Эммануил спас

К Спасу Эммануилу обращены склоненные архангелы Гавриил и Михаил. Христос-отрок в темно-охристом хитоне, разделанном тонким золотым асистом, который плохо сохранился. В волосах у архангелов — голубые тороки с красными камнями в золотой оправе. Нимбы некогда были розовых тонов, а фон золотым. Фрагменты нимбов сохранились по контурам голов. Первоначальный золотой фон проглядывает над плечами архангелов.

В строгом смысле композицию нельзя рассматривать как «Деисус», что делает ряд исследователей вслед за Н. П. Кондаковым, так как Христос в этом изводе представлен отроком Эммануилом, а не Пантократором во время Страшного Суда. По мнению В. И. Антоновой, «это изображение — древнейший тип Троицы, восходящий к VII—VIII вв. В то время самое изображение иногда заменялось монограммой ХМГ — начальные буквы имен Христа, Михаила и Гавриила» (Антонова В.И., Мнева Н.Е. Государственная Третьяковская галерея. Каталог древнерусской живописи. С. 63.). Образ Спаса Эммануила символически указывает на евхаристическую жертву Христа и имеет, в первую очередь, литургическое значение. Неслучайно «Спас Эммануил c архангелами» помещался в алтарном пространстве перед жертвенником.

Распространение данной иконографии в XII столетии вызвано богословскими дискуссиями на поместных Константинопольских соборах той эпохи о природе боговоплощения и принесения евхаристической жертвы

БИБЛИОГРАФИЯ: Антонова В. И., Мнева Н. Е. Государственная Третьяковская галерея. Каталог древнерусской живописи. Опыт историко-художественной классификации. Т.1. — М., 1963; Государственная Третьяковская галерея: Каталог собрания. Т.1. Древнерусское искусство X — начала XV века. — М., 1995; Кирпичников А. Деисус на Востоке и Западе и его литературные параллели // Журнал министерства народного просвещения. 1893. Ноябрь; Кондаков Н. П. Лицевой иконописный подлинник. Иконография Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. — СПб., 1905; Лазарев В. Н. Два новых памятника русской станковой живописи XII-XIII веков. (К истории иконостаса) // Лазарев В. Н. Русская средневековая живопись: Статьи и исследования. — М., 1970; Лифшиц Л. И. «Ангельский чин с Эммануилом» и некоторые черты художественной культуры Владимиро-Суздальской Рус // Древнерусское искусство. Художественная культура X — первой половины XIII в. — М., 1988; Лихачев Д. С. Человек в литературе древней Руси. — М.; Л. 1958; Масленицын С. Живопись Владимиро-Суздальской Руси 1157-1238 годы. — М.: Изобр. ис-во, 1998; Некрасов А. И. Древнерусское изобразительное искусство. — М., 1937; Описи московского Успенского собора от начала ХVII века по 1701 год включительно // Русская историческая библиотека. Т. 3. — СПб., 1876; Попова О. С. Две русские иконы раннего XIII века // Древнерусское искусство. Художественная культура X — первой половины ХIII века. — М., 1988; Яковлева А. И. Техника живописи иконы «Эммануил с архангелами» второй половины XII века из собрания Государственной Третьяковской галереи // Музей 8: Художественные собрания СССР. — М., 1987

Эммануил (евр. — с нами Бог) — одно из пророческих имен Бога Сына (Иисуса Христа), употребленное в пророчестве Исайи: «…се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил» (Ис. 7.14). Особый иконографический тип, представляющий Христа-отрока, используется, как правило, в композициях на тему воплощения («Богоматерь Знамение», «Собор архангелов» и др.), а также в сложных символических композициях, в которых присутствуют темы предвечного существования Христа и поклонения Жертве. Тип юного Христа был широко распространен еще в памятниках раннехристианского искусства, саркофагах и живописи катакомб. C конца IV в. начинается процесс размежевания двух основных типов изображения Христа — исторического и символического, за последним и закрепился образ отрока и имя Эммануил. Так, безбородый Христос многократно изображался в ветхозаветных теофаниях-видениях пророков. В дальнейшем возникает устойчивая и преимущественная связь этого изображения с алтарем и жертвенником. Христос-Младенец — один из наиболее жертвенных образов воплощения Логоса, младенческий возраст Христа Еммануила символизирует образ обоженной непорочной плоти, т.е. нетленность приносимого в жертву Агнца. С образом Эммануила сопряжена и эсхатологическая проблематика Второго пришествия, идея «обновления твари», т.е. очищения ее от греха и введения праведных в царство небесное. Этот аспект также разрабатывался в искусстве, что привело к созданию композиций теофанического характера, в центре которых помещалась мандорла с Эмммануилом, окруженная символами евангелистов, либо Эммануил в окружении небесных сил. Число изображений Эммануила и своеобразных иконографических тем, с ним связанных, увеличивалось, когда возникали споры о таинстве воплощения, о почитании икон или же о том, кому приносится евхаристическая жертва. Это периоды, следовавшие после Четвертого вселенского (Халкидонского) собора 451г., после победы иконопочитателей и установления празднования Торжества Православия в 842 г., после константинопольских соборов 50-60-х гг. XIIв. В связи с последними появляется ряд новых иконографических типов, прежде всего «Поклонение жертве» или «Служба святых отцов», ставшей обязательной частью декора алтарной апсиды и жертвенника. Образ Эммануила в медальоне помещается в это время в апсиде или на восточной стене и сводах. Одной из известнейших и старейших икон с изображением Эммануила является рассматриваемый «Чин с Эммануилом и двумя архангелами». Он, предположительно, был создан как фрагмент темплона одного из владимирских соборов, помещавшийся над входом в жертвенник и такое же расположение было повторено в Успенском соборе Московского Кремля. Предположительно, этот образ попал в Москву из Владимира в 1518 году с другими чтимыми святынями.

Спас Эммануил. Симон Ушаков, 1697 г., Москва, Исторический музей.

По традициям иконописи Иисуса Христа принято изображать в возрасте проповедничества, то есть около 30 лет, и это не случайно. Крещение, проповедь, чудеса и мученическая смерть на кресте с последующим воскресением и вознесением на небеса — именно эти события определяют и догматический, и богословский подтекст изображения Спасителя. Исключение составляют лишь два типа икон. Первый — различные вариации на сюжет Рождества, особенно популярный в западной католической и протестантской культуре. Изображение младенца Христа в яслях, в данном случае, это не столько иконописный образ, сколько элемент художественной композиции, живущей, как жанр, по своим особым законам. Второе исключение объединяет иконы, которые представляют Иисуса Христа в детском или отроческом возрасте и относятся к иконографии «Спаса Эммануила».

Иконография «Спаса Эммануила» основана на отдельных фрагментах библейских текстов и, с точки зрения христианской догматики, неоднозначна. Имя Эммануил, что означает «С нами Бог» впервые встречается в книге ветхозаветного пророка Исайи, где сказано: «Итак, сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил».Можно также отметить слова из Евангелия от Луки, который писал: «И когда он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник». На основании этого текста образ Спаса Эммануила обычно рассматривают как изображение Христа в возрасте 12 лет.

По распространенной версии появление иконографии Спаса Эммануила стало ответом церкви на ересь Нестория, отрицавшего божество Спасителя до Крещения. В противовес этому, каноническая иконография представляет отрока Иисуса в нимбе как символе святости и со свитком, который символизирует учение. В части деталей иконография Спаса Эммануила фактически не имеет отличий от образа Пантократора. Отрок одет в те же царственные одежды, красный гиматий и синий хитон, и даже нимб над его головой имеет особую крестчатую форму. Соответственно, близок и смысл икон: прославление Христа как Царя небесного на земле. Другое значение связано с образом Предвечного Младенца, символизирующего идею предопределенности, исполнения божественного замысла, о котором пророчествовал Исайя.

«Спас Эммануил с архангелами (ангельский деисус). Ок. 1190 г., Третьяковская галерея.

Иконография Спаса Эммануила сложилась довольно рано. Старейшие из известных сегодня изображений встречаются в итальянских мозаиках VI-VII веков. На Руси, помимо самостоятельных икон, широкое распространение получили так называемые «ангельские деисусы» — трехчастные изображения Спаса Эммануила с предстоящими ангелами. Считается, что до появления традиционных высоких иконостасов ангельские деисусы размещались на низких алтарных преградах.

Самостоятельные иконы Спаса Эммануила встречаются редко. Значительно более распространены изображения младенца Христа на руках Богоматери, которые формально также относятся к иконографии Эммануила, однако существенно отличаются по содержанию и художественному исполнению. В частности, младенец на таких иконах обычно младше, он облачен в золотистые или белые одеяния, а в руках его может отсутствовать свиток. Известна также иконописная схема «Недреманное око», которая представляет образ Эммануила как иллюстрацию на стихи 120 псалма: «Не дремлет и не спит Хранящий Израиля». Отрок Христос изображается возлежащим на вершине горы с предстоящими Богородицей и архангелом, держащим крест.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *