себе, какими они были, скажем, в начале ХХ века: чопорный англиканский епископ из «высокой церкви», которому с его парчовыми ризами только разве латыни не хватает для того, чтобы выглядеть католическим прелатом, и затерянный в горной глуши меннонит, у которого церковь уж точно не в бревнах, а в ребрах. Старейшина из американской деревни, где исступленно ждут второго пришествия и даже на керосинки смотрят с подозрением, и просвещенный берлинский пастор, знай нахваливающий Реформацию как воодушевительницу прогресса. Положим, вряд ли они стали бы вцепляться друг другу в бороды или огревать друг друга томами Писания; но, с другой стороны, о чем им говорить, разве не дальше они друг от друга, чем православные и католики?

И все же они стали разговаривать. Еще в 1910-м, например, тысяча с лишним представителей протестантских исповеданий съехалась в Эдинбург на Всемирную миссионерскую конференцию — но основная повестка дня у них была все-таки еще деловито-старорежимная: как нам, поправляя на благочестивых своих раменах бремя белого человека, эффективно просветить дикарей, сидящих во тьме и тени смертной. Они бы, наверно, и продолжили потихоньку с теми же настроениями. Но тут началась война.

Среди тех христианских лидеров, которые во время Первой мировой регулярно выступали с миротворческими декларациями, был примас лютеранской церкви Швеции — Натан Седерблом, архиепископ Упсалы. Собственно, архиепископом он стал только за считанные месяцы до начала войны; прежде был преподавателем богословия и истории религий, а еще раньше на протяжении семи лет окормлял шведскую диаспору в Париже. Тогда среди его прихожан был Альфред Нобель, ценивший Седерблома и много с ним советовавшийся — не по поводу взрывчатых веществ, разумеется, и даже не столько по душеспасительным, сколько по литературным вопросам: Нобель втихомолку писал трагедию на сюжет из итальянского Возрождения. Седерблому же пришлось и совершать заупокойную службу по Нобелю в 1896-м, и он прочувствованно отмечал в покойном именно его стремление к миру. Через тридцать с небольшим лет, в 1930 году, сам Седерблом получит Нобелевскую премию мира — в том числе за то, что он предпринимал уже после Первой мировой, в 1920-е.

Движение, которое создал Седерблом, называлось устрашающе невыразительно. Не какое-нибудь там «Единство во Христе» или «Собранные верой» — нет, просто «Жизнь и деятельность», и все тут. Речь шла не о том, чтобы все протестанты (а в перспективе и все христиане вообще) разом отложили все, все свои «разномыслия», доктринальные и мировоззренческие. В перспективе оно, пожалуй, хорошо, но пока надо дать внятный ответ о своем уповании человечеству, которое только что пережило катастрофу. И надо постараться, чтобы новый порядок в послевоенном мире был выстроен на началах братолюбия и всеобщей способности друг друга услышать. «Жизнь и деятельность» должна была в конечном счете создать грандиозный (и потому влиятельный) христианский аналог Лиги наций — которой тогда еще восхищались и во всесилие которой верили.

Папа Римский Франциск и архиепископ Кентерберийский Джастин Уэлби (слева), 2016 год

Фото: Reuters

Это, безусловно, не был крестовый поход одного только Седерблома. В 1920-е годы, так странно смешивавшие воодушевление и чувство упадка, нервозность и оптимизм совершенно безоглядный, такие утопические идеи носились в воздухе. С подобными предложениями выступал, например, один из самых радикальных деятелей православия XX века — патриарх Мелетий (Метаксакис), отец новостильной реформы восточных церквей. Но православные сами по себе в этом смысле решительно ничего не достигли, католики вообще в соответствующей проблематике до поры до времени очень осторожничали, а протестанты преуспели. Начав с международных совещаний по несколько десятков человек, «Жизнь и деятельность» объединилась с еще одним движением, «Вера и церковное устройство», и в 1930-е уже представляла собой организацию вполне вселенскую, которая готовилась трансформироваться во Всемирный совет церквей. Но пока она с энтузиазмом выбирала всевозможные установительные и координационные комитеты, началась та самая мировая война, которую так хотели предотвратить. Но потом, в 1948-м, Всемирный совет церквей (ВСЦ) все же создали по всей форме, и он чинно и торжественно существует до сих пор, и участвуют в нем в дополнение к протестантам представители православия и католичества.

И вроде бы ничего революционного деятельность ВСЦ миру не принесла. Очень братолюбивые, но никого ни к чему не обязывающие заседания функционеров — за все хорошее против всего плохого. И вовсе не упразднились дальнейшие разделения и расколы — какое там, только теперь уже причины обыкновенно не догматические, а из разряда женского священства и однополых браков.

Однако что-то сдвинулось — медленно, со скрежетом, но бесповоротно. Красочнейшие картинки последних пятидесяти лет — папа римский и патриарх Константинополя снимают друг с друга анафемы и обнимаются, папа римский и протестантские иерархи с радостными улыбками встречаются у алтаря, всевозможные христианские священнослужители (и даже примкнувшие к ним мусульмане, иудеи и буддисты) молятся о мире в Ассизи — не были бы возможны без Седерблома и его начинаний. Да, иногда в таких событиях много не очень содержательного официоза, иногда политической подоплеки не самого возвышенного толка. Но психологический климат христианства в глобальном смысле все же решительно изменился — на свой лад так же решительно, как и 500 лет назад.

Сергей Ходнев

Идеология всехристианского единства

В современном мире термин трактуют тремя разными путями:

Диалог или общение Православной Церкви и других религиозных и нерелигиозных течений с целью миротворческих действий в мире.

Либеральное течение, для которого характерно объединение различных конфессий в рамках одной общины.

Синкретизм или учение об объединении всех религий в одну новую.

Если первое понятие вполне принимается Православной Церковью, то второе полностью отрицается, поскольку предполагает отвержение уже действующей единой церкви с апостольским преемством. Третье же понятие считается полностью еретическим. Таким образом, в рамках православия возможно только одно толкование термина экуменизм — это диалог с другими религиями и движениями для миротворческих действий. Допустимо также толкование термина как сближение и диалог, но только между христианскими конфессиями, у которых есть единое представление об учении Христа.

Краткая история экуменического движения

Череда серьезных массовых расколов во Вселенской Церкви (между Западом и Востоком, католиками и протестантами) привело к росту незарегистрированных самовольных общин и длительному конфликту между ними.

Понятие экуменизма было зарождено в XIX-XX веках среди протестантов Западной Европы и Америки. Протестанты поняли необходимость общения друг с другом, несмотря на некоторые различия в собственных учениях и начали предпринимать шаги к сближению. Впервые эти мысли прозвучали на мировой конференции в Эдинбурге в 1918 году. В результате проводились совместные мировые межконфессиональные конференции, форумы и конгрессы.

Позже они стали рассматривать возможность объединения не только отдельных ветвей христианства, но совместную работу с другими религиями (иудаизмом, исламом и политеистическими, т.е. языческими религиями).

Возникновение организации ВСЦ восходит к 1844 году, когда в Лондоне Джордж Уильямс положил основание организации YMCA (Yong Men’s Christian Association), Через 11 лет после основания YMCA в Англии были организованы еще два женских общества — на юге Англии Эмма Робартс создала кружок с целью молитвенного объединения, а в Лондоне леди Кинниэрд положила начало обществу с целью практической благотворительности молодым женщинам. В 1887 году эти два общества слились в одно и стали именоваться YWCA (Yong Women Christian Association).

На двух последующих конференциях в Оксфорде и в Эдинбурге было решено эти два движения объединить в одну организацию — «Всемирный Совет церквей», но из-за начавшейся Второй мировой войны его официальное создание было отложено до 1948 года, когда представители 147 церквей провели первую учредительную ассамблею в Амстердаме, чтобы основать ВСЦ.

Главный руководящий орган Всемирного совета церквей — Генеральная ассамблея, которая заседает один раз в 6-7 лет, она избирает президиум состоящий из 8 президентов и Генеральный комитет состоящий из 150 членов, ежегодно собирающихся для определения политики Совета между ассамблеями. Одним из президентов был митр. Никодим (Ротов).

Всемирный Совет Церквей

Кульминацией экуменического движения стало создание ВСЦ — Всемирного Совета Церквей (1948 год) в Женеве. Всемирный Совет Церквей— крупнейшая международная экуменическая организация, основанная в 1948 в Амстердаме, членами которой являются 348 христианских церквей из более чем 100 стран и представляют около 400 миллионов христиан, за исключением Римско-католической церкви, Адвентистов седьмого дня, Южных баптистов, Миссурийского лютеранского синода в США, Сибирской евангелическо-лютеранской церкви, Катакомбной Церкви (ИПЦ), старообрядцев, Евангельских христиан-баптистов в России. Штаб-квартира Совета расположена в Женеве (Швейцария).

РПЦ является частью данного совета с 1959 года.

На сессию ЦК ВСЦ (19—29 августа 1959 года) на острове Родос был направлен наблюдатель от РПЦ — протоиерей Виталий Боровой.

С 1997 года Московская патриархия критически оценивает деятельность ВСЦ «в связи с усилением негативных тенденций в Совете», оставаясь членом оного, при том что Грузинская и Болгарская церкви покинули ВСЦ.

27 августа 2009 года новым генеральным секретарем Всемирного совета Церквей голосованием на закрытой сессии Центрального комитета ВСЦ в Женеве избран норвежский пастор Олаф Фюксе Твейт.

Отношение Русской Православной Церкви к экуменизму

Архиерейский собор Русской православной церкви, проходивший в августе 2000 года в Москве, принял документ под названием «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». Документ подтвердил традиционную точку зрения РПЦ на цель сношений с инославными — «восстановление богозаповеданного единства христиан «, — указав, что «безразличие по отношению к этой задаче или отвержение её является грехом против заповеди Божией о единстве»; документ констатировал: «Православная Церковь есть истинная Церковь Христова, созданная Самим Господом и Спасителем нашим, Церковь утвержденная и исполняемая Духом Святым, Церковь, о которой Сам Спаситель сказал: «Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её». Она есть Единая, Святая, Соборная (Кафолическая) и Апостольская Церковь, хранительница и подательница Святых Таинств во всем мире, «столп и утверждение истины». Она несёт полноту ответственности за распространение Истины Христова Евангелия, равно как и полноту власти свидетельствовать о «вере, однажды преданной святым». «Православная Церковь есть истинная Церковь, в которой неповрежденно сохраняется Священное Предание и полнота спасительной благодати Божией. Она сохранила в целости и чистоте священное наследие апостолов и святых отцов. Она сознаёт тождественность своего учения, богослужебной структуры и духовной практики апостольскому благовестию и Преданию Древней Церкви. Диалог Православной Церкви с экуменическим движением не означает признания равноценности или равнозначности с остальными участниками движения. Членство во Всемирном Совете Церквей не означает признания ВСЦ церковной реальностью более всеобъемлющего порядка, чем сама Православная Церковь, поскольку она и есть Единая, Святая, Соборная и апостольская Церковь, или даже просто признание того, что ВСЦ и экуменическое движение обладают хоть какой-то церковной реальностью сами по себе»

Благодаря экуменическому движению сегодня возможен диалог различных церквей, а также:

  • межцерковные службы;
  • общие молитвы и дискуссии;
  • богословские консультации;
  • общие диалоги и помощь в социальных вопросах.

Все это было невозможно в XX веке, а сегодня существует множество экуменических низовых групп, которые проводят работу в церковных общинах повсеместно для содействия общей ответственности.

Если погрузиться в историю христианства и мучеников первого века станет ясно, что римские правители были своего рода экуменистами — они требовали от христиан признания всех религий равными, на что те отказывались и шли на казнь. Будучи толерантными к множеству языческих религий, правители ждали этого же от христиан. Но христиане утверждали (и до сих пор утверждают), что нет Бога, кроме Господа Иисуса Христа, а другие боги — это языческие идолы.

Православная Церковь сегодня — это наиболее консервативное ответвление христианства, поскольку все новые тенденции в ПЦ воспринимаются подозрительно и отвергаются большинством христиан (наиболее яркий пример — отказ перехода на иной календарь). Тем не менее ПЦ готова на межконфессиональный диалог, несмотря на утверждение в «Основных принципов отношения РПЦ к инославию», что только Православие имеет полную Божественную благодать. Это утверждение приводит к мысли, что католикам и протестантам следует покаяться и вернуться в лоно истинной церкви.

Таким образом, экуменизм для православия явление вредное и, скорее всего, лишнее. Если и сотрудничать с другими религиями, то только на базе православия. Многие православные богословы считают, что экуменизм не только не дает никакой пользы, но обедняет своей механичностью и обезличиванием. Объединить же может только Господь.

Отношение церковных деятелей

Мнения православных деятелей касательно данного вопроса разнятся, например, диакон Андрей Кураев утверждает, что экуменизм не есть ересь. И хотя с ним не соглашается большинство православных деятелей, он утверждает, что данное движение является всего лишь межконфессиональным диалогом и обменом богословским опытом. Поэтому Кураев рассматривает его как положительное явление и необходимое.

Патриарх Кирилл также близок к признанию его положительным явлением, поскольку часто говорил о необходимости диалога с другими конфессиями и лично участвовал в подобных встречах (встреча с Папой Римским, к примеру). Хотя он понимает, что в православном мире существует твердая оппозиция и неприятие этого движения. Из-за этого, а также крайней изоляции православия, патриарх Кирилл часто выдерживает жесткую критику в свой адрес, особенно после его слов в защиту экуменизма.

12 февраля 2016 года. В Гаване встретились Патриарх Кирилл и Папа Римский Франциск

Экуменизм и другие религии

Несмотря на то что католики не состоят в ВСЦ, они сделали шаг навстречу сближению после Второго Ватиканского собора и провозгласили свое уважение к иным религиям в ряде документов. В целом они проявляют большую открытость к экуменизму, нежели православные. Например, Польша, являясь католической по большей части, вполне открыта к другим религиям и там не наблюдается враждебного отношения к ним.

Протестанты же твердо убеждены в пользе движения и его необходимости. Подтверждая это, они открыто призывают участвовать с ними в причастии всех, кто признает Святую Троицу. Часто можно услышать их открытые молитвы за глав Католической и Православной Церквей.

Ставрополь, 11 января 2017, 22:11 — REGNUM

В Ставропольском крае священник наказан и отстранен от проведения служб в православном храме из-за отказа от поминовения патриарха и критики «экуменизма». После отказа от «поминовения патриарха» ему предложили перевод на другую должность, от которой священнослужитель отказался, заявив, что «не может быть одного Тела с еретиками, исповедующими ересь экуменизма».

«12 декабря я подал рапорт о непоминовении патриарха и применении к нему 15-го правила двукратного Константинопольского собора своему правящему митрополиту. В этот же день приехала комиссия и описала храм», — сообщил священник одного из храмов на Ставрополье на своей странице в соцсети.

Он добавил, что ему «дали указ о переводе на штатную должность под крыло благочинного», — на котором он написал о невозможности исполнения этого указа, так как он не может «быть одного Тела с еретиками, исповедующими ересь экуменизма».

«13 декабря указом правящего архиерея я запрещён в служении», — отметил священнослужитель.

Комментируя свое решение, отец Андрей написал, что ему надо было решить «со Христом остаться или с единым богом». «Я выбираю остаться со Христом», — добавил он. Отметим, что ранее он не раз публиковал критические сообщения об экуменизме.

Сообщение о запрете дальнейшего проведения церковных служб вызвало активное обсуждение в соцсети — свыше 350 сообщений. Ряд из них содержит одобрение решения священника: «Больше бы таких пастырей», «Этим Вы спасли и свою душу, и души Ваших пасомых», «Вы истинный православный священник, стоящий в истине».

Оппоненты настаивают, что подобные высказывания и публикации ведут к расколу церкви и распространению ереси.

Экуменизм, согласно справочным данным, — это идеология всехристианского единства. Экуменическое движение направлено на сближение и объединение различных христианских вероучений. Отношение Русской православной церкви к этому движению остается неоднозначным.

Согласно «Основным принципам отношения РПЦ к инославию», Православная церковь не может принять тезис о том, что Церковь должна пониматься совпадающей со всем «христианским миром», что христианское единство якобы существует поверх деноминационных барьеров».

Важнейшей целью отношений Православной церкви с инославием является восстановление единства христиан. «Но, признавая необходимость восстановления нарушенного христианского единства, Православная церковь утверждает, что подлинное единство возможно лишь в лоне Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Все иные «модели» единства представляются неприемлемыми».

Вместе с тем отдельные Православные церкви и отдельные представители православия резко критикуют и отрицают экуменизм.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *