Enfant terrible

Еnfant terrible (фр) (анфан террибль) — букв. несносное дитя, непослушный, ужасный ребенок, своей чересчур откровеной болтавней ставящий родителей в неудобное положение: «Мама! (на весь троллейбус), а мы пойдем сегодня к бабушке, если, как вчера, папа опять придет пьяный?» В переносном смысле, человек своим поведением, необдуманными речами, замечаниями шокирующий окружающих, коллег по работе, доставляющий им проблемы; предмет всеобщей тревоги и беспокойства .

В более широком плане Еnfant terrible — анфан террибль, человек, выбивающийся своими поступками, словами, наружностью, манерами из общего плана, необычный, нестандартно действующий, оригинальный (чаще всего определения анфан террибль удостаиваются люди искусства)

Синонимы выражения enfant terrible

  • Бестактный
  • Неделикатный
  • Неприличный
  • Некорректный
  • Излишне прямолинейный
  • Наивный
  • Слишком искренний
  • Нескромный
  • Грубый
  • Невоспитанный
  • Толстокожий
  • Эпатажный
Считается, что впервые термин enfant terrible в отношении взрослого человека употребил государственный секретарь США Томас Джефферсон о Пьере Шарле Ланфане, которому первый американский президент Дж. Вашингтон поручил проект столицы Соединенных Штатов — Вашингтона

Вашингтон выбрал и архитектора будущей столицы француза Ш. Л’Энфана, сражавшегося волонтером в континентальной армии. Вашингтон засел с ним за разработку плана столицы. Они оба чувствовали себя великими архитекторами и гордились тем, что только вторично в истории человечества после Северной Пальмиры – Петербурга в России – закладывали город в чистом поле у реки. Л’Энфан попытался воплотить черты Версаля в столице США…. Он копировал здания лучших городов Европы, трудился неустанно и вошел в резкий конфликт с руководителями стройки. Ему виделся голубой город дивной красоты, комиссионеры конгресса напомнили о расходах. Л’Энфан требовал, чтобы вся стройка подчинялась ему, скупцы говорили французу, что не он оплачивает строительство.
Развязка наступила очень быстро – весной 1792 года Вашингтон велел рассчитать архитектора. Л’Энфан ушел, а его планы воплотились в камень. Вашингтон особо предупредил, чтобы строили строго в соответствии с намеченным Л’Энфаном. Сделанное им удовлетворяло Вашингтона, но не удовлетворял автор. Если бы можно было сдержать майора Л’Энфана «в надлежащих границах» и если бы он «обладал менее вспыльчивым нравом!» – сокрушался президент (Н. Яковлев Вашингтон)

Употребление фразеологизма «enfant terrible» в литературе

«Бовин играл роль Дымшица и Гапона от журналистики не умышленно. Он, как и любой пишущий, а тем более талантливый и умный, не мог не овспользоваться «окном возможностей», которое открывали перед ним власти, очарованные оригинальной личностью анфан террибля. Ему, скажем, разрешалось появляться на телеэкране без галстука…» (Стуруа «Синдром Валентина Зорина»)

В Ульяновске тоже есть частный театр. Он научился не стесняться бедности, дружить с таксистами, но не приспосабливаться к массовым вкусам.

Вокруг центра Симбирска-Ульяновска текут (в разные стороны!) Волга и Свияга, причем вторая река впадает в первую. Недалеко от города — разрезы юрских и меловых отложений Русской плиты: можно найти местный уникальный минерал симбирцит, раковины-аммониты, а то и скелет птеродактиля. И город — поволжский, купеческий — всегда отличался густым культурным замесом: здесь родились не только Гончаров и Карамзин, но и Денис Давыдов, и поэт Языков, а местный журнал и вовсе перечисляет «12 литературных апостолов» Ульяновска.

Родился здесь и будущий вождь революции Владимир Ульянов, что отозвалось в истории города неоднозначно. К началу Великой Отечественной на родине вождя, прежде славной десятками храмов, тремя соборами и двумя монастырями, были разрушены все церкви (за исключением одной, на кладбище). При этом Ульяновск стал городом с несчетным количеством музеев, большая часть которых входит в комплекс-заповедник «Родина Ленина». Государство, созданное по ленинским заветам, ломало и строило одновременно.

Театральная жизнь в Ульяновске вполне обычная для небольшого городка: директорский, давно существующий без главрежа, драмтеатр; ТЮЗ, театр кукол, свежесозданный молодежный. И частный театр — Enfant Terrible. Название придумалось в 2000-м, раньше, чем сам театр возник. Как говорит руководитель театра Дмитрий Аксёнов, «в то смутное время говорить правду, работать не для денег, не попрошайничать, начинать на пустом месте, быть бедным и не смущаться своих «лохмотьев», не пытаться приспосабливаться под вкус массовой публики — это и были признаки enfant terrible». (Название хотели писать по-французски, но в период регистрации в 2009 году вышел запрет на латиницу в официальных названиях НКО. Однако многие запомнили театр именно с этим названием — и менять его не стали. Поэтому в документах — некоммерческое партнерство «театр-студия «Анфан-террибль», а в обиходе — Enfant Terrible.) 27 марта 2008 года основатели театра, супруги Дмитрий Аксёнов и Татьяна Леонова с единомышленниками, поставили свой первый спектакль. Сегодня в активе Enfant Terrible — помещение в безвозмездном пользовании, ежегодный фестиваль «Александровский сад» и искреннее признание зрителей. В том числе и жителей дома, где обосновался в полуподвале театр — а это, как показывают столичные примеры, большая редкость. И, например, таксистов: почти с каждым из них можно говорить о любимых спектаклях «Анфан террибля».

Своим учителем в театре считают легендарного ульяновского актера Бориса Александрова: он много лет вел актерскую студию, выпускники которой сегодня составляют основу труппы. Его памяти посвящен фестиваль «Александровский сад», ежегодно собирающий в Ульяновске коллективы из разных городов: этот фестиваль «Анфан террибль» проводит большей частью на собственные деньги.

Первая же постановка театра — «Трижды три» (по Жаку Жуе) — получила награду за лучший спектакль на местном фестивале «Лицедей», с тех пор театр постоянно забирает призы на этом региональном форуме. Хотя актерский состав частного театра не всегда стабилен, Enfant Terrible держит марку одного из самых заметных театров области (например, на фестивале «Коляда-plays» — 2017 постановка «Зимовье зверей» взяла приз за лучший спектакль для детей).

Чем-то «Анфан террибль» похож на другие частные театры России. Но в чем-то важном отличается. Похож прежде всего стилем оформления, отчасти вынужденным: старая штукатурка сбита со стен до кирпичной кладки. В интерьере любовно собраны предметы старины, принесенные зрителями (подобный тип оформления можно увидеть и в Коляда-театре, и в краснодарском «Одном театре», и еще много где). Похож тем, что артисты вместе с худруком делают все своими руками — и ремонт, и декорации. Сами наливают гостям чай, сами моют посуду.

Поскольку Enfant Terrible — единственный профессиональный частный театр Ульяновска, он стал символом театральной альтернативы, местом театральной свободы. Как и в других городах, где есть независимые труппы, в его спектаклях заняты артисты местных театров от драматического до кукольного, возмещающие и воплощающие на частной сцене то, чего им не хватает на государственной.

Но есть и то, что отличает «Анфан террибль» от всех других частных театров. Худрук и идейный вдохновитель театра Дмитрий Аксёнов — по образованию театральный художник. В 2003 году под псевдонимом Константин Мельников он получил «Золотую маску» за лучшую работу художника в театре кукол — спектакль «Зимняя сказка» в Пензенском театре кукол. Сегодня в Enfant Terrible можно увидеть поста- новку «Чудесные странники» по мотивам того спектакля.

Несмотря на безденежье здесь везде чувствуется рука художника, даже фойе и буфет — со своей сценографией. Например, в зрительском буфете огромный стол для совместных (бесплатных) чаепитий подвешен на цепях. Как на корабле. Для Enfant Terrible их полуподвал, конечно, ковчег, где можно спрятаться от бушующего вокруг потопа. И в оформлении спектаклей постоянно проскальзывает тема временного, движущегося пристанища: деревянный плот-ринг, палуба-погост, подвесная люлька — Земля (в спектакле «Чудесные странники»). Вообще, здесь каждая постановка — маленький мир с собственной визуальной эстетикой, тщательно продуманной даже в мелочах.

Отличается театр и тем, что у него есть собственная тема, возникающая в большинстве спектаклей. Эта тема по нынешним временам довольно опасная. В своеобразной, очень русской атмосфере Ульяновска, города со своей травмой и своей гордостью, вполне логично возник театр, глубоко исследующий парадоксы русского языка и русской души. Этот театр логоцентричен, истину здесь ищут в слове и потому часто обращаются к фольклору, в особенности в его сказовом изводе.

Сказово-сказочные спектакли — самая выразительная часть репертуара Enfant Terrible. В исполнении сказок и сказов артисты театра достигают редкой ансамблевости. И постановки эти многослойны, один слой интересен детям, другой — взрослым.

Например, «Зимовье зверей» (по пьесе Елены Кисельковой) — сказка, поставленная с обращением к традициям деревенской любовной комедии и вестерна.

Или «Волшебное кольцо» (по сказкам Шергина и Платонова) — он сыгран гротескно, карнавально, с элементами политической сатиры: это густонаселенный балаган-экспромт, скоморошья потешка, осмеивающая все и вся, чтобы в конце, когда герой Ванька в остроге теряет волю к жизни, вдруг остановиться и ужаснуться. И в итоге преодолеть отчаяние карнавальностью.

Особняком в этом ряду стоят «Чудесные странники» — единственный кукольный спектакль театра, который отчасти дает представление о золотомасочной работе Дмитрия Аксёнова-художника. История эта написана самим Аксёновым. Эта сказка-сказ, перемежающаяся далевскими прибаутками, утверждает любовь и всепрощение — даже вопреки привычным фольклорным канонам воздаяния по делам.

Конечно, сказы — жанр не вполне детский. Но есть в репертуаре трогательный, но не сентиментальный «Ваня датский» по Шергину, где Татьяна Леонова, играющая мать, сновидчески-символичным жестом проливает на блудного сына молоко — и он пробуждается, поднимается по пандусу к мачте-кресту, встав на колени, сдирает с себя старую и мокрую рубаху и надевает висевшую на мачте сухую, а потом начинается история его троекратного возвращения к родине-матери.

Есть и неистовая «Леди Макбет Мценского уезда» — спектакль-трюк, спектакль-драка, где герои Натальи Ляховой и Алексея Гущина сражаются в страсти не на жизнь, а на смерть. Есть в репертуаре спектакли и по текстам совсем другого рода (Куприн, Ив Жамиак), есть спектакли вообще без слов (например, замечательная лирическая клоунада «Яичница», придуманная и поставленная самим Аксёновым). Но продолжая свою тему, театр возвращается к сказам: например, сейчас готовится к премьере «Пинежский Пушкин», снова по Шергину. Идея постановки этого сказа родилась еще в 1999-м, когда Аксёнов служил в Пензенском областном театре «Кукольный дом». Его заворожил рассказ о жизни Пушкина в народном духе, где юмор сплетается с любовью к памяти поэта. Это будет кукольный моноспектакль в исполнении Татьяны Леоновой.

Артисты Enfant Terrible удивляют умением работать в разных стилях: и гротесково, и филигранно сдержанно, и в рамках театра представления, и в духе театра переживания, и с куклами, и с предметами, и как мимы. Очень стильная, наделенная даром клоунессы Татьяна Леонова (заботливая корова в «Зимовье зверей», мать-булочница в «Ване датском», склочная женщина в «Трижды три желания» Жака Жуе), мощный Ярослав Щедров (художник в «Месье Альмикаре» Ива Жамиака, весьма романтичный кабан в «Зимовье зверей», гротесковая принцесса в «Волшебном кольце»), наделенная невероятным темпераментом Наталья Ляхова.

В общем, в век режиссерского театра и государственных дотаций независимый ульяновский театр живет и выживает вопреки всем правилам. Притягивает отличных артистов, выпускает спектакли для взрослых и детей, любит ставить то, что ставят редко, часто инсценирует прозу, раз за разом все глубже исследуя свою тему.

А вместо просьбы выключить мобильники здесь перед спектаклем звучит предупреждение: «Кошка, вышедшая на сцену, не является частью художественного замысла». Хотя трехцветная кошка Морошка, расхаживающая по театру, с этим не согласна.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *